Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

БИЧУРИН Н. Я. [ИАКИНФ]

КИТАЙ, ЕГО ЖИТЕЛИ, НРАВЫ, ОБЫЧАИ, ПРОСВЕЩЕНИЕ

V.

МЕРЫ НАРОДНОГО ПРОДОВОЛЬСТВИЯ В КИТАЕ

В Китае, за исключением покоренных земель, считается круглым числом около 360 миллионов жителей обоего пола, и около 41 миллионов десятин удобной земли, на которой помещается толикое многолюдство — со всеми своими заведениями по хлебопашеству и промышленности. Многие не верят этому и полагают, что в одной которой-нибудь из сих статей должна быть ошибка. Я скажу на это, что наши математические выкладки по сему предмету не могут быть постоянным [282] правилом для всех стран: местные обстоятельства более или менее изменяют его.

Под землями удобными разумею все земли, которые своими произведениями приносят доход владельцам, например: низменные места превращенные в пруды для распложения рыбы, песчаные места под водяным камышем, коноплем и бобартским просом. Но здесь в числе 47 миллионов десятин полагаю только хорошую землю, которая изключительно употреблена под хлебопашество. Сенокосов и паровых полей не знают в Китае. В южных странах дважды в году снимают срацинское пшено, и в средний урожай получают сто на один. В северной половине Китая более сеют пшеницу и просо, и также успевают снимать по две жатвы, засевая в одно время пшеницу и просо чрезбороздно. Пшеница созревает в исходе Мая и в начале Июня, а просо в Сентябре. Скотоводства нет, а потому содержание небольшого числа домашнего скота мало требует хлеба.

Присовокупите к сему подвоз риса с островов Южного Океана и из Индии, а с другой стороны умеренную жизнь Китайца, и вы найдете вероятным, что при таких условиях десятина земли может дать годовое пропитание восьми человекам.

Но здесь представляется нам одно постороннее обстоятельство, которое с первого взгляда противоречит утверждаемой нами вероятности, и даже не [283] редко приводит самое Китайское Правительство в затруднение. Это неурожай, случающийся от разных причин.

В северном Китае весна вообще суха, а лето бывает дождливо. В течение лун мартовской, апрельской и частию майской небо всегда почти ясно, а дождь есть случайность весьма редкая. С половины Апреля начинаются постоянные жары выше 20° по реомюру в тени. Ранние хлебы напоеваемые из водопроводов, скоро и густо растут. Но когда засуха продолжится до Июня и далее, и когда от непомерных жаров пересыхают самые источники, направленные к поливке полей, тогда хлебы тотчас выгарают, и неурожай неизбежен. С другой стороны вредят урожаю и дожди, когда бывают в продолжение лета довольно часты, и нередко в полном смысле проливные. В это время низменные места иногда долго бывают покрыты водою, и хлебы на корню согнивают. Но когда, при продолжительных и проливных дождях, реки, усиливаемые горными потоками, выйдут из берегов, тогда воды разливаются на большое пространство, и подобное наводнение нередко сопровождается разрушением городов и селений. В благополучные годы иногда поднимается сильная саранча, которая опустошает поля — особенно в Южном Китае — не менее засухи и наводнения. Сии физические нещастия Правительство называет общим бедствием, и определяет их меру в 10 степеней, которые собственно означают меру потери [284] семен, ожидаемых от урожая. Сим образом, когда не получают ни одного зерна от посева, то это почитают бедствием в десять степеней.

При общем бедствии, постигшем какую-либо страну, бедные прежде прочих начинают чувствовать голод; но вместо того, что бы, оставя домы, пуститься по миру для сбора даяния, они идут в поля, где без разбора копают коренья растений, обрывают лист с дерев, и все это сваривая употребляют вместо риса и проса, обыкновенной пищи Китайцев. Между тем Правительство заботливо печется о вспоможении несчастным, и его распоряжения по сему случаю показывают глубокое знание в науке управления.

Но прежде, нежели приступим к обозрению распоряжений Правительства в подобных случаях, я обращу внимание читателей на состояние хлебных магазинов, которые составляют основание народного продовольствия.

Для содержания хлеба в запас учреждены магазины: 1) казенные, (Казенные магазины в существе своем суть запасные магазины; а в запасных магазинах хранятся излишки запасного хлеба) 2) запасные, 3) деревенские, 4) общественные. Правительство наполняет магазины 1-го и 2-го разряда сбором поземельного оброка разным хлебом в зерне. Деревенские магазины основаны пожертвованиями народа и находятся в непосредственном его [285] распоряжении, исключая губернии Шань-си, где они заведены были правительством, и потому состоят в казенном ведомстве. Общественные магазины основаны пожертвованиями разных сословий. Они в существе своем одинаковы с деревенскими магазинами, и по той же причине состоят в распоряжении членов общества.

Огромные хлебные магазины в Пекине и в Тхун-чжеу, в 21 версте от Пекина на восток, также военные магазины по губерниям и складочные при судоходном канале, не причисляются к вышепомянутым четырем разрядам, потому что в первых хранятся хлебные запасы, доставляемые из казенных магазинов для выдачи войскам, а в последних хлеб временно складывается для нагрузки на сплавные суда. Сколько ежегодно хранится наличного хлеба в казенных и запасных магазинах, можно видеть в следующей табели, где хлеб считается мешками, а мешок во 160 гинов, что равняется 5 пудам 32 8/11 фунтам. [286]

Названия Губерний.

Количество хлеба.

В казенных магазинах.

В запасных магазинах.

В Чжй-ли 1.191.524 проса. -
— Шань-дунъ 2.945.300— — -
— Сань-си 2.213 032— —

-

— Хэ-нань 2.275.999— — 1.053.000 (В сем количестве есть 697.000 мешков риса)
— Цзянь-су 1.158.000— —  
— Ань-хой 941.000 риса. 200.000 прос.
— Цзянь-си 1.320.113 проса. -
— Фу-цзянь 2.962.559— — -
— Чже-цзянъ 2.926.561— — -
— Ху бэй 1.955.433— — -
— Ху-нань 1.487.712— — -
— Шань-си 3.083.011 хлеба. -
— Гэнь-су 6.630,428— — -
— Сы-чуань 2.887.917 проса. 800.000 прос.
— Гуан-дунъ 2.860.830— — -
— Гуань-си 1.214.388— — -
— Юнь-нань 836.674 хлеба. -
— Гуй-чжеу 2.000.000 проса. 10.000 —
всего 41,049,991 2,063,000

Не советую верить неосновательным известиям, будто бы в Китае и казначейства и хлебные магазины опустошены злоупотреблениями чиновников. Нет сомнения, что по уездам есть недочет в некоторых казначействах и недостаток в наличном хлеб в магазинах: но ни недочеты и [287] недостатки, почти неприметные в общей сложности наличного, строго поправляются правительством. Неурожай в 1832 году от засухи, с Апреля до Августа продолжавшейся, и в 1835 году от саранчи, изтребившей хлеб в семи губерниях — не могли произвести волнений в народе; а это довольно доказывает полноту в хлебных магазинах в Китае.

Оброчный хлеб, взносимый в казенные магазины, дозволено принимать заменою одного другим, смотря по местным произведениям. В сем случае количество принимаемого хлеба равняют с ценою проса или пшеницы. Например в губернии Цзянь-су мешок ячменя принимается за полмешка проса или пшеницы.

Из хлеба, хранящегося в магазинах, вычитается убыль под названием усышки и утечки. Вычет на сию убыль соразмеряется с сухостию и влажностию почвы в губерниях, и с тем, как долго хлеб лежит в магазинах. Чиновники, заведывающие магазинами, по усмотрению изменения в хлебе, могут продать оный низшею ценою, а осенью наполнить покупкою нового хлеба. Сим образом старый хлеб обменивается новым.

