Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

НИХОН СЁКИ

АННАЛЫ ЯПОНИИ

СВИТОК VIII

Небесный повелитель Тараси-нака-ту-пико-но сумэра-микото. Государь Тю:ай 1

[1. Вступление на трон. Скорбь по отцу, Ямато-такэру]

Небесный повелитель Тараси-нака-ту-пико-но сумэра-микото был вторым сыном Ямато-такэру-но микото. Его мать, государыня, звалась Путади-но ири-бимэ-но микото и была дочерью государя Икумэ-ири-бико-исати-но сумэра-микото. Государь был прекрасен наружностью, рост его был 10 сака 2. Он был провозглашен наследным принцем на 48-м году правления государя Вака-тараси-пико-но сумэра-микото.

Ему был тогда 31 год.

У государя Вака-тараси-пико сыновей не было. Поэтому наследные деяния передали [сыну Ямато-такэру].

В 60-м году государь скончался.

Осенью следующего года, в день Хиното-но тори 9-го месяца, когда новолуние пришлось на день Мидзуноэ-но тацу, государь был похоронен в гробнице в Саки-но татанами, в провинции Ямато-но куни 3.

Весной, в начальный год [правления нового государя], в день Каноэ-но нэ начального месяца года, когда новолуние пришлось на день Мидзуноэ-но тацу, наследный принц вступил на престол.

Осенью, в день новолуния Хиноэ-но ину 9-го месяца почтили его мать-государыню, провозгласив великой государыней.

Зимой, в день новолуния Киното-но тори 11-го месяца государь отдал повеление вельможам: «Мой владыка отец скончался, когда я еще носил прическу слабого дитяти. Его божественная душа превратилась в белую птицу и вознеслась на Небо. Не было и дня, чтобы я не горевал по нему. Поэтому прошу вас — изловите белую птицу и вскормите ее в пруду у гробницы. Может, при виде этой птицы успокоится мое страдающее сердце». [259]

Вот, по всем провинциям был разослан приказ — отыскать белую птицу и доставить ее государю.

В день Цутиноэ-но ума добавочного 11-го месяца, когда новолуние пришлось на день Киното-но у, из страны Коси-но куни было послано четыре белых птицы. Посланец с птицами остановился на ночь на берегу реки Уди-капа.

Увидел белых птиц Аси-ками-но камами-вакэ-но мико 4 и спрашивает: «Куда несешь ты этих птиц?» Посланец из Коси отвечает: «Государь, в печали об отце-владыке, желает их держать как домашних птиц. Поэтому я должен доставить их ко двору». Говорит тогда гонцу из Коси принц Аси-ками-но камами-вакэ-но мико: «Хоть они и белые, но если их изжарить, они станут черными», — так сказал, выхватил у того птиц и унес.

Отправился гонец из Коси к государю и нижайше рассказал ему обо всем. Тут государь возненавидел Аси-ками-но камами-вакэ-но мико, который нарушил правила ритуала по отношению к прежнему владыке, поднял войско и послал убить его.

Принц Аси-ками-но камами-вакэ-но мико был младшим сводным братом государя. Люди того времени говорили: «Отец его — Небо, старший брат — государь. Как же может избежать наказания человек, который смеется над Небом и перечит государю?»

Шел тогда год Мидзуноэ-но сару Великого цикла.

Весной 2-го года, в день Киноэ-но нэ начального месяца года, когда новолуние пришлось на день Киноэ-но тора, Окинага-тараси-пимэ-но микото 5 провозгласили государыней-супругой.

А еще до этого государь взял в жены Опо-нака-ту-пимэ, дочь своего дяди, Пико-пито-но опоэ, и она родила принцев Кагосака-но мико и Осикума-но мико. Затем он взял в жены Ото-пимэ, дочь Опо-сака-нуси, предка Кукумато-но миятуко, и она родила принца Помуя-вакэ-но мико.

В день Цутиноэ-но нэ 2-го месяца, когда новолуние пришлось на день Мидзуното-но хицудзи, государь соизволил отправиться в Тунуга 6, и соответственно случаю был построен временный дворец, где он остановился. Его именуют Кэпи-но мия.

В том же месяце было возведено рисохранилище в Апади.

