Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

НИХОН СЁКИ

АННАЛЫ ЯПОНИИ

СВИТОК XII

Небесный повелитель Изапо-вакэ-но сумэра-микото. Государь Ритю:

Небесный повелитель Мидупа-вакэ-но сумэра-микото. Государь Хандзэй

НЕБЕСНЫЙ ПОВЕЛИТЕЛЬ ИЗАПО-ВАКЭ-НО СУМЭРА-МИКОТО. ГОСУДАРЬ РИТЮ:

[1. Куро-пимэ]

Небесный повелитель Изапо-вакэ-но сумэра-микото 1 был старшим сыном государя Опо-сазаки-но сумэра-микото. Мать его звалась Ипа-но пимэ-но микото. Была она дочерью Кадураки-но соту-пико. [Изапо-вакэ-но сумэра-микото] был провозглашен наследным принцем на 31-м году [правления] государя Опо-сазаки.

Ему было тогда 15 лет.

Весной, в начальном месяце 87-го года государь Опо-сазаки скончался.

В то время, когда срок траура уже окончился, но [Изапо-вакэ] еще не взошел на престол, решил он взять в жены Куро-пимэ, дочь Пата-но ясиро-но сукунэ. Уже обменялись подарками, и [будущий] государь послал принца Нака-ту-мико из Суминоэ известить о [выбранном] благоприятном дне.

А принц Нака-ту назвался именем наследного принца и соблазнил Куро-пимэ. И возвратился обратно, но по забывчивости оставил в ту ночь в доме Куро-пимэ свои колокольчики, [что он носил на] запястьях.

На следующий вечер туда отправился наследный принц, не ведая о том, что принц Нака-ту уже возлежал [с Куро-пимэ]. [320]

Вот, вошел он в комнату, отдернул занавесь и расположился на драгоценном ложе. Тут на краю ложа зазвенели колокольцы. Удивившись, наследный принц спросил Куро-пимэ: «Что это за колокольчики?» Та отвечала: «Разве это не те самые, что [ты] наследный принц, забыл здесь вчера ночью? Почему вдруг ты меня об этом спрашиваешь?»

Так понял наследный принц, что принц Нака-ту, назвавшись его именем, соблазнил Куро-пимэ, и, не говоря ни слова, удалился.

Принц Нака-ту, опасаясь последствий, решил сам убить наследного принца. Собрал втайне войско и с этим войском окружил дворец наследного принца. Трое придворных — Пэгури-но туку-но сукунэ, Моно-но бэ-но опо-мапэ-но сукунэ и Ата-но оми, предок Ая-но атапи — доложили об этом наследному принцу. Он же не поверил.

В одном [толковании] сказано: наследный принц был во хмелю и не встал с ложа.

Тогда те трое помогли наследному принцу, посадили его на коня, и он бежал.

В одном [толковании] сказано: Опо-мапэ-но сукунэ поднял принца и на руках отнес его и посадил на коня.

Принц Нака-ту, не зная, где находится наследный принц, поджег дворец. Огонь полыхал всю ночь.

А наследный принц, добравшись до склона Панипу-но сака в провинции Капути, пришел в себя. Оглянулся он в сторону Нанипа, увидел отблески огня и крайне встревожился. И поспешил от Опо-сака в сторону Ямато. Когда он был уже у гор близ Асука, встретилась ему у подъема на гору девочка.

«Есть ли на горе люди?» — спросил он, и она отвечала: «Людей здесь полным-полно, и все они при оружии. Соизволь повернуть назад и поднимайся в гору по дороге Тагима».

Наследный принц, уразумев, что благодаря словам девочки он сумел избежать несчастья, сказал в песне так:

Девочку, что мне встретилась

На склоне Опо-сака,

О дороге спросил я.

И она не просто ответила —

Дорогу Тагима присоветовала! 2

И он повернул назад, как было сказано, собрал под свое начало воинов из тех угодий и перешел гору со стороны горы Татута-но яма. [321]

В это время несколько десятков человек с оружием в руках стали их догонять. Наследный принц, увидев их вдали, спросил: «Что это за люди сюда идут? Почему так спешат? Не враг ли это?» И, сокрывшись в горах, стал ждать. Когда те подошли ближе, он послал гонца спросить: «Что за люди? И откуда идете?» Те в ответ: «Мы — [из племени] ама из Носима, с Апади. Адума-но мурази Памако, (в одном [толковании] сказано: Адума-но мурази Куротомо,) послал нас вслед наследному принцу [биться за] принца Нака-ту».

