Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

БИЧУРИН Н. Я. [ИАКИНФ]

КИТАЙ, ЕГО ЖИТЕЛИ, НРАВЫ, ОБЫЧАИ, ПРОСВЕЩЕНИЕ

IV.

ОБЩЕСТВЕННАЯ И ЧАСТНАЯ ЖИЗНЬ КИТАЙЦЕВ.

В наше время беспрерывных преобразований в жизни народов, как в Европе так и на западе Азии, существует одно государство, которое, по своей противоположности со всеми прочими государствами, составляет редкое, загадочное явление в политическом мире. Это Китай, в котором видим все тоже, что есть у нас, я в тоже время видим, что все это не так как у нас. Там люди также говорят, но только не словами, а звуками; там также пишут, но только не буквами, а знаками; строки ведут от правой руки к левой, [114] но не поперег, а сверху вниз: книгу начинают там, где мы оканчиваем ее. Мы молимся о успокоении родителей по смерти,; а там молятся покойным родителям о ниспослании счастия оставшемуся семейству; мы молимся в храмах, а там напротив в домах и на кладбищах; одним словом, там находится очень много других вещей, которые все почти и мы имеем, но там все в другом виде.

Китай еще непонятнее для нас в других противоположностях. Коснетесь ли его просвещения? Китайцы имеют свою литературу, свои науки, и думают, что они образованнее всех народов в свете. В последнем, в некоторых отношениях, можно было бы согласиться с ними; потому что каждый ученый Китаец обстоятельно знает свое отечественное, особенно то, что ему нужно на поприщи государственной службы; но с другой стороны, по странному народному самолюбию, ничего не желает знать и совершенно не знает ничего, что находится за пределами его отечества. Видя в ярославском гербе медведя, стоящего на задних лапах, с алебардою на плеч, он от всего сердца верит, что чешуйка идет в Китай из такого государства, где люди имеют собачьи головы. Если бы все сие не перед нашими глазами происходило, то показалось бы столь невероятным, что мы не преминули бы причислить этот народ к мифам. Обратите ли внимание на учреждения и законы Китая? Даже просвещеннейшие народы [115] Европы могли бы кое-что заимствовать из них; со всем тем некоторые злоупотребления столь твердо укоренились, что правительство не может придумать средств к истреблению оных. Это родимые пятна на теле, которые хотя и неизтребимы, но со всем тем не вредят телу, а только безобразят его наружность.

Но при столь странной смеси просвещения и невежества, при совершенстве в законодательстве и слабости законов в некоторых случаях, Китай, к удивлению Европейских политиков, существует более 4000 лет в качестве империи; и между тем, как самые памятники существования многих сильных в древности царств давно изгладились с лица земли, сие государство с незапамятных времен до ныне постоянно удерживает первоначальный свой язык и письмена, древнюю религию и обычаи, свои уложения, изменяемые по времени в маловажном, но неизменные в основании. В таком государстве, без сомнения, есть много любопытного, еще неизвестного нам; есть много хорошего, поучительного для Европейцев, кружащихся в вихре разных политических систем. В продолжение последних двух сот лет, Европейцы обозревали и описывали Китай с разных точек; но мы и до сего времени не имеем удовлетворительных сведений о внутреннем устройстве столь древней и вместе с тем столь твердой политической машины, каковою Китай представляется в наше время. [116]

Выше уже было сказано, что в Китае все тоже, что есть у нас, и все не так, как у нас. Сообщают ли что-нибудь любопытное о сем государств — мы читаем и по большой части не так понимаем, а когда начнем судить по своему, то на втором, или много на третьем шагу вступаем в какой-то хаос, где во всем видим одну не сообразность и странную противоположность понятий с их предметами. От чего же это, спросите вы? от того, что мы судим о вещах по нашим о них понятиям, а в Китае, в отношении к нам в одно время и все тоже и все не тоже. В отношении к законодательству, Китай составляет такое целое, в котором все части более или менее связаны взаимными между собою отношениями; и чтобы получить самое полное понятие об одном чем-либо, надобно получить полное же понятие и о других предметах, прикосновенных к сему по каким-либо отношениям. Но это до известного времени невозможно, и Китай все еще остается лабиринтом, в котором, без нити указания, и несколько шагов иногда сделать без ошибки трудно. Я принимаю на себя труд описать известнейшие церемониалы китайского двора, обыкновения и праздники народные; но могу ли представить сии вещи в надлежащей ясности, не объяснив наперед некоторых посторонних предметов, не отделимых от них?

И так, прежде чем приступлю к описанию, я должен познакомить вас с теми местами, на [117] которых буду представлять разные явления общественной и частной жизни Китайцев; я должен изложить вам порядок их летосчисления и времясчисления; изъяснять что значит в понятии Китайцев дань и поздравительный адрес, и дать еще понятие о важности родовых прозваний в Китае. Это в последствии будет служить вам кратким руководством к удобопонятному чтению правильных переводов с Китайского языка, если эти переводы когда нибудь появятся.

Я употребил слово «правильных» в отношении к собственным именам и словам тонически перелагаемым. В Европейских языках вообще недостает некоторых букв к правильному тоническому переложению Китайских звуков; а письмо английское, по выговору некоторых букв на изнанку, еще сбивчивее в сем случае. Например, звук мин на французском языке пишут ming, на латино-португальском mim; здесь прибавлением буквы g и превращениемь n на m хотели выразить твердую безгласную букву , которой нет в помянутых языках. Таким же образом звук цин на французском пишут thsing, но латино-португальском cim. На английском пьхи и би без различии пишут peih, няо пишут пеаои. Русские литераторы, не зная ключа к правильному произношению подобных слов при переводе статей о Китае иногда так переиначивают выговор китайских звуков, что китайские слова, тонически переложенные, совершенно не походят на китайские; а [118] от того в некоторых местах невозможно добиться, о чем речь идет.

I. ДВОРЕЦ И ДРУГИЕ ОБЩЕСТВЕННЫЕ ЗДАНИЯ В ПЕКИНЕ.

В Китае каждый город, по буквальному значению сего слова, должен быть обнесен стеною и служить средоточием управлению, промышленности и торговле на известном пространстве. По сему определению каждый город там, в полном Европейском смысл, есть гостинный двор, который тем только отличается от гостиных дворов в Европе, что между торговыми лавками в каждой улице найдете и гостинницы, и монастыри, и аптеки, и мануфактуры, и магазины разных ремесел и проч. и проч. Самый Пекин, эта пестрая, шумная, многолюднейшая столица на востоке Азии, есть обширнейший в мире гостинный двор, со множеством присутственных мест, княжеских дворцов, храмов и монастырей. Небольшое число жилых домов разбросано в отдаленных частях города, близь городских стен.

Разверните план Пекина (План Пекина с описанием сей столицы издан мною в 1829 году). Я покажу вам его расположение, а потом от средних, южных ворот городских поведу вас по прямой черте на север к тому месту, откуда богда-хан из за [119] девяти стен повелевает империею почти с 400 миллионами жителей.

Пекин разделяется на два города: Внутренний и внешний. Четвероугольный город к северу (на плане по углам означенный No III), называется внутренним потому только, что в половине XVI столетия положено было обвести его предместия второю стеною, которой предварительно дано было название внешнего города. Но по смутным обстоятельствам тогдашним, успели обвести стеною только южное предместие, которое ныне составляет внешний город (означенный по углам No IV). Во внутреннем городе есть императорский город (на плане по углам означенный No 11). В центре сего города лежит кремль, иначе дворцовый город (означенный на плане No I). Кто желает знать Китайские названия помянутых мест, пусть потрудится заглянуть в “Описание Пекина".

В 1648 году правительство купило у жителей весь внутренний город для помещения столичного гарнизона, а императорский город назначен был для пребывания служащих при дворе; но ныне весь внутренний город и частию императорский превращены в гостиный двор. В первом большие улицы содержат по шести верст длины в прямую линию от юга к северу, и это все лавки, магазины, гостинницы и проч. и проч.

Обратимся к южной стене внешнего города. Средния в ней ворота (No 175) называются Юн-дин-мынь. Когда пойдете от сих ворот прямо [120] на север, то по правую сторону дороги представится вам обширное пространство, обнесенное стеною (No 97). Это жертвенник Небу. Государь, ежегодно, в день зимнего поворота, совершает здесь великое жертвоприношение Небу (Богу).

Против сего жертвенника, по западную сторону дороги, также есть довольно обширное место, обнесенное высокою стеною (No 109). Это жертвенник Изобретателю земледелия. Здесь государь ежегодно в третьей весенней луне (Апрель), в счастливый день под названием хай, совершает известный обряд землепашества.

Далее к северу ворота внутреннего города, называемый Чжен-ян-мынь (No 91), а еще далее первые ворота императорского города, называемые Дай-цин-мынь (No 60). За этими воротами лежит обширная площадь с дворцовыми по бокам зданиями для заседания временных комитетов по разным делам. Далее к северу еще двое ворот императорского города, называемые Тьхянь-ань-мынь (No 61) и Дуань-мынь (No 62). По правую сторону сих ворот Тхай-миао (No 63), что значит великий храм. Это храм предкам царствующей династии. Здесь в начале каждого из четырех годовых времен князья царствующего дома совершают жертвоприношение, а в конце года приносят общую жертву предкам своего дома.

Насупротив сего храма, по западную сторону дороги жертвенник Ше-цзи-тхань (No 64), посвященный Ше и Цзи, покровителям земледелия. [121] Здесь ежегодно приносят им жертву в средних месяцах, весеннем и осеннем (в Марте и Сентябре, то есть в начале и по окончании полевых работ), в день под названием сюй.

Далее к северу южные ворота дворцового города, называемые Ву-мынь (No 1) Над сими воротами есть двуэтажная башня в девять звеньев. По бокам сей башни, в открытых галлереях на восточной стороне, повешен колокол, на западной литавра. При каждом шествии государя в тронную Тхай-хо-дянь, бьют в колокол (В Китае бьют в колокол с бока большим деревянным отрубком) и литавру; при выезде и въезде чрез сии ворота бьют в колокол, при жертвоприношении в великом храме бьют в литавру. За сими же воротами выдают подарки иностранным посланникам и их государям, и ежегодно в 1-е число десятой луны раздают месяцословы на будущий год.

От сих ворот далее к северу ворота Txaй-хо-мынь (No 2), за которыми находятся три тронные одна за другою в близком расстоянии.

Первая и главная тронная есть Тхай-хо-дянь (No 3), определенная для больших выходов при дворе. Государь входит в сию тронную для принятия поздравлений в новый год, в зимний поворот, в день своего рождения и по другим важным каким-либо случаям. [122]

Сия тронная есть огромное одноэтажное здание. Цоколь ее имеет в вышину 20, а все здание с кровлею 110 футов; в фасад 11, а в поперечнике 5 звеньев, с двойным свесом. Крыльцо пред сею тронною называется красным, обведено перилами из белого мрамора, разделено на 5 сходов, каждый с тремя площадками; между площадками по десяти ступеней. Пред тронною, на помосте, называемом красным, чиновники при больших выходах совершают обряд троекратного коленопреклонения с девятью поклонами в землю (Делают три коленопреклонения, и при каждом по три раза бьют челом в землю). Для сего по правую и левую сторону мостовой, ведущей в тронную, поставлены в виде болванчиков бронзовые столбики, на которых вырезаны классы чинов от 1 до 9 (Т. е. от 1-го до 18-го; потому что каждый класс подразделяется на два: старший и младший). Для каждого класса сделано по одной линии: на восточной стороне для гражданских чиновников, на западной для военных. Надобно знать, что в Китае восточная, т. е. левая сторона при обращении лицом к югу считается старшею, и гражданские чиновники, по их образованию, имеют преимущество пред военными.

От тронной Тхай-хо-дянь на север стоит вторая тронная, называемая Чжунь-хо-дянь (No 4). Она содержит и в фасаде и в глубину по три звена, т. е. четвероугольная, но с круглою [123] кровлею. Пред тронною два флигеля — оба из тридцати звеньев — служат кладовыми для бронзовых вещей. В сию тронную входит государь смотреть молитвы, сочиненные для жертвоприношений, хлеб и земледельческие орудия, приготовленные для церемониального землепашества. Здесь же подносят ему родословную царствующего дома, вновь переписываемую по изтечении каждых десяти лет.

От сей тронной далее на север стоит тронная Бао-хо-дянь (No 5), имеющая в фасаде девять звеньев, с двойным свесом и нависшими коньками. В сей тронной государь угощает иностранцев накануне нового года, производит испытание магистров. Здесь же с торжественною церемониею подносят ему жизнеописание покойного его родителя.

Вышеописанные три тронные отделены одна от другой стенами, и назначены единственно для церемониальных выходов при дворе: почему в каждой тронной у северной стены против самого входа совне в зал поставлен престол для государя.

От тронных далее на север лежат ворота Цянь-цинь-мынь (No 19), в пять звеньев с тремя проходами. В сих воротах находится кабинет, в котором государь занимается рассматриванием государственных дел.

За сими воротами к северу возвышается огромное здание, имеющее девять звеньев в фасаде и пять в глубину. Это есть дворец Цянь-цинь-гунь [124] (No 20), в котором государь имеет пребывание, рассуждает с государственными чиновниками о делах и принимает чиновников, представляемых к определению и повышению. Здесь он ежегодно в новый год дает стол для князей своего рода. Здесь же, на обширном помосте, между воротами и дворцом, в 1711 и 1785 годах угощали собранных со всего Китая стариков, имевших выше шестидесяти лет от роду (От Юн-дин-мынь до Цязь-цин-мынь считается восемь ворот. Вот почему в Китайской литературе введено выражение, что Богда-хан обитает за девятью стенами).

