Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

БИЧУРИН Н. Я.

СТАТИСТИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ КИТАЙСКОГО ГОСУДАРСТВА

VII. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПЕРЕМЕНЫ

Первые сведения о Восточном Тюркистане сохранили нам китайцы, которым сия страна сделалась известною по политическим связям в исходе II века до Р. X. (за 126 лет). В то время все [307] нынешние главные города уже существовали, и Восточный Тюркистан разделялся на 36 владений оседлых и частью кочевых, из коих одно за другим все добровольно поддались Китаю. Во втором веке по Р. X. сия страна раздроблена была с лишком на 50 владений. В III веке Восточный Тюркистан находился под властью двух князей: хотанского и кучаского (На тех местах, где ныне лежат необитаемые песчаные степи и топи, простирающиеся от Яркяна и Ильци на восток до северной хухэнорской межи, около времени Р. X. находилось шесть небольших кочевых владений тюркского племени, как-то: Цюй-лэ, Жун-лу, Цзин-цзюе, Сяо-вань, Лэу-лань, оно же Шань-шань, Цзюй-мо. В [общей] сложности в сих владениях считалось 2980 семейств, 23 960 душ обоего пола.). В IV веке — под властью княжества Шань-шань, а в V веке опять усилились города Хотан и Куча. В VII веке страна сия находилась под владычеством Китая, а потом Тибета В исходе VIII века большую часть Восточного Тюркистана (исключая Кашгара, Яркяна и Хотана) заняли ойхоры, от которых впоследствии и самая страна до XIII века называлась Ойхором, находясь несколько времени под зависимостью киданьского дома Ляо. После сего Восточным Тюркистаном владели потомки Чингис-хановы, у коих отняли престол потомки Пегамбера (Могаммеда), утвердившие свое пребывание в Яркяне. В XVII веке Восточный Тюркистан покорен ойратами (в 1683 г.), а в половине XVIII века (в 1758 г.) китайцами, под владением коих и доныне находится.

VIII. НЫНЕШНЕЕ ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗДЕЛЕНИЕ

Восточный Тюркистан вследствие последних распоряжений китайского правительства разделен на девять частей, из коих семь считаются округами, как-то: 1) Кашгарский, 2) Яркянский, 3) Аксуский, 4) Хотанский, 5) Ушский, 6) Кучаский, 7) Харашарский, а последние две части суть княжества Турпан и Хами.

Кашгарский округ содержит в себе города Кашгар, Ингасар и 17 слобод; Яркянский округ — город Яркян и 16 слобод; Аксуский округ — города Аксу, Сайрам, Пай и 17 слобод; Хотанский [308] округ — города Ильци, Кхаракаш, Кария и 3 слободы; Ушский округ — город Уш; Кучаский округ — города Кучу, Шаяр и три слободы; Харашарский округ — города Харашар, Бугур и Корлу — всего больших и малых 15 городов. Многолюднейшие из них суть Кашгар и Яркян.

Помянутые семь округов известны в китайской географии под названием семи тюркистанских городов по южной дороге, то есть на южной стороне Небесных гор.

Народонаселение в Тюркистане, так как и в Тибете, и до сего времени не приведено в известность. Но вообще от Хами на запад до Кашгара можно полагать не более миллиона душ обоего пола. Княжество Турпан содержит в себе 15, а Хами 13 эскадронов, то есть 4050 человек, имеющих от 16 до 60 лет.

Достойно замечания, что по переписи, сделанной китайским правительством за 100 до Р. X., в сей стране находилось 36 владений, в которых считалось:

семейств — 17 390,

душ обоего пола — 125 400,

в сем числе войска — 24 350.

См. Описание Чжуньгарии и Восточного Тюркистана, изданное в 1829 г.

IX. ПРАВЛЕНИЕ

Восточный Тюркистан находится в совершенном подданстве Китая, почему в каждом округе поставлен окружной начальник из маньчжуров, коему вверяется главный надзор по своему округу. Под ним в городах и слободах служат туземные чиновники под общим названием беков, как-то:

аким-бек — градоначальник;

духа-бек — помощник его;

казначи-бек — сборщик податей;

шан-бек — провиантский начальник;

мин-бек — тысячник;

казы-бек — уголовный судья и проч.

Сии беки имеют чины от 5-го до 14-го класса; повышаются через перемещение к должностям; носят свое одеяние и отличаются [309] от прочих шариками на макушке колпака; вместо жалованья пользуются землями в количестве, соответствующем должности. Только в Кашгаре, Яркяне и Хотане сверх земель получают еще и денежное жалованье от 50 до 800 тынге; Турпан и Хами управляются своими князьями.

X. УПРАВЛЕНИЕ

Все тюркистанские округа оставлены на своих правах; почему беки в исполнении должностей руководствуются прежними своими законами, основанными на давних обычаях; но в делах несколько важных они должны относиться к окружным начальникам, без согласия коих не могут ни вершить оных, ни приводить в исполнение своих решений. По важным преступлениям судятся по китайским законам. Турпан и Хами управляются по военному уложению, изданному для маньчжурских войск в Китае и Маньчжурии.

XI. НАЛОГИ

От семи тюркистанских городов по южной дороге китайское правительство требует: 1) подати, 2) дани, 3) пошлину, 4) повинности.

Подать есть общая обязанность всех семейств, в которых нет людей, исправляющих государственную службу. Дань есть личная обязанность каждого чиновника, отправляемого в Пекин по очереди; пошлина есть обязанность торгующих; повинность есть обязанность сельских жителей, а исправляется по наряду.

Подать вносят серебром, пулами и хлебом; сверх сего взамен хлеба представляют известное количество красной меди, свинца, горючей серы, бязей и хлопчатой бумаги. Пошлины взимаются китайским правительством в семи округах с домов и торговых заведений, с садов и огородов и с товаров, как ввозных, так и внутренних. Те из тюркистанцев, которые служат конюхами на почтовых дворах, взамен сей повинности освобождены от взноса податей. В Кашгаре 500 тюркистанцев, исправляющих полицейскую службу, также освобождены от взноса податей. [310]

XII. ПРИЕЗДЫ БЕКОВ К ПЕКИНСКОМУ ДВОРУ С ДАНЬЮ

Дань представляется китайскому двору только от высших беков шести городов, исключая Харашара, почему и приезды беков в Пекин разделены на шесть очередей, то есть каждому из высших беков доводится однажды в шесть лет побывать в Пекине. Дань, представляемая ими, очень маловажна и состоит в золоте, кишмише и нефрите. Князья турпанский и хамиский ежегодно с своими чиновниками посылают в Пекин дань, которая также очень маловажна. Вещи, идущие в дань, изготовляются на собственный счет беков и князей. Сии маленькие посольства препровождаются в Пекин и обратно на счет китайского правительства, а дань вознаграждается подарками от двора.

XIII. ПОЛИТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД НА ВОСТОЧНЫЙ ТЮРКИСТАН

Уже минуло почти 2000 лет, как Китай постоянно силится иметь под своим распоряжением всю полосу земли по южную сторону Небесных гор, от Хами до Кипчака, и руководствуется в сем обстоятельстве теми же политическими причинами, по которым ныне всю Чжуньгарию обратил в обширную колонию, населенную своими подданными и укрепленную своими гарнизонами. Но поелику тюркистанцы суть народ оседлый, промышленный, привязанный к родине, то китайский двор управляет ими совсем по другим правилам, нежели каковым следует в управлении Чжуньгарией. Сосредоточив военные силы в последней, он содержит в Тюркистане небольшие гарнизоны для поддержания власти своих окружных начальников; предоставил народу права собственности и занятия по домоводству, а честолюбию беков противопоставил корысть, дозволив им при очередных поездках в Пекин иметь при себе часть собственных товаров и беспошлинный вывоз китайских, препровождаемых в обоюдный путь на счет китайского правительства. Сими благоразумно придуманными мерами китайский кабинет удерживает и народ, и аристократов в пределах мирного расположения к себе. [311]

Хотя распоряжения китайских окружных начальников отнюдь не касаются ни религии, ни обычаев народа, за всем тем иногда аристократы сильных городов или потомки прежних владетелей Тюркистана, скитающиеся в Средней Азии, возжигают в народе ненависть к языческому игу, прикрывая сим религиозным негодованием свои властолюбивые виды. Но их восстания производятся без соображения способов, средств и обстоятельств времени и посему почти всегда оканчиваются самыми бедственными для них же самих последствиями. От крепости Цзя-юй-гуань на западе до Хами большую часть земель хотя составляет Монгольская степь, покрытая вечно волнующимися песками, но сия бестравная и безводная пустынь есть единственный для войск китайских путь проникать небольшими отделениями на запад. И напротив, поелику Восточный Тюркистан своим физическим положением образует длинный клин, коего тонкий конец обращен к востоку, а противоположный к западу, то военные силы Тюркистана на восточной его оконечности не могут быть достаточны к отражению китайских отрядов при самом окончании изнурительного перехода через пески, тогда как великая отдаленность западных городов затрудняет доставление подкрепления на восток. Еще надобно сказать, что внутренние несогласия между аристократами сильных домов в Тюркистане наиболее облегчают Китаю и завоевание и обладание сею страной.