Тут прятавшиеся воины высыпали и окружили их. Так удалось схватить их всех.

А был тогда такой Ямато-но атапи Агоко, который с самого начала был предан принцу Нака-ту. Он заранее составил план действий, втайне собрал отборное войско в местности Курусу, что в Какипами, и замыслил напасть на наследного принца.

Принц же, не зная о засаде, продвинулся от горы [Татута] на несколько ри. Многочисленное войско преградило ему путь, и он не мог продолжать поход. Послал он гонца спросить: «Что за люди?» Ответ был: «[Люди] Ямато-но атапи». И гонца в свою очередь спросили: «Чей ты посланец?» «Наследного принца», — отвечал гонец. Тогда Агоко, опасаясь, что войско противника велико, сказал гонцу: «Слышал я, что с наследным принцем что-то приключилось, и, желая оказать ему помощь, я собрал войско и жду его».

Однако наследный принц усомнился в искренности его слов и решил убить его. Тогда Агоко из боязни прислал ему свою младшую сестру, Пи-но пимэ, прося простить ему его смертный грех. И наследный принц даровал ему прощение. Не отсюда ли пошло обыкновение — посылать служить при дворе женщин из рода Ямато-но атапи?

[После этого] наследный принц обосновался во храме Исо-но ками-но пуру-но мия. А [его младший брат] принц Мидупа-вакэ, узнав об отсутствии наследного принца, стал всюду о нем расспрашивать, пошел по следу и отыскал его.

Однако наследный принц, сомневаясь в намерениях младшего брата, не допускал его к себе. Тогда принц Мидупа-вакэ, стремясь добиться встречи с наследником престола, сказал так: «У твоего недостойного слуги нет черных помыслов. Я явился сюда, беспокоясь, что наследный принц отсутствует [во дворце]».

Наследный принц же поручил передать брату следующее: «Я скрылся здесь в одиночестве, опасаясь заговора со стороны принца [322] Нака-ту. Отчего же мне не сомневаться и в тебе? Пока принц Нака-ту жив, мне будут грозить бедствия. И я должен буду в конце концов от него избавиться. Если ты и в самом деле не лелеешь коварных замыслов, то возвращайся в Нанипа и убей принца Нака-ту. Вот тогда мы и увидимся».

Тогда принц Мидупа-вакэ почтительно ответил наследному принцу; «О, великий человек 3, зачем ты так тревожишься? Ныне принц Нака-ту, сбившийся с пути, ненавидим и приближенными, и людьми ста родов. Даже челядинцы его все как один подняли бунт и стали его врагами. Он остался один и рассчитывать ему не на кого. Твой недостойный слуга, хоть и знал об этом мятеже, но пока не получал приказов на этот счет от наследного принца. Только скорбел в одиночестве. Теперь я получил такой приказ. Разве поколеблюсь я убить принца Нака-ту? Опасаюсь я только одного — даже если я убью принца Нака-ту, не будешь ли ты по-прежнему сомневаться во мне? Поэтому прошу — дай мне для верности преданного тебе человека, чтобы он мог удостоверить, что я не противник тебе».

Дал ему наследный принц в спутники Туку-но сукунэ. И Мидупа-вакэ, горько вздыхая, сказал: «И наследный принц, и принц Нака-ту — оба мои старшие братья. Кому мне следовать, кому противиться? Однако же, верно, никто не усомнится в моей правоте, если от моей руки падет тот, кто сбился с пути, если я буду служить при том, кто верен пути?»

И он отправился в Нанипа разузнать о местонахождении принца Нака-ту. Нака-ту же, полагая, что наследный принц при побеге погиб, совсем ничего не опасался.

А ему тогда прислуживал один человек [из племени] паяпито 4. Звали его Сасипирэ.

