Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 1

Фирман Мухаммад-шаха май 1836 г.

Принимая во взимание дружественные отношения между великими и могущественными правительствами Персии и Англии и, исходя из того, что возвышенному характеру Его Величества соответствует, чтобы эти дружественные отношения день ото дня крепли и чтобы из этого следовал взаимовыгодный результат, — в настоящий благоприятный год и впредь в соответствии с этим милостивым объявлением, мы даруем свободу и разрешение купцам британской нации ввозить свои товары во владения Персии и распоряжаться ими в условиях совершенной безопасности и доверия. Они (купцы. — П. Б.) должны платить чиновникам (иранского. — П. Б.) правительства такие же общеустановленные пошлины за свои товары, какие уплачиваются в настоящее время купцами русского государства.

Месяц мохаррам 1252 г. хиджры, месяц май 1836 г. после Рождества Христова.

Заверяется следующими печатями.

С. U. Aitchison. A collection of treaties, engagements and sanads relating to India and neighbouring countries, vol. XIII, Calcutta, 1933, p. 66.

№ 2

Меморандум о пожеланиях, а также о том, что ожидается от везира Яр Мухаммад-хана

Подписан в Кандагаре 9 июня 1839 г. между майором Тоддом, с санкции посла генерал-губернатора Индии и полномочного министра при дворе шаха Шуджи оль-Молька, и Ноджиб Улла-ханом — послом Герата от имени везира Яр Мухаммада.

Статья 1. Высокопоставленный и т. д. ...Яр Мухаммад-хан, везир Еro Величества шаха Камрана Гератского, должен быть признан с этого времени посредником между британскими и гератскими властями. Всякий, кто будет игнорировать власть везира в этом [211] отношении, будет рассматриваться как лицо, действующее против законов дружбы и договора о дружбе.

Статья 2. Британское правительство может израсходовать любую сумму денег на восстановление страны или для других целей. Эта сумма денег будет поступать сначала к везиру Яр Мухаммад-хану, который обязуется не расходовать эти деньги иначе как с согласия и по совету британского политического представителя в Герате.

Статья 3. Везир обязуется ни в коем случае не поступать вопреки желаниям и совету британского политического представителя в Герате и руководствоваться во всем что касается благосостояния двух государств, советами вышеупомянутого представителя. Британский же агент может вмешиваться в дела Герата без ведома и согласия везира, если он увидит в чем-либо попытку нарушить дружбу между двумя государствами.

Статья 4. Британский агент в Герате может принимать на службу без согласия везира не более 100 человек из числа жителей Афганистана. Среди этих 100 лиц не должно быть ни одного родственника везира, не считая тех, которые приняты согласно разрешению, полученному от Яр Мухаммада.

Статья 5. Как управление Гератом принадлежит по праву шaху Камрану и его потомкам, так и должность везира признается за Яр Мухаммад-ханом и его потомками на все время, пока они будут заслуживать доверия; в случае их непригодности к этой службе, средства для их существования будет предоставлять Британское правительство, чтобы они не терпели недостатка и нужды.

С. U. Aitchison. A collection оf treaties..., vol. XIII, p. 234.

№ 3

Договор о дружбе и союзе между достопочтенной Ост-индской компанией и Его Величеством шахом Камраном Гератским

Подписан 13 августа 1839 г. (2 джемади ос-сани 1255 г. хиджры) майором Е. Д’Арси Тоддом — послом генерал-губернатора Индии и его Величеством шахом Камраном за себя, за своих наследников, потомков.

Статья 1. Да будет постоянный мир и дружба между Британским правительством и Его Величеством шахом Камраном, его наследниками и преемниками.

Статья 2. Британское правительство признает существующее в настоящее время управление Гератом за Его Величеством шахом Камраном, его наследниками и преемниками. Британское правительство обязуется не вмешиваться ни под каким предлогом во внутренние дела владений Его Величества.

Статья 3. Имея в виду закрепить и сделать постоянным соглашение между британским правительством и шахом Камраном, [212] британский агент всегда будет пребывать при дворе Его Величества. Его Величество также, если сочтет нужным, может уполномочить своего агента быть при Дюрбаре 1 генерал-губернатора.

Статья 4. Британское правительство, в пределах своих возможностей, обязуется предоставлять его Величеству офицеров, а также обеспечивать его денежными займами и всякими другими средствами, которые оно найдет необходимым для защиты как персоны Его Величества, так и страны, и для того, чтобы помочь защитить права и интересы Его Величества против любых вторжений иностранных держав.

Статья 5. В целях создания действительных возможностей для реализации Британским правительством своих обязательств, содержащихся в предыдущей статье и чтобы уничтожить в самом корне недовольство других государств, Его Величество шах Камран соглашается на то, чтобы запретить навсегда практику похищения людей для продажи их в рабство кем бы то ни было из подданных Его Величества. Если в настоящее время во владениях Его Величества находятся люди, которые были порабощены вышеупомянутым способом, Его Величество обязуется сделать все возможное, чтобы освободить таких лиц.

Статья 6. В пределах своих возможностей, Его Величество шах Камран обязуется сотрудничать с Британским правительством и с Его Величеством шахом Шуджой оль-Мольком, чтобы охранять их владения от вторжения иностранных держав. Однако в то же самое время Его Величество шах Камран обязуется воздерживаться от враждебных действий по отношению к какой-либо иностранной державе без совета и согласия Британского правительства и Его Величества шаха Шуджи оль-Молька.

Статья 7. Его Величество шах Камран соглашается с тем, что, если возникнет какой-либо спор между ним и Его Величеством шахом Шуджой оль-Мольком о границах их территорий или относительно какого-либо другого вопроса, — означенный спор будет передаваться на арбитраж британскому правительству. Британское правительство в дальнейшем примет меры и сделает, со своей стороны все возможное для согласования всех существующих разногласий и тех из них, которые в дальнейшем могут возникнуть между Егo Величеством шахом Камраном и другими державами.

Статья 8. Его Величество шах Камран соглашается не вести никакой переписки с иностранными державами без ведома и согласия британского представителя, пребывающего при его дворе.

Статья 9. В благодарность за постоянную поддержку и дружбу со стороны Британского правительства, интересы которого идентичны интересам афганской нации, Его Величество шах Камран никогда не примет на службу лиц, принадлежащих к какой-либо европейской нации (иностранцев), кроме подданных Великобритании (англичан), и не разрешит таким европейцам проживать в своей стране. [213]

Статья 10. Его Величество шах Камран будет устранять ненужные препятствия свободе торговли и будет принимать такие меры по увеличению льгот торговцам, какие могут быть признаны Его Величеством целесообразными, согласно совету британского представителя при его дворе.