XIV. ПОЧТОВЫЕ СООБЩЕНИЯ

В Восточном Тюркистане есть большая дорога от Хами до Кашгара, по которой расположена военная почта для сообщения с главными местами управления. Расстояние тюркистанских городов от Пекина и между собою по военным станциям есть следующее:

от Пекина до Хами — 7 180 ли

от Пекина до Пичана — 8 110 ли

от Пекина до Харашара — 9 100 ли

от Пекина до Кучи — 10 080 ли

от Пекина до Сайрама — 10 290 ли

от Пекина до Пая — 10 380 ли

от Пекина до Аксу — 10 790 ли

от Пекина до Уша — 10 990 ли [312]

от Пекина до Кашгара — 11 925 ли

от Пекина до Яркяна — 12 385 ли

от Пекина до Ильци — 12 105 ли

от Цзя-юй-гуань до Хами — 1 450 ли

от Хами до Пичана — 930 ли

от Хами до Баркюля — 330 ли

от Пичана до Турпана — 240 ли

от Турпана до Харашара — 890 ли

от Турпана до Урумци — 490 ли

от Харашара до Кучи — 890 ли

от Кучи до Аксу — 690 ли

от Аксу до Яркяна — 1 165 ли

от Аксу до Или — 950 ли

от Аксу до Уша — 240 ли

от Яркяна до Кашгара — 415 ли

от Яркяна до Хотана — 650 ли

от Цзя-юй-гуань до Кашгара — 6 590 ли

Примечание. Подробные сведения о древнем и нынешнем состоянии Восточного Тюркистана можно найти в Описании Чжуньгарии и Восточного Тюркистана, изданном в 1829 г. [313]

Тибет

I. ПРЕДЕЛЫ И ПРОСТРАНСТВО

Тибет, по-тангутски Бот, по-монгольски Тубот и Барун-тала, по-китайски Си-цзан, на востоке граничит с Китаем, на севере с Ху-хэнором и Восточным Тюркистаном, на западе и юге с разными индийскими владениями. Сия страна лежит между 14° и 38° западной долготы от пекинского полуденника, между 21° и 35° северной широты и разделяется на две части: восточную и западную. Первая по-китайски называется Цянь-цзан, что значит: передний или Восточный Тибет; вторая Хэу-цзан, что значит: задний или Западный Тибет. Сии две части в Европе более известны под названиями: Большого и Малого Тибета. Восточный Тибет состоит из двух областей: Юй (В сем слове буква ю произносится как французская буква u.) и Кхам; Западный также из двух — Цзан и Нари. Часть Кхама от реки Ярлуна на восток присоединена к Китаю в 1727 году.

II. ЕСТЕСТВЕННОЕ СОСТОЯНИЕ

ГОРЫ

Гантеси, иначе Гантесири; огромнейший пик на северо-западных пределах Тибета. Он имеет более 140 ли окружности в основании, и своею необыкновенною высотою господствует над всеми окружающими его горами. Вечные снега, которыми глубоко покрыты вершины Гантесири, издали представляются нависшими скалами. Сей пик составляет точку, от которой обширные и огромные отрасли гор распространяются в четыре стороны света.

Сэнге-камбоб-ганри; высочайшая гора, представляющая подобие льва, от чего и название Сэнге лев. Она лежит по северную сторону Гантесири и составляет вершину отрасли гор, простирающихся от Гантесири на север до южных хотанских гор. Луковые [314] горы и Небесные горы в Восточном Тюркистане составляют продолжение сей отрасли. От Гантесири на северо-восток идут снежные горы Чжедабури.

Ланцзин-камбоб-ганри; высочайшая гора, представляющая подобие слона, от чего и название Ланцзин слон. Она составляет вершину отрасли гор, идущих от Гантесири на юг. Из сей горы принимает начало река Ланчу (Описание гор, озер и рек начинается с запада.). Менанни-ганри и Мачжа-камбоб-ганри суть звенья помянутой отрасли.

Самтай-гани; цепь гор, простирающаяся от Менанни-ганри на запад за границу с лишком на 2000 ли.

Тачо-камбоб-ганри; высочайшая гора, представляющая вид коня, от чего и название Тачо конь; лежит от Менанни-ганри на восток; из восточной ее подошвы принимает начало Ярун-цзанбучу, одна из великих рек тибетских. Тубонь-ганцзинь и Борчжун-ганцзин, с колоссальными снежными пиками, составляют продолжение сей.

Чжабли-карбу-тпакла; лежит от Гантесири на северо-восток. Такле-малак (на карте Тавла Гунла) есть продолжение сей горы.

Шагяр-нигяр; цепь гор, простирающихся на юго-восток от Гантесири. Лунгяр-лунмари есть продолжение сих гор. Обе сии цепи полагаются в числе больших снежных гор.

Серчунла; высочайшая гора, лежащая на юго-восток от Сянгеского поколения. Гиорчунла, Сау-сокбори, Хлюмбуцзэри и Такоила составляют продолжение помянутой горы.

Чжамла; снежные горы, лежащие от Парицзуна на юго-восток.

Чомолари; лежат в 200 ли от Секар-цзуна на юго-восток. Высочайшая ее вершина имеет 26 266 футов высоты над поверхностью моря.

Чомо-цзиолю-ганри; в 200 ли от Секар-цзуна на юго-запад. Сии горы имеют пять высочайших пиков.

Сиолмо-цзанла; в 260 ли от Сянге на юго-восток. Из сих гор принимает начало река Пхендо-цзамбучу.

Цзяму-ганри; в 200 ли от Нагар-цзуна на юг — чрезвычайно высокие горы, покрытые во многих местах вечными снегами.

Примечание. Вышеупомянутые горы все лежат в Западном Тибете.

Гунла-ганри; горы, лежащие в 90 ли от Уюклинги на юго-восток — неподалеку от озера Ямчжок-юмцо. Они составляют продолжение гор Цзяму-ганри и в некоторых местах покрыты вечными снегами. [315]

Ярла-шамбё-ганри; горы, лежащие в 30 ли от Цегаль-почан-цзу-на на юго-восток. Снежные пики их торчат одни за другими.

Цери; горы, лежащие в 90 ли от Домсюн-цзуна на юго-восток. Сии горы составляют возвышенную ровную плоскость, на которой находится около ста больших и малых озер.

Няньцин-такле-ганри; снежные горы, лежащие в 140 ли от Пхунду-цзуна на северо-запад.

Дукла; кряж гор, простирающийся по восточному берегу реки Ярге-цзамбучу. Сей кряж представляет вид разметанных каменных масс, через которые нет возможности проложить дорогу. Река течет между скалами, и только один шум ее слышен.

Басо-дунрам; горы, лежащие в 800 ли от Лхасы на север. Из восточной их подошвы принимает начало Муруй-усу, а с западной стороны вытекает Ярге-цзанбучу.

Номхань-убаиси-ола; горы, лежащие в 1000 ли от Лхасы на северо-восток. На юго-западной их стороне принимает начало китайская река Ну-цзян, под монгольским названием Хара-усу, а на северо-западной стороне китайская же река Цзинь-ша-цзян, под монгольским названием Муруй-усу.

Кельце-цзякари; горы, лежащие от Номхань-убаши-олы на северо-восток; из сих гор принимает начало китайская река Лань-цан-цаян, под тибетским названием Цачу.

Лечер-улань-дабсунь-ола; горы, лежащие в 400 ли от Басодун-рама на северо-запад. Они огромны и состоят из красноватого камня, на котором по обеим сторонам хребта родится красноватая соль. Здесь принимает начало река Каци-улань-мурэнь.

Сирцинь-улань-толагай-ола; горы, лежащие от вышепомяну-тых гор на восток, в сих горах принимает начало река Токтонай-улань-мурэнь. Горы, идущие отселе на восток и облегающие Муруй-усу почти на 1000 ли, все носят общее название Баинь-хара-олы.

Примечание. Горы Восточного Тибета не имеют общих названий, а частные названия их многочисленны, и потому оставлены без описания. Должно только сказать, что горы Восточного Тибета также очень высоки, и многие из них покрыты вечными снегами.

ОЗЕРА

Мапам, оно же Далай; лежит в 70 ли от Гантесири на восток; в окружности содержит около 180 ли. После полудня на поверхности его ярко отражаются различные цвета. Сие озеро со всех четырех сторон окружено высокими горами. [316]

Ланцо; лежит в 34 ли от Гантесири на юго-запад; имеет 300 ли в окружности, и посредством протока сообщается с Мапам. Из сего озера выходит река Ланчу.

Ямчок-юмцо; лежит от Лхасы на юг. Сие озеро изобилует рыбою, и образует собою кольцо, имеющее около 480 ли в окружности. Внутри кольца находится обширный остров, состоящий из трех гор, из подошвы коих выходит несколько речек. На сем острове имеет пребывание перерождающаяся Хутуктисса, глава женских монастырей в Тибете. Сказывают, что во время последних смятений в Тибете она спасалась, превратясь в свинью.

Кицо-кяцо; лежит от Лхасы на северо-западе; в окружности содержит около 60 ли. Оно состоит из двух озер, из коих восточное называется Кицо, а западное Кяцо; оба изобилуют рыбою.

Нимцо-шимцо; лежит в 120 ли от Нари-цзуна на северо-восток; в окружности содержит около 240 ли.

Тарок-юмцо; лежит от Жигэцзэ на северо-запад; в окружности содержит около 300 ли.

Чжамбе-сегар; соляное озеро; лежит в 20 ли от Тарок-юмцо на север; в окружности содержит около 230 ли.

Чимцо-тенак; лежит в 420 ли от Чосютов на северо-запад; в окружности содержит около 10 ли; производит буру.

Туннум-цзяга и проч., всего одиннадцать соляных озер, находящихся на 600 с лишком ли от Лхасы на север. Сии озера лежат по обеим сторонам реки Ярге-цзанбучу. Большие из них содержат до 80, а малые около 50 ли в окружности. Из них Хун-цзага и Аиор-цзага производят красную соль; а прочие белую.

Тэнгри-нор, по-монгольски, по-тангутски Намцо; на обоих языках небесное озеро; лежит в 200 с небольшим ли от Лхассы на северо-запад; в окружности содержит около 1000 ли. В Тибете нет обширнее сего озера.

РЕКИ

Ярун-цзанбучу; начало принимает на западных пределах Тибета из горы Тачо-камбоб-ганри; протекши на восток около 2600 ли, проходит по южную сторону Лхасы; потом поворачивает на юго-восток и уходит за границу. Упоминаемая в китайской истории река Бабу-чуань должна быть Ярун-цзанбучу. На европейских картах названа Бурремпутер.