Мидупа-вакэ втайне призвал к себе Сасипирэ и стал его улещать так: «Прошу тебя, убей принца. А я тебя за это щедро вознагражу». И он снял с себя парчовые одеяния и штаны пакама и отдал ему. Поддавшись на соблазн, Сасипирэ взял копье, выждал, когда принц пошел по нужде в «речной домик» 5 и убил его, пронзив копьем. И перешел служить к Мидупа-вакэ.

Тут Туку-но сукунэ говорит Мидупа-вакэ: «Сасипирэ ради другого человека убил своего господина. Для нас в том большая доблесть, однако своего господина он нисколько не пощадил. Стоит ли жить на свете такому человеку?» И убил Сасипирэ. [323]

В том же день он направился в Ямато. Глухой ночью прибыл в Исо-но ками и доложил обо всем. И [наследный принц] призвал принца-младшего брата и горячо благодарил его. Пожаловал ему рисохранилище в Мура-пасэ.

В тот же день был схвачен Памако из рода Адуми-но мурази.

[2. Дворец Вака-сакура-но мия в Ипарэ]

Весной начального года [правления нового государя], в день новолуния Мидзуноэ-ума 2-го месяца наследный принц вступил на престол во дворце Вака-сакура-но мия в Ипарэ.

Летом, в день Хиното-но тори 4-го месяца, когда новолуние пришлось на день Каното-но ми, государь призвал Памако из Адуми-но мурази и рек ему такое повеление: «Вместе с принцем Нака-ту ты замышлял мятеж, желая поколебать государство. За такую вину полагается смерть.

Однако я оказываю тебе великую милость, смерть отменяю и приговариваю тебя к нанесению татуировки на лицо». В тот же день ему сделали татуировку. Поэтому люди того времени и говорили — «глаза Адуми». 6

Были прощены и служившие Памако [люди из рода] ама с Носима, которых государь назначил работниками в государевом рисохранилище в Комосиро, в Ямато.

Осенью, в день Мидзуноэ-нэ 7-го месяца, когда новолуние пришлось на день Цутиното-но тори, Куро-пимэ, дочь Асита-но сукунэ, была провозглашена государевой супругой. Эта супруга родила принца Ипасака-но ити-но пэ-но осипо-но мико, принца Мима-но мико, принцессу Авоми-но пимэ.

В одном [толковании] сказано: принцессу Ипидоё-но пимэ.

Следующая супруга родила принцесс Патаби-но пимэ и Накаси-но пимэ. Тогда шел год Каноэ-нэ Великого цикла 7.

Весной 2-го года, в день Цутиното-но тори начального месяца, когда новолуние пришлось на день Хиноэ-ума, принц Мидупа-вакэ был провозглашен наследным принцем.

Зимой, в 10-м месяце столица была построена в Ипарэ.

В те времена делами страны ведали совместно Туку-но сукунэ [из рода] Пэгури, Мати-но сукунэ из Сога, Икопу-но опо-мурази из Моно-но бэ и Тубура-но опоми.

В 11-м месяце был вырыт пруд Ипарэ. [324]

Зимой 3-го года, в день Каното-но хицудзи 11-го месяца, когда новолуние пришлось на день Хиноэ-тора, государь изволил спустить на пруду Ипарэ сдвоенную ладью.

Государь с супругой взошли на разные ладьи, и был устроен пир. Арэси, из рода Касивадэ-но оми, виночерпиев, поднес рисовое вино. И в чашечки с сакэ упали лепестки сакуры. Государь изумился, призвал Нагамаи-но мурази из Моно-но бэ и повелел: «Эти цветы расцвели не в свое время. Откуда они взялись? Разузнай-ка об этом».

Отправился Нагамаи-но мурази в одиночку разузнавать, нашел цветущую сакуру на горе Ваки-но ками-но муро-но яма и поднес ее цветы государю. Обрадовавшись этому удивительному происшествию, государь назвал свой дворец Вака-сакура-но мия в Ипарэ 8. Отсюда это пошло.

В тот же день было изменено первоначальное имя Нагамаи-но мурази, и стал он именоваться Вака-сакура-бэ-но мурази. И Арэси из рода Касивадэ-но оми было изменено имя, стал он называться Вака-сакура-бэ-но оми.