Продажа хлеба, хранящегося в казенных магазинах по губерниям, дозволяется в количестве 3/10, а 7/10 должны оставаться в запасе. Впрочем, смотря по свойству почвы, в некоторых местах продают половину и даже 7/10: но в урожайные [288] годы не продают более 1/10 или много 2/10. Хлеб из магазинов продается обыкновенно в урожайный год с понижением пяти, а в неурожайный десяти процентов против справочных рыночных цен. После осенней уборки магазины пополняются новым хлебом, покупаемым на вырученную сумму. В деревенских же и общественных магазинах хлеб обменивается ссудою оного землепашцам — с обязательством возвратить зерном же после осенней уборки.

О сдаче хлеба в магазинах от одного чиновника другому, оба обязаны донесть высшему начальству. Начальствующим чиновникам в обязанность поставлено по временам свидетельствовать магазины и справляться, по каким ценам продан был старый, и по каким куплен новый хлеб. Что касается до деревенских и общественных магазинов, если заведывающие оными старшины расхитят хлеб, обывателям дозволено приносить на них жалобы правительству.

Обозрев положение казенных хлебных магазинов, обратимся к обозрению самых мер, на которых правительство основывает свои распоряжения к продовольствию народа при общем бедствии.

В таком государстве, где количество обработываемой земли несоразмерно — мало в отношении к многолюдности, правительство первою мерою считает поощрять и усиливать землепашество. На сей конец [289] Уездным Правителям дозволено избирать трудолюбивых, бережливых и благонравных землепашцев, и давать им — для поощрения прочих — шарики 15-го класса (что соответствует чину канцеляриста). Если в какой губернии откроются земли, удобные для обработания; то местные начальники обязаны вызывать желающих распахивать нови и снабжать их волами и семенами на посев. На земле, удобной для посева хлеба, запрещается садить табак.

Второй предмет попечения правительства о земледелии есть предупреждение саранчи, т. е. изтребление оной в самом начале. Саранча обыкновенно родится по низменным местам близь больших озер и рек, почему местным начальникам в обязанность поставлено ежегодно в Февральской и Мартовской лунах наблюдать приближение превращения куколов ее. Как скоро саранча появится, то немедленно собирают солдат и крестьян которые, перекапывая землю, изтребляют самые куколки, а в сухое время выжигают их, пуская огонь по ветоши. Если же саранча успеет окрылиться и подняться, местные начальники предаются суду за беспечность.

Чрезвычайные наводнения в Китае очень-нередки, особенно на равнине, но которой Желтая-река катится к морю от поворота ее на восток. Хотя река сия в опасных местах укреплена двойною плотиною — береговою и другою в нескольких верстах от берега; со всем тем от сильных [290] дождей в Хухэнорских горах и на западных пределах Китая, она поднимается иногда неимоверно-высоко и получает столь сильное стремление, что разрывает обе плотины, разрушает города и селения и потопляет большое пространство полей с хлебом. В подобном случае местные начальники обязаны собирать народ для спасения погибающих, утопших хоронить на счет казны, а разорившихся от наводнения ссужать деньгами на поправление. О количестве денежных пособий при сем несчастии существуют особливые положения для каждой губернии.

Сильная засуха, равно как и большое наводнение имеют одно последствие — неурожай хлеба. В сих случаях начальник губернии, в след за донесением Государю о бедствии народа, предписывает немедленно отворить магазины и предварительно снабдить бедных жителей хлебом на один месяц; потом, определив степень общего бедствия и разделив жителей на бедных и крайне — бедных, вторично представляет Государю о продолжении вспоможения. При общем бедствии в десять степеней, крайне — бедным прибавляется хлебное вспоможение на четыре, а бедным на три месяца. Сие вспоможение понижается по степеням общего бедствия так, что при шести степенях прибавляется только крайне-бедным на один месяц, а ниже прекращается. Выдача хлеба из магазинов ежедневно производится. Возрастным [291] выдают по полугарнцу (риса или проса), а малолетным в половину менее.

При неурожае от засухи, наводнения и саранчи обыкновенно возвышаются цены на хлеб по мерь недостатка в оном: почему правительство, желая облегчить положение несчастных, открывает продажу хлеба из казенных магазинов по ценам низшим против рыночных. Ежели недостанет хлеба в магазинах, то на счет казны производится закуп оного в смежных губерниях. По окончании всего, проданный хлеб заменяется вновь купленным; а суммы, употребленные на покупку хлеба, возвращаются в казначейство.

Если после неблагополучного года в следующую весну маломощные землепашцы будут нуждаться в хлеб на посев, то дозволяется заимообразно отпускать им оный и на посев и на пропитание. Если бедствие от засухи или наводнения воспоследует летом, то сверх вспоможения, законом положенного, еще ссужают хлебом и на осенний посев. Сия ссуда хлеба производится из казенных магазинов на условии возвратить оный после осеннего убора в будущем году, притом без процентной наддачи.

Потерпевшим от общего бедствия, сверх прочих льгот и пособий, прощаются государственные подати также сообразно степеням оного. При бедствии в 10 степеней прощается 7/10, при бедствии в 9 степеней прощается 6/10, при бедствии 6-ти и 5-ти степеней 1/10. В сие время немедленно [292] прекращается сбор податей, и то, что следует собрать, за исключением прощенного, рассрочивается при бедствии от 10 до 8-ми степеней на три года. Бедствие ниже 5-ти степеней не считается бедствием, и если по разрешению государеву бывает отсрочка, то до летней только уборки; а летний сбор сего времени откладывается до осени.

Для продовольствия народа в неурожайных местах требуется большой подвоз хлеба из соседних мест: почему испрашивают у Государя дозволения обвестить об этом купечество, торгующее хлебом. В сем случае хлеб, отправленный на продажу в неурожайные места, освобождается от пошлины в таможнях; а препровождающим оный правительство выдает свидетельства, которые они обязаны предъявлять местным начальствам. Если же продадут хлеб, недостигнув до назначенного места, или тайно провезут оный в другие губернии; то, сверх взыскания двойной пошлины, предаются суду. Правительство, по употреблении всех возможных ему средств к пособию, наконец дозволяет и частным людям участвовать в пособии народу хлебом. Купец, изъявивший желание в неурожайный год сделать пожертвование хлебом, должен испросить дозволение у начальства; после чего предоставляется ему самому распоряжать своим пожертвованием, а уездным чиновникам запрещается вмешиваться в его распоряжения. О учинивших значительное пожертвование начальник губернии обязан представлять Государю к [293] награждению. Жители деревень в неурожайные годы особенно затрудняются в снискании пропитания; почему правительство разрешает начальников губерний производить в сие время нужные казенные работы, как-то: прочищение каналов, починку городских стен и плотин, и сим образом доставлять народу способы к снисканию пропитания.

Вышеизложенные меры пособия народу во время общих бедствий не одну имеют цель; но главная заключается в том, что бы постигнутые общим бедствием неоставляли своих жилищ без крайней нужды: ибо движение народа в подобных случаях нередко начинается беспорядками, и потом, когда правительство употребит свои меры к прекращению оных, превращается в междоусобие. Посемуто о бедствии, постигшем какую либо страну, начальник губернии обязан немедленно донести 'Государю, а в след за сим отправить чиновников определить степени бедствия; на место же, постигнутое необыкновенным бедствием, должен лично отправиться, и оттоль донести Государю о мерах, какие надлежит употребить для вспоможения несчастным.