От сего дворца далее на север, стоит тронная Цзяо-тхай-дянь (No 21), построенная по образцу тронной Чжун-хо-дянь, т. е. в три звена со всех сторон, с круглою кровлею. В сей тронной Государыня принимает поздравления от разных лиц своего пола и своих детей.

За тронною Цзяо-тхай-дянь лежит дворец Кхунь-нин-гунь (No 22), в котором Государыня имеет пребывание. Обширностию он равен дворцу Цянь-цин-гун.

Далее к северу, ворота Кхунь-нин-мынь (No 23), ведущие во дворец Государыни с северной стороны. За сими воротами на север прелестный сад с искуственными озерами и горами. Сад к северу оканчивается воротами Юй-юань-мынь, а садом оканчивается дворец Богдахана, взятый в европейском смысле. Царевичи живут по восточную, [125] четыре классные наложницы государевы по западную сторону сего дворца, каждый в особливом дворце. За садом к северу лежат ворота Шень-ву-мынь (No 24), ведущие в дворцовый город с севера. От сих ворог к северу лежит сад с прелестною о пяти холмах горою, называемою Цзянь-шань (No 43). На этой горе повесился последний государь из дома Мин. У северной стены в сем саду лежит траурная тронная Шеу-хуань-дянь, в которой гроб с телом покойного государя обыкновенно стоит от его кончины до погребения. По сим двум причинам сад никем из царских лиц непосещается.

II. СТРОЕНИЕ И РАСПОЛОЖЕНИЕ ЗДАНИЙ.

Выше я показал только расположение тронных и дворцов государевых. Но еще необходимо нужно узнать внутреннее расположение зданий. Начнем с ворот.

В Китайском зодчестве три вида ворот: городские, форменные и обыкновенные.

Городскими воротами называется высокий со сводом проход сквозь стену городскую. В самой средине прохода деревянные затворы во всю вышину прохода. Над воротами на стене строится башня, коей наружный и внутренний вид совершенно сходствует с расположением жилых огромных зданий. Башни бывают двуэтажные с двойным и тройным свесом. [126]

Второй вид составляют форменные ворота названные так потому что они строятся по форме законом предписанной; соответственно месту или классу чина. Сии ворота состоят из одноэтажного здания с одним, тремя и пятью проходами. По наружному виду они не отличаются от обыкновенных жилых зданий; но вместо лицевой и задней стены имеют по самой средине длины своей воротные полотенцы по два и по четыре. В воротах и на воротах бывают еще жилые комнаты. Вот почему Государь занимается государственными делами в воротах Цянь-цын-мынь и на воротах Ву-мынь. Форменные ворота строятся при публичных зданиях, как-то: при дворцах, храмах, присутственных местах и монастырях. Они состоят из одного, трех и пяти звеньев, но более одного прохода иметь не могут, исключая ворот в царском дворце. Обыкновенные ворота состоят из верей каменных, кирпичных и деревянных, на которых вешаются полотенца. Сии ворота бывают разной величины и разных форм.

Здания вообще, как и форменные ворота, имеют состав деревянный, кровлю черепичную, стены кирпичные. Построение начинается тем, что на выбитом из глины с известью основании кладут цоколь из камня или кирпича на один на два и более футов от земли. На сем основании раскладывают каменные подстолбия, наблюдая, чтоб положенные на северной стороне были на одной линии с противоположными на лицевой стороне. На [127] подстолбия ставят деревянные столбы, которые вверху расперты продольными брусьями, вложенными в пазы. На каждый передний столб с противоположным ему задним кладутся поперечные балки, или матицы, на которых утверждают стропила, а к стропилам приколачивают решетинник, на который настилают свинцовые листы, или зонт или соломенные рогожки, потом слой глины или извести, разтворенной с глиною, и кладут черепицу. Сим оканчивается главная работа в здании. Кладка стен и внутренняя отделка после продолжаются. Расстояние от столба до столба по лицевой стороне называется звеном (Это слово весьма часто встречается), которого длина и глубина, соответственно вышин здания, бывает от 7 до 15 футов. Здания вообще имеют нечетное число звеньев, напр: три, пять, семь, девять. В построении флигелей, служб и казарм не наблюдают сего правила. Кровли вообще двускатные, исключая дворцов и храмов, которые кроются на четыре стороны. В зданиях с двойным и тройным свесом бывает одна кровля, нижний свес внутренним боком прикрепляется к главному зданию, а наружным лежит на деревянных колоннах, и составляет довольно широкий крытый ход вкруг здания. В зданиях двух-этажных колонны ставятся сквозными до кровли, а второй этаж утверждается на брусьях, лежащих на особенных подставках, прислоненных к колоннам. [128]

В больших домах фасад главного здания всегда обращен на юг; впереди по бокам флигели, восточный лицом на запад, западный на восток. Вкруг главного корпуса крытый ход. Центральное звено, всегда нечетное, как в наших строениях число окон, составляет вход в приемный зал с тремя дверями, из коих средния состоят из двух полотенец, и боковые одностворчатые. У северной стены в зал прямо против входа делается огромный щит, под которым ставится дивам или кресла. За щитом выход из зала на задний двор. Выход из зала в боковые комнаты закрыт, вместо дверей, занавесами. Таково и самое раcположение тронных прихожих небывает, а из зала выход на крыльцо, с которого сход по ступеням ведет на мостовую, а мостовая. ведет чрез весь двор к щиту, закрывающему церемониальные ворота от входа в зал; за церемониальными воротами лежат наружные иначе большие ворота, стоящие лицом на улицу, а внутри их службы для привратников. В присутственных местах за уличными воротами еще есть палисад с решетчатыми деревянными воротами. Главный корпус назначается для принятия гостей и для занятия делами, а жилые комнаты и службы для людей отдельно расположены за главным корпусом.

III. ЛЕТОСЧИСЛЕНИЕ.

Китай имел древнюю историю своего существования, которая, при всей краткости тогдашнего [129] слога содержала в себе очень много любопытного и, до сокращения ее славным мудрецом Кхун-цзы, начиналась гораздо древнее; ибо она по преданиям, восходила к тем первобытным временам, когда обитатели нынешнего Китая только что начали выходить из дикого состояния, т. е., начали строить шалаши на деревьях, прикрываться древесною корою, добывать огонь посредством трения дерева об дерево. Сии первые времена восточного мира в Азии сколь ни кажутся отдаленными, но по Китайским преданиям не восходят далее 3000 лет до Р. X.

По баснословным преданиям неизвестного сочинителя, от сотворения мира до Р. X. прошло 3,267,000 лет. Столь длинный период заключает в себе царствование десяти колен, из коих каждому определено известное число лет продолжения. Но сии предания как сказки, составленные из несбыточных повестей, учеными Китайцами безусловно отвергнуты. В XII век славный Китайский астроном Шао-цзы составил систему миробытия. По сей системе существование мира разделяется на положительные периоды, из коих каждый заключает в себе продолжение 126,600 лет, т. е. от начала мира по его разрушении должно протечь 126,600 лет.

Каждый период мира разделяется на 12 кругов, подобно как год разделяется на 12 месяцев. Круг содержит в себе 30 оборотов, а оборот содержит в себе 12 [130] тридцатилетних веков, подобно как месяц содержит в себе 30 дней, а день 12 часов (Китайский час содержит в себе два часа европейские). Сим образом каждый круг заключает в себе продолжение 10,800 лет. Круги называются именами 12 земных ветвей (см. ниже). В первом круге под названием Цзы (О значении букв цзы, чеу, инь, ву, сюй и хай см. в след. отделении этой статьи), образовалась земля, в третьем под названием Инь, явились одушевленные твари, и теперь только родился человек. Ныне (со времен государя Но, т. е. с 2,357 года до Р. X) продолжается шестой круг под названием Ву. В 11-м круге под названием Сюй, исчезнет все одушевленное, и людей уже не будет. В 12-м круге, под названием Хай, последует совершенное разрушение мира и превращение в хаос. По окончании сих перемен, в следующем периоде, под названием Цзы, начнется новое образование мира, по прежним естественным законам. Небо и земля, вновь произшедшие будут подобные нынешним, и таковое последование периодов одного за другим будет безконечно.

Сия система миробытия, как предположение, основанное на одном арифметическом вычислении, китайскими историками непринята; а между тем, быв передана в Европу без объяснения, породила множество нелепостей о истинном историческом летосчислении Китайцев. [131]

Древняя история Китая еще во времена мудреца Кун-цзы, т. е. за пять веков до Р. X., по ее древности считалась священною под названием Шу-цзин; но как она содержала в себе разные заблуждения и суеверия, свойственные тогдашним временам; то Кун-цзы, желая поставить ее основанием государственного управления и нравственности в народе, исключил все несообразное с здравым разумом, и сократив ее во 100 глав, уничтожил 9/10 древних сведений о Китае. В его время способ писания был очень затруднителен; почему ученые, единодушно приняв новое сокращение, тотчас оставили все старое. Во время книгосозжения, случившегося за два с небольшим столетия до Р. X., истреблены были все исторические книги и стихотворения, исключая «Книги Перемен», которая, как гадательная, пощажена была. Вскоре после сего произшествия нашли древнюю историю Китая, закладенную в стене одного дома, но до половины согнившую. Сим образом самая большая часть древнейших сведений о Китае безвозвратно утрачена,

Сы-ма-цянь, глава историков, живший во втором веке пред Р. X., первый написал систематическую полную историю Китая, доведенную от древних времен до 140 года пред Р. X. Сей историк говорит, что в его время старики много помнили разных преданий о древних событиях Китая, и на основании сих преданий он начал свою историю с 61 года царствования государя [132] Хуань-ди, а по нашему летосчислению с 2637 года до Р. X; Но историк XII века, Чжу-си, в своей летописи Китая, под названием Ган-му, основываясь на древней истории, сокращенной мудрецом Кун-цзы, начал летосчисление с царствования государя Яо, т. е. с 2351 года, отнюдь не опровергая существования государей, бывших до Яо, и его мнение всеми учеными признано основательным.

И так по хронологии ныне принятой в Китае:

Яо, царствовал от 2351 до 2255, всего. 102 г.

Шунь царствовал от 2255 до 2205 всего 50 л.

I. Династия Ся царствовала от 2205 до 1166. всего 439 л.

II. Династия Шан от 1766 до 1122, всего 644 года. Династия Шан с 1401 года приняла название Инь.

III. Династия Чжеу царствовала от 1122 до 255, всего 867 лет. Государи династии Ся назывались царями, по Китайски хэу; напр. Ся-хэу-юй. Ся-хэу значит царь из дома Ся, Юй есть имя первого царя из сего дома. В последствии Ся-хэу обращено в прозвание сему дому. Государи династии Шан титуловались Вань, что ныне значит: великий князь, и ciе слово поставлялось пред их именами; напр. Ван Чен-тхан, что значит: великий князь Чен-тхан. Государи династии Чжеу назывались также великими князьями; но слово Ван поставляли после имени. Это произошло от того, что в начале сей династии сделано было положение по кончине [133] государей давать им особливые имена, под которыми они остаются в истории; а имена сии означали свойства или качества их; напр. Ву-ван, что значит «воинственный король;» ибо сей государь оружием взял у династии Шан престол империи. В продолжение династии Чжеу находятся два частные периода: а) Чунь-цю, что значит весна и осень. Собственно Весна и осень есть название летописи удельного княжества Лу, сочиненной мудрецом Кун-цзы. Сей период составляет цепь фамильных споров между удельными князьями и удельных князей с своими вельможами. Он продолжается с 722 до 480, всего 242 года. б) Чжань-го, что значит Война царств: ибо в сие время семь сильных царств, на которые Китай разделился, вели между собою упорную войну, защищая престол империи, существовавший в одном мнении их. Сей период продолжался от 480 до 223, всего 251 лет.

IV. Династия Цинь царствовала от 255 до 206, всего 49 л.

V. Старшая династия Хань царствовала с 206 года до Р. X. до 23 по Р. X. 228 л.

Последния четырнадцать лет сей династии составляют царствование престохищника Ван-ман (он же Синь-ман).

VI. Младшая династия Хань, одного дома с старшею царствовала с 23 до 226, всего 198 л.

VII. Династия Вэй царствовала от 221 до 265, всего 44 г. [134]

Сей же самый период составляет и Троецарствие, по китайски Сань-го: ибо в царствование династии Вэй, Китай разделялся на три царства или Дома: а) Вышеупомянутый дом Вэй царствовавший в северной половине Китая; б) Дом Хань, отрасль младшей династии Хань, царствовавший на юго-западе от 221 до 264, всего 43 года; Дом Ву, царствовавший на юго-востоке, от 222 до 280, всего 58 лет.

VIII. Династия Цзинь царствовала от 265 до 420, всего 155 лет.

IX. Династия Сунь царствовала от 420 до 419, всего 59 лет. Сия династия в отличие от последующей большой династии Сунь, нередко называется Лю-сунь, от основателя своего Лю-юй.

X. Династия Ци царствовала от 419 до 502 всего 23 года. Сия династия называется южною, Нань-ци, в отличие от северной династии Ци.

XI. Династия Лянь царствовала от 502 до 551, всего 55 лет.

XII. Династия Чень царствовала от 551 до 581, всего 24 года. Собственно сия династия пресеклась в 589 году; но 9 лет причислены к династии Суй. Последния четыре династии: Сун, Ци, Лянь и Чень, в истории названы Южными Дворами, Наньчао потому что он царствовали в южной половине Китая. В северной половине возстали разные домы из Монголов и Тангутов, из коих должайший был Монгольский Дом Тоба, царствовавший под названием младшей династии Вэй и Юань-вэй, от [135] 386 до 558, всего 172 года. Дом сей пред своим падением разделился на два: а) на востоке северный Ци, царствовавший от 550 до 578, всего 28 лет; б) на западе Чжеу, царствовавший от 551 до 582, всего 25 лет.

