Версия для слабовидящих |  Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ ВЕНЕЦИАНСКОЙ ФАКТОРИИ ТАНА ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIV в.

На территории современного города Азова в средние века существовали две итальянские фактории: генуэзская, основанная в 80-е годы XIII в., и венецианская, созданная в 1332 г. по договору, заключенному венецианским послом А. Дзено с ханом Узбеком 1. Специальным решением венецианского Сената 9 февраля 1333 г. в Тане было учреждено консульство 2, а 18 февраля того же года Сенат, рассмотрев письма своего посла в Тане, принял решение о создании там поселения, укрепленного изгородью и рвами, и об условиях аренды венецианцами земельных участков 3.

Условия жизни в Тане 4 не были легкими. Помимо постоянного соперничества венецианцев с генуэзцами обитатели поселений испытывали угрозу со стороны кочевников степи, нередко и врагов, и торговых партнеров одновременно. Не раз фактории подвергались полному уничтожению. Так, в 1343 г. хан Джанибек изгнал итальянцев из Таны сроком на 5 лет после вспыхнувшей в городе и закончившейся убийством татарина ссоры, в 1395 г. Тана была сожжена Тимуром, а в 1410 г. разгромлена ханом Пуладом. Однако вплоть до османского завоевания (после 1475 г.) Тана неоднократно отстраивалась. Существуя рядом с золотоордынским городом Азаком, фактории были тесно связаны с ним экономическими взаимоотношениями.

Саму жизнь факторий обеспечивала их роль в системе торговых связей средневековья. Тана возникла и развивалась сначала как центр транзитной коммерции Западной Европы со Средней Азией, Китаем, Индией, Персией, Русью, куда по караванным дорогам поступал шелк-сырец, специи, пушнина. Эти пути вели из Таны к двум крупнейшим городам Золотой Орды — Сараю и Астрахани. Со смутой в Орде (1357—1380 гг.), походами Тимура в конце XIV в. и затем распадом Улуса Джучи с 20-х годов XV в. значение этих торговых путей ослабевает. Но вместе с тем усиливается роль Таны в местной торговле как центра экспорта ценных сортов лососевых рыб, икры, хлеба и особенно рабов. Во все времена своей истории, при всех поворотах ее торговой судьбы Тана оставалась крупнейшим рынком рабов 5.

Роль Таны для Венеции и Генуи не была одинаковой. Если Генуя располагала в Черноморском бассейне целой сетью факторий, опиравшихся на такие мощные города, как Каффа (Феодосия), Солдайя (Судак), Пера на Босфоре, то Венеция имела лишь 2 [192] значительные фактории — в Тане и Трапезунде. Они поддерживались как звенья одной цепи, протянутой от Адриатики через острова Эгеиды к Константинополю и Причерноморью, как пункты, где выходили к морю крупнейшие караванные пути восточной торговли. Потеря одного из этих пунктов грозила крахом всей системе торгового обмена и торговой навигации, которые с большим напряжением сил венецианцы организовали в регионе. Поэтому Венеция стойко, несмотря на явные убытки от ведения торговли в Тане в отдельные периоды, ухудшение торговой конъюнктуры и сокращение притока туда товаров, все же стремилась удержаться там, а Генуя, напротив, всеми силами добивалась того, чтобы лишить венецианцев доступа в Азовское море, связать Адриатическую республику запретами осуществлять навигацию своих судов в Тану, хотя бы на небольшие (пятилетние) сроки 6. И все же в XV в. ситуация менялась: после захвата и разграбления города татарами в 1410, а затем и 1418 г. генуэзцы и венецианцы были вынуждены проявлять солидарность и взаимную помощь перед внешней угрозой. Это не исключало рецидивов враждебности, но они все более локализовались не как конфликты между Венецией и Генуей, которые раньше приводили к войнам между этими республиками 7, а как локальные столкновения Каффы с венецианской Таной или довольно ограниченные по масштабам стычки между жителями двух факторий в самой Тане 8.

