Выдворение богов, пагубы несущих
(Татаригами-но уцусияру)

По изволению царственных предков, бога и богини,
на Равнине Высокого Неба божественно пребывающих,
деяния начавших,
восемь сотен по десять тысяч божеств
на высоком торжище 1 небесном
божественным сбором собрались,
божественным размышлением размышляли
и назначили государю нашему,
потомку божественному,
дабы страной богатых равнин тростниковых
и тучного колоса
он, как мирной страной, спокойно ведал.
И вот, сойдя с престола из скал небесных,
облака небесные восьмислойные
тысячью разделов тысячекратно разделив,
с неба спуститься повелели 2.
И тогда размышлением божественным размышляли боги:
какого же бога вначале послать,
чтобы непокорных богов 3 страны тучного колоса
божественным изгнанием изгнать и утишить. [125]
И все боги так вместе рассудили:
послать надлежит бога Амэ-но хохи-но микото 4,
пусть он их утишит, — так рассудили.
Повинуясь, спустился он с неба, посланный,
но никакой вести тот бог о себе не подал.
Затем послан был бог Такэмикума-но микото 5,
но и тот, отцу в подражание,
нести о себе не подал.
Тогда послали Амэвакахико 6-бога,
и тот вести не подал,
и с жизнью расстался там, где лежал,
от бедствия птицы небесной.
Тогда, по изволению богов небесных,
снова размышляли боги
и повелели с неба спуститься двум божествам-столпам,
Фуцунуси-но микото и Такэмикадзути-но микото 7.
И те непокорных богов
изгнали изгнанием божественным,
умягчили умягчением божественным,
и древесные пни на корнях скал,
трав стебельки, что речи вести умели,
речи свои прекратили.
И назначено было тогда потомку божественному
с неба спуститься.
И стране той в четырех направлениях,
куда спуститься назначено было,
определили быть мирной страной,
Великой Страной Ямато,
где солнце высоко видно,
и в корни скал подземных
опоры дворца прочно укрепили,
коньки крыш к Равнине Высокого Неба вознесли высоко,
от неба укрытием, от солнца укрытием восставили,
дабы ведал он спокойно, мирной страной.
и вы, боги царственные,
что пребываете в [государевой] обители небесной 8,
не творите деяний грубых, насильных,
а поскольку ведаете вы божественной сутью своей
те деяния, что начались на Равнине Высокого Неба, -
то выпрямляйте [сердце свое]
выпрямлением божественным, выпрямлением великим 9;
и с этого места удалясь в земли чистые
и горах и на реках,
где в четырех направлениях далеко видно,
"нот наши места!", — [скажите], и ими владейте.
Для сего подносимые дары —
светлые ткани, блестящие ткани, [126]
мягкие ткани, грубые ткани препроводим,
вещи, что взгляду светлы — зеркало,
вещи, чтобы играть с ними — яшма 10,
вещи, чтобы стрелять — лук и стрелы,
вещи, чтобы рубить — меч большой,
вещи, чтобы ездить — конь священный,
Питие священное —
горла сосудов высоко подняв,
утробы сосудов наполнив, в ряд поставим,
и зернами, и колосьями 11;
из того, что в горах живет —
с мягкой шерстью, с грубой шерстью,
из того, что в Равнинах Великих Полей растет —
сладкие травы, горькие травы,
из того, что в Равнине Синего Моря живет —
с плавником широким, плавником узким,
до водорослей морских, водорослей прибрежных
горной гряде подобно
на столики 12 в достатке разложили.
Эти подносимые дары драгоценные,
дабы сердца богов царственных светлыми были.
вкусите покойно
как мирные дары, обильные дары,
не творя деяний порчи, насилия,
удалитесь в земли просторные, чистые
в горах и на реках,
и божественной сутью своей усмиритесь.
С тем славословия молвить надлежит, —
так говорю смиренно.


Комментарии

Эта церемония в других книгах «Энгисики» не упоминается. Ряд исследователей полагают, что этот ритуал и текст к нему использовался во время ритуалов, обращенных к богам грома и богам Ятимата - скрещения дорог. В некоторых списках к названию праздника добавлен иероглиф мацури («праздник»), или мацури котоба («обрядовые слова»); но, видимо, это позднейшая интерполяция.

