Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ХОГЭН МОНОГАТАРИ

СКАЗАНИЕ О ГОДАХ ХОГЭН

СВИТОК I

ГЛАВА 13.

О том, как сосредотачивались правительственные войска и о поездке государя во дворец Сандзё

Государь появился в Южном павильоне императорского дворца Такамацу, и повсюду заговорили между собой придворные сановники. Последнее место занимал ставший на Путь Младший советник Синсэй 1. Передвигались люди в белых одеяниях дзёэ 2 с короткими рукавами, опоясанные мечами в нелакированных деревянных ножнах, называемых «лисята».

Так вот, примеры того, что человек, ушедший от мира, бывает вхож в императорский дворец, очень редки испокон веков. То, что в древности, в августейшие времена императрицы Сётоку 3 священнослужитель [50] по имени Югэ-но Докё 4, проводя моления перед милосердной Каннон, снискал благоволение государыни, отчего был пожалован в Первые министры и допущен служить при дворе, — дело особое. Современные ему церемонии поистине редкостны. Однако этот монах превзошёл разные учения и совмещал многие таланты. Ему была ведома старая истина о двойном государственном управлении, ведущем к раздорам, поэтому, когда этого человека не стало, управлять сделалось трудно.

Ёситомо в красной парчёвой куртке хитатарэ 5, с одним медным щитом и в малых наколенниках, был вооружён мечём. Подняв вверх эбоси 6, он преклонил колени в саду и почтительно внимал. Синсэй говорил ему:

— Ты оставил отца и братьев, прибыл к правительственным войскам. Это весьма и весьма достойно похвалы. Поэтому на этот раз ты станешь полководцем. Из-за того, что ты выражаешь верноподданничество и сыновний долг, тебе сейчас же должно будет разрешено право повседневного присутствия в помещениях императорского дворца. Об этом и извещаю тебя.

Ёситомо почтительно молвил:

— Передам это своей семье. Когда выходишь на поле битвы, нужно предполагать для себя смерть и не задумываться о жизни. Однако же смысл завещания покойного экс-императора и государева повеления в том и состоит, чтобы не щадить жизни. Я теперь же готов к тому, чтобы мои кости белели на поле битвы. Пожив единожды, в этот мир непременно вернёшься снова, и тогда снова стремись к славе; наступит жизнь, в которой будет мало на что положиться, кроме как на волю Неба. Думаю, что в будущем должно быть решение императора, а теперь государю следует отдать своё повеление. Тогда давнишнее моё желание будет выполнено, и можно будет немного воспрянуть духом. Отдать свою единственную жизнь, не выполнив своего желания, есть заблуждение, оно достойно сожаления, — так он сказал и сошел вниз.

Синдзэй доложил государю:

— Дело это трудное. Правда, говорят, что предки Ёситомо, Ёриёси и Ёсииэ, усмиряли врагов династии и получили позволение входить во дворец, но отец его Тамэёси пока ещё является всего лишь низшим чиновником 7 Полицейского ведомства. Может ли он, как сын Тамэёси, вдруг получить позволение входить в императорский дворец?

— В старинных книгах сказано, что в эпоху мятежей усмирение осуществляют оружием. Мир уже пребывает в беспорядке. Ёситомо нельзя оставить без награды, — заметил ему августейший и больше не входил ни в какие подробности.

После этого, не меняя своего облика, Синдзэй опоясался оружием и поднялся примерно до середины лестницы и оттуда стал наблюдать за редкостной церемонией первого вхождения во дворец. [51]

Имеется описание внешнего вида входящего во дворец. Простолюдин не должен попирать ногами облако с горы Хорай 8. Чиновник Высшего государственного совета — надежда Поднебесной. Говорят, что человеку с обыкновенными способностями с высокого здания луну не бывает виднее, но то, что сейчас он впервые оставляет своё имя на скрижалях дворца, представляется честью для носящего лук и стрелы 9, переданной ему от Шестого принца. 10

После этого он доложил планируемый им порядок сражения. Ёсимото говорил:

— Несмотря на то, что говорится, будто военные планы существуют разные, для победы над противником нет ничего легче, чем подступить перед самым рассветом к командиру лагеря и ударить, лишив противника преимущества, — вот план воинской доблести. В особенности важно, что по приказу Левого министра вызваны отряды монахов из Южной столицы — а их силы, как говорят, уже достигают тысячи с лишним всадников и завтра прибудут. Кроме того, мой младший брат Тамэтомо-кандзя 11, положившись на отца, Тамэёси, прислуживает в хижине отшельника. Этот парень во время сражения проворен сверх меры. После того, как его друзей снабдят всем, и они явятся сюда, защищаться будет не просто, выстави хоть миллион вооружённых всадников. Пусть у них будут только железные щиты, стрелы они не должны будут пропускать. И ещё: если, пока все вместе будут ждать неприятеля в засаде, поднимется солнце, — люди и кони устанут, и сражение может ослабеть. Поэтому оборонять дворец августейшего назначьте Киёмори. Ёситомо, не теряя времени, двинется ко дворцу экс-императора и решит исход сражения 12, — так он сказал, и Синсэй произнес в ответ ему:

— Поэзия и музыка — вот искусства, к которым имеет склонность вассал. Только им надо посвящать свою жизнь. Это не говоря уже о пути воина. Что касается плана сражения, то тебе велели сообщить все свои пожелания. Есть книга 13, в которой говорится, что сначала бывает время, когда ты подчиняешь людей, потом бывает время, когда ты подчиняешься людям. Главное — лишить противника превосходства. Срочно иди ему навстречу! До государя дошли слухи о том, что доблестные воины из Восточных провинций издавна следуют за тобой, и многие приходят к его особе. Это тоже не может не заслужить одобрения августейшего. Разве не увеличится от этого изобильное счастье Ёситомо?! Когда намереваешься умножить влияние своего государя, намерение своё непременно сообщишь военачальнику. Когда добиваешься победы, свою любовь обратишь на воинов. Военачальник — это тот, на кого полагается государь; воин — это тот, на кого полагается военачальник. Это подобно тому как, если тело управляет локтями, то локти управляют пальцами. [52] Разве тебе неизвестно, что человек, ставший врагом династии, берёт на себя ответственность перед Небом? Это потому, что он пренебрёг могуществом династии. Если мы успокоим сердце государя, немедленно усмирив этих приятелей, мы, кроме всего, проявим выдающуюся преданность и сможем гордиться огромными воинскими заслугами. — Так он промолвил.

Ёситомо смиренно выслушал его и вышел. Синсэй высказался, Ёситомо ответил — и ничто не достигло посторонних ушей. Всё звучало серьёзно.

Возвратившись в свою ставку, владетель провинции Симоцукэ укрепил оружие и доспехи. Надел доспехи, передаваемые в его доме по наследству, под названием «Восемь драконов» 14. Изначально эти доспехи назвал «Восьмью драконами» его предок Хатиман Таро Ёсииэ 15, через три года, во время сражения, бог-посланец Великого бодхисаттвы Хатимана 16 для охраны восьми видов полевой ставки 17, он выбил в золоте Восемь великих королей-драконов 18, закрепил навершие шлема и нагрудную пластину панциря и дал им имя «Восемь драконов».

Среди восьмислойных доспехов имеется и любимое сокровище. По этой причине его неукоснительно передают от поколения к поколению. На могучего вороного коня Ёситомо возложил покрытое многослойным лаком, присыпанным золотой пудрой, седло с золотой каймой. Он уже вцепился в седло, готовый ехать, как вдруг, подумав о чём-то, оставил бывшую у него в руке плётку и взял вместо неё плеть на рукоятке, бывшую в повозке, что стояла в каретном сарае.

Воины смотрели на него не понимая: «А это что за плеть?!» Когда же Ёситомо сказал им:

— Это память о покойном отце. Пусть ему будет приятно, что мне так рано дозволено входить во дворец императора, — все воины оросили слезами рукава своих доспехов.

После этого Ёситомо завязал у панциря шнуры и уже совсем готов был к сражению, однако, удержав своего копя, он раскрыл алый веер и вымолвил:

— Ёситомо человек простой, но он родился в доме, где приняты воинские приготовления, и этим счастлив. Обычно, когда я ввязываюсь в сражение, я не допускаю и мысли о том, чтобы бояться врагов династии. На этот раз, после того как я удостоился государева повеления, я тем более не испытываю страха. Проявив воинское искусство в настоящее время, я смогу донести до грядущих поколений своё имя.