В 1832 году была в Китаь засуха, незапамятная в летописях истории. С половины Апреля до Августа т. е. в продолжение самых жарких месяцев, невидали капли дождевой. Правительство было в крайнем затруднении. Богдахан, для укрепления народа в терпении, молился небесным [294] силам в разных местах. Вот его молитва, читанная им в храме Духу земли в 18 день 6-й луны (в Июле):

“Со смирением помышляю, что в обширных пределах поднебесные я не в силах оказывать помощь в бедственное время наводнения или засухи. При продолжительном бездождии со всею искренностию молюсь только о повсеместном неукоснительном излиянии благотворных дождей, и все чают исполнения благости сей. В нынешнем году в самого наступления лета (В 1835 году начало лета определено 25 Апреля в 2 часа 35 минут по полудни) не было дождя в продолжение нескольких месяцев. Это есть необыкновенная засуха. Я разтерзан горестию и страхом; но не в силах отвратить бедствия. Пеший я ходил в три жертвенника молиться Духам Ше и Цзи, но несподобился получить от них отличной милости. Вероятно, с продолжением жизни умножились мои погрешности и вины. Увлекаясь надменностию, я мог выступать из пределов, начертанных обрядами; иногда одною ошибочною мыслию навлекал гнев неба; а иногда по самонадеянности погрешал в выборе людей к государственным должностям. Во всех сих случаях я заслуживал милосердое указание Неба. Ныне хотя глубоко раскаиваюсь и обвиняю себя, но уже не в силах помочь бедствию. С благоговением очистив дух и тело, пеший прихожу в [295] жертвенник земли принести моление. Высочайший дух царицы-земли, соучаствующий в действиях верховного неба! призри на землю во дни настоящей засухи, достигшей крайнего предела. После малых жаров (Малые жары в 1835 году начались Июня 26 числа в 6 часов 28 минут по полуночи, а летний убор хлеба бывает в исходе Мая и в начале Июня) народ отчаялся в надежде на урожай и, обращаясь к своему Царю, обвиняет его в беспечности о подданных, безвинно — страждущих. (Китайцы признают, что Небо (Бог) избирает богдахана для управления в его лице народами на земле В следствие сего мнения богдахан обязан управлять с такою же справедливостию и святостию как бы Небо непосредственно управляло царством. Когда случаются какие-нибудь физические бедствия, как то: засухи, наводнения, саранча, землетрясения и проч, то народ полагает, что богдахан допустил погрешности в управлении, и Небо чрез Физические бедствия вразумляет его к исправлению тех погрешностей. Вот почему причину физических бедствий изключительно приписывают правителю государства) Увы! стыд и трепет попеременно объемлют меня, но не могу придумать мер. С благоговением молю тебя, августейший Дух Земли! прости меня, клянущегося обновить (исправить) себя. Пролей некосненно тук милостей и спаси народ мой. Изнемогая под тяжестию скорби и раскаяния, приношу тебе жертву." [296]

VI.

УГОЛОВНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО.

Основание уголовных законов касательно наказания преступлений положено было еще государем Шунь в 2282 году до Р. X. По его законоположению за важные преступления определены были: клеймение лица, резание носа, отсечение ног, холощение, а за важные преступления, заслуживающие по каким либо обстоятельствам снисхождение, назначена ссылка. За легкие преступления определено было наказывать в судебных местах плетью, в учебных заведениях планкою; легкие преступления, заслуживающие почему либо снисхождение, подлежали умерению наказания и даже прощению. Но для легких преступлений умышленных и повторенных не было даже снисхождения. Такое существовало основание наказаний в продолжение 2282 — 231 лет до Р. X. Дом Цинь, уничтоживший феодальное правление, вынужден был прибегнуть к жестоким наказаниям, чтобы подавить недовольных монархическим правлением; а следовавший за ним Дом Хань хотел отменением оных привлечь к себе подданных. Сим образом оба Дома уклонились от средины — первый к жестокости, последний к слабости; и впоследствии уголовное законодательство около шести веков подобным [297] образом переходило от одной крайности к другой; и сверх сего самые наказания не имели определенной меры. Дом Суй в 581 году по Р. X. впервые установил пять видов наказания, как-то: малою и большою планкою, временною и вечною ссылкою и смертию.

Наказание малою планкою производится для стыда: ибо маловажные преступления стыдом должны быть наказываемы. Наказание большою планкою производится для обуздания: ибо страхом сего наказания удерживаются от преступлений. Временная ссылка есть неволя: ибо виновный по качеству преступления должен быть наказан позором рабства. Вечная ссылка есть смертная казнь для важного преступника заслуживающего по обстоятельствам дела снисхождение: ибо он освобождается от смерти под условием пожизненной разлуки с родиною.

Самые важные преступления до династии Суй наказываемы были удавлением, отсечением головы с выставкою на показ и рассечением преступника на части. Наказания плетью и планками, временною и вечною ссылкою неограниченно производились. Дом Суй первый разделил наказание малою планкою на пять степеней от 10 до 50 ударов; наказание большою планкою на пять же степеней от 60 до 100 ударов; наказание временною ссылкою на пять степеней от одного года до трех; наказание вечною ссылкою на три степени от 1 до 3т ли; смертную казнь на два степени: удавление и отсечение головы; наказание плетью, выставку отсеченной [298] головы напоказ и рассечение на части отменил; и сверх сего допустил уменьшение, искуп и прощение. В самом начале наказание планкою производилось по ногам, ягодицам и спине. Но как самые важные внутренния части нашего тела лежат между спиною и грудью, то наказание по спине с 627 года отменено. Впрочем как свойство преступлений изменяется от разных обстоятельств времени, то и применение к ним наказаний не могло всегда быть постоянным. Но виды и порядок наказаний с 581 года до сего времени удержаны при изменениях очень маловажных, что ниже увидим.

По уложению Уголовной Палаты, изданному ныне царствующим в Китае Домом Цин, преступники разделяются на зачинщиков и сообщников. Винность первых одною степенью тяжелее против винности последних. Наказания за преступления разделены на пять видов, каждый вид еще делится на степени с небольшим изменением против прежнего, как-то:

1) Наказание малою планкою от 10 до 50 ударов имеет пять степеней.

2) Наказание большою планкою (Планка делается из бамбука, и разделяется на малую и большую. Малая планка имеет тяжелый конец шириною в 1 1/2 дюйма, а легкий в один дюйм; весом 1 1/2 гина. Большая планка имеет тяжелый конец шириною в два, а легкий в 1 1/2 дюйма; весит не более двух гинов. В длину обе имеют 5 1/2 футов. Коленцовые на них возвышения и отростки сглажены. При наказании держат за легкий конец, а тяжелым бьют по обнаженной заднице) от 60 до 100 ударов имеет пять степеней. [299]

3) Временная ссылка в той же губернии от 1-го до 3-х годов имеет пять степеней.

4) Вечная ссылка от 1 т. до 3 т. ли от родины имеет три степени.

5) Смертная казнь состоит в отсечении головы и удавлении по заточении. (За некоторые преступления смертная казнь совершается немедленно по окончании суда; а за другие откладывается, до общей казни, совершаемой по всему государству накануне зимнего поворота. В эту отсрочку преступники содержатся в тюрьме, и совершение казни над последними называется казнить по заточении)

И временная и вечная ссылка сопровождаются наказанием большою планкою. (Нынешние места ссылки суть: Гирин Амур, Или и Урумци) Сосланному на год дают — 60, сосланному на два года — 70, на три года — 80, на четыре года — 90, на пять лет — 100 ударов. Но сие наказание производится уже на месте ссылки. Некоторым преступникам налагают еще штемпелевые знаки на лице и локотных костях. Смертная казнь по заточении, по прошествии двух и трех лет, наиболее понижается, т. е. вместо отсечения головы полагается удавление, а вместо удавления ссылка. Но есть преступники, которых приговаривают к резанию в куски и [300] неотлагаемому по окончании суда отсечению головы с выставкою на показ. (Отрубленная голова выставляется в деревянной клетке, притом в предместии города) Таковые преступники суть:

1) Злоумышляющие против государя или государства.