Цугита видит отличие этого ритуала от других подобных в следующем: например, во время праздника пиров на дорогах цель состоит в том, чтобы боги, которых прославляют, - т.е. Ятимата-хико, Ятимата-химэ и Кунато, - преградили путь дурным богам, приходящим из иного мира, Нэ-но куни, Страны Корней и т.д. В ритуале же выдворения богов, порчу наводящих, отсутствует апелляция к благодетельным божествам, которые могли бы изгнать злокозненных духов за пределы мира, слова этого заклинания обращены непосредственно к дурным божествам, которые способны проникнуть на территорию дворца или города. В этом смысле данный текст стоит особняком, и Цугита полагает, что его надо числить среди древнейших в памятнике, при этом перечислительный фрагмент, связанный с подношением даров, он считает более поздним слоем текста [Цугита, с. 442].

1. Торжище - такэти, «рынок», «площадь». Все же здесь речь идет не о месте, где происходит купля-продажа, а о центральной зоне территории внутри поселения, о месте собраний. Скорее всего, подразумевается то место, где собирались боги на совет, когда Аматэрасу сокрылась в Небесной пещере. Согласно «Кодзики», «Нихонсёки», «Когосюи», это место было берегом реки Амэ-но Ясу-но кава. Но в одной из книг «Нихонсёки» сказано: «...и тогда восемь десятков множеств богов собрались сбором на Небесном торжище (ама-но такэти)» [Синтэн, 1936, с. 202]. Кроме того, туда же отправляются, согласно «Нихонсёки», божества Оомононуси-но ками и Котосиронуси-но ками, чтобы встретиться с восемью десятками множеств богов [Синтэн, 1936, с. 228]. Может быть, предполагается, что там же они собирались, когда решали, кого посылать для усмирения непокорных богов на землю.

2. ...с неба спуститься повелели. - Повелели внуку Аматэрасу и Таками-мусуби, богу с более чем длинным именем - Амэ-нигиси-куни-нигиси Амацу-хико Хико-хо-но ниниги-но микото (буквальный перевод затруднителен, один из возможных вариантов - «смягчающий небо, смягчающий землю, небесный сын солнца, рисовый колос, смягчающий повелитель») (см. также комм. 2 к норито в праздник Минадзуки-но цугомори-но оохараэ).

3. ...непокорных богов... - Ситуация хаоса (вероятно, сходная с той, что началась во время сокрытия богини солнца). В «Кодзики» она описана так: Аматэрасу назначила своему сыну Амэ-но осихомими-но микото управлять страной, «он встал на Небесном плывущем мосту и сказал: "Страна богатых тростниковых равнин, тысячи осеней, долгих пяти сотен осеней и тучного колоса - вся разбушевалась"» [НКБТ, 1970, с. 113]. По словам божества Омоиканэ, в ней множество бурных и грубых богов (тихаябуру арабуру куницуками). По «Нихонсёки»: «В той стране множество божеств, светящихся как огоньки светляков, и дурных богов, жужжащих как мухи в месяц посева; кроме того, деревья и трава легко разговаривают» [Синтэн, с. 216].

4. Амэ-но хохи-но микото, или Амэ-но хохи-но ками, - божество, рожденное Сусаноо и считающееся предком правителей страны Идзумо, Идзумо-но куни-но мияцуко. Участие этого бога в мифе о сошествии Ниниги в «Кодзики» и «Нихонсёки» излагается сходным образом: боги послали Амэ-но хохи на землю, но там он решил подольститься к богу Оокунинуси и в течение трех лет не подавал никаких вестей. Кстати говоря, в «Нихонсёки» все боги при его отправке говорят: «Амэ-но хохи-но микото - превосходное божество» [Синтэн, с. 216]. Как положительный персонаж он выступает и в Идзумо-но куни-но мияцуко-но ёгото (см. соответствующий раздел) и вообще в цикле мифов, связанных с кланами Идзумо.

5. Такэмикума-но микото - в версии «Кодзики» он отсутствует. В «Нихонсёки» говорится: «Тогда послали его сына (сына Амэ-но хохи. - Л. Е.) по имени Оосэихи-но мукума-но уси. Еще его зовут Такэмикума-но уси. Он тоже отправился и, желая подольститься к отцу, никаких вестей не подавал» [Синтэн, с. 216]. Цугита отождествляет это божество с Такэхиратори-но микото из «Кодзики», предком одного из правящих кланов Идзумо, называемого в «Кодзики» сыном Амэ-но хохи-но микото [Цугита, с. 436].