Карчжа-мурэнь; начало принимает от Лхасы на северо-восток в урочище Чарикту под названием Домчу; миновав Пхунду-цзун, [317] сходится с рекою Мутик-цзанбулун и принимает название Карчжа-мурэнь; потом, прошед мимо Лхасы, впадает в Яруп-цзанбучу. Упоминаемая в китайской истории река Цзан-хэ должна быть Карчжа-мурэнь.

Хара-усу; начало принимает в 600 ли от Лхасы на север из озера Бага-нор, потом проходит через озера Эрцигын-нор, Цзида-нор и Хара-нор; по выходе из последнего принимает монгольское название Хара-усу; по вступлении в пределы Кхама принимает тибетское название Омчу; миновав местечко Милалун принимает китайское название Ну-цзян, а по вступлении в пределы Китая принимает китайское название У-цзян. Упоминаемая в древней китайской истории река Хэй-шуй должна быть Хара-усу — на обоих языках: черная река.

Ялунчу; начало принимает за 300 ли от Чжандо-цзун на северо-восток; соединившись при Чжандо-цзуне с рекою Бюйчу, принимает тибетское название Какбо-цзанбучу, а по вступлении в какбоские пределы принимает китайское название Лун-чуань-цзян.

Цачу; начало принимает из гор Калце-цзякари, а ниже, соединившись при Чамдо с рекою Ойчу, принимает название Лхачу, а далее по вступлении в пределы Китая принимает китайское название Лань-цан-цзян.

Муруй-усу; принимает начало за 800 ли от Лхасы на северо-запад из гор Басо-дунрам; прошед около 940 ли на северо-восток, при горе Намтайле поворачивает на юго-восток и, еще прошед около 800 ли, принимает тибетское название Поляйчу; ниже в 60 ли от Батана называется Бэчу, а по вступлении в пределы Китая принимает китайское название Цзинь-ша-цзян, что на китайском языке от слова в слово значит золотопесочная река.

Цицирхана-гол; принимает начало на северных пределах Тибета из хребта Баинь-хара-ола; ниже по соединении с рекою Ойчу принимает название Ми-нячу; при крепости Да-цзянь-лу называется Ярун-цзян, а по вступлении в пределы Китая впадает в Цзинь-ша-цзян.

III. КЛИМАТ И МЕСТНЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ

В Тибете, переплетенном горами, можно найти все климаты. На многих высоких горах вечные снега, в равнинах жары, а на разнообразных местах — смотря по возвышению или понижению оных — в одно время встретите разную степень теплоты. Около Лхасы, [318] лежащей под 30° северной широты, трава появляется и деревья распускаются не ранее апреля. В сие время сеют сарачинское пшено, горох и пшеницу, а хлеб убирают с полей в августе и сентябре. Хлебороднейшими и плодоноснейшими местами считаются Какбо и Гомбо, где по низменности местоположения много сеют сарачинского пшена. В древности Тибет преизобиловал золотом, а ныне только в Тарцзуне и Литане добывают золотой песок, в первом месте разрабатывают и серебряные рудники. В Чжамдо и Чжае находят лазурик и бирюзу, каменья, весьма уважаемые тибетцами. В Западном Тибете находится ископаемая соль. В Лхари холодный климат, не дозволяя даже сеять хлеба, приучил или побудил жителей исключительно заниматься скотоводством. Рогатый скот тибетцев составляют яки (косматый буйвол (Як по-тибетски называется тасолма и кхэйма, по-монгольски сарлок, в Восточной Сибири буйло. Яки водятся домашние и дикие на западных границах Китая, во всем Хухэноре и Тибете. Во множестве находятся и около Куреня, но только домашние. Они отличаются и от буйволов и от волов. Туловищем толсты, длинны, довольно высоки; селлину имеют несколько вогнутую, голову малую с широким лбом, большими глазами и открытыми ноздрями, шею тонкую, короткую, несколько сгорбившуюся; рога небольшие, полусогнутые, к концу острые, ноги и хвост короткие же, на загривке шерсть, на боках короткий мягкий волос, а на брюхе и на хвосте мягкий же волос длиною от б до 10 вершков. Сей самый волос китайцы употребляют на кисти для летних шляп и для знамен, но преимущественно берут белый, а в красный цвет красят его в Хан-чжеу-фу. Яки хрюкают по-свиному, свойства свирепого, вид имеют суровый и на подходящего человека дико смотрят. Более бывают черные, а пестрых, то есть белых с черным, и белых мало.)), а овцы в Тибете вообще малорослы. Из произведений, свойственных одному Тибету, замечательны: мускус, тибетская кабарга и козья шерсть, из которой в Кашмире ткут шали, уважаемые и в Азии, и в Европе. В Тибете хотя родятся разные древесные плоды, но нет лимонов, апельсинов и померанцев, которые под 30° широты в обилии растут в восточной половине Южного Китая.

IV. ЖИТЕЛИ. ЯЗЫК. ВЕРА

О первобытных жителях Тибета еще никаких положительных сведений не имеем, и дотоле не получим, пока не будут разработаны письменные древности сей страны. Что касается до предков [319] нынешнего тибетского народа, то они были тангуты, которые пришли туда из Хухэнора в IV столетии до Р. X., и до настоящего времени не изменили первоначального своего языка, что можно заключить из того, что все тангутские племена, обитающие в Тибете, в Хухэноре и на западных пределах Китая, и ныне говорят одним языком, разнящимся по местам наречьями. На юго-восточных пределах Тибета обитают разные индийские поколения, из коих некоторые еще находятся в полудиком состоянии. В северных пустынных и на северо-восточных пределах кочуют малолюдные монгольские племена, которые, как должно полагать, с давних времен поселились там, потому что все названия гор, рек и урочищ у них суть монгольские. Жители все исповедуют буддийскую веру, которая разделяется на две секты: желтошапочную и красношапочную. Различие между ламами сих сект состоит в том, что первые ведут безбрачную жизнь, а последние женятся. Богослужение совершают в монастырях на одном тангутском языке.

V. ПРОСВЕЩЕНИЕ. ХУДОЖЕСТВА. ТОРГОВЛЯ

Тибет на востоке составляет такую страну, из которой религиозное просвещение разливается на всю Монголию. На Будале, в Чжасихлюмбу и во многих других больших монастырях находятся училища, в которых тибетское и частью монгольское духовенство, кроме словесности, обучается врачеванию и астрономии. Живопись, стереотипная резьба и отливание металлических изделий также входят в круг ученых их занятий, но познание буддийского закона составляет существенную часть учения. Художества и ремесла в Тибете ограничиваются более изделием вещей, необходимых в домашнем быту. Предметы утонченной роскоши, известные в европейских государствах, там еще не известны, и тибетцы наибольшую часть своих нужд удовлетворяют произведениями своего отечества, посему и торговля их хотя разделяется на внутреннюю и внешнюю, но в обоих отношениях маловажна. Первая ограничивается променом необходимых потребностей жизни, вторая состоит в отпуске за границу незначительного количества камлотов, баек и козьей шерсти исключительного тибетского произведения. [320]

VI. МЕРЫ. ВЕСЫ. МОНЕТА

О мерах и весах тибетских еще не имеем положительных сведений. В Пекине тибетцы употребляют и меры и весы китайские. О монете известно то, что прежде тибетцы употребляли серебряную монету, получаемую от горкинцев за товары. Но как сия монета имела худое достоинство, то китайское правительство с 1793 года предписало отливать в Лхасе собственную серебряную монету двоякого вида: большую и малую. Большая содержит в себе около золотника чистого серебра, а малая вполовину меньше.

VII. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПЕРЕМЕНЫ

С половины IV столетия до Р. X., когда хухэнорские тангуты положили основание Тибету, сие владение около тысячи лет оставалось неизвестным Китаю, до VII столетия, по Р. X. В сем веке тибетское царство, через присоединение к нему разных единоплеменных поколений, обитавших в Хухэноре и на западных пределах Китая, учинилось сильнейшею и обширнейшею империею на Востоке, и оружием принудило Китай признать Тибет равною с ним державою. В конце IX столетия сия империя рушилась от внутренних раздоров в царствующем доме. В XIII столетии монголы, покорившие Китай, покорили и Тибет и поставили там духовных правителей, которые долго владели сим государством под покровительством Китая. Впоследствии когда светские владетели отняли верховную власть у духовенства и когда лхасский хутухта, известный под монгольским про-именованием Далай-ламы, призвал в Тибет из Хухэнора хошотского Гуши-хана, то сей, уничтожив светского владетеля, разделил власть над Тибетом с Далай-ламою и Баньченем, и для обеспечения себя против зависти единоземцев вступил с первыми под покровительство Китая в 1642 году. Потом чжуньгарский хан Цеван-Рабтан, видам коего противна была сия политическая связь, несмотря на союз хухэнорского хана с Китаем, объявил хошотам войну и совершенно поразил их в самой Лхасе в 1717 году. Впрочем Тибет находился во власти Цеван-Рабтана только два года, ибо китайцы выгнали калмыков из Тибета и сами завладели сим королевством. Тогда вторично поставлены были в Тибет два владетеля: светский и духовный, непосредственно зависящие от пекинского двора. Но как светский владетель снова начал покушаться освободить свое отечество от [321] китайского ига, то пекинский двор, по усмирении последнего восстания в Лхасе, уничтожил достоинство светского правителя и в 1751 году, признав Далай-ламу главой Тибета, раздробил сию страну на несколько частей под управлением духовных лиц.