Осенью 4-го года, в день Цутиноэ-ину 8-го месяца, когда новолуние пришлось на день Каното-но у, во всех провинциях впервые были учреждены летописцы. Они записывали все события и доставляли записи со всех четырех сторон света.

Зимой, в 10-м месяце был вырыт оросительный канал Исо-но ками.

Весной 5-го года, в день новолуния Цутиноэ-ума 3-го месяца, во дворце увидели трех божеств, пребывающих на Тукуси 9, которые рекли так: «Почему ты отнимаешь у нас наш народ? Мы подвергнем тебя позору». Государь вознес молитву, но ничего не поднес [богиням].

Осенью, в день Мидзуноэ-тора 9-го месяца, когда новолуние пришлось на день Киното-но тори, государь соизволил отправиться на охоту на остров Апади. В тот день ему прислуживали люди из рода-корпорации Умапи-бэ, конюших, и держали седло. А до этого им сделали татуировку-клеймо [вокруг глаз], и она еще на зажила.

Тогда бог Изанаки-Но ками, пребывающий на острове, вселившись в священнослужителя, рек: «Не переношу запаха крови».

Стали тогда проводить гадание, и в гадании вышло: «[Этот бог] не выносит духа, что идет от татуировки Умакапи-бэ».

И тогда сразу же прекратили татуировать Умакапи-бэ, и с тех пор больше им ее не делали. [325]

В день Мидзуното-но у в пространстве Небес послышался зов, подобный [шуму] ветра: «Наследный принц, [опоясанный] мечом!» И еще был голос: «Твоя жена из Пата, куда летают птицы, 10 будет похоронена в Паса!» Еще было сказано: «Санакута-комо-ту-но микото 11 будет похоронена в Паса!»

Тут вдруг подошел гонец и говорит: «Супруга государя изволила скончаться».

Государь, пораженный, приказал немедленно доставить его в паланкине обратно. Он отбыл с Апади в день Хиноэ-ума.

Зимой, в день Киноэ-нэ 10-го месяца, когда новолуние пришлось на день Киноэ-тора супруга государя была погребена. Государь чрезвычайно горевал, что не смог отвести порчу, причиненную богом, и что ему пришлось потерять супругу, и стал доискиваться, в чем дело.

Один человек сказал: «Главный Хранитель повозок, Курума-моти-но кими, отправился в провинцию Тукуси, чтобы сделать перепись всего рода Курума-моти-бэ, и взял с собой людей из корпорации священников, служивших обряды богам. Не это ли могло оказаться виной?»

Государь тут же призвал Курума-моти-но кими и стал его расспрашивать. Оказалось, что так все и было. Тогда государь стал перечислять: «Ты — Хранитель повозок, а по своей воле занялся переписью ста родов Сына Неба. Это одна твоя вина. Ты взял с собой людей из рода Хранителей повозок, которые были назначены священнослужителями каму-бэ и должны прислуживать богам. Это вторая вина».

И он назначил тому «дурное изгнание грехов», «доброе изгнание грехов», 12 велел отправиться на мыс Нагаки-но саки и там провести ритуал изгнания грехов и ритуал очищения. А после всего этого такое повеление рек: «Отныне и впредь ты не должен ведать Курума-моти-бэ в Тукуси». И он забрал у него этот род-корпорацию и изменил принадлежность этих людей, отдав их трем божествам.

Весной 6-го года, в день Цутиноэ-нэ начального месяца, когда новолуние пришлось на день Мидзуното-но хицудзи, государыней-супругой была провозглашена принцесса Кусака-но патаби-пимэ.

В день Каното-но и впервые была учреждена государственная казна. И, соответственно, был учрежден род-корпорация казначеев.

В день новолуния Мидзуното-но уси 2-го месяца государь призвал к себе Путо-пимэ-но иратумэ и Така-туру-но иратумэ, дочерей принца Пунаси-вакэ-но опо-кими и поселил их в заднем дворце, сделав супругами. Обе девы, печалясь, говорили: «Ах, как грустно, куда же девался принц, наш старший брат?» [326]

Узнав об их жалобах, государь спросил: «Отчего вы печалитесь?» Те в ответ: «Старший брат у нас, недостойных, силен и проворен как никто. В одиночку он пробежал дом в восемь пиро длиной и скрылся. Вот уж много дней прошло, а мы все не знаем, что с ним. Потому и печалимся».