2) Отцеубийцы, умышленно убившие деда или бабку, отца или мать.

3) Жены и наложницы, убившие мужнина деда или бабку. свекра или свекровь.

4) Зачинщики из убивших более трех человек в одном семейств, или рассекших человека на части.

5) Умышленно убившие старших родственников, деда или бабку женниных.

6) Зачинщики из тех, которые умерщвляют младенцев, или отрезывают сосцы у женщин.

7) Сын в ссоре убивший отца или мать, и внук убивший в ссор деда или бабку.

8) Атаман шайки и сообщники его убившие чиновников при освобождении преступников из тюрьмы.

9) Старшие, убившие до трех человек в семействе из младших своих родственников в третьей боковой линии и далее,— в предположении завладеть имуществом, или получить наследственную должность. [301]

10) Ссыльный невольник, убивший до трех человек в семействе своего владельца.

11) Жены и наложницы, по вступлении в любовную связь с родственниками, намеренно убившие своего мужа.

12) Младший родственник, по корысти или насилованию, намеренно убившие старшего родственника.

13) Сухопутные и морские разбойники при сопротивлении убившие посланных от Правительства.

Находится десять важных преступлений, за которые смертная казнь не прощается и милостивыми манифестами; таковые преступления суть:

а) Злоумышление против общественного спокойствия.

б) Злоумышление против царствующего дома.

в) Измена отечеству.

г) Отцеубийство.

Под отцеубийством разумеется убиение отца или матери, деда или бабы с отцовой стороны старшего брата или сестры, деда или бабки с жениной стороны; также убиение мужа.

д) Безчеловечие.

Под безчеловечием разумеется: 1) умерщвление семейства состоящего из трех и более человек; 2) рассечение человека на части; 3) умерщвление [302] родившегося младенца, (Восточные путешественники уверяли Европу, будто в Китае детоубийство позволено законами, а одному из путешественников в Кантоне сказали, что Кит. Правительство даже содержит людей, которые обучены ремеслу убивать младенцев. И просвещенная Европа до сего времени безусловно верила этим нелепостям) 4) отрезание сосцов у женщин; 5) составление ядов и чародейств; 6) неуважение к верховной власти.

Неуважением к верховной власти считаются:

1) Похищение царских жертвенных сосудов, колесниц и одеяния; 2) похищение и подделка царских печатей; 3) ошибочное против рецепта составление лекарств для государя; 4) ошибка при вложении докладов в конверт; 5) приготовление не должных яств для государева стола; 6) непрочное строение судов для государева путешествия.

ж) Неуважение к родителям.

Под неуважением к родителям разумеется: 1) поношение деда и бабки, отца и матери, также мужнина деда и бабки, свекра и свекрови; 2) перемена родины и раздел с дедом и бабкою, с отцем и матерыо; 3) отказ в пропитании отца и матери; 4) женитьба в трауре по отце и матери; 5) утаение траура по деде и бабке, по отце и матери; 6) ложное объявление о кончине деда или бабки; отца или матери.

з) Семейственный раздор.

и) Неоправедливость. [303]

Несправедливостью почитается: 1) когда разночинец убьет своего областного, окружного и уездного Правителя; 2) когда солдат убьет своего командира; 3) когда канцелярский служитель или сторож убьет чиновника своего присутственного места от 10 кл. и выше; 4) когда ремесленный убьет своего мастерового учителя; 5) когда жена, утаив кончину своего мужа не будет носить траура и выдет за другого.

и) Кровосмешение.

Кровосмешением почитаются прелюбодеяние с родственницами до четвертой боковой линии и с наложницами деда и отца.

Всего считается до 2,759 преступлений по которым подвергаются пяти видам наказания, исключая преступлении, кой закон не может вполне обнять своею силою. Преступлений наказываемых:

10-ю ударов малою планкою — 31.

20-ю — 49.

30-ю — 42.

40-ю — 111.

50-ю — 118.

60-ю ударов большою планкою — 118.

70-ю — 76.

80-ю — 241.

90-ю — 85.

100 — 400.

Ссылкою на один год — 66. [304]

Ссылкою на 1 1/2 года — 51.

— — 2 — — 65.

— — 2 1/2 — — 85.

— — 3 — — 163.

Ссылкою с переселением — 1.

Смешанных преступлений наказываемых вечною ссылкою:

За 2000 ли — 2.

— 2500 ли — 2.

— 3000 ли — 8

Ссылкою в неволю (в каторгу) — 125.

Ссылкою в гарнизоны в ближайшие места — 39.

Ссылкою на ближайшие границы — 100.

Ссылкою на отдаленные границы — 11.

Ссылкою на отдаленнейшие границы — 11.

Ссылкою в заразительные места — 40.

Смешанных преступлений наказываемых:

Удавлением. г. — 6.

Отсечением головы — 8.

Точных преступлений наказываемых:

Удавлением по заточении — 213.

Отcечением головы по заточении — 179.

Неотлагаемым удавлением — 51.

Неотлагаемым отсечением головы — 160.

Резанием в куски — 21.

Всего преcтуплений наказываемых:

Малою планкою — 351. [305]

Большою планкою — 925.

Временною ссылкою — 435.

Вечною cсылкою — 12.

Ссылкою в неволю — 125.

Ссылкою в гарнизоны — 26.

Смертию — 644.

Всего — 2759.

По законам прошедшей династии Мин чиновники и гражданские и военные наравне с разночинцами подвергались телесному наказанию: но при настоящей династия Цин с 1644 года телесное наказание чиновников отменено (У нас и до сего дня ученые для пышности в слоге возглашают, что в Китае и Министра и крестьянина одним и тем же бамбуком чествуют. Г. Добель, проживший десять лет в Кантоне, торжественно уверял в этом Европу и Европа, при своем просвещении, расхвалила его), а вместо сего положено наказывать их пенею и снятием чинов напр.: за вину по должности:

а) вместо 10 ударов планкою вычетом жалованья за месяц;

б) за 20 и 30 ударов вычет надбавляется за месяц.

в) за 40 и 50 ударов вычет надбавляется за 3 месяца, т. е. вычет за полгода.

г) вместо 60 ударов планкою вычетом жалованья за целый год. [306]

д) вместо 10 ударов понижением одним чином.

е) вместо 80 ударов — двумя чинами.

ж) вместо 90 ударов — тремя чинами с оставлением при прежней должности.

з) вместо 100 ударов понижением четырьмя чинами с переводом (к должности по оставшемуся чину). (Законы в отношении к чиновникам и определительны и снисходительны)

Но чиновники за преступления по личному поведению наказываются одним степенемь выше. От ссылки и смертной казни хотя они и неизъяты, но имеют право откупаться, исключая преступлений непрощаемых законами.

Допускается изъятие некоторых людей от суда по общим законам, как то:

1) Изъятие родственников государевых и родственников вдовстующей государыни — матери до 5й боковой линии, а родственников государыни до 4 и боковой линии.

2) Изъятие столповых вельмож, долго служивших при государях и пользовавшихся милостями их.

3) Изъятие заслуженных, отличившихся важными военными подвигами.

4) Изъятие добродетельных, коих поведение и образ мыслей служат примером для других. [307]

5) Изъятие способных, которые по своим великим способностям служат подпорою престолу и в гражданской и военной службе.

6) Изъятие ревностных, которые неутомимо занимаются делами службы, или быв отправлены куда-либо преодолевают все трудности для исполнения возложенного поручения.

7) Изъятие знатных, под которыми разумеются гражданские и военные чиновники от 1 до 6 класса.

8) Изъятие гостей, под которыми разумеются потомки государей прежних династий.