* * *

Публикуемые ниже документы содержат новые данные по истории Таны. Два из них относятся к работорговле. Это нотариальные акты, оформлявшие продажу рабынь.

Первый из документов хранится в Венецианском государственном архиве в составе фонда так называемой Нижней канцелярии (Cancelleria Inferior), куда после смерти и прекращения деятельности публичных нотариев в обязательном порядке поступали книги имбревиатур (протоколов) составленных ими документов. Указанный акт был составлен в Тане в 1363 г. работавшим там с 1359 по 1363 г. венецианским нотарием, пресвитером церкви св. Эуфимии на Джудекке, Бенедетто Бьянко. Это отдельный, ненумерованный лист и единственный в собрании актов Б. Бьянко подлинник, тогда как остальные записи — краткие протоколы в форме минут. Акты Бенедетто Бьянко хорошо известны исследователям, изучавшим работорговлю в Тане 9. Ш. Верлинден опубликовал краткие регесты документов 10. Ниже следуют полное издание и перевод этого ценного источника.

Второй документ хранится в западноевропейской секции Архива Ленинградского отделения Института истории СССР АН СССР. В основе этого богатейшего собрания средневековых документов лежит коллекция академика Н. П. Лихачева 11. Среди подлинников венецианских нотариальных актов имеется instrumentum, [193] написанный на пергамене размером 112X266 мм итальянским нотариальным курсивом XIV в. (карт. 194, № 18). Акт, фиксирующий продажу рабыни-татарки в возрасте 24 лет одним жителем Венеции другому, был составлен не в Тане, а в самой Венеции. Однако он явно касается рабыни, прибывшей из черноморских областей и принявшей в крещении имя Ульяны (т. е. православной). Большинство татарских рабынь, тем более принимавших в крещении славянские православные имена, доставлялись в Венецию именно из Таны и прилегавших к ней районов12. Такой же случай мы встречаем и в первом из публикуемых актов, где рабыня-татарка по имени Караза была крещена и приняла имя Настасьи.

По наблюдениям Ш. Верлиндена, в Тане продавалось значительно больше рабынь, чем рабов, причем возраст подавляющего большинства из них не превышал 20 лет 13, в то время как в самой Венеции в актах работорговли абсолютное преобладание остается за рабынями в возрасте от 11 до 30 лет 14. Таким образом, оба наших акта отражают довольно типичную ситуацию.

Стоимость рабыни в акте 1363 г. — 200 аспров Таны. Так как в то время 1 аспр приравнивался к 1 венецианскому гроссу 15, эта сумма составляла 8,3 дуката. В 1359—1360 гг., по актам Б. Бьянко, рабыни-татарки в Тане стоили дороже: в среднем 600—700 аспров, но в 1363 г., вероятно, с притоком большего их числа, цена упала до 200—350 аспров в среднем. В самой Венеции в 1363— 1365 гг. за рабынь в возрасте от 16 до 19 лет платили наивысшие цены, а рабыни-татарки 16—17 лет стоили от 20 до 35 дукатов 16. Разница цен, как видим, довольно значительна. Большой разрыв цен на рабов существовал между Таной и Константинополем 17, а тем более между Таной и Италией. И все же Настасья была куплена в Тане по довольно умеренной цене.

С 80-х годов XIV в. приток рабов в Италию из Причерноморья начал сокращаться 18. Сказывались последствия торгового кризиса середины XIV в., так называемой “Черной смерти”, Кьоджской войны между Генуей и Венецией (1378—1381) с последующим запретом для обеих сторон на 5 лет плавать в Тану, смуты в Золотой Орде. Сокращается и число документов, фиксирующих сделки работорговли. В сводной таблице Ш. Верлиндена вовсе нет сведений о продаже рабынь-татарок в Венеции в 1385 г. Документ 1385 г. из Архива ЛОИИ частично восполняет лакуну. Примечательно, что оба документа сообщают о продаже крещеных рабынь, принявших православные, русские имена и, видимо, крестившихся в русской церковной общине в Причерноморье.

