Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИЗ СЕМЕЙНОГО АРХИВА Н. Ф. ИВАНОВА 1.

1740—1741.

Инструкция секретная, данная по Ее Императорского Величества указу из Государственной Коллегии Иностранных Дел полковнику господину Луцевину.

Понеже обретающийся здесь при дворе Ее Императорского Величества Персидский посол мирза Кафи-Хулефа (с которым вы отсюда до Астрахани посылаетеся дорожным приставом) подал здесь прошение.

1. Чтоб в покупке ему и свите его лошадей трех сот, верблюдов ста шестидесяти ни от кого никакого запрещения не было, и по требованию того Персидского посла o покупки ему в Астрахани и в других местах лошадей до трех сот и верблюдов до ста шестидесяти и о пропуске оных в Персию позволение дать велено, и о том из Коллегии Иностранных Дел в Астрахани дан ему послу на руки указ, а вам с того при сем сообщается копия.

2. Он же посол просил о покупке в Астрахани Калмык малолетних мужеска и женска полу. По сем ему послу объявлено на словах, что покупка из Калмыцкой нации, також и других подданных Российских людей всяким иноземцам и пропуск оным за границу, по указам Ее Императорского Величества, на-крепко запрещены, и для того ему послу на сие позволение и указов дать весьма невозможно; но при том ему послу разговором дано знать, что ежели он посол найдет в Астрахани под рукою продажных у кого из Калмыцкой нации людей некрещеных добровольно, то он может оных купить без разглашения, однако не более пятнадцати человек, в чем ему послу, когда он в том добровольным и скрытным образом и без обиды продавцам поступит, препятствия учинено не будет; а вам полковнику дается знать о сем во [151] известие, что содержать вам в секрете и никому посторонним не объявлять. А послу, ежели он когда спросит, сказать, чтобы он изволил в том поступить, как ему на словах объявлено. И когда он посол будет вышеписанным способом некрещеных Калмык покупать и никаких в том от продавцов жалоб происходить не будет, и вам на то скрытно меж перстов смотреть, яко бы вы о том не знали; однако крепкое предостережение тайно иметь и прилежно престерегать, дабы он посол Калмыков более пятнадцати человек не купил, а паче у кого насильно или крещеных не побрал и чрез людей своих не скрадывал. И которых он посол добровольно и без разглашения купит, о тех вам Астраханскому командиру секретно объявить, чтобы оных при нем после в Персию пропустить. И сию секретную инструкцию оному Астраханскому командиру для исполнения сего отдать.

3. Он же посол Хулефа представлял, что ему с едущим к высокому Ее Императорского Величества двору от его шахова величества вновь послом сердарем ханом, в пути, где увидится, и когда о том едучем сюда новом после известие вам будет и где с ним посол Хулефа видеться пожелает, и вам отписаться о сем к генерал-маиору и маиору гвардии Степану Апраксину, который с тем новым послом от Астрахани едет и, получа от него ответ, с ним Хулефою туда ехать и остановиться в каком городе или в знатном месте, где можно им обоим послам удобные и нетесные квартиры иметь. Протчее полагается на ваше известное искусство и чинить вам все как доброму офицеру, усматривая, что к высокой чести Ее Императорского Величества и к пользе интересу надлежит. Дан в Санкт-Петербурге Августа 20 дня 1740 года.

Подлинный подписан тако: Г.X.В. фон-Миних. Петр Курбатов. Регистратор Иван Юрьев.

***

Указ Ее Императорского Величества Самодержицы Всероссийской, из Государственной Коллегии Иностранных Дел генералу кригс-комиссару и Астраханской губернии губернатору господину князю Голицыну.

Бывший здесь при дворе Ее Императорского Величества Персицкой посол Хулефа-Мирза-Кафи, при отъезде своем отсюда, письменным представлением просил, дабы ему послу в пути, приезжая к Астрахани и от Астрахани до Кизлярской крепости, покупать лошадей до трех сот, да верблюдов до ста до шестидесяти, и в той покупке лошадей и верблюдов никому нигде запрещения не чинить и [152] о сем, что едучи до Астрахани, где он посол купит, приказано дорожному его приставу, чтоб ему в том запрещения не было.

А вы имеете, по прибытии оного Персидского посла в Астрахань, такожде по желанию его посла в Астрахани и в пути от Астрахани до Кизляру, в других местах в покупке толикого числа лошадей и верблюдов позволение дать и запрещения отнюдь не чинить и оных лошадей и верблюдов в Персию с ним послом пропустить. Дан в Санкт-Петербурге Августа, 20 дня 1740 году.

Подлинной указ подписан тако: X. В. фон-Миних. Петр Курбатов. Регистратор Иван Юрьев.

***

Г. Луцевину.

Высокоблагородный и высокопочтенный господин полковник.

