Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

РОТАРИ

ЭДИКТ КОРОЛЯ РОТАРИ

EDICTUS ROTHARI REGIS

Во имя Господа. Начало эдикта, который восстановил господин (dominus) Ротари, наипревосходнейший муж, король рода Лангобардов (rex gentis Langobardorum), со своими первейшими судьями.

Начало пролога

Я, Ротари, наипревосходнейший муж и, именем Господа (in Dei nomine), семнадцатый король рода Лангобардов, на восьмом, милостью Господа, году моего правления (regni mei) и на тридцать восьмом году [моей жизни] (aetatis), вторым индиктом (indictione secunda), и на семьдесят шестом году после прихода Лангобардов в пределы Италии (in provincia Italiae), куда они благополучно были приведены с божьей силой (divina potentia) Альбоином, тогдашним королем [и моим] предшественником. Дано во дворце в Тицинуме (dato Ticino in palatio).

Каково было и есть наше беспокойство о благе наших подданных (subiectorum), показывает ниже написанное; особенно как по поводу постоянных притеснений бедных (fatigationes pauperum), так и чрезмерных требований тех, кто обладает большей силой (qui majore virtute sunt) [и от] которых, мы знаем, [бедные] терпят насилие. Ради этого мы, снискавшие милость Господа всемогущего (Dei omnipotentis gratiam), усмотрели, что необходимо привести в порядок настоящее законодательство (legem), которое вмещает и сообщает все прежние [законы] и, что отсутствовало, добавляет и, что являлось чрезмерным, устраняет. Мы предусмотрели [все] рассмотреть в одном томе (volumine), чтобы каждый смог бы жить в мире по истинному закону и праву (lege et justitia) и, опираясь на веру (opinionem) [в него], как сражаться против врагов (contra inimicos), так и защищать свои земли (fines).

Но, несмотря на то что они имеют такое [установление], мы предусмотрели полезным ради увековечения (memoria) на будущие времена приказать записать на этом пергаменте (membranum) имена королей – наших предшественников, которые, насколько мы узнали от старых людей (per antiquos homines), [а именно] названные короли, начали [управлять] нашим родом Лангобардов.

Первый король был Агильмунд (Agilmund) из рода (exgenere) Гугингов (Gugingus).

Второй [был] Ламиссо (Lamisio). [16]

Третий – Лэт (Leth).

Четвертый – Гильдеох (Gedehoc), сын Лэта (fllius Leth).

Пятый – Годеох (Godehoc), сын Гильдеоха.

Шестой – Клаффо (Claffo), сын Годеоха.

Седьмой – Тато (Tato), сын Клаффо. Тато и Винигиз (Winigis) – сыновья Клаффо.

Восьмой – Вахо (Wacho), внук Винигиза, племянник (nepus) Тато.

Девятый – Валтари (Waltari).

Десятый – Аудоин (Audoin) из рода Гаузов (Gausus).

Одиннадцатый – Альбоин (Alboin), сын Аудоина, он привел, как выше [было упомянуто] войско (exercitum) в Италию (in Italia).

Двенадцатый – Клеф (Clef) из рода Белеев (Beleos).

Тринадцатый – Аутари (Authari), сын Клефа.

Четырнадцатый – Агилульф (Agilulf), тюринг (Turingus) из рода Анавов (Anawas).

Пятнадцатый – Адальвальд (Adalwald), сын Агилульфа.

Шестнадцатый – Ариоальд (Arioald) из рода Каупов (Caupus).

Семнадцатый – я, именем Господа, вышеупомянутый король, Ротари, сын Нандинга (Nanding) из рода Ародов (Harodus). Нандинг – сын Нозона (Nozo), Нозон – сын Аламунда (Alamund), Аламунд – сын Аламана (Alaman), Аламан – сын Хильзона (Hilzo), Хильзон – сын Вейлона (Weilo), Вейлон – сын Веона (Weo), Веон – сын Фронхона (Froncho), Фронхон – сын Фахона (Facho), Фахон – сын Маммона (Mammo), Маммон – сын Остбора (Obtho).

1. Если какой-либо человек посягал на жизнь короля или советовался [об этом] (contra animam regis cogitauerit et consiliauerit), пусть будет он предан смертной казни (animae suae incurrat periculum) и все добро (res) его конфискуется.

2. Если кто совещался с королем о лишении жизни другого или убил человека по его приказанию (per ipsius iussionem), нет ему ни в чем вины, и пусть во все времена ни он, ни наследники (heredes) его не терпят от того, на жизнь которого покушались, или от наследников его изыскания (requisitionem) или беспокойства (molestia); ибо мы полагаем, что сердце короля находится в руке Господа (in manum Dei) [и] невозможно то, чтобы [какой-нибудь] человек смог снять обвинение с того, кого король приказал убить.

3. Если кто попытается бежать за пределы страны (foris provincia), будет он предан смертной казни (morti incurrat periculum) и все имущество его конфискуется.

4. Если кто пригласит или приведет врагов в пределы страны, будет он предан смертной казни и все имущество его конфискуется.

5. Если кто утаит шпионов (scamares) в стране или пропитание (anonam) [им] даст, будет предан смертной казни или уплатит, по крайней мере, королю девятьсот солидов (solidus noningentos).

6. Если кто за пределами страны поднимет мятеж (seditionem) в войске против своего герцога (contra ducem) или против того, кто поставлен королем во главе войска, или какую-либо часть войска [17] уведет с пути, будет подвергнут смертной казни (sanguinis sui incurrat periculum).

7. Если кто, сражаясь против врагов, бросит на произвол судьбы своего соратника (collegam suam) или "astalin" совершит, то есть если обманет того и не разделит с ним трудностей, пусть будет подвергнут он смертной казни.

8. Если кто в совете или на какой угодно сходке (in consilio vel quolibet conventu) учинит раздор (scandalum), уплатит за [эту] вину королю девятьсот солидов.

9. Если кто обвинит перед королем какого-нибудь человека, что [тот] будто бы задумал покушение на [его] жизнь; можно тому, которого обвинят (qui accusatus fuerit), удовлетворить [того] (se eduniare) и очистить себя [от обвинения] (satisfacere) посредством клятвы (cum sacramentum). И если возникнет такое судебное дело (causa) и человек, который представит обвинение (crimen), находится здесь же, можно [ответчику] "per camfionem", то есть посредством поединка (id est per pugnam) с тем, снять обвинение с себя. И если тому [ответчику] будет доказана (probatum fuerit) [истинность обвинения], пусть отдаст [ответчик] жизнь или уплатит, если это будет угодно королю. Но если не сможет [истец] доказать [истинность обвинения] и узнают, что хитростью (dolusae) обвинил, тогда пусть сам истец, не сумевший доказать [свое обвинение], уплатит свой вергельд (wergild), [из него] половину королю и половину тому, [кому] было предъявлено обвинение.

10. Если какой свободный человек (homo liber) будет сговариваться о покушении на жизнь другого [лица] и [тот, на жизнь которого покушались] из самого заговора (ipso consilio) не будет убит, тогда пусть уплатит сам советчик (consiliator) за эту вину двадцать солидов.

11. О сговоре лишения жизни. Если свободные люди будут между собой сговариваться о лишении жизни другого, без участия короля в совещании, но [тот, на которого злоумышляли] из-за самого покушения (tractato), не погибнет, [тогда] пусть каждый уплатит, как было сказано выше, двадцать солидов, но если [тот], на которого злоумышляли, погибнет из-за самих происков, тогда тот, кто является убийцей (homicida), уплатит за самого погибшего так, как тот будет оценен (sicut adpraetiatus fuerit), то есть вергельд.

12. Если будет двое, трое или больше свободных людей и совершат убийство (homicidium), и захотят объединиться (se adunare) чтобы сообща оплатить, как будет оценен [погибший], пусть будет разрешено (licentia) им объединиться. И если кто-либо откажется с ними [платить] и не сумеет очиститься по закону (sicut lex habet)[oт обвинения], что не нанес [он] самому убитому человеку ни рану, ни удар (пес plaga пес ferita), тогда пусть будет [он] виновен, как и другой, который того оплатил. Но если оправдается – свободен от вины в убийстве (a culpa homicidii); но все же, если он состоял в заговоре, уплатит, как выше [было сказано], двадцать солидов или, если сможет, пусть оправдается (se purificare), что в заговоре не состоял.

13. Тот, кто убьет (occiderit) своего господина, сам будет убит. Если кто самого убийцу, [то есть] того, кто убьет своего господина, пожелает защищать, уплатит за [эту] вину девятьсот солидов, [из них] [18] половину королю и половину родичам убитого (parentibus mortui). И кто, если к нему обратятся, откажется оказать помощь (solatia) в отмщении (uindicandum) за убийство (mortui iniuriam), пусть уплатит, кто бы он ни был, пятьдесят солидов, [из них] половину королю и половину тому, кому откажет в помощи (solatia).