VIII. НЫНЕШНЕЕ ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗДЕЛЕНИЕ

В древности Тибет составлял империю, потом королевство, а ныне считается страною, управляемою духовными лицами под верховною властью Китая, по сей причине Тибет в китайской географии не назван государством, как Корея, Ань-нань и Сиам, а только разделен на четыре части: Юй, Цзан, Кхам и Нари. Юй и Кхам составляют восточную, Цзан и Нари западную половину Тибета. Сие в прямом смысле есть географическое разделение по странам, что же касается до гражданского, китайское правительство и доныне никаких новых распоряжений по сему не сделало, а каждая из четырех частей по-прежнему разделяется на округа, число которых ограничивается числом городов, известных под общим названием цзун. Юй содержит в себе 30, Цзан — 17, Кхам — 13, Нари — 13 же округов. Окружные города суть:

В стране Юй:

Лхаса, столица королевства

1. Дэцинь-цзун — в 38 ли от Лхасы на юго-восток

2. Нетон-цзун — в 220 ли на юго-восток

3. Сэнри-цзун — в 251 ли на юго-восток

4. Циогяль-почан-цзун — в 260 ли на юго-восток

5. Яргю — в 310 ли на юго-восток

6. Такбо-тасуй-цзун — в 337 ли на юго-восток

7. Гегу-цзун — в 340 ли на юго-восток

8. Мионцона-цзун — в 340 ли на юго-восток

9. Олока-такцзы-цзун — в 440 ли на юго-восток

10. Гомбо-чамдо — в 544 ли на юго-восток

11. Там-цзун — в 560 ли на юго-восток

12. Гулеи-намгель-цзун — в 620 ли на юго-восток

13. Шока-цзун — в 640 ли на юго-восток

14. Чжуму-цзун — в 750 ли на юго-восток [322]

15. Домсион-цзун — в 770 ли на юго-восток

16. Целеган-цзун — в 870 ли на юго-восток

17. Такбо-нецзун — в 980 ли на юго-восток

18. Тему-цзун — в 980 ли на юго-восток

19. Синуб-цзун — в 30 ли на юго-восток

20. Чусюй-цзун — в 115 ли на юго-восток

21. Сигэ-гунгар — в 140 ли на юго-восток

22. Юлкял-нахца-цзун — в 330 ли на юго-восток

23. То-цзун — в 420 ли на юго-запад

24. Сэнге-цзун — в 430 ли на юго-запад

25. Тонкар — в 25 ли на северо-запад

26. Такцзы-цзун — в 92 ли на северо-восток

27. Лхюнчжуб-цзун — в 120 ли на северо-восток

28. Семчжуб-гокар, он же и Мечжутунга — в 150 ли на северо-восток

29. Пхунду-цзун — в 170 ли на северо-восток

Из сих городов многолюднейшие суть: Лхаса и Сигэ-гунгар. В первом считается до 5000, а в последнем до 20 000 семейств.

В стране Цзан:

1. Сигацзэ (Жигэцзэ) — в 580 ли от Лхасы на юго-запад

2. Римбу-цзун — в 191 ли от Сигацзэ на восток

3. Нагар-цзун — в 250 ли на восток

4. Бейлам — в 332 ли на восток

5. Бенам-цзун — в 70 ли на юго-восток

6. Кянцзы-цзун — в 120 ли на юго-восток

7. Уюклинга — в 370 ли на северо-восток

8. Тинк-цзун — в 410 ли на юго-запад

9. Секар-цзун — в 540 ли на юго-запад

10. Нари-цзун — в 640 ли на юго-запад

11. Исуклан — в 723 ли на юго-запад

12. Керон-цзун — в 740 ли на юго-запад

13. Нари-цзун — в 760 ли на юго-запад

14. Нелам — в 780 ли на юго-запад

15. Сяннямрин-цзун — в 110 ли на северо-восток

16. Ланцзы-цзун — в 810 ли на северо-запад

17. Цзянамрин — в 970 ли на северо-запад

Из сих городов многолюднейшие суть: Сигацзэ и Кянцзы-цзун, из коих в первом считается до 23 000, а в последнем до 30 000 семейств. [323]

В стране Кхам:

1. Батан — в 2 500 ли от Лхасы на юго-восток

2. Чжесо-цзун (он же Чжунтянь) — в 580 ли от Батана на юго-запад

3. Саньчань-чюйцзун — в 600 ли на юго-запад

4. Цзонкар — в 355 ли на юго-запад

5. Пёмдо-цзун — в 600 ли на северо-запад

6. Сурман — в 800 ли на северо-запад

7. Лхорун-цзун — в 850 ли на северо-запад

8. Цедун-цзун — в 960 ли на северо-запад

9. Себаньдо — в 1150 ли на северо-запад

10. Тар-цзун, 11. Сок-цзун — в 1220 ли на северо-запад

12. Кончок-цзун — в 280 ли на север

13. Литан — в 300 ли на северо-восток

В стране Нари:

1. Буран-далакар-цзун — в 2500 ли от Лхасы на юго-запад

2. Кердун-цзун, 3. Шите-цзун — зависящие от него

4. Куге-чжесилхюмбу — в 2490 ли от Лхасы на юго-запад

5. Чулун-цзун, 6. Цачжан-цзун, 7. Чумарте-цзун — зависящие от него

8. Ладак — в 3750 ли от Лхасы на северо-запад

9. Чжасиган-цзун, 10. Димуган, 11. Каши — зависящие от него

12. Биди — в 3800 ли от Лхасы на юго-запад

13. Роток — в 2930 ли на северо-запад

Тибетские монастыри

Сверх сего в Тибете, как духовном владении, находится множество монастырей, из коих знаменитейшие суть:

В стране Юй:

Будалинский монастырь, по-тибетски Порун-марбу, что значит, красный дворец, лежит в 4 ли от Лхасы на северо-запад на [324] небольшой горе, называемой Марбури. Главный корпус простирается в вышину на 367 футов, имеет 22 этажа и около 10 000 зал, которые по обычаю буддистов все наполнены идолами, золотыми, серебряными, медными, нефритовыми. Кровля на главном здании вызолочена. По преданию, дворец сей построен в половине VII столетия славным Сронцзуном, основателем Тибетской империи, но пятого колена Далай-лама превратил его в монастырь, в котором преемники его и доныне имеют пребывание.

Лхассей-циокан, по-монгольски Ихэ-чжао, что значит большой храм, находится в самой Лхасе, по преданиям, построен китайскою царевною Вынь-чен, бывшею в супружестве за Сронцзуном. И доныне сохраняются в нем кумиры того времени.

Рамуци-циокан, по-монгольски Бага-чжао, что значит малый храм, находится на северном крае Лхасы, по преданиям, основан дочерью Балбуского царя, бывшею в супружестве за Сронцзуном.

Галдан-хит, по-тибетскому произношению Гантень-хит, лежит в 80 ли от Лхасы на юго-восток, по преданиям, построен Цзон-кабою, который первый ввел буддийскую веру в Тибет. В сем монастыре находится престол Цзонкабы, то есть большие кресла, на которых он сидел. Лам считается около 2000.

Бребун-хит (Бебун), в 16 ли от Лхасы на северо-запад, по преданиям, сей монастырь основан Цзонкабовым учеником. В нем находится до 5000 лам.

Сэра-хит (Сэра), в 8 ли от Лхасы на север, также основан Цзонкабовым учеником, в нем считается до 3000 лам. Еще находятся По-рун-кава-хит, в 12 ли от Лхасы на север, Чжаньбура-хит (Цзяри-бидун), в 5 ли от Лхасы на северо-западе, Кадун-хит, в 18 ли от Лхасы на северо-восток.

Ахари-хит, лежит в 250 ли от Чжамдо на северо-восток на большой дороге в Китай. Кроме сего в области Юй в разных округах еще находится более 30 монастырей, из коих в многолюдных считается от 7 до 800 лам.

В стране Цзан:

Чжаси-хлюбу, иначе Сэра-хит, по-китайски Фу-янь-хын-хо, в 2 ли от Сигацзэ на запад при горе Дубле; по преданиям, основан Цзонкабовым учеником Кеньдюнь-чжукбою. В нем ныне имеет пребывание Баньчень (Баньцинь-Римбуци), получивший от китайского двора золотую печать с титулом эрдени. В сем монастыре считается до 2000 лам и до 3000 зал, наполненных идолами [325] золотыми, серебряными, медными и нефритовыми. В ведомстве сего монастыря считается 51 малый монастырь, в коих всего до 4000 лам. В области Цзан кроме Чжаси-лхюмбу еще считается 19 монастырей, из коих в каждом находится по нескольку сот лам. Знаменитейший из них Нартан-хит, по-китайски Пху-энь-сы. В Монголии уважается, как источник мудрости, книга Ганчжур, печатаемая в Нартан-хите.

В стране Кхам:

Шунь-хуа-сы и Чун-хуа-сы, в 100 ли от Лхорун-цзуна на юго-восток. Чи-цзе-сы, Цзэн-сю-сы, в 100 ли от Лхорун-цзуна на юг, Цин-цзин-сы, в 50 ли от Лхорун-цзуна на запад. Сии пять монастырей получили китайские названия от китайского правительства в 1703 году.

Чамдо-хит, в 460 ли от Литана на север, в ведомстве его находится 13 малых монастырей.

Чжая-чжаси Цюйцзун-хит, в 240 ли от Литана на северо-восток, в ведомстве его находится 36 малых монастырей с желтошапочными и 18 с красношапочными ламами.

Тугданьчжаму-шань-лин в Литане, в ведомстве его считается 7 малых монастырей.

Хлаганти-лин, в 380 ли от Литана на юг, в ведомстве его считается 6 малых монастырей. Кроме сих еще в стране Кхам находится 21 знаменитый монастырь.

В стране Нари:

Тобунь-хит, в 50 ли от Куге-чжаси-хлюмбу на север, Гачжар-хит, в 100 ли от г. Далакар-цзуна на юго-восток, Бардан-чиксэ-хит, в 40 ли от Далакар-цзуна на юго-восток, Батук-лин, в 60 ли от Далакар-цзуна на юго-запад. Милалин, в 120 ли от Беди на запад.