Ежели подлежащий изъятию учинит преступление; то начальство не может само собою судить его, а обязано донести государю, и уже по получении указа произвести следствие; а по окончании суда и самое дело представить государю на утверждение. Сила сего закона простирается на деда и бабку, родителей, жену, сыновей и внуков подлежащего изъятию. Но в десяти важных преступлениях закон сей не имеет действия.

Исключая изъемлемых, прочие судятся по законам общим для каждого состояния: но под сие положение несовершенно подходит:

1) Чиновники: Если чиновник от 10 класса и выше учинит преступление; то начальство, неприступая к допросам, доносит государю к прописанием его дела, а по получении указа изследовав дело и сделав приговор на основании [308] законов, представляет государю на утверждение. Чиновники от 1-го до 6-го класса берутся к допросам по отрешении от должности: но допрашиваются без пыток. Если же обстоятельства дела неизбежно потребуют допросить кого чрез пытки, то испрашивают у государя разрешение на то. Если судимый чиновник оправдается, то снова определяется к прежней должности.

2) Знаменные, т. е. родившиеся в военном состоянии Осьми знамен.

Знаменные подвергнувшиеся наказанию планками, наказываются вместо сего плетью, временною и вечною ссылкою, но избавляются от ссылки в неволю. Сей закон простирается только на Маньчжуров, Монголов и Знаменных Китайцев, находящихся в действительной службе.

3) Воспитанники Астрономического Института.

Из сих воспитанников обучающимся с отличными успехами дозволяется от ссылки и телесных наказаний до 100 ударов откупаться, и потом продолжать учение.

4) Женщины и девицы.

Женщины и девицы, приговоренные к наказанию большою планкою, наказываются без снимания шальваров; за легкие же преступления наказываются в бесподкладном одеянии; от штемпелевания освобождаются; а от ссылки и временной и вечной дозволено им откупаться. Женам чиновников [309] дозволяется откупаться от телесного наказания. Всякая женщина по маловажным делам и по оговору, исключая блуда, воровства и убийства, может вместо себя послать в суд брата, сына или племянника, а при следствиях по посторонним и маловажным делам, производимых в окружных и уездных правлениях, совершенно увольняется от свидетельства и очных ставок. Ежели беременная женщина подлежит к допросу чрез пытки; то сей допрос отлагается за сто дней по рождении младенца. Таким же образом и смертная казнь совершается над ними: но приговоренные к резанию в куски предаются казни чрез месяц по рождении младенца.

5) Престарелые и малолетные.

Имеющие выше 70 и недостигшие 15 лет, также больные, при допросах по какому либо преступлению, освобождаются от пыток, и приговор об них составляется на доказательствах свидетелей; сверх сего дозволяется им откупаться от ссылки и других наказаний и т. д.

Донос на самого себя уничтожает преступление, и донесший на самого себя до открытия его преступления освобождается от наказания: но в деле по воровству покража отбирается от него. Ежели судимый по какому либо маловажному преступлению добровольно признается в другом важном преступлении, то освобождается от наказания за важное преступление. Донесение на самого себя в суде [310] отличается от добровольного признания при допросе. Важные преступники из зачинщиков не подходят под сей закон.

Родственники, живущие не в разделе, также дед и бабка женины, тесть и теща, внуки от дочери, зять по дочери, внучнина жена, деверья и жены их могут скрывать преступления друг друга. Невольники, невольницы и наемные люди, таившие о преступлении своих господ избавляются от суда, и самое дело, открытое по сему предмету, оставляется без судопроизводства. Даже если бы преступник в бегстве скрывался у своих родственников, и сие неставится им в вину. Но сей закон непростирается на изменников и других государственных преступников.

Донос на старших родственников не принимается в уважение. Ежели сын доносит на отца или мать, внук на деда или бабку, жена и наложница на мужа, также на мужнина деда или бабку, на свекра или свекровь, младшие родственники на старших; все сии доносители предаются суду, хотя бы их доносы и справедливы были, а обвиняемые избавляются от суда. Сей закон простирается на невольников и невольниц, когда они доносят на своих господ.

Ябеда считается преступлением, имеющим относительную важность. При сочинении жалобы другим представляющий дело в ложном виде, т. е. или увеличивающий или уменьшающий оное, [311] судится за ябеду. Если истец вовсе не думал подавать жалобы, а ябедник подал мысль и побудил его к тому; то последний считается зачинщиком, а истец сообщником. Если истец сам вознамерился подать жалобу, а ябедник со стороны подстрекнул его к тому, то последний судится одинаково с преступником; и если сей приговорен к смерти, то ябедник наказывается одним степенем ниже его. Подкупленный к подач ложного доноса судится как бы сам ложно доносил, и быв приговорен к смерти не освобождается от казни; а подкупивший судится как преступник законов. Для уничтожения ябеды Земским начальникам поставлено в обязанность избирать в народе верных и правдивых людей, знающих грамоту, и возлагать на них сочинение жалоб для просителей. Желающие производить иск должны прибегать к сим писарям, которые обязаны писать прошения со слов просителей, а под прошением подписывать свое прозвание и имя; а без сего запрещается судебным местам принимать прошения.

Принимать прошения от истцов дозволяется одному только Земскому начальнику, т. е. Окружному или Уездному Правителю, которые уполномочены окончательно решать маловажные дела, а важные дела обязаны представлять на рассмотрение Областного Правления и так далее.

Для производства следственных дел законами назначены сроки. Для изследования дела по обыкновенному убийству определен шестимесячный [312] срок, а для производства следствий по важным уголовным делам, как то, по грабежу, разбою и гробокопательству — четырехмесячный срок. Из шестимесячного срока назначено три месяца Земскому начальнику для представления дела в областное правление; один месяц Областному Правителю для представления дела в уголовный суд; один месяц уголовному суду для представления дела начальнику губернии; один месяц начальнику губернии для представления дела в Уголовную Палату и Государю. Подобным же образом из четырехмесячного срока назначено два месяца Земскому начальнику, 20 дней Областному Правителю, 20 дней Уголовному суду и 20 дней начальнику губернии. Ежели за непоимкою главного преступника и неявкою нужных свидетелей невозможно привести дело в ясность, то представляют государю о продолжении срока.

В страдовое время т. е. с 1-го числа 4-го месяца до истечения 1-го месяца (В 1835 году 1-е число 4-го месяца было 17-е Апреля, а последний день 7-го месяца случился 9-го Сентября) прекращается суд по всем делам, исключая важных, как — то: измены, смертоубийства, воровства, лихоимства с нарушением законов, также по злоупотреблениям маклеров и мошенническому грабежу товаров у гостей. Ежели у преступника приговоренного к смерти отец или мать, дед или баба выше 70 лет или тяжко больные или увечные, требующие [313] призрения, а в семействе нет возрастного по нем имеющего выше 15 лет; дозволяется освободить его от смертной казни — с утверждения государева; и если он будет оставлен для пропитания, то наказывается только двухмесячным ношением шейной колодки, 40 ударами планкою, а по смертоубийству в ссоре еще платит 20 лан серебра семейству убитого на пропитание. Таким же образом оставляется сын вдовы, получившей за доброе свое поведение титул целомудренной.

По случаю милостивого манифеста оказывается прощение на различных положениях, смотря по качеству преступлений. Маловажные вины совершенно прощаются, а из важных некоторые прощаются, а другие только смягчаются. В манифестах 1736 и 1796 годов, состоявшихся по случаю вступления на престол, изъяты были из прощения десять действительных преступлений: 1) смертоубийство; 2) похищение имущества и воровство с насилием; 3) зажигательство; 4) гробокопательство; 5) принятие взяток с нарушением и без нарушения законов; 6) подлоги; 7) прелюбодеяние; 8) хитрое завлечение людей в худые общества; 9) смертоубийство, произведенное чрез наветы; 10) попущение преступления за знаемо, и дозволение производить лихоимство и перевод денег в ходатайстве по преступлениям.