За 20 лет (1360—1380) цена на рабов в Венеции несколько повысилась. В 1386—1389 гг. рабыни в возрасте от 18 до 36 лет (значительное увеличение возраста!) стоили от 40 до 46 дукатов 19. Сорок пять дукатов, уплаченные в 1385 г. за Ульяну, — в том же интервале цен.

Оба нотариальных акта, составленных в Тане и в Венеции, предусматривают отказ владельцев от всех прав и сервитутов на рабынь и свидетельствуют об их здоровий и благонравии, что [194] несколько повышало цену и вместе с тем давало возможность опротестовать сделку, если покупатель обнаруживал явные или скрытые пороки.

Третий из публикуемых нотариальных актов также является подлинником (instrumentum) из собрания ЛОИИ АН СССР. Он написан на большом листе пергамена размером 404x685 мм нотариальным курсивом начала XV в. с большим числом традиционных и нетрадиционных сокращений (карт. 195, № 6). В тексте есть потертости, особенно на сгибах и в конце, где местами текст нечитаем. На обороте пергаменного листа имеются едва читаемые дорсальные надписи: одна из них сделана почерком XVII в., датирована 1612 г. и кратко информирует о содержании документа. Другая, датированная 9 августа 1421 г., практически нечитаема. Угадываются лишь отдельные буквы и части слов. Видимо, это пометы судебного исполнителя.

Акт, составленный в Венеции 17 июня 1421 г., является протокольной записью судебного разбирательства с решением суда по иску прокураторов св. Марка, которым было вверено попечительство над имуществом покойного венецианского нобиля сера Пьетро Сторнелло, против душеприказчика и доверенного лица также покойного венецианца Марко Делланаве, Николо Липпамано. В конце документа 30 марта 1422 г. была сделана дополнительная запись о передаче, по решению суда, части имущества ответчика истцам. Инициатором иска был, видимо, сын Пьетро Сторнелло, Марко. Документ обнаруживает торговые операции венецианцев в Тане в 1380 и 1391—1392 гг. В первом случае, видимо, речь шла о семейной комменде 20, предоставленной Пьетро Сторнелло своему более бедному родственнику Марко Делланаве. Нам известна сумма комменды — 21 лира, 7 сольди, 1 денарий гроссов (213,5 дуката) или 939 безантов 9 танго (аспров) в монете Таны. Указанную сумму получатель комменды вложил в покупку тканей и других товаров. Расчет по комменде, как утверждали истцы, не был произведен. Возможно, долг мог быть погашен по завещанию Катаруции Делланаве, жены Марко и наследницы части имущества Пьетро Сторнелло; однако истцы не признали правомочность этого погашения, так как не были выплачены предусмотренные в завещании П. Сторнелло легаты иным лицам.

Во втором случае спор шел относительно целой серии торговых операций в Тане в 1391—1392 гг. Пьетро Сторнелло, прибыв в Тану, желал отправиться далее в Хаджитархан (Астрахань) для ведения там коммерции, что он с успехом и сделал (мы имеем таким образом свидетельство открытости путей через степь от Таны к Каспию накануне похода Тимура и упомянутого в акте сожжения им Таны в 1395 г.). В пожаре погибли и купеческие документы, хранившиеся в курии консульства.

