[№ 28. Указ о разоблачении Фудзивара-но Накамаро]

Супротивный и нечистый слуга Накамаро с сердцем, во лжи закосневшим, войско поднял и, желая власть императорскую свергнуть, колокольчик и печать похитил. Затем он на ранг императорский посягнул, объявив, что Сиояки, старший брат Фунадо, к коему мы ранее с осуждением отнеслись, назначен на престол императорский, и в том печать государственную приложил, и по всем землям Поднебесной бумаги разослал и до всеобщего сведения довел. И сказал он еще: "Нынешнему указу повинуйтесь, а прежним ложным указам не следуйте", — так он сказал, и сердца людей всех в заблуждение вверг. На три заставы 1 послал он гонцов, тайно заставы перекрыл, из нескольких земель рекрутов созвал 2 и войска поднял. Узнав это, утвердились мы в том, что сердце у Накамаро супротивное и нечистое. А что он ранее говорил, то все притворство лукавое. Раздумывая над всем тем, поняли мы, что он в одиночку хотел всю мощь императорскую присвоить и оговорил перед нами брата своего Тоёнари-но асоми. Опираясь на слова его, мы Тоёнари с его должности сместили уж тому год назад. Однако ныне нам ясно, что Накамаро солгал, и потому мы снова [Тоёнари] на пост министра назначаем, и все внимайте, — так возвещаю. И еще возвещаю: поскольку слуга, нечистый и упорствующий, получил доступ к деяниям государственным, и слово его силу имело, люди из родов разных нередко повышение получали без всякой на то причины. Посему отныне и впредь мы повышение будем жаловать в соответствии с тем, как человек служить станет. И еще он так говорил: "Этот наставник дзэн ночью и днем императрицу охраняет и служит ей, и, видя это, некоторые люди думают, что он уж добился поста, на коем служил министром его дальний предок" 3, - так он говорил, и еще сказал: "Сместите его". Но вникнув в деяния дзэнского наставника, поняли мы, что он наследует и распространяет священный закон светлого Будды. Возможно ли с такой легкостью сместить учителя нашего, который нас ведет и охраняет, — так мы подумали. И вот мы постриг приняли и в священную рясу буддийскую обрядились, но нельзя нам не вершить государственными делами Поднебесной. И Будда в сутре так изрек: "Владыке страны, на царстве пребывая, должно принять заветы бодхисаттвы", — так изрек. И если из того исходить, — что ж, хоть мы и покинули дом [постриглись в монахини], но ничто не препятствует нам и делами государственными ведать. Но в царствование, при котором повелительница постриг приняла, и министр должен быть из тех, кто тоже в монашестве пребывает. Так мы помыслили, и хотя он поста и не добивался, но мы дзэнского наставника Докё жалуем званием министра-наставника, и все внимайте, — так возглашаю. И еще возглашаю: неужели кто-нибудь в Поднебесной не будет [168] слугой своего владыки? Тот, кто с сердцем чистым служить станет, тот истинный наш слуга. И каждый тогда станет мыслить о том, чтобы самолично имя своего предка дальнего возвысить и прославить. Посему, коли с сердцем светлым, чистым службу нести, тогда врата рода каждого не рухнут а награждены будут, и сему повелению великому, государыней реченному, все внимайте, — так возглашаю. Еще возглашаю: жалуем повышением в ранге каждого согласно службе, — так возглашаю.


Комментарии

Указ прочитан императрицей Кокэн в 20-й день 9-го месяца 8-го года Тэмпё-Ходзи (764 г.). Речь идет о заговоре Накамаро, который хотел укрепить власть покровительствовавшего ему императора Дзюннин (которому Накамаро приходился тестем) и не допустить дальнейшего возвышения Докё. В том же месяце, несколько раньше в «Сёкунихонги» по-китайски записаны следующие сведения: «Стало известно о том, что дайси Фудзивара-но эми-но асоми Осикацу замыслил заговор с целью свержения власти. Императрица Такано послала принца Ямамура, бывшего в чине сёнагон, взять из дворца Тюгуин колокольчик и печать. Осикацу прослышал об этом и послал своего сына Кусумаро их отнять. Тогда императрица Такано отправила меченосца Саканоэ Каритамаро в чине сёи, Вогано Симатарн в чине сёдзо и других, чтобы они его застрелили (судя по иероглифу, из лука. - Л. Е.). Осикацу же тогда повелел Ятабэ-но Ою, бывшему в чине сёгэн, одеться в панцирь и верхом настигнуть гонца императрицы, Ки-но Фунамори, и застрелить его. [Кокуси тайкэй, 2, с. 303]. Далее в тексте «Сёкунихонги» приводится указ Кокэн по-китайски: «Дайси Фудзивара-но эми-но асоми Осикацу созвал своих сыновей и внуков, поднял войска и подготовил измену. Потому лишаем его постов и званий и исключаем из посемейных списков рода Фудзивара. Его должности, земельные наделы и прочее все изымается. Разослать вестовых и строго охранять три заставы».

Ниже помещен еще один указ: «Ныне мы слышим, что супротивный подданный Эми-но Накамаро похитил государственную печать и с ней бежал... Во всех землях тракта Хокурику печати главной канцелярии не повиноваться». Завладев печатью, Накамаро издал указы, где объявлял Сиояки императором, но посланные Кокэн войска настигли и Накамаро, и Сиояки. Накамаро пытался пробраться в Этидзэн, но путь был прегражден. Отступать тоже было некуда, он взял ладью на озере Бива и поплыл по нему. Однако начавшийся шторм пригнал его прямо в руки воинов императрицы. Он был убит, равно как и принц Сиояки.

1. Три заставы - Судзука в Исэ, Арати в Этидзэн и Фува в Мино. Они были учреждены с тем, чтобы охранять столицу Нара, но пригодились потом для защиты Киото и Эдо, так как в их расположении был заложен большой стратегический смысл, - все они находились к востоку от столицы, как бы отрезая всю восточную часть Хонсю.

2. Рекрутов созвал - икуса ёборо, регулярные войска. Призыву в эти войска подлежали военнообязанные от 20 до 60 лет.

3. Дальний предок. - Докё происходил из рода Югэ-но мурадзи из Кавати. Югэ - старое название провинции Кавати. В «Синсэнсёдзироку» говорится, что у этого рода общий предок с родом Исигами, ответвлением рода Мононобэ. Во времена Нара пост, соответствующий главному министру, занимал Мононобэ-но Мория-но оомурадзи, он и есть предок, о котором говорится в указе.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.