Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

БИЧУРИН Н. Я. [ИАКИНФ]

Средняя Азия и французские ученые


Напечатано в «Москвитянине» (1848, ч. III, No 6, с. 87-127).


В 1828 году мною изданы в свет записки о Монголии. Как скоро сие сочинение появилось, то французские ориенталисты сильно восстали против него. Причина тому была открытая. В моих записках между прочим помещено было краткое историческое обозрение монгольского народа, которое во многом противоречило сведениям о сем народе, давно уже распространенным в Западной Европе французскими ориенталистами. Споры по сему предмету, происходившие между мною и Клапротом, ограничивались одними объяснениями, ни мало не объяснявшими сущность дела. Клапрот писал, что если принять мое мнение касательно монгольского народа, то должно будет сделать большие перемены в том, что доселе было писано о монголах в Западной Европе, а это очень трудно. В ответ ему сказано было, что обозрение монгольского народа, [192] помещенное в Записках, основано не на мнении моем, а на свидетельстве Китайской истории; и почему рано или поздно, но доведется ориенталистами Западной Европы исправить погрешности своих предшественников. Что сказанное мною г. Клапроту верно, тому имею основательные доказательства, и обязанностью себе поставляю предостеречь от заблуждения любителей истины в пользу истины.

Кончив в прошлом году перевод Истории о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена, имею время до издания в свет перевода предварительно указать как на заблуждения по сей части ученых Западной Европы, так и на источники, из которых проистекли сии заблуждения. Справедливость требует сказать, что французские ориенталисты издавна деятельно занимались исследованием происхождения древних среднеазиатских народов, я первоначальные сведения по сему предмету почерпали из единственного источника их — из Китайской Истории, но так же справедливость требует сказать и то, что они не имели терпения основательно пересмотреть все необходимые для сего дела источники, и сверх сего не вникали в связь событий с должным вниманием. Посему в собранных ими сведениях открылась какая-то неопределенность и даже запутанность. Они старались темные для их места прояснить исследованиями, основанными на догадках по созвучности слов, и, порываясь смелостью решительно судить о вещах, по новости мало им известных, еще более удалились от исторической истины. Они на первом шагу к исследованиям напали на ложные понятия о народных именах.

Источник исследований чист, но исследователи, по чувству сознания своего превосходства пред азийскими народами в просвещении и в чистоте взглядов на вещи, смотрели в источник китайский по европейски, а не по китайски. Вот причина заблуждений ученых западных ориенталистов. Следующее пояснение может исправить взгляды на Китайскую Историю. Китайское государство искони не имеет постоянного названия, а получает его от названия царствующей династии; напр. при династии Хя, за 2,205 лет до Р.Х. Китай принял название Хя (По-пекински Ся. Цель, с которою написан сей краткий обзор монгольского народа, требовал употребить произношение некоторых звуков, принятое в Западной Европе, как то х вместо с, к и г вместо l), при настоящей династии называется Цинь. Подобным образом и в Монголии искони доныне ведется обычай, что народ [193] получает народное название от господствующего дома. Таким образом один и тот же народ монгольский под Домом Хунну назывался хуннами, под Домом Дулга дулгасцами, под Домом Монгол назвался монголами, и будет дотоле носить последнее название, пока вновь усилившийся какой-либо Дом покорит его, и сообщит ему свое, другое народное название. Но как господствующая система правления в Монголии была удельная, то и каждый аймак, т. е. удельное владение, носил название своего владетельного дома, а роды имели свои родовые прозвания. Но французские ориенталисты, к сожалению, не приметили сего. Они производили и делили народы по собственным соображениям; называли один народ именем другого; поколения, т. е. части народа почитали за целый народ; и когда совершенно запутались в своих исследованиях, то решили, что китайские историки, слив разные народы в один, под названием Хунну, перепутали историю древних средне-азиатских народов. Вот почему французские ориенталисты написали новую историю (Сия история издана под заглавием: Histoire des Hunns Turques et Mongoles), с переправкою китайских источников по собственным мнениям. Дегинь есть творец сей новой истории, впоследствии особенно оевропеенной умствованиями Клапрота в его Записках об Азии.

Но чтобы иметь доверенность к Китайской Истории, в которой одной сохранились сведения о древних народах в Средней Азии, надобно только обратить внимание на свойство ее. Китайское правительство почти за 24 столетия до Р.Х. опередило вносить в запись своих современных проишествий и заграничные события, по которым оно имело политические сношения с иностранными народами, и сообщало свои записки Историческому обществу для составления истории; а право издавать государственную историю принадлежало и доселе принадлежит правительству. Почему содержание Китайской Истории исключительно основано на актах правительства, а запись или акты вообще современны событиям, и история из них едва ли не вернее истории европейских народов.

Из сведений, сообщаемых Китайскою Историею о допредельных с Китаем древних народах, открывается, что на всей полосе Средней Азии от Каспийского моря на восток до Тихого океана искони обитали те же самые три народа, которые и ныне населяют ее, т. е. тюрки, монголы и тунгусы; и притом почти постоянно обитали в тех [194] же самых пределах, в которых они и ныне находятся. Возьмем в пример один монгольский народ.

В государственной Китайской географии, И-тхун-чжы есть отделение под заглавием Мын-гу-тхун-бу, что значит: о монголах вообще (Под словом о Монголах вообще разумеется народ монгольский). В сем отделении в главе Гу-цзи, древности, вот в каком порядке поставлены дома, господствовавшие в Монголии.

I. Древние владения хуннов

По географии Хуань-юй-ги (Сочинители И-тхун-чжы указали на современные источники, из которых заимствовали описание Домов, господствовавших в Монголии): родоначальник Дома Хунну был Шуньвэй, потомок царей Хя-хэу-шы (Шунь-вэй сын последнего государя из Дома Хя). В начале династии Шань, 1766 г. до Р.Х. он бежал на север, и там остался жить. В конце династии Чжеу, в период царств (О кит. летоисчислении несколько раз было напечатано на русском языке, что необходимо было для устранения множества примечаний в сочинениях о Китае), Хунну или Хунны граничили с тремя царствами Китая: Янь, Чжао и Цинь (На протяжении от Корейского залива на запад до Желтой реки. Здесь надобно заметить, что монголы в период брани царств кочевали против царства Янь под названием Шань-жун, против царства Чжао под названием Ханыон, против царства Цинь под разными другими названиями, как-то Чи-ди, предки ойхоров или уйгуров и пр. Но как все они принадлежали к одному племени, то названы хунну, названием сильнейшего из всех тогдашних монгольских поколений). Когда в Чжао царствовал Хяо-Чень-Вань, полководец его Ли-Мэу стоял против хуннов, и они не смели нападать на пограничные города (Ли-Мэу управлял войсками на сев. границе в 250 годах до Р. X). Полководец Мынь-Тьхинь, отправленный государем Цинь-Шы-хуан на север против хуннов, прогнал их за границу, н взял Ордос; отсюда, переправившись через Желтую реку на Север, он поставил хребет Инь-шань (Инь-шань есть кит. название цепи гор по северную сторону Ордоса и Желтой реки) границею; наконец он просек стремнины, и засыпал пропасти, провел Великую стену от Линь-тхао до Ляо-дун почти на 10,000 ли, и хунны более десяти лет жили на Севере, в Халхе. Впоследствии Модэ (Сын Хуннуского хана Туманя) объявил себя Шаньюем (Монгольские ханы в царствование династии Хан имели титул Шаньюй). Он уничтожил на востоке [195] царствующий Дом Дун-ху, на западе прогнал Юечжы (Юечжы, кочевой народ тюркского племени, обитавший на нынешних северо-западных пределах Китая), на юге покорил Ордос и произвел нападение на Янь и Дан, н таким образом обратно завоевал все земли, отнятые у хуннов полководцем Мынь-Тьхянь.