Сторнелло закупил товары как для себя, так и для своих торговых партнеров, на чей счет он вел операции (ими были венецианцы Бернардо Джордже, Марино Мауро и сам Марко [195] Делланаве). Марко Делланаве, родственнику и компаньону, Пьетро оставил перед отъездом для реализации или для отправки 24 карателла меда, 1770 штук осетров и 12 тюков бумаги. Бумага восточного происхождения широко использовалась тогда в Византии, да и на всем Леванте. В нашем документе зафиксирована ее продажа в Тане. Это, безусловно, транзитный товар, тогда как мед и осетры — традиционные предметы местного экспорта. Осетры были проданы за 482 безанта, стоимость бумаги не указана (1 тюк Делланаве оставил для себя), а недостача по операциям Делланаве с медом составила крупную сумму: 772 безанта. По всем видам операций иск к наследникам Делланаве, представленный через много лет после смерти Пьетро Сторнелло (ум. в 1393 г.) и через 1,5 года после кончины Марко Делланаве (ум. в 1420 г.), составил около 90 соммов (около 1980 безантов, или 450 дукатов). После того как были заслушаны показания ответчика, рассмотрены все обстоятельства дела, изучены счетные книги Пьетро Сторнелло, материалы завещаний и свидетельских показаний, в том числе бывшего в 1393 г. вице-консулом в Тане Франческо Фоскарини, знавшего об условиях соглашения Сторнелло и Делланаве о выплате долга, суд приговорил ответчика к уплате 45 соммов, сочтя доказанным сам факт долга и определив его бесспорную часть. В 1422 г. судьи конфисковали и передали наследнику Пьетро Сторнелло дом, некогда принадлежавший Марко Делланаве, в счет уплаты этого долга.

Публикуемый документ показывает, сколь значительными были инвестиции венецианских купцов в торговлю в Тане в конце XIV в. Он проливает свет на систему денежного обращения Таны в 80— 90-е годы XIV в. Основной счетной единицей Таны был сомм (соммо, саум), делившийся на безанты и аспры (называемые также дангами, даниками, отсюда итальянский вариант — танго). Сомм равнялся примерно 22 безантам. Установить количество аспров в сомме по данному документу невозможно. Обычно серебряные аспры, весившие около 1 г, приравнивались к 1/200—1/202 части сомма 21, но встречались значительные колебания курса 22. По курсу Таны сомм приравнивался к 5 золотым венецианским дукатам (10 сольди) 23. Акт 1421 г. — свидетельство высокого уровня коммерческого делопроизводства венецианцев, а также широты торговых связей Таны в конце XIV в.


Комментарии

1. Публикация текста жалованной грамоты Узбека в переводе на латинский язык: Diplomatarium Veneto-Levantinum/Ed. G.M. Thomas. Venetiis, 1880. Т. 1. Р. 243—244. Оригинал документа (пайдза) был составлен в год обезьяны 8-й луны, т. е. в 1332 г., переведен с “куманского” на латинский язык 7 августа 1333 г. и представлен в курию дожа в ноябре 1333 г.

2. Archivio di Stato di Venezia, Senate, Misti, XV, f. 57v—58r. Публикация: Diplomatarium... T. 1. P. 249—253; Blanc, baron. Le flotte mercantili dei Veneti. Venezia, 1896. P. 11; Le Deliberazioni del Consiglio dei Rogati (Senato). Serie “Mixtorum”/Ed. R. Cessi, M. Brunetti. Venezia, 1961. T. 2. P. 117—118.

3. Archivio di Stato di Venezia, Senato, Misti, XV, f. 58v—59r. Публикация: Blanc. Le flotte... P. 12—13; Le Deliberazioni... T. 2. N 425.