Статья 11. Упомянутые 10 статей должны всегда оставаться в силе до тех пор, пока власть над Гератом принадлежит семье шаха Камрана.

Написан и заключен в Герате в день и год, указанный выше.

Печать шаха Камрана

Е. Д’Арси Тодд, посол в Герате.

Ратифицировано генерал-губернатором Индии 16 марта 1840 г.

С. U. Aitchison. A collection оf treaties..., vol. XIII, p. 235.

№ 4

Фирман шаха Персии от 15 сентября 1839 г. о защите служащих и подчиненных 2 английской миссии

В честь вечной дружбы между существующими правительствами Персии и Англии, нашему, раздающему милости Высокому Величеству угодно, чтобы служащие и подчиненные послов английского правительства при нашем дворе жили в полной уверенности и спокойствии и всегда находились под сенью защиты и благосклонности нашего Высокого Величества. Поэтому в нынешнем благоприятном году справедливости (Hagg) этот благосклонный фирман и был подготовлен, чтобы служащие и подчиненные английского правительства, будь они персами или уроженцами других стран, жили в спокойствии и безопасности. При любых обстоятельствах правительство Персии будет относиться к ним так же, как обращаются с ними и другие правительства.

15 сентября 1839 г. (5 раджаба 1255 г. хиджры)
Шах

С. U. Aitchison. A collection оf treaties..., vol. XIII, p. 66.

№ 5

Фирман шаха Персии от апреля 1840 г. о защите служащих и подчиненных британской миссии

Знайте губернаторы и власти всей страны, что в соответствии с дружбой, существующей между двумя могущественными правительствами (Персии и Англии), мы желаем, чтобы служащие и подчиненные миссии могущественного правительства Англии, которые постоянно пребывают при дворе нашего Высокого правительства, могли находиться в полной уверенности и спокойствии [214] духа под сенью защиты вашего милосердного Высокого Величества и, чтобы никогда на этой богом охраняемой земле и ни при каких обстоятельствах их жизнь и собственность не подвергались угрозе и не причинялся бы им никакой ущерб.

Этот благосклонный и благоприятный фирман, которому внимает весь свет, объявлен и издан, чтобы указать вышеупомянутым (губернаторам и властям), что все служащие и подчиненные английской миссии, будь они персами или уроженцами других стран, должны, как и в прошлые времена, находиться в безопасности и под защитой властей этого высокого государства и пользоваться их вниманием и уважением. Если кто-либо из них (служащих и подчиненных английского правительства) окажется виновным в каком-либо преступлении, то он не может быть наказан без ведома английского посланника.

Поэтому эти высокие лица (губернаторы, которым фирман адресуется), имея в виду дружбу между обоими великими государствами, будут действовать в соответствии с настоящим приказом и, повинуясь этому благосклонному фирману, должны объявить о нем народу всей страны, чтобы народ знал, что таково повеление наше.

Шах

С. U. Aitchison. A collection оf treaties..., vol. XIII, p. 67.

№ 6

Торговый договор, заключенный английским правительством с шахом Персии в 1841 г.

Статья 1. Купцам обоих могущественных государств взаимно разрешается ввозить на территории друг друга товары и изделия всякого рода и продавать или обменивать их во всех пунктах обеих уважаемых стран.

Таможенные пошлины на все ввозимые товары устанавливаются раз и навсегда и должны взиматься по ставкам, определенным для всех товаров, ввозимых купцами наиболее благоприятствуемой европейской нации. Кроме того что такие же таможенные пошлины, какие накладываются на товары купцов наиболее благоприятствуемой нации, будут взиматься и с торговцев — подданных высоких договаривающихся сторон, никакие другие претензии ни под каким предлогом не будут предъявляться к купцам обоих государств во владениях друг друга. Купцы или лица, связанные с высокими договаривающимися сторонами или зависимые от них, будут получать во владениях друг друга такую точно помощь и поддержку и такое же уважение, которое оказывается поддашым наиболее благоприятсгвуемой нации.

 

Статья 2. Ввиду необходимости привлечения купцов обеих сторон каждое государство соответственно будет назначать торговых агентов, которые будут проживать в определенных городах. Поэтому два торговых агента Британского правительства будут находиться: один — в столице, а другой — в Табризе, и только в этих городах, причем при условии, что тот, который будет проживать [215] в Табризе — один будет пользоваться привилегиями генерального консула.

Так как в течении ряда лет резидент британского правительства находится в Бушире, Персидское правительство милостиво разрешает, чтобы названный чиновник проживал там же, как и прежде.

Таким же образом два торговых агента Персидского правительства будут проживать один — в столице Лондоне, а второй — в порту Бомбей, и они будут того же ранга и будут пользоваться такими же преимуществами, как и торговые агенты Британского правительства в Персии.

С этим торговым договором, мы — полномочные послы высоких договаривающихся сторон — согласились и в подтверждение этого приложили свои подписи и печати в столице Тегеране 28 октября 1841 г. (20 рамазана 1257 г. хиджры).

Джон Мак Hиль

Печать мирзы Абдул Гусейн-хана — министра иностранных дел.

С. U. Aitchison. A collection оf treaties..., vol. XIII, p. 67-69.

№ 7

Конвенция между полковником Шиилем и Амир Низамом об осмотре и обыске персидских судов крейсерами Британского флота и Ост-индской компании, заключенная в 1851 г.

В целях предотвращения ввоза негров-рабов мужского и женского пола, Персидское правительство соглашается разрешить военным кораблям Британского правительства и Ост-индской компании в течение одиннадцати лет обыскивать персидские купеческие суда (способ подробно указан в этом документе), за исключением персидских государственных судов, не являющихся собственностью купцов или персидских подданных; в отношении такого рода государственных судов не должно быть никакого вмешательства.

(Вместе с тем. — П. Б.) Персидское правительство обязуется, что на его судах ни под каким видом не будут ввозиться негры-рабы.

Соглашение состоит в том:

Первое. Обыск торговых судов и (персидских. — П. Б.) подданых будет производиться сразу под наблюдением и с ведома персидских чиновников, которые должны находиться на борту кораблей Английского правительства.

Второе. Купеческие суда не должны задерживаться больше того времени, которое необходимо, чтобы произвести обыск.