[2. Покорение Кумасо]

В день Хиното-но у 3-го месяца, когда новолуние пришлось на день Мидзуното-но уси, государь изволил отправиться в южные [260] провинции для осмотра. Оставив здесь государыню-супругу и сто управ он пошел дальше налегке, взяв с собой двоих-троих сановников и несколько сотен чиновников. Добрался он до страны Ки-но куни и остановился во дворце Токороту-но мия.

В это время кумасо подняли бунт и перестали доставлять дань ко двору. Намереваясь подавить бунт кумасо, государь вышел из Токороту и перебрался по морю до Анато. В тот же день он послал гонцов в Тунуга, чтобы те передали государыне: «Сейчас же выходи из этой бухты и встречай меня в Анато».

Летом, в день Каноэ-но тора 6-го месяца, когда новолуние пришлось на день Каното-но ми, государь остановился в бухте Тоюра-но ту.

Государыня же вышла из Тунуга, добралась до пролива Нута-но то и совершала на ладье трапезу. А у ладьи собралось множество рыб тапи. Государыня налила рыбам рисового вина. Те захмелели и всплыли на воду. Тогда рыбаки [из племени] ама наловили много рыбы и, радуясь, сказали: «Это рыба, которую нам пожаловала мудрая владычица».

Потому и стало в обычае — как наступит 6-й месяц, рыба в этом месте, словно захмелев, всплывает на поверхность.

Осенью, в день Киното-но у 7-го месяца, когда новолуние пришлось на день Каното-но и, государыня остановилась в бухте Тоюра-но ту. В тот день государыня нашла в море жемчужину, исполняющую желания 7.

В 9-м месяце государь воздвиг дворец в Анато и остановился там. Его именуют Тоюра-но мия в Анато 8.

Весной 8-го года, в день Мидзуноэ-но ума начального месяца года, когда новолуние пришлось на день Цутиното-но у, государь соизволил отправиться в Тукуси. И вот, Вани, предок агата-нуси в Вока, услышав о приезде государя, заранее вырвал дерево сакаки с пятью сотнями ветвей, восставил их на носу ладьи в девять пиро длиной, к верхним ветвям зеркало из белой меди привесил, к средним ветвям — меч в десять кулаков длиной, к нижним ветвям — ожерелье из яшмы в восемь мер длиной привесил и вышел государю навстречу в бухту Саба-но ура, в Супа, поднеся государю места, где [добывают] рыбу и соль.

И сказал он тогда такие слова: «Пусть от Анато до большого пролива Мукату-но будут восточные ворота, большой пролив Нагоя — западными воротами, два острова, а именно, [261] Мотори-сима и Апэ-сима, пусть станут государевыми ящиками 9, остров Сиба-сима, разделив его, надо сделать государевым котлом, 10 море Саками — местом [добычи] соли».

Повел он их по морским путям, от мыса Ямаки-но саки повернул и вошел в бухту Вока-но ура. Дошли они до гавани, но ладья дальше двинуться не могла.

Спрашивает он Вани: «Слыхал я, что ты, Вани, пришел сюда со светлым сердцем. Отчего же не движется ладья?» Говорит-отвечает Вани: «Не моя вина в том, что государева ладья не движется. В устье этой гавани есть два божества — мужчина и женщина. Бог-мужчина именуется Опо-кура-нуси, богиня-женщина — Тубура-пимэ. 11 Уж не их ли это сердце [причиной]?»

Сотворил тогда государь моления и назначил Ига-пико, человека родом из Уда страны Ямато, своего кормчего, служить обряды [в честь этих богов]. И ладья смогла двинуться вперед.

Государыня же на другом корабле добралась [до этого места] через море Куки, но начался отлив, и приблизиться она не могла.

А Вани в то время вернулся к морю Куки встречать государыню, увидел, что ее ладья не может стронуться с места, вострепетал [от страха], поспешно сделал пруд для рыбы и пруд для птиц и собрал туда всех рыб и птиц. Увидела государыня, как резвятся рыбы и птицы, и гнев ее сердца мало-помалу улегся.

Вот, наступило время прилива, и она остановилась в бухте Вока-но ту.