Государь рад был услышать о таком силаче и велел его звать к себе. А тот все не шел. Новых гонцов слали, а он так и не пришел. А был он все это время в селении Суминоэ-но мура 13. Тогда перестал государь его вызывать. Он — первопредок двух семейств: Сануки-но куни-но миятуко и Апа-но куни-но Аси-купи-вакэ.

В день Хиноэ-сару 3-го месяца, когда новолуние пришлось на день Мидзуноэ-ума, государь занемог своим яшмовым телом, [элементы] воды и земли [в нем] оказались рассогласованы. 14 Он скончался во дворце Вака-сакура-но мия.

Было ему тогда 70 лет.

Зимой, в день Мидзуноэ-нэ 10-го месяца, когда новолуние пришлось на день Цутиното-но тори, государь был погребен в гробнице на склоне Мозу-но мими-но пара 15.

НЕБЕСНЫЙ ПОВЕЛИТЕЛЬ МИДУПА-ВАКЭ-НО СУМЭРА-МИКОТО. ГОСУДАРЬ ХАНДЗЭЙ

Небесный повелитель Мидупа-вакэ-но сумэра-микото был младшим братом по матери государя Изапо-вакэ-но сумэра-микото. Он был провозглашен наследным принцем на 2-м году правления государя Изапо-вакэ-но сумэра-микото. Государь изначально родился во дворце Апади-но мия. От рождения зубы его были — словно одна кость 16. Облик и стать его были прекрасны.

А там имелся колодец. Он назывался Миду-но ви, Драгоценный колодец. Из него черпали воду и обмывали наследного принца. Вот, упал в колодец цветок тади 17. Он и стал именем наследного принца. Цветы тади — это нынешние цветы итадори. Поэтому [государя] назвали Тадипи-но Мидупа-вакэ-но сумэра-микото 18.

В 6-м году, весной, в 3-м месяце скончался государь Изапо-вакэ-но сумэра-микото.

Весной начального года [правления нового государя], в день Цутиноэ-тора начального месяца, когда новолуние пришлось на день Хиното-но уси, наследный принц вступил на Небесный престол.

Осенью, в день Цутиното-но тори 8-го месяца, когда новолуние пришлось на день Киноэ-тацу, Ту-но пимэ, дочь Когото, предка [327] Опо-якэ-но оми, была провозглашена великой государыней. Она родила принцесс Капи-но пимэ и Тубура-но пимэ.

Кроме того, он взял во дворец ее младшую сестру, Ото-пимэ, и та родила принцессу Такара-но пимэ и принца Такабэ-но мико.

Зимой, в 10-м месяце столица была построена в Тадипи, в Капути 19. Ее [обитель государя] называют Сибакаса-но мия.

В то время ветер и ливни соответствовали [положенному] времени, и все пять злаков обильно плодоносили. 20 Народ богател и радовался, и Поднебесная пребывала в великом спокойствии. Шел тогда год Хиноэ-ума Великого цикла.

Весной 5-го года, в день Хиноэ-ума начального месяца, когда новолуние пришлось на день Киноэ-сару, государь скончался в опочивальне дворца.

КОНЕЦ ДВЕНАДЦАТОГО СВИТКА


Комментарии

1. В предыдущем свитке Ритю: именуется Опоэ-изапо-вакэ. Часть опоэ, возможно, представляет собой топоним, в К же слово опоэ записано иероглифами со значением «старший брат». Вероятно, часть опоэ была добавлена во время правления Хандзэй. Значения японского и китайского имен этого правителя трудно толковать, комментаторы НС—И об этом просто умалчивают. В. Г. Астон полагает, что слово ритю: означает «идущий посередине», но это представляется натяжкой.

2. Опо-сака не соответствует современному г. Осака, это склон по дороге к Асука (в Капати), ведущий к северному подножию горы Футаками через перевал Анамуси. В Анамуси и сейчас расположен храм Опо-сака-ямагути-дзиндзя (опо-сака — большой склон, ямагути — устье дороги, ведущей в гору). «Дорога Танима» — кружной, обходной путь, по южному склону через перевал Такэути.