14. Об убийстве (De morth). Если кто тайно совершит убийство свободного человека (in barone libero), раба (servo) или рабыни (ancilla) и будет [он] один или совершающих убийство будет только двое, пусть уплатят [за эту вину] девятьсот солидов. Если же [их] будет много и убитый является свободным человеком (ingenuus), пусть оплатят само убийство по величине владения (qualiter angargathungi); если [убитый] является рабом или вольноотпущенником (libertus), пусть оплатят его, как будет [он] оценен. Но если [к тому же] ограбят мертвеца (et si expolia de ipso mortuo tulerit), [мы называем] это plodraub, пусть уплатят [за эту вину] восемьдесят солидов.

15. О выбрасывании мертвеца из могилы (De crapworfm). Если кто повредит могилу (sepulturam) и тело (corpus) оберет или выбросит наружу, пусть уплатит за [эту] вину девятьсот солидов родичам умершего. Но если не будет ближайших родичей (parentis proximi). тогда пусть гастальд короля или скульдахий (gastaldius regis aut sculdhais) возьмут за саму вину и в пользу королевского двора (ad curte regis) доставят.

16. Об ограблении трупа (De rairaub). Если кто найдет в реке (in flumine) или вне мертвеца (hominem mortuum) или оберет [того] и утаит, пусть уплатит родичам умершего восемьдесят солидов; и если того найдет и оберет, но сразу откроет соседям (uicinibus), и узнают, что он совершил [это в надежде] награды (pro mercedis causa), но не воровской душой (non furtandi animo), [тогда] отдаст награбленное (spolia) – то, что взял у того, и больше пусть к нему иска (calumnia) не предъявляют.

17. Если кто из людей наших пожелает к нам прийти, пусть приходит безопасно и к своим возвращается без ран; пусть никто из его врагов не чинит [ему] в пути какой-либо обиды или затруднения (iniuria aut molestiam). Но с тем условием, чтобы тот, кто спешит прийти к королю, приходил бы с честью и не наносил кому-либо на пути следования к королю или при возврате никакого ранения или ущерба (lesionem aut damnum), но если [это] совершит, пусть уплатит, как ниже в этом эдикте приписано.

18. Если какой из противников того, кто направляется к королю, с оружием в руках нападет [на него], чтобы отомстить за нанесенную ему обиду или за какую-либо вину, пусть уплатит за этот поступок девятьсот солидов, [из них] половину королю и половину [тому], кому будет нанесена обида.

19. Если кто для отмщения нанесенной ему обиды с оружием в руках нападет (cocurerrit) на кого-либо или отряд до четырех человек вторгнется в село (in uico), предводитель за недозволенную дерзость (pro inlecita praesumptiones) умерщвляется (moriatur) или пусть уплатит девятьсот солидов, [из них] половину королю и половину тому, кому будет нанесена обида. Те, которые будут с ним, если они [19] свободные (liberi), каждый пусть уплатит восемьдесят солидов, [из них] половину королю и половину тому, кто перенес несправедливость; исключая, если в селе дома (casas) пожгут или человека убьют, [тогда] пусть уплатят тому, чьи сожгут дома, так, как будет оценено.

20. Если кто из воинов (exercitales) пренебрежет правосудием (justitiam) своего герцога (ducem), пусть уплатит двадцать солидов королю и своему герцогу.

21. Если кто откажется идти в войско или в передовой отряд (sculca), пусть даст [за отказ] королю и своему герцогу 20 солидов.

22. Если кто из самого войска откажет своему герцогу в помощи (solatium) при проведении правосудия (justitia), кто бы ни был, пусть уплатит королю и своему герцогу двадцать солидов.

23. Если герцог своего воина несправедливо (iniuste) обременит, пусть гастальд тому поможет до тех пор, пока [тот] не добьется своего права (ueritatem suam), и пусть сопровождает того для [свершения] правосудия в присутствии короля (in praesentiam regis) или, по крайней мере, его герцога.

24. Если какой гастальд вопреки разуму (contra rationem) обременит своего воина, герцог тому поможет до тех пор, пока [тот] не добьется своего права.

25. Если кто потребует от другого в войске свое добро и [тот] откажется ему вернуть, тогда пусть пойдет к герцогу; и если ему герцог или местный судья (judex, qui in loco ordinatus est), назначенный королем, не [выявит] истину (ueritatem) или не совершит правосудие, пусть уплатит, не прекращая иска, [герцог или судья] королю и истцу двадцать солидов.

26. О wegworin, то есть заграждении пути (id est horbitarium). Если кто преградит путь (in via se anteposuerit) свободной женщине или девушке (mulieri libere aut puellae) или причинит какую-нибудь обиду, пусть уплатит девятьсот солидов, [из них] половину королю и половину той, которой была нанесена обида, или тому, кто имел мундиум (mundius) над ней.

27. Если кто преградит путь (viam antesteterit) свободному человеку, пусть уплатит, если не нанес тому никакого телесного повреждения (lesionem in carnem), двадцать солидов ему; но если нанесет, тогда пусть уплатит двадцать солидов за то, что [путь] преградил, и за ранение или удары, если нанесет, пусть, как ниже в этом эдикте написано, заплатит.

28. Если кто преградит путь чужому рабу или рабыне, альдию или вольноотпущеннику, пусть уплатит господину этого двадцать солидов.

29. Если кто будет защищать свою жатву, луг или какое угодно огороженное место (uindicanda messem suam aut pratum seu qualibet clausura), то есть преградит путь вторгнувшемуся человеку, невиновен [он] как тот, кто просто идущему человеку преградит путь; он охранял все же свой труд (laborem).

30. О сбрасывании с коня (De marahworfin). Если кто со злым умыслом (per quolibet ingenio iniquo animo) сбросит каким-либо образом свободного с коня (de cavallo) на землю (in terra), пусть уплатит [20]восемьдесят солидов, а если нанесет тому какое-либо ранение, пусть уплатит, как в этом эдикте написано.

31. De walopaus. Если кто совершит несправедливо над свободным человеком насилие (uiolentia), то есть walopaus: пусть уплатит тому восемьдесят солидов. Walopaus – это тот, кто с целью грабежа (furtim) в чужое переоденется (vestimentum induerit) или голову (caput) либо лицо (faciem) преобразит.

32. Если ночью (nocte) во дворе (in curte) другого застанут свободного человека и [тот] не даст связать руки [и] будет убит, пусть не требуется [уплата за него] родичами. Но если позволит связать свои руки и будет связан, даст за себя восемьдесят солидов, так как несообразно с разумом, чтобы человек тихо или тайно вступил бы ночным временем в чужой двор. Но если будет иметь какую-либо потребность (utilitatem), пусть громко объявляет, прежде чем войти.

33. Если в ночное время (noctis tempore) в чужом дворе застанут раба и [тот] не даст [связать] руки [и] будет убит, пусть господин не требует [уплату за него]; но если даст [связать] руки и будет связан, освободит себя (liberet se) сорока солидами.

34. Если кто в гневе (irato animo) будет пускать стрелы (sagittauerit) на чужой двор, или метать копья (lancia), или вне изгороди (de foris sepe) ломиться внутрь чужого двора, пусть уплатит двадцать солидов, исключая: штраф (conpositionis) за ранение или удары, если нанесет, пусть, как в этом эдикте читается, уплатит.

35. О раздоре (De scandalum). Если кто учинит раздор в церкви (in ecclesia), уплатит за [эту] вину самому почитаемому месту (venerabilis loci) сорок солидов, не считая [оплату] за ранения или удары [пусть уплатит] тому, кому нанесет, и вышеупомянутые сорок солидов требуются скульдахием или местным судьей (aut judicem, qui in loco ordinatus fuerit) и в святой алтарь (in sacro altario), где была совершена несправедливость, кладутся.

36. Если кто в королевском дворце (intra palatium regis) во время присутствия короля раздор учинит, пусть будет он предан смертной казни или выкупит жизнь свою, если сможет добиться [этого] от короля.

37. Если какой свободный человек в том городе (in eadem ciuitatem), где находится король или прибыл тогда, учинит раздор, а именно: если вызовет на скандал, но не учинит, уплатит за [эту] вину во дворец короля двадцать солидов. Но если вызовет и учинит [раздор], пусть уплатит за [эту] вину во дворец короля двадцать четыре солида; исключая за ранения или удары пусть уплатит, если совершит, как ниже написано.