А еще Итотэ, предок агата-нуси Ито в Тукуси, услышав о приезде государя, вырвал дерево сакаки с пятью сотнями ветвей, восставил их на носу ладьи, к верхним ветвям ожерелье из яшмы в восемь мер длиной привесил, к средним ветвям — зеркало из белой меди, к нижним ветвям — меч в десять кулаков длиной, вышел встречать государя к острову Пикэ-сима и поднес [эти вещи государю]. И сказал-проговорил так: «Твой раб дерзко подносит тебе эти вещи, чтобы государь правил миром так же гибко, как изгибается эта яшма, чтобы он видел горы и реки, и равнину моря так же ясно, как [ясно] это зеркало из белой меди, чтобы он усмирял Поднебесную, сжимая в руке этот меч в десять кулаков длиной».

Государь, хваля Итотэ, рек: «Усерден [яп. исоси]». Потому люди того времени назвали родину Итотэ страной Исо-но куни. Сейчас ее называют Ито, но это неправильно. [262]

В день Цутиното-но и государь достиг угодий На-но агата. Там он остановился во дворце Касипи-но мия.

[3. Государь не верит Небесным знамениям. Его кончина]

Осенью, в день Цутиното-но у 9-го месяца, когда новолуние пришлось на день Киното-но и, государь повелел сановникам составить план, как поразить кумасо.

А было тогда одно божество, оно вселилось в государыню и такое наставление рекло: «Зачем, государь, ты печалишься о неповиновении кумасо? Земля их бесплодна. Стоит ли ради нее собирать войско и нападать? По ту сторону [моря] есть страна, сокровища которой далеко превосходят [страну кумасо], сравнить ее можно с бровями [прекрасной] девы. В той стране есть ослепляющее глаза [своим блеском] золото, серебро, несметные многоцветные сокровища. Зовется она страна Силла, [что как белоснежная] ткань из бумажного дерева 12. Если ты прилежно исполнишь обряды в мою честь, то подчинишь себе эту страну, не обагряя меча кровью. И кумасо тебе подчинятся. Во время обрядов поднеси мне государеву ладью и возделанное залитое водой поле по имени Опо-та, Большое поле, которое поднес государю Помутати, атапи из Анато».

Выслушав слова божества, государь засомневался в сердце. Взобрался он на высокий холм, взглянул вдаль, — огромное море простиралось вширь и вдаль, земли же видно не было.

Тогда государь рек в ответ божеству: «Сколько я ни всматривался, [видел, что] есть только море, земли же нет. Откуда взяться стране в огромной пустоте? Какое это божество из шалости решило меня заманить туда? Ведь и все мои предки-государи служили обряды в честь богов Неба, богов Земли. Что же это за божество осталось [без обрядов]?»

Тогда божество, снова устами государыни, сказало: «Зачем ты бранишь меня и говоришь, что страны нет, когда я вижу эту страну, которая лежит, опрокинувшись, как тень на воде под небом? Раз ты говоришь такие слова и не веришь мне, не достанется тебе эта страна. Сейчас государыня впервые в тяжести. Этому ребенку и достанется», — так рекло божество.

Однако государь так и не поверил, отправился воевать с кумасо и вернулся без победы.

Весной 9-го года, в день Хиното-но хицудзи 2-го месяца, когда новолуние пришлось на день Мидзуното-но у, государь внезапно занемог и на следующий день скончался. [263]

Было ему тогда 52 года. Тогда и поняли — он так внезапно скончался оттого, что не принял слова божества. В одном [толковании] сказано: государь сам решил напасть на кумасо и умер оттого, что в него попала вражеская стрела. 13

Государыня же и великий министр Такэути-но сукунэ скрыли траур по государю и правили Поднебесной.

Вот, рекла государыня повеление великому министру-опооми [Такэути-но сукунэ], Накатоми-но икату-но мурази, Опо-мива-но опо-томо-нуси-но кими, Моно-но бэ-но икупи-но мурази и Опо-томо-но такэмоти-но мурази: «Сейчас в Поднебесной еще не ведают о том, что государь скончался. Если узнают о том сто родов, они будут не столь прилежны [в выполнении своих обязанностей]».

И она повелела четверым великим мужам привести [чиновников] ста управ, чтобы они охраняли дворец. Тайно подготовили тело государя, и Такэути-но сукунэ перевез его из Апади в Анато, во дворце Тоюра-но мия провели ритуал могари 14, временное захоронение совершено было без огней.

В день Киноэ-но нэ великий министр Такэути-но сукунэ возвратился из Анато и доложил государыне [об исполнении ее приказа].

В тот год из-за похода в Силла погребение государя было невозможно.

