Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

О ГИБЕЛИ А. С. ГРИБОЕДОВА

1. Письма М. М. Бакунина

Трагедия в Тегеране разыгралась 30 января 1829 г. 1. Когда и как узнали об этом в Петербурге и Москве? Согласно опубликованным документам 2, российский консул в Тебризе А. К. Амбургер узнал об этом через неделю и 8 февраля направил в Тифлис рапорт главноуправляющему Кавказской областью И. Ф. Паскевичу и донесение министру иностранных дел К. В. Нессельроде. Одновременно с этими посланиями Паскевич получил 22 февраля известие и от находившегося в Тифлисе персидского чиновника Мирзы-Салеха, который, в частности, предоставил ему выписку из письма генерал-губернатора Тегерана к наследному принцу Аббасу-Мирзе от 30 января с описанием произошедших там событий. 23 февраля Паскевич отправил письмо Нессельроде, приложив донесение Амбургера и материалы, полученные от Мирзы-Салеха.

Петербургский почт-директор К. Я. Булгаков в письме к брату А. Я. Булгакову в Москву от 15 марта 3 писал, что накануне были получены сведения о тегеранской трагедии 4. Немедленно со всеми материалами был ознакомлен император Николай I. К 15 марта была выработана позиция правительства, сообщенная Паскевичу в послании Нессельроде от 16 марта: «При сем горестном событии его величеству отрадна была бы уверенность, что шах персидский и наследник престола чужды гнусному и бесчеловечному умыслу и что сие происшествие должно приписать опрометчивым порывам усердия покойного Грибоедова, не соображавшего поведение свое с грубыми обычаями и понятиями черни тегеранской, а с другой стороны, известному фанатизму и необузданности сей самой черни, которая одна вынудила шаха и в 1826 г. начать с нами войну» 5. Тогда же, вероятно, был согласован и характер публикации в газетах.

Сообщение это появилось 16 марта на французском языке в «Journal de Saint-Pétersbourg» под рубрикой «Внутренние известия. Санкт-Петербург, 15 марта» со ссылкой на некие письма, полученные из Тегерана. От кого и кем были получены эти письма, не указывалось. Заметка содержала краткий рассказ о разгроме посольства и гибели почти всех его сотрудников (без каких-либо указаний на возможные причины или повод) и показывала непричастность к этому персидских властей. 18 марта это же сообщение появилось в «St. Petersburgische Zeitung» в переводе на немецкий язык и в «Санкт-Петербургских Ведомостях» в переводе на русский язык. 19 марта в собственном переводе на русский язык его опубликовала «Северная Пчела», а «Русский Инвалид» дал перепечатку из «Санкт-Петербургских Ведомостей». Заметим, что не во всех газетах эта заметка была напечатана на первой полосе. Так, в «Северной Пчеле» она оказалась на второй полосе (между объявлением монаршего благоволения астраханскому губернатору за поставку армии 1000 верблюдов и сообщением о прошедших публичных испытаниях в частном пансионе пастора фон Муральта), а в «Русском Инвалиде» — на третьей полосе.

В Москву официальное сообщение попало 20 или 21 марта с газетой «Journal de Saint-Pétersbourg» 6. Но «Московские Ведомости», очевидно, дожидались прибытия «Санкт-Петербургских Ведомостей», чтобы перепечатать заметку оттуда. Эта петербургская [92] газета пришла в Москву, вероятно, 22 марта, когда очередной номер «Московских Ведомостей» (№ 24 от 23 марта) был уже сверстан. Поэтому срочно было набрано и на отдельном листке напечатано «Прибавление к № 24 Московских Ведомостей 1829 года», которое рассылалось вместе с газетой. Однако московские слухи значительно опередили газеты. Можно с большой уверенностью утверждать, что первые известия о гибели Грибоедова проникли в Москву 15 марта 7 и, следовательно, никак не могли происходить из Петербурга, а к моменту получения петербургских газет и выхода «Московских Ведомостей» по частным каналам в Москву уже проникли подробности, которых не было в газетном сообщении, но которые содержались в бумагах, доставленных из Тифлиса. Судя по содержанию публикуемого ниже письма от 26 марта, эти подробности восходят к уже упоминавшемуся письму К. Я. Булгакова от 15 марта.

Автор публикуемых писем — Михаил Михайлович Бакунин (1764-1847), генерал-майор в отставке, бывший петербургский гражданский губернатор (1808-1816), сенатор, уволенный со службы в 1827 г. С начала 1820-х годов он жил с семьей в Москве. Адресованы письма его жене Варваре Ивановне, урожденной Голеншцевой-Кутузовой (1773-1840), уехавшей навестить замужнюю дочь Любовь Михайловну Головину (1801-1830?), которая жила с мужем в деревне и уже в присутствии матери 25 февраля родила сына.

Публикация редакции


Комментарии

1. Все даты приводятся по старому стилю.

2. Кавказский Сборник, т. 30, Тифлис, 1910.

3. Русский Архив, 1903, № 10, с. 327.

4. Судя по переписке Паскевича и Нессельроде за этот период, фельдъегерь от Тифлиса до Петербурга добирался 17-20 дней и, следовательно, доставил депешу Паскевича не ранее 12 марта, скорее всего 13 или 14 марта.

5. Кавказский сборник, т. 30, Тифлис, 1910, с. 171.

6. См. письмо А. Я. Булгакова к К. Я. Булгакову от 21 марта 1829 г. // Русский Архив, 1901, кн. III, с. 298.

7. А. Я. Булгаков в письме к брату от 15 марта (см.: Русский Архив, 1901, кн. III, с. 297) еще не упоминает об этих известиях, а в публикуемом ниже письме М. М. Бакунина, написанном утром 16 марта, они уже присутствуют.

Текст воспроизведен по изданию: О гибели А. С. Грибоедова // Российский архив, Том II-III. М. Российский фонд культуры. Студия "Тритэ" Никиты Михалкова "Российский архив". 1992

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.