38. Если раб будет подстрекать в том городе, где тогда пребывал король, на раздор, уплатит за [эту] вину во дворец короля шесть солидов. И если учинит [раздор], уплатит за [эту] вину во дворец двенадцать солидов; исключая, как в этом эдикте читается, штраф за удары или грубость.

39. Если свободный человек в чужом городе будет подстрекать на раздор (scandalum), но не учинит, уплатит за [эту] вину в королевский дворец шесть солидов. Если же учинит или [затеет] драку, уплатит за [эту] вину в королевский дворец двенадцать солидов; и кроме того, [21]пусть уплатит, как в этом эдикте читается, штраф за ранения или удары, если совершит.

40. Если раб в чужом городе учинит раздор, уплатит за [эту] вину в королевский дворец три солида; если же нанесет ранения или удары, уплатит за [эту] вину в королевский дворец шесть солидов; кроме того, пусть заплатит за ранения или удары тому, кому нанесет.

41. Об избиении свободного человека (De homine libero battuto). Если кто будет готовить с [определенной] силой или с [чьей-либо] помощью (solatia) засаду на свободного человека [и], видя, что тот не готов [к этому и] просто идет или стоит, неожиданно напав на того, с жестокостью его задержит и изобьет без приказания короля, пусть уплатит тому за то, что в бешенстве и насмехаясь (in turpe et in derisiculum ipsius) над ним дурно (male) с ним поступил, половину его цены (medietatem pretii ipsius), [то есть так,] как если бы того убил.

42. О связывании свободного человека. Если кто, не имея на то причины (sine causa), без приказания короля свяжет свободного человека, пусть уплатит тому две трети его цены (duas partis praetii ipsius), [то есть так,] как если бы того убил.

43. Об избиении и ранении свободного человека (De ferita et percussura hominis liberi). Если кто во время возникшей распри (surgente геха) неожиданно ударит свободного человека и [при этом] потечет кровь (liborem) и выявится рана (vulnus), пусть уплатит тому за один удар три солида; если нанесет два – шесть солидов; если нанесет три – девять солидов; если нанесет четыре – двенадцать солидов; если же продолжит дальше избиение – удары не исчисляются, тот [пострадавший] должен быть доволен [указанным исчислением].

44. Если кто ударит кулаком (pugno) другого, пусть уплатит тому три солида; если [нанесет] пощечины (alapas) – шесть солидов.

45. О драке и штрафах за удары, которые случатся среди свободных людей таким образом, как ниже написано, уплачивается и faida, то есть вражда (hoc est inimicita), прекращается.

46. Если кто нанесет другому удар по голове [так], что повредит лишь кожу (cutica), покрытую волосами (capilli), пусть уплатит шесть солидов; если нанесет два удара, пусть уплатит двенадцать солидов; если нанесет до трех, пусть уплатит восемнадцать солидов; если же нанесет больше, не исчисляется, уплачивается так, как за эти три [удара].

47. Если кто ударит другого по голове [так], что разобьет до костей (ossa), за одну [поврежденную] кость пусть уплатит двенадцать солидов; если две будут [повреждены], пусть уплатит двадцать четыре солида; если три кости будут, пусть уплатит тридцать шесть солидов; если сверх того будет [повреждено], не исчисляется. Но [платится] лишь при таком условии, что на дороге в двенадцать ступней (ad pedes duodicem) шириной должна быть найдена такая кость, которая [при бросании ее] в щит (in scutum) заставила бы [его] звенеть; и сама мера (mensura) шагов должна приниматься чисто из [размера ступни] среднего человека (hominis mediocris), но не руки.

48. О выбитом оке (De oculo evulso). Если кто выбьет другому глаз, оценивается как [за убийство лица] "in angargathungi", то есть [22] соглас но качеству лица (id est: secundum qualitatem personae), и уплатит половину цены его тот, кто выбьет глаз.

49. Об отсеченном носе (De naso absciso). Если кто отсечет нос другому, пусть уплатит, как выше [указано], половину цены того [человека].

50. О рассеченной губе (De labro absciso). Если кто рассечет другому губу, пусть уплатит шестнадцать солидов, но если [рассечет так], что станут видны зубы (dentes), один, два или три, пусть уплатит двадцать солидов.

51. О передних зубах (De dentes priores). Если кто выбьет другому зуб, который виден при улыбке (in risu), за один зуб пусть даст шестнадцать солидов, если два или больше будут видны при улыбке, исчисляется и оценивается согласно этому числу.

52. О челюстных зубах (De dentes maxillares). Если кто выбьет другому один челюстной зуб или больше, пусть уплатит за один зуб восемь солидов.

53. Об отсеченном ухе (De aure abscisa). Если кто отсечет другому ухо, пусть уплатит тому четвертую часть цены самого [человека].

54. Об ударе по лицу (De plaga in facie). Если кто нанесет другому удар по лицу, пусть уплатит тому шестнадцать солидов.

55. О ранении в нос. Если кто нанесет другому ранение в нос, пусть уплатит тому, [при условии,] если залечит [так], что только шрам (cechatrix) останется, шестнадцать солидов.

56. О ранении в ухо. Если кто нанесет другому ранение в ухо, пусть уплатит [тому, при условии,] если залечит, 16 солидов.

57. О пронзении [нижней части] руки (Debrachio transforato). Если кто поранит другому руку и при [этом] пронзит, пусть уплатит 16 солидов.

58. Если кто поранит другому руку, но не пронзит, пусть уплатит восемь солидов.

59. Если кто нанесет другому ранение в грудь (intra capsum), пусть уплатит двадцать солидов.

60. О ранении в бедро (De plaga in соха). Если кто поранит или пронзит другому бедро, если пронзит насквозь, пусть уплатит 16 солидов, если же не пронзит насквозь, пусть уплатит восемь солидов.

61. Об исчислении ран. Если будет нанесено много ранений, [для уплаты] насчитывают только три и, сообразно с характером какого-либо ранения, как [было описано] выше, уплачивается, если более будет [нанесено ранений] – не уплачивается.

62. Об отсечении руки. Если кто отсечет другому руку, пусть уплатит тому половину его цены, как будет оценен, [то есть так,] как если бы того убил, если просто сломает, но не отделит [руку] от тела, пусть уплатит тому четвертую часть его цены.

63. О пальцах руки (De digita manus). Если кто отсечет другому большой палец (policem) руки, пусть уплатит тому шестую часть его цены, как сам человек будет оценен, [то есть так,] как если бы того убил.

64. О следующем пальце. Если кто отсечет другому следующий палец руки, пусть уплатит шестнадцать солидов.

65. О третьем пальце. Если кто отсечет другому третий палец руки, то есть средний, пусть уплатит пять солидов. [23]

66. О четвертом пальце. Если кто отсечет другому четвертый палец, пусть уплатит восемь солидов.

67. О пятом пальце. Если кто отсечет пятый палец, пусть уплатит шестнадцать солидов.

68. Об отсечении ступни. Если кто отсечет другому ступню, пусть уплатит тому половину его цены; и если искривит, но не отсечет, пусть уплатит тому четвертую часть его цены.

69. О большом пальце ноги. Если кто отсечет другому большой палец ноги, пусть уплатит шестнадцать солидов.

70. О следующем пальце. Если кто отсечет другому следующий палец ноги, пусть уплатит шесть солидов.

71. Если отсечет третий палец ноги, пусть уплатит три солида.

72. Если отсечет четвертый палец, пусть уплатит три солида.

73. Если отсечет пятый палец ноги, пусть уплатит два солида.

74. Для того мы положили более высокую, чем наши древние, уплату штрафа при всех этих вышеописанных, происходивших между свободными лицами, ранениях или ударах, чтобы faida, то есть вражда, исчезла и больше не возбуждалась, ни хитростью поддерживалась, после принятой [нами] вышеописанной уплаты штрафа; но пусть будет иск окончен [и] дружба (amicitia) пребывает. И если в течение года случится, что тот, кто изранен, умрет, тогда пусть тот, кто его изранил, уплатит in angargathungi, то есть соответственно качеству лица.

75. О плоде, убитом во чреве матери (De infante, si in utero matris occisus fuerit). Если во чреве своей матери кем-либо ненамеренно будет убит плод и сама женщина, [при этом] свободная, останется жива, оценивается как свободная, [то есть] согласно своей благородности (secundum nobilitatem suam); и половину [из того], сколько сама захочет, заплатят за плод. Однако, если умрет, пусть оплатит ту согласно ее знатности (secundum generositatem suam), исключая то, что погибло в ее чреве; [то есть то], что [мы указали] выше. Faida [при этом], если ненамеренно (nolendo) совершил [этот поступок], не должна поддерживаться.