Если рабы на каком-либо из этих судов будут найдены, Британские власти должны забрать их (рабов. — П. Б.); людей же, которые ввозили рабов не следует задерживать и применять к ним иные (акты. — П. Б.) наказания, кроме отнятия у них рабов. [216]

Судно же, на котором ввозились рабы, совместно и с ведома чиновников Персидского правительства, находившихся на борту британских крейсеров, должно быть передано властям, находящимся в персидских портах, которые являются частью (территории. — П. Б.) Персидского государства; и только власти Персидского государства могут наказывать и штрафовать собственника того рабовладельческого cудна, который действовал в нарушение приказа Его Величества шаха Персии о ввозе рабов (таким. — П. Б.) способом, который соответствует совершенному преступлению,

Бритaнские чиновники с военных судов никоим образом не должны вторгаться на персидские торговые суда без ведома чиновников Персидского государства; однако и персидские чиновники со своей стороны, не должны нерадиво относиться к выполнению возложенных на них обязанностей.

Эта конвенция должна иметь силу в течение одиннадцати лет; после истечения этих одиннадцати лет договорный период окончится. И тогда, если на персидских судах будут производиться хотя бы один день сверх этих одиннадцати лет (обыски. — П. Б.)это будет противоречить линии дружбы с Персидским правительством (вследствие чего персидское. — П. Б.) правительство будет вынуждено требовать удовлетворения.

Если рабы, которые находились до этого в Персии и находятся и теперь там, с настоящей даты и впредь пожелают совершить морем паломничество в Мекку или в Индию, или переехать морем, то они должны с ведома Британского резидента в Бушире достать паспорт у чиновника, стоящего во главе Персидской паспортной канцелярии в Бушире. Никому из рабов, имеющих паспорта, не должны впоследствии оказывать никакого противодействия.

Паспорт (установленного образца), приобретенный с ведома Британского резидента в Бушире, будет действителен в течение одиннадцати лет, как и все статьи (конвенции. — П. Б.), изложенные выше.

Это соглашение о праве обыска и назначение чиновников Персидского государства на борт британских крейсеров должно войти в силу с 1 раби-оль-авваля 1268 г. (хиджры. — П. Б.), соответствующего 1 января 1852 г. 4

С момента подписания этого документа (с августа 1851 г. — П. Б.) и до упомянутой выше даты (1 января 1852 г. — П. Б.) обыск производить запрещается.

Все статьи, изложенные в этом документе, согласованы обеими сторонами и ратифицированы властями обоих правительств, и ничего не должно быть сделано в нарушение этих статей.

Написано в месяце шаввале 1267 г. — августе 1851 г.

Составлено от имени Персидского правительства в двух экземплярах, подписано и поставлена печать Мирзы Таги-хана, Амир Низама.

Датировано, как выше указано

Жустин Шииль, Еe Британского Величества полномочный министр и чрезвычайный посол при Дворе Персии.

С. U. Aitchison. A collection оf treaties..., vol. XIII, p. 76, 77. [217]

№ 8

Обязательство Персидского правительства относительно Герата от 25 января 1853 г. (16 раби-ос-сани 1269 г. хиджры)

1. Персидское правительство обязуется не посылать войска на территорию Герата за исключением тех случаев, когда на город будет совершено нападение извне, т. е. со стороны Кабула или Кандагара или с другой иностранной территории. Но даже, если войска при таких обстоятельствах будут отправлены, Персидское правительство обязуется, что они не войдут в город Герат, а после ухода иностранных войск немедленно, и без задержки возвратятся на собственную территорию.

2. Персидское правительство обязуется воздерживаться от всякого вмешательства во внутренние дела Герата, а также от оккупации или захвата его, или принятия на себя сюзеренитета или управления им. Исключением из этого может быть такое вмешательство, которое имело место между Персией и Гератом во времена покойного Захира эд-Довле Яр Мухаммад хана.

3. Персидское правительство по этому поводу обязуется обратиться с письмом к Сеид Мухаммад-хану для ознакомления его с настоящими условиями, оно обязуется передать их ему (через своего гонца) в присутствии лица, которое принадлежит к английской миссии, но находится в Мешхеде.

4. Персидское правительство обязуется также отказаться от всех прав и претензий на чеканку монеты и на хутбу и на любой другой знак какого бы то ни было подчинения гератского населения Персии.

Однако, если гератское население по своему собственному желанию, как это было во времена покойных Камрана и Яр Мухаммад-хана, захочет послать Персии подарки деньгами и начеканит их с именем шаха, то Персия примет их без всякого возражения.

Это условие также должно быть немедленно сообщено Сеид Мухаммад-хану.

5. Персидское правительство обязуется отозвать Аббаса Кули-хана Пиизина через четыре месяца после его прибытия в Герат, чтобы он не проживал там постоянно. В будущем Персидское правительство не будет посылать своих постоянных агентов в Герат.

Взаимоотношения между Гератом и Персией будут поддерживаться таким же образом, как и во времена Яр Мухаммад-хана. Постоянный агент гератского правителя не будет находиться в Тегеране. Оба государства сохранят те же привилегии, какие существовали во времена покойных Камрана и Яр Мухаммад-хана. Например, если когда-либо появится необходимость в наказании туркмен, или в случае волнений или восстания во владениях шаха, персидское правительство должно получить от Герата помощь подобно тому, как ее оказывал Персии покойный Яр Мухаммад-хан. Жители Герата должны помогать шаху по собственной воле и соглашению, но не постоянно.

6. Персидское правительство также обязуется без всяких условий, никого не исключая, выпустить на свободу всех вождей Герата, которые находятся в Тегеране или в какой-либо другой части Персии, а также не принимать к себе преступников, заключенных или заподозренных Сеид Мухаммад-ханом лиц, за исключением [218] тех, которые, будучи изгнаны Сеид Мухаммад-ханом из Герата, прибудут в Персию и сами изъявят желание остаться здесь и поступить на службу к Персидскому правительству.

Как и прежде, такие лица будут приняты персидским правительством с доброжелательством и благосклонностью.

* * *

О выполнении этих обязательств будут немедленно даны точные инструкции принцу — губернатору Хорасана.

Вышеуказанные шесть обязательств, взятые на себя персидским правительством, должны неукоснительно выполняться.

Персидские власти, несмотря на права, которыми они обладают в Герате, взяли на себя эти обязательства перед Английским правительством единственно из чувства дружбы к нему, чтобы удовлетворить его желание, но при условии, что со стороны Английского правительства не будет никакого вмешательства во внутренние дела Герата и подчиненных ему районов. В противном случае эти обязательства могут считаться недействительными, как если бы их никогда не существовало.

Если какое-либо иностранное государство, афганское или иное, попытается вмешаться во внутренние дела Герата или вторгнуться на его территорию, а персидские власти обратятся с просьбой к Британскому правительству о посредничестве, то Британское правительство должно удержать такие государства от вторжения, чтобы сохранить независимость Герата.

Печать и подпись
Садр-азам

С. U. Aitchison. A collection оf treaties..., vol. XIII, p. 77.