Как уповательно, что вашему высокоблагородью небезъизвестно, что обретающийся при после Хулефе мирза - Калб-Али некоторую особливую к высокой стороне Российской склонность имеет, как и ныне в прибытие его в Танбов некоторые знатные известия сообщить, да и впредь по обещанию его уповаемо, что чрез него некоторые полезные успехи к высочайшим Его Императорского Величества интересам произойти могут, к чему обещал склонять обретающегося при следующем ныне ко двору Его Императорского Величества после Мугамет-Усеин-Хана одного чиновного из свиты его человека Усеин-Хана, да и сам намерен по случении с помянутым послом стараться, чтобы обратно ехать при нем в Россию того ради имеете вы, будучи в пути, поступать с ним с отменною ласкою, также как в квартирах, так и подводах и в прочем потребном к его удовольствию пред другими с отменою; токмо бы оное происходило весьма секретно. При сем же сообщается вам письмо к тайному советнику и Астраханскому губернатору князю Михаилу Михаиловичу Голицыну, да ордер к полковнику и Царицинскому коменданту Кольцову для того, ежели встретится с вами посол Мугамет-Усеин-Хан в Царицыне и помянутый мирза Калб-Али будет с ним Мугамет-Усеин-ханом в Россию возвращаться, и то уже действительно утвердится: то приложенный при сем ордер коменданту Кольцову надлежит отдать, по которому имеете от него принять денег пять сот рублев и те деньги оному мирзе Калб-Али при возвращении назад в Россию в презент секретно отдать и просить у него об росписке. Буде же он мирза Калб-Али назад в Россию возвращаться не будет, а будет от вас [153] требовать денег для презенту упоминаемому в свите нового посла чиновнику человеку Усень-хану, то вам требовать у него, чтоб вы сами к тому Усень-хану представлены были, при чем можете, взяв от коменданта Кольцова по силе того же ордера, подарить ему Усень-хану двесте рублев. Буде же оного посла застанете, вы в Астрахани, то как в подании письма губернатору, так и в протчем во всем поступать против вышеписанного ж, токмо коменданту Кольцову ордера уже отдавать не надлежит, и что по тому учинится, о том меня чрез нарочного курьера немедленно и обстоятельно репортовать, также и господам полковникам Тевкелеву и Фролову - Багрееву дать знать. Буде же он мирза, Калб-Алий пожелает от себя ко обретающемуся при здешнем посольстве, господину полковнику Тевкелеву писать, то давать курьеров, выбирая из обретающихся при вас унтер-офицеров или требуя от стоящих в Царицыне полков самых надежных и доброго состояния людей, которые бы могли только великой важности письма с надлежащим секретом в целости довезть, и прогоны оным курьером давать из имеющихся у вас казенных денег и сей ордер содержать вам в вышнем секрете.

Вашего высокоблагородия охотный слуга Степан Апраксин.

Генваря 24-го дня, 1741 году.
Танбов.

***

Г. Луцевину.

Высокоблагородный и высокопочтенный господин полковник.

В поданном мне доношении от обретающегося при Персицком после Хулефе толмача Батырша-Мурзы-Ибраима написано: в бытность-де его при том посольстве от Государственной Коллегии Иностранных Дел получал он на месяц по.... 2 рубли, которых ему при отъезде оного посла из Санкт-Питербурха и выдано было Декабря по 1 прошлого 1740 года. За неполучением тех кормовых денег на прошедший Декабрь и на сей Генварь месяцы в пропитании и протчем претерпевает он немалую нужду и про(сит), чтоб на показанные месяцы кормовые деньги ему выдать. А понеже означенный толмач притом посольстве (для) переводу иногда употребляем бывает и в важнейших секретных делах, и потому не без опасности, чтобы за непроизвождением ему кормовых денег от недостатка в пропитании и в протчем иногда либо не отважился чрез известное [154] ему о чем учинить в противность высочайшего Его Императорского Величества интереса; того ради изволите, ваше высокоблагородие, оному толмачу как на прошедший Декабрь и на сей Генварь выдать и впред на будущие месяцы до прибытия того посольства в Астрахань по означенному числу на каждый месяц по три рубли в дачу производить из имеющейся у вас суммы, записывая в расход с росписками по указу.

Вашего высокоблагородья охотный слуга Степан Апраксин.

Генваря 24-го дня, 1741 году.
Танбов.

***

Г. Луцевину.

Высокоблагородный и высокопочтенный господин полковник.