76. Об альдиях и челяди (De aldius et seruus menisteriales). Мы говорим [здесь] о той же челяди, которая приучена находиться [постоянно] в готовности, воспитана в [господском] доме (domui nutriti) или испытана.

77. Если кто изобьет чужого альдия или раба-министериала и [при этом] появится ранение или синяк, за один удар пусть уплатит один солид; если нанесет два, пусть даст два солида; если нанесет три, даст три солида; если нанесет четыре, пусть даст четыре солида; если же будет нанесено более ранений, не исчисляется.

78. Если кто ударит чужого альдия или челядь по голове, однако до костей не разобьет: за один удар пусть даст два солида; если нанесет два удара, даст 4 солида; исключая [оплату] служб (operas)[, выполняемых ими,] и оплату врача (mercedes medici). Если же будет нанесено более ударов по голове, не исчисляется.

79. Если кто ударит чужого альдия или челядь по голове [так], что разобьет одну кость или больше, пусть уплатит четыре солида; исключая [оплату] служб [, выполняемых ими,] и оплату врача. [24]

80. Об ударе по лицу. Если кто нанесет удар по лицу чужому альдию или челяди, пусть уплатит два солида.

81. О выбитом оке. Если кто выбьет чужому альдию или челяди глаз, пусть уплатит тому половину его цены, как будет оценен, [то есть так,] как если бы того убил.

82. Об отсеченном носе. Если кто отсечет чужому альдию или челяди нос, пусть уплатит восемь солидов; исключая [оплату] служб [, выполняемых ими,] и оплату врача.

83. Об отсеченном ухе. Если кто отсечет чужому альдию или челяди ухо, пусть уплатит два солида; исключая [оплату] служб [, выполняемых ими,] и оплату врача.

84. О рассеченной губе. Если кто рассечет чужому альдию или челяди губу [так], что станут видны зубы, пусть уплатит четыре солида; исключая [оплату] служб [, выполняемых ими,] и оплату врача.

85. О выбитых зубах. Если кто выбьет чужому альдию или челяди один зуб или больше, которые видны при улыбке, пусть уплатит за один зуб четыре солида; если более [выбьет], уплачивается согласно этому числу.

86. О челюстных зубах. Если кто выбьет челюстные зубы, пусть уплатит за один челюстной [зуб] два солида; если же более [выбьет], уплачивается согласно этому числу.

87. О сломанной [нижней части] руки. Если кто сломает чужому альдию или челяди руку, пусть уплатит шесть солидов; исключая [оплату] служб [, выполняемых ими,] и оплату врача.

88. Об отсечении руки. Если кто отсечет чужому альдию или челяди руку, пусть уплатит половину его цены.

89. О пальцах руки. Если кто отсечет чужому альдию или челяди большой палец руки, пусть уплатит восемь солидов; исключая [оплату] служб [, выполняемых ими,] и оплату врача.

90. Если [кто] отсечет следующий палец руки, пусть уплатит шесть солидов.

91. Если [кто] отсечет третий палец руки, то есть средний, пусть уплатит два солида.

92. Если [кто] отсечет четвертый палец руки, пусть уплатит два солида.

93. Если [кто] отсечет пятый палец руки, пусть уплатит четыре солида.

94. О сломанном бедре (De coxa rupta). Если кто сломает чужому альдию или челяди бедро или голенную кость (tibia), пусть уплатит три солида; исключая [оплату] служб [, выполняемых ими,] и оплату врача.

95. Об отсечении ступни. Если кто отсечет чужому альдию или челяди ступню, пусть уплатит половину его цены.

96. О пальцах ноги. Если кто отсечет чужому альдию или челяди большой палец ноги, пустьуплатит четыре солида; исключая [оплату] служб [, выполняемых ими,] и оплату врача.

97. Если кто отсечет чужому альдию или челяди следующий палец ноги, пусть уплатит два солида.

98. Если кто отсечет третий палец ноги, пусть уплатит два солида. [25]

99. Если [кто] отсечет четвертый палец ноги, пусть уплатит один солид.

100. Если [кто] отсечет пятый палец ноги, пусть уплатит один солид.

101. О ранении в грудь. Если кто нанесет ранение пущенной стрелой (sagitta) или каким-либо оружием чужому альдию или челяди в грудь, пусть уплатит шесть солидов; исключая [оплату] служб[, выполняемых ими,] и оплату врача.

102. О пронзении [нижней части] руки или бедра. Если кто пронзит чужому альдию или челяди руку или бедро, пусть уплатит три солида; исключая [оплату] служб [, выполняемых ими,] и оплату врача. Но если так поранит, что не пронзит, пусть уплатит один солид.

103. О сельском рабе (De servus rusticanus). Если кто нанесет удар чужому сельскому рабу по голове [так], что повредит лишь кожу, за один удар пусть даст один солид; за два даст два солида; исключая [оплату] работы [, выполняемой им,] и оплату врача. Если же более будет нанесено ударов по голове, не исчисляется. При переломе же одной кости или более, пусть уплатит три солида; больше не исчисляется.

104. Об ударе по лицу. Если кто нанесет чужому сельскому рабу удар по лицу, пусть уплатит один солид.

105. О выбитом оке. Если кто выбьет чужому сельскому рабу глаз, пусть уплатит его господину половину цены самого, как будет оценен, [то есть так,] как если бы того убил.

106. Об отсеченном носе. Если кто отсечет чужому сельскому рабу нос, пусть уплатит четыре солида; исключая [оплату] работы [, выполняемой им,] и оплату врача.

107. Об отсеченном ухе. Если кто отсечет чужому сельскому рабу ухо, пусть уплатит два солида; исключая [оплату] работы [, выполняемой им,] и оплату врача.

108. О рассеченной губе. Если кто рассечет чужому сельскому рабу губу [так], что станут видны зубы, пусть уплатит три солида.

109. О зубах. Если кто выбьет чужому сельскому рабу зуб, который виден при улыбке, пусть уплатит за один зуб два солида; за челюстной же – один солид. Если же более [выбьет], уплачивается согласно их числу.

110. О пронзении [нижней части] руки или бедра. Если кто пронзит чужому сельскому рабу руку или бедро, пусть уплатит два солида. Но если [так] поранит, что не пронзит, пусть уплатит один солид; исключая [оплату] работы [, выполняемой им,] и оплату врача.

111. О ранении, которое наносится в грудь. Если кто нанесет ранение чужому сельскому рабу в грудь, пусть уплатит три солида; исключая [оплату] работы [, выполняемой им,] и оплату врача.

112. О поломанных [нижней части] руки, бедре или голени. Если кто сломает чужому сельскому рабу руку, бедро или голень, пусть уплатит три солида; исключая [оплату] работы [, выполняемой им,] и оплату врача. И если само повреждение в течение года не будет залечено и не будет восстановлено прежнее здоровье (sanitatem), пусть уплатит его господину четвертую часть того, что пожелает сам [раб]. [26]

113. Об отсечении руки. Если кто отсечет чужому сельскому рабу руку, пусть уплатит его господину половину цены самого.

114. О пальцах руки. Если кто отсечет чужому сельскому рабу большой палец руки, пусть уплатит четыре солида.

115. Если отсечет следующий палец руки, пусть уплатит три солида.

116. Если отсечет третий палец руки, пусть уплатит один солид.

117. Если отсечет четвертый палец руки, пусть уплатит один солид.

118. Если отсечет пятый палец руки, пусть уплатит два солида; исключая [оплату] работы [, выполняемой им,] и оплату врача.

119. Об отсечении ступни сельского раба. Если кто отсечет чужому сельскому рабу ступню, пусть уплатит, как [было сказано] выше, половину его цены.

120. О пальцах ноги. Если кто отсечет чужому сельскому рабу большой палец ноги, пусть уплатит два солида.

121. Если отсечет следующий палец ноги, пусть уплатит один солид.

122. Если отсечет третий палец ноги, пусть уплатит один солид.

123. Если отсечет четвертый палец, пусть уплатит половину солида (solido medio).

124. Если отсечет пятый палец ноги, пусть уплатит половину солида.

125. Об избиении сельского раба. Если кто ударит чужого сельского раба (servo rusticano), пусть уплатит за одно ранение, то есть шишку (pulslahi), где можно видеть кровь или синяк (libor), половину солида; если же нанесет до четырех ударов, уплатит два солида; нанесет более – не исчисляется.

126. Нанесение члену тела увечья (Si membrum sideratum fuerit). Если из-за ранений или вышеописанных ударов будет у альдия или челяди, а также сельского раба либо альдии (aldias) или рабыни парализована ударенная либо пронзенная рука или ступня, либо какой-нибудь член тела, но не отсечены, подобным образом пусть оплатят, как если бы того отсекли.