№ 9

Первый Пешаварский договор от 30 марта 1855 г. между Англией и эмиром Афганистана

Договор между Британским правительством и Его Высочеством эмиром Дост Мухаммад-ханом правителем Кабула и тех областей Афганистана, которые ныне находятся в его владении, заключенный со стороны Британского правительства Джоном Лоуренсом, эсквайром, главным уполномоченным в Пенджабе, в соответствии с правами, предоставленными ему наиблагороднейшим Джеймсом Андрью маркизом Дальхузи, рыцарем, генерал-губернатором Индии; а со стороны эмира Кабула, Дост Мухаммад-хана, сардаром Голям Хейдар-ханом, в соответствии с полномочиями, предоставленными ему Его Высочеством, — 1855 г.

Статья 1. Да будет постоянный мир и дружба между достопочтенной Ост-индской компанией и Его Высочеством эмиром Дост Мухаммад-ханом, правителем Кабула и тех областей Афганистана, которые ныне находятся в его владении, а также наследниками названного эмира. [219]

Статья 2. Достопочтенная Ост-индская компания обязуется уважать целостность тех территорий Афганистана, которые ныне находятся во владении Его Высочества, и никогда не посягать на них.

Статья 3. Его Высочество эмир Дост Мухаммад-хан, правитель Кабула и тех областей Афганистана, которые ныне находятся в его владении, обязуется как со своей стороны, так и за своих наследников, уважать целостность территории достопочтенной Ост-индской компании, никогда не посягать на них и быть другом друзей и врагом врагов достопочтенной Ост-индской компании.

Заключен в Пешаваре 30 марта 1855 г. (18 раджаба 1271 г. хиджры).

Джон Лоуренс — главный уполномоченный в Пенджабе.

Печать Голям Хейдара — наследника (престола). Как представитель эмира Дост Мухаммад-хана и лично от своего имени как наследник (престола).

Ратифицировано генерал-губернатором Ост-индской компании в Утакамунде, 1-го мая 1855 г.

Дальхузи

С. U. Aitchison. A collection оf treaties..., vol. XIII, p. 237.

№ 10

Письмо Насер эд-Дин-шаха к caдp-азаму от 1 декабря 1855 г.

Прошлой ночью мы прочли документ, написанный английским полномочным посланником, и были очень удивлены грубым, бессмысленным, отвратительным и оскорбительным тоном и содержанием его. Письмо, написанное им до этого, также было нетерпимым.

До нас дошло также, что в своем собственном доме он постоянно без всякого уважения говорит о нас, однако мы никогда не верили этому: но в настоящее время он распространил подобный тон и на официальную переписку. Поэтому мы убеждены в том, что этот человек (господин Мэррей) — глупый, невежественный, ненормальный, имеющий дерзость оскорблять даже шаха. С времен Шаха Султана Хусейна, который в последние 14 лет его жизни вследствие серьезной болезни не был в состоянии заниматься делами, и Персия находилась в самом дезорганизованном состоянии, даже и тогда и вплоть до настоящего времени не наблюдалось никакого неуважения к государю ни со стороны государств, ни их агентов. Как же могло произойти, что в настоящее время этот глупый министр и полномочный посланник действует с таким безрассудством? Кажется, наши дружественные миссии не ознакомлены с содержанием этого документа; дайте его мирзе Аббасу и мирзе Малькому, чтобы они могли должным образом разъяснить его французскому посланнику и Хайдар Эфенди 4, чтобы они сами увидели, как лживо это письмо написано. С прошлой ночи и до настоящего времени мы находимся в огорчении. И сейчас мы приказываем вам, [220] чтобы вы знали сами, а также известили миссии, что до тех пор, пока королева Англии лично не извинится перед нами соответствующим образом за оскорбления, полученные нами от ее посла, мы никогда не пустим обратно ее глупого посланника-простака или же будем просить от ее правительства какого-либо другого посланника.

С. U. Aitchison. A collection оf treaties..., vol. XIII, p. 86. 5

№ 11

Соглашение между имамом Маската Сейид Сеидом и Тамасп-мирзой Моаед эд-Довле от апреля 5 мая 1856 г. (шаабан 1272 г. хиджры)

По приказу и разрешению властей высокого правительства Персии и на нижеследующих условиях мы поручили управление Бендер-Аббасом, островами Кишм и Ормуз, районами Оссейна, Тазияна, Шама, Минаха, Камира и Бияхана и всеми, зависимыми от них территориями, Его Высочеству Сейид Сеиду-хану — имаму Маската и Омана. Все указанные районы являются истинными территориями высокого правительства. Его Высочество должен действовать в соответствии с этими условиями и не уклоняться от выполнения ни одного из них.

Статья 1. Правитель Бендер-Аббаса должен подчиняться Персидскому правительству и давать письменный отчет о своих действиях властям этого правительства. Подобно всем другим правителям Фарса он обязан повиноваться генерал-губернатору Фарса.

Статья 2. Его Высочество должен пересылать ежегодно со своим доверенным лицом в четыре взноса определенную ниже точную сумму в 16 тысяч туманов. Эта сумма будет выплачиваться в счет причитающегося (персидскому правительству. — П. Б.) годового дохода и подарков за Бендер-Аббас. Расписку за уплату этих сумм (имам Маската. — П. Б.) получит от генерал-губернатора Фарса:

Общая сумма 16 000 туманов

Ежегодный доход

12 500 туманов

Подарок для первого министра

2 000 туманов

То же для генерал-губернатора Фарса

1 000 туманов

Подарок для Шоджа оль-Молька

500 туманов

Статья 3. Его Высочество обязан засыпать ров, выкопанный в настоящее время вокруг форта Бендер-Аббас. Этот ров никогда не должен больше восстанавливаться.

Статья 4. В течение 20 лет имам Маската и его сын будут иметь право на управление Бендер-Аббасом. По истечении 20 лет [221] они будут обязаны передать город в полном порядке Персидскому правительству. Если власти высокого правительства снова пожелают даровать управление Бендер-Аббасом имаму и его сыновьям, они сделают это в знак дружбы, согласно новому фирману и инструкциям. Тогда они (имам Маската и его сыновья. — П. Б.) второй раз смогут занять этот город и послать туда нового правителя.

Статья 5. Они (имам Маската и его сыновья. — П. Б.) должны следить за тем, чтобы над Бендер-Аббасом всегда развивался персидский флаг и городе постоянно находилось несколько человек — персов, дабы смотреть за этим. Таскарачи 6 также будут назначены и посланы для постоянного прибывания в Бендер-Аббасе. Персидскому флагу нужно оказывать всяческое уважение. Ежемесячно в Бендер-Аббас будет посылаться курьер, чтобы получать бумаги, осматривать флаг и проверять обслуживающих его людей. Во все праздники и в годовщину рождения шаха должен производиться салют. Кроме того, должна стрелять обычная утренняя и вечерняя пушка 7.