XIII. Династия Суй царствовала от 581 до 618, всего 31 лет.

XIV. Династия Тхань царствовала от 618 до 907, всего 289 лет.

XV. Пять династий, по Китайски Ву-дай царствовали от 901 до 960, всего 53 года. Из сих пяти династий Дом Лянь царствовал 16, младший Дом Тхань 13, младший Дом Цзинь 11, младший Дом Хань 4, младший Дом Чжеу 9 лет. Царствование младшего Дома Хань еще продолжалось под названием северного Дома Хань до 980 года.

XVI. Династия Сунь царствовала от 960 до 1280, всего 320 лет. В продолжение сей династии, в северной половине Китая царствовали еще три дома: а) Ляо, произшедший от племени Киданьских (в нынешнем Баринь) Монголов, царствовал от 916 до 1115, всего 199 лет; б) Гинь, произшедший от тунгусских князей, царствовал от 1115 до 1234, всего 121 год; в) Ся, произшедший от тангутских князей, царствовал от 1034 до 1228, всего 194 года, а со включением первых двух его королей, 242 года.

XVII. Династия Юань царствовала от 1280 до 1368, всего 88 лет. Сей Дом, считая с Чингис-ханова объявления себя ханом, царствовал 160, с [136] возшествия Хубилаева на престол китайский 104, от покорения под свою власть всего Китая 88 лет.

Х?Ш. Династия Минь царст. от 1368 до 1644, всего 216 лет.

XIX. Династия Цинь царствует от 1644 до настоящего года, 196 лет.

Что касается до самого образа летосчисления, Китайцы употребляют эпохи, периоды и эры особенного рода. Вступление династии на престол составляет эпоху, а продолжение ее царствования до следующей династии период. Вступление каждого государя на престол составляет эру, от которой летосчисление продолжается до конца его царствования.

С того времени, как Китайская История начинает летосчисление, т. е. с 2351, до 140 года до Р. X., Китайцы считали годы от возшествия государей на престол; а со 140 года Государь В^ли первый ввел положение давать наименование царствованию или правлению каждого государя, и как сей Государь приписывал сим наименованиям влияние на счастливые произшествия, то и переменял оные каждый раз, когда встречались ему трудные обстоятельства в правлении. Такой предрассудок продолжался до 1368 года по Р. X.; а с сего времени Хун-ву, основатель династии Мин, и преемники его имели одно наименование правления во все свое царствование, что и настоящая династия Цинь продолжает. [137]

Сим образом слова: Шунь-чжи, Кхан-си, Юнь-чжень, Цянь-лунь, Цзя-цинь, Дао-гуань, под которыми у нас разумеют государей настоящей династии Цин, не суть имена сих государей, но наименования их правлений. В Китае великою неучтивостию считается назвать человека по имени; относительно же имени царствующего государя, при самом его вступлении на престол, правительство предписывает не употреблять на письме самой буквы, изображающей оное; имеющие же эту букву в именах личных должны заменить ее другою. В бумагах и в разговорах называют государя «Император» «Государь»; покойных государей называют тем качественным именем, которое по смерти дается каждому, соответственно образу его правления, или проименованием, данным ему в храм предков. Когда же в разговорах нужно указать на время, то употребляют наименование правления; напр. Кхань-си-ши-хэу, что значит «во время правления Кхань-си»; Дао-гуан-ши-бпа-нянь, что значит «в 18 лето правления Дао-гуан»; а для означения самих государей прибавляют к наименованию правления слова ди или е; напр. Кхан-си-ди, что значит «Император правления Кхан-си Цянь-лун-е, что значит «государь правления Цянь-лун.»

Сие общее употребление наименование правлений ввело первоприбывших в Китай Европейцев в обман принять оные за собственные имена государей. Не упражнявшись еще в китайской [138] словесности, они не могли предвидеть той запутанности, какую в последствии встретили при переводе сих имен: ибо многие государи имели от двух до пяти и более наименований своему правлению. Ныне, при умножении переводов с Китайского языка, необходимость заставляет исправить сию погрешность, и, сообразуясь с правилом, принятым в Китае, называть государей теми именами, под которыми они известны в империи, а наименованиями правлений означать только порядок времени, присовокупляя, для ясности, к их летосчислению и годы христианской эры. Вот почетные названия покойных государей нынешней династии в Китае и наименования их правлений:

Государи — их правления:

Гао-ди. — Тьхянь-мин.

Вынь-ди. — Тьхянь-цун.

(Оба в Маньчжурии).

Чжан-ди. — Шунь-чжи.

Жень-ди. — Кхан-си.

Сянь-ди. — Юн-чжен.

Шунь-ди. — Цянь-лун.

Жуй-ди. — Цзя-цинъ

Жуй-ди. — Дао-гуан.

(Все в Китае).

V. ВРЕМЕСЧИСЛЕНИЕ.

В Китае принят лунный год; почему в продолжении 19 лет бывает 12-годов из 12, и семь [139] из 13 месяцев. Тринадцатый месяц называется высокосным, жунь-юе; но годы состоящие из 13 месяцев, не называются высокосными. Каждый месяц начинается с точки нарождения луны, а год с нарождения февральской луны. Первый месяц года называется Чжень-юе, а последний Ла-юе; прочие месяцы не имеют собственных названий, а считаются порядочными числами; напр. вторая луна, или месяц, третья луна и так далее.

Сутки делятся на 12 часов; час на две половины, первую и вторую; половина часа имеет четыре четверти, а четверть пятнадцать минут. Часы не считаются порядочными числами, как это делают в Европе; а называются собственными именами, заимствованными от названий 12 земных ветвей, соответствующих 12 животным. К названию первой половины часа прибавляют звук чу, что значит: начало; к названию второй половины звук чжен, что значит ровно, а счет самых часов начинают с 11-го часа пополудни. Таким образом Китаец говорит:

Цзы-чу. 11 часов пополудни, мышь.

Цзы-чжен. 12 часов пополудни, мышь.

Чеу-чу. час пополуночи, вол.

Чеу-чжен. 2 часа пополуночи, вол.

Инь чу. 3 часа пополуночи, тигр.

Инь-чжен. 4 часа пополуночи, тигр.

Мао-чу. 5 часов пополуночи, заяц.

Мао-чжен. 6 часов пополуночи, заяц. [140]

Чень-чу. 7часов пополуночи, дракон.

Чень-чжен. 8 часов пополуночи, дракон.

Сы-чу. 9 часов пополуночи, змея.

Сы-чжен. 10 часов понолуночи, змея.

Ву-чу. 11 часов пополуночи, конь.

Ву-чжен. 12 часов пополуночи, конь.

Вэй-чу. час пополудни, олень.

Вэй-чжен. 2 часа пополудни, олень.

Шень-чу. 3 часа пополудни, обезьяна.

Шень-чжен. 3 часа пополудни, обезьяна.

Ю-чу. 5 часов пополудни, петух.

Ю-чжен. 6 часов пополудни, петух.

Сюй-чу. 1 часов пополудни, пес.

Сюй-чжен. 8 часов пополудни, пес.

Хай-чу. 9 часов пополудни, свинья.

Хай-чжен. 10 часов пополудни, свинья.

Время по часам считается включительно; напр. вместо «в половине третий» Китаец говорит «два часа и две четверти».

Китайцы астрономический год разделяют на 24 части, называемые «переменами атмосферы,» которые происходят от годового обращения солнца по эклиптике. Сии перемены суть:

1) Начало весны, ли чунь. Начало весны полагается за полтора лунных месяца до весеннего равноденствия, т. е. оно составляет точку, разделяющую время между зимним поворотом и весенним равнодействием на две равные части. В день начала весны Государь с князьями и первыми [141] чинами встречает весну в жертвеннике солнцу. Здесь становятся они под зеленое знамя. На жертвенник ставят вола и землепашцев из глины слепленных; приносят жертву Цин-ди, божеству зелени. По окончании жертвоприношения разбивают вола и землепашцев, и гадают по ним об урожае года. Правители областей, округов и уездов сим же образом поступают в своих городах.

2) Дождевые воды, юй шуй. Чрез 15 дней от начала весны следует перемена, называемая дождевыми водами. В сие время раскрывается царство растений, и обыкновенно ожидают дождя для содействия произращению. Во все четыре времени года бывают дожди (Говорится о южных странах Китая, где в Январе, вместо снега идут дожди); только дожди падающие после начала весны в сравнении с летними и осенними особенно полезны, от чего и время это названо «переменою дождевых вод».

3) Сотрясение т. е. пробуждение куколок, цзин-чже. Куколка есть насекомое, образовавшееся, но еще не превратившееся. Под сотрясением разумеется время, когда куколка равным образом животные и гады, в продолжение зимы находящиеся в мертвом оцепенении, пробуждаются от своего безчувствия, и жизнь начинает развиваться в них. Коль скоро после начала весны случится гром, то насекомые, находящиеся в земле, начинают после сотрясения превращаться; посему и время это [142] наименовано «переменою сотрясения,» иначе пробуждения куколок.

4) Весеннее равноденствие, чун-фынь. В день весеннего равноденствия день и ночь бывают равмы. Это черта между зимою и летом. В день весеннего равноденствия Государь отправляется в жертвенник Солнцу, и там в пять часов по полудни приносит жертву Духу света.

5) Ясность, цин-мини. Ясность есть перемена, при наступлении которой каждое семейство в малом трауре отправляется на кладбище принести жертву покойным родителям и предкам своего рода по мужеской линии. Это есть священный и неизменяемый обряд, подобный русским поминкам.

6) Хлебный дождь, гу-юй. После ясности следует перемена атмосферы, названная хлебными дождями, в знак того, что от дождей зависит произращение хлебов.

7) Начало лета, ли-ся. Начало лета составляет точку, разделяющую время между весенним равноденствием и летним поворотом на две равные части. В сие время хвост северной медведицы обращен бывает к югу.

Примеч. Северная медведица, по китайскому звездословию, содержит в себе семь звезд и называется Бэй-дэу, что значит северная мерка; ибо она видом своим изображает мерку с ручкою; хвост медведицы по вечерам между 8 и 10 часами обращен бывает весною к востоку, летом к югу, осенью к западу, зимою к северу. [143]

8) Налив, сяо-ман. В сие время наливаются хлеба.

9) Созревание, ман-чжун. В южных странах Китая созревают хлеба в это время. Под словом «ман-чжун» еще разумеют пересадку риса.

10) Летний поворот, ся-чжи. Летний поворот составляет точку, с которой дни начинают убывать, а ночи прибывать. С сего времени водород начинает действовать.

11) Малые жары, сношу. За летним поворотом следуют малые жары, т. е. с сего времени атмосфера начинает день-ото-дня разгорячаться, и потому оно названо «переменою малых жаров.»

12) Большие жары, да-шу. За малыми жарами следуют большие жары. Как в сие время атмосфера чрез-меру разгорячается, то в отличие оно названо «переменою больших жаров.»

13) Начало осени, ли-цю. Начало осени составляет точку, разделяющую время между летним поворотом и осенним равноденствием на две равные части. В день начала осени государь на военной колесниц отправляется в жертвенник Луны встречать осень, и там приносит жертву.

14) Конец жаров, чу-шу, За началом осени следует конец жаров. В промежутке лета с осенью теплород начинает ослабевать, а водород усиливаться. В конце жаров теплород перестает уже действовать: почему это время названо «переменою конца жаров.» [144]

15) Белая роса, бай-лу. Испарения земли, поднявшиеся вверх, составляют туман: опустившиеся на землю превращаются в росу. Во все четыре времени года по утрам бывают росы (Говорится о странах южного Китая, где не бывает зимы), но только около осеннего равноденствия росы начинают смерзаться и сплошь кажутся белыми; от чего и самое время это названо «переменою белых рос.»

16) Осеннее равноденствие, цю-фынь. В день осеннего равноденствия день и ночь бывают равны; это черта между летом и зимою.

11) Мерзлые росы, хан-лу. Самое название объясняет значение сей перемены.

18) Падение инеев, щуан-цзян. Иней составляется из смерзающейся росы. В сие время атмосфера бывает холодна, и росы, смерзаясь, производят иней, от чего и название перемены взято.

19) Начало зимы, ли-дун. Зима есть время, в которое все растущее и живущее скрывается, и атмосфера бывает пронзителено-холодна. В сей день Государь встречает зиму в Жертвеннике земли.

20) Малые снега, сяо-сюе.

21) Большие снега, да-сюе. Сии две перемены составляют время, в которое должны итти снега, от чего и название получили.

22) Зимний поворот, дун-чжи. Зимний поворот составляет точку, с которой начинают дни прибывать, а ночи убывать. С сей точки теплород начинает иметь силу. [145]

23) Малые морозы сяо-шу. 24) Большие морозы, да-шу. Cии две перемены следуют за зимним поворотом. От степени холода заимствовано их название.

Вышеизложенные 24 перемены следуют одна за другою, считая по эклиптике — ровно чрез 15°, что составляет около 15 суток промежутка одной перемены от другой. Начало весны и весеннее равноденствие, начало лета и летний поворот, начало осени и осеннее равноденствие, начало зимы и зимний поворот суть главные перемены четырех годовых времен; прочие 16 перемен атмосферы считаются малыми (В статье под заглавием: «Взгляд на просвещение в Китае» изложены мною самые точки времени, с которого начинается каждая перемена атмосферы — по Пекинскому меридиану).