Примечание. В Тибете нет городов, обведенных стенами, но в каждом селении, в котором находится чиновник, управляющий известным округом, есть замок, построенный для его пребывания на возвышенном месте, и называется цзун. Сие слово придается к названию селения и доставляет ему значение города, например, Дэцинь-цзун. Таковые же замки, построенные на ровных местах, называются ка или га, например, Уюг-линга, Мечжугунга. Большая часть монастырей обведена стенами. Китайские правители и Далай-лама имеют по одному экземпляру народной переписи, в которую вносятся ламы всех монастырей и жители военного и податного состояния, но как сия перепись не обнародывается, то и народонаселение Тибета остается по сие время неизвестным. [326]

IX. ПРАВЛЕНИЕ

Далай-лама считается главою Тибета, и по наружности находится в отличном уважении у пекинского двора, но собственно владеет только областью Юй, область Цзан принадлежит Баньченю, восточная часть области Кхам принадлежит Китаю, а западная — чамдос-кому хутухте, который состоит в зависимости от Далай-ламы. Область Нари имеет своих владельцев, зависящих же от Далай-ламы, а собственно весь Тибет, как покоренная страна, причислен к китайской губернии Сы-чуань. Для управления делами находятся при Далай-ламе четыре калуня в качестве светских министров, утверждаемые на сих местах пекинским же двором, а во владениях Баньченя все места гражданских и военных чиновников заняты ламами. Прежде Далай-лама и Баньчень имели власть определять и светских и духовных высших начальников, и сообщали китайским правителям только для сведения, но с 1794 года сей порядок совершенно изменен. В Тибете определены два китайских правителя (4-го класса), из коих один имеет пребывание в Лхасе, а другой в Жигацзэ. Сим правителям вверено главное управление делами Тибета и дано право равенства с Далай-ламою и Баньченем. Избрание высших чиновников и гражданских, и военных, и духовных производится Далай-ламою и Баньченем с согласия с правителями, которые представляют их выбор государю на утверждение. Низшие чиновники в обоих Тибе-тах избираются Далай-ламою и Баньченем-эрдэни, а утверждаются китайскими правителями. Что касается до распоряжений по управлению, Далай-лама и Баньчень-эрдэни никаких важных дел ни по гражданской, ни по военной части не могут приводить в исполнение без согласия и утверждения оных правителями, а для надзора за Далай-ламою в управлении духовными делами присылается в Лхасу один из четырех пекинских хутухт.

Далай-лама, Баньчень-эрдэни и другие хутухты в Тибете суть наследственные не по рождению, а по перерождению, то есть по выбору. В прежнее время при перерождении хутухт действовали лхасинс-кие цюйцзуны (пророки). Небесный дух нисходил в тело цюйцзуна и устами его объявлял о месторождении хубилгана. Но пекинский двор с 1792 года отменил сии бредни цюйцзунов, а послал в Лхасу золотую бумбу (чашу). Как скоро умрет Далай-лама, Баньчень или другой какой хутухта в Тибете (так же как и в Монголии), то имена нескольких мальчиков, по собранным через правительство сведениям в тот самый час родившихся, полагают в помянутую бумбу, читают [327] молитвы над нею, и после сего обряда чье имя вынется в присутствии китайских правителей, тот утверждается хубилганом, то есть возродившимся преемником. Вообще при сем обстоятельстве запрещается назначать в хубилганы княжеских родственников в Монголии, также родственников Далай-ламы и Баньчень-эрдэни, а мальчиком преимущественно назначают из домов, преданных Китаю.

X. УПРАВЛЕНИЕ

Хотя Тибет находится в совершенном подданстве Китая, но в управлении народными делами представлено ему руководствоваться собственными обычаями. Впрочем прежнее тибетское судопроизводство постепенно изменяется нечувствительным введением нового порядка, и через то приближено к формам китайского делопроизводства. Законы тибетские переведены на китайский язык и для справок хранятся в канцеляриях китайских правителей. Производство дел предоставлено низшим судебным местам, от которых поступают к калуням, а калуни, решив оные на основании своих законов, представляют правителям на рассмотрение и после их утверждения приводят в исполнение.

XI. НАЛОГИ

Подати и пошлины в Тибете по большей части собираются натурою, то есть всякими местными произведениями, как-то: скотом, хлебом, коровьим маслом, хлопчатого бумагою, курительными свечами, чаем и байкою, а в отдаленных местах платят деньгами. Кто имеет большое скотоводство, тот с каждой пары крупного скота и с каждого десятка овец платит по одной большой серебряной монете. Подати, деньгами собираемые, включая сюда в денежных приношениях поклонников, простираются у Далай-ламы до 127 000, а у Баньченя до 66 900 унцов серебра в год (Здесь надобно разуметь доходы с земель, принадлежащих монастырям помянутых двух хутухт, а не со всего Тибета. Доходы с прочих земель принадлежат другим монастырям.). К доходам Далай-ламы должно присовокупить жалованье 5000 унцов серебра, ежегодно получаемое им от китайского двора. Немалое количество доходов составляет [328] половинная часть имущества, после каждого умершего вносимая в казначейство Далай-ламы и Баньченя для поминовения души покойного. Ныне китайские правители требуют от казначеев подробных отчетов как в правильном сборе податей, так и в точном употреблении оных. Все почти доходы, поступающие в казну Далай-ламы и Баньченя, употребляются на содержание их монастырей, или лучше дворов со штатом. Гражданские и военные чиновники вместо жалованья получают для содержания известное количество земли, которою пользуются, пока находятся в службе. Китайские правители со своим штатом и китайские гарнизоны в Тибете, составляющие в [общей] сложности около 1500 человек, получают содержание от своего правительства (Издержки на содержание китайского гарнизона ежегодно простираются до 200 000 лан серебра.); а 3000 регулярных тибетских войск получают только паек из магазинов Далай-ламы и Баньченя. Иррегулярные войска, стоящие по границам, отправляют службу вместо земской повинности и содержатся собственным иждивением (О состоянии войск и новых государственных постановлениях см. в ч. II, в Прибавлениях номер XIII.).

XII. ОТПРАВЛЕНИЕ ПОСОЛЬСТВ К ПЕКИНСКОМУ ДВОРУ С ДАНЬЮ

Далай-лама и Баньчень погодно отправляют дань к пекинскому двору с камоою, представляющим лицо посланника. Вещи, посылаемые от них в дань, состоят в хадаках, серебряных кумирах, коралловых и янтарных четках, курительных свечах и байках. С посланником Далай-ламы подобную же дань посылают в Пекин четыре калуня, шесть князей и пекинский хутухта. Чамдоский хутухта посылает дань в Пекин однажды в четыре года. Дань сия от пекинского двора вознаграждается соответствующими подарками, которые простираются и на лица, составляющие посольство, как-то:

Далай-ламе отправляют в подарок:

1 серебряную вызолоченную домбу для чая,

1 серебряный вызолоченный кувшин,

1 серебряную чашку,

20 кусков разных шелковых тканей, [329]

5 больших хадаков,

40 малых хадаков,

10 разноцветных хадаков.

Баньченю-эрдэни:

1 серебряную домбу,

1 серебряный кувшин,

1 серебряный кубок,

20 кусков разных шелковых тканей,

10 больших хадаков,

10 малых хадаков.

Посланнику Далай-ламы:

1 резное седло 2-го разряда,

1 серебряную домбу,

1 серебряное блюдо,

30 кусков шелковых тканей,

400 концов голубой китайки,

1 бобровую кожу,

3 тигровые кожи,

5 морских выдр (черных с проседью).

Товарищу его:

3 куска шелковых тканей,

24 конца китайки.

Из спутников каждому:

1 кусок шелковой ткани,

8 концов китайки.

Посланнику Баньчень-эрдени:

1 кусок желтого атласа,

1 серебряное блюдо,

62 конца китайки.

Из служителей каждому:

2 куска атласа,

20 концов китайки.

Чамдоскому хутухте:

1 серебряную домбу,

12 кусков атласа разных цветов,

7 больших хадаков,

7 малых хадаков.

Посланнику его:

1 кусок атласа с травами,

2 куска простого атласа,

24 конца китайки. [330]

Товарищу его:

2 куска атласа,

12 концов китайки.

Из спутников каждому:

6 концов китайки.

Посольства с самого вступления в пределы Китай до обратного выезда за границы содержатся иждивением китайского правительства.

XIII. ПОЛИТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД НА ТИБЕТ

Тибет с того самого времени, как ввел и укоренил в Монголии буддийскую религию, обратил на себя внимание владетелей Китая и Монголии. В X столетии уже тибетские ламы утвердились в Пекине и в других окрестных местах, и особенно пользовались уважением киданьского дома Ляо. Хобилай, по покорении Тибета, увидел, что воинственный дух тибетского народа трудно обуздвать одним оружием, без содействия буддийской религии; и для оного поручил управление государства духовным властям. Дом Мин тем же правилам следовал, и признал в Тибете восемь главных хутухт. Далай-лама, возрастая постепенно, наконец занял первое место между хутухтами и приобрел столь сильное влияние на дела Монголии, что ни ханы, ни хутухты не могли получать наследственных достоинств без его утверждения. Посему-то ныне царствующий в Китае дом Цин перед покорением Монголии первоначально обратился к Далай-ламе и оказывал ему особенное уважение, надеясь сим способом облегчить себе завоевание сей страны. Но впоследствии увидел, что для достижения сей цели прежде нужно покорить самый Тибет и потом уже сделать Далай-ламу орудием для управления Монголиею. Ныне Далай-лама есть кумир Тибета и Монголии в полном буквальном смысле. Ему воздается божеское почтение, но его духовная власть ограничена самыми тесными пределами.