Статья 6. Правитель Бендер-Аббаса ни под каким предлогом не должен притеснять жителей этой местности, которые в течении многих лет служили Персидскому правительству. Напротив, он должен проявлять о них большую заботу.

Статья 7. Правитель Бендер-Аббаса не должен вмешиваться в дела других районов, за исключением тех, которые со времени покойного Фатх Али-шаха и до настоящего времени находятся под его властью.

Статья 8. Если генерал-губернатор Фарса или губернатор Ларистана пожелают когда-либо отправиться на отдых или охоту в Бендер-Аббас, правитель Бендер-Аббаса, подобно правителям других районов, должен с уважением принять их, оказывать им всяческое внимание.

Статья 9. В случае, если генерал-губернатору Фарса или Кермана будет необходимо срочно послать войска в Кютх, Мекран или Белуджистан, правитель Бендер-Аббаса, подобно правителям других районов, должен способствовать выполнению пожеланий губернатора. Правитель Бендер-Аббаса обязан снабжать войска провизией и проводниками, оказывать необходимое содействие в их отправке и другого рода услуги.

Статья 10. В случае, если генерал-губернатор Фарса найдет какие-либо действия правителя Бендер-Аббаса неправильными, имам немедленно, по получении сообщения об этом, должен без всяких отговорок сместить этого правителя и прислать другого, [222] какого сочтет достойным, который должен быть послушным генерал-губернатору Фарса.

Статья 11. Если кто-либо из подданных Ларистана, Саббы и других районов Фарса или из провинции Керман эмигрирует в Бендер-Аббас, то по получении сообщения, сделанного правителем данного района, правитель Бендер-Аббаса должен вернуть его обратно в свою местность.

Статья 12. Эти условия выработаны вместе с ныне здравствующим имамом Сейид Сеид-ханом и его сыновьями. Однако, если когда-либо кто-нибудь другой овладеет Маскатом, персидские власти не будут считать себя связанными ни одним из этих условий.

Статья 13. Пока Бендер-Аббас, два острова, Шерналь, Минаб и примыкающие к ним районы находятся в руках имама Маската он не должен разрешать въезд туда никаким должностным лицам иностранных государств. Имам Маската должен также дать обещание защищать эти местности с суши и моря, снабжая каждый порт, имеющий якорную стоянку, кораблями, бугхвасами 8 и другими военными судами. Далее он обещает защищать все указанные выше районы от всякого вмешательства в их внутренние дела и от вторжения иностранцев, независимо от того, придут ли они с дружескими или враждебными намерениями. Он никогда не должен разрешать никакому кораблю, бугхвасу и другим военным судам, а также никаким враждебным лицам независимо от того, вооружены они или нет, арабы или иностранцы, приближаться или высаживаться в Бендер-Аббасе или на персидской территории ни под каким предлогом.

 

Статья 14. Имам Маската не имеет права передавать Бендер-Аббас и упомянутые выше районы никому ни из иностранцев, ни другим лицам. Он может владеть ими только сам, назначая для управления одного из своих родственников, который должен действовать в соответствии с этими условиями.

 

Статья 15. По сообщению персидских купцов, один индиец, сборщик таможенных пошлин в Маскате, был назначен агентом в Бендер-Аббас. Там он собирал маскатские пошлины с товаров, посылаемых из Бендер-Аббаса в Индию и в другие пункты... Подобные случаи, как этот, которые противоречат правилам о пошлинах, имам Маската должен предотвратить на будущее время и брать лишь такие вывозные и ввозные пошлины, какие взимал покойный шейх Заиф, и не более.

 

Статья 16. Товары, задержанные на острове Кишм, должны быть перевезены в Бендер-Аббас и розданы там соответствующим грузоотправителям через Хаджи Абд ель-Мухаммада и Малик ель-Тоджара Бушири, а расписки, полученные с них, надлежит отправить в Тегеран.

С. U. Aitchison. A collection оf treaties..., vol. XI, p. 22, 23. [223]

№ 12

Ультиматум министра иностранных дел Англии Кларендона от 11 июля 1856 г. иранскому правительству

Министерство иностранных дел

11 июля 1856 г.

Нижеподписавшийся и т. д. имеет честь напомнить садр-азаму статьи соглашения относительно Герата, которое было заключено в январе 1853 г. между Его Превосходительством и подполковником Шиилем, в то время чрезвычайным послом Ее Величества и полномочным министром при дворе шаха.

Этими статьями Персидское правительство обязывалось не посылать ни под каким видом войска в Герат до тех пор, пока иностранные войска, то есть войска со стороны Кабула или Кандагара или из какой-либо другой страны, не вторгнутся в это ханство. Персидское правительство дало обязательство, что даже в том случае, если войска будут посланы, они не войдут в город Герат, а немедленно и без задержки возвратятся на персидскую землю, как только иностранные войска уйдут на свою собственную территорию. Персидское правительство обязалось также ни в коем случае не вмешиваться ни под каким видом во внутренние дела Герата, то есть не оккупировать его, не домогаться суверенитета над ним и не вмешиваться в дела управления, за исключением такого рода вмешательства, какое имело место при жизни Яр Мухаммад-хана. Персидское правительство также обязалось отказаться от претензий и требований на чеканку монеты и на хутбу и от всяких других знаков (вассалитета. — П. Б.) со стороны жителей Герата, подтверждающих их подданство или подчинение Персидскому правительству.

Британское правительство было информировано о том, что в начале текущего года персидские войска не только вторглись на территорию Герата, но и осадили город и вмешались во внутренние дела Герата. Движение войск в различных районах Персии указывает на решимость Персидского правительства продолжать свою агрессию в Герате, при полнейшем пренебрежении торжественными обязательствами, которые были им даны британскому правительству. Такие действия Персидского правительства рассматриваются Британским правительством как акт открытой враждебности, направленной против Великобритании.

Целью нижеподписавшегося в настоящем обращении к садр-азаму является поставить в известность Персидское правительство о том, что, если оно немедленно не даст удовлетворения по поводу нарушения своего обязательства и подобного акта враждебности и персидские войска не будут в ближайшее время отозваны от города и с территории Герата, то Британское правительство примет такие меры, какие найдет нужными для защиты собственной чести и интересов и будет считать себя свободным от всякой ответственности за последствия, какими бы гибельными они ни оказались для Персии.