VI. ДАНЬ И ПОЗДРАВИТЕЛЬНЫЙ АДРЕС.

При сношениях Европейских держав с китайским Двором, открывшихся за 200 пред сим лет, встретились два обстоятельства, которые до сего времени полагают неотвратимое препятствие к политическому сближению Европы с Китаем. Эти препятствия заключаются не в обширности и безводности бесплодных степей Монголии, не в вечных туманах каменных,, непроходимых гор китайского запада, а только в двух словах: дань и поздравительный адрес. [146]

В дипломатическом языке китайского Двора дань называется гун, поздравительный адрес биао. Чтобы во всей обширности постигнуть важность значения, которое сим словам дают Китайцы, надобно войти к началу их происхождения.

Китай от древних лет до 231 года до Р. X. имел поместное правление, и делился на множество княжеств.

Удельная система династии Ся в продолжении 2205-1766 годов, мало известна. Любопытные хартии уделеной системы династии Шан, 1766—1122, и династии Чжеу, 1122—255 годов до Р. X., сохранены в древней Истории Китая. В помянутых хартиях с точностию определены права удельных князей и отношения их к Главе империи, который, имея собственный удел, управлял империею как глава большого семейства, не вмешиваясь во внутренния распоряжения уделов.

Владетели уделов были: 1) однофамильные родственники Великого Князя; 2) инофамильные потомки прежних династий или древнейших государей Китая; 3) иноземные владетели, помогавшие царствующей династии к получению престола империи. Все сии удельные владетели имели общую обязанность — для изъявления своей зависимости от Главы империи ежегодно представлять ему известную часть исключительных произведений своей земли для употребления при жертвоприношении предкам царствующего дома. Сии-то местные произведения, представляемые от вассалов своему [147] повелителю, названы словом гун, которое существенно не означало дани с какого нибудь народа, но личное от удельных князей приношение Глав империи.

Удельное постановление о дани есть одно из древнейших по времени и важнейших по отношению к религии Китая, которая жертвоприношение родителям по смерти и предкам возлагает на всех, как обязанность священнейшую пред другими обязанностями. Донесение князя Юй об осушении болотистых стран в Китае, оконченное в 2278 году до Р. X., названо Юй-гун, что значить: дани князя Юй; потому что сей князь, при описании гидравлических своих работ, в том же донесении показал, какие местные произведения, откуда и какою дорогою шли ко двору Великого князя. В V столетии пред Р. X. владетель иноземного удела Чу прекратил отправление ко двору Великого князя травы, чрез которую процеживали вино, употреблявшееся при жертвоприношении. Удельные князья на общем совете положили наказать сего владетеля и в 656 году послали в удел Чу союзное войско, поставляя предлогом войны то, что владетель удела Чу удерживал Великого князя от жертвоприношения предкам (В это время владетель удела Чу усилился покорением разных стран в южном Китае, и образовал новое союзное государство. Он отделился от северного союза; но войну ему объявили под священным предлогом). [148]

В последствии поместное правление сделалось источником долговременных междоусобий в Китае, и в 231 году до Р. X. было уничтожено. Владетели семи царств, на которые разделился Китай, около 250 лет вели между собою кровопролитную войну, защищая престол империи от похитителя, и между тем каждый имел в виду овладеть оным. Победителем остался Цинь-ши-хуан, который, по истреблении побежденных, превратил поместное правление в монархическое. С изменением образа правления, он изменил и значение дани. Земли, бывшие до того времени общими, чрез продажу превратив в личную собственность владетелей, он превратил поземельный оброк в государственную подать, взимаемую с землевладетелей, а прежнюю обязанность удельных владетелей — представлять местные произведения Главе империи — возложил на страноправителей и иноземных владетелей, зависевших от Китая. С сего времени слову гун дано положительное значение, с одной стороны теснее, а с другой обширнее прежнего. Все местные произведения, покупаемые в губерниях для Двора; все редкие произведения искуства, в новый год подносимые Богдахану от начальников губерний, носят общее название гун. Дары, привозимые Китайскому Двору посланниками иностранных держав, не могут быть приняты иначе, как под названием гун, которое, как выше мы видели, означает личное от подданного или от вассала приношение своему повелителю. [149]

Биао в книжном языке значит наружность вещи; но сие слово, взятое в переносном смысле, означает излияние верноподданнических чувств пред государем, по случаю важного какого-либо торжества. Это собственно есть поздравительный адрес, составляющий существенную часть больших выходов при Китайском Дворе.

Не могу определить, сколь давно слово биао введено в дипломатический язык Китайского Двора. Известно только, что в предпоследнем столетии пред Р. X. Китайский Двор, вступив в сношения с разными владетелями на западе, требовал, чтобы грамоты, посылаемые к нему от независимых иностранных государей, называемы были биао, и сие требование в последствии превращено в неизменяемый закон. По сей-то причине в настоящее время, при самом вступлении иностранного посольства в пределы Китая, предварительно требуют показать верющую грамоту, под предлогом узнать ее содержание; и если сия граммата в переводе имеет другое название, то предлагают заменить оное словом биао; в противном случае решительно отказывают в пропуске посольства.

И так гун и биао в дипломатическом языке Китайского Двора суть два клейнода мечтательного первенства его пред Дворами всех других держав в свете, и сии клейноды некогда были запечатлены кровию многих милионов людей,— ибо Китай, для удержания исключительного первенства при себе, вел в разные времена жестокие и [150] продолжительные войны с соседними народами. Подобная война с Тибетом началась в 118, а кончилась в 822 году признанием Тибета равною с Китаем державою. К утешению Китайского Двора, тибетский Каньбу (император) родился от сестры китайского государя, с которым был заключен мир, и посему в клятвенном договоре назван был племяишиком, а последний дядею — с удержанием родственного старшинства над перным.

С другой стороны должно сказать, что сии же два слова суть самые верные посредники к сближению с Китаем: стоит только признать себя зависимым от него и положить в договоре постоянно представлять дань в известные годы. Сим средством ныне пользуются разные мелкие владетели в Азии, и посланцы их частенько посещают столицу Китая, потому что за доставляемую дан получают равноценную награду, и сверх сего пользуются безденежным проездом чрез китайские владения и беспошлинным ввозом своих и вывозом китайских товаров из Пекина.

VII. РОДОВЫЕ ПРОЗВАНИЯ И ИМЕНА.

Каждый Китаец имеет прозвание и имя:, а это сие сверх того имеют почетные названия и про именования.

В Китае для 360 мильйонов жителей находится около 400 прозваний (В Китае все прозвания собраны в одну учебную книжку под названием Бо-цзя-син, что зн. прозвания ста семейств. Отсюда Европейские Ориенталисты вывели, что Китайский народ первоначально состоял не более как из ста семейств. Название сей книжки относится к ХІ веку по Р. X. и слово сто означает только множеств. собир. число; напр. сотни, тысячи и пр), издревле принятых и [151] сделавшихся неизменными, потому что каждый мущина обязан носить прозвание того дома, из которого он происходит по мужеской линии; а произвольно принимать посторонния или приобретать новые прозвания запрещено законами.

Девица до выходе в замужество обыкновенно принимает мужнино прозвание. Что касается до мущин, то приемышь, усыновленный с дозволения правительства для продолжения рода чьего-либо, должен принять прозвание своего воспитателя. Но если по обстоятельетвам каким-либо нужно будет ему поступить обратно в прежний род, то на принятие прежнего прозвания также должен испросить дозволение правительства. В древности было обыкновение, что государи своих вассалов и вельмож, оказавшим великие услуги отечеству, удостоивали собственного прозвания, но сие исключение из законов давно прекратилось.

В Китае нет определительных имен, а coставляются они и даются детям по произволению родителей или старших, и могут быть переменяемы при каждом обстоятельстве, показывающем значительное изменение в возрасте дитяти. Только имени, принятого при поступлении в казенное училище, или при определении в должность [152] переменить уже невозможно, и кто самовольно сделает это, судится как самозванец. Но касательно перемены имен находятся законные исключения. Чиновник, имеющий имя одинаковое с именем какого-либо князя или вельможи, должен переменить оное. Если случится, что два чиновника, служащие в одной губернии, будут иметь одинаковое имя, то младший из них должен переменить свое. Если имя чиновника противно приличию, или одинаково с названием царского кладбища, то также должно переменить оное. Но во всех сих случаях перемена имени производится по начальству.

Ими в понятии Китайцев заключает в себе что-то унизительное. Буквы, которыми изображаются имена древних святых, или имена государей царствующей династии, запрещено употреблять в сочинениях и судебных бума?ах, исключая тех мест, где по необходимости следует написать их имена. Прежде даже чтецы при жертвоприношении, читая молитву вместо государя, произносили имя его, скрадывая голос; но с 1683 года Государь Жень-ди указал, чтобы при чтении молитвы имя государево произносили вслух и ясно.

С другой стороны только государи подданных, родители детей, дядя племянника, господин слугу, старший низшего или мальчика могут назвать именем; прочим же называть другого по имени вменяется в неучтивость и даже принимается за большое личное оскорбление.

Если в учтивых разговорах случится лично [153] спросить кого-нибудь о его имени, то для избежания самого слова имя употребляют слово непроизносимое; напр. вместо вопроса: позвольте узнать ваше имя, надобно сказать: позвольте узнать ваше непроизносимое. В разговорах вообще один другого называют прозванием, прибавляя к нему другие учтивые слова, смотря по чину, возрасту и состоянию, или вместо прозвания употребляют ближе принятые учтивые наименования (Сии учтивые наименования помещены мною в изданной мною «Китайской Грамматике» на стр. 214). В судебных бумагах и частных актах обыкновенно подписываются своим прозванием и именем.

Почетное название извлекается из смысла слов, составляющих имя, а проименование, из смысла слов, составляющих название; но не редко проименования, даваемые отличным людям, заимствуются от их качеств, родины и местопребывания. В письмах и сочинениях равный равного может назвать почетным названием и проименованием. Иногда можно в письме или сочинении и самому подписаться и названием и проименованием; но сие могут делать только люди отличных достоинств; прочим же вменяется это в неучтивость и даже в гордость.

В Китае существует закон давать имена, или точнее сказать, качественные наименования по смерти. Сии наименования государю и государыне по кончине их полагаются министрами в общем собрании членов девяти высших правительственных [154] мест и шести прокурорских контор; потом представляются государю на утверждение. Наименование побочным царицам, князьям и вельможам одни министры полагают и также представляют государю на утверждение.

Проименования государям в Храме Предкам и качественные наименования им по смерти частию утверждены в начале династии Чжеу, за 1120 лет до Р. X. Ныне они изложены в трех книжках с объяснением смысла их.

Первая книжка содержит в себе 44 проименования государям в Храм предкам, 115 качественных наименований государям по кончине их, и 48 качественных наименований, даваемых государыням по кончине их. Вторая книжка содержит в себе 41 наименование для побочных цариц и 134 наименования для князей но кончине их. В третьей книжке содержатся 146 качественных наименований, даваемых от государя высшим чиновникам по смерти их.

VIII. ЦЕРЕМОНИАЛ БОЛЬШОГО И МАЛОГО ВЫХОДА ПРИ ДВОРЕ.

Хотя придворные церемониалы по разным случаям определены законом, но пред каждою церемониею Палата (министерство) Обрядов представляет Государю церемониал, по утверждении которого предписывает разным присутственным местам производить каждому по своей части приуготовительные распоряжения. Но, к сожалению, я не [155]

могу изложить сих распоряжений по множеству соединенных с ними предметов, совершенно неизвестных у нас. Не говорю при подробном, даже при кратком описании оных вы будете в хаосе, или ближе сказать, не в состоянии понимать предметов. И так необходимость предписывает мни начать описание с той точки, где кончатся приуготовительные распоряжения, и начинается самая церемония.

При большом выходе при Дворе поздравительный адрес заблаговременно относят в тронную Тхай-хо-дянь и полагают на стол (Каждое действие в церемонии совершается по возгласу церемониймейстера). Князья, назначенные к совершению церемонии, становятся на красном крыльце, разделяясь на два крыла: восточное и западное, — каждое в два ряда: первые лицом на запад, а вторые на восток, обращаясь несколько к северу. Чиновники, и гражданские и военные, становятся на красном крыльце; они также разделяются на два крыла, и образуют за кортежем по девяти групп на восточной и западной стороне — по числу рядов классных горок. Как скоро наступит минута церемонии, то чиновник Астрономического Института, стоящий в воротах Цянь-цин-мынь, чрез евнуха докладывает Государю о времени выезжать.

После сего как скоро на воротах Ву-мынь ударят в колокол и литавру, Государь в церемониальном одеянии садится в крытые носилки и [156] выезжает из дворца. Дежурные и десять из высших чиновников предшествуют ему, а два из первых чиновников сопровождают его. Позади тронной Бао-хо-дянь Государь, оставя носилки, входит в тронную Чжун-хо-дян, и садится на престол. Бывшие при нем чиновники становятся на помосте пред тронною, и совершают троекратное поклонение с девятью поклонами в землю. После сего они уходят к своим местам пред тронною Тхай-хо-дянь, и начинает играть музыка у тронной Чжун-хо-дянь. Государь входит в тронную Тхай-хо-дянь и садится на престол. Музыка перестает, а предшествовавшие и сопровождавшие отходят к местам, назначенным для них в церемониале. После троекратного удара плетью начинает играть музыка, поставленная на красном крыльце, по восточную и западную сторону выхода из тронной. В сие время Князья и чиновники выступают к местам, на которых должны совершать обряд поклонения, и становятся на колени. Музыка умолкает. Чиновник, назначенный читать адрес, входит в тронную восточною дверью, и, взяв адрес со стола, выходит из тронной и становится на колени под свесом прямо против престола. Два Министра становятся по сторонам его на колени и развертывают адрес. Чиновник, кончив чтение, опять полагает адрес на столе в тронной. В это время играет музыка на красном крыльце, в продолжение которой Князья и чины делают троекратное коленопреклонение с девятью [157] поклонами в землю. По совершении сего обряда все они уходят к своим местам и музыка умолкает. После троекратного удара плетью играет музыка у тронной Чжун-хо-дянь. Государь садится в носилки и возвращается в свой дворец; а князья и чиновники разходятся. Сим оканчивается большой выход при Китайском дворе.

