Ежемесячный [праздник] месяца минадзуки.
(Минадзуки-но цукинами)
(Праздник сивасу следует этому же)

Собравшиеся жрецы и священнослужители, все внимайте, —
так возглашаю.

По изволенью бога и богини,
прародителей владетеля нашего,
на Равнине Высокого Неба божественно пребывающих,
говорю, смиренный, перед царственными богами,
коим хвалу возносят в храмах неба, храмах земли.
Дары очередные сего года, месяца минадзуки -
яркое тканье, блестящее тканье,
мягкое тканье, грубое тканье соберу,
и при пышном восходе солнца утреннего
драгоценные дары божественного внука поднесу,
и пусть хвалы вознесутся, — так возглашаю.

Говорю смиренно перед царственными богами,
славит коих великая жрица.
Коль произнесу смиренно священные имена:
Ками-мусуби, Таками-мусуби, Ику-мусуби, Тару-мусуби,
Тамацумэ-мусуби, Оомия-но мэ, Оомикэцуками, Котосиронуси, —
и хвалу вознесу,
то век царственного внука — долгим веком пребудет,
как крепкая скала, как вечная скала сохранен будет, [104]
цветущим веком счастлив будет.
Посему, бог и богиня, прародители владетеля нашего,
драгоценные дары божественного внука подношу вам,
и пусть хвалы вознесутся, — так возглашаю.

Говорю смиренно перед царственными богами,
славит коих жрица Игасури.
Коль произнесу смиренно священные имена:
Икуи, Сакуи, Цунагаи, Асува, Хахики, —
и хвалы вознесу,
то столбы дворца
в корнях нижних скал укрепятся грузно,
то коньки крыш
в Равнину Высокого Неба вознесутся высоко,
славное обиталище божественного внука воздвижется.
От неба в укрытии, от солнца в укрытии владыка сокроется,
и страной в четырех направлениях,
как страной покоя — мирно ведать станет.
Посему драгоценные дары божественного внука подношу вам,
и пусть хвалы вознесутся, — так возглашаю.

Говорю смиренно перед царственными богами,
славит коих жрица Врат Священных.
Коль произнесу смиренно священные имена —
Кусиивамато-ни микото, Тоёивамато-но микото —
и хвалы вознесу,
то пребудут божества крепчайше во вратах четырех направлений,
подобно грудам камней священных,
по утрам творя священных врат открытие,
по вечерам — священных врат закрытие.
Коль дурные духи снизу грядут — низ оберегут,
сверху грядут — верх оберегут,
ночным оберегом, дневным оберегом оберегут.
Посему драгоценные дары божественного внука подношу вам
и пусть хвалы вознесутся, — так возглашаю.

Говорю смиренно перед царственными богами,
славит коих жрица Икусима.
Коль произнесу смиренно священные имена
Икукуни, Тарукуни и хвалы вознесу,
то острова, где царственные боги пребывают, —
восемьдесят островов, —
до края, куда лягушка долин доберется,
до предела, где соленый прилив остановится,
узкая страна — широкой станет,
островами — всеми восьмьюдесятью островами без изъятия — [105]
царственные боги ведать будут.
Посему драгоценные дары божественного внука подношу вам,
и пусть хвалы вознесутся, — так возглашаю.

Словесами особыми говорю смиренно
перед великой Аматэрасу, в Исэ пребывающей.
Великой царственной богини соизволением
страна в четырех направлениях,
кою царственная богиня озирает,
до кромки, где небесные высятся стены,
до предела, куда земля уходит,
до кромки, куда голубые облака тянутся,
до предела, где белые облака упадают,
до кромки, где остановится нос корабля,
в Равнине Синего Моря ни весла, ни шеста не сушившего,
а как корабль по морю великому все пути исходит,
то по тропкам сухопутным, —
[к лошадям] поклажу тесемкой накрепко привязав,
по корням скал, корням деревьев ступая, —
до предела, куда лошадиные копыта досягают,
по долгим путям шествуя неустанно, —
узкая эта страна — широкой станет,
крутосклонная страна — ровной станет,
далекие земли — восемью десятками веревок накинутых
к ней притянуты будут.
И коли вот так великая царственная богиня
[ту страну государю] пожалует,
то поклажи наипервейшие перед царственной богиней великой,
горной грядой взгромоздив, уложу,
а что останется —
[внук божественный] мирно вкушать станет.
И век внука божественного долгим веком пребудет,
как крепкая скала, как вечная скала сохранен будет,
как цветущий век счастлив будет,
посему, по изволению бога и богини, прародителей владетеля нашего,
драгоценные дары божественного внука смиренно подношу,
шею склонив, баклану подобно,
и пусть хвалы вознесутся, — так возглашаю.