127. За все удары или ранения, нанесенные как альдиям, так и челяди либо сельским рабам, а также альдианкам либо рабыням, которые случились среди них, присуждается [уплата] согласно тому, как было написано выше. Если же по поводу чего-либо возникнет сомнение (dubietas) [в том], что не смогут [те] остаться в живых или быстро излечиться (sanari), пусть тогда половину цены, какая будет установлена (quod arbitratum fuerit), за побои получит господин; остальная же половина удерживается до тех пор, пока не узнают, что смогут по истечении года сохранить от этих побоев свою жизнь. Если [избитые] останутся в живых, платят остальное, но если умрут до истечения года от побоев, уплатят господину так, как ниже приписано, и что получено за побои, исчисляется в сумме штрафа, [уплачиваемого] за погибшего (in ipsa summa conpositionis mortui).

128. О том, кто нанесет ранения. [Тот], кто нанесет ранения, сам доставит целителей. Если [же] он откажется, тогда пусть пораненный [27] или его господин найдет врача. Тот же, кто проломит голову или нанесет вышеописанные ранения, пусть и службы восполнит и оплату врача [во столько], сколько знающие лица (per doctor homines) обдумали, примет на себя.

129. Об убийстве альдия. Если кто убьет альдия, пусть уплатит шестьдесят солидов.

130. Об убийстве челяди. Если кто убьет чужого верного или обученного раба-министериала, как [мы указали] выше, пусть уплатит пятьдесят солидов.

131. О другой же челяди, которая подчинена [выше]названной, но при этом так же именуемой челядью. Если кто убьет [такую челядь], пусть уплатит двадцать пять солидов.

132. Об убийстве раба-массария (De servo massario occico). Если кто убьет чужого раба-массария, пусть уплатит двадцать солидов.

133. Об убийстве [раба], следящего за скотом (De bovulco occiso). Если кто убьет чужого раба-пастуха из имения (bouulco de sala), пусть уплатит двадцать солидов.

134. О сельском рабе, подчиняющемся массарию (De servo rusticanum, qui cum massario est). Если кто убьет чужого сельского раба, который находится в подчинении массария, пусть уплатит шестнадцать солидов.

135. Об убийстве пастуха (De pastore occiso). Если кто убьет чужого свинопаса (porcarium), нотакого старшего (magistrum), который имеет в своем подчинении двух, трех или более подпасков (discipulos), уплатит пятьдесят солидов. О более низкого ранга свинопасах [мы говорим]: если кто убьет, пусть уплатит двадцать пять солидов.

136. О пастухах крупного рогатого скота, коз или упряжного скота (pecorario, caprario seu armentario) [мы говорим], но о старших (magistro): если кто убьет, пусть уплатит шестнадцать солидов. За подпасков же, которые следуют [за ними], если кто [тех] убьет, пусть уплатит шестнадцать солидов. Мы говорим [здесь] о тех же пастухах, которые служат (seriunt) свободным людям и из собственного [их] имения [пасти] выходят.

137. Убийство малого дитя массария (Si infans paruus de massario occisus fuerit). Если кто случайно убьет малое дитя массария или раба, судья определяет, какой имел возраст и какую мог приносить [семье] прибыль (lucrum). Сообразно с этим так [и] оплачивается.

138. О совместно срубленном дереве и убийстве человека (De arbore communiter inciso homineque occiso). Если двое, трое или более людей срубят одно дерево и [при падении] самого дерева будет убит другой идущий человек или нанесен какой-либо ущерб, тогда пусть срубившие дерево, сколько бы [их] ни было, поровну оплатят само убийство или ущерб. Но если случайно будет убит [при падении] самого дерева кто-нибудь из самих рубивших: если будет [тех] двое сотоварищей, [оставшийся в живых] пусть уплатит половину цены того убитого и другую половину отдаст родичам самого сотоварища; если же больше [их] будет, тем же образом платится одна доля (portio) [за] того убитого. И сколько бы ни было живых, вместе отдадут полную цену. И пусть не возникает faida, так как ненамеренно [это] совершили. [28]

139. О подмешанном яде (De uenenum temperatum). Если какой свободный человек или женщина подмешают яд и пожелают дать выпить другому [лицу], пусть уплатит, как [и] тот, кто покушается на чужую жизнь, двадцать солидов.

140. Если свободный или свободная (liber aut libera) дадут выпить другому [подмешанный] яд и [тот], кто принял, выпив саму отраву, не погибнет, пусть уплатит [тот], кто дал [выпить] яд, половину его цены, как будет оценен, [то есть так, как] если бы того убил.

141. Если кто даст выпить [подмешанный] яд и [тот], кто примет, погибнет, пусть уплатит целиком (inintegro) цену погибшего согласно качеству лица.

142. Если раб или рабыня дадут кому-нибудь [выпить подмешанный] яд и тот, кто примет, не погибнет, пусть господин раба или рабыни уплатит половину [той цены], какую пожелает [получить] тот, кто выпьет яд. И сам раб или рабыня при всех обстоятельствах передаются вместе с уплачиваемым штрафом, [сумма которого определяется согласно тому], во сколько будет оценен [пострадавший], для умерщвления. Но если [тот], кто примет яд, погибнет, тогда пусть оплатит целиком самого человека господин раба или рабыни, но так, что раб или рабыня передаются вместе с самим уплачиваемым штрафом, [сумма которого определяется согласно тому], во сколько будет оценен [погибший], для умерщвления, и нельзя рабу или рабыне искупить или оправдать [свою вину] в убийстве (et nulla sit redemptio aut excusatio mortis).

143. О том, кто после полученного штрафа будет мстить за себя. Если будет убит свободный человек или раб и за убийство будет внесен штраф и для пресечения вражды даны клятвы (sacramenta prestita), но затем случится, что то [лицо], которое получило уплачиваемый штраф, убьет, по причине отмщения себя, человека с той стороны, которая получила уплаченный штраф [его], мы приказываем, чтобы опять вернул в двойном размере сам уплаченный штраф (in dublum reddat ipsam conpositionem) родичам или господину раба. Равным образом [мы постановляем] о ранениях или ударах: [если] кто нападет [на другого] для отмщения после полученного штрафа, пусть вернет в двойном размере [то], что получил; кроме того, если убьет человека, уплачивается, как [было сказано] выше.

144. О мастерах строительства (De magistros comacinos). Если строительный мастер со своими сотоварищами (cum collegantes suos) примет [обязательство] за определенную ему плату восстановить или построить какой-либо дом и случится, что кто-нибудь [из них] погибнет при [строительстве] самого дома или из-за обрушившейся каменной стены (materium), или из-за [упавшего] камня (lapidem), пусть не спрашивают с хозяина дома [оплату погибшего], а строительный мастер со своими сотоварищами (cum consortibus suis) оплатит саму гибель или ущерб. Так как после того, как он принял в качестве своей прибыли (pro suo lucro) утвержденное обязательство [хозяина] о вознаграждении (fabulam firmam de mercedis), справедливым [будет, если] он оплатит ущерб.

145. О нанятых или приглашенных [для работы] мастерах (De rogatos aut conductos magistros). Если кто наймет одного или более [29] строительных мастеров или пригласит для обучения его рабов делу или для помощи (solatium prestandum) в их ежедневном труде при постройке себе дома или хижины (domum aut casa) и случится, что кто-нибудь из самих строителей при [возведении] самого дома погибнет, пусть не спрашивают с хозяина дома. Однако, если бревно или камень при самом строительстве (ex ipsa fabrigam), упав, убьет какое-либо [лицо], пришедшее извне (extraneum), или нанесет какой угодно ущерб, пусть не ставится это в вину мастерам, но сам ущерб примет тот, кто пригласил [мастеров для работы].

146. О поджоге (De incendio). Если кто хитрой душой (asto animo), то есть по собственному разумению (uolontarie), сожжет чужой дом, пусть восполнит все в тройном размере (in treblum), то есть трижды, [и] пусть восстановит [его] со всем имуществом, которое сгорит внутри [дома] (cum omnem intrinsecus, quidquid intus crematus fuerit), с оценкой стоимости (sub extimatione pretii) [имущества], какую примут соседние, достойные доверия лица (bone fidei homines). Но если из-за того, что находилось в доме, поднимется спор (intentio), тогда тот, кто потерпит ущерб, пусть, поклявшись, скажет, сколь много [имущества] было истреблено в этом доме. [И] все, что будет названо, восполняется тому в тройном размере тем, кто по собственному разумению принес ему зло (mali).

