Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ХОГЭН МОНОГАТАРИ

СКАЗАНИЕ О ГОДАХ ХОГЭН

СВИТОК III

ГЛАВА 2.

О том, как бросили госпожу из Северных покоев 1 у Тамэёси

Ёсимити сделал доклад во дворце на Хорикава и возвратился к себе. Ему сообщили, что из Явата люди ещё не прибыли. Вскоре он выехал в Явата и по пути встретился с ними на прибрежной равнине Акаи. Мать погибших, завидев силуэт приближающегося Ёсимити, захотела узнать у него, что там случилось. В груди у неё застучало, она высоко подняла шторы в паланкине и спросила: «Что там, что?»

Ёсимити спрыгнул с коня, слёзы у него текли потоком.

— Таково было повеление государя. Обессиленный господин Вступивший на Путь зарублен. Погибли все молодые господа. Вот их прощальный подарок. [110]

Он достал четыре бумажных свёртка.

Матушка упала из паланкина на землю. Она прижала к груди пряди волос из прощального подарка и вскричала с выражением муки и страдания в голосе:

— Ох, Ёсимити! Прошу тебя! Меня должны были погубить вместе с ними. Хочу идти с ними по одной дороге! — и тогда все, вплоть до простых тонэри 2 и носителей паланкинов отжимали рукава от слёз.

Кормилицы, плача и плача, говорили:

— На обочины дороги страшно бросить даже один взгляд. Быстрее возвращайтесь домой! — и уговаривали её сесть в паланкин.

Матушка промолвила:

— Прежде всего, скажите мне, где люди погибли?

— На горе Фунаока.

— Тогда отправимся туда. Хоть это и бесполезно, я взгляну ещё раз на их безжизненные тела.

С этими словами она села в паланкин на берегу реки Кацурагава, а занятая приготовлением к переправе через реку, выбралась из паланкина и, так, чтобы никто не увидел, подняла с земли и сунула себе за пазуху камень. Стремясь как-то утешить себя, она всё говорила, плача и плача:

— Если бы все мои мальчики сопровождали меня сегодня утром, когда я отправлялась в Явата, не случилось бы ничего! Но как бы ни было мне горько, я не стану упрекать никого из посторонних, ни одного, ни двоих. Если бы я знала, что может случиться такое, мы отправились бы все вместе. Был бы со мной хотя бы один из детей, пусть бы мы даже и не убежали, мы во всяком случае взялись бы друг с другом за руки. Ещё сегодня утром я не понимала, как справедлива пословица, которая гласит, что по изнурённому лицу ребёнка можно понять всё. Если бы действительно храм великого бодхисаттвы Хатимана 3 дал рождение дому Гэндзи, бодхисаттва поклялся бы, что до самого конца будет защищать этот дом. Почему это я отправилась к Хатиману?! В эту пору, едва успев очиститься, творили молитвы и судья, и дети 4. Если бы я сама не отправилась нынешним утром в Явата, я не скорбела бы сейчас о последних минутах своих детей. Какое печальное паломничество! — эти слова давались ей мучительно.

Плача и плача, она говорила:

— Я думала, как бы мне поехать на гору Фунаока и взглянуть на их безжизненные тела, но теперь их наверняка растащили собаки и вороны. Думаю, что скорее всего, востребовав и получив дорогие для меня их мёртвые тела, мне придётся гадать: вот рука Отовака, а вот нога Тэнъо. [111]

И равнина Магуй 5, и гора Торибэяма 6, и вечерний дым в окрестностях Дундай 7, а также новая и старая утренняя роса на северной Бо 8 — всё это горечью звучавшие символы непостоянства, это то же самое, что гора Фунаока. Я хочу отправиться в Сага и Удзумаса 9, чтобы изменить свой облик 10, но на душе у меня было бы горько, когда бы монахи сообщили Тамэёси, стала ли внешность его жены хуже или лучше.

Попросив у носильщика паланкина клинок, она сама отрезала свои волосы, разделила их на много частей, вознесла моления буддам, богам и Трём сокровищам 11, и, завернув в отрезанные пряди волос камень, бросила его в реку. Потом пожаловалась:

— Будда проповедовал, что человеку в голову за один день и одну ночь приходит 800 миллионов 4 тысячи дум. Вычислять такое их количество было бы глупо. Сама я, считая, о чём я тоскую, бросила бы всё это вместе с прибрежным камнем, однако — сколько тоски на душе нагромоздится ещё?! Я тоскую о господине судье, когда вижу человека в возрасте от 63-х до 78-ми лет. Больше того, мне кажется, что будущее моих детей продлится ещё долго. Если в этом бренном мире вести себя беззаботно, — сколько же мне лет в этом году, если вычесть детские годы? Глядя на людей ребячливых, я испытываю к ним любовь. Нет такого часа, когда бы я не продолжала испытывать чувство скорби о зарубленных, не думать о той боли, которую испытывали мои зарубленные дети! Если ввериться мирским учениям и, хотя бы один-единственный день прожить жизнью бессердечной, возникает опасность того, что грехи станут накапливаться. Поэтому я всё думаю, как бы погрузить мои страдания на дно реки. Я не сожалею о жизни собственной, но могу только желать вступить на Путь, выше которого нет 12, пусть Будда наставляет меня.

Плача и плача, она внезапно отказалась ехать в паланкине.