Шаньюй прозвался Люань-ди (Люань-ди есть родовое прозвание царствовавшей в то время линии), титуловался Ченли Гуту (Сын Неба). Хунны небо называют ченли, сына Гуту Шаньюй значит величайший. Модэ при политическом разделении своего, государства Восточного и Западного Чжу-ки-князей, Восточного и Западного Лули-князей, Восточного и Западного Великих предводителей. Восточные князья и предводитель жили в восточной стороне (Модэ разделил Монголию на три части, названные сторонами), прямо против Сюань-хуафу; на востоке граничили с Кореей. Западные князья и предводитель жили в западной стороне, прямо против Суй-дэ-чжеу, на западе граничили с тангу-тами в Хухэноре. В сие время, только что Дом Хан утвердил спокойствие в Китае, хунны сильно осадили город Ма-и (Ма-и, ныне называется Шо-чжеу; лежит в 210 ли от г. Шопьхинфу на юге) в 201 г. Гао-ди (Гао-ди есть основатель династии Хан) лично выступил против них, в 202 г., и быв окружен в Байдын, по прошествии семи дней заключил мирнородственный договор. В царствование императора Ву-ди полководец Вэй Цинь, в 127 г., взял у хуннов Ордос, построил в нем Шо-фан; возобновил древнюю линию, укрепленную при династии Цинь, и Желтую реку поставил границею. Но Дом Хань должен был уступить хуннам страну Цзао-ян, лежащую в области Сюань-хуа-фу (Желающий знать местоположение городов может справляться в Статистическом описании кит. империи, изданном в 1842 году). Хо Кюй-бин, выступив из Гун-чан-фу в 121 г., прошел около 2,000 ли, и минуя Гюй-янь, напал на хребет Ци-лянь-шань. Китайское правительство бедных жителей из Гуань-дун в отнятый у хуннов Ордос в 120 г., Вэй Цин снова выступил против хуннов, и перешел через песчаную степь (Песчаная степь, по кит. но, иначе Северная песчаная степь по кит. Шо-мо простирается от Бойр-нора до западной межи Ордоса, Далее к западу пойдет Великая песчаная степь; по кит. Да-цзи). Шаньюй видя, что не в силах удержаться против китайских войск, с несколькими стами [196] отборной конницы бежал на северо-запад. Хо Кюй-бин отошел от Ордоса более 2,000 ли. Восточный Чжуки-князь уклонился от него. Хо Кюй-бин принес благодарственную жертву на горе Лангюйси, подходил к Байкалу, и пошел в обратный путь в 119 г. После сего не было княжеских стойбищ по южную сторону песчаной степи. Китайцы из Ордоса перешли через Желтую реку на запад, и простерлись до Лин-гюй (Лин-гюй, уездный город, лежавший в Лян-чжеу-фу), повсюду провели каналы для орошения, открыли казенное хлебопашество, поставили там до 60,000 войск, и мало по малу к северу отрезывали у хуннов земли. Впоследствии в одно время восстали пять Шаньюев, в 57 г., начали спорить о престоле, и открыли междуусобную войну. Хутуус, старший брат Хуханье-Шаньюя объявил себя Чжичжы Гудухэу-Шаньюем, напал на Хуханье-Шаньюя и разбил его. После сего Чжичжы поселился в Шаньюевой орде (Под Шаньюевой ордою разумеется обыкновенное на севере местопребывание сильных монгольских ханов под Хангайскими горами, где была и Чингис-Ханова столица Хаара-Хоринь. Под словом орда везде разумеется местопребывание хана. Это есть моих, слово: орда зн. дворец). Хуханье прикочевал к границе Китая в Ордосе и явился к Сыну Неба в 52 г.— Император отлично принял его, и, продержав более полугуда, обратно опустил в свои владения. Шаньюй сам просил оставить его на границе при укрепленной линии Гуань-лу-сай (Укрепленная линия состояла из земляного вала с крепостями и притинами, построенная в нарочитом расстоянии от в. стены к северу). Чжичжы видел, что он не в силах восстановить спокойствие в Доме хуннов; почему, подавшись к западу, разбил Гянь-гюнь (Гяньгюнь есть название владения, занимавшего южные пределы губерний Томской и Енисейской до Енисея), на Севере покорил динлинов (Динлин есть название владения, занимавшего земли от Енисея до Байкала), несколько раз посылал войско на Усунь (Усинь есть название тюркского владения, занимавшего северную сторону Небесных гор — от Тэмурту-нора на восток до межи округа Ди-хуа-чжеу), и всегда одерживал верх. Гяньгюнь лежал в 7,00 ли от орды к западу, в 5,000 ли от Чешы на север. Здесь Чжичжы утвердил свое местопребывание (Главное стойбище его находилось в Минусинском округа на левом берегу Енисея). Впоследствии Хуханье возвратился в северную орду, где народ мало по малу собрался к нему, и семейное спокойствие в царствующем доме восстановился. Чжичжы, опасаясь нечаянного нападения, хотел удалиться. [197] В это время Кангюйский государь, притесняемый усуньцами, прислал посланника в Гянгуиь принять Чжичжы-Шаньюя. И так Шаньюй пошел с войском на запад и пришел в Кангюй (На землях древнего владения Кангюй ныне кочует большая казачья орда — потомки кангюйцев). В третье лето Гянь-чжао, 36 г., правитель западного края Гань, Янь-шеу отправил войско в Кангюй, и Чжичжы был истреблен. Хуханье и радовался и страшился; и спрашивал дозволение явиться к Двору, изъявил желание охранять укрепленную линию от Калгана на западе до Ань-си-чжеу, и просил отменить пограничные предосторожности. Император предоставил чинам рассмотреть и дать мнение. Сановник Хэу Ин. представил следующее мнение: «Известно, что укрепленная линия на северной границе простирается до Ляо-дун. За нею лежит хребет Инь-шань на протяжении 1,000 ли от востока к западу, покрытый лесом и травою, изобилующий зверем н птицею. «Здесь Модэ приготовлял оружие для произведения набегов. Император Ву-ди вооруженною рукою отнял у хуннов сию страну, и прогнал их на север за Песчаную степь, определил границу, построил притины, сбил внешнюю стену и для охранения ее поставил гарнизоны (* Это была укрепленная линия). После сего уже пограничные места увидели некоторое спокойствие. По северную сторону Песчаной степи мало лесов, а много обширных песков; и потому хунны, приходя для набегов, мало имеют места для убежища. От укрепленной линии на юг лежат глубокие горные долины, трудные для прохода (Это хребет Инь-шань). Пограничные старики сказывают, что хунны после потери хребта Иньшань, никогда без слез не проходят через него. Если снимем пограничные караулы, то покажем через это, что иностранцы в силе имеют перевес перед ними. Отнюдь не должно соглашаться». Император принял сие мнение. Ван-ман, похитив престол, прежнюю Шаньюеву печать с надписью «Государственная печать Хуннуского Шаньюя», подменил новою с надписью «Новый знак Хуннского Шаныоя», в 9 г. по Р. Х. (Новая печать не отличала Шаныоя от удельных его князей) Шаньюй тогда потребовал было ясак с ухуань-цев, но Ван-Ман запретил платить оный. Сие обстоятельство и перемена надписи на печати произвели вражду. Дань-Цинь, правитель Западного края, представил, что хунны нападают на тюркистанские владения. Ван-Ман пришел в сильный гнев, и определил выслать десять корпусов, [198] чтобы преследовать Шаньюя до последней крайности. Открылись тревоги на северных пределах, и уже ни одного года спокойного не было. В царствование императора Гуань-ву Пуну поставлен Шаньюем. В хуннуских владениях сряду несколько лет были засуха и саранча. Земля на несколько тысяч ли оголела. Би, двоюродный брат Шаньюев, послал императору карту Хуннуских земель, в 46 г., и просил принять его в подданство (По неудовольствию на Шаньюя). Начальники восьми, управляемых Бием, сейманов поставили его Хуханье-Шаньюем. Дед Биев нашел спокойствие в покровительстве Китая; почему и Бию дали тот же титул. После сего Би подошел к укрепленной линии в Вуюань (Город Ву-юань лежал на левой стороне Желтой реки против северо-западного угла Ордоса) и изъявил желание быть пограничным вассалом и охранять Китай от северных неприятелей. По сему обстоятельству Дом хуннов разделился на два: южный и северный. Южному Шаньюю дозволено для житья войти в Юнь-чжун (Земли между Калганом и Ордосом); При Мйн-ди в 16-е лето правления Юнь-пьхин, 73 г., собрано было на границе большое ополчение против хуннов В сие время северные неприятели уже начали приходить в упадок. Единомысленные разделились, и восстали против Шаньюя. Южные поколения напали на него с лица, динлины произвели набеги с тыла, сяньбийцы ударили на него с восточной, западный край с западной стороны, и Шаньюй не мог устоять. К тому же случился в северной Монголии голод от саранчи. Южный Шаньюй представил, что надобно, пользуясь раздорами в северной орде, идти туда с войском, разбить северных, поддержать южных и составить из них одно государство. В начале правления Юнь-юань, 89 г., китайские полководцы Гын Бин и Дэу Хянь с конницею и войсками южного Шаньюя отправились из Орды против северных неприятелей, и на голову разбили их. В следующем году, 90 г., Южный Шаньюй вторично поразил их. Сев. Шаньюй с несколькими десятками легкой конницы бежал, и без вести пропал. Младший брат его Лулн князь Юйчугянь объявил себя Шаньюем, остановился с 1,000 человек у Баркюля, и отправил племянника к границе. Как места от укрепленной линии к югу лежали пусты, то Дэу Хянь хотел оказать милость северным неприятелям; почему представил императору, чтобы определить главного пристава к ним и содействовать к [199] возвращению в Северную орду. В это самое время Дэу Хянь был предан казни. В пятое лето, 93 г., Юйчугянь отложился, и пошел обратно на север. Китайский полководец Жень Шан догнал и убил его, а войско его рассеял. Северный Дом хуннов погиб; остался один южный. Пред сим укрепленная линия от Шо-фан к западу была запущена; и посему сяньбийцы, овладевшие с 93 года почти всею Монголией), несколько раз нападали на южные поколения, кочевавшие на северных пределах Китая. Когда Шаньюй представил о исправлении укрепленной линии, то умножено было число войск в пограничных областях, и расставлено по укрепленной линии. При Шунь-ди в правление Юн-гянь Кюйдэ Жошычжоцзю Шаньюй, поставлен, 128 г., главный пристав Чень Гуй, считая Шаньюя неспособным к управлению, начал утеснять его, и Шаньюй предал себя смерти. Гэулун Усу с прочими поставил Шаньюем Гэулун князя Ченю, привел с востока Ухуаньцев, с запада тангутов, и других кочевых, и ограбил четыре области: Бйнь-чжеу, Лянь-чжеу, Ю-чжеу и Цзй-чжеу (Почти всю северную границу). В первое лето правления Хань-ань, 142, поставлен Жошычжоцзю Шаньюй Дэулэучу, пред сим находившийся в столице, и главный пристав отправлен проводить его в орду. В начале Гянь кхань, 144 г., главный пристав Ма-шы убил Гэулун-Усы через подкупленного злодея, препроводил голову его в Ло-ян, и ударил на остальных сообщников. До 700,000 душ из ухуанцев покорились. При Лин-ди в пятое лето правления Чжун-пьхин, 188 г., взбунтовались Ило и Хючжуй из западных аймаков, каждый с 10,000 душ, и убили Шаньюя. Поставлен сын его западный Чжуки-князь Юйфуло, и вельможи, убившие отца его отложились. Они поставили Шаньюем Сюйбу Гудухэу, а Юйфуло явился к Двору с извенением. В сие время император Лин-ди преставился, и в империи открылось великое замешательство. Юйфуло хотел возвратиться в свои владения; но вельможи не приняли его, и он остановился в Хэ-дун (Пхин-ян-фу и Пху-чжеу-фу составляли область Хэ-дун). Сюйбу один год был Шаньюем и умер. При Хянь-ди во второе лето правления Хинпьхин, 195 г., Юйфулов младший брат Хучуцуань поставлен Шаньюем; но, быв изгнан старшим братом, не мог возвратиться в свои владения. Как южные хунны жили внутри Китая, и много имели лукавства, то Ву-ди из Дома Вэй опасался набегов от них; почему разделил народ их на пять аймаков, и [200] почетнейший из них проставил начальниками, а для надзора за ними определил приставов из китайцев. Когда вступил на престол Ву-ди из Дома Цзинь, 263 г., у хуннов за укрепленною линиею было великое наводнение. Ханне-Хэй-хань с прочими, всего до 10,000 юрт, просил принять их в подданство. Они были приняты, и поселены в Хэ-си. В седьмое лето правления Тхай-Кхан, 286 г., еще покорились до 100 000 хуннов из разных родов, и сии радушно были приняты. При Хойди в правление Юань-кхан Лю Юань-хай (из южных хуннов) первый отложился, и принял высокий титул (императора) в 308 году.