147. Об огне, распространенном за пределы девяти шагов от очага. Если кто распространит огонь (focum) за пределы девяти шагов от очага (a focularem) и нанесет из-за пламени себе или другому ущерб, пусть тот, кто распространил огонь, восстановит ущерб ferquido, то есть подобными (id est simililem) [вещами], так как ненамеренно это сделал. Но если случится, что нанесет ущерб себе или другому в пределах девяти шагов от очага, пусть не требуется с того.

148. Если кто разведет в стороне от дороги костер, пусть, прежде чем выступить в путь, погасит его и не оставляет небрежно гореть. Ибо, если случится, что после его ухода из-за [оставленного] огня будет причинен кому-либо ущерб или [нанесено] ранение, пусть тот, кто развел огонь и оставил небрежно, просто оплатит [в таком размере], как будет решено, ущерб, но с таким условием, что потушит затем оставшееся пламя [в срок] с того часа (ad talem oram), при котором оставил огонь, к равному часу дня или ночи, то есть в двадцать четыре часа. Ибо, если случится, что пламя перенесется далее общественной дороги или реки (publica via aut riua) и при этом нанесет ущерб, пусть не требуют с того, кто оставил огонь.

149. О сожженной мельнице (De molino incenso). Если кто коварно (asto), то есть по собственному разумению, сожжет мельницу другого, пусть восстановит, при оценке добра со всем, что сгорит внутри, в тройном размере.

150. О срубленной мельнице. Если кто без решения судьи (sine auctoritatem iudicis) срубит мельницу другого или сорвет запор (sclusa ruperit), пусть уплатит хозяину мельницы двенадцать солидов. И если он обратится к судье и судья промедлит решить само дело или даст разрешение противной стороне разрушить мельницу, пусть уплатит [судья] 20 солидов во дворец короля, принужденный [к тому] управителем (districtus ab stolesazo). [30]

151. Если кто построит на чужой земле (in terram alienam) мельницу и не сможет доказать своим, пусть лишится мельницы и всей своей работы, и тот имеет, чья земля или река (ripam). Так как должны все знать, что свое – не чужое.

152. Если ремесленник, нанятый другим для работы, умрет (Si operarius ab alio rogatus in opera mortuus fuerit). Если кто пригласит или наймет для работы ремесленников и случайно произойдет, что один из них умрет, или утонув в воде, или пронзенный молнией (in aqua mori, aut fulmine percuti), или убитый поваленным ветром деревом, или собственной смертью, пусть не спрашивают с того, кто [тех] пригласил или нанял, так как он не был убит из-за деяния того, кто его пригласил, ни со стороны его людей нашел смерть.

Начало [постановлений] о законнорожденных сыновьях

153. О степенях родства (De gradibus cognationum). Вся группа родичей (parentilla) исчисляется вплоть до седьмого колена (in septimum geniculum), и пусть родич выступает наследником родичу по степени [родства] и в [определенной] родственной группе, но так, чтобы тот, кто желает получить наследство, назвал бы известное имя одного какого-нибудь из своих предшествующих (antecessorum) родичей. И если возникнет спор [о наследстве] со двором короля, тогда тот, кто жалуется, пусть принесет клятву со своими законными соприсяжниками (legitimus sagramentales) [и] говорит следующим образом: что его группа родичей была такая-то и те [лица из этой группы] таким [образом] ему приходятся родичами, каким образом мы [здесь] говорим.

154. О законнорожденных и незаконнорожденных сыновьях (De filius legitimus et naturalis). Если кто оставит одного законнорожденного сына, то есть fulborn, и одного или более незаконнорожденных сыновей, пусть возьмет законнорожденный сын две доли из имущества отца (de patris substantia), незаконнорожденные – третью. Если будет двое законнорожденных [сыновей], незаконнорожденные, сколько бы их ни было, пусть имеют пятую часть; если законнорожденных будет трое, незаконнорожденные пусть имеют седьмую часть; если четверо будет законнорожденных, незаконнорожденные пусть имеют девятую часть; если будет пять законнорожденных, незаконнорожденные пусть имеют одиннадцатую часть; если будет шесть законнорожденных, незаконнорожденные пусть имеют тринадцатую часть; если будет семь законнорожденных, незаконнорожденные пусть имеют пятнадцатую часть; если же более будет, пусть поделят отцовское имущество согласно этим числам.

155. Никому не позволено делать незаконнорожденных сыновей равными и подобными законнорожденным сыновьям, если только законнорожденные сыновья после того, как наступит совершеннолетие (conpletam legitimam aetatem), согласятся [в этйм] с отцом. Совершеннолетие – это, когда сыновья будут иметь по двенадцать лет.

156. О незаконнорожденном сыне, который был рожден от рабыни [31] другого [лица]: если отец приравнял того [к законнорожденным сыновьям] и сделал [его] посредством обряда thinx свободным (liberum thingauerit), пусть пребывает тому свобода (libertas). И если не отпустит его на свободу, будет рабом [того], рабыней кого является [его] мать. Но если приравняет того [к законнорожденным сыновьям] и передаст ему, утвердив через закон, что-либо из вещей, пусть имеет эти вещи.

157. О том, кто родится от незаконнорожденного сына, то есть threus: [он] не становится наследником и [получит] лишь [то], что ему через закон было передано, но если [ему] и не было передано что-либо из вещей, все равно пусть пребывает тому свобода.

158. Если кто оставит одну законнорожденную дочь (filiam legitimam) и незаконнорожденных сыновей – одного или более, а также других ближайших родичей или наследников, пусть поделят имущество умершего поровну, то есть на три части: законнорожденная дочь пусть получит четыре унции (uncias), то есть третью часть; незаконнорожденные сыновья – четыре унции, то есть третью часть; ближайшие родичи или наследники – четыре унции, то есть третью часть. И если не будет ближайших родичей, тогда королевский двор пусть возьмет себе эти четыре унции.

159. Если кто оставит двух или более законнорожденных дочерей и незаконнорожденных сыновей – одного или более, а также других, как выше [мы указали], ближайших родичей, пусть возьмут эти дочери шесть унций, то есть половину; незаконнорожденные сыновья – четыре унции, то есть третью часть; законные родичи (parentes legitimi) – две унции, то есть шестую часть. И если не будет родичей, королевский двор пусть возьмет себе эти две унции.

160. Если кто оставит одну или более законнорожденных дочерей и одну или более законнорожденных сестер (sorores legitimas), а также незаконнорожденных сыновей – одного или более, пусть возьмут для равного раздела между собой дочери и сестры шесть унций, то есть половину; незаконнорожденные сыновья – четыре, то есть третью часть, и две унции, то есть шестую часть, – законные родичи или двор короля, если не будет законных родичей. За мундиум же вышеописанных [женщин] пусть возьмут незаконнорожденные сыновья третью часть и законные наследники (heredes legitimi) или королевский двор – две части.

161. О мундиуме среди законнорожденных и незаконнорожденных. Если будут законнорожденные и незаконнорожденные (legitimos et naturales) сыновья и сестры, как законнорожденные, так и незаконнорожденные, пусть возьмут за их мундиум [, в случае выхода замуж,] законнорожденные сыновья две части, незаконнорожденные же – третью часть.

162. Если будет двое или более законнорожденных и незаконнорожденных сыновей и произойдет случай, что один из незаконнорожденных будет убит, пусть возьмут в качестве уплачиваемого за него возмещения (conpositione) законнорожденные братья (legitimi fratres) две части; оставшиеся же незаконнорожденные (naturalis) – третью часть. Достаток же (facultatem vero) того умершего [брата] возвращается к законнорожденным братьям, но не к незаконнорожденным. [32] [Это] мы с тем предусмотрели [установить], чтобы пресечь, заключив мир (pacificanda), файду, то есть вражду.

163. Если кто покушался [на жизнь] своего родича, а именно: если брат покушался [на жизнь] или замышлял [против жизни] брата, или barbanis, то есть дяди [по отцу], или двоюродного брата (consubrini), и тот, на [жизнь] которого покушались, сыновей не оставит; не будет ему наследником [тот, кто] лишил его жизни; исключая ближайших родичей. Но если не имел других ближайших и законных родичей, тогда пусть наследует тому королевский двор. О душе же того убийцы – во власти короля присудить (in potestatem regis judicare), что ему будет угодно. Добро же, которое оставит убийца, пусть имеют ближайшие и законные родичи, и если не имел [убийца] родичей, тогда добро самого присоединяется к [имуществу] королевского двора.

