Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

УКАЗ НАДИР-ШАХА О ПОЧИТАНИИ ЧЕТЫРЕХ ПРАВЕДНЫХ ХАЛИФОВ

В феврале 1736 г. регент Ирана Надир созвал в Муганской степи съезд военных, административных и племенных начальников всей страны, на котором лицемерно заявил: шах Тахмасп и шах Аббас — оба государи и потомки государей; пусть собравшиеся изберут на царство их или кого-нибудь другого, кого считают достойным короны. Что же касается его, Надира, то он освободил страну от врагов и теперь отстраняется от управления.

Участники съезда стали “просить” Надира короноваться шахом. Надир долго отказывался, объясняя это якобы нежеланием царствовать. Наконец, он сказал, что после смерти Мохаммеда дела мусульманского мира вели четыре халифа, которые почитались всеми мусульманами, пока Исмаил Сефевид в интересах своей власти не ввел шиизм, вызвав этим смуту и кровопролитие в Иране. Если участники съезда хотят, заявил Надир, чтобы он стал шахом, пусть откажутся от шиизма и примут суннизм, который был вероисповеданием их предков. Так как имам Джафар Садык 1 — потомок благороднейшего посланника божия, — и население Ирана знакомо с его “мазхабом”, пусть оно считает Джафара главою своего толка.

Все присутствующие признали заявление Надира справедливым, решили сообщить об этом турецкому султану и требовать признания пятого (джафарова) толка и права Ирана иметь своего имама этого толка в ограде Каабы, а также назначать эмирульхаджа во время [53] паломничества в Мекку. Одновременно во все области Ирана был разослан указ прекратить в шиитских мечетях поношение в хутбе трех первых (“праведных”) халифов: Абу-Бекра, Омара и Османа. Однако турецкое правительство отказалось признать пятый мазхаб и предоставить для имама этого толка место в ограде Каабы. В результате этого переговоры затянулись; решительному и быстрому окончанию дела мешали походы Надира: в 1738—1740 гг. в Индию, во второй половине 1740 г. в Бухару и Хиву и в 1741 —1742 гг. в Дагестан.

Переговоры продолжались, но турецкое правительство неизменно отвечало отказом, когда дело касалось религиозных вопросов. В январе 1742 г. в ставку Надира у Дербента приезжало посольство из Турции, и после переговоров Надир издал указ о почитании первых халифов. Русский представитель Братищев доносил из Дербента об этом указе. По его словам, в указе говорилось, что “ссоры, вражда, ненависть, кровопролитие ничего иного как от распора законов происходят, на что неверные издалека смотря радуются” и что, так как при пророке Мухаммеде не было других толков, кроме суннизма, то “здравое рассуждение требует отстоящие распри в некоторых артикулах между персицкими уставами в конец прекратить” 2.

Так как приведенные выдержки из донесения Братищева не дают представления в целом об указе, приводим этот исторический документ полностью в русском переводе 3.