Так он сказал и колыхнул стягом из белого бычьего хвоста 19, сверкнул отделанной золотом алебардой и двинулся наружу из лагеря, застывшего в порядке «рыбья чешуя» и «крыло журавля», взбодрённый его [53] звездообразными стягами с белыми бычьими хвостами и с молниями сверкающего оружия. Видно стало, что он — карающая сила, блестящий великий полководец.

Кто да кто они — те люди, которые сопровождают его? Камада-но Дзиро Масакиё и Кавати-но Гэнда Томокиё; в провинции Оми — Сасаки-но Гэндзо и Ядзима-но кандзя; в провинции Мино — Ёсино-но Таро и Хирано-но Хэйда; в провинции Овари — Ацута-но дайгудзи 20. Его отчим сам в столицу не поехал, а отрядил туда сыновей. В провинции Микава — воин Ситара Хёдо; в провинции Тотоми — Ёкодзи, Кацута и Ино Хатиро; в провинции Суруга — Ирииэ-но Уманодзё, Варасина Дзюро, Окицу-но Сиро и Камбара Горо; в провинции Идзу — То Сиро и То Горо; в провинции Сагами — Оба-но Хэйда, Оба-но Сабуро, Яманоути Гёбунодзё, Сисоку Такигути и Эсукэ Хатиро; в провинции Симофуса — Тибаяносукэ Цунэтанэ; в провинции Мусаси — Тосима-но Сиро, генералы Синго и Синроку, Нарида-но Таро, Хадзута-но Дзиро, Кавати-но Таро, Бэппу-но Дзиро, Нара-но Сабуро, Таманои-но Сиро, Нагаи-но Сайто Бэтто, Нагаи-но Сабуро, Тандзи Нарикиё и Хангиха-но Танроку; в Кодама — Се Таро, Се Сабуро, воин Титибу и Аибара Таро; в Иномата — Окабэ-но Рокуяна, Комбэйроку, Каку-но Сабуро и Тэбака Ситиро; на западе — Хэцуги Акудзи и Хираяма; в Кокэ — Кавагоэ и Мороока; в провинции Коцукэ — Сэдзимо-но Сиро, Монои-но Горо, Окамото-но Сукэ и Наха-но Таро; в провинции Симоцукэ — Хацута-но Сиро; в провинции Хитати — Тюгун Сабуро и Сэки Дзиро; в провинции Каи — Сихоми-но Горо и Сихоми-но Рокуро; в провинции Синано — Маита, воин Кондо, Кувабара, Андо Дзи, Андо Дзо, Кисо-но Тюта, Я Тюта, Нэнъи-но Дайята, Нэцу-но Симпэй, Кумасака-но Сиро и Сидзума-но Кодзиро.

Начиная с этих воинов, 400 с лишним главных всадников, а всего более 1000 всадников неслись навстречу противнику.

Воины, сопровождавшие владетеля провинции Аки Киёмори: старший его сын Сигэмори, младший помощник в Ведомстве центральных дел; второй сын Мотомори, судья из провинции Аки; младший брат Ёримори, владетель провинции Хитати; Норимори, владетель провинции Кавати; таю 21 Цунэмори. В числе слуг — начиная с Суэсада, Садаёси, Морикуни, Моритоси, Дзиро из Намба, Таро из Сэноо, воин Ито из Фуруити, его сыновья Ито 5-й и Ито 6-й, Ямада-но Кисабуро Корэюки и других, его встретили всадники силами в 1600 с лишним воинов. Кроме того, наперебой выкрикивая с подъёмом: «И я, и я!» — толпами валили сто с лишним всадников главы Хёго Ёримаса, сто с лишним всадников нового судьи из Муцу Ёсиясу, сто с лишним всадников судьи из Суо Суэсанэ, семьдесят всадников советника с Садо, помощника начальника ведомства [54] Сигэнори, семьдесят всадников судьи Хэй Санэтоси, а всего — больше 4500 всадников. Глава Хёго, Ёримаса, продвинулся до самого лагеря.

Это было в 10-й день 7-й луны, поэтому луна зашла во второй половине ночи. Чуть стало светать, на прибрежную долину реки Камо опустился туман. И хотя в столице не было видно даже реки Сиракава и нелегко было отличить восток от запада, все скакали, как им вздумается, ориентируясь только по вражеским кострам, и выехали к прибрежной долине к западу от тракта Оиномикадо.