6. Амэвакахико (или Амэ-но вакахико) - рожден от Амацукуни тама-но ками. Его снабжают луком и стрелами и тоже отправляют для усмирения земных богов. Согласно «Кодзики», он не дает о себе знать в течение восьми лет, тогда за ним посылают фазана (фазаниху?) по имени Накимэ («плакальщица»). Накимэ опускается на ветвь священного лавра и вопрошает, почему Амэ-но вакахико не выполнил поручения. Божество Ама-но сагумэ сообщает об этом Амэ-но вакахико и говорит, что «голос этой поющей птицы зловещ. Ее надо убить». Тогда Амэ-яо вакахико пускает стрелу из лука, полученного от богов, стрела убивает фазана, пронзает его грудь навылет и возвращается на небо, туда, где на берегу реки Амэ-но ясу-но кава пребывают Аматэрасу и Такаки-но ками (десятком строчек выше именовавшийся Таками-мусуби, отсюда заключение мифоведов, что данный пассаж, где бог получает другое имя, - вставка из другой группы мифов). Такаки-но ками видит кровь на оперении стрелы, узнает ее и говорит богам нечто вроде формулы укэи (см. коммент. 6 к норито в праздник Тацута-но кадзэ-но мацури); «если Амэ-но вакахико не ослушался нашего повеления, пусть эта будет стрела, которая поразит дурное божество и минует Амэ-но вакахико. Но если у него сердце грязное, пусть стрела в него свернет». Стрела попадает в Амэ-но вакахико, лежащего на ложе сна [НКБТ, 1970, с. 115-117]. В «Нихонсёки» фазан именуется Нанасикигиси (по иероглифам «фазан, не имевший имени»).

Смерть Амэ-но вакахико в этом норито называется «бедствием от птицы небесной», но, как представляется, это не то бедствие, что имеется в виду в норито к празднику Минадзуки-но цугомори-но оохараэ в разделе земных прегрешений.

7. Фуцунуси-но микото и Такэмикадзути-но микото - два божества, которые, согласно одной из версий «Нихонсёки», спустились на землю, чтобы ее обустроить для потомка богов. Они спустились на побережье Инаса в Идзумо, обнажили меч и воткнули в землю вверх острием, сели на него, скрестив ноги, и спросили Оонамути-но ками, каковы его намерения в связи с тем, что они двое прибыли совершить изгнание скверны и усмирение страны. Оонаму-ти переадресовал их к своему сыну, Котосиронуси, который подтвердил свою лояльность [Синтэн, с. 219-220]. В сюжете «Кодзики» в этой роли выступают Такэмикадзути-но ками и Амэ-но торифунэ-но ками (Бог - Птичий корабль неба); последний, по мнению ряда исследователей, - имя ладьи, на которой Такэмикадзути спустился на землю. В Идзумо-но куни-но мияцуко-но ёгото дается иная версия этого мифа.

8. ...боги царственные, что пребываете в [государевой] обители небесной - амэ-но миарака-но ути-ни масу сумэгамитати. В предыдущих случаях слово миарака означало императорский дворец, поэтому есть основания полагать, что имеются в виду божества, пребывающие в императорском дворце. С другой стороны, странно, что им предлагается удалиться, поэтому есть и мнение, что речь идет о неких арагами, грубых божествах, подобных тем, о ком говорится в норито Митиаэ-но мацури (об этом см. также Исследование).

9. ...исправлением божественным, исправлением великим. - См. комм. 19 к норито в праздник Оото-но хокаи.

10. ...вещи, чтобы играть с ними - яшма... - Цугита объясняет это выражение тем, что яшма надевалась как украшение на шею, руки, ноги [Цугита, с. 440].

11. ...и зернами, и колосьями - ёнэ-ни мо, каи-ни мо. Может быть, здесь различается светлый (шлифованный) и темный рис.

12. На столики - в тексте стоит знак цукуэ. Цугита читает его как сходный по начертанию иероглиф «восемь», его толкование этого места - «все восемь даров положим» [Цугита, с. 441], что тоже вполне вероятно.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.