В Уголовной Палате по истечении каждых пяти лет учреждается Коммисия для краткого [314] пересмотра, а чрез десять лет для полного исправления законов. Сия Коммисия с должным вниманием рассматривает именные указы и одобренные Палатою положения, изложенные в докладах государственных чиновников для определения меры преступлений, также сверяет старые и новые постановления противоречившие друг другу; по окончании сего исправляет законы, излагая под старыми статьями новые постановления, коими отменяются первые. Для краткого исправления назначается десятимесячный, а для полного годичный срок. Вновь введенные постановления Коммиссия представляет Государю; и как скоро оне будут утверждены, обнародываются к исполнению. Законы положительно определяют меру вины, а постановления, по стечению обстоятельств, смягчают или увеличивают оную, и потому считаются только пополнением законов. Случайные государевы решения по уголовным делам отнюдь не считаются положительными законами: почему запрещается подводить оные для смягчения или усиления винности.

Примеч. Уголовные законы, имеюшие действие в армии в продолжение войны как меры случайные, не принадлежат к уголовному законодательству. [315]

VII.

О ШАМАНСТВЕ

В одно время с покорением сибирских стран мы получили первое сведение о шаманстве, дотоле неизвестном Европе. Наши ученые путешественники обозревавшие Сибирь, недовольствуясь неотчетливыми о нем рассказами простых очевидцев, старались лично удостовериться в справедливости этих рассказов; они видели шаманов и шаманок, совершающих мистические обряды, и, судя по странным их действиям при сем, единогласно заключили, что шаманство есть ремесло, которым хитрые шарлатаны под благовидными формами грубо обманывают легковерных простаков из личных выгод. Долго в Европе безусловно верили сему мнению. Наконец наши миссионеры, живущие в Китае, узнали устав шаманского служения, изданный в Пекине в 1747 году на Маньчжуском языке, и с сего времени открылось, что мы очень обманывались в своих мнениях насчет шаманства. То, что нам казалось грубым обманом в кочевых шарлатанах, составляет религию, господствующую ныне при Китайском дворе и в Маньчжурии. Древния обряды ее, изложенные в вышепомянутом уставе, представляют [316] стройную систему, основанную на понятиях чисто-религиозных. Кочевые сибирские шаманы, изучая обряды шаманства по устным преданиям, с течением времени не могли ее обезобразить их грубыми изменениями и прибавлениями, происходившими от их невежества, но совсем тем удержали существенные части шаманского служения, как ниже увидим.

Начало шаманской религии, судя по простоте обрядов ее, должно относить к тем временам мира, когда люди еще не имели ни храмов для жертвоприношений ни особливых сословий, посвятивших себя служению при жертвенниках. Религия эта и ныне совершенно-чужда фанатической веронетерпимости, свойственной прочим языческим религиям (Маньчжуры, кроме шаманской религии, следуют обрядам всех других религий, терпимых Китайскими законами. У них в похоронной процессии не редко бывают монахи трех религий, идущие в некотором отдалении одни от других. Каждое отделение облачено в свой служебный костюм и поет свои молитвы. В торжественные дни в самом дворце тибетские и монгольские ламы отправляют молебствия сряду по нескольку дней. Исламизм изключен по причине собственного его фанатизма). Мы называем ее шаманствам от слова шаман, заимствованного от тунгузского слова саман, которое означает человека, соединяющего в себе качества жреца, врача и волхва. История хотя представляет нам таковых людей в Азии за долго до времен Р. X., но уже принадлежащими [317] к особливым сословиям, исключительно посвятившим себя служению при храмах. К сожалению, до сего времени еще не открыто ни памятников, ни свидетельств исторических, по которым бы можно было заключить, в чем и до какой степени нынешнее шаманство разнствует от древнего. Что касается до нынешних шаманов в Маньчжурии, они принадлежат к разным сословиям в обществе, и название шамана носят только по исправлению должности жреца, которую они изучают и принимают на себя добровольно, без всяких обрядов посвящения и без утверждения правительством. Сверх сего в Маньчжурии и не было, и доселе нет ни храмов для шаманского служения, ни дней определенных для сего. Шаманов безвременно призывают в дом, где нужно их религиозное содействие по какому либо случаю. Один Богдахан, по преимуществу, пользуется правом иметь храмы и жрецов для шаманского служения.

В Пекине шаманское служение совершается в двух местах: во дворце государыни и в шаманском капище, которое лежит во внутреннем городе, на юго-восток от дворцовой крепости, и по китайски называется Тхан-цзы, что значит храм. Маньчжуры превратили сие слово в танеэ, а собственного названия — без вещи — не имеют.

В шаманском капище находятся три храма, как-то: главный храм, состоящий из одного зала в три звена; круглый храм, имеющий вид не [318] большого павильона, и малый храм, похожий на беседку. В этих храмах нет ни мебели, ни украшений каких-либо; даже наружность их очень проста. Во дворце государыни, в служебном зале, развешивается на шестике занавес: при утреннем служении — на западной стороне, при вечернем — в северо-западном углу, а по средине зала ставится веха, утвержденная на каменной тумбе. В шаманском капище веха ставится пред круглым храмом, а от вехи проводится чрез круглый храм в главный три бечевки, которые привязываются к северной стене над занавесом. Как при шаманском служении иногда сама государыня присутствует, а при ней ни один мужчина, исключая евнухов, быть не может; то должность шаманов исправляют женщины: почему в обоих храмах служение совершается одною шаманкою в шаманском одеянии; по правую ее сторону, несколько отступя назад, стоит подшаманка в обыкновенном своем одеянии. Шаманка читает молитвы и поет гимны плавно и тихим голосом, с важным и благоговейным видом. Но каким образом она действует в тайных молитвах при жертвоприношении, я не имел случая видеть. У государыни в храме Онготам, хранителям лошадей, при вечернем жертвоприношении употребляют по две свиньи; а при большом жертвоприношении, во 2-й день каждого месяца, также при большом жертвоприношении [319] весною и осенью при водружении вехи, употребляют по одной свинье.

Штат шаманок при дворе состоит из 12 женщин. Должность сию исправляют жены дворцовых офицеров, и за это получают от Двора одно только одеяние. Сверх шаманок еще находится 36 подшаманок, которые прислуживают шаманкам при обрядах, 37 женщин для толчения коры, и 19 женщин, делающих из той коры курительные свечи для шаманского служения. Все эти женщины суть жены дворцовых солдат. Оне получают от Двора на содержание от половины до 2-х лан серебра и по полумешку риса — ежемесячно.

Вот краткий очерк шаманства в древнем, сколько известно., и нынешнем его состоянии. Взглянем на нынешние обряды его.

Шаманское служение состоит в жертвоприношении Небу и Онготам. По вероучению шаманов, под »небом» разумеется сила, управляющая миром — Бог, под «онготами» — души людей, которые в жизни сей делали добро людям, да и по смерти продолжают благотворить им.