КОНЕЦ ВОСЬМОГО СВИТКА


Комментарии

1. Тараси-нака-ту-пико — тараси — «изобильный», нака — «средний», поскольку он родился вторым ребенком. Его китайское посмертное имя, Тю:ай, означает — тю: — китаизированное чтение того же иероглифа «средний», ай — «скорбь», «сожаление». Комментаторы, исходя из содержания свитка и опираясь на некоторые старокитайские толкования иероглифа ай, предполагают, что имеется в виду скорбь по поводу краткости жизни этого правителя.

2. Десять сяку — 1 тувэ (соврем. цуэ) — приблизительно 3 м.

3. Предполагается, что это большой курган в форме замочной скважины, находящийся в г. Нара, в квартале Мисасаги.

4. Как говорится ниже, это младший брат правителя Тю:ай от другой матери. Комментаторы считают, что Аси-ками-но камами-вакэ-но мико, Аси-кагами-вакэ-но мико (рожден от брака Ямато-такэру с Кукумамори-пимэ в Ямасиро) и упоминающийся в «Кю:дзики» Аси-каму-камами-вакэ — один и тот же персонаж.

5. Окинага-тараси-пимэ-но микото — имя толкуется как Госпожа Дыхание Долгое — Изобильная Дева. Впоследствии она становится правительницей, ее посмертное китаизированное имя — Дзингу: (см. о нем коммент. 1 к девятому свитку).

6. Нынешний г. Цуруга в преф. Фукуи. В прошлом был одним из центров оживленных сношений с древними королевствами Кореи.

7. «Жемчужина, исполняющая желания» — буддийский термин.

В фрагментах «Тоса-фудоки», записях, включенных в «Сяку нихонги» (самые ранние комментарии к НС, составленные в конце периода Камакура), приводится вариант этой легенды — Дзингу: обретает белый камень величиной с куриное яйцо, кладет на ладонь и камень начинает испускать сияние во все четыре стороны света. Обрадовавшись, Дзингу: восклицает: «Это белая жемчужина, посланная в дар богом моря!» и в соответствии с этим нарекает остров.

8. Есть основания предполагать, что это то место, на котором теперь расположен храм Ицуки-но мия-дзиндзя (преф. Ямагути, г. Симоносэки, квартал Тоёура).

9. Возможно, что речь идет о зернохранилищах.

10. В качестве догадки комментаторы высказывают предположение, что с этого острова правителю будут поставляться овощи и рыба.

11. Имена богов неясны. Опо-кура-нуси, возможно, означает Великий Хозяин Кладовой или Хозяин Великой Кладовой.

12. «Как ткань из бумажного дерева» — постоянный эпитет макура-котоба к слову Силла, встречается также во фрагментах «Харима-фудоки», включенных в «Сяку нихонги».

13. В К говорится, что Тю:ай играл на священной цитре кото, чтобы узнать, что скажут боги устами Дзингу:. Далее его смерть описывается так: «Тут Такэсиути-но сукунэ, великий министр, говорит: ”С нижайшим трепетом прошу моего небесного государя снова сыграть на этой великой священной цитре”, — так молвил. И вот государь наконец взял кото и стал нехотя щипать струны. Но не прошло много времени и звуки священного кото пресеклись. Тут засветился огонь, глянули — а государь уже скончался. Все изумились и испугались, поместили его в ”смертный дворец”, собрали в земле Тукуси великую дань для приношений, отыскали прегрешения разные, таких родов, как свежевание живого, свежевание задом наперед, разрушенье межей, засыпка канав, осквернение калом в запретном месте, соитие родителей и детей, соитие с лошадьми, соитие с коровами, соитие с курами, провели в земле Тукуси великую церемонию изгнания грехов, а великий министр Такэсиути-но сукунэ отправился на ”песчаный двор” и [снова] испрашивал повеленья богов». (В К94—Т. 2. С. 81 имя придворного прочитано не как Такэути, а как Такэсиути — в соответствии с прежней японской текстологической традицией.) Смерть правителя, осмелившегося возразить божеству, трактуется как великая скверна, сопровождающаяся нарушениями самых строгих табу среди народа и требующая максимальных очистительных обрядов.

14. См. коммент. 37 к третьему свитку.

(пер. Л. М. Ермаковой, А. Н. Мещерякова)
Текст воспроизведен по изданию: Нихон сёки - анналы Японии. Т. 1. М. Гиперион. 1997

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.