«Hansard’s parliamentary debates», vol. 144, London, 1856, р. 53, 54. 9 [224]

№ 13

Из письма министра иностранных дел Англии Кларендона к мистеру Вернону Смиту 10

Мистеру Вернону Смиту

Форейн-оффис, 19 июля 1856 г.

У правительства Ее Величества создалось мнение, что шах ясно показал свою полную решимость упорно продолжать ту политику, которую он проводит в отношении Герата. Но так как успех этой политики будет противоречить интересам Великобритании, то естественно, надо не теряя времени, принять необходимые меры принуждения, чтобы заставить шаха отказаться от его экспансионистских планов.

Поэтому правительство Ее Величества решило немедленно послать инструкции генерал-губернатору Индии об организации в Бомбее соответствующего отряда войск всех родов оружия, снабженного всеми необходимыми средствами транспорта для занятия острова Харак, города и района Бушира. Генерал-губернатор Индии должен держать этот отряд в готовности так, чтобы его можно было отправить в кратчайший срок.

Однако генерал-губернатору нужно сообщить, что экспедиция не должна быть отправлена до получения им последующего распоряжения от правительства Ее Величества.

«Correspondence respecting relations with Persia», London, 1857, р. 154.

№ 14

Письмо Хаммонда сэру Д. Кларку

Форейн-оффис, 24 сентября 1856 г.

Сэр, мне приказано графом Кларендоном просить Вас ознакомить председателя Контрольного комитета с желанием правительства Ее Величества, заключающемся в том, что распоряжение об отправке экспедиции, подготовленной для операций в Персидском заливе, должно быть послано в Индию следующей почтой.

Э. Хаммонд.

«Correspondence…», р. 178. [225]

№ 15

Нота министра иностранных дел Англии Кларендона Иранскому правительству от 10 октября 1856 г., зачитанная им на заседании Палаты лордов 3 февраля 1857 г. 11

Нижеподписавшийся... и т. д. имел честь получить 25 сентября 1856 г. письмо садр-азама, первого министра Его Величества шаха Персии, датированное 17 августа, которое должно было явиться ответом на письмо, с которым нижеподписавшийся обратился к садр-азаму 11 июля того же года по вопросу о действиях Персидского правительства относительно Герата. (Однако. — П. Б.) в этом полученном письме фактически не было никакого ответа на письмо от 11 июля.

Правительство Ее Величества надеялось посредством указанного письма нижеподписавшегося (от 11 июля 1856 г. — П. Б.) добиться от Персидского правительства твердых гарантий в том, что оно немедленно прекратит свои действия против Герата, которыми оно нарушало торжественное обязательство, данное некоторое время тому назад Британскому правительству, равно как и выступало против своих же частых высказываний о недопущении какого бы то ни было вмешательства Персии в дела государств Афганистана, а также расширения власти Персии в тех районах.

Правительство Ее Величества надеялось, что такое заверение будет дано, что за ним последует немедленный вывод персидских войск с территории Афганистана и что будет также дано полное удовлетворение за оскорбления, нанесенные Британскому правительству в лице посла Королевы, которые привели к отзыву Британской миссии из Персии. Если бы все это было сделано, правительство Ее Величества восстановило бы дружественные отношения с Двором шаха. Однако правительство Ее Величества разочаровалось в своих надеждах и ожиданиях. Ему не было дано удовлетворения за оскорбление, нанесенное Британской миссии, которое было затребовано письменно Британским послом в Константинополе в июне 1856 г. от персидского поверенного в делах в этом же городе.

Также ему не было дано удовлетворения, потребованного в ноте нижеподписавшегося от 11 июля 1856 г., за игнорирование Персией своих обязательств относительно Герата. Вместо этого были представлены формальные извинения и заявление об отсрочке. Правительству Ее Величества сообщили, что оно получит удовлетворение после переговоров, ведение которых Персидское правительство поручило послу, назначенному некоторое время назад ко двору короля Франции.

При этом Персидское правительство не удосужилось даже поставить вопросы на обсуждение и оставило их без дальнейшего движения.

После оскорблений, которые привели к отъезду Британской миссии из Тегерана, последовали другие оскорбления в адрес [226] Британского правительства, которые также требуют соответствующего удовлетворения. Такими оскорблениями (нижеподписавшийся в дальнейшем подробно перечислит их) являются, например запрещениe подданным шаха общаться с консулом Ее Величества в Тегеране; невыполнение обязательств об уплате компенсации британскому подданному Сеиду Абдулле... попытка садр-азама воспользоваться водой (для поливки земли. — П. Б.), которая длительное время отпускалась для летней резиденции Британской миссии в Тегеране, нежелание наказать лиц, насильственно напавших на одного из слуг Британского консула; отказ в признании права собственности за правительством Ее Величества на помещение Британского консульства; высылка из Астрабада служащего Британской миссии; опубликование в газете, издаваемой под наблюдением Персидского правительства, клеветнических заявлений в адрес Британского правительства; наконец, прямое разжигание фанатизма, которое привело к выступлениям (населения. — П. Б.) против британских подданных и к такого рода действиям, какие наблюдались в прежние времена, когда город Тегеран был свидетелем убийства представителя иностранного государства разъяренной толпой.

Эти факты общеизвестны в столице Персии, и до тех пор пока не будет дано удовлетворения по всем этим пунктам и об этом не будет доведено до общего сведения, невозможно пребывание Британской миссии при Дворе шаха в безопасности и с почетом.

Однако эти факты — наименьшее зло по сравнению с упорным игнорированием Персидским правительством своих обязательств о полном невмешательстве во внутренние дела Герата, а также о том, что оно будет воздерживаться как от попыток оккупации или овладения Гератской провинцией, так и от принятия на себя суверенитета над ней или управления ею.

Имеются данные, что до отъезда Британской миссии из Тегерана там велись интриги, имеющие целью расширение территории Персии за счет Герата. (Поэтому. — П. Б.) персидские войска были собраны на границах Герата; и как бы для того, чтобы более отчетливо проявить свою враждебность к Великобритании, даже на этой ранней стадии действий Персидского правительства оно избрало для командования этими войсками офицера высокого ранга, близко связанного с шахской семьей, который за последнее время прославился своими непристойными выражениями в адрес Англии, высказанными им, в частности, на многолюдном вечере, устроенном везиром в Тегеране в честь шахской семьи.

С этого времени начались наступательные операции персидских войск, проводимые с неослабеваемым упорством против города и в различных районах гератского ханства; Персидское правительство, проявляя открытую враждебность к Великобритании, устраивало демонстрации, тем самым ясно подтверждая свое желание вступить в конфликт с Великобританией и не уступать справедливым требованиям Британского правительства. Персидское правительство пожелало выставить напоказ перед всем народом свое безразличие к дружбе с Англией и свое убеждение, что Персии нечего бояться справедливого негодования Великобритании.