Примеч. 1. Китайцы, живущие в смежности с монголами более сорока столетий, уверены, что древние хунны принадлежали к одному и тому же народу, который ныне называем монголами, и который в разные времена имел разные народные названия, заимствованные от господствовавших над ним Домов. Но ныне французские ориенталисты объявили ученому миру, что по их исследованиям хунны, вопреки уверению Китайской Истории, по происхождению, принадлежали не к монгольскому, а к тюркскому племени, и доказывают это не историческими свидетельствами, а одною смелостью своих предположений, что ниже увидим при слове дулга.

Примеч. 2. Дом Хунну до второго века пред Р. X. занимал пространство земель от Калгана до западной межи Ордоса. От Калгана к востоку царствовал единоплеменный с ним Дом Дун-ху, восточные монголы. Дун на кит. языке значит восток; а под словом Ху китайцы в древности вообще, когда писали о народах на севере, разумели монголов; а когда писали о народах на западе, то разумели тюрков. В шестом и пятом столетиях в юго-восточной Монголии господствовало поколение Шань-жун, горные жуны. Шань на кит. языке значит гора; словом жун китайцы в древности называли хухэнорских тангутов; а для отличия от монголов придавали слово си запад, и называли их Си-жун, западные жуны.

Примеч. 3. Лю Юань-хай, пользуясь раздорами в царствующем Доме Цзинь, в 308 году объявил себя императором, в Тьхин-ян-фу, и династии своей принял название Хань. Сын его Лю Цун в 311 году покорил большую часть Северного Китая. Лю Ио, пятый государь из сего Дома, в 328 году убит на сражении с бывшим своим полководцем Ши Лэ; в следующем году наследник его Лю Си, с 3,000 князей и вельмож из хуннов взят в плен и все преданы казни. Здесь совершенно пресекся Дом южных хуннов. [201]

II. Древние владения ухуаньцев

По географии Хуань-юй-ги: Ухуань, собственно есть Дом Дун-ху. Пораженный Шаньюем Модэ в самом конце третьего века пред Р. X. уклонился к Усуаньским горам, и от них принял название себе. Когда китайский полководец поразил восточную сторону хуннов, в 119 г. до Р.Х. то перевел ухуньцев на земли у Великой стены против нынешней губернии Чжи-ли. В начале первого века до Р.Х. они поселены по южную сторону Песчаной степи внутри укрепленной линии, и подчинены приставу, имевшему пребывание неподалеку от города Сюань-хуа-фу на северо-востоке. Когда хунны узнали, и ухуньцы начали усиливаться, то Цао Цао поразил их под городом Лю Чен (Ныне на вост. Тумоте развалив. город Горбань-собарга-хота). Ухуаньцы потеряли до 200 000 человек убитыми. Оставшиеся почти в числе 10 000 юрт расселись по разным поколениям вдоль Великой стены. После сего Дом Ухань погиб, а с ним вместе погибло и народное название ухуаньцев.

III. Древние владения сяньбийцев

Ma Дуан-минь в своем сочинении Вынь-хянь-Тхункхао: Сяньби составляют род, т. е. отдельную линию Дома Дун-ху. Они первоначально кочевали у гор Сяньби, от которых приняли и название себе. В самом конце третьего века пред Р.Х. сяньбийцы, пораженные хуннами, удалились к укрепленной линии в Ляо-дун, и осели в смежности с ухуаньцами; а сообщения с Срединным государством никогда не имели. В начале первого века по Р.Х. они, соединившись с ухуаньцами, произвели набег на северные пределы Китая: но в 45 году были разбиты китайцами, и покорились. При императоре Хо-ди в правление Юн-юань, 89—105 г., когда китайцы поразили хуннов, и северный Шаньюй бежал, в 95 году, то после бежавшего осталось около 100,000 кибиток подданных его. Сяньбийцы перешли на земли его, овладели оставшимся народом его, и таким образом нечувствительно усилились. Они то покорялись Китаю, то опять отлагались, и попеременно вели войну то с хуннами, то с ухуаньцами. В Царствование императора Сюань-ди, 147—168 г., сяньбийский Таньшихай поставил орду у гор Даньхань в 300 с небольшим ли от Гао-лю (Ныне уезд Гао-ян-хянь в Да-тхун-фу) к северу. Он имел сильное [202] войско. Начальники восточных и западных аймаков покорились ему. Он привел под свою власть все, что было под державою хумнов. Владения его простирались от востока к западу на 14,000, от юга к северу на 7,000 ли. Сие пространство земель разделено было на три аймака. Около двадцати уделов на востоке до Фуюй и Хумо (До западной границы Маньчжурии. Здесь разумеется Халха) составляли восточный аймак. От Корейского залива к западу до Ордоса до десяти уделов составляли средний аймак, от Ордоса к западу до Хами до 20-ти уделов составляли западный аймак. Для управления во всех уделах были поставлены старейшины. При династии Вэй поставлен государем Кэбинын, при котором сяньбийцы несколько ослабели, и перестали производить набеги на Китай. Кэбинын происходил из небольшого сяньбийского рода; но за храбрость, твердость и безкорыстие избран в старейшины, и таким образом усилился. Он убит подкупленным от Китая злодеем в 235 г. Младший его брат заступил место его. После сего братья начали спорить о престоле и народ разделился на части. Из множества сяньбийских поколений наиболее усилились два Дома: Муюн и Тоба; почему народное название сяньби во владениях обоих Домов удержалось, но только в Южной Монголии которою они владели.

Примеч. 1. Муюн начал усиливаться на восточных пределах Монголии в 280-х годах; в 318 году получил от Китайского Двора королевское достоинство, а по завоевании Северного Китая у южных хуннов принял в 352 году титул императора, и носил его до потери царства в 410 году. Дом Муюнов во время своего могущества владел в Южной Монголии от Корейского залива до Калгана; покорил часть Кореи, Маньчжурии и большую часть Северного Китая.

Примеч. 2. Дом Тоба начал усиливаться с 310-х годов, в 315 он получил от Китая королевское достоинство, с титулом Дай-Ван, в 338 принял название Вэй, а в 386 году принял титул императора. Он владел в Южной Монголии от Калгана на запад до вост. Тюркистана, всею северною половиною Китая и Хухэнором. В 557 г. царствование Дома Тобы прекратилось, а с ним н народное название сяньбийцы совершенно погибло.

Примеч 3. Китайская История говорит, что Ухуань собственно есть Дом Дун-ху, т. е. продолжение Дом Дун-ху в прямой нисходящей линии, Сяньби есть отрасль, т. е. [203] побочная линия Дома Дун-ху, отделившая к торам Сяньби: следовательно оба Дома по происхождению принадлежали к монгольскому племени. Клапрот уверяет, что сяньби есть народ особливого неизвестного происхождения, по которому принадлежит к нему и Ухуань, и сие словесное уверение ни одним историческим доказательством не подкрепляет.

IV. Древние владения хисцев

По географии Хуань-юй-ги: поколение Хи составляло отдельный род в восточном сяньбийском аймаке. В начале хисцы, быв разбиты Муюном-хуан, ушли в страну Сунмо. При династии Юань-Вэй они сами приняли себе название Кумохи, и нераздельно жили с пограничными китайцами округов Ань-чжеу и Инь-чжеу. При династии Ци кумохинские роды мало помалу размножились, и разделились на пять аймаков. При династии Суй отбросили Кумо, и по прежнему назвались Хи. При династии Тхан земли их лежали в 4,000 ли прямо на северо-восток; на северо-востоке смежны были с Киданями, на западе с дулгасцами, на юг растирались до реки Бай-лан-хэ (Они занимали почти вееь нынешний Карциньский аймак кроме северо-восточной части, бывшей под Киданями. и сии земли составляли правление, т. е. губернаторство Жао-лэ-фу). В правление Чжен-гуань Кэдучже, глава аймака, поддался Китаю: почему аймак его переименован в область Жао-лэ-фу; Кэдучже поставлен главноуправляющим в ней, и пожалован прозванием Ли (Ли было прозвание царствовавшей в то время династии Тхан). Аймак его разделен на шесть округов, которые подчинены правлению Жао-лафу; сверх сего учреждено протекторское правление, которое заведывало странами Жаолэ и сунмо. Во второе лето правления Кхай-юань, 714, китайский двор произвел Аосухойло князем области Жаолэ и женил его на княжне из своего Дома. Впоследствии усилился Дом Кидань, и начал утеснять хисцев. Старейшина Кюйчже со своим аймаком ушел на запад к горам по северную сторону реки Гуй-чуань, и хисцы разделились на восточных и западных. Восточные хисцы остались при реке Пьхи-пха-чуань. Наконец Амба-гянь, основатель династии Ляо, в пятое лето своего царствования, в 911 году, покорил западный, а потом и восточный аймак, и овладел всеми их землями.