УКАЗ О ПОЧИТАНИИ ПРАВЕДНЫХ ХАЛИФОВ

Высокие беклярбеки, благородные правители, высокосановные сеиды, .блестящие как херувимы ученые, люди ясного шариата и знатоки путей правды, калантары, старшины, начальники, вожди, — все постоянно живущие и поселившиеся в богом хранимом государстве, укрывающиеся под сенью непоколебимого здания вечного государства тени Аллаха, да надеются на щедрые ханские милости и беспредельное царское благоволение и знают, что, когда Исмаил Сефевид выступил в 906 г. (1500 г. н. э.), он привлек на свою сторону группу простонародья и из корыстных целей и низких побуждений положил начало расколу и раздорам. Таким образом он возбудил среди мусульман великую ненависть и довел вражду и обман до такой степени, что неверные могли отдыхать на ложе спокойствия, а честь мусульман была поругана, и кровь их пошла на убыль. Поэтому на великом совещании в Муганской степи, как это указано в “Надировой истории”, когда большинство населения и вся знать и простой народ Ирана стали просить нашу августейшую особу принять падишахскую власть, мы ответили, что их просьба будет принята в том случае, если они откажутся от порочных убеждений и ничтожных речей, распространившихся среди населения Ирана с начала появления шаха Исмаила, признают в сердце и на словах истинность халифского достоинства праведных халифов, почитаемых нашими августейшими предками и нашим счастливым родом, отрекутся от отрицания и непризнания (трех первых халифов. — П. П.) и откажутся от любви к ним (к сефевидам и шиитам сефевидского направления.— П. П.). Для подкрепления этой мысли мы обратились к знающим улемам и благочестивым ученым, находившимся у нашего [54] победоносного стремени и освещающимися лучами нашей солнцеподобной особы. Все они доложили, что после появления лучшего из посланников, — да благословит Аллах его, семью его и всех сподвижников его, — каждый из праведных сподвижников, — да будет доволен ими Аллах, — распространяя правую веру, отдавая жизнь и имущество, уходил от семьи, жен и родственников 4, подвергался укорам пустых людей и насмешкам и гневу знати и простого народа, вследствие чего удостаивался особого общения с пророком и оправдывал стих (Корана.— П. П.): “Шедшие впереди, первые из мухаджиров и ансаров и те, которые в добрых делах последовали за ними”5. После смерти великих праведников халифское достоинство по единогласному решению великих сподвижников (пророка.— П. П.), которые решали дела общины, утвердилось за первым халифом, “вторым .из двух, когда они были оба в пещере” 6, почетным халифом 7 Ахмедом Мухтаром Абу-Бекром Садыком, и после него, по назначению и определению сподвижников, за великим прозорливцем, украсителем кафедры и михраба Омаром ибн аль-Хаттабом. После него, по совещанию и единодушию, — за обладателем двух сияний Османом ибн Аффаном и после него — за Асадуллой, победителем, чудотворцем Алием ибн Абу-Талибом — мир ему! Каждый из четырех халифов в продолжении своего халифства, следуя вместе с другими по пути единодушия, не сеял разногласия и раскола, соблюдал правила братства и дружбы и оберегал правую веру от блуждания в неверии и вражде. После халифства четырех халифов мусульмане все-таки были единодушны в догматах веры. По истечении некоторого времени между учеными возникло разногласие по некоторым второстепенным постановлениям 8 в отношении совершения поста, молитвы, хаджа и “умрэ” 9, но в догматах веры и в искренней любви к посланнику, да благословит Аллах его, семью его, потомков и сподвижников, никаких недостатков, изъянов и ущербов не было до шаха Исмаила. [Тогда] и они (сефевидские улемы. — П. П.), на основании высочайшего приказа и руководствуясь священным повелением, оставили чудесные традиции и вместо любви и преданности к тем четырем столпам 10 здания правой веры принялись бранить и отрицать [их]. Поэтому и мы, украсив трон господства счастливым восшествием, приняли обязательство сообщить о пяти условиях 11 его величеству небесновысокому государю двух суш и двух морей, служителю двух священных храмов (Мекки и Медины. — П. П.), второму Александру Зуль-Карнейну, государю защитнику ислама, величественному, как Дарий, брату, султану государства Турции, и покончить с этим вопросом [55] согласно [нашему] желанию, ибо помянутые дела с божьей помощью близки к осуществлению и готовы к исполнению. В настоящее время, когда площадь Дербента является местом поднятия полумесяца победоносных знамен и пребывания светила небесной свиты, снова для большего подтверждения, ради прочности [упомянутых] дел и подготовки [нашего] правосудного ума, мы запросили в заседаниях и беседах символ учености — муджтахида [нашего] времени муллу Али-Акбара Муллабаши и прочих благородных улемов, находившихся у победоносного стремени и пользовавшихся лучами благодатной службы. Они доложили о том же, согласно почтенному, точному повествованию жития, и, когда во всех отношениях была снята со священного ума завеса сомнения и неясности и устранена причина колебания и нерешительности, стало ясно, что отрицание, ересь и разногласия происходят из-за смутьянства шаха Исмаила, а иначе — от “первого главы” (т. е. Абу-Беюра.— П. П.) до появления его (Исмаила.— П. П.) все мусульмане держались твердого и непоколебимого образа действий. Поэтому с помощью господа и по божьему вдохновению был провозглашен с высоты величия благороднейший священный приказ, чтобы, подобно тому как с начала ислама до времени появления шаха Исмаила все они считали праведных халифов настоящими халифами, так и ныне считали бы каждого из них халифом по праву и воздерживались от поношения и отрицания, и чтобы благородные хатибы 12 и высокие главы общины говорили с кафедр о славных именах, добродетелях и похвальных качествах их и в письмах и заявлениях упоминали их имя с уважением. Мы отправили умного, мудрого, наиученейшего Мирзу Мухаммеда-Али, заместителя садра богохранимого государства, в округа страны, и содержание августейшего указа сообщили всем далеким и близким. Пусть они также подчиняются ему и знают, что сопротивление смыслу его послужит причиной божеского наказания и поводом к шахиншахскому гневу.