Примечание. Подробные сведения о нынешнем состоянии Тибета можно видеть в Уложении китайской Палаты Внешних Сношений, изданном в 1828 году, и в Описании Тибета в нынешнем его состоянии, изданном в том же году. [330]

Прибавления

I. ВЕЛИКАЯ СТЕНА

В Европе вообще полагают, что нынешняя Великая стена, простирающаяся от Корейского залива на запад до крепости Цзя-юй-гуань, вся каменная, и от самого ее построения доныне, в продолжение двадцати более веков, нималого повреждения от времени не потерпела. История китайская и очевидцы противоречат и тому, и другому мнению.

Великая стена, отделяющая Китай от Монголии, на китайском языке называется долгою стеною чан-чен, стеною в 10 000 ли ван-ли-чан-чен и пограничною стеною бянь-чен. Мысль ограждать пределы своих владений пограничными стенами родилась в Китае в исходе IV столетия перед Р. X., когда семь сильных удельных князей, объявившие себя независимыми владетелями, вели между собою жестокие войны за первенство в империи. В губернии Чжи-ли в области Шунь-тьхянь-фу существуют признаки древней Великой стены, простиравшейся на юг на несколько сот ли. Предания повествуют, что помянутая стена составляла межу между царствами Чжао и Янь. Около сего же времени три царства: Янь, Чжао и Цинь (Царство Янь заключало губернию Чжи-ли и страну Ляо-дун; царство Чжао — губернию Сань-си, царство Цинь — губернию Шань-си.) построили пограничную Великую стену, отделявшую владения их от монголов. Местоположение сей стены в царствах Янь и Цинь неизвестно, а стена, построенная в царстве Чжао, по древним географиям Китая, простиралась от Хухэ-хота на запад по южной подошве хребта Инь-шань, и построена государем Ву-лин-ван, который вступил на престол в 325 году до Р. X. В губернии Шань-дун и ныне приметны развалины Великой стены, которую построил Минь-ван, владетель царства Ци (Царство Ци заключало в себе южную половину губернии Шань-дун.), в 315 году до Р. X. для прикрытия своих владений от властолюбивых видов царства Чу (Царство Чу заключало в себе земли от Желтой реки на юг до реки Цзян.). Сия стена простиралась от города Цзи-чжеу на [331] восток через гору Тхай-шань до мыса Лан-е-шань и содержала до 1000 ли протяжения. Древний историк Гуань-цзы (Китайские критики находят, что История, приписываемая ученому Гуань-цзы, появилась спустя долгое время после его кончины.) упоминает об сей стене с лишком за пять столетий до Р. X., но его история очень поздно показалась в свете.

Великая стена, о которой речь идет здесь, построена государем Ши-хуан в 214 году до Р. X., она простиралась от крепости Шань-хай-гуань при Корейском заливе на запад до Желтой реки в области Нин-шо-фу, а отселе шла на юго-запад до города Минь-чжеу в губернии Гань-су, что показывают развалины ее, и ныне приметные в областях Пьхин-лян-фу, Цин-ян-фу и Янь-ань-фу. Земли губернии Гань-су в то время еще находились под владением разных поколений монгольского, тюрского и тангутского происхождения и завоеваны Китаем уже по прошествии целого столетия от построения Великой стены.

Направление Великой стены, простирающейся от Корейского залива до Ордоса, идет через области Юн-пьхин-фу и Шунь-тьхянь-фу на северо-восток; от крепости Ду-ши-кхэу в области Сюань-хуа-фу постепенно склоняется на юго-запад до города Шо-ньхин-фу. Сие длинное звено содержит в себе 3000 ли. Нет сомнения, что оно после первого построения не раз было возобновляемо, но в истории нигде не упоминается о возобновлении, а очень вероятно, что в продолжение шести столетий от построения время разрушило стену до основания, потому что возобновление сей в V столетии названо в истории не поправлением, а построением. В 423 году, то есть через 637 лет от ее основания, дом Вэй для остановления жужаньских набегов на северные пределы его построил Великую стену, простиравшуюся от города Чи-чен на запад до города Ву-юань на 2000 ли (См. в Истории северной династии Вэй 8-е лето правления Тхай-чан. Ву-юань лежал в Монголии, в 80 ли от Хухэ-хота к востоку.). В 552 году Северный дом Ци построил Великую стену от горы Хуан-лу-лин на север до караула Ше-пьхин-сюй (См. в Истории северной династии Ци 7-е лето правления Тьхянь-бао.). В 555 году тот же дом Ци построил Великую стену от Ся-кхэу в Ю-чжеу на запад до Хын-чжеу на 900 ли, для производства работ выслано было 180 000 крестьян — по 2000 работников на одну ли. В 556 году тот же дом Ци построил Великую стену от караула Цзун-цинь-чюй в Си-хэ на восток до моря. В последнюю постройку входит часть внутренней, или второй Великой [333] стены, идущей с юга на север по хребту Тхай-хан. Сие видно из того, что сия стена начинается в Си-хэ, что ныне область Фынь-чжеу-фу. Сим образом восточная Великая стена, простирающаяся от Желтой реки на восток до Корейского залива на 3000 ли, в продолжение 423—556 годов вся была вновь построена, а по выражению китайской истории сбита из земли.

О Великой стене, простирающейся от Шо-пьхин-фу на запад по южной границе Ордоса и далее, в Щебней китайской истории вот что сказано: В 5-е лето правления кхай-хуан (585) для остановления дулгаских набегов построили Великую стену от Желтой реки на запад до Суй-чжеу (Ныне округ и город Суй-дэ-чжеу.) на протяжении 700 ли. Далее до XV столетия нет никаких сведений о ней.

С половины XV века монголы из Чахара и Ордоса начали сильно обеспокоивать северные пределы Китая, почему китайское правительство снова обратило внимание на возобновление пограничной Великой стены. В 1485 году построено звено Великой стены от Да-тхун-фу на запад до Бянь-тхэу-гуань длиною на 600 ли, в 1546 году еще построено звено с лишком на 300 ли, но местоположение последнего звена неизвестно. В следующем году построили Великую стену в области Да-тхун-фу. Сие уже говорится о нынешней Великой стене в губернии Сань-си. Хотя в истории ни слова не сказано о продолжении сей стены на восток до Корейского залива, но в том нет никакого сомнения, что нынешняя Великая стена от межи губернии Сань-си на восток до крепости Шань-хай-гуань, местами построенная из кирпича и камня, вновь сооружена в царствование династии Мин, что ниже увидим.

Великая стена от Шо-пьхин-фу на запад до крепости Цзя-юй-гу-ань содержит длины 3950 ли, построение ее относится к XV и XVI столетиям. Звено сей стены, простирающееся от Шо-пьхин-фу на юго-запад и потом на северо-восток до озера Хуа-ма-чи на 1770 ли, построено было в 1472 году. Но как большая часть военнопоселян, охраняющих границу, имела землепашество по северную сторону сей стены, то в 1504 году построена нынешняя стена, а прежняя осталась внутри под названием второй стены. Звено, простирающееся от Хуа-ма-чи на северо-запад и потом на юго-запад до военнопоселения Со-цяо-пху, длиною на 930 ли, построено в разные времена. Половина сего звена, простирающаяся от Хуа-ма-чи до города Нин-ся-фу на 520 ли, построена в 1530 году вместо старой стены и называется в [334] отношении к западной половине — восточною стеною. Прежде бывшая стена, оставшаяся внутри, простиралась на северо-запад на 360 ли и построена была в 1470-х годах. Далее на юго-запад по Желтой реке на 130 ли нет стены. Вторая половина звена, простирающаяся от Нин-ся-фу до Со-цяо-пху, содержит 410 ли и называется западною стеною. Далее на северо-запад Великая стена простирается до Тху-мынь-пху на 410, от Тху-мынь-пху до Сань-ча-хэ на 120, от Сань-ча-хэ до Чжень-фань-синь на 150 ли, отселе до Шань-дань-сянь на 180 ли. Звено от Хуа-ма-чи до Шань-дань-сянь, объемлющее 850 ли, построено в 1590-х годах и названо новою Великою стеною — в том значении, что прежде в сей стране не было Великой стены.

В области Лян-чжеу-фу находится внутренняя стена, которая от Со-цяо-пху идет на юг по западному берегу Желтой реки до военно-поселения Пьхин-фань-пху, потом идет на северо-запад до города Пьхин-фань-сянь и оканчивается неподалеку от вершины реки Гу-лан-хэ. Сия стена называется второю пограничною стеною чун-бян-чен, содержит 1400 ли протяжения и построена в 1592 году, после вышеупомянутой новой стены.

От Шань-дань-сянь до города Гань-чжеу-фу звено Великой стены содержит 100 ли. На сем пространстве находится четверо ворот и несколько десятков застав, укрепленных водяными и сухими рвами. От Гань-чжеу-фу далее на северо-запад цепь гор служит естественным оплотом на 75 ли. От сих гор на северо-запад Великая стена простирается до реки Эцзинэй на 180 ли. От Эцзинэй на запад до реки Тхао-лай-хэ опять нет стены, а горы служат оградою со стороны степей. От Тхао-лай-хэ Великая стена идет на юго-запад и оканчивается по южную сторону крепости Цзя-юй-гуань.

Великая стена, простирающаяся от Шань-хай-гуань до Желтой реки в Шо-пьхин-фу по вершинам высоких гор, первоначально составляла земляной вал, который по существу своему не мог долго существовать. Строение крепостных и городских стен из кирпича и гранита введено в Китае при династии Мин уже в конце XIV столетия, и так восточная часть Великой стены, простирающаяся на северной границе в губернии Чжи-ли, по свидетельству Жербильона построенная из кирпича и камня, есть произведение XV и XVI столетий. Но как с того времени доныне прошло около трехсот лет, и во все сие продолжение стена не была поддерживаема починками, то не удивительно, что она во многих местах, особенно по горам около Калгана, разрушилась до основания и видна по одному внутреннему ее остову, представляющему длинный, довольно возвышенный земляной вал. Что [335] касается до Великой стены от западной межи губернии Сань-си до Цзя-юй-гуань, построенной в продолжение XV и XVI столетий, она сбита из земли, и по свидетельству Жербильона, видевшего ее в 1697 году (См. Описание Китайской империи Дюгальда, ч. I, стр. 47, издан. 1786 года в Гааге.), даже и в его время совершенно почти рассыпалась.