Примеч. Клапрот поколение Хи по происхождению [204] причислил к сяньби, что и справедливо: но он под сяньби разумел народ, по происхождению отличный и от тюрков и от тунгусов; а Дом Хи напротив принадлежал к коренным монголам, занимавшим земли нынешнего аймака Карцинь.

V. Древние владения жужаней

По географии Хуань-юй-ги: сие поколение в начале называлось жеужань или жужань. Как жужаньцы были глупы, и походили на ползающих насекомых: почему Тхай-ву, второй государь из Дома Юань-Вэй, дал им название Жуань-жуань (Жуань-жуань есть название насекомых из рода жуков. В кит. словаре нет описания сему насекомому). Шелунь, внук Мугулюев (Мугулюй почитается родоначальником Жужаньского Дома) в шестом колене, человек злой и лукавый, был весьма находчив. Он, по переходе на северную сторону Песчаной степи, напал на гаогюйцев, далеко проник в земли их, и покорил их аймаки. На северо-западе находились оставшиеся владетельные роды из Дома Хуннов. Шелунь покорил их. Владения его на запад простирались до Харашара, на север до Байкала, на восток до Кореи, на юг до великой Песчаной степи. Обыкновенное его местопребывание было от Гань-чжеу-фу и Ань-си-чжеу на Севере. Малые владения страдали от его набегов и грабительств. Покорив их он принял титул Кюдэуфа-хана, и вскоре произвел набеги на северные пределы Китая. Тхай-ву, во второе лето правления Шень-гя, 430, с 100,000 войска напал на жужаньцев. Государь их Датань пришел в страх, собрал своих родственников и приверженцев, предал огню юрты и строения, и далеко уклонился на запад. Подданные его рассеялись в разные стороны. Тхай-ву пошел далее на запад. В шестой луне остановился при реке Туюань в 3,700 ли от города Пьхин-чен (Город Пьхин-чен лежал по восточному сторону города Да-тхун-фу). Здесь он разделил войска на отряды, и послал их для поисков. Сии отряды прошли на востоке до Байкала, на западе до Эцзинэй-гола, на север перешли через хребет Яньжань: всего прошли от востока к западу до 5,000, от юга к северу до 3,000 ли; покорили в разное время до 300,000 душ. в добычу получили множество имущества и скота. При Мин-ди в начале правления Снньхин, 516, жужаньский государь Чеуну, искусный полководец, пошел на запад против гаогюйцев, покорил всех отложившихся, [205] и сим образом вновь усилился. По смерти Чеуну поставлен Анахуань, но по прошествии десяти дней родственник его Сылифа Шифа поднял оружие против него. Анахуань с легкою конницею бежал на юг и поддался Дому Юань Вэй. После набега Анахуанева родственник его Сылифа-Поломынь пошел с оружием на Шифу, и разбил его. Народ объявил Поломыня государем: но вскоре и Поломынь был разбит и изгнан гаогюйцами. Он ушел со своим народом в Лянь-чжеу, и поддался Китаю. После сего несколько десятков тысяч жужаньцев опять приняли Ана-хуаня, Поломынь замыслил отложиться и уйти к Иде (Ида есть название владетельного Дома, кочевавшего на западных пределах Монголии), коего три родные сестры были за ним: но был пойман китайскими войсками, а Анахуань возвратился в свои владения, и с полною преданностью служил Двору. После Минди возникли смятения в Китае, и Анахуань перестал называться вассалом его, но скоре и сам, пораженный дулгасцами, предал себя смерти. Сын его Яньлочень поставлен государем, и поселен при Ма-и-чуань (Река Ма-и-чуань протекает на юго-западной стороне г. Шо-чжеу, в Шо-пьхин-фу. Ныне сия река называется Хой-хэ; впадает в Сан-гань-хэ). Он был несколько раз разбит дулгасцами, и наконец погиб.

Примеч. В древние времена от Ордоса к западу до Эцзинэйгола кочевали разные поколения монгольского происхождения, не имевшие связи с сильными единоплеменными домами на востоке. Это были предки жужаньцев и гаогюйцев. Но французские ориенталисты приписывают жужаньцам сянбийское происхождение, т. е. от народа неизвестного племени, и полагают, что жужаньцы пришли с севера на юг. И то и другое совершенно ложно. Китайская История говорит только, что предки жужаньского Дома кочевали по северо-восточную сторону Хухэнора, и вытесненные Тобою-гуй перешли с южной на северную сторону Песчаной степи.