4. См. основные работы по истории Таны (Азова): Heyd W. Histoire dtt commerce du Levant au moyen age. Leipzig, 1886. T. 2. P. 178—190; Ковалевский М. М. К ранней истории Азова // Труды XII Археологического съезда в Харькове. М., 1905. Т. 2. С. 109—174; Федоров-Давыдов Г. А. Денежно-весовые единицы Таны в начале XIV в. (по данным Франческо Пеголотти) // СА. 1958. № 3. С. 65—72; Скржинская Е. Ч. Барбаро и Контарини о России Л., 1971; Она же Венецианский посол в Золотой Орде (по надгробию Якопо Корнаро 1362 г.) // ВВ. 1973. Т. 35. С. 103—118; Idem. Storia della Tana // Studi Veneziani. 1968. T. 10. P. 3—45; Nystazopoulou-Pelekidis M. Venise et la Mer Noire du Xle au XVe siecle // Thesaurismata. 1970. T. 7. P. 15—51; Balard M. La Romanic Genoise (Xlle-debut du XVe siecle). Roma; Geneva, 1978. T. 1. P. 151—156; Berindei M., Veinstein G. La Tana-Azaq de la presence italienne a l’emprise ottomane (fin XIIIe-milieu XVIe siecle) // Turcica. 1976 T 8/2. P 110—201; Thiriet F. Les Venitiens en Mer Noire. Organisation et trafics (XIIIe—XVe siecles) // Archeion Pontou. 1979. T. 35. P. 38—53; Martin M. Venetian Tana in the Later Fourteenth and Early Fifteenth Centuries // Byzantinische Forschungen. 1987. Bd 11. S. 375—379; Idem. Some Aspects of Trade in Fourteenth-Century Tana // Bulgaria Pontica, II. Sofia, 1988. P. 128— 139; Matschke K.P. Byzantinische Politiker und byzantinische Kaufleute im Ringen urn die Beteiligung am Schwarzmeerhandel in der Mitte des 14. Jh. // Mitteilungen des bulgarischen Forschungsinstitutes in Osterreich. 1984. 2/VI. S. 75—95; Doumerc B. Les Venitiens a La Tana (Azov) au XVe siecle // Cahiers du monde russe et sovietique. 1987. T. 28. N 1. P. 5—19; Idem. La Tana au XVe siecle: comptoir ou colonie? // Etat et colonisation au Moyen Age et a la Renaissance. Lyon, 1989. P. 251—266; Berindei M., Migliardi O’Riordan G. Venise et la Horde d’Or, fin XIIIe—debut XlVe siecle. A propos d’un document inedit de 1324 // Cahiers du monde russe et sovietique. 1988. T. 29. N 2. P. 243—256.

5. Verlinden Ch. La colonie venitienne de Tana, centre de la traite des esclaves au XlVe et au debut du XVe siecle // Studi in onore di G. Luzzatto. Milano, 1950. T. 2. P. 1—25; Idem. L’esclavage dans l’Europe medievale. Gent, 1977. T. 2: Italie, colonies italiennes du Levant, Levant Latin, Empire Byzantin; Idem. Esclaves et ethnographie sur les bords de la Mer Noire (XIIIe et XIVe siecle) // Miscellanea historica in honorem L. van Essen. Bruxelles. Paris, 1947. P. 287—298; Idem. Le Recrutement des esclaves a Venise aux XlVe et XVe siecles // Bulletin de l’Institut Historique Beige de Rome. 1968. T. 39. P. 83—202; Laiou A. Un notaire Venitien a Constantinople: Antonio Bresciano et le commerce international en 1350 // Les Italiens a Byzance. Paris, 1987. P. 91—102. Более подробные указания на литературу см.: Карпов С. П. Венецианская работорговля в Трапезунде (конец XIV — начало XV в.) // ВО. 1982. С. 191— 192.

6. Papacostea S. “Quod non iretur ad Tanam”. Un aspect fondamental de la politique genoise dans la Mer Noire au XlVe siecle // RESEE. 1979. T. XVII. N 2. P. 201—217; Balard M. Genes et la Mer Noire (XIIIe—XVe siecles) // Revue Historique. 1984. T. 270. N 1. P. 32—54.

7. Скржинская Е. Ч. Барбаро и Контарини... С. 34—38.

8. Dupuigrenet Desroussilles F. Venitiens et Genois a Constantinople et en Mer Noire en 1431 // Cahiers du monde russe et sovietique. 1979. T. 20. N 1. P. 115—117.

9. Verlinden Ch. La colonie... P. 4—24; Idem. Le recrutement..., Balard M. La Romanie... T. 1. P. 154—155; Verlinden Ch. Le commerce en Mer Noire des debuts de l’epoque byzantine au lendemain de la conquete de l’Egypte par les Ottomans (1517) // XIII Congr. Int. des sciences historiques. Moscou, 1970. P. 6 etc.