Все, начиная с кормилиц, из уст в уста передавали:

— Думается, что такова её неподдельная скорбь, однако от старых времён до нынешних существует множество обрядов расставания с супругом и разлуки с детьми, и, всё-таки, чтобы отказаться от жизни — это вообще случай беспримерный! В древности печалились и тосковали по отражению в зеркале 10000 ли облачной дороги до Хусэ 13, ночами, полными инея и лунного света, сердце болело в башне Яньцзы 14. Закон причинной связи среди людей, страдания, вызванные разлукой с любимыми, принцип, по которому сначала умирают те, кто должен был бы умереть позднее, и позднее умирают те, кто должен был бы умереть раньше, не ограничивается людьми, которые дороги мне. И во время нынешней битвы супруга Вступившего на Путь помощника Правого конюшего Хэй 15 изволила проводить пятерых отца и детей; главная [112] супруга господина таю из Левой дворцовой гвардии 16 разлучилась с четверыми — родителем и детьми.

Однако оплакивать человека — это не то же самое, что отрекаться от бренного мира. Все поменяли свой облик 17 и переоделись в монашеские облачения. Кроме того, те люди, которые вознамерились попасть в царство тьмы, желая пойти по той же стезе, что и близкие им люди, второй раз с ними не встретятся. Живые существа различаются между собою по Шести путям 18 и по Четырём способам рождения 19 — на котором из путей они повстречаются? Желание броситься в воду не только сильно помешает тому, чтобы самим стать буддами: кто же сможет тогда способствовать просветлению 20 господина Вступившего на Путь и наших мальчиков.

С такими всевозможными стенаниями она останавливалась у каждого речного обрыва и не отводила от него глаз. Дамы согласились с нею, и матушка казнённых детей продолжала:

— Я отреклась от бренного мира, но не лишу ли я себя тем самым возможности встретиться с ними в грядущем мире? Поэтому теперь мы и возвращаемся в столицу.

Сказав это, госпожа собралась сесть в паланкин, успокоила себя и, занявшись переправой через реку, отделилась от остальных и прыгнула с берега в реку. Кормилицы, ойкнув, тоже погрузились в реку. Было это после двадцатого дня 7-й луны, поэтому ветер с горы Арасияма опустил на реку туман, зачастили короткие дожди, уровень воды в реке поднялся, пучины и стремнины перестали быть различимы, с шумом пошли гулять по реке белые гребни воли, и под ними уже не распознать стало глубокие места, а на воде скоро никто не мог удержаться. В рукава одежд набрались камни, и, — о горе! — никто не успел и глазом моргнуть, как люди погрузились в воду.

Все, кто там был, бросились в реку, стали искать, и, долгое время спустя, из далёкого низовья реки подняли наверх уже бездыханные тела. Прекратилось даже едва заметное дыхание, поэтому и здесь всё стало дымом погребального костра, и останки эти отправили в храм Энкакудзи и положили вместе с Тамэёси и мальчиками.

В одной книге сказано, что мудрый вассал двум господам не служит, у верной жены двух мужей не бывает. Когда ведут себя мягко, то людям — от одного человека наверху до десятков тысяч внизу — не приходится отжимать свои рукава от слёз. [113]


Комментарии

1. «Госпожа из Северных покоев» — главная жена хэйанского аристократа. Её покои располагались в северной части его усадьбы.

2. Тонэри — технические работники на придворной службе.

3. «Храм Хатимана» — имеется в виду Явата, куда совершила в этот день поклонение мать казнённых детей. Хатиман считался покровителем рода Минамото (Гэндзи).

4. Молитвы, вознесённые непосредственно после церемонии очищения, считались самыми действенными.

5. Магуй — местность в Китае, где во время мятежа была убита Лянь-гуйфэй, возлюбленная танского императора Сюань-цзуна.

6. Торибэяма — гора в окрестностях Киото, у подножья которой в старину совершали кремацию усопших.

7. Дундай — одна из пяти горных вершин в Китае, в провинции Шандун. Вечерний дым в окрестностях Дундай также поднимается после кремации тел. Символ непостоянства сущего.

8. Бо — гора к северу от Лояни, столицы Китая. Место захоронения придворной знати. «Роса» — один из буддийских символов непостоянства.

9. Сага и Удзумаса — названия местностей на западной окраине японской столицы.

10. «Изменить свой облик» — то есть стать буддийской монахиней, принять постриг.

11. «Три сокровища» (будд.) — Будда, его Учение («Закон») и община священнослужителей. Поклонение им совершается независимо от того, что одновременно адепт поклоняется каждому «сокровищу» в отдельности.

12. «Путь, выше которого нет» — имеется в виду буддийское монашество.

13. Хусэ — одно из варварских государств к северу от Китая эпохи Ранняя Хань (202 г. до н. э.-4 г. н. э.). Здесь — намёк на дочь китайского императора, выданную замуж за сына гунского вана.

14. Намёк на танского вельможу, затворившегося в башне Яньцзы в тоске по своей умершей накануне наложнице. Ситуация описана в стихах китайского поэта Бо Цзюй-и (772-846).

15. «Вступивший на Путь помощник Правого конюшего Хэй» — Тайра-но Тадамаса, дядя Киёмори, см. свиток II, гл. 12.

16. «Таю из Левой Дворцовой гвардии» — Тайра-но Иэхиро, придворный чиновник XII в.

17. «Поменяли свой облик» — то есть приняли монашеский постриг.

18. «Шесть путей» (будд.) — миры, в которых пребывают живые существа в промежутке между их смертью и новым рождением: преисподняя, мир голодных духов, мир зверей и птиц, мир воинственных демонов ашуров, мир людей и мир небожителей.

19. «Четыре способа рождения» (будд.) — рождение из утробы, из яйца, от сырости и путём превращений.

20. «Просветление» — здесь: рождение в Чистой земле, вхождение в нирвану.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.