VI. Древние владения дулгасцев

По географии Хуань-юй-ги: предки Дулгаского Дома составляли отдельную отрасль хуннов, прозываемую Аши-на. В конце династии Юань-Вэй начал усиливаться аймак старейшины их Тумыня. При нем дулгасцы в первый раз пришли к укрепленной линии и вступили в сообщение с Срединным государством. Тумынь выставил войско, [206] совершенно поразил жужаньцев, и после сего объявил себя; Или-ханом. По смерти его меньшой сын Сыгинь поставлен под названием Мугань-Хана. Он был храбр, много имел, ума, и деятельно занимался войною. На западе разбил, Иду; на востоке прогнал киданей, на севере покорил Кигу, и в трепет привел государства все укрепленной линии. Владения его простирались от Корейского залива на запад, до Хухэнора на 10,000, с юга на север от Песчаной степи; до Байкала почти на 6.000 ли. По смерти Сыгиня, минуя сына его Далобяня, поставили младшего Сыгинева брата под названием Тобо-Хана. По кончине Тобо в орде преемником объявили сына его Яньло, чем Далобянь остался: недоволен, и часто подсылал людей ругать его. Яньло не мог усмирить Далобяня. В орде советуясь между собою, говорили, что из четырех ханских сыновей нету способнее всех; почему и поставили его верховным ханом под названием Шаболио-Хана. Он имел пребывание у гор Дугинь. Яньло уехал к реке Дуло, и считался вторым ханом. Далобянь, призванный Або-Ханом, возвратился в свой аймак. Шаболио с неприятностью смотрел на храбрость и отважность Або-Хана; почему неожиданно напал на него, и совершенно разбил. Або бежал на запад к Дату-хану. Дату, по имени Дяньгю, был двоюродный дядя Шаболиов, и издавна служил ханом Западной стороны. Он отправил Або на восток с войском, и начал междоусобную войну с Шаболио-ханом. Таким образом, Дом Дулга разделился на два: восточный и западный, и они начали взаимно грабить друг-друга. Война длилась и не прекращалась. Шаболио, стесненный Дату-ханом, сверх того опасался киданей на востоке, почему отправил посланника донести Дому Суй о своей крайности, и испросить дозволение перейти ему с своим аймаком на южную сторону Песчаной степи и расположиться при Байдао-чуань. Двор согласился. По смерти Шаболио-хана сын его Юнюйлюй поставлен под наименованием Хега-шидона Дулань-хана. Основатель династии Суй, по уничтожении Дома Чень, подарил Да-и-царевне драгоценный щит, принадлежавший дяде Дома Чень. Царевна была жена Шаболиова, Цянь-гинь царевна из Дома Чжеу. Царевна очень тронулась; почему и написала стихи на щит, в которых оплакивала падение Дома Чень. Государь из Дома Суй, узнав о том, возненавидел царевну. В сие время Шаболиов сын Жаньгань, живший на Севере под наименованием Тули-хана, отправил посланника| просить брака. Император поручил министру Пхэй Гюй, сказать посланнику, что хан получит согласие на брак, [207] ежели убьет Да-и-царевну. Тули оклеветал царевну перед Дуланем, и Дулань убил ее. Император выдал княжну из своего рода в качестве Ань-и-царевны, после сего Тули переселился на юг в крепость Дугинь, и осыпан был наградами. Юнюйлюй, рассердившись сказал: «Я верховный Хан; напротив значу менее Жаньганя», почему с Даньгю поднял оружие, и напал на Жаньганя; но Жаньгань с пятью конниками в ночи бежал к Двору. Император дал Даньганю титул Или-чжень-юдэу Киминь-хана, и в Шо-чжеу для его пребывания построил городок Да-ли-чен. Очень многие присоединились к его аймаку. Юнюйлюй опять напал на него почему Киминь переведен в Ордос, и помещен в областях Хя-чжеу и Шен-чжеу. В след за ним Юнюйлюй убит от своих подчиненных, и Киминь овладел его народом. В третье лето правления Да-с, 607 г., Ян-ди предпринял путешествие в Юй-линь (Юй-линь есть название дворца, находившегося в юроде Шен-чжу, за северо-восточным углом Ордоса), и Киминь явился к Двору его. Император обозревая Юнь-чжун (Юнь-чжун лежал от Гуй-хуа-чен на С-З, неподалеку от Тох-то-хота), поднялся вверх по реке Гинь-хэ (Эта река Ихэ Тургынь гол, текущая от Гуа-хуа-чен на юго-запад, и впадающая в Желтую реку при повороте ее на юг от Ордоса), и на северо-востоке посетил жилище Киминево. В следующем году, 608 г., Киминь скончался от болезни. Поставлен сын его Туги под наименованием Шиби-хана. В одиннадцатое лето, 615 г., в восьмой луне, Шиби со своим войском произвел набег, и осадил императора в Яй-мынь (Яй-мынь ныне Ок: город Дай-чжеу в губ. Сань-си). Но как скоро пришли вспомогательные войска, то Шиби отступил. В конце династии Суй открылись возмущения в Китае, и множество китайцев перебежало к Шиби-хану. Се Гюй, Дэу Гянь-дэ, Ван Ши-чун, Лю Ву-чжеу, Лян Шы-ду, Ли Гуй, Гао Кхай-дао, хотя приняли титул императора, но назывались вассалами Шиби-хана, и получали от него титулы ханов. Он подчинил себе все владения, лежавшие от Кидали и Шивэй на запад до Хухзнора, и имел под собою миллион войска. Дом Тхан вначале восстания, внушенного долгом справедливости, отправил Лю Выньцзин к Шиби-хану с дарами, и просил помощи у него. Во второе лето правления Ву-дэ, 619 г., Шиби скончался. Сын его Шибоби по малолетству не мог быть возведен на престол. Поставили Нибу Ше, и поместили его в восточной стороне, прямо от Пекина на Север. Он поставил младшего своего [208] брата Тылифа-Ше Чуло-ханом, принял Сяо-хэу, императрицу из Дома Суй, князя Ян-чжен-дао, сына князя Ян-Дуп, поставил его государем Дома Суй, и подчинил ему всех китайцев, бывших в орде. Князь ввел месяцеслов, династии Суй, установил штат чинов, и утвердил местопребывание в Дин-сян (Город Дин-сян лежал неподалеку от Гуй-хуа-чен по южную сторону). При нем находилось 10,000 дулгаского войска. В следующем году Чуло-хан умер; престол наследовал младший брат его Доби под наименованием Хели-хана. Хели прежде был Мохэдо Ше; орду поставил прямо от Ву-юань на севере. Се Гюй, по взятии города Пьхин-лян, заключил союз с ханом. Дом Тхан отправил Юйвынь Хинь, председателя в Гуан-лу, подкупить хана, чтобы он прервал связь с Се Гюй. Чжан Чан-сунь, династии Суй, правитель области Ву-юань, поддался дулгасцам с пятью городами: почему Хинь еще предложил возвращении страны Ву-юань, и хан на все согласился. Наследник Гянь-Чен (Наследник кит. престола, старший сын основателя династии Тхан) положил уступить Фын-чжеу и Юй-чжуи; почему Чуло-ханов сын Юше Ше с 10,000 юрт своею аймака вошел в Ордос, и округ Лпнчжеу положил границею. Хели поставил Шибоби Тули-ханом, и поместил его на восточных пределах. В седьмое лето, 625 г., Хели и Тули совокупно подняли оружие против Китая и расположились цепью Юань-чжеу на юг. Тхай-цзун пошел на Север против них. Когда войско его пришло в Ю-чжеу, то хан неожиданно подошел с 10,000 конницы. Войско остолбенело. Тхай-цзун с сотнею конников поскакал к неприятельской линии и сказал: «Наше государство не было неблагодарно перед дулгасцами, для чего же вы зашли столь далеко? Я князь Цинь-Ван (Цинь-Ван был второй сын основателя династии Тхан, наследовавший престол. Он был воин, и вместе с тем сочинитель истории династий Суй. В истории он известен под названием Тхай-цзун, и в сем месте исторически почтен сим именем за четыре года до вступления на престол), и вышел одним разом решить дело. Ежели хан сам придет, то я должен вступить в единоборство с ним. Если войско наступит, то я противостану ему с сотнею конных». Хели не проник его мысли, усмехнулся и ни слова не отвечал. Тхай-цзун подскакал к Тули-хану, и сказал ему: «Ты некогда положил клятву со мною в крайности помогать друг другу, а теперь [209] пришел с войском. Где же запах благовонных курений? (В Китае клятвы заключаются при обряде поклонения небу с заезженными курительными свечами) Надобно давно выступить и одним разом решить победу л проигрыш». Тули так же ни слова не отвечал. Хели видел, что войск при князе немного, притом слышал разговор его с Тули-ханом, почему внутренне начал подозревать и не захотел вступить в сражение. И так он послал чиновника предложить о мире, и получил согласие. Во второе лето правления Чжен-гуань, 628 г., от хребта Ииь-шань на север Сеяньто, Ойхор, Баегу, всего до десяти аймаков, один за другим отложились. Хели послал Тули усмирить их: но Тули не имел успеха, и налегке ускакал. Хели рассердился, и продержал его до десяти дней под стражею. С сего времени Тули начал питать неудовольствие и замыслил отложиться. В третье лето, 629 г., Хели отправил посланника донести словесно о размолвке его с Тули-ханом и просить объявить ему войну. Двор предписал военачальнику Цинь Ву-тхун, в соответствие хану, выступить с войсками из Бин-чжеу (Ныне губерния Сань-си). В следующем году Сеяньто объявил себя ханом по северную сторону Песчаной степи, и отправил посланника представить местные произведения. После сего Хели принужден был признать себя вассалом Китая. Двор предписал полководцу Ли Цзин ударить на неприятелей в Ма-и. Хели бежал, а девять Сыгиней с своим народом поддались Китаю. Старейшины поколений Баегу, Пугу и Тунло явились к Двору. После сего предписано полководцу Ли Цзин выступить в поход с восемью корпусами. Тули, Юше Ше и Иньнай Дэлэ с своими аймаками бежал к границе Китая. В четвертое лето, 630 г., в первый месяц Ли Цзин остановился у гор Э-ян-лин; в ночи неожиданно напал на Дин-сян, и всех взял в плен. Хели, объятый страхом и печалью, поставил орду при входе в Песчаную степь. Главный старейшина Суми с императрицею из Дома Суй и князем Янь чжен-дао покорился. Хели, доведенный до крайности, ушел к горам Тьхе-шань, где китайцами в плен взят, и царство его погибло. Владетель города Иву (Ныне Хами), бывший дулгаский вассал, покорился с семью городами, и земли его превращен в округе Си-и-чжеу. После погибели Хелиевой из подчиненных его иные ушли к Сеяньто, другие в Западный край, и все еще около 10,000 душ поддались Китаю. Хели, по вступлении на престол, поставил младших своих братьев правителями в [210] аймаках: Яньтоского Ше правителем в аймаке Яньто, Були правителем в аймаке Си, Тун Дэлэ правителем Восточного Тюркнстана, Ху Дэлэ правителем аймака Хусе, Тули-хана правителем в аймаках Кидань и Мохэ. Войска Восточной страны все ему были подчинены: Тули собирал беззаконные налоги, чем ожесточил подчиненных; и посему Сеяньто, Си и Хи поддались Китаю. Когда Тули явился к Двору, то получил высший военный чин и титул князя, а во второй поезд к Двору он скончался в дороге от болезни. Сын Хэлогу наследовал его место. Геше, Тулиев младший брат, служил при Дворе. В 13 лето 639 г., он, следуя за императором в Гючен-гун, склонил к себе до сорока человек из своего аймака, задержал Хэлогу, и в ночи напал на царский стан, но не имел успеха, и все были изрубтены, а Хэлогу сослан на южные пределы Китая. После сего проишествия большая часть государственных чинов представляла что не должно держать дулгасцев внутж Срединного государства. И так Ашина Сымо объявлен Именаэно Сылиби-ханом, и пожалован прозванием Ли. Он поставил орду по северную сторону Желтой реки, за Ордосом, и все дулгасцы возвращены на прежние свои земли. Сымо был Хелиев родственник. Тхай-цзу вручил ему управление прежним Хелиевым аймаком, и поместил его в Ордосе; Яньто управлял от Песчаной степи на север, южные дулгасцы занимали земли между Желтою рекою и Бай-дао (Бай-дао, белая дорога, так китайцами названа была известковая дорога в хребте Инь-шань от Гуй-хуа-чен на северо-западе. Она с южной стороны еще за 50 верст вся виднелась). Сымо в продолжение