10. Verlinden Ch. Le recrutement... P. 185—202.

11. Путеводитель по Архиву Ленинградского отделения Института истории АН СССР. М.; Л., 1958; Карпов С. П. Документы по истории Венецианской Романии из Архива Ленинградского отделения Института истории СССР АН СССР // България Понтика, IV. София (в печати).

12. Verlinden Ch. Le recrutement... Idem. La colonie... Idem. Esclaves et ethnographic...

13. Verlinden Ch. Le recrutement... P. 97; Idem. La colonie... P. 12—13.

14. Verlinden Ch. Le recrutement... P. 127.

15. Fenster E. Zur Fahrt der venezianischen Handelsgaleeren in das Schwarze Meer // BS. 1978. Bd 39. S. 187. Дукат равнялся, таким образом, 24 аспрам. По иным данным, в Тане в 60-е годы XIV в. дукат приравнивался к 25,92 или 30 аспрам (ibid.), следовательно, стоимость рабыни по курсу Таны была от 6,7 до 7,7 дуката.

16. Verlinden Ch. Le recrutement... P. 118—125, 127; Idem. La colonie. P. 7, 13.

17. Laiou A. Un notaire... P. 94.

18. Verlinden Ch. Le recrutement... P. 126.

19. Ibid. Р. 118—125. По данным Б. Крекича, полученным на основании изучения актов венецианского нотария Марко ди Раффанелли (1388—1398 гг.), в 1388—1389 гг. рабыни в возрасте от 11 до 44 лет стоили от 25 до 60 дукатов. Средняя цена рабыни-татарки — 44,3 дуката. В 1388—1389 гг. она колебалась от 39,3 до 42,2 дуката, т. е. в том же интервале, что и цена за рабыню Ульяну. Средняя цена рабынь от 21 до 30 лет была максимальной по всем этническим категориям — 45,6 дуката (Krekic B. Contribute allo studio degli schiavi levantini e balcanici a Venezia (1388—1398) // Studi in memoria di F. Melis, Napoli, 1978. T. 2. P. 379—394).

20. См. о комменде (с указанием литературы вопроса): Карпов С. П. Контракт комменды в итальянской торговле в Южном Причерноморье (XIII— XV вв.) // ВВ. 1987. Т. 48. С. 23—32.

21. Федоров-Давыдов Г. А. Денежно-весовые единицы Таны...; Archivio di Stato di Geneva. San Giorgio. N 590. 1227. Gaffe Massaria ad annum 1410, f. LVIIr: 1 сомм = 200 аспрам; N 590.1229. Gaffe Massaria 1420—21, f. LIIIr: 1 сомм = 202 аспрам; f. СLr: 1 сомм = 200 аспрам и т. д.

22. Так, например, в 1386 г. в Каффе курс сомма был 145 аспров (мы не знаем, правда, идентичны ли более полновесные аспры Каффы тех лет, видимо, новой чеканки после реформы хана Тохтамыша в 1380 г., тем аспрам, которые обращались тогда в Тане). В 1381 г. в Каффе 1 сомм = 133 аспрам: Archivio di Stato di Genova, San Giorgio. N 590. 1226. Gaffe Massaria 1381, f. CCCCXXVIII b. N 590. 1226bis. Gaffe Massaria 1386, f. 400v. Cp. N 590. 1230. Gaffe Massaria 1422, f. CXIXr: 1 сомм = 225 аспрам; N 590.1231. Caifa Massaria. 1423, f. CXXXIIr: 1 сомм = 202 аспрам; f. СХKVIIr: 1 сомм = 225 аспрам. В начале XV в. одновременно существовали разные обменные курсы аспра по отношению к сомму.

23. Такой же курс устанавливался венецианским государством для уплаты фрахта на галеях “линии” Венеция—Тана (см., например: Archivio di Stato di Venezia, Senato, Misti, XXXI, f. 5r—v, 59v—60v, 95v—97v (1363—1365 гг.)).

Текст воспроизведен по изданию: Документы по истории венецианской фактории Тана во второй половине XIV в. // Причерноморье в средние века. К XVIII международному конгрессу византинистов. М. 1991

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.