Если случится милостивый манифест по какому либо случаю, то Министр выносит оный из тронной восточною дверью и под свесом передает Президенту Обрядовой Палаты; а сей, по принятии манифеста, сходит на среднюю площадку красного крыльца, и с коленопреклонением полагает манифест на стол; потом, учинив пред ним одно коленопреклонение с тремя поклонами., сносит его с крыльца и передает чиновнику, а сей, приняв манифест на чеканное блюдо, поднимает (обеими руками) вверх и в сем положении выходит из ворот Тхай-хо-мынь средним проходом. (Государь и лица из царского дома также посланники государевы проходят чрез ворота средним проходом). Таким же образом выносят из дворца манифест и царские дары.

Когда Государь празднует вступление в 60 или 70 год своей жизни, то чиновники, приехавшие из губерний, совершают обряд поклонения за воротами Ву-мынь и Тьхянь-ань-мынь

Большой выход при Дворе бывает только три раза в году: в новый год, в день рождения государева и в зимний поворот. Но как в день [158] зимнего поворота, Государь сам приносит жертву в Жертвеннике Небу, то съезд ко Двору и большой выход по сему случаю бывают на другой день. Малые выходы при Дворе ежемесячно бывают в 5, 15 и 25 числа. Церемониал прихода государева такой же, но при малых выходах Государь не заходит в тронную Чжун-хо-дянь, и не представляют ему поздравительного адреса; а только чиновники, долженствующие благодарить, вышед из рядов, делают троекратное коленопреклонение с девятью земными поклонами; прочие все стоят на своих местах.

В тот день малого выхода, в который Государь не входит в тронную, князья и чиновники в церемониальном одеянии одни совершают церемонию. Первые становятся за воротами Тхай-хо-мынь, составляя по два ряда на восточной и западной стороне, подобно как пред тронною Тхай-хо-дянь; а последние становятся за воротами Ву-мынь, составляя по девяти рядов на восточной и западной стороны. Обряд поклонения совершают зимою и весною в восемь, а летом и осенью в пять часов пополуночи.

IX. ЦЕРЕМОНИАЛ СЕМЕЙСТВЕННЫХ ПРИ ДВОРЕ ПОЗДРАВЛЕНИЙ В НОВЫЙ ГОД.

В новый год Государь, по совершении церемонии в тронной Тхай-хо-дянь, возвращается в Цянь-цинь-гун, для принятия поздравления от [159] Государыни, своей супруги. Не за долго пред новым годом Обрядовая Палата представляет Государю церемониал, по которому Государыня с побочными царицами должна принесть ему поздравление. Государь отдает сей церемониал в Дворцовое Правление, а Дворцовое Правление чрез главного евнуха представляет оный Государыне. По сему церемониалу главный евнух в новый год заблаговременно поставляет труппу музыкантов под свесом дворца Цянь-цин-гун и другую у ворот Цянь-цин-мынь. При возвращении Государя из тронной Тхай-хо-дянь начинает музыка, и умолкает, как скоро он сядет на престол. В сие время Государыня, в церемониальном одеянии, входит в Цянь-цин-вун и становится посреди тронной на месте поклонения, побочные царицы становятся по сторонам ее и все лицом на север. Оне делают шесть су (Су состоит из поднятия распростертой правой руки к правому виску и в самом легком приседании; это книгсен Китайский), три коленоприклонения и три поклона, и по совершении сего обряда тотчас уходят. В след за ними являются к Государю царевичи и совершают обряд троекратного коленопреклонения с девятью земными поклонами.

Государыня, после поздравления учиненного Государю, возвращается в свой дворец; а евнухи между тем заблаговременно располагают у тронной Цзяо-тхай-дянь государынин кортеж и [160] труппу музыкантов (Здесь в кортеже люди, употребляемые для держания регалий, и труппы музыкантов состоят из евнухов), а другую труппу ставят позади дворца Цянь-цин-гун. Две церемониальные предводительницы из классных дам приводят побочных цариц к тронной и поставляют их на двух сторонах крыльцовой площади. Евнухи приводят царевен, княгинь и дам от 1 до 4-го класса и ставят их на крыльце пред тронною. После сего церемониальная предводительница про сит Государыню в тронную. Государыня, в церемониальном одеянии, входит в тронную и садится на престол. Церемониальная предводительница пока зывает побочным царицам, княгиням и классным дамам сделать шесть су, три коленопреклонения и три поклона. По совершении сей церемонии, Государыня возвращается в свой дворец, а поздравляющие лица уходят. В след за сим к Государыне являются царевичи, и делают пред нею три коленопреклонения с девятью земными поклонами и уходят (Дети от наложниц обязаны признавать своею матерью законную жену своего отца).

X. ЦЕРЕМОНИАЛ ВСТУПЛЕНИЯ НА ПРЕСТОЛ.

Вступление на престол произходит во время глубокого траура по кончине покойного государя: [161] почему самый церемониал совершается с большею скромностию, и сверх того по обстоятельствам имеет некоторые изменения.

В 1-е лето правления Шунь-чжи, в 1 день 10-го месяца (в Ноябре 1644 года) Чжан-ди вступил на престол следующим образом. Престол был поставлен по восточную сторону Жертвенника небу, лицем на юг, а пред престолом стол. По наступлении времени расставили полный кортеж с царскими регалиями от дворца до Жертвенника Небу. Чжан-ди в церемониальном одеянии явился в Жертвенник Небу и с благоговением объявил Духам Неба и Земли о вступлении своем на престол. После сего Министр с коленопреклонением донес, что церемония кончилась. Государь возвратился на царскую квартиру по восточную сторону Жертвенника Небу, и, переменив церемониальное одеяние на траурное, сел на престол. Князья и чины стали на колени. Один из Министров, возведенный Церемониймейстером на крыльцо, встал на самой средине против престола на колени. Сё-ши (Статс-Секретарь), взяв со стола царскую печать, вручил Министру, который, сказав речь Государю, возвратил печать Сё-ши, который по принятии оной, опять с коленопреклонением положил на стол и отошел к своему месту. Чины совершили обряд троекратного коленопреклонения с девятью поклонами в землю. По окончании сего, Государь возвратился во дворец. Между тем поставили престол посреди ворот [162] Тхай-хо-мынь, а стол с поздравительным адресом под свесом их на восточной стороне. Князья встали по северную, а чиновники по южную сторону внутреннего моста Цзинь-шуй-цяо, первые лицем на запад, последние на восток. Чжан-ди сел на престол и музыка умолкла. После ударов плетью чиновники и церемониймейстеры, стоявшие на крыльце ворот, совершили обычный обряд поклонения, а князья и чины с коленопреклонением поднесли ему поздравительный адрес. Министр, приняв поднесенный адрес, с коленопреклонением положил на стол. Чиновник, назначенный читать адрес, взял оный со стола. Два министра, став ка колени, развернули адрес. Чиновник, по прочтении адреса, опять положил его на стол, и, сделав три поклона, отошел к своему месту. Началась музыка. Чины совершили троекратное коленопреклонение с девятью земными поклонами, и музыка умолкла. После ударов плетью началась задняя музыка, и Государь возвратился во дворец. По прошествии девяти дней, обнародовали манифест.

Подобная же церемония в 18 лето правления Шунь-чжи в первый месяц (в начале 1661 года), совершена была с некоторыми изменениями. Жень-ди, в траурном одеянии учинил пред гробом государя Чжан-ли троекратное коленопреклонение с девятью земными поклонами и с благоговением объявил о своем вступлении на престол; потом, в боковой тронной одевшись в церемониальное [163] одеяние, явился к трем Государыням в их дворцах, и пред каждою сделал троекратное коленопреклонение с девятью земными поклонами. По вступлении в тронную Чжун-хо-дян, принял от дежурных и окружающих его чиновников поклонение и вошел в тронную Тхай-хо-дянь. На воротах Ву-мынь ударили в колокол и литавру; но музыки не было. Князья и чины поднесли поздравительный адрес, но не читали его; а только учинили обычное поклонение и возвратились на свои места. Министр, вступив в тронную восточною дверью, принял манифест с восточного стола, положил на средний, и, отступив несколько, остановился лицем к западу. Сё-ши, подошед к столу лицем к Государю, приложил к манифесту государственную печать, и отступил на прежнее место. Министр, взяв манифест, вышел из тронной и передал его Президенту Обрядовой Палаты. При сем случае Государь не делал пиршества, а угостив чины чаем, возвратился во дворец, и опять надел траур. манифест в тот же день был обнародован.

XI. ЦЕРЕМОНИАЛ БРАКА ГОСУДАРЕВА.

Брак Государев хотя совершается с большою пышностию и отличными преимуществами, но в основных обрядах ни мало не отступает от общенародных обычаев, исключая сватовства, которое здесь не допускается; потому что Государь сам [164] назначает себе невесту из дочерей вельмож; но при его женитьбе пред бракосочетанием совершается обряд возведения невесты в достоинство императрицы. Сим образом брак Государя разделяется на три статьи: сговор, возведение невесты в достоинствo императрицы и бракосочетание.

Сговор. Пред женитьбою Государя избирают счастливый день (Желающий иметь понятие о счастливых и несчастливых днях может заглянуть в статье под заглавием Взгляд на «просвещение в Kumaе» в отделении: Астрономический Институт) для препровождения к тестю сговорных даров и свадебных подарков. Сговорные дары, определенные законом, состоят из следующих вещей: 10 оседланных лошадей, 10 лат с шлемами; 100 кусков атласа; 200 концов китайки.

Свадебные подарки: 200 лан золота 10,000 лан серебра; 1 золотая домба (Домба есть высокая кружка к верху несколько съуженная; употребляется Монголами для содержания вареного чая); 2 серебряные домбы; 2 серебрнные таза; 20 оседланных лошадей; 20 лошадей без седел; 20 верблюдов,

Подарки лично для Государыни (Невесту государеву с самого назначения в супруги титулуют императрицею): 100 лан золота; 5000 лан серебра; 1 золотая домба; 1 серебряная домба; 1 серебряный таз; 6 оседланных лошадей; 1 латы; 1 лук; 1 стрела: 2 платья: зимнее и летнее; 2 меха собольих. [165]

Свадебные подарки для ее братьев и ее спутниц неодинаковы. Все сии дары заготовляет Дворцовое Правление (Т. е. из Кабинетного казначейства). Для относа даров избирают двух посланников: старшего и младшего. Первый бывает Президент Обрядовой Палаты, а вторый из Главноуправляющих в Дворцовом Правлении. По наступлении времени ставят в тронной Тхай-хо-дянь стол для бунчука; сговорные дары полагают в портшезы осрбенного вида: латы и ткани разкладывают на красном крыльце по правую и по левую сторону входа в тронную; лошадей ставят внизу по сторонам красного крыльца. Из свадебных подарков вещи разкладываются на красном крыльце, а лошадей и верблюдов ставят у красного крыльца. Министр, назначенный для бунчука, чиновник, назначенный читать указ, церемониймейстер и глашатай все в церемониальном одеянии ожидают церемонии. Посланники всходят на красный помост с восточной стороны, и совершают три коленопреклонения с девятью земными поклонами. Поднявшись восточным сходом на красное крыльцо, они становятся на колена лицем к северу, выслушивают указ и принимают бунчук пр церемониалу Служители Экипажной Конторы берут портшезы с дарами; телохранители ведут лошадей, кортеж с царскими регалиями идет впереди. Процессия выходит средних проходом ворот. Посланники садятся на верховых [166] лошадей и отправляются в дом Государыни. Не доезжая до ворот они сходят с лошадей. Государыня, в церемониальном одеянии, ожидает их внутри вторых (т. е. церемониальных) ворот по правую сторону дороги, и во время прохождения их становится на колени. Посланники входят средним проходом ворот, всходят на верх средним крыльцом и вступают в зал. Старший посланник полагает бунчук на стол и с товарищем своим становится по восточную сторону стола, лицем на запад. В след за сим вносят портшезы с дарами и остановляются за вторыми ворогами. Чиновники принимают подарочные вещи и вносят в зал. Телохранители вводят лошадей во двор. Сговорные дары разкладывают в зале на столы, поставленные на восточной и западной стороне; лошадей становят по сторонам крыльца. Отец Государыни входит на крыльцо по западную сторону, и за среднею дверью в зал по самой средине становится на колени лицом к северу. Старший посланник, несколько выступив, объявляет ему указ Государя, и опять отходит на свое место. Отец Государыни с коленопреклонением принимает указ, потом делает три коленопреклонения с девятью земными поклонами. После сего старший посланник, приняв со стола бунчук, возвращается к своим товарищем донести Государю о исполнении возложенного на них поручения.

В этот день у Государыни делается пир. Посланные Государем царевны и вельможеские супруги [167] угощают Государыню в внутреннем зале; а придворные и другие чины от 1 до 4 класса угощают отца ее во внешнем зале. Сговорные дары разкладывают в зале, свадебные подарки на крыльце, а лошадей и верблюдов ставят у крыльца.