164. Если кто скажет о другом, что [тот будто] был порожден прелюбодеянием (Si quis de alio dixerit, quod de adulterio natus sit). Если кто из родичей, как то barbas, то есть дядя [по отцу], или кто-либо из ближайших коварной душой (doloso animo) скажет о своем племяннике (de nepote suo) или двоюродном брате (consubrino), что [тот] будто бы рожден из прелюбодеяния, но не от настоящего отца, тогда тот, кому было брошено обвинение, пусть пригласит себе соприсяжников из свободных и приносит клятву [в том], что он законнорожденный сын, и само добро ему принадлежит по праву [и он] не должен по закону передать [его] другому. Если он совершит это, пусть имеет [добро] и пользуется, так как жестоко и худо, чтобы такая причина была решена со щитом [в руках] посредством поединка.

165. Если кто скажет о чужой жене (de uxorem alienam), что будто он имеет мундиум [над ней], но не супруг (nam non ad maritum), тогда тот, кто имеет ее женой, пусть принесет с двенадцатью своими законными соприсяжниками клятву, что он получил над ней мундиум от подлинного ее господина и не должен по закону уступить того другому; если он это совершит, пусть имеет и пользуется, так как кажется, что несправедливо, чтобы такая важная причина решалась путем поединка со щитом в руках.

166. О подозрении супруга в том, что [он] будто убил свою жену (De suspitionem in maritum, quod oxorem suam occidissit). Мы так определяем, если возникнет подозрение, что супруг (maritus) убил свою жену (uxorem): пусть муж со своими законными соприсяжниками очистит себя [от подозрения и говорит], что он не был ни лично, ни через подосланное лицо (subposita persona) причастен к смерти самой женщины, и будет оправдан от этого обвинения. Так как вздорно и невозможно, чтобы такая причина была решена со щитом [в руках] посредством поединка.

167. О братьях, которые пребывают сообща в доме (De fratres, qui in casam communem remanserent). Если братья после смерти отца пребывают совместно в доме и один из них приобретет на службе (in obsequium) короля или судьи какое-либо добро, пусть имеет себе, как и прежде, без участия [в пользовании им] братьев. Но [тот], кто приобретет что-либо за пределами [королевства] на службе в войске, отдаст в общий дом братьям для совместного пользования. И если [33] кто из вышеописанных братьев совершит дарение (gairethinx), пусть тот имеет, кому [оно] ранее было совершено. И кто из них приведет жену и из общих вещей будет дана мета (meta), подобным образом пусть исчисляется другому, когда он так же приведет жену или когда приступит к разделу (ad divisionem) из общих вещей, так много, сколько брат дал в качестве меты. Оставшееся же отцовское либо материнское имущество (paterna autem vel materna substantia) пусть поровну поделят между собой.

168. О лишении наследства [одного из] сыновей (De exhereditatione filiorum). Никому не позволено, не имея истинных обвинений, ни лишить своего сына права наследования ни, что тому причитается по закону, подарить (thingare) другому.

169. О законных обвинениях (De iustas culpas). Мы называем законными обвинениями, из-за которых сын лишается права наследования, следующие: если сын покушался [на жизнь] или замышлял против жизни или крови отца (contra animam aut sanguinem patris), или если no собственной воле пронзил [оружием] отца, или если грешил со своей мачехой, то есть новой матерью (aut si cum matrinia sua, id est nobercapeccauerit), на законном основании (juste) лишается отцом права наследования (exereditetur).

170. Так же, как не позволено отцам без законного основания или вины лишать своего сына наследования, так [и] сыновьям не позволено при жизни отца дарить (thingare) свои вещи кому-либо или по какому угодно правилу (titulum) продавать, за исключением – в случае, если оставят законнорожденных сыновей или дочерей или незаконнорожденных сыновей, которым, согласно своему праву, оставит [добро].

171. Если кто предчувствует свою гибель, [и] не смог иметь сыновей или из-за старости (propter senectutem), или из-за слабости здоровья, и завещал (thingaverit) свое добро другому, но после этого случится, что будут рождены законные сыновья, – весь thinx, то есть дарение (quod est donatio), которое он сперва совершил, становится недействительным и законнорожденные сыновья, – один или более, – которые затем родились бы, пусть во всем выступают отцу наследниками. Если же после того, как будет совершен thinx, [он породит] одну или более законнорожденных дочерей или незаконнорожденных сыновей, – одного или более, – также пусть имеют они, как будто бы ничего другому не было завещано (thingatum), [добро] согласно своему, как выше было установлено, праву. И тот, кому было завещано [добро], пусть имеет столько, сколько, если бы не было завещано другому, должны были иметь другие ближайшие родичи или королевский двор.

172. О thinx, то есть дарении. Если кто захочет подарить (thingare) свои вещи другому, пусть совершает сам garethinx не тайно, а перед свободными людьми [и] пусть будут свободные, чтобы в дальнейшем не разгорелся бы никакой спор [между тем], кто дарит (thingat), и [тем], кто будет принимать (gisel).

173. Если кто подарит (thingaverit) свои вещи другому и при самом Дарении (thinx) скажет lidinlaib, то есть, что передает [свое добро лишь] [34] в день своей смерти – пусть затем не промотает коварной душой сами вещи, а лишь с разумом ими кормится. И если ему выпадет такая необходимость (necessitas), что он должен продать или отдать в качестве залога (uindere aut locum pigneris) землю с рабами или без рабов (terra cum mancipia aut sine mancipia), пусть скажет сперва тому, кому завещал [свое добро]: «Вот видишь, я считаю [нужным], так как я принужден необходимостью, отдать эти вещи; если ты считаешь [нужным], помоги мне, и я сохраню эти вещи в качестве твоей собственности». Если после этого не пожелает помочь, пусть то, что передал другому, прочно и крепко пребывает [у того], кто получил.

174. О прежде совершенном тинксе. Не позволено дарителю (donatori) сам thinx, который прежде совершил, снова передарить (transmigrare) другому лицу, но при условии, что тот, кто получит garethinx, не нанесет своему дарителю таких оскорблений, какие имеют обыкновение совершать неблагодарные сыновья (ingrati filii) своим отцам [и] из-за которых [они] лишаются наследства и которые описаны в этом эдикте. Сам же, кто принял от другого garethinx, пусть имеет разрешение [опять] получить что-либо, оставленное дарителем в день его смерти, в свое распоряжение (dominium), а [также], вернуть долг (debitum) кредиторам (creditoribus) и взыскивать [его] с других. И то, что положено в заклад за долги (et quod in fiduciae nexum positum est), пусть спросит [это], положенное в заклад за долги, добро, и вернет долг.

175. О launegild'e. Если кто подарит (donauerit) кому-нибудь свою вещь и затем даритель потребует лаунегильд, тогда тот, кто принял [ее], или его наследники пусть вернут тому, если не осмелятся клясться (iurare), [то], что вложено ferquido, то есть подобное, какое было в те дни, когда было совершено дарение. Если же поклянется, пусть будет свободен [от возврата].

176. О прокаженном (De lebroso). Если кого поразит проказа и истина настоящего дела (certa rei ueritas) станет известна судье или народу (populo), и [сам он] будет изгнан из города или своего дома так, что будет проживать лишь один, не разрешается ему продавать (alienare) или вручать (thingare) свое добро какой угодно личности, так как с того дня, как [он] будет изгнан из дома, считается за умершего. Все же, пока он жив, получает из вещей, которые оставит, возмещение (pro mercedis) на прокорм.

177. О свободном человеке, которому позволено переезжать (De homine libero, ut liceat eum migrare). Пусть каждый свободный человек имеет власть переезжать при условии, что ему будет дано от короля позволение (a rege licentia), по пределам нашего королевства (intra dominium regni nostri), где пожелает со своей фарой (fara), и если герцог или какой-либо свободный человек подарит тому какое-либо добро, но [он] не захочет с тем или с наследниками самого пребывать [в доме], возвращаются вещи к дарителю или его наследникам.

178. О помолвках и браках (De sponsalibus et nuptiis). Если кто посватает свободную девушку (puellam liberam) или женщину и затем после заключения помолвки и истечения утвержденного [срока помолвки] в два года жених (sponsus) отказывается ту взять [в жены] и [35] медлит заключить брак, пусть имеет затем по прошествии двух лет отец или брат или во власти кого находится мундиум над ней, право беспокоить поручителя (fideiussorem), пока не уплатит ту мету (metam), которую обещал в день помолвки (in diae sponsaliorum), полностью: затем можно ту выдать замуж за другого, однако свободного. И мета, которая будет выплачена, останется, так как жених отказался в течение вышеупомянутого времени взять [ту] в жены или медлил по собственному разумению [это сделать], во власти девушки или женщины; за исключением, если возникло неотложное дело.