Вышеизложенные сведения о Великой стене, в продолжение двадцати веков ее существования, почерпнуты из китайской истории. Католический веропроповедник Реги, полагавший северную границу Китая на карту, имел случай видеть Великую стену на всем ее протяжении от Корейского залива на запад до крепости Цзя-юй-гуань. Вот в каком состоянии он нашел сию стену при снятии карты с нее:

Великая стена в губернии Чжи-ли состоит из земляного вала, одетого кирпичом. Высота ее простирается от 20 до 25 футов. Выходы, через стену в Монголию внутри снабжены крепостцами, которые суть: Шань-хай-гуань, Си-фын-кхэу, Ду-ши-кхэу, Гу-бэй-кхэй и Чжан-цзя-кхэу (Крепость Ша-ху-кхэу лежит в губернии Сань-си.). Все помянутые крепостцы обнесены земляными валами, одетыми кирпичом. От западной межи губернии Чжи-ли далее на запад через губернию Сань-си Великая стена сбита из глины, без зубцов и без обмазки, не очень широка и не выше пяти футов. Далее по меже, отделяющей губернию Сань-си от Шань-си, вместо Великой стены служит Желтая река, укрепленная береговыми военными постами. На западе через губернию Шань-си и далее Великая стена взведена из земли, низка, узка, на песчаных равнинах насыпана песком, а в других местах совсем рассыпалась. Только в Су-чжеу поблизости к крепости Цзя-юй-гуань содержится в лучшем против прочих мест состоянии. Даже стены крепости Цзя-юй-гуань сделаны не из кирпича, но сбиты из земли. Отселе на юг до Си-нин-фу нет стены, а только вдоль гор проведен посредственный ров, исключая перешейков, которые в некоторых местах укреплены земляными валами (Один из членов английского посольства, бывшего в Пекине в 1790-х годах, по измерении крепостной стены в Гу-бэй-кхэу вычислил, что Великая стена — от Корейского залива на запад до крепости Цзя-юй-гуань — содержит в себе камня и кирпича гораздо более, нежели все каменные здания в трех соединенных королевствах Великобритании.). См. Описание Китайской империи Дюгальда, ч. I, стр. 65 и след. (пер. Игнатья Детейльса).

Есть еще Внутренняя Великая стена, лежащая от Пекина на северо-западе по вершинам хребта Тхай-хан. О сей стене в Истории [336] восточного дома Вэй сказано: В 1-е лето правления Ву-дин (542) князь Сянь-ву построил Великую стену по горам от Сы-чжеу на север до Ма-лин-сюй, на восток до Тху-дын. Сие есть звено Внутренней Великой стены, простирающейся через губернию Сань-си с запада на юго-восток. По Истории династии Суй в 16-е лето правления Да-е построена Великая стена от города Хэ-хэ-сянь на север, на восток она простиралась до Ю-чжеу на 1000 ли (Сы-чжеу ныне в Сань-си город Дай-чжеу. Ма-лин-сюй ныне крепость Ма-лин-гуань лежит в Тхай-юань-фу от города Тхай-гу-сянь на юго-восток. Хэ-хэ-сянь есть нынешний уезд и город Синсян, лежащий в 410 ли от города Тхай-юань-фу на северо-запад. Тху-дын есть крепостца, лежащая в Дай-чжеу от города Шунь-сянь на северо-запад. Ю-чжеу есть нынешняя область Шунь-тьхянь-фу.). Сие есть звено Внутренней Великой стены, простирающейся с юга на север до Пограничной Великой стены. Оба сии звена первоначально были сбиты из земли и представляли обнаженный земляной вал, который уже в XVI столетии был одет кирпичом и гранитом. Внутренняя стена более уцелела от разрушения, нежели внешняя, отделяющая Китай от Монголии.

О. Реги вот что написал о Внутренней Великой стене: Императоры прежнего дома, то есть династии Мин, в намерении сделать место своего пребывания неприступным, построили другую стену, которая и доныне в целости стоит в 76 ли от Пекина на север. Сия стена, называемая внутреннею, соединяется с другою на севере от Пекина подле Сюань-хуа-фу, то есть с Пограничною Великою стеною. И так время оставить общую в Европе мысль, что Великая стена более двадцати двух веков существует в неизменном — первобытном виде (В I части Записок о Монголии также помещена глава о Великой стене, но в эту статью вкрались [многочисленные типографские погрешности, почему для справок о Великой стене советую более полагаться на сие сочинение, в котором корректура производилась самим издателем — с должным вниманием, и сверх того самые сведения о Великой стене значительно пополнены.).

II. ЧАЙНОЕ РАСТЕНИЕ

Чайное растение есть достопримечательное произведение в прозябаемом царстве Южного Китая, ибо лист сего растения, под названием чая, в торговле составляет самую важную статью китайского отпуска за границу. Чай по свойствам и качествам почвы имеет неодинаковую доброту, и более по сей доброте, нежели по своему [337] образованию, делится на многие виды. Но лучшие чаи приготовляются в небольшом количестве, и довольно редки, и посему даже качественные их названия в народе мало известны. Чай, приготовляемый для общего потребления, имеет разные видовые названия, но сии названия в России мало известны, потому что русскими купцами, торгующими в Кяхте, и доныне не приняты.

В статье под заглавием Естественное состояние (См. ч. I, стр. 54 и след.), хотя означены все места, на которых собирается хороший чай преимущественно перед другими местами, но, судя по важности предмета, не считаю излишним еще собрать таковые места под одну точку зрения. Следуя на карте по губерниям в политическом их расположении, мы заметим, что:

1) В губернии Ань-хой.

В области Ань-цин-фу по горе Минь-шань собирается превосходный чай, называемый лун-цзин-ча; в области Хой-чжеу-фу по горе Хуан-шань собирается чай, известный в Китае под общим названием сун-ло-ча, а у нас под названием зеленого. Цяо-ше птичий язык, лянь-синь росток в плоде лотоса, инь-чжень серебряные иголки суть лучшие виды помянутого чая. В области Нин-го-фу собирают хорошие чаи по горам Ци-ю-шань и Я-шань.

2) В губернии Цзянь-су.

Целая область Цзю-цзян-фу производит чай, но лучший собирается по горе Лу-шань.

3) В губернии Фу-цзянь.

В области Чжан-чжеу-фу собирают превосходный чай по горе Лун-шань.

4) В губернии Чже-цзян.

В области Шао-син-фу собирают чай по горе Жи-чжу-лин, а в области Тхай-чжеу-фу по хребту Тьхянь-тхай-шань, в области Цюй-чжеу-фу получают превосходный чай с горы Фан-шань.

5) В губернии Ху-нань.

Чайное растение разводится в областях Чан-ша-фу, Юн-чжеу-фу и Юн-шунь-фо, и как сие растение, по низменности местоположения, не имеет вкуса, нужного хорошим чаям, то наиболее приготовляется в плитах, по форме которых по-китайски называется чжуань-ча, а в переводе от слова в слово: кирпичный чай. Впрочем и кирпичные чаи имеют подразделение между собою по отношению к внутренней их доброте. [338]

6) В губернии Сы-чуань.

Чайное растение разводят в областях Чен-дэ-фу и Чун-цин-фу, но лучший, даже перед всеми местами в целом Китае, чай собирается в Я-чжеу-фу по хребту Мын-шань и в Цзя-дин-фу по горе Э-мэй-шань.

7) В губернии Юнь-нань.

Чай собирается в области Пху-эр-фу по горным хребтам Пху-эр-шань и Лу-ча-нашь, в Чу-чюн-фу по горному хребту Ча-шань, в Юн-чан-фу по горе Мын-тьхянь-шань.

8) В губернии Туй-чжеу.

Чайные усадьбы разведены в областях: Сы-нань-фу, Ши-цян-фу, Да-дин-фу и в округе Пьхин-юань-чжеу.

Исключая Юнь-нань, во всех прочих губерниях чай собирается с древесистого растения, имеющего от одного до двух футов вышины, в губернии Юнь-нань, напротив, чай собирается с дерева, которое толщиною бывает в два охвата, а в вышину имеет несколько десятков футов. И как сей чай наиболее собирается в области Пху-эр-фу, то и носит общее название пху-эр-ча, а в Кяхте известен под названием пурча.

Из климатического обзора чайных усадеб в Китае открывается, что чайный кустарник разводится между 24° и 31°, а чайное дерево само собою растет между 23° и 34° северной широты. Здесь следовало бы сообщить сведение о разных видах чайного растения и о качественном его разнообразии, зависящем от местоположения и почв, но для сего потребно личное объяснение с хозяевами чайных усадеб, что и в самом Пекине трудно сделать. Книжные сведения о чайном растении ограничиваются общими правилами, как разводится, собирается, приготовляется, сохраняется и употребляется собираемый с него лист, известный в России под названием чая (Чайное растение по-китайски называется ча, а приготовленные для питья листочки называются ча-е, что значит: чайный лист. Монголы последние два слова слили в слово чай и сообщили сие русским купцам. The — европейское название чая, заимствованно, по уверению католических миссионеров, от жителей китайской губернии Фуцзинь.).