трех лет не мог приобрести доверенности в своем народе, почему и возвратился к Двору. Оставшийся его народ мало по малу перешел на южную сторону Желтой реки, и прикочевал в разных местах в округах Шен-чжеу и Хя-чжеу. После сего Чеби-хан хищнически занял оставленные земли. Чеби также происходил из Дома Ашины и был из рода в род малым ханом. Пораженные Хелиевы аймаки хотели поставить Чеби своим государем: но в это самое время Сеяньто объявил себя ханом, и все обратились к нему. Чеби был человек решительный и умный. Часто поражаемый приверженными к Яньто, он боялся казни; почему с аймаком своим ушел на северную сторону Алтайских гор. Сии горы с трех сторон имеют отвесную крутизну, только с одной стороны можно проехать конному или на телеге. Земля плодоносна; и потому Чеби занял ее. Он, имея до 30,000 [211] строевого войска, объявил себя Ичжу-Чеби Ханом, от Чан-ань в 10,000 ли, на западе покорил Гэлолу, на севере Гегу. В двадцать первое лето, 647, послал сына Шаболо Дэлэ представить местные произведения, и испросить дозволение лично явиться к Двору. Тхай-цзун отправил посланника потребовать его, по Чеби не поехал. Тхай-цзун крайне прогневался и отправил военачальника Гао Кхань идти на пего с ойхорскими и пугускими войсками. Когда войско пришло к горам Аси, то народ не захотел сражаться. Чеби с любимою наложницею и несколькими стами конницы бежал, но у Алтайских гор пойман, и препровожден в столицу, а народ его поселен у гор Юйдугюнь. Сим образом весь дулгаский народ приведен в китайское подданство. В сие время учреждены Шаньюево протекторское правление, которому подчинены губернаторства: Лань-шань, Юнь-чжун, Сан-гань и 24 (Кочевые в Ордосе и около Ордоса) округа, второе Байкальское протекторское правление, которому подчинены семь губернаторств и восемь округов (Кочевые в Северной Монголии). Старейшины поставлены правителями губернаторств и округов (Т. е. кочевые владения переименованы губернаторствами и кругами, а в самой вещи они оставались в прежнем своем положении). Со времени правления Юн-вэй, с 650-го года, более 30 лет не было военных тревог на севере. В начале правления Тьхяо-лу, 679, в Шаньюевом правлении взбунтовались аймаки двух главных старейшин, Выньфу и Фын-чжи. Они поставили Ашину Нишифу ханом. Двадцать четыре округа приняли сторону их. Гао-цзун отправил военачальника Сяо Цы-е усмирить их. Цы-е был разбит. Вновь назначен Пхэй хин-гянь. В следующем году, 680 г., он дал сражение у Черных гор, Хэй-шань, и совершенно разбил Нишуфу. Подчиненные отрубили ему голову, и покорились. Китайцы поймали Выньфу и Фынчжи и возвратились. Народ расположился у Волчьих гор. В правление Юн-лун старейшины аймака Выньфу еще приняли Хелиева родственника Фуняня в Хя-чжеу; переправились через Желтую реку на Север, и поставили его ханом. К ним присоединились прочие аймаки. Опять назначен Хин-гянь для усмирения их. Хин-гянь остался при Хин-кхэу в Дай-чжеу, разослал лазутчиков, и потом разбил мятежников. Фунян пошел на Север, ос-тавя обоз и жену с семейством у гор Цуань-я-шань. Китайцы овладели обозом, а Фунянь бежал на Север в Урочище Си-ша, Мелкие пески. После сего Хин-гянь поймал Фуняня, и препроводил в столицу, где отсекли ему голову [212] на восточной площади. В первое лето правления Юн-шунь, 682 г., еще Гудолу взбунтовался. Гудолу был дальний родственник Хелиев. После погибели Фуняня Гудолу осел у гор Цзун-цай-шань, и укрепил городок Хэй-ша-чен. Он имел 5,000 войска, грабил скот у Девяти родов (Сии девять родов составляли поколение ойхор), и мало по малу усилившись объявил себя ханом; младшим своим братьям Мочжо и Дусифу дал достоинства: первому Ша, второму Шеху. По смерти Гудолу Мочжо объявил себя ханом. Когда Киданьский глава Ли Цзинь-чжун поднял бунт, то Мочжо просил дозволение идти на мятежников для выслуги. И так он ударил на Кидань, и взял все Цзиньчжуково семейство в плен. Старейшины рассеялись. Ву-хэу похвалила Мочжо за услугу, и дала ему высший военный чин и титул хана. Когда в правление Хянь-хян, 670—673 г., дулгасцы поддались Китаю, то размещены были в шести округах Ордоса, и названы поддавшимися семействами шести Ордосских округов. Теперь Мочжо потребовал поддавшиеся семейства; сверх сего просил дать ему 100,000 мешков проса для посева, 3,000 земледельческих снарядов и несколько десятков тысяч гинов железа. Ву-хэу отказала: но ей представили, что должно удовлетворить сему требованию. И так отпущены просо, земледельческие орудия и несколько тысяч поддавшихся юрт. Мочжо нечувствительно усилился. Императрица приказала князю Ву Янь-сю (Племянник императрицы по брате. Ли, есть прозвание царствовавшей тогда династии Тхан) принять дочь его в побочные супруги, и отправили его с двумя сановниками, для принятия. Мочжо насмешливо сказал им: «Я помолвил свою дочь за сына Неба из Дома Ли, а ныне приехал сюда сын из Дома Ву. Я всегда был предан Дому Ли, а ныне слышу, что остались только два сына из сего Дома. Я должен возвести их на престол». И Так Мочжо заточил Ву Янь-сю, и пошел на юг с 100,000 конницы. Он разорил Фэй-ху в Юй-чжеу, и ограбил Дин-чжеу. Императрица сильно разгневалась. В скором времени Мочжо окружил Чжао-чжеу (Дин-чжеу и Чжао-чжеу и в Чжи-ли) и разорил Сян-чжеу. В сие время Чжун-цзун (Сын императрицы Ву-хэу и наследник престола, долго находившийся в заточении) возвращен из Фан-линь, и объявлен наследником престола. Назначен поход. Мочжо услышав о сем, собрал до 90,000 обоего пола взятых в плен в Чжао-чжеу и Дин-чжеу, всех предал смерти, и ушел по дороге в Ву-хой. Мочжо [213] столько же имел войска, сколько Хели; владения его вдоль и поперек простирались на 10,000 ли. Все заграничные земли были под его державою. После сего он поставил младшего своего брата Дусифу старшим, Гудулуева сына Магюя младшим Сянча, и дал им по 20,000 войска; сына своего Моцзюя сделал малым ханом, поставил выше обоих Сянча, и вверил ему 40,000 войска Девяти родов. В сие время Мочжо ежегодно производил набеги на пределы Китая. Во второе лето правления Цзинлун, 708 г., в третьей луне, китайцы построили на северной стороне Желтой реки против Ордоса три крепости под названием Шеу-сян-чен. С сего времени дулгасцы не могли переходить за горы (С северной стороны хребта Иньюшань на южную) пасти скот, и Шо-фан избавился от набегов. Мочжо на западе уничтожил владение Погэ, а после сего покорил Кидань и Хи (Занимавших восточную часть Южной Монголии), и начал утеснять их. Аймаки возроптали и возмутились. Сыгини пяти восточных Дулу (Сыгини занимали нынешний округ Пли) и пяти западных Нушиби (Нушиби занимали нынешние земли вост. Бурутов, от Или на юго-запад) просили принять их в подданство. Три аймака, Гэлолу, Хуву и Шуниши поддались Китаю. Мочжо пошел усмирить Девять родов. Они дали сражение по северную сторону великой Песчаной степи, и были рассеяны. Сыге и другие поколения покорились. Мочжо еще пошел на Север на Баегу, и дал сражение при реке Дулу (При реке Толе). Баегу был совершенно разбит. Мочжо, налегке возвращаясь после победы, не брал предосторожностей. Рассеянные юаегусцы, засевшие при дороге в большом лесу, неожиданно выбежали, и убили Мочжо. Голова его препровождена в столицу. Гудулуев сын Кюэ Дэлэ, собрав прежние аймаки, убил малого хана, и поставил ханом старшего своего брата Могиляня. В сие время Хи и Кидань, одни за другими, пришли к границе. Туцишиский Сулу объявил себя ханом (В Чжуньгарии). Многие из них дулгаских аймаков не хотели принять его. И так Могилянь призвал служившего при Мочжо Дуньюйгу. Когда Мочжо умер, то Кюе Дэлэ, убил всех его деловых вельмож, исключая Дуньюйгу, коего дочь Пофу была ханьшею Могиляня. Из поддавшихся семейств Гядеский Сытай сверх чаяния отложился, и ушел из Ордоса. В восьмое лето правления Кхай-юань, 720, главнокомандующий, отправляемый против [214] Могиляня, представил, чтобы с запада призвать Башми с востока послать Хи и Кидань, и назначить им в будущее году осенью соединиться с войсками из Шо-фан при реке Гило-шуи (Гило-шуй текла по южную сторону Хангайских гор), и напасть на орду с разных сторон. Могиляй пришел в большой страх. Дуньюйгу сказал ему: «Башми теперь в Бэй-тьхин, очень удален от двух союзных аймаках на востоке (Бэй-тьхин лежал в округе Илиском, а Хи и Кидань кочевали на восточных пределах Монголии). По видимому трудно им соединиться. Китай; ское войско так же не может придти. Положим, что все они придут. Тогда за три дня мы должны со всем войско уклониться на Север. Как скоро съестные запасы у них кончатся, то они сами уйдут. Башми легкомыслен и падок на корысть. Он непременно прежде других придет. Тогда можно напасть и взять его». Вскоре Башми с своим войском действительно приблизился к Дулгасксй орде; не узнав, что китайцы еще не пришли, обратно пошел. Дулгасцы хотели напасть на него. Дуньюйгу оказал им «Войско пришедшее за 1,000 ли непременно будет на смерть драться. Лучше идти за ним по пятам». Не доводя 200 ли до Бэй-тьхин, Дуньюйгу разделил войско, и пошел боковыми дорогами. Он неожиданно ударил прежде на Бэйтьхин, а потом на Башми, и всех взял в плен. В обратный путь пошел через Чи-тьхин, и ограбил Лян-чжеу (Северные пределы губернии Гань-су). После сего дулгасцы сделались страшными; и овладели всем народом бывшим под державою Мочжо хана. В следующем год) они просили о мире, а на другой год, когда Сын Неба предпринял путешествие на восток к горе Тхай-шань, Могилянь отправил к нему вельможу Ашидэ Хэлифу с дарами. Тибетцы письменно (За сие время тибетцы уже имели письмо) просили Могиляня вступить в союз с ними для нападения на Китай. Могилянь представил их грамоту Двору. Сын Неба похвалил его, и посланника Мэйлучжо угощал в тронной, сверх сего дозволил в Шо-фан в западном Шеу-сян-чен открыть пограничный торг. В двадцать второе лето, 732 г., Мэйлучжо отравил Могиляня ядом. Могилянь перед смертью убил Мэйлучжо, истребил род его, и скончался. Сын Ижань-хан наследовал престол. На восьмом году царствования он скончался. Сын Дынли-хан был малолетен. Мать его Пофу имела непозволенную связь с одним незнатным чиновником, который вмешивался в правление. Начальники аймаков были недовольны. Дынлиевы дядья отдельно управляли войсками [215] на востоке и на западе, с титулами восточного и западного Ша. Лучшие и сильные ратники им принадлежали. Хан с матерью обманом убил западного Ша, и взял войско его. Восточный Ша пришел в страх, собрал войско, напал на Дынли и убил его. Восточный Ша был Панькюе Дэлэ. Он опять на престол возвел Бигя-ханова сына; но вскоре Гуду Шеху убил его. Вельможи поставили Панькюе-Дэлэ-ва сына Усу-миши-ханом. Башмн и два другие аймака напали на Усу-миши-хана и убили его. Поставлен младший брат его Баймэй-Дэлэ Гулунфу под названием Баймэй-хана. После сего у дулгасцев открылись большие замешательства. Вельможи поставили Башмиского главу ханом. Китайский Двор, пользуясь сими смятениями, отправил войско, которое разбило одиннадцать восточных аймаков. Остались одни западные аймаки: но Ойхор и Гэлолу убили Башмиского хана. Ойхорский Гули Пэйло восстановил спокойствие. Царство дулгасцев пало, и ойхоры овладели всеми их землями (С сего времени Кит. История всех монголов называет ойхорами, известными в Европе под тюркским названием уйгуров. Слово уйгур есть одно с словом ойхор. В первом только буква вав выговаривается как у).