Говорю смиренно перед царственными богами,
пребывающими в угодьях владетеля нашего.
Произнесу смиренно священные имена:
Такэти, Кадзураки, Тооти, Сики, Яманобэ, Софу —
и в шести тех угодьях родящееся —
сладкие травы, горькие травы собрав, [106]
сюда доставлю,
и божественный внук
долгую трапезу, многую трапезу вкушать станет.
Посему драгоценные дары божественного внука подношу,
и пусть хвалы вознесутся, — так возглашаю.

Говорю смиренно перед царственными богами,
пребывающими на горных подъемах,
произнесу, смиренный, священные имена:
Асука, Ихарэ, Осака, Хацусэ, Унэби, Миминаси.
На дальних горах, на ближних горах растущее —
большое дерево, малое дерево, —
и ствол, и ветви срубив, сюда доставлю,
и славное обиталище божественного внука воздвижется,
от неба в укрытии, от солнца в укрытии владыка сокроется,
страной в четырех направлениях, как страной покоя,
мирно ведать станет.
Посему драгоценные дары божественного внука подношу вам,
и пусть хвалы вознесутся, — так возглашаю.

Говорю смиренно перед царственными богами,
пребывающими там, где воды разделяются.
Произнесу смиренно священные имена —
Ёсино, Уда, Цугэ, Кадзураки —
и хвалы вознесу,
и богами царственными даруемый рис священный
коль будет дарован в восемь связок колосьев, пышных колосьев,
то богам царственным — первые колосья.
Сок — верхушки сосудов высоко воздымая,
утробы сосудов наполнив, рядком поставлю,
хвалы вознесу,
а что останется, — божественный внук
как утреннюю трапезу, как вечернюю трапезу
божественно вкушать станет, как долгую трапезу, как многую трапезу
вкушать станет
и зарумянится, как красная глина.
Посему драгоценные дары божественного внука подношу,
и пусть хвалы вознесутся, — так возглашаю.

Особыми словами говорю: жрецы и священнослужители, дари эти, к слабым плечам служек толстыми шнурами привязанные, очищение прошедшие, примите и неукоснительно подношения совершите, — так возглашаю.


Комментарии

Повторяющийся - цукинами, этот термин обычно употребляется применительно к празднествам, проводимым ежемесячно (цукинами). В данном случае речь идет о церемонии, которая проводится дважды в год, в шестую и двенадцатую луну по лунному календарю, в одиннадцатый день месяца. Согласно «Энгисики», это норито обращено к 304 богам, подношения им приносятся в 198 храмах. Впервые упоминание об этом празднике встречается в «Сёкунихонги», в разделе о правлении императора Момму (697-700). Текст молитвословия почти полностью совпадает с норито, которое читается во время Праздника испрашивания урожая. Боги, к которым обращается жрец, те же, что и во время церемонии Тосигои, за исключением богов риса (Митоси-но ками). Соответственно на этих праздниках богам не подносятся белые животные (конь, вепрь, петух). Цугита сближает эту церемонию с действом Камуимакэ (или Камуимаки), во времена средневековья именовавшимся Дзигондзики (те же иероглифы, прочитанные китайскими чтениями). Камуимакэ - букв. «божественно ныне вкушаемое». Это действо состояло в том, что император призывал Аматэрасу сойти с неба, ей подносилась только что приготовленная на священном огне еда, которую вместе с нею вкушал и император. Действо это примерно совпадает по функции с праздником вкушения первого урожая - Ниинамэ-но мацури. Согласно предположению Норинага, Имакэ означает только что отшлифованный рис, и когда император впервые в данном месяце вкушал блюдо из только что обработанной партии риса, то призывал разделить с ним трапезу свое родовое божество Аматэрасу [Цугита, с. 207].

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.