Однако Британское правительство более не может пассивно относиться к обидам и оскорблениям со стороны Персидского [227] правительства. Экспедиция, направляемая в Персию, в настоящее время готова к отплытию с британской территории, и чем бы не закончилось для Персии это мероприятие, настойчиво провоцируемое самим Персидским правительством, ответственность за последствия ложится на плохих советников шаха, которые добились, что Его Величество стал поддерживать политику оскорблений и обид в отношении Великобритании и нарушений торжественных обязательств международного договора.

«Hansard’s parliamentary debates», vol. 144, р. 54, 55.

№ 16

Объявление

Иностранный департамент
Форт Вильям, 1 ноября 1856 г.

Достопочтенный генерал-губернатор Индии, согласно полученным инструкциям от правительства Ее Величества, направляя британские войска, собравшиеся в Бомбее, на службу в Персидский залив, считает целесообразным ознакомить их с причинами, которые привели к этому необходимому мероприятию.

В январе 1853 г. были заключены определенные статьи соглашения между подполковником Шиилем — чрезвычайным послом и полномочным министром Ее Величества при дворе шаха Персии, и Его Светлостью садр-азамом, или первым министром Персидского правительства.

Этими статьями Персидское правительство обязалось ни при каких обстоятельствах не посылать войска в Герат до тех пор, пока иностранные войска, т. е. войска из Кабула и Кандагара или какого-либо другого иностранного государства, не вторгнутся в Герат. В случае же, если войска будут посланы, Персидское правительство обязалось, что эти войска не вступят в Герат и что по возвращении иностранных войск на их собственную территорию персидские войска будут немедленно отозваны из окрестностей Герата на персидскую землю. Персидское правительство обязалось также воздерживаться от всякого вмешательства во внутренние дела Герата, будь это захват, оккупация или принятие на себя суверенитета, или управления. В виде исключения было разрешено такое вмешательство, какое имело место с обеих сторон во времена, когда правил Яр Мохаммад-хан.

И наконец, Персидское правительство обязалось отказаться от всяких претензий на чеканку монеты и требований чтения хутбы, а также от всяких других форм вассалитета или подчинения правительству Персии со стороны гератского населения.

Одновременно с этим было оговорено, что пока со стороны британского правительства не будет допущено никакого вмешательства в дела Герата, эти обязательства должны оставаться в полной cиле. С другой стороны, пришли к соглашению, что если какая-либо иностранная держава, такая, как, например Афганистан, захочет вмешаться или овладеть Гератом, Британское правительство по официальному представлению персидских властей [228] постарается путем дружеских советов удержать в границах эту иностранную державу с тем, чтобы независимость Герата была сохранена.

В то время как Британское правительство добросовестно выполняло обязательства, взятые на себя по соглашению от января 1853 г., правительство Персии показало преднамеренное явное пренебежение к взаимным обязательствам и сейчас пытается силой ниспровергнуть независимость Герата, являющегося объектом соглашения.

Не так давно, в декабре 1855 г., Персидское правительство в статье тегеранской «Официальной газеты» объявило о своем намерении отправить войска в Герат, основываясь на том, что «соседи» эмира Дост Мухаммад-хана — правителя Афганистана — (англичане — П. Б.) спровоцировали его к овладению Кандагаром и что имея успех в этом мероприятии, с их помощью он замышлял двинуться и на Герат; посему, чтобы обеспечить спокойствие в Хорасане, необходима была вооруженная демонстрация (иранцев — П. Б.) по направлению к Герату.

Это утверждение, что «соседи» подстрекали правителя Афганистана захватить Кандагар или что они ему помогали в захвате этого города, или что он получал советы и поддержку от них, чтобы двинуться на Герат (если под «соседями» подразумевается Британское правительство), целиком неверно. Никакого подстрекательства, помощи или поощрения (прямого или косвенного) со стороны Британского правительства не было оказано. Кроме того, насколько известно Британскому правительству, когда было сделано это утверждение, эмир Дост Мухаммад-хан не предпринимал никаких действий, которые обнаружили бы его желание двинуться на Герат.

Несмотря на это, Персидское правительство выполнило свое намерение. Персидские войска вмешались во внутренние дела Герата и вторглись на его территорию (хотя случай, который мог бы оправдать такие действия, не представился) и осадили город. Тегеранское правительство не только взяло на себя право назначить правителя Герата, но и, обращаясь к правителю города, объявило Герат персидской территорией.

Персидская армия продолжала осаду Герата в течение многих месяцев. До того, как она началась и во время осады недружелюбные чувства Персии по отношению к Британскому правительству даже не скрывались. В последнее время движение войск в различный частях Персии указывает на решение (Ирана. — П. Б.) продолжать агрессию, которую никто не провоцировал и которая противоречит данному (персидским правительством. — П. Б.) слову.

Действия Персидского правительства были признаны правительством Ее Величества открыто враждебными по отношению к Великобритании. Английское правительство стремилось исправить создавшееся положение, но безуспешно. Предварительным условием для урегулирования разногласий, возникших исключительно по вине Персии, было удаление персидских войск из окрестностей Герата на собственную территорию. Однако от выполнения этого требования Персидское правительство уклонилось и, согласно самым последним сообщениям, персидская армия все еще осаждает Герат.

Так дружественные советы не возымели никакого действия, а [229] благоразумные требования были отклонены и отброшены. Это возложило на Британское правительство обязанность предпринять меры, посредством которых можно будет доказать, что торжественные обязательства по отношению к британскому правительству не могут безнаказанно нарушаться. Эти меры должны обеспечить надежные гарантии против постоянного невыполнения взятых обязательств. С этой целью войскам было указано собраться в Бомбее и погрузиться на суда, как только необходимые приготовления будут закончены. Дальнейшие операции этих войск, после того как они достигнут Персидского залива, будут определяться указаниями, зависящими от политики Британского правительства и развития событий.

По приказу генерал-губернатора подписал Д. Ф. Эдмонстон,
секретарь правительства Индии.

«Correspondence…», р. 211-213.

№ 17

Объявление

Иностранный департамент
Форт Вильям, 1 ноября 1856 г.

Достопочтенный генерал-губернатор Индии, преисполненный желания, чтобы военные операции, предпринимаемые в настоящее время против Персии, сопровождались бы по возможности наименьшим вредом для индивидуальных интересов всех персидских подданных, которые проживают на индийской территории Ее Величества под управлением Ост-индской компании и не являются консулами или консульскими агентами на службе Персидского правительства, изволил объявить, что они могут продолжать жить там, где жили до этого, без ущерба для них самих, их собственности и обычных их занятий. Они будут пользоваться защитой до тех пор, пока сами будут воздерживаться от всяких враждебных действий по отношению к Британскому правительству, соблюдать должное повиновение существующим законам и выполнять все решения и распоряжения генерал-губернатора Индии.