Примеч. Китайская История говорит, что после уничтожения хуннов в 92 году по Р.Х. остался их род, по прозванию Ашина. Он кочевал по северную сторону Алтая. В сем месте Алтай составляет высочайшую точку горы; состоит из кругообразного протяжения сплошных утесистых гольцов, с глубокою и пространною долиною внутри их, и представляет вид шлема, обращенного углублением к верху. Шлем по-монгольски называется дулга: почему Ашина и обратил сие слово в название своему Дому. Китайцы переложили слово дулга на свой язык звуками ту-гу. Французские ориенталисты, кажется, не поняли сего места; н потому основываясь на одной созвучности слова тю-гу с словом тюрки, определили, что дулгасцы были тюрки. А как Дом Дулга происходит от хуннов, то и хуннам дали тюркское же происхождение.

VII. Древние ойхорские владения

Предки ойхоров были хунны. В царствование династии Юань-вэй ойхоры еще назывались гаогюй. Еще называли их чилэ, а иные ошибочно выговаривали это слово телэ. При династии Суй они поддались дулгасцам. В правление Да-е Чуло-хан угнетал их тяжелыми налогами, и, опасаясь [216] ропота с их стороны, собрал несколько сот старейшин и: и всех предал смерти. И так они отложились, поставил Сыгиней, и назвались ойхор, по прозванию Иологэ. Родовичи поставили Шыгянь-Сыгиня государем. Сын его Пуса, храбрый и умный, соединившись с сеяньтосцами произвел нашествие на северные дулгаские пределы. Хели-хан от правил Юйгу Ше с 100,000 войска для смирения. Пуса с 5,000 конницы разбил их у гор Ма-цзуне-шань, преследовал до Небесных гор, и множество в плен взял. Слав о нем потрясла Север. Яошы (Яошы есть неизвестное мне слово, а по смыслу относится к Пусе) поддался Сеяньто, и они взаимно друг друга поддерживали. Орду поставил при реке Дуло. С того времени как Дулга начал упадать, Дом Ойхор нечувствительно усилился, и государь принял титул хана. В двадцать первое лето правления Чжен-гуань 647 г., ойхоры поддались Китаю. В третье лето правления Лун-шо, 665 г., Яньжаньское протекторское правление перенесено в ойхорское поколение, переименованное Байкальским, и ведомство его на юге ограничено великою Песчаною степью. Ему подчинены были все кочевые на Севере. В начале правления Тьхян-бао 742 г., Пейло помогал Башми разбить Усу-хана. По прошествии трех лет Пэйло разбил Башми; на юге занял прежние дулгаские земли, поставил орду между горами Удэгянь и Орхоном, в 1,700 ли от западной стены к северу; а западною стеною называлась укрепленная при династии Хан линия Гао-кюе-сай (Она лежала против северо-западного угла Ордоса на левой стороне Желтой реки в горах) в 300 ли от входа в великую Песчаную степь. В следующем году Пэйло убил дулгаского Баймэй-хана, и распространил свои владения на восток до Шивэй, на запад до Алтайских гор, на юг за Песчаную степь, т. е. овладел всеми землями, бывшими под державою хуннов. В начале правления Чжидэ, 756 г., хан приходил в Китай с войском помогать к прекращению безпокойств, произведенных мятежником Ань Лу-шань; почему при нескольких государях получал от Двора великие награды. Двор хотя скучал непомерными его требованиями, но из снисхождения удовлетворял ему. В правление Хой-чан, 844 и 845 г., открылись в орде ойхоров великие смятения. Министр Сачжнюй Пан Дэлэ с пятнадцатью аймаками бежал в Гэлолу (Поколение Гэлолу обитало на западной стороне Алтайских гор). Остатки народа ушли в Тибет и Аньси. После сего тринадцать родов ханского аймака поставили Уцзе-Дэлэ ханом, и на юге остановились у Великой стены, где [217] разбиты китайцами и уничтожены. Пан Дэлэ объявил себя ханом, и занял Гань-чжеу, Ша-чжеу и Си-чжеу; но уже не мог достигнуть прежнего могущества.

Примеч. Ойхоры, со времени подданства их Чингис-Хапу удержали под собою Тарбагатай и северную сторону Небесных гор, исключая Или, и владения их остались под прежним названием Хой-гу, т. е. Ойхор, а китайцы называли их Ву-чен. Хой-гу, т. е. ойхоры пяти городов (Т. е. пяти городов в Восточном Тюркистане, в которых ойхоры наиболее жили). Гао-чан отдан другому князю, и назван китайцами Вэй-ву-эрр, уйгур, т. е. тюркским названием ойхоров. Известно, что Восточный Тюркистан еще за сто слишком лет до Р. X. поступил в китайское подданство. В то время на восточной оконечности Небесных гор находились два княжества: Чешы переднее на южной, и Чешы заднее на северной стороне. В первом Чешы народонаселение состояло из 6,050, во втором из 4,774 душ обоего пола.— В 46 году пред Р. X. Китайское правительство построило в переднем Чешы форт, в котором поставлен был пристав с отрядом воспнопашцев. Как форт расположен был на высоком и открытом месте, то по кит. слово в слово назван Гао-чан-лэй. С того самого времени, как китайские войска начали ходить в Восточный Тюркистан, изнуренные ратники их часто убегали в горы обоих Чешы, и там навсегда оставались. С продолжением времени сии беглецы так размножились, что в пятом веке по Р.Х. аристократы взяли их перевес над природными жителями, подчинили себе оба прежние владения Чешы, и дали всей стране название Гао-чан. В 460 году жужаньский хан покорил Гао-чан, и китайцы Гань Бо-чжоу поставил царем. Вот начало царства Гао-чан, в котором последственно было введено гражданское устройство во многом сходное с Китайским. Китайские преступники укрывающиеся от преследования законов, находили здесь безопасное убежище; и как письменные переговоры по сему предмету не имели действия, то в 640 году многочисленное китайское войско вступило в. Гао-чан, и королевская резиденция безусловно сдалась победителям. Владетель и с ним сильные и богатые Дома все были отведены во внутренность Китая. По описи, Учиненной при сем случае, оказалось: три области с двадцатью двумя городами и 8,000 семейств, в которых считалось 30,000 душ обоего пола. В этом состояло народонаселение могущественной Уйгурии французских [218] ориенталистов, теперь навсегда уничтоженной. Между тем в 647 году т. е. через 6-ть лет по падении мнимой Уйгурии, подлинные ойхоры или уйгуры начали усиливаться в Северной Монголии, а в 745 году покорили Монголию во всем ее пространстве, и сообщили ей народное название ойхор, по тюркски уйгур. После разрушения Ойхорской империй; последовавшего в 846 году, Сачжиюй Пан-Дэлэ, ушедший с пятнадцатью поколениями в Тарбагатай, снова овладел всею северною стороною Небесных гор, на южной сторону подчинил себе часть Восточного Тюркистана от Кучи де Хами; сверх сего занял китайские земли в Ань-си-чжеу, Гань-чжеу-фу и Лян-чжеу-фу, и таким образом основал новое Ойхорское царство, существовавшее около трех веков с половиною. В продолжение сего времени ханы наиболее имели пребывание в Вост. Тюркистане, а от сего слияния двух народов произошло то, что ойхоры хорошо говорили и писали на тюркском языке, и сверх сего сообщили тюр-кистанцам свое письмо, которое и до ныне употребляют в княжестве Тюрпанском. А как Тюрпан заключает в себе те же земли, которые в древности составляли переднее Чешы, а потом Гао-чан, то французские ориенталисты заключили отсюда, что Уйгурия задолго до Рождества Христова существовала в Тюркистанских княжествах: Чешы переднем и Чешы заднем. Вот в чем состояло заблуждение французских ориенталистов, подавшее повод к тем пустым. об уйгурах спорам, в которых знаменитые из ученых европейцев нашего времени вполне обнаружили свойственные им беглость в суждениях и неосновательность в заключениях.

