При введении посвященной жрицы-принцессы
(Ицуки-но химэмико-о мацуриируру токи)

Когда завершится норито поднесения богам первых приношений, сразу после того изречь следует:

Особыми словесами говорю смиренно —
ныне службу совершающая жрица-принцесса, посвященная,
согласно обычаю,
три года очищение проходила
и избрана была
служить посохом
1 богине великой,
дабы даровано было
государю нашему, потомку царственному,
с Небом-Землей, Луной-Солнцем вместе
как вечная скала, как твердая скала
мирно, покойно пребывать.
И изволение то государево

дабы дева посохом богини стала

великий жрец Накатоми,
за середину копья могучего взявшись,
с трепетом, трепетом великим
2, произносит -
так говорю смиренно.


Комментарии

Это норито читается при введении в храм Исэ прошедшей очищение дочери царствующего императора, именуемой в литературе Хэйана сайгу (такая же жрица в храмах Камо называется сайин). Жрица выбиралась из незамужних дочерей императора, если же таковых не было, то с помощью гадания на панцире черепахи назначали девушку из более отдаленной императорской родни. При смене правления и до седьмого месяца следующего года жрица находилась в павильоне на храмовой территории (сёсайин), тоже выбранном с помощью гадания, где проходила первый ритуал освящения (сёсай). Затем гаданием выбиралось место, где для нее строилось новое помещение, называемое Но-но мия (полевой храм). После этого в первой декаде восьмого месяца назначался благоприятный день, когда она проводила ритуал очищения на берегу реки и переселялась в Но-но мия. В обеих этих обителях по четырем углам устанавливали ветви сакаки с кусками бумазеи. В первую декаду девятого месяца следующего года после очередного очищения на берегу реки жрица входила в храм Исэ. В целом ее подготовка занимала около трех лет.

Перед тем как принцесса выезжала в храмы из столицы, на семи дорогах вокруг города проводились обряды изгнания скверны, если кто-нибудь. из ее окружения (даже собака) умирал, то вновь проводилось великое очищение на берегу реки, а церемония отъезда откладывалась. В день отъезда император втыкал ей в прическу так называемый прощальный гребень (вакарэ-но микуси) со словами «в сторону столицы не обращайся», и после этого она не должна была оборачиваться назад.

Жизнь жрицы в храме Исэ была строго регламентирована и подчинена ритуалам очищения и изгнания скверны. Цугита приводит любопытный список табуированных слов (имикотоба), вместо которых жрица должна была употреблять разрешенные ей эвфемизмы: «Все запретные слова: семь внутренних слов - Будду называть накаго (средний ребенок), сутры - сомэками (крашеная бумага), могилу - арараги (похоже, это слово в текстах практически не встречается. - Л. Е.), буддийский храм - каварабуки (кавара - черепица, фуки - тростниковая настилка на крыше), буддийского монаха - каминага (длинные волосы), буддийскую монахиню - мэкаминага (женщина - длинные волосы), ритуал очищения - катасики (ката - односторонний, сики - столики для ритуальной пищи). Семь внешних слов: смерть называть наору (исправляться, возвращаться в прежнее состояние), болезнь - ясуми (отдых), траурные причитания - сиотарэ (проливать соль), кровь - асэ (пот), ударить - надзи (гладить), плоть - кусабира, (стебелек травы, полевая зелень, слово кусабира в тексте подписано к иероглифу «гриб»), могила - цутикурэ (комок земли). Помимо этого особые запретные слова: зал храма (видимо, буддийского) называть каутаки (благовония), убасоку (миряне, следующие пути Будды, называть цунохадзу (борозда на. стреле для лука)» [Цугита, с. 16]. Этот список почерпнут из средневековых записей ритуалов при Главном храме Исэ. В нем прежде всего обращает на себя внимание большое количество табуаций, связанных со смертью и болезнями (скверна в архаическом понимании), а также с буддийскими реалиями, называние которых, вероятно, тоже было способно осквернить посвященную жрицу (тем более что похоронная обрядность со временем полностью отошла в ведение буддийских монахов и храмов).

В пятом свитке «Энгисики» перечисляются различные ритуальные действа, сопутствующие жрице мико, - обряд при ее переходе в Сёсайин, обряд благопожелания дворцу при входе в полевой храм, тогда же проводятся обряды, посвященные священному огню (на котором ей готовят еду), кострам во дворе (ниваби, служащие для освещения), очагу и колодцу, разные виды очищений и экзорцизмов, благодарственные жертвоприношения и др.

Общие предписания «Энгисики» для мико включают, в частности, следующие: всякий раз, когда она покидает полевой храм и отправляется в Исэ, она сначала должна пройти очищение на берегу реки.

Если по какой-нибудь причине жрица возвращается в столицу (например, в связи со смертью родителя или болезнью), она должна двигаться другой дорогой, чем та, по которой она прибыла в Исэ [Синтэн, с. 1221].

«Когда мико уже окончательно вступает в храм Великой богини, то в девятом месяце с первого до тридцатого дня, в столице, внутренних землях Исэ, Тикацуооми и других провинциях зажигают фонари (факелы) в подношение Северной звезде (Хокусин), и нельзя проводить траур и похороны» [Синтэн, с. 1188]. Упоминание Северной (Полярной) звезды, пожалуй, уникально в текстах такого рода, так как следов астрального культа в письменной литературе Нара-Хэйан совсем немного (за исключением, разумеется, китайских Волопаса и Ткачихи). Использование света, факелов, костров, огня как средства изгонять нечисть известно достаточно широко в дальневосточном ареале, в Китае, например, оно удерживается до нового времени [Календарные обычаи, с. 62].

1. ...посохом богини великой - мицуэ (мицувэ) сиро, вероятно, метафорический вариант титула жрицы. Имеется в виду, что жрица мико (называемая также Сайгу в храмах Исэ и Сайин в храме Камо-дзиндзя) станет опорой и прислужницей богини, возможно, в ряде случаев ее заместительницей.

2. ...за середину копья могучего взявшись, с трепетом... великим произносит... - По-видимому, вся описанная пластика и поза должны означать высокую степень почтительности и послушания. Примерно такое же описание встречается в «Нихонсёки»: «Вельможи, великим министром посланные, были такими людьми, что разговаривают, с самого начала, словно взявшись за середину могучего копья, - ведь с дядей надо говорить почтительно» [Синтэн, с. 656].

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.