Поезд за невестою и возведение ее в достоинство императрицы. В день женитьбы церемония брачного соединения совершается чрез граммату. При сем обстоятельстве старшим посланником назначается Министр, а младшим Президент Палаты Обрядов. В тронной Тхай-хо-дянь предварительно поставляют стол для бунчука и стол для грамматы с печатью. Пред тронною расставляют кортеж с царскими регалиями и музыку. Церемониальный экипаж Государыни располагается за воротами Тхай-хо-мынь и Ву-мынь. Когда Президент и Вице-президент Палаты Обрядов доложат Государю о изготовлении всего; то он в торжественном одеянии входит в тронную Тхай-хо-дянь. По совершении обычного поклонения посланниками, чиновник Церемониальной Конторы объявляет им указ, а Министр вручает бунчук. Граммату и царскую печать, также надпись для грамматы и печати кладут в портшезы. Все это совершается по церемониалу. После сего Государь возвращается во дворец, а портшезы выносят за ворота Тхай-хо-мынь средним проходом. Посланник с бунчуком идет впереди; за ним несут портшезы с грамматою и печатью, далее следует экипаж [168] и одеяние для Государыни (Жених обязан доставить невесте брачное одеяние). Десять из первых придворных чиновников и десять телохранителей заключают шествие. Между тем, десять дам от 1 до 4 класса, назначенные для принятия Государыни, заблаговременно приходят, к тронной Цзяо-тхай-дянь — все в церемониальном одеянии. Четыре классный дамы для предшествия, семь классных дам для сопровождения, четыре статс-дамы, две придворные дамы для управления церемониею и две для чтения, все в церемониальном одеянии, заблаговременно приезжают в дом Государыни. При них евнухи для переговоров. Посреди зала ставят стол для бунчука и другой для курений. На восточной стороне ставят стол для грамматы, на западной другой для печати. Государыне назначается место для поклонения. Все это делается по церемониалу. Статс-дамы должны стоять по правую и левую сторону Государыни, одни лицом на восток, другие на запад. Придворная дама, назначенная для чтения, должна стать по южную сторону восточного стола, лицом на запад. Евнух, стоящий у крыльца зала, соответствует ей. По прибытии посланников, отец Государыни с своими родственниками с коленопреклонением встречает их по церемониалу. Посланники всходят на крыльцо но среднему сходу и становятся по восточную сторону зала, лицом на запад. Портшезы с грамматою и печатью на время поставляют по сторонам зала. Чиновник Дворцового Правления передает одеяние Государыни [169] евнуху, а евнух отдает статс-даме для представления Государыне. Брачные носилки поставляют посреди крыльца, церемониальный кортеж расставляют по обеим сторонам от крыльца до ворот; передовая музыка по обеим сторонам дороги за большими воротами. Отец Государыни всходит по западному сходу к средней двери зала, и на самой средине становится на колени. По выслушании указа, он совершает поклонение по церемониалу. Старший посланник отдает бунчук евнуху, а младший посланник отдает евнуху же граммату и печать, что все уносят внутрь. Государыня надевает на себя церемониальное одеяние, и дама, управляющая церемониею выводит ее из внутренних комнат и становит но правую сторону дороги. Мать Государыни и прочие дамы, при проходе Государыни мимо их, становятся на колени, а потом следуют за него. Евнухи, приняв бунчук, граммату и печать, полагают на стол и отходят. Государыня, следуя за дамою, остановляется на месте поклонения и преклоняет колени. Дама, назначенная читать, по порядку читает надписи грамматы и печати. Государыня, приняв граммату и печать, делает три коленопреклонения и три наклонения головою, по церемониалу возведения в достоинство императрицы. По окончании сего, евнух выносит бунчук и передает посланнику. Государыня и мать ее провожают по церемониалу. Статс-дама берет граммату и печать и отдает евнуху, который порознь кладет оные в портшезы. [170]

Поезд невесты к жениху и бракосочетание. Как скоро чиновник Астрономического Института донесет о наступлений счастливого часа садиться в носилки, то служители внутренней экипажной (евнухи) подают брачные носилки к крыльцу внутреннего зала и поставляют на самой средине, передом на юг. Предшествующие дамы ведут Государыню, а сопутствующие поддерживают ее. Мать Государыни с прочими дамами провожает ее до носилок. Государыня садится в носилки, а мать с прочими дамами возвращается. Посланник с бунчуком наперед отправляется отец Государыни с коленопреклонением провожает его. Музыканты идут впереди, но не играют; за музыкою следует церемониальный кортеж, за кортежем портшезы с грамматою и печатью, а за сими Государыня в брачных носилках. При выезде из больших ворот, предшествующие и сопровождающие классные дамы садятся на верховых лошадей (Также как у нас мужчины), а евнухи идут пешие, поддерживая носилки с обеих сторон. Процессию сопровождают высшие придворные чиновники и телохранители, все конные. Въезжают в ворота Дай-цин-мынь средним проходом. У моста Цзинь-шуй-цяо посланники сходят с лошадей, и с бунчуком вступают во дворец. Как скоро носилки Государыни приближатся к воротам Ву-мынь, то ударяют в колокол и литавру. Церемониальный кортеж [171] остановляется. Впереди несут царский парасоль. Классные дамы сходят с лошадей, и пешие идут впереди и позади носилок. Придворные вельможи и телохранители от моста Цзйнь-шуй-цяо идут пешие. Наконец портшезы остановляются у ворот Цянь-цин-мынь. Посланники доносят Государю о исполнении поручения, и вместе с придворными вельможами и телохранителями уходят. Евнухи, приняв граммату и печать, идут вперед. Предшествующие дамы входят пред носилками Государыни в ворота Цянь-цин-мынь средним проходом, и доходят до крыльца Цянь-цинь-гун. Евнух просит Государыню оставить носилки и войти в тронную Цзяо-тхай-дянь. После сего дамы предшествующие и сопровождающие все уходят. Статс-дамы принимают Государыню и уводят во внутренний дворец. Евнух передает граммату и печать евнуху-хранителю печатей, и уходит. По наступлении счастливого часа пить сочетальную чашу, приготовляют пиршественный стол с сочетальною чашею (см. ниже, X отд. сей статьи). Главный евнух просит Государя идти во внутренний дворец, в церемониальном одеянии, а дамы оставляют Государыню и разходятся. На другой день Государь входит в тронную Тхай-хо-дянь. Князья и чины подносят ему поздравительный адрес и совершают обряд поклонения (это большой выход). Побочные супруги и классные дамы приносят поздравление Государыне по церемониалу (см. выше, VII отдел. статьи). [172]

XII. ЦЕРЕМОНИАЛ ЖЕНИТЬБЫ ЦАРЕВИЧА.

Женитьба Царевича состоит из трех статей: сватовства, помолвки и принятия невесты.

Сватовство при женитьбе Царевича называется назначением брака, потому что Государь предварительно назначает ему невесту. Церемониал назначения брака совершается следующим образом: сватовство препоручается старому вельможе. Сей поверенный вельможа и отец назначенной невесты — оба в парадном одеянии — являются к крыльцу дворца Цянь-цин-гун, и здесь становятся на колени, обратясь лицом на север. Поверенный вельможа, обратясь к отцу невесты, объявляет ему волю Государя, на что последний отвечает изъявлением благодарности тремя коленопреклонениями и девятью поклонами в землю. Сим оканчивается назначение брака. Потом избирают счастливый день, в который Царевич,— в парадном одеянии,— отправляется сделать посещение родителям своей невесты. Свиту его составляют придворные вельможи, телохранители и гвардейские офицеры. Когда прибудут к дому невесты; то ее отец — в парадном одеянии — встречает их за воротами. Царевичь, по вступлении в гостинный зал, делает ему поклон. Отец невесты взаимно кланяется ему, и сию учтивость они повторяют три раза. Таким же образом Царевичь видится и с матерью невесты. При отъезде царевича отец невесты провожает его за ворота. [173]

За назначением брака следует помолвка или сговор, при котором невеста царевича предварительно получает титул супруги. Помолвка, по принятому обыкновению, утверждается посылкою сговорных даров дли супруги и свадебных подарков дли ее родителей. Сговорные дары для супруги состоят из: 1) трех больших золотых головных булавок, из коих каждая оправлена пятью жемчужинами; 2) трех малых золотых головных булавок, оправленных одною жемчужиною; 3) золотого фермуара, оправленного семью жемчужинами; 4) трех пар золотых серег, оправленных восточным жемчугом; 5) двух пар золотых брасслетов; 6) 100 золотых пуговиц для платья; 7) 200 серебреных пуговиц для платья; 8) 100 кусков атласа для крыши и подкладки; 9) 300 гинов хлопчатой бумаги; 10) трех соболей на шапку; 11) 150 соболей на платье; 12) семи выдр для опушки придворного платья; 13) 250 лисиц на одеяло и постелю.

Все это составляет будущее приданое супруги. Свадебные подарки для ее отца состоят из: 10 лан золота; 100 лан серебра: одного придворного одеяния из лисиц:, одной шапки из черных соболей; одного прибора золотых привесок к поясу; одной пары шитых чулок, и одного седла.

Подарки для матери супруги состоят из: трех пар золотых серег, оправленных жемчугом; одного кафтана из лисьих пашинок; шести выдр, для опушки придворного платья, и одного седла. [174]

Ежели отец супруги не имеет достоинства, то вместо придворного одеяния и выдр, посылается ему одна шуба из лисьих пашинок. Все подарочные вещи относят в цветных носилках, а поручение исправляют Члены Дворцового Правления. При сем случае отец супруги — в парадном одеянии — встречает поверенного вельможу за воротами. Сговорные дары, то есть, подарки для супруги, раскладывают в гостином зале, а свадебные подарки, на крыльце. Отец супруги с коленопреклонением принимает дары; потом с своими родственниками сходит по среднему крыльцу на площадь двора, становится по восточную сторону крыльца, и, обратясь к государеву дворцу, делает три коленопреклонения с девятью поклонами в землю. Мать супруги с прочими дамами также сходит по среднему крыльцу, становится по западную его сторону, и, обратясь к государеву дворцу, делает три коленопреклонения (на одно колено) и три наклонения головою. По совершении сего, поверенный вельможа уезжает, и провожают его по церемониалу. В этот день от Двора дается театр и пир из 50 столов с 36 баранами, учреждаемый в доме супруги во внутреннем и внешнем дворе. К сему пиру приглашаются родственники супруги, низшие Князья, придворные вельможи, свободные от дежурства телохранители и чиновники от 1-го до 4го класса. Они съезжаются пред полуднем, все в парадном одеянии, входят в зал и садятся за столы. Родственники супруги, [175] вельможи и телохранители своего знамени (т. е. к которому супруга принадлежит) садятся на восточной сторон лицом к западу (т. е. занимают старшие места); князья и чиновники прочих знамен садятся на западной стороне, лицом к востоку. Подают чай. Гости, выпив по чашке чая, делают по одному поклону. Потом подают плоды и закуски и просят вином. При питии вина начинает играть музыка, и как скоро перестанет, гости выходят из-за столов, переменяют парадное одеяние и опять садятся. Между тем снимают плоды и закуски, а вместо сего подают кушанье, и снова просят вином. При конце пира музыка умолкает. Гости выходят из зала на двор, и, обратясь к государеву дворцу, делают три коленопреклонения с девятью поклонами в землю. Родственники супруги и дамы от 1-го до 4-го класса собираются во внутренних комнатах и угощаются вином по церемониалу внешнего ппра.

За день до бракосочетания, из дома супруги относят ее приданое во дворец к жениху. В день бракосочетания, Царевичь, в парадном одеянии, является к Государю, а потом к Государыне для поклонения. Если он родился от побочной супруги, то и пред ней делает поклонение по церемониалу, т. е., с уменьшением 1/3. Экипажная Контора изготовляет свадебные носилки в оболочке с красными кистями. Один из Главноуправляющих Дворцового Правления с 30 своими офицерами и гвардейский Полковник с 4 офицерами и 60 [176] рядовых отправляются в дом супруги для сопровождения ее. Придворная дама, исправляющая должность церемониймейстера, докладывает о счастливом час садиться в носилки. Супруга — в церемониальном одеянии и окруженная спутницами — садится в носилки. Дворцовые служители берут их на плечи. Впереди несут 16 фонарей и 20 факелов. Сопровождающие придворные дамы, по выходе из ворот, садятся на верховых лошадей. Офицеры Дворцового Правления и гвардейские следуют за ними. У ворот дворцовой крепости (кремля), все сходят с лошадей и в крепость входят пешие. Придворные дамы следуют за носилками супруги. По прибытии к воротам царевичева дворца, супруга выходит из носилок, и придворные дамы вводят ее в внутренния комнаты. При наступлении пить сочетальную чашу, изготовляют стол из пяти баранов. Для распоряжений при сем случае избираются две пожилые классные дамы. По совершении церемонии, все расходятся. В сей день в окружности царевичева дворца расставляют палатки, убранные разноцветными шелковыми тканями, и учреждают пир из 60 столов с 45 баранами — для угощения родителей супруги. На другой день Царевичь с супругою — оба в церемониальном одеянии — сопровождаемые придворными дамами, являются прежде к Государю, потом к Государыне. Царевичь делает пред ними троекратное коленопреклопение с девятью поклонами в землю, а супруга делает три коленопреклонения и три [177] наклонения головою. A если являются к побочной которой-либо супруге, то почесть сия уменьшается. Такова же точно церемония при бракосочетании императорского внука (Царевичь и внук Императорский имеют сии титулы, пока еще не отделены от Императорского семейства. При отделении они получают княжеские достоинства и титулуются князьями по степеням) — с небольшим уменьшением и даров и столов.

XIII. ПОГРЕБЕНИЕ ГОСУДАРЕЙ.

В Доме ныне царствующей в Китае династии обряды при погребении государей и государынь время от времени умножались, и более по обстоятельствам. Похороны первых двух государей, происходившие в Маньчжурии, были еще довольно просты.