VIII. Древние сеньтоские владения

По истории династии Тхан: яньтосцы прежде жили с родом Се без разбора земель; после они присоединили сей род к себе, и назвались Сеяньто, по прозванию Илихи. Обыкновения их вообще сходны с дулгаскими. Жили у гор Яньло. Государь их Инань с 70,000 душ своего аймака поддался Хели хану. Когда дулгасцы упали, Инань напал на Хели-хана, и обессилил его; почему многие роды отложились от Хели, и обратились к Инаню. Тхай-цзун в то время обратил все внимание на Хели; почему признал Инаня Чжень-чжу Бигя-ханом. Инан поставил орду у гор Юй-дугюнь; в 6,000 ли от столицы (Под словом столица должно разуметь только китайскую столицу; потому что китайцы только местопребывание своего императора называют столицею) прямо на северо-запад. На [219] востоке Мохэ, на западе Шеху Дулга, на юге великая Песчаная степь, на севере река Цзюйлунь (Река Кэрулунь). Земли обширны и народ покорен. Когда Хели-хан был уничтожен, то Инань с своим поколением подался на восток, и поставил орду у гор Дуюйгянь на северной стороне реки Толы, с небольшим в 3,000 ли от столицы. На востоке Шивэй, на западе Алтайские горы, на юге Дулга, на севере Байкал. Это древние земли хуннов. Строевого войска было 200,000, управление коими препоручил своим сыновьям, Даду-Ше и Тулн-ши, под названием аймаков южного и северного. Когда Тхай-цзун поставил Ли Сымо ханом, то Инань с неприятностию смотрел на это и отправил Даду-Ше с 200 тысяч войска через степь на юг, окопаться при Бай-дао-чуань и ударить на Ли Сымо. Ли Сымо ушел в Шо-чжеу, и донес Двору; почему отправлено пять корпусов под предводительством главнокомандующего Ли Цзи. Даду Ше остановился у Великой степы, Ли Цзи с отборными войсками перешли через реку Ла-хэ (Ла-ха протекает в Шо пьхин-фу, 20 ли от г. Шечжеу на Север) и пошел на Бай-дао-чуань. Даду Ше видя, что не избежать сражения, перешел через реку Ночжень, и выстроился в боевую линию.— Ли Цзи первым ударом разорвал центр, и неприятели побежали, потеряв несколько тысяч убитыми и до 15,000 лошадей. Даду Ше бежал, а оставшиеся войска его потянулись через Песчаную степь, на север, но сверх чаяния изрублены ойхорами. Родственник Инанев Домочжы поставлен ханом. Он отправил посланника к Двору с изъявлением желания жить у гор Юйду-гюнь. Император в указ к Ли-Цзи писал: «Если покорятся, то успокоить; если отложатся, то напасть». Домочжы хотел дать сражение, а по наружности в учтивых выражениях просил принять в подданство. Ли Цзи видел это, произвел нападение, и порубил до 5,000 человек. Осталось около 30,000 старых, слабых и пр.— Таким образом уничтожено царство Сеяньтосцев.

IX. Древние киданьские владения

По истории династии Тхан: Кидань собственно есть отрасль Дома Дун-ху, т. е. восточных монголов. Бинынь, глава поколения, убит китайцами, а ослабевший народ его бежал на южную сторону реки Шара-мурэнь, от Хуан-лун [220] на Север (Дом Кидань первоначально кочевал в Восточной Монголии не землях, занимаемых ныне аймаками Чжалайт Дурбот, Корлос и Корцинь. Земли сих четырех аймаков в то время составляли правлений т. е. губернаторство Сунмоское). Дом Кидань принял сие название при династии Юань-Вэй, и кочевал за 5,000 ли от столицы прямо на северо-восток. На восток до Кореи, на запад до Хи, на к до Ин-чжеу, на север до Мохэ и Шивэй. Киданьцы кочевали у гор Лын-хин-шань; занимались звероловством и постоянного местопребывания не имели. Государь их Даз имел 40,000 строевого войска, разделенного на восемь аймаков, и считался вассалом Дулги. С хисцами жил не в мире, и часто невыгодно сражался: почему и уклонился к Сяньбийским горам. При династии Тхан в правление Вудэ в 618—627 г., киданьский глава Суньаоцао послал своих людей к Двору. Тхай-цзун, отправляясь в поход на Гаоли взял с собою всех старейшин, в том числе и хиских начальников. На возвратном пути проезжал через Ин-чжеу (В восточном Тумоте в городе Горбань-Собарга-хота) призвал киданьского старейшину Кугэ, и наградил его шелковыми тканями. Главный старейшина Жугэский государь покорился с своим народом. Аймак его переименован округом Юань-чжеу; Кюйгюй поставлен правителем, и подчинен главноуправляющему в Ин-чжеу. В непродолжительном времени Кугэ поддался Китаю; почему учреждено Сунмоское правление; Кугэ поставлен главноуправляющим, и пожалован прозванием Ли. Остальные семь аймаков переименованы округами, и подчинены Сунмоскому правлению, Жугэйский владетель поставлен правителем. Кугэев внук Цзин-чжун поставлен Сунмоским главноуправляющим, Суньацаов внук Ваньжун поставлен правителем в Гуй-чен-чжеу. Чжао Вынь-хой, главноуправляющий в Ин-чжеу (китаец), пренебрегал своими подчиненными. Цзинь-чжун и прочие с негодованием смотрели на это, а потом подняли оружие, убили Вынь-хой, разграбили Ин-чжеу и открыли бунт. Цзинь-чжеу принял титул верховного хана, Ван-жуна поставил предводителем войск. Куда они не устремлялись, все покорялись им. Императрица Ву-хэу отправила против них двадцать восемь предводителей, которые всё были разбиты. Сражение происходило при западной защите, в долине Хуан-чжан-гу. Ву-хэу послала вторую армию. Ваньжун был разбит, и ушел в горы. Вскоре умер Цзинь-чжун. Вновь отправлено 170,000 войска для усмирение киданей. Сражение происходило при восточной защите (Восточная и западная защиты суть небольшие укрепления по дороге за крепостью Шань-хай-гуань в Юн-пьхин-фу). [221] Войско было разбито, и Ваньжун вырубил Ю-чжеу (Пекин). Но китайцы с хискими войсками неожиданно напали на киданей и одержали совершенную победу. Ваньжун налегке ускакал на восточную сторону реки Лу-хэ. Невольник отрубил ему голову, и народ поддался дулгасцам. Во второе лето правления Кхай-юань, 714 г., Шихо, двоюродный брат покойного Цзинь-чжун, видя безпорядки в правлении Мочжо-хана, поддался Китаю; почему восстановлено Сунмоское правление, и Шихо, поставлен главноуправляющим. Впрочем правление находилось в корпусе Цзин-си-гюнь, а Шихо поставлен главным правителем. Ему подчинены были все восемь аймаков. Некто Кэту-гань, помощник главного правителя, принудил хиский народ покориться дулгасцам. Со времени правления Чжи-дэ с 756 года киданьцы уже редко производили набеги; напротив, ежегодно приезжали в Чан-ань к Двору. В правление Гуан-ки, с 385 года, возникли возмущения в Китае, и дела на северной границе умножились. Глава восьми киданьских аймаков обыкновенно сменялся через каждые три года. Елюй Амбагянь поставил знамя и литавру, и вместо сдачи должности принял царский титул.

Примеч. Французские ориенталисты полагают, что киданьцы были тунгусы, но мнения своего не подкрепляют доказательствами, против Кит. Истории, что Дом Кидань собственно есть отрасль Дома Дун-ху, т. е. восточных монголов. Правда, что киданьцы, по уверению даже Китайской Истории, по смежности с тунгусами с востока, имели некоторые обыкновения, сходные с тунгускими, имели в своем языке слова тунгусские, но все это недостаточно к опровержению положительного свидетельства Китайской Истории. Елюй Амбагянь, основатель династии Ляо, получив в 901 году диктаторскую власть над восемью киданьскими аймаками, обратился к завоеванию не тунгусских земель, а Монголии, населяемой его соплеменниками, как поступали и прежние великие завоеватели из монголов. Елюй Амбагянь во-первых покорил восточную половину южной Монголии, занятую тогда поколением Хи, потом всю Халху от Аргуни на запад до Хангая, занятую тогда поколением Татань, в котором знаменитый Дом Монгол произвел на свет Чингис-Хана. После сих завоеваний Елюй Амбагянь поставил свою орду в нынешнем Бариньском аймаке, а в 918 году построил здесь столицу, известную под названием Линь-хуан-фу. Уже в 926 году он покорил Бохай, владение ныне известное под названием Маньчжурии. [222]

Нет сомнения, что новейшие французские ориенталисты, занимающиеся своим предметом с большею отчетливостью, уже давно приметили ошибки своих предшественников, и, вероятно, стараются исподволь исправлять их. Но пока не будет кончено сие исправление, до тех пор должно с осторожностью заимствовать что-либо из истории Дегиня; потому что незнающему основательно Китайской Истории трудно в сем источнике отличить ложь от истины. Что касается до Memoires sur l’Asie, искренне советую соотечественникам оставить это знаменитое сочинение в совершенном покое.

1848

Текст воспроизведен по изданию: Н. Я. Бичурин (Иакинф). Ради вечной памяти. Чебоксары. Чувашское книжное издательство. 1991

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.