Комментарии

1. Шестой имам (умер в 765/766 г. хиджры), создатель особого шиитского толка (“мазхаба”), не признаваемого суннитами. В течение многих веков сунниты признавали только четыре мазхаба: ханефитский, шафиитский, малекитский и ханбалитский, различающиеся порядком применения каждого из четырех источников мусульманского права. Джафар Садык был создателем особого шиитского богословско-законоведческого мазхаба, значительно отличавшегося от упомянутых четырех и потому не признаваемого суннитами. Между прочим, Джафар Садык ввел в шиитскую практику метод “такыйя” (в переводе с арабского — “страх”, “спасение”, “осторожность”; у шиитов это слово стало специальным термином с приведенным выше значением), состоящий в том, что шиит в случае опасности может скрывать свое вероисповедание и выдавать себя за суннита; может вообще отказываться от своих слов, оправдываясь тем, что он говорил по “такыйе”, т. е. из осторожности. В персидском требовании к Турции признать учение имама Джафара пятым законным мазхабом видна уловка шиитских законоведов, прикинувшихся сторонниками религиозной реформы, но втайне оставшихся закоренелыми шиитами. Эти пункты были рассчитаны ими на полный провал, ибо суннитские законоведы не могли признать равноправным учение имама Джафара хотя бы потому, что оно всегда считалось у них еретическим, а, в особенности метод “такыйя”, вызывавший недоверие ко всему учению Джафара и ко всему, что говорилось шиитами.

2. Цит. по кн.: М. А. Арунова и К. З. Ашрафян, Государство Надир-шаха Афшара, М., 1958, стр: 142.

3. ***

4. Буквально — “дядей со стороны отца и матери”.

5. Коран, сура 9, стих 101. (Здесь и далее в переводе П. И. Петрова. — Прим. ред.)

6. Коран, сура 9, стих 40.

7. Буквально — “сидящим на почетном месте халифского трона”.

8. “усуль ва фуру” — “основные и второстепенные части”.

Как юридический термин “фуру'ат” значит “второстепенные постановления или правила”. Мы видим здесь, что под второстепенными постановлениями подразумеваются нормы, регулирующие обрядовую область ислама.

9. Умрэ — посещение мекканского храма.

10. Четыре мусульманских ученых, создатели четырех мазхабов, или толков: Абу-Ханифа (умер в 767 г.), Малик бен-Ашс (умер в 795 г.), Аш-Шафин (умер в 820 г.). Ибн-Ханбаль (умер в 855 г.).

11. Надир выдвинул пять условий заключения мирного договора с Турцией: 1) признание мазхаба имама Джафара Садыка пятым суннитским мазхабом; 2) предоставление в ограде мекканского храма места для имама этого мазхаба; 3) признание за Ираном права назначать своего эмира хаджа, который поведет иранских паломников к Каабе; 4) взаимное запрещение купли-продажи пленных; 5) пребывание в обеих столицах уполномоченных (“векилей”) каждой стороны.

12. Xатиб — лицо, читающее в мечети по пятницам и праздникам “хутбу” (ектению).

Текст воспроизведен по изданию: Указ Надир-шаха о почитании четырех праведных халифов // Краткие сообщения института народов Азии, № 39. Иранский сборник. М. АН СССР. 1963

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.