В 11 лето Правления Тьхянь-мин, в 11 день 8 месяца (в Сентябре 1826 года) скончался Гао-ди, основатель династии Цин. На другой день гроб его поставлен был в северозападном углу города Шен-цзин (он же Мугдэнь, столица в Маньчжурии). Вынь-ди, преемник его, отрезал косу у себя и надел траур; обнародовал манифест и всепрощение, и отложил пиршества, совершаемые при Дворе накануне нового года и в новый год. В третие лето правления Тьхянь-цун (1029), совершено было погребение. Вынь-ди с князьями и вельможами, став пред столом с явствами у гроба, учинил поклонение и возлияние вина. По [178] прочтении молитвы, он сам выносил гроб, а вельможи поставили на погребальную колесницу и похоронили на кладбищ Фу-лин. В 1-е лето правления Чунъдэ (1636) поднесено ему почетное название. В 8-е лето правления Чун-дэ, в 9 день 8-го месяца (в Сентябре 1643 года) Государь Вынь-ди скончался. Государь Чжам-ди, преемник его, в тот же день отрезал у себя косу и надел траур. Князья и чиновники до ротных начальников, также остригли волосы у себя и наложили на себя траур. Царевны и княжны, бывшие в замужестве (надобно разуметь за границею), надели траур, но не остригли волос. На другой день гроб выставлен был в тронной, и пред ним поставлен стол с яствами, князья и чиновники дважды приходили ко гробу и 18 дней держали пост — первые препровождая ночи в своих дворцах, а последние в своих Присутственных местах. Сто дней они не молились, не приносили жертв, не делали пиршеств; а солдаты и разночинцы продолжали тоже только 18 дней. Запрещено было закалать животных в продолжение 13 дней. (Употребление мяс народу не запрещается). Чиновники по губерниям, со дня получения манифеста, сняли кисти с шляп и надели траур. В продолжение трех дней они исполняли обычный обряд поклонения и производили плачь, находясь в своих Присутственных местах. Чрез 27 дней сняли траур и совершили обряд первого жертвоприношения и великого жертвоприношения, а на другой день исполнили обряд [179] вторичного жертвоприношения. Круглый год совершали ежемесячно жертвоприношение (т. е. в первый ден каждого месяца). После сего поднесли (т. е. дали) покойному Государю почетное наименование. Пред отправлением на кладбище (Чжао-линь) совершено моление; по приносе гроба на кладбище, совершено жертвоприношение и поклонение, и наконец самое погребение. Обе сии церемонии происходили в Маньчжурии.

В 18-е лето правления Шунь-чжи, в 7 день 1-го месяца (в начале 1661 года) Государь Чжан-ди скончался (в Пекине). В сей день Государь Жень-ди, преемник его, отрезал косу свою и оделся в траур. Князья, гражданские и военные чиновники сняли кисти с шляп и отрезали у себя косы. Царевны, княгини, княжны и все дамы от 1-го до 8-го класса сняли с себя серги и остригли волосы. Поставили гроб покойного Государя в дворце Цянь-цин-гум, и пред гробом стол с яствами. Утром, в полдень и в вечеру совершали возлияние вина. Государь Жень-ди сам ставил яства на стол. Князья и вельможи, царевны, княгини, княжны и дамы первых классов дважды в день делали пред столом возлияние вина и совершали плачь. Корпусные начальники, помощники их (2 и 3-го класса), гражданские и военные чиновники, в столице служащие, ежедневно дважды совершали плачь (Сей обряд состоит в минутном изъявлении глубокой печали о потере) — первые за воротами Цянь-цин-мынь, [180] вторые за воротами Цзин-юн-мынь, последние за воротами Лун-цаун-мынь. Заграничные чиновники, приехавшие с данию, три дня носили одеяние из белого холста, от правительства им выданное. Низшие гражданские и военные чиновники, даже до студентов, также начальники хошанов и даосов три дня приходили в Пекинское Областное Правление совершат плачь. С четвертого дня князья в Областном Правлении, княгини в своих дворцах, чиновники в своих Присутственных местах, а служащие при разных должностях за воротами Ву-мынь, держали пост 21 дней, включая и первые три дня. После сего Князья, вельможи и чиновники до 12 класса ежедневно однажды являлись во дворец (Цянь-цин-гун) и, становясь в ряды по классам, совершали плачь. Прочие чиновники совершали плачь за дворцовыми воротами. По прошествии 21 дней со дня кончины, Государь Жень-ди, а за ним и прочие все сняли с себя траур. В продолжение ста дней Князья и чиновники, как гражданские так и военные, не совершали ни пиров ни браков. Солдаты и разночинцы 21 дней носили траур и не имели кистей на шляпах; один месяц не совершали браков; сто дней не делали пиршеств, 49 дней не закалали животных; 21 не совершали ни моления, ни жертвоприношения духам. Обнародовано по Империи завещание покойного Государя. Князья и Начальствующие над войсками по губерниям, со дня получения манифеста, сняли кисти с шляп и наложили на себя траур; три [181] дня совершали плачь, а на четвертый по прежнему приступили к отправлению должностей. Гражданские и военные чиновники, со дня получения манифеста, также сняли кисти с шляп и надели траур. В продолжение трех дней утром и в вечеру совершали плачь. Классные дамы носили траур 21 дней, солдаты и разночинцы 13 дней; один месяц не совершали браков, сто дней не делали пиршеств.

При переносе гроба в траурную тронную Шеу-хуан-дянь Государь Жен-ди пеший шел за ним и производил рыдание. Князья и чиновники сетовали, пав ниц на землю. При всех случаях, при которых положено приносить покойным жертвы и совершать возлияние, государь Жень-ди сам совершал оные в продолжение 27 месяцев. Князья, гражданские и военные чиновники собирались по церемониалу. Похоронили на кладбище Сяо-лин. В продолжение пути гроб поставляли в желтой ставке. Утром и в вечеру совершали пред ним возлияние.

Погребение Государынь и прочих членов императорского дома совершается таким же образом. Для каждого Государя строится особливое кладбище с собственным названием. Каждая Государыня хоронится подле покойного своего мужа. Траур по ней в народе продолжается только 27 дней.

Примеч. Все вышеописанные обряды, также почетные наименования Государям по смерти, суть китайские: Нынешний Дом Цин, еще в бытность [182] свою в Маньчжурии, принял все китайские обряды, а из своих обрядов удержал, при себе одно шаманство.

XIV. ЦЕРЕМОНИАЛ ЗЕМЛЕПАШЕСТВА, СОВЕРШАЕМЫЙ КИТАЙСКИМ ГОСУДАРЕМ.

В южном предместии Пекина, известном под названием Внешнего города, по правую сторону средней большой улицы, находится храм под названием Жертвенника Изобретателю земледелия, Сян-нунь-тхан. Сей храм обнесен высокою каменною стеною, имеющею в окружности 1,368 китайских, а русских 1966 сажен. Внутри ограды собственно находится три жертвенника: первый Изобретателю земледелия, вторый Духу Неба, третий Духу земли; сверх сего храм Планете Юпитеру. Мы будем говорить о жертвеннике Изобретателю земледелия.

Слово «жертвенник» имеет здесь два значения: в тесном смысле значит возвышенное место, устроенное для приношения жертв; в пространном смысл означает все здания принадлежащие к жертвеннику и обнесенные стеною.

Жертвенник Изобретателю земледелия есть четвероугольная насыпь, одетая кирпичем; в поперечнике содержит 47, в вышину 4 1/2 фута. Всход на жертвенник с южной стороны. По северную сторону жертвенника находится храм, в котором хранится табель с наименованием Изобретателя [183] земледелия. Пред сею табелью совершается жертвоприношение ему. На юговосток от жертвенника находится курган Гуань-гын-тхай, с которого государь смотрит на землепашество. Сей курган содержит в поперечнике 50, в вышину 5 футов; снаружи одет золотистым изразцовым кирпичем. На средине его разбивают царскую палатку, а перед ним лежит возделываемая пашня.

Предания повествуют, что в первые времена мира, когда люди не знали еще земледелия, а питались плодами с трав и дерев, мясом птиц и зверей, Государь Янь-ди первый научил людей возделывать землю и сеять хлеб. Благодарные потомки дали ему проименование Шень-нун-шы, что значит «божественный земледелец», и начали обожать его под названием Сян-нун, что значит «Изобретатель земледелия». Царствование сего государя полагают в XXVIII век до Р. X.

Ныне, в день жертвоприношения Изобретателю земледелия, ежегодно совершаемого в апрельской луне в счастливый день под названием хай, купно совершают священный обряд землепашества. Еще в XVII столетии законом постановлено., чтоб Государь лично исполнял сей обряд, если ничто не воспрепятствует тому; в противном случае может назначить сановника вместо себя.

Церемониал землепашества состоит в следующем: Пекинское Областное Правление изготовляет для Государя шелковую плеть и соху желтого цвета, вола под соху рыжего, сеятельное вено темное, [184] для трех князей и членов Девяти Правительственных мест шелковые плети и сохи красного цвета, волов под сохи черных, сиятельные вена темные, Вено государево с семенами риса, вено для князей с просом, вена для членов Девяти Правительственных мест с пшеницею и черными бобами (волчьими лупинами). Незадолго пред совершением сей церемонии, избирают 34 шестидесятилетних стариков, 30 простых земледельцев, и 4-х классных, 14 певцов для полевой песни, 34 музыканта, и 20 работников с вилами, граблями и лопатами. Почетные старики для Государя одеты в шелковые цветные кафтаны и в курмы в нашивками; почетные старики для князей и чинов одеты в китайные кафтаны; шляпы на всех с шариками. Земледельцы в валяных шапочках с кистями; в китайных рубахах и портках (обыкновенное одеяние крестьян); работники в травяном одеянии (делаемом из осоки от дождя) и в соломенных шляпах.

Участок возделываемой земли содержит в длину 210, в поперечнике 40 футов. Государь, по прибытии к этой пашне, становится лицом на юг. Начинается полевая песнь на голосах и на орудиях музыкальныхь. Член Палаты Финансов с коленопреклонением представляет Государю соху: Пекинский Градоначальник с коленопреклонением подает ему плеть (в сих случаях привстают на одно левое колено). Государь правою рукою берется за соху, а в левую принимает плеть. Два [185] почетные старика ведут вола, два земледельца поддерживают соху. Чиновник Пекинского Областного Правления несет вено. Член Палаты Финансов сеет семена, Государь проходит три борозды вперед и три борозды обратно. По совершении обряда, Член Палаты Финансов с коленопреклонением принимает соху, а Пекинский Градоначальник таким же образом принимает плеть. Член Обрядовой Палаты просит Государя посмотреть на землепашество, и Государь всходит на курган. После сего, три Князя проходят по пяти борозд вперед и обратно; Члены Девяти Правительственных мест проходят с князьями по одной борозде, а потом одни проходят по девяти борозд вперед и обратно. У каждого из них старик ведет вола и по два земледельца поддерживают соху. Чиновники Пекинского Областного Правления сеют семена. Как скоро окончат посев, то Областный Правитель с своими чиновниками, почетными стариками и земледельцами становится по южную сторону кургана лицом к северу, и, исполнив с ними три коленопреклонения с девятью поклонами в землю, остается ожидать, пока Пекинские Уездные Правители (два) с почетными стариками и земледельцами вспашут остальную землю. По окончании всего, Государь возвращается во дворец, а старикам и земледельцам выдают каждому по четыре конца китайки. По уборе посева Пекинское Областное Правление в избранный Астрономическим Институтом счастливый день [186] представляет рис, просо, пшеницу, и бобы в жертвенный анбар для употребления при жертвоприношениях.

В каждом губернском городе находится жертвенник Изобретателю земледелия, и в тот же самый день, в который Государь совершает обряд землепашества в столице, каждый Начальник губернии обязан совершать тот же обряд в своем городе. К этому дню все чиновники ближайших городов обязаны собраться к Губернатору.

При совершении обряда землепашества в губерниях, вена с зернами должны быть темные, плеть и соха красные, волы под сохами черные. Как скоро Начальник губернии с чиновниками прибудет к пашне, то распорядители подают им сохи и плети, и они правою рукою берутся за сохи, в левую принимают плети При Начальник губернии один из низших чиновников Областного Правления несет вено, а другой сеет семена. При Председателях Казенной Палаты и Уголовного Суда исправляют это низшие чиновники из Окружного и Уездного Правления; при Областных и Уездных Правлениях исправляют это канцелярские служители. При каждом лице один шестидесятилетний старик ведет вола, два земледельца поддерживают соху. Каждое лице проходит девять борозд вперед и девять обратно. Старики и земледельцы допахивают остальное. По окончании работы чиновники, совершившие обряд, вместе с стариками и земледельцами, обратясь к столице, делают три [187] коленопреклонения с девятью земными поклонами. Если Областный город удален от губернского, или окружный и уездный удален от областного то начальник города обязан исполнять сей обряд с своими чиновниками. За каждым из них шестидесятилетний чиновник несет вено, а другой сеет семена. Прочее сходствует с обрядом губернского города.

XV. ОБРЯД ШЕЛКОДЕЛИЯ, СОВЕРШАЕМЫЙ КИТАЙСКОЮ ГОСУДАРЫНЕЮ.

В северозападном углу дворцового сада, называемого Си-юань, находится жертвенник, посвященный Изобретательнице шелкоделия, по Кит: Сянь-цань-тхань. Жертвенник имеет четвероугольный вид; в поперечнике содержит 40, в вышину 4 фута. От жертвенника на юговосток находится храм, в котором хранится табель с наименованием Изобретательницы шелкоделия, а на северной стороне яма для сожжения жертвенных вещей. На восточной стороне жертвенника находится курган, называемый Цай-сань-тхай, что значит «возвышение для срывания тутовых веток». Курган имеет четвероугольный вид, в поперечнике содержит 32, в вышину 4 Фута. Пред курганом тутовая роща, а позади него тронная.