Шаманское жертвоприношение разделяется на обыкновенное и временное или случайное; первое совершается во дворце государыни, последнее наиболее в шаманском капище. Обыкновенное жертвоприношение разделяется на ежедневное и ежемесячное. [320]

Обыкновенное ежедневное жертвоприношение совершается каждый день утром в 3 и 4 часу по полуночи, вечером в 3 и 4 часу пополудни. При утреннем жертвоприношении молятся онготам: Шагямони, Бодисатва и Гуан-ди при вечернем молятся онготам: Ахунь — няньси, Аньчунь — аяра, Мури — муриха, Надань — дайхунь, Нархунь — сюаньчу, Эндури — сэнчу, Баймань — чжангин, Надань — вэйхури, Эньду — монголо, Катунь — ноинь. (Последние десять онготов суть Тунгусы, что видно из их имен, чисто — тунгузских. Что касается до первых трех, Шагямони и Бодясатва суть Индийцы, жившие за десять веков до Р. X. — Они основали буддайскую религию, Гуань-ди родом был Китаец, живший в III столетии по Р. X. — Он обоготворен за верность к законному государю. По всей вероятности, сии три лица внесены в число тунгузских онготов уже по завоевании Китая Маньчжурами — по видам чисто — политическим)

Обряд ежедневного утреннего жертвоприношения заключается в следующем: в служебном зал Государыни, на столе, поставленном у самого занавеса пред изображениями трех онготов, ставят три блюдца с курениями, три чарочки с чистою водою и хлебенное. Шаманка начинает служение молитвою, которую читает на распев, а ей подъигрывают на балалайке и гитаре. При молитве пред закланием животного снимают со стола чарчоки с чистою водою, стоявшие пред изображением Бодисатвы,— и как скоро затворят храм и закроют изображения трех онготов, то приводят [321] жертвенное животное, и когда шаманка кончит чтение молитвы, то вливают воду в ухо животному; потом, выпустив кровь из него, разделяют животное на части и варят. Сварившееся мясо шаманка ставит на стол и чтением молитвы оканчивает служение.

При вечернем служении ставят на стол пред изображениями онготов пять блюдцев с курениями, пять чарочек с чистою водою и хлебенное. Шаманка, опоясавшись поясом с бубенчиками и с привскакиванием ударяя в ручной бубен, поет гимн, а ей подъигрывают на гитаре и стучат в такт деревянным камертоном. По троекратном совершении сего обряда, шаманка читает молитву пред изображениями онготов. После сего приводят жертвенное животное и поступают с ним по обряду утреннего служения. Сварившееся мясо шаманка ставит на стол и читает молитву предь онготами. По окончании сей молитвы потушают курения в блюдцах и огонь в фонарях, скутывают печь, в которой мясо варилось, и опускают темный занавес; присутствующие выходят из храма, и дверь затворяется. Оставшаяся в храме шаманка, потрясая бубенчиками в руке и на пояснице своей, читает молитву на распев и молится; ей подъигрывают на гитаре с деревянным камертоном. По четверократном совершении сего обряда, поднимают занавес, отворяют дверь храма, зажигают фонари, уносят жертвенное мясо и снимают изображения онготов. Если государь и [322] Государыня присутствуют при жертвоприношении; то они делают поклонение, а на утреннем служении и жертвенное мясо получают.

Ежемесячное обыкновенное жертвоприношение онготам разделяется на утреннее и вечернее, и в обрядах тем только разнится от ежедневного жертвоприношения, что здесь, вместо чистой воды, употребляется квашеное из проса вино, которое также вливается в ухо жертвенному животному.

Жертвоприношение Небу несколько разнствует от ежедневного жертвоприношения. Пред каменною тумбою с вехою, поставленною посреди служебного зала, ставят длинный стол с тремя серебренными тарелками для предложений; из них средняя тарелка с рисом, а прочие пустые. На северо-восток от вехи ставится длинный стол для жертвенного мяса. Во время служения подшаманка окропляет рис священною водою дважды пред молитвою и дважды по окончании молитвы. После сего приводят жертвенное животное, выпускают из него кровь, разнимают по хребетным позвонкам, срезывают с них мясо и варят. Из двух пустых тарелок на правую кладут позвонки, на левую желчь. Свареное мясо изрезывают в куски и кладут в ссуда, между которыми еще поставляют дна сосуда с просяною кашею, Подле сосудов кладут разливную ложку и палочки, употребляемые вместо вилок, а остальное мясо изреывают в куски и, положив в лаханки, [323] накрывают кожею. Подшаманка вторично окропляеть рис водою, дважды пред молитвою и дважды после молитвы; между — тем нанизывают шейные позвонки на ниточку и вешают на вехе, а срезанное с них мясо, окропленный рис и желчь кладут в сосуд, прикрепленный к верхнему концу вехи.

К временным жертвоприношениям принадлежат.

1) Жертвоприношение онготам в начале каждого из четырех годовых времен.

В начале каждой четверти года совершается особенное утреннее и вечернее жертвоприношение онготам, при котором в служебном зале опускают занавес и ставят блюдцы с курениями; но, вместо жертвенного животного, приводят к дворцу Государыни двух белых лошадей и двух бычков; приносят два слитка золота, два слитка серебра, два куска штофа с полозами, два куска штофа с драконами, 10 кусков бархата, голи и разноцветных атласов, 40 концов китайки. Приведенных лошадей ставят по правую, а бычков, по левую сторону дворцовых ворот; а золото, серебро и ткани евнухи приносят в храм и раскладывают на столе пред онготами и при утреннем и при вечернем служении. По окончании обряда и лошадей и бычков обратно уводят, а чрезь три дня уносят золото, серебро и ткани, и все отдают в контору жертвенного скота, где про [324] дают и скот и ткани в пользу конторских расходов.

2) Моление онготам о ниспослании счастия.

О ниспослании счастия просят онготов Фули — Фуду и Омоши — мама, которым жертву приносят при утреннем и вечернем служении вместе с прочими онготами. Изключение состоит в том, что подшаманка заблаговременно вырубает в западном дворцовом саду иву — вышиною в девять футов, в нижнем отрубе трех дюймов — и пред самым жертвоприношением водружает ее пред окнами Государыни; пред онготами ставит вино и хлебенное, а на южной половин ставит стол моления о счастии; на сем столе расставляет девять сосудцев с вином, два блюда с вареными карпами, два блюда с вареными перьменями, два блюда с просяною кашею и разное хлебенное. После сего шаманка начинает петь гимн, легко потрясая можем с бубенчиками и молится по чиноположению утреннего служения. Подшаманка подает ей стрелу с привязанною к ней пенькою, после чего стол, приготовленный для моления о счастии, выносят на двор и ставят пред водруженною вехою. В след за сим и шаманка выходит на двор, легко потрясая левою рукою нож, а в правой держа стрелу с пенькою. Она становится пред столом по правую сторону ивы, поднимает стрелу вверх и, пенькою пригибая к себе ветвь ивы, троекратно поет гимн и молится. [325] В сие время Государь и Государыня совершают поклонение и получают жертвенное мясо. Таким же образом совершается и вечернее служение, после которого относят иву в шаманское капище.

3) Жертвоприношение в круглом храме.

В кругом храме приносят жертву онготам Ниохонь — Тайцзи и Удубынь — Сэйзэ. В новый год жертвоприношение совершается во 2е, а в прочие месяцы в 1е число. Предложение им состоит из временных яств, вина и бумаги развешиваемой на шесте. Шаманка, легко потрясая можем, поет молитвенный гимн и читает молитву; ей подъигрывьют на гитаре с деревянным камертоном, чем и оканчивается служение.

В юговосточном углу шаманского капища есть малый храм, в котором также в 1е число каждого месяца приносят жертву онготу Шаньси. Сия жертва состоит из временных яств, вина и бумаги развешиваемой на шесте. Евнух, совершающий служение, читает молитву и молится с коленопреклонением, с открытою головою, без курмы (верхнее одеяние) и пояса, и кланяется до земли.

4) Омовение онготов.