Понеже по именному Его Императорского Величества указу из высочайшего кабинета за подписанием господ кабинет-министров повелено обретающемуся при бывшем Персицком после Хулефе одному знатному свиты его человеку мирзе Калб-Алию за оказанные в бытность его при оном посольстве к высочайшей Российской стороне некоторые знатные услуги и доброжелательства, как и ныне он тех оказывать не оставил, да и впред, будучи в Персии, к пользе высочайших Его Императорского Величества интересов усердные услуги оказывать обещался, дать пристойное награждение (которому мною здесь в число оного всемилостивейшего награждения двесте рублев и выдано). A как ваше высокоблагородье с послом Хулефою имеете прибыть в Астрахань, то изволите взять от Астраханской Губернской Канцелярии двесте ж рублев и отдать оные помянутому ж мирзе Калб-Алию. А о выдаче вам тех денег к Астраханскому губернатору князю Голицыну при сем от меня прилагается письмо. Будучи ж в пути, изволите поступать с ним мирзою Калб-Алием с отменною ласкою, так же как в квартирах и в подводах, так и в протчем потребном к его удовольствию пред другими с отменою. Токмо бы оное происходило весьма скрытно, дабы он по каким от свиты посольской признаниям не мог в том пострадать. Чего ради и обретающимся при вас, ежели кому от вас оное открыто, о наикрепчайшем того хранении жесточайше подтвердить. Какие же от него мирзы Калб-Алия будут вам отдаваны письма для отправления ко мне, оные изволите, ваше высокоблагородие, с нарочными курьеры, избирая к тому достойных людей, отправлять ко мне в самой крайней скорости. А означенные деньги отдать ему мирзе Калб-Алию в то время, как он будет [155] требовать, и для записи в расход взять от него росписку. Которое же сего числа подано вами письмо послу Хулефе от его высокографского сиятельства генерала-адмирала и разных орденов кавалера Андрея Ивановича Остермана, на оное пристойным образом стараться, чтоб он Хулефа ответствовал, и тот ответ прислать ко мне с нарочным курьером. Также ежели что в бытность вашу при нем Хулефе достойное к примечанию от него происходить будет, о том репортовать меня немедленно.

Вашего высокоблагородья охотный слуга Степан Апраксин.

Апреля 28-го дня, 1741 году.
Танбов.

***

Г. Луцевину.

Высокоблагородный и высокопочтенный господин полковник.

Вашего высокоблагородья письмо от 6-го Маия с приложением при том письма же, посланного от известного мирзы Калб-Алия чрез нарочно присланного от вас, я сего же месяца 7-го числа исправно получил, почему и впред изволите посылаемые ко мне от него мирзы Калб-Алия письма таковым же образом отправлять с нарочными без удержания. Також по силе данного от меня вашему высокоблагородью ордера изволите иметь старание, чтоб послу Хулефе, усмотря к тому пристойное время и со учтивостью, представить об ответном от него Хулефы письме на присланное к нему письмо от его высокографского сиятельства высокоповелительного господина генерала-адмирала и разных орденов кавалера графа Андрея Ивановича Остермана, хотя под таким образом, яко бы вы уведомились, что от меня отправляется в Санкт-Питербурх к высочайшему Его Императорского Величества двору нарочный обер-офицер в скорости. И для того не изволит ли он Хулефа на оное его высокографского сиятельства письмо ответствовать, который ответ можете вы ко мне для отправления в Санкт-Питербурх с нарочным прислать; а ему Калб-Алию за то учинить благодаренье и при том объявить, что и впред за такие его доброжелательные услуги без высочайшего награждения оставлен не будет.

Вашего высокоблагородья охотный слуга Степан Апраксин.

Маия 8-го дня, 1741 году.
Танбов. [156]

***

Г. Луцевину.

Высокоблагородный и высокопочтенный господин полковник.

Вашего высокоблагородья письмо и при том сообщение, присланное от известного мирзы Калб-Алия, також и приложенные письма от посла Хулефы: первое к его высокографскому сиятельству высокоповелительному господину генералу - адмиралу Андрею Ивановичу Остерману, второе ко обретающемуся здесь Персицкому послу Мугмед-Хусеин-Хану, третье на имя мое чрез нарочно присланного от вас Сибирского драгунского полку драгуна Макара Выдринского, я исправно получил, из которых к его высокографскому сиятельству от меня с нарочным отправлено, також и послу Мугмед-Хусеин-Хану вручено. А при сем к вашему высокоблагородью прилагаю посланное от меня ответное к нему Хулефе письмо, которое изволите ему вручить. От посла же Мугмед-Хусеин-Хана на присланное к нему письмо в ответ не посылано. Також изволите и мирзе Калб-Алию за его уведомленье пристойным образом от меня поблагодарить и при том попросить, чтобы он и впред о всяких происходящих к пользе Его Императорского Величества высочайших интересов по его истинному доброжелательству уведомлять нас не оставил. При сем же прилагается письмо от мирзы Абдресула, которое изволите послу Хулефе вручить.

Маия 12-го дня, 1741 году.
Танбов.


Комментарии

1. Генерал-лейтенант Николай Феодорович Иванов любезно сообщил нам нижеследующие бумаги, сохранившияся у него от его предка полковника (позднее генерал-маиора и Перновского коменданта) Феодора Артемьевича Луцевина. П.Б.

2. Весь правый край листа оборван.

Текст воспроизведен по изданию: Из семейного архива Н. Ф. Иванова // Русский архив, № 5. 1897

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.