Его величество в час Зайца 22 благоволил выехать из дворца Такамацу в восточный Сандзё; государь сделал это из предосторожности, подумав, что дворец этот занимает тесное пространство, и положение наверняка ухудшится. Одетый в хикинаоси 23, Его величество вызвал низкий паланкин 24. Господин канцлер изволил взять божественный драгоценный меч 25 и вошёл в паланкин августейшего.

Среди сопровождавших государя были господин канцлер, Внутренний министр князь Санэюки, глава Левой гвардии Мотодзанэ, глава Правой гвардии Кинъёси, помощник начальника охраны курандо 26 Тадатика-сёсё, Левый старший управляющий делами курандо Сукэнага, Левый помощник в Ведомстве правосудия Саданори, глава охотонэри 27 Иэюки, младший помощник из Ближней службы императора Суэиэ, помощник владетеля Кадзуса Сигэиэ, действительный владетель Это Нобутоси, действительный старший советник управления курандо Масаёри и другие. [57]


Комментарии

1. Синсэй — см. гл. 5, примеч. 1.

2. Дзёэ — буддийские монашеские одеяния белого цвета, как правило, ритуальные.

3. «Императрица Сётоку» — см. гл. 4, примеч. 18.

4. Югэ-но Докё — буддийский священнослужитель, фаворит императрицы Сётоку, которая пожаловала ему высшие государственные посты и возвела на высокие должности его сторонников. После смерти своей покровительницы был сослан в провинцию Симоцукэ, где умер в 772 г.

5. Хитатарэ — см. гл. 5, примеч. 11.

6. Эбоси — высокий головной убор знатного вельможи.

7. «Низший чиновник» — здесь: чиновник ниже 5-го ранга, не имеющий позволения входить во внутренние помещения императорского дворца.

8. Хорай (кит. Нынлай) — согласно старинной китайской легенде, остров бессмертных, расположенный далеко в Восточном море. «Облако с Хорай» — здесь: императорский дворец.

9. «Носящий лук и стрелы» — представитель воинского сословия.

10. «Шестой принц» — 6-й сын императора Сэйва, основатель рода Сэйва Гэндзи, к которому принадлежал Минамото-но Ёситомо.

11. Кандзя — человек, не имеющий придворного чина.

12. «Исход сражения» — буквально: «победа и поражение».

13. «Есть книга...» — намёк на многотомное сочинение китайского историографа Сыма Цяня (145?-87? гг. до н. э.) «Исторические записки» («Записки историка»).

14. «Наследственные доспехи Минамото» — см.: гл. 8, прим. 10.

15. Хатиман Таро Ёсииэ — Минамото-но Ёсииэ (1039-1106), знаменитый хэйанский воин. См. гл. 8, примеч. 9.

16. «Бог-посланец Великого бодхисаттвы Хатимана» — святилище Ивасимидзу Хатиман-гу. См. гл. 12, примеч. 40.

17. «Восемь видов полевой ставки» — старинные воинские каноны предусматривали сооружение полевых ставок восьми видов: Рыбья чешуя, Журавлиное крыло, Длинная змея, Ущербная луна, Наконечник стрелы, Квадрат и круг, Ярмо и Вплотную к колодцу.

18. «Восемь великих королей-драконов» — «боги-драконы» (будд.): Панда, Упананда, Сякацуран, Васюко, Токусака, Адабадатта, Манака и Юхатиран.

19. «...колыхнул стягом с белым бычьим хвостом...» — боевой стяг на бамбуковом шесте, к которому прикреплялся бычий хвост.

20. Дайгудзи — глава жрецов, проводящих службы в синтоистских святилищах Исэ дайдзингу.

21. Таю — см. гл. 5, примеч. 5.

22. «Час Зайца» — время от 6 до 8 часов утра.

23. Хикинаоси — просторное одеяние хэйанского сановника с длинными широкими рукавами.

24. «Низкий паланкин» — паланкин, у которого шесты для носильщиков («оглобли») находились на уровне бёдер сановника.

25. «Божественный драгоценный меч» — наряду с драгоценным камнем и зерцалом — один из символов императорской власти в Японии. Согласно преданию, передаётся из поколения к поколению от богини Солнца Аматэрасу Омиками её прямым потомкам, занимающим престол.

26. Курандо — придворные чиновники из непосредственного окружения императора, наблюдавшие за соблюдением церемоний.

27. Охотонэри — чиновники 6-8 рангов, нёсшие охрану дворца, составлявшие эскорт императора и высших сановников, а также выполнявшие мелкие поручения при дворе.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.