Ежегодно в 8е число четвертого месяца (в Мае), онготов, чествуемых утренним жертвоприношением, переносят из дворца Государыни в главный храм в Шаманском капищ. Изображения Бодисатвы и Гуань-ди предварительно развешивают на занавесе, а кивоты их вымывают в [326] желтой чаше, наполненной чистою водою, разведенною медом (сытою). По совершении обряда, изображения обоих онготов влагают в кивоты, поставляют пред ними вино и хлебенное и развешивают бумагу на шесте. В этот же день совершают моление и пред онготами круглого храма. В обоих местах шаманка, легко потрясая ножем в рук, поет гимн и читает молитву. По окончании служения, изображения онготов, чествуемых утренним жертвоприношением, обратно относят во дворец Государыни.

5) Жертвоприношение при водружении шаманской вехи.

Ежегодно весною и осенью совершают большое жертвоприношение при водружении шаманской вехи. За день или за два пред сим обрядом бывает во дворце Государыни предварительное жертвоприношение, совершаемое по чину утреннего и вечернего жертвоприношения. После сего, изображения онготов, чествуемых утренним жертвоприношением, переносят из дворца Государыни в главный храм в шаманском капище. Незадолго до перенесения онготов, евнух отправляется в горы в округи Цин-чжеу и срубает там ель, длиною в 20 футов, в поперечнике пять дюймов, с десятью коленцами или рядами сучьев. Это шаманская веха, которую водружают пред входом в круглый храм. В день жертвоприношения и в главном и в круглом храм поставляют пред [327] онготами вино и хлебенное. От занавеса в главном храме протягиваюгь чрез оба храма до вехи три бечевки, на которых развешивают бумагу, а на вех выставляют флаг. На месте в круглом храме также развешивают бумагу. В обоих храмах шаманки совершают обыкновенное моление. При троекратном чтении молитвы вторят им на балалайке, гитаре и деревянным камертоном. Если Государь и Государыня присутствуют при сем жертвоприношении, то и они пред молитвою совершают поклонение в обоих храмах. Государь получает жертвенное мясо.

По окончании служения при водружении вехи, изображения онготов обратно переносят из шаманского капища во дворец Государыни, где в тот же день приносят им жертву по обряду месячного жертвоприношения, а на другой день по сему же обряду приносят жертву небу,

6) Жертвоприношение онготам хранителям лошадей.

Онготы Ниохонь — Тайцзи и Удубынь — Бэйзэ почитаются хранителями лошадей. Им приносят жертву сряду два дня. В первый день просят их о сохранении царских лошадей, а во второй о сохранении казенных лошадей на пастбищах. В первый день, при утреннем жертвоприношении, вешают на конских волосах из гривы и хвоста 70 пар шелковых лоскутков красного цвета, а при вечернем 30 пар шелковых лоскутков [328] черного цвета, которые шаманка, по окончании служения, отдает в дворцовые конюшни. В следующий день при утреннем жертвоприношении развешивают 280, а при вечернем 30 пар шелковых лоскутков черного цвета, которые, по окончании служения также раздаются по конюшням. При сем случае в первый день купно приносят моление тем же онготам в круглом храме, куда приводят из царских конюшен 10 лошадей. К хвостам сих лошадей, и при утреннем и при вечернем жертвоприношении, во время молитвы привязывают темно-красные и темные шелковые ткани для принятия счастия.

В новый год, в полночь на le число, Государь совершает поклонение пред онготами во дворце Государыни; а потом, сопровождаемый Князьями и вельможами маньчжурского алемени, отправляется в шаманское капище, где поклоняется Небу в круглом храме, делая три коленопреклонения с девятью поклонами в землю. Отправляясь в поход, он таким же образом является в шаманское капище, где прежде совершает поклонение в круглом храме, а потом пред главным знаменем с изображением желтого дракона. Ежели Государь вместо себя отправляет главнокомандующего в армию, то вместе с ним исполняет сей обряд напутственного поклонения. Таким же образом он совершает поклонение по счастливом возвращении из похода. [329]

VIII.

КИТАЙСКАЯ ГАЗЕТА.

В Китае известна одна только газета которая в мою там бытность издавалась в Пекине под названием Цзин-бао, что значит: Столичный вестник. Сия газета как по содержанию, так и по наружному своему составу мало имеет сходства с политическими газетами издаваемыми в Европе.

Внутри Пекинского дворца находится Государственный Кабинет, по Китайс. называемый Нэй-гкэ. Четыре Министра и два Вице-министра составляют присутствие сего места. Доклады и донесения о делах, следующие к Государю от высших Присутственных мест в столице и правительственных лиц в губерниях, прежде поступают в Государственный Кабинет, где Министры рассматривают содержание бумаг, и потом уже при записке с своим мнением представляют Государю на рассмотрение или на утверждение. Доклады и донесения, рассмотренные и утвержденные Государем, чрез два дня после подачи сдаются в Военный Комитет, Цзюнь цзи-чу, а отсюда те из них, которые следуют к объявлению, опять поступают в Государственный Кабинет. Сии бумаги [330] суть факты государственного управления, из которых в последствии составляется История Китайской Империи: по сей причине всем Присутственным местам и казенным заведениям в Пекине поставлено в обязанность ежедневно посылать в Государственный Кабинет дежурных списывать копии с бумаг сошедших от Государя и хранить оные в архивах. Таковая же обязанность возложена на все судебные места и в губерниях: на сей конец в Пекине имеют пребывание шестнадцать Почтовых Экспедиторов Тъхитхан, которым поручено печатать обнародованные Государственным Кабинетом бумаги и рассылать каждому в свою губернию. Но что бы и народ имел некоторое понятие о течении государственных дел, то правительство дозволило в Пекине печатать вышепомянутые выписки без малейших опущений и прибавлений или перемены слов.

В состав описанной нами газеты входят разные дела, представляемые государю на утверждение, или только доводимые до его сведения — в столице от всех высших Присутственных мест и гражданских и военных, извне от Правителей губерний, военных начальников и управляющих делами по особенной какой либо части. Содержание докладов и донесений по большой части составляют определение или перемещение высших чиновников к должностям, повышение или перевод низших чиновников и гражданских и военных, предание виновных из них суду или приговоры [331] к наказанию, известия о разных приключениях, разные распоряжения по государственному хозяйству. В сей газете помещается почти все, что в Европейских кабинетах считается государственною тайною, даже переговоры с иностранными посланниками, что можно видеть из обнародованных дипломатических бумаг относящихся до Английского посольства, бывшего в Пекине в 1816 году. Иногда обнародываются частные представления высших чинов с изложением их замечаний на какие либо временные политические обстоятельства, или их мнений на счет действий по оным правительства; а в донесениях правителей губерний изредка встречаются случайные произшествия как в физическом так и нравственном мире, очень любопытные для наблюдателей природы. — По сему описанию Пекинской газеты не трудно будет заключить, что она представляет собою зеркало, в котором ясно и чисто отражается образ государственного управления в Китае.

Пекинская газета издается и печатная и письменная. Все бумаги помещаются в ней на другой же день после объявления их в Государственном Кабинете. Газета ежедневно выходит — письменная в одной тетрадке содержащей от 8 до 12-ти листов в 12°; а печатная на целом листе, иногда с прибавлением. На получение газеты можно подписываться на неопределенное время, даже на один месяц и несколько дней. Отказаться от получения также всегда можно, и деньги платятся только за [332] полученные нумера. Подписная цена и с доставкою в дом не простирается выше 1 1/2 ланы серебра за месяц, что составляет 3 руб. 40 коп. серебром. Даже можно за не большую плату получать газету для одного чтения: но в таком случае она иногда поздо доставляется; потому что один нумер должен пройти несколько домов. Это есть единственная газета в целом Китае. О повременных изданиях по части литтературы, наук и художеств Китайцы еще и понятия не имеют.

Текст воспроизведен по изданию: Китай, его жители, нравы, обычаи, просвещение. Сочинение монаха Иакинфа. СПб. 1840

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.