По древним преданиям, царица Лэй-цзу, по прозванию Си-линь-цзы, первая научила народ воспитывать шелковых червей и выделывать шелк. [188] За это открытие в последствии дали ей наименование Изобретательницы шелкоделия Сянь-цань, и начали приносить жертвы. Си-лин-шы была старшая супруга государя Хуан-ди, коего царствовании полагают в 2697-2598 годах до Р. X.

Ныне ежегодно в апрельской луне в счастливый день под названием сы, Государыня лично приносит жертву Изобретательнице шелкоделия, а в следующий после жертвоприношения день срывает ветки с тутов. Для совершения последнего обряда, Государь назначает к ней двух побочных своих супруг — третью и четвертую, одну царевну (Императорская дочь получает титул царевны по выходе в замужество), трех княгинь и четырех классных дам. Для срывания тутовых веток изготовляют корзинки и крючья: для Государыни — золотой крюк, для побочных супруг серебреные; корзинки для всех желтые; для царевны и княгинь посеребреные крючья, для классных дам лакированные (металлические); корзинки для всех красные.

За день до совершения обряда, осматривают крючья и корзинка в Дворцовом Правлении; потом Член Правления с церемониею препровождает оные в дворец Государыни, и сдает евнуху, который корзинку и крюк Государыни полагает в тронной Цзяо-тхай-дянь; корзинки и крючья побочных супруг, царевны и княгинь раскладывает на крыльце; а корзинки и крючья классных [189] дам у крыльца пред тронною. Корзинка ставится на восточной, а кручья на западной сторон. Вслед за тем, евнух просит Государыню смотреть корзинки и кручья, что совершает она вместе с побочными супругами, и по осмотре возвращается в свай дворец, а корзинки и крючья препровождаются в жертвеннике. Все это происходит в день жертвоприношения Изобретательнице шелкоделия. На другой день царевна, княгини и классные дамы — в парадном одеянии съезжаются в жертвенник, а вслед за ними и Государыня с побочными супругами приезжает. Ей подносят корзинку и крюк, и начинают играть песнь на срывание тутовых веток. Государыня, взяв в правую руку крюк, а в левую корзинку, подходит к первому тутовому дереву на восточной стороне, и, став лицем к востоку, пригибает веточку; две мастерицы помогают ей сорвать. Потом она подходит к первому туту на западной сторон, и, став лицем на восток, пригибает две веточки. Две мастерицы помогают ей сорвать их. Кончив срывание веток, Государыня отдает корзинку и крюк даме, исправляющей должность церемониймейстера, а сама всходит на курган и садится на престол. Вслед за сим побочные супруги подходят к второму (на обеих сторонах), царевна и княгини к третьему туту, и срывают по пяти веточек; классные дамы подходят к четвертому туту и срывают по девяти веточек. По окончании сего, мастерицы и работницы преклоняют колена пред Государыней; [190] потом принимают корзинки и крючья и относят в комнаты, где воспитывают шелковичных червей. Сим оканчивается церемония и песнь прекращается. Государыня входит в тронную. Побочные супруги, царевна, княгини, классные дамы, мастерицы и работницы становятся по своим местам, делают пред Государынею шесть су, три коленопреклонения и три наклонения головою. После ceго разъезжаются.

Как скоро коконы будут готовы к сматыванию, то Дворцовое Правление просит Государыню в жертвенник Изобретательницы шелкоделия совершить обряд поднесения шелка, смотанного с коконов. Евнух, смотритель жертвенника, предварительно изготовляет вино и плоды для предложения Духу Изобретательницы шелкоделия, и сверх сего орудия для сматывания шелка. К сему обряду не приглашают ни царевны с княгинями, ни классных дам; а Государыня с побочными супругами приезжает в жертвенник в обыкновенном одеянии. Мастерица, наложив в корзинку крупных и чистых коконов, с коленопреклонением представляет Государыне; а она выбрав лучшие для представления Государю, остальные разделяет побочным супругам После сего, евнух,— смотритель жертвенника, просит Государыню в отделение, где должно сматывать шелк с коконов. Две сослужительницы из вельможных жен наливают воду в золотой таз. Мастерица кладет коконы в таз и помогает Государыне мотать шелк. [191]

Государыня троекратно мотает шелк с вымытых коконов, после чего служительницы уносят таз. Вслед за тем, работницы помогают побочным супругам мотать шелк, что делают оне пять раз. Остальные коконы отдают работницам для сматывания. По совершении обряда, Государыня возвращается в свой дворец; а Дворцовое Правление сообщает в Астрономический Институт о избрании счастливого дня, в который выделанный шелк должно сдать в красильну для окрашения. Сей шелк употребляется на ткани для одеяния, в котором государь совершает торжественные жертвоприношения.

В случае, если какие-либо причины воспрепятствуют Государыне лично совершить обряд срывания тутовых веток., то она предписывает надзирательнице шелковичного завода исполнить это с своими мастерицами.

XVI. ЦЕРЕМОНИАЛ БОЛЬШОГО ПИРА ПРИ ДВОРЕ.

Большие пиры при дворе даются в тронной Тхай-хо-дянь, и ежегодно бывают только в Новый год и в день рождения государева, исключая необыкновенные какие-либо случаи. Большой пир состоит из трех частей: приготовления, расположения и церемониала.

Приготовление состоит в следующем: Обрядовая Палата предварительно представляет Государю росписание (что ниже увидим). Для исправления [192] пира разбивают одну желтую ставку на красном крыльце пред дверями тронной. В сей ставке становят столы для посуды. По левую и правую сторону ставки пред крыльцом ставят для восточного и западного крыла по восьми из синей китайки палаток с посудою для столов. Внутри тронной пред престолом ставят стол для царского кушанья. Подалее в тронной же и вне тронной на обеих сторонах помоста расставляют столы для князей и чиновников. Все это приготовляется Дворцовым Правлением. Члены Обрядовой Палаты, Начальники телохранителей, Члены Дворцового Правления и Приказа внешних сношений надсматривают за распоряжением столов. Комитет Гуан-лу-сы представляет посуду. Экипажная Контора расставляет царский кортеж.

Расположение состоит в следующем: в тронной Тхай-хо-дянь, на восточной и западной стороне, расставляют по семи рядов столов для князей Пекинских и заграничных, для гражданских чиновников от 1 до 4 класса, для тайцзи, табунанов и туркистанских беков. Восточные столы лицом к западу, а западные к востоку. Столы церемониальных предводителей поставляются по правую и левую сторону трона, отступя несколько назад. Позади трона по обеим сторонам, столы для телохранителей с бобровыми хвостами; от них на запад столы для дворцовых журналистов. За дверями тронной под западным свесом столы для Прокурорского Приказа, под восточным [193] свесом столы для Президента и Советников Приказа внешних сношений — первые лицом на восток вторые на запад. На красном крыльце, по обеим сторонам, по три ряда столов для чиновников от 1 до 4 класса; у восточного крыльца палатка для начальствующего над плясками, для двух Членов Обрядовой Палаты, управляющих поздравительными плясками — для одного стол по восточную, для другого по западную сторону желтой ставки, на этой же стороне стол для Главноначальствующего в Дворцовом Правлении. У синих палаток ставятся столы для гражданских и военных чиновников от 5 класса и ниже, лицом восточные на Запад, а западные на оборот. Пониже западных палаток — столы для иностранных посланников, приехавших с данью.

Церемониал пира состоит в следующем: в день пира на рассвете съезжаются во дворец Князья и чиновники в церемониальном одеянии, Полковники и прочие офицеры гвардии в парадных кафтанах и курмах; а чиновники, долженствующие служить при столе в одних парадных кафтанах. По окончании распоряжений, Князья и чиновники входят во двор тронной Тхай-хо-дян, и занимают места по порядку степеней и классов. После сего Члены Обрядовой Палаты докладывают Государю о времени шествовать в тронную Тхай-хо-дянь. На воротах Ву-мынь бьют в колокол и литавру. Государь, в церемониальном одеянии, при игрании музыки садится на престол. Музыка умолкает. [194]

Бьют плетью три раза. Князья и чиновники, став у своих столов делают по одному поклону и садятся. Полковники гвардии, чиновники Дворцового Правления (из Полковников дворцовых войск) и начальник евнухов подходят к государеву столу и, отступив назад, становятся на свои места. Подают чай, при чем играет духовая музыка на красном крыльце. Государь кушает чай. Князья и чиновники, встав с мест своих, делают поклон и садятся. Телохранители подают чай князьям и вельможам. Чиновники Дворцового Правления разносят чай чиновникам на красном крыльце и помост. Чиновники, встав с своих мест, делают поклон; выпив чай, опять делают поклон и садятся. Музыка перестает. Развертывают чехлы на столах. Чиновники Церемониального Отделения (из Обрядовой Палаты) входят в желтую ставку. Один берет со стола сосуд с вином, другой кубок, третий золотую чару; один за другим всходят на крыльцо по среднему сходу и останавливаются у тронной по восточную сторону средней двери, лицом к западу Играет музыка на красном крыльце. Вельможа, подносящий кубок, встает с своего места, снимает с себя парадную курму, а если на нем соболья доха, то снимает доху; князья и прочие тоже делают; вельможа, назначенный подносить кубок, выступает вперед и становится на колени. Чиновник Церемониального Отделения берет винный сосуд, наливает вино в кубок, входит в тронную среднею [195] дверью, и став на колени лицом к западу, подает кубок вельможе, который, по принятии кубка всходит по ступеням трона с левой стороны и с коленопреклонением подносит оный Государю. Государь принимает кубок, а вельможа, отступивши на место прежнего коленопреклонения, опять становится на колени. Государь кушает вино. Вельможа делает поклон до земли. Князья и прочие вслед за ним делают также поклон до земли. Вельможа опять всходит по ступеням трона с правой стороны и с коленопреклонением приняв кубок сходит со ступеней, и опять становится на колени на прежнем месте. Член Церемониального Отделения с коленопреклонением принимает кубок и уходит. Князья и прочие встают на ноги. Чиновник Церемониального Отделения наливает вино в золотую чару, и, стоя на ногах подносит вельможе, подносившему кубок Государю; вельможа с коленопреклонением принимает чару, делает поклон до земли и пьет. Тот же чиновник, стоя на ногах, принимает у него чару и отходит на прежнее свое место. Вельможа после сего делает поклон до земли и опять надевает парадную курму или доху. Музыка умолкает. Князья и вельможи садятся. Вельможа, подносивший вино, также садится на свое место. Государь принимает пищу, при игрании духовой музыки. Подают кушанья князьям и вельможам. Четверо из придворных вельмож, встав на своих местах, смотрят за пиром. Когда телохранитель подносит вино князьям и прочим, [196] то последние, встав с своих мест делают,поклон до земли, и, выпив по чаре, делают опять поклон до земли. В это время член Обрядовой Палаты и члены ее Отделений выводят плясунов на красное. крыльцо. Начальник хора начинает песню, начальник плясунов открывает пляску (Эти пляски состоят из мимики, каковую употребляли при царских столах в продолжение первых трех династий до Р. X). Высшие чиновники в церемониальном одеянии выходят на средину зала, делают три поклона до земли и, отступив, становятся на восточной стороне; а отселе каждый однажды проходит танец; по окончании пляски они опять становятся посреди тронной и, сделав три поклона до земли, уходят. После них являются с монгольскими свирелями и играют монгольские песни. Потом следует музыка и пляска корейская и других народов. Все сии потехи оканчиваются театром Наконец все скрывается. Играет музыка на красном крыльце. Князья и чиновники встают с своих мест и делают три поклона до земли. Музыка умолкает. Бьют плетью. Начинает играть задняя музыка и Государь возвращается во внутренний дворец. После сего умолкает задняя музыка и гости расходятся.

Точно таким же образом — с небольшим только изменением — совершается пир, делаемый Государем, по случаю своей женитьбы. На другой день после брака, он входит в тронную Тхай-хо-дянь угощать тестя и родственников своей [197] супруги. Стол для тестя ставится в самой тронной, в конце княжескить столов; а прочие родственники сидят по классам чинов в своих знаменах. Как скоро Государь сядет на престол, тесть с своими родственниками становится на восточной стороне красного помоста, и, обратясь лицом к северу, совершает три коленопреклонения с девятью поклонами в землю, чего не бывает при обыкновенном большом пире. После сего все отходят и садятся на своих местах. Пир совершается по вышеизложенному церемониалу; а пир при выдаче царевны дается в тронной Бао-хо-дянь, с некоторыми изменениями в самом церемониале.

Когда дается большой пир в тронной Тхай-хо-дянь, или пир по случаю выдачи царевны, то Обрядовая Палата предварительно распределяет места, как для Князей и вельмож, так для гражданских и военных чиновников, и составив раскрашенный чертеж, представляет вместе с церемониалом Государю на утверждение; а по получении указа сообщает этот чертеж в разные Присутственные места для сведения. Сверх того Палата сообщает куда следует, сколько Князья должны представить баранов, вина и посуды для стола; сколько приготовить столов, разной посуды, палаток и даже дровяных углей для согревания вина.

На большой пир в тронной Тхай-хо-дянь употребляется 82 барана; а столы, баранов и вино обязаны Князья доставить. Князья 1-й и 2-й ст. должны представить по три, князья 3-й и 4-й ст. [198] по два, а прочие князья, включенные в число осьми долей, по одному барану. Недостающее число Обрядовая Палата пополняет; Для пира по случаю выдачи царевны, царский зять представляет 90 столов с 81 бараном, которых препровождает в Обрядовую Палату для обряжения.

На прочие пиры, даваемые от имени Государя, число баранов определено законом; а для обряжения баранов Обрядовая Палата содержит 10 человек, выбираемых из низших пяти знамен.

Текст воспроизведен по изданию: Китай, его жители, нравы, обычаи, просвещение. Сочинение монаха Иакинфа. СПб. 1840

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.