ПОСАДКА ЧАЙНОГО РАСТЕНИЯ

Чайные семена для посадки собираются уже созрелые, что обыкновенно бывает в сентябрьской луне. Высушив семена перед солнцем, перемешивают их с мокрым песком, всыпают в корзину и [339] покрывают соломою для предохранения от мороза. Семена, тронутые морозом, не дают ростков. В половине мартовской луны садят их в тенистом месте — под тутовыми или бамбуковыми деревьями, потому что чайное растение боится солнечного жара. Для посадки выкапывают круглые ямки — в двух футах одну от другой, и землю в них перемешивают с черноземом. Ямка должна иметь не более трех футов окружности и одного фута глубины. В каждую ямку садят от 60 до 70 семечек и засыпают землею, толщиною на один с небольшим дюйм. Во время засухи поливают водою, в которой рис промывается. Дикую траву, вырастающую в ямках в первые два года не выдергивают, уже на третий год начинают пропалывать ямки и окучивать корни чайного растения землею, которая смочена уриною и перемешана с пометом шелковичных червей, но только не в большом количестве, дабы не повредить молодым корешкам. На четвертый год можно собирать чай. Вообще для посадки чайного растения избирают тучные горные покати, на которых не могла бы вода задерживаться, а если доведется садить на ровном месте, то по обеим сторонам ряда ямок проводят глубокие борозды для стока воды. Как скоро вода в излишестве проникает до корня, то растение неизбежно погибнет. Покати для усадеб должны быть обращены к югу, а обращенные к северу не годятся, почему на одной и той же горе есть большое различие в местах. Между чайными кустами садят только хорошие деревья, каковы суть: Olea fragrans, Armeniaca vulgaris, Magnolia julan, александрийская роза, вечно зеленеющие кедр и бамбук. Сии деревья достаточны прикрывать чайное растение от инея и снега и защищать от солнечного зноя. Можно подле чайных растений садить разные пахучие цветы, но оно не терпит близ себя гряд с огородным овощем, потому что такие гряды углублены на полфута от поверхности земли, и вместо поливания наполняют водой, которая в почве далеко проникает в стороны.

СБОР ЧАЯ

Ощипка чайного растения производится в конце мартовской, но более в первой половине апрельской луны. Можно и повременить дня два, чтоб чайному листу дать время войти в силу. Такой чай вдвое пахучее и сверх того прочнее к сбережению. Лист с молодых веточек бывает мягок, и потому нет опасности, хотя бы и перерос несколько. Чай собирают на рассвете, а с солнечным восходом прекращают работу. Сощипывают росточки ногтем, чтоб пальцами не помять их, и [340] немедленно бросают в чистую воду, дабы чай от прикосновения руками не потерял чистоту и свежесть (Сие говорится о сборе лучшего чая.).

Росточки твердые, имеющие вид птичьего языка, считаются лучшими. Первые росточки и первые развернувшиеся листочки составляют отборный чай, листочки с тех же кустов, но второго сбора считаются ниже, а далее еще ниже.

ПРИГОТОВЛЕНИЕ ЧАЯ

Чайный лист при снятии с деревца не имеет большой пахучести, а усиливают ее через выпаривание в чугунных котликах. Впрочем как чай не выдерживает большого огня, то не надобно жарить его долго. Равным образом не должно в котлик накладывать его много, потому что в сем случае трудно вымешивать ровно. Если передержать чай в котлике, то от излишнего разгорячения он теряет пахучесть. Котлик для выпаривания чая должен быть чугунный, выполированный и несколько подержанный. Чай, по принятии запаха от нового чугуна, теряет свою пахучесть, почему котлик, назначаемый для выпаривания чая, употребляется только для согревания чистой воды. Огонь для выпаривания чая разводится древесными прутиками, а лист и пень дерева не годятся. От поленьев огонь бывает силен, а от листьев скоро вспыхивает и вдруг гаснет. Чай, снимаемый с кустарника, немедленно выпаривают, а в котлик кладут от 4 до 8 лан, неодинаково. Сначала употребляют легкий огонь, потом исподволь усиливают его, а между тем, во время выпаривания, беспрерывно и весьма проворно мешают чай палочкой. Выпаривание прекращается, как скоро чайный лист начнет издавать пахучий запах. Таким образом приготовляется черный чай, известный у нас под названием байхового.

Приготовление зеленого чая иначе производится. При сощипыва-нии отделяют отвердевшие ветки и устаревшие листья, а отбирают только молодые листочки и отщипывают у них вершинки и стебельки, от которых чайный листок легко пригорает. В продолжение выпаривания один человек веером отмахивает горячий пар. Если упустить сие, то чай пожелтеет, а с сим вместе изменится и цвет, и пахучесть, и вкус его. По окончании выпаривания высыпают чай из котликов на лотки или фарфоровые блюдья и расстилают тонким слоем, причем веером проворно отмахивают горячий пар, а между тем, пока чай [341] влажен, руками переминают его, отчего листочки как бы свертываются. После сего вторично всыпают чай в котлики, подсушивают на легком огне и убирают на сбережение.

НАДУШИВАНИЕ ЧАЯ

Обработанный чай надушается пахучими цветами разных дерев, каковы суть: Olea fragrans, жасмины, роза Centifolia, дерево померанцевое, Camelia, мошкатная роза (мо-сян), Armeniaca vulgaris. На три части чая берут одну часть цветов, и то и другое накладывают в кувшин через слой, и когда кувшин наполнится, то плотно завязывают его бумагою и ставят в котле с водою на огонь. Когда снятый с котла чай остынет, то отделяют его от цветов, завертывают в бумагу и подсушивают над огнем. Лучший чай не терпит пахучих цветов, а напротив, портится от них, почему надушают только средственный чай, и притом не в большом количестве. В Европе сие поддельное благовоние приписывают чаю.

СБЕРЕЖЕНИЕ ЧАЯ

Чай имеет чистый вкус, весьма легко изменяющийся от восприятия всякого постороннего запаха. Чтобы сохранить чай от порчи, надобно держать его в теплом и сухом месте, в чистом и свободном воздухе, потому что как от холода и сырости, так и от спершегося теплого воздуха он повреждается во вкусе, а еще более не терпит быть поблизости пахучих вещей. Обработанный чай — для сбережения — надобно ссыпать в фарфоровые кувшины и плотно завязывать, чтобы не выдохся или не повредился от сырого воздуха, хранить близ жилых комнат, в которых воздух всегда теплый и свежий, ставить на возвышенном месте. Чай не терпит писчей бумаги. Она составляется в воде, и посему много в себе содержит сырости. Чай, пролежав одну ночь в бумаге, принимает в себя запах ее, а свой вкус совершенно теряет. Чай для ежедневного употребления надобно держать в чайнице, обернутой сухим листом водяного бамбука и крепко заткнутой пенькою, ставить на столе, в отдалении от вещей, издающих какой-либо запах. Но чай в большом количестве надобно держать в фарфоровом кувшине, который бы вмещал от 10 до 20 гинов и был обернут сухим листом водяного бамбука в несколько рядов. Сверх того чай должен быть самый сухой и свежий, притом плотно лежал бы в кувшине и накрыт был толстым слоем сухих листьев водяного бамбука, а чтобы [342] воздух не мог проходить внутрь, кувшин нужно крепко заткнуть пенькою и сверху придавить большим новым кирпичом. Таким образом сберегаемый чай без порчи может пролежать до нового чая.

ЗАВАРИВАНИЕ ЧАЯ

При заваривании чая должно наблюдать пять правил: 1) Брать хорошую воду, потому что от худой воды вкус чая портится. Для заваривания чая вода горных ключей есть лучшая, речная считается второю, а если доведется употреблять колодезную, то нужно очищать ее через вычерпывание.

2) Для согревания воды употреблять горшочек серой глины, а для наливания чая фарфоровый чайник, но в последнем случае белая фарфоровая чашка лучше чайника (Чай, делаемый в чайнике, несколько отзывается прелью, почему китайцы вместо чайника потребляют чайную чашку с крышкою, которую вполовину накрывают налитый чай. У нас, наоборот, ставят чайники над огнем в самоваре.). Сверх сего при наливании воды на чай должно соблюдать чистоту. Если поблизости будет запах сырого мяса, рыбы, прели, масла или сала, то истинный вкус чая совершенно пропадет.

3) Избегать помеси. Чай имеет нежное свойство, и легко воспринимает всякий посторонний вкус. Если наливать чай в прикосновении с чем-нибудь пахучим, пряным, горьким или сладимым, то вкус чая делается смешанным, то есть как будто отзывается чем-то.

4) Чай хорошо настаивается, если налить прокипевшею водою, а не кипучею. Кипячение воды для чая должно происходить постепенно. Оно начинается проскакивающими пузырьками наподобие рыбьих глаз, потом показывается со всех сторон, подобно бьющему роднику, наконец вода начинает клубиться, подобно волнам. Это троекратное кипение без живого огня быть не может, а живым огнем называется пыл горящих дровяных углей. Вода, согреваемая на мозглых и курящихся дровах, весьма портит вкус чая.

5) Перед наливанием кипятка на чай надобно теплою водой смыть пыль с чая и согреть, и таким образом отнять у него отзыв дымом. Чайник и чашку также надобно выполоскать чисто и вытереть досуха, а потом наливать чай. Таким образом приготовленный чай совершенно удерживает и вкус, и цвет, и запах свой.

В самом Китае чай употребляется в трех видах: в листьях, в порошке и в экстракте. В России употребляют только первый вид чая, к [343] которому причисляется и кирпичный, но в употреблении поступают вопреки строгим предосторожностям, соблюдаемым в Китае. В Кяхте есть обыкновение свидетельствовать чай, принятый из китайского магазина, и сие свидетельство заключается в следующем: приказчик — с дозволения хозяина — железным совком прокалывает каждое место насквозь, и делает сие с большою исправностью, потому что вынутый совком чай предоставляется в его пользу. Потом просверленные таким образом ящики с чаем заширивают в размоченные сыромятные кожи, от которой чай до такой степени портится, что в Иркутстке свежий чай иногда пить невозможно. Впрочем такое свидетельство чаев еще не распространено на лучшие чаи.

Вообще должно заметить, что обработка чайного листа существенно заключается в выпаривании сырости, смывании нечистоты и уничтожении снотворного (наркотического) и наводящего скуку под ложечкою свойства его.

Текст воспроизведен по изданию: Н. Я. Бичурин. Статистическое описание Китайской империи. М. Восточный дом. 2002

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.