3. Подразумевается китайское понятие человека, наделенного всеми конфуцианскими добродетелями.

4. Хаято — см. коммент. 28 ко второму свитку.

Убийство в этом эпизоде предателя, Сасипирэ из рода хаято, соответствует китайским установлениям — «предатель должен быть казнен», говорится, в частности, в «Чуньцю».

5. «Речной домик» — отхожее место, ставившееся в верховьях реки, чтобы спускать нечистоты по воде. Как свидетельствуют этнографические данные, находилось довольно далеко от жилищ, использование же для этого иных мест было под запретом. В некоторых отдаленных провинциях Индонезии и до сих пор река традиционно используется в этих целях. В «речном домике» также обитало божество ками и устанавливался маленький алтарь (см., например, Тоита Митидзо. Нихон-но камигами. Токио, 1996). Ввиду отдаленности и отьединенности этого места там, видимо, проще было совершить убийство (см. также К, свиток второй, убийство старшего брата Ямато-такэру).

6. В принципе, нанесение татуировки на лицо (преимущественно на лоб) — разновидность китайского наказания. Здесь, возможно, соединяются две линии — заимствование из китайской судебной практики и интерпретация обычая племени ама наносить на тело татуировку (об этом сообщается еще в «Вэйчжи», где сказано, что люди ва, прежде чем нырять за раковинами, наносят на тело татуировку для отпугивания злых духов). Памако же относился к роду ама.

7. То есть, по-видимому, 400 г.

8. Ныне окрестности г. Сакураи в преф. Нара.

9. Легенда, изложенная далее в свитке, как считают комментаторы НС—И, представляет собой запись предания рода Мунаката из Тукуси (Кюсю), см. также коммент. 54 к свитку десятому.

10. «Пата, куда летают птицы» — оборот похож на эпитет макура-котоба с определяемым словом. Речь идет о государыне-супруге Куро-пимэ.

11. В «Сяку нихонги» говорится, что имя это непонятно и высказывается предположение, что речь идет о принце Мидупа-вакэ-но микото. Комментаторы НС—И думают, что это все же, скорее, еще одно имя Куро-пимэ.

12. Разница между дурным и добрым изгнанием грехов не конкретизируется в синхронных текстах. В целом это означает принесение божествам искупительных даров и совершение очистительных обрядов.

13. Есть разные предположения насчет этого места — храм Сумиёси (Суминоэ) в нынешнем г. Осака, храм Сумиёси в Сэтцу и т. д.

14. Практически все комментаторы согласуют этот явно китайский оборот с древнеяпонским словом «болеть» (якусаму), но было бы жалко потерять этот выразительный образ.

15. См. коммент. 75 к свитку одиннадцатому. Эта гробница в окрестностях г. Сакаи также имеет форму квадрата, переходящего в круг (тип «замочной скважины»), общая ее длина — 265 м, ширина квадратной части — 237 м, диаметр круглой части — 205 м.

16. В третьем свитке К тоже говорится про зубы этого правителя — «зубы у него были длиной в один сун, а шириной — в два кида. Верхние и нижние [зубы] были одинаковы и походили на жемчужины в ожерелье» (К94—Т. 2. С. 183). Как пишет А. Н. Мещеряков в комментарии к этому месту, «известно, что форме зубов японцы придавали большое значение еще в глубокой древности. Еще в период неолита (период Дзёмон согласно традиционной японской периодизации) зубы подвергались экстракции и подпиливанию» (К94—Т. 2. С. 225).

17. Тади — по-видимому, растение, в российской ботанической номенклатуре именуемое гречишник, Poligonum reinoutria Makino.

18. Японское имя этого правителя означает, в соответствии с толкованием НС, Юноша-Цветок Тади-Драгоценные Зубы. Однако более вероятно, что это имя связано с топонимом Тадипи в Капати (см. далее в конце свитка).

19. См. коммент. 27 к свитку одиннадцатому.

20. Почти точная цитата из «Ханьшу», только там говорится не «пять злаков», а «сто злаков».

(пер. Л. М. Ермаковой, А. Н. Мещерякова)
Текст воспроизведен по изданию: Нихон сёки - анналы Японии. Т. 1. М. Гиперион. 1997

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.