179. Если жених (sponsus) скажет о своей невесте (sponsa sua), что [она] якобы, после того как была ему просватана, прелюбодействовала, позволено родичам со своими двенадцатью соприсяжниками ту оправдать (pureficare), тогда она будет оправдана, [и] жених пусть получает ту невесту, как прежде было договорено. И если, после того как ту оправдают, жених откажется от ее получения (earn tollere uxorem neclexerit), уплатит за вину двойную мету (dubla meta), какая была названа в тот день, когда был заключен договор (in diae ilia, quando fabola firmata fuerat). Но если родичи, как [уже] было сказано, не смогут ту оправдать (mundare) от обвинения, жених забирает тогда свои вещи, которые отдал [под залог исполнения обещания], и взимается, как в этом эдикте установлено, штраф за прелюбодеяние (pena adulterii).

180. Если окажется, что обрученная девушка больна проказой (Si puella sponsata lebrosa apparuerit). Если после того, как девушка или женщина будут обручены (puella aut mulier sponsata fuerit), окажется, что они больны проказой или охвачены дурным духом (demoniaca) – безумием, или обнаружится, что [у нее] выколоты оба глаза, пусть тогда жених заберет свои вещи [, которые он вручил в качестве меты,] и не принуждается взять ее против [своей] воли в жены (tollere ad uxorem), а также не будет обвинен по этой причине, так как [он] не бросает [ту] на произвол судьбы, а по причине [ее] явной погрешности (peccatum) [и] перенесенной болезни (egritudine).

181. О браках. Если отец свою дочь или брат [свою] законнорожденную сестру даст в жены (ad maritum dederit) другому, пусть к ней отойдет от отца или матери столько, сколько даст ей отец или брат в день передачи ее в жены (in diae traditionis nuptiarum) имущества, и более [этого] пусть не требует.

182. О праве вдовы (De vidua qualem habeat licentiam). Если кто дал в жены (in conjugium) другому свою дочь или какую-либо родную и произойдет случай, что супруг ее умер, власть имеет, если захочет, эта вдова выйти за другого, однако свободного, замуж. Второй же муж (secundus autem maritus) должен дать тому, кто является ближайшим наследником (heres proximus) прежнего мужа, в качестве самой меты (meta) из своих собственных вещей половину [той] цены, которая была названа, когда ту сватал первый муж. И если [наследник] не пожелает взять, пусть сама женщина имеет и моргенгаб (morgenegab), и [то], что принесла [с собой в дом мужа] от родичей: то есть фадерфио (faderfio). Родичи же ее имеют власть дать в жены ее другому мужу, куда сами [они] и эта [женщина] захотят. И пусть не [36] имеют родичи [супруга] мундиум, который имел ее прежний муж [над ней], так как отказали той в своем покровительстве; с тем [право] его на мундиум возвращается к ближайшим родичам, которые прежде выдали ту замуж. И если не будет законных родичей, тогда пусть получает тот мундиум двор короля. Если же будет такая женщина, которая не желает или не может иметь мужа, пусть находится [она] под покровительством того, кто имеет над ней мундиум. И если он с той нелюбезно или дурно обращался, и [это] будет доказано, тогда можно вернуть ту к своим родичам, но если не имела бы родичей, путь найдет в этом случае убежище (refugium) во дворе короля, и мундиум над ней будет во власти короля.

183. О передаче девушки или женщины [в жены] (De traditione puellae aut mulieris). Если кто даст за свободную женщину или девушку мундиум и придут к соглашению, что эта [женщина или девушка] передается в жены (traditur ad uxorem), но затем утаит, что человек, за которого она должна была выйти замуж, умер и что сама женщина должна выйти замуж за другого или вернуться к родичам или [идти] ко двору короля, пусть получат тогда наследники [того] человека, который прежде должен был быть мужем (mariti prioris), половину из меты, как было [уже] установлено выше, и она из рук в руки подобным образом, как была передана прежнему мужу, вручается обратно. Но без передачи не будет никакого правового основания дела (firmitatem).

184. О гостевом даре (De exenio nuptiali). Если, когда отец дочь свою или брат сестру свою выдает другому в жены, кто-нибудь из друзей (ex amicis), так как он получает гостевой дар, даст что-нибудь самой женщине, пусть будет [этот дар] во власти того, кто принял над ней мундиум, то есть мужа. И если будет потребовано возмещение (launegild), сам [же муж] и должен платить.

185. О неправильно заключенных и запрещенных браках (De incestas et inlecetas nuptias). He позволено никому брать в жены (uxorem ducere) [ни] свою мачеху (novercam suam, id est matrinia), которая была женой отца (uxor patris), ни свояченицу (privignam, quod est filiastra), ни родную [себе] по крови, которая была женой брата (cognatam, qui fuit uxor fratris). И если согласится он, мужчина, (vir), который ее взял [в жены], пусть уплатит за'[эту] вину во двор короля сто солидов и сразу разлучается с той принудительной властью короля (constrictus a rege). Сама же женщина пусть забирает половину из всех своих вещей и лишается половины, [которую] и берет [себе] королевский двор; в связи с тем, что сговорились отпраздновать запрещенный брак (celebrare nuptias inlecitas), пусть примут на себя это наказание и сразу, как было сказано, разлучаются.

186. О насилии. Если мужчина (vir) совершит над женщиной насилие и против [ее] воли возьмет в жены, пусть уплатит за [эту] вину девятьсот солидов, [из них] половину королю и половину родичам женщины. Если же она не имеет родичей, эти девятьсот солидов поступают ко двору короля. И пусть имеет сама женщина дозволение вместе со всеми своими собственными вещами, которые принадлежат ей по закону, избрать [того], во власти которого должен [37] находиться мундиум над ней: захочет, если имеет, – отца; пожелает – брата; захочет – дядю; захочет – [перейдет под защиту] королевской руки (ad manum regia), – пусть будет власть самой женщины, где избрать себе [покровителя].

187. О насилии над свободной женщиной (De violentias mulieris libere). Если кто насильно (violento nomine) захватит в жены [свободную женщину], пусть уплатит, как было выше [сказано], и затем пусть примет над ней мундиум (mundium ejus faciat). Однако же, если случится, что прежде, чем он примет над ней мундиум, она умрет, возвращаются [тогда] ее вещи родичам. Тот же мужчина, который насильным образом (violento ordine) захватил [ее] в жены, оплатит эту умершую, как если бы подобного по крови мужчину, то есть [как] если бы брата ее убил; так что [она] оценивается и он принуждается уплатить родичам или [тому], кто имел над ней мундиум, за умершую.

188. Если свободная девушка или вдова выйдет без согласия (sine volontatem) родичей замуж (ad maritum ambolaverit), однако за свободного, тогда пусть муж, который ее взял в жены (qui earn accepit uxorem), уплатит за оскорбление (anagrip) двадцать солидов и, помимо того, для пресечения файды еще двадцать. И если случится, что та, прежде чем он примет над ней мундиум, умрет, возвращаются вещи самой женщины к тому, во власти которого находился мундиум над ней, но пусть же больше не возникает обвинение (calumnia) дерзкому человеку (praesumptori). [И] с тем лишится, так как отказался принять мундиум, муж вещей женщины.

189. О распутстве (De fornicationis causa). Если девушка или свободная женщина по собственному разумению предавалась разврату, однако со свободным человеком, родичи имеют власть ее наказать (dare vindictam). И если случайно обе стороны (ambarum partium) придут к соглашению [о том], что тот, кто вместе [с ней] распутничал, возьмет ее в жены, пусть уплатит [тогда] за вину, то есть anagrip, двадцать солидов, но если не согласится иметь ту женой, уплатит сто солидов, [из них] половину королю и половину [тому], кто имел над ней мундиум. Если же родичи откажутся и не захотят ее наказать, тогда можно гастальду короля или скульдахию отдать ее в руки короля и присудить ей [то], что будет угодно королю.

190. О невесте другого (De sponsata alterius). Если кто возьмет в жены [уже] обрученную девушку или вдову другого (puellam aut viduam alterius sponsatam), но с согласия [тех], уплатит родичам женщины или [тому], кто имел над ней мундиум, в качестве anagrip – двадцать солидов и, помимо того, в качестве файды – еще двадцать, и мундиум над ней, во сколько оценивался, пусть принимает. Жениху же, невестой которого [она] являлась, уплатит тот, кто совершил безобразный поступок с его невестой, в двойном размере все, что было названо в качестве меты (in meta), когда ее сватал [прежний жених]. И пусть будет затем жених доволен получением уплачиваемого в двойном размере штрафа и больше не возбуждается в связи с этим делом иск поручителям.

(Текст воспроизведен по изданию: Законы лангобардов. Обычное право древнегерманского племени. (К раннему этногенезу итальянцев). М. Наука. 1992

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.