По приказу достопочтенного генерал-губернатора Индии подписал Д. Ф. Эдмонстон, секретарь правительства Индии.

Ibid., р. 213.

№ 18

Объявление

Иностранный департамент
Форт Вильям, 1 ноября 1856 г.

Достопочтенный генерал-губернатор Индии, действуя согласно инструкциям правительства Ее Величества, указывает, что [230] враждебные операции против правительства Персии должны быть предприняты немедленно и посему повелевает всем персидским торговым судам, которые во время опубликования этих приказов окажутся в каких-либо портах или городах индийской территории Ее Величества, находящихся под управлением Ост-индской компании, в течение 30 дней со времени опубликования этих распоряжений погрузиться и отбыть из этих портов или городов. Персидским торговым судам, встреченным в море каким-либо из судов индийского флота, будет разрешено продолжать путь, если после проверки их документов окажется, что их грузы были взяты на борт до вышеуказанных распоряжений. Однако ни одно из этих условий не будет распространяться на персидские суда, которые имеют на борту какого бы то ни было офицера военной службы Персидского правительства или какие-либо запрещенные предметы, военную контрабанду, а также донесения. Вышеназванные условия не распространяются также на представителей Персидского правительства.

Достопочтенным генерал-губернатором приказано, далее, любому торговому судну, которое до 1 ноября 1856 г. отправится из иностранного порта в какой-нибудь порт или город индийской территории Ее Величества, разрешить войти в этот порт или город и переправив на берег свои грузы, немедленно отплыть. Всякому судну такого рода, встреченному в море одним из судов индийского флота, будет разрешено продолжать свой путь.

Достопочтенные губернаторы Мадраса и Бомбея, почтенный губернатор Бенгальской провинции, губернатор Ограниченных Сеттльментов (Straits) уполномоченные Пегу и Тенассерима и провинций Мартабан и все чиновники и власти, которых это касается на индийской территории Ее Величества, находящейся под управлением Ост-индской компании, должны дать соответствующие необходимые указания.

По приказу достопочтенного генерал-губернатора Индии
подписал Д. Ф. Эдмонстон, секретарь правительства Индии.

«Correspondence…», р. 213, 214.

№ 19

Второй Пешаварский договор от 26 января 1857 г.

Статьи соглашения, заключенного в Пешаваре 26 января 1857 г. (29 джамади-оль-аввала 1273 г. хиджры) между эмиром Дост Мухаммад-ханом, правителем Кабула и тех районов Афганистана, которые ныне находятся в его владении, и сэром Джоном Лоуренсом, кавалером ордера Бани, главным комиссаром Пенджаба, а также подполковником Г. Б. Эдвардсом, кавалером ордена Бани (низшей степени), комиссаром Пешавара со стороны достопочтенной Ост-индской компании, находящейся под управлением пэра Чарльза Джона виконта Каннинга, генерал-губернатора Индии.

1. Принимая во внимание, что шах Персии, вопреки своему обязательству по отношению к британскому правительству, овладел Гератом и объявил о намерении вмешаться во внутренние дела [231] владений, находящихся в настоящее время в руках эмира Дост Мухаммад-хана, и что сейчас идет война между Британским и Персидским правительствами, достопочтенная Ост-индская компания решила помочь Дост Мухаммад-хану защитить и удержать свои теперешние владения в Балхе, Кабуле и Кандагаре от притязаний Персии.

Британское правительство настоящим согласилось, учитывая дружеские отношения, существующие между обоими правительствами, выплачивать названному эмиру один лак компанейских рупий ежемесячно в продолжении всего периода войны с Персией на нижеследующих условиях.

2. Эмир обязан содержать то количество кавалерии и артиллерии, которое у него имеется, в настоящее время и кроме того, не менее 18 тыс. человек пехоты, из них 13 регулярных полков, общей численностью 13 тыс. человек.

3. Эмир должен сам позаботиться о получении денег из британского казначейства и о перевозке их по собственной стране.

4. По желанию Британского правительства, британские офицеры с соответствующим подчиненным им штатом из местных жителей и ординарцами могут быть посланы с соизволения Британского правительства в Кабул, Кандагар или Балх, сразу во все эти три города или в какой-либо другой пункт, где будет собрана афганская армия, чтобы действовать против персов. Обязанность этих офицеров будет заключаться в том, чтобы наблюдать за правильным расходованием субсидии, выданной эмиру на военные цели, и информировать свое правительство о всех событиях. Они не будут вмешиваться в дела выплаты денег войскам или давать советы Кабульскому правительству по этому поводу. Они ни в коем случае не будут вмешиваться во внутренние дела управления страной. Пока они находятся в стране, эмир будет отвечать за их безопасность и за почтительное к ним отношение, а также за то, чтобы их знакомили со всеми военными и политическими делами страны.

5. Эмир Кабула должен назначить своего уполномоченного в Пешаваре и содержать его.

6. Выплату ежемесячной субсидии в один лак рупий следует прекратить с момента заключения мира между британским и персидским правительствами, если же до этого, то по воле и желанию генерал-губернатора Индии.

7. Как только субсидию перестанут выплачивать, британские офицеры будут отозваны из страны эмира. Однако по желанию Британского правительства его уполномоченным в Кабуле может остаться неевропейский чиновник. Такой же уполномоченный будет находиться в Пешаваре со стороны Кабульского правительства.

8. Эмир должен обеспечить британских офицеров достаточным эскортом от британской границы, когда они поедут в страну эмира и к британской границе, когда они будут возвращаться оттуда.

9. Субсидию начнут выплачивать с 1 января 1857 г. из британского казначейства на месяц вперед.

10. Пять лаков рупий, которые посланы эмиру (три в Кандагар и два в Кабул) не будут засчитаны в счет этого соглашения. Они являются отдельным добровольным подарком от достопочтенной Ост-индской компании. Однако шестой лак рупий, находящийся в настоящее время в руках махаджонса (mahajuns), переданный с другой целью, будет первым взносом по настоящему соглашению. [232]

11. Это соглашение никоим образом не заменит договора, заключенного в Пешаваре 30 марта 1855 г. (11 раджаба 1271 г. хиджры) согласно которому кабульский эмир обязался быть другом друзей и врагом врагов достопочтенной Ост-индской компании, и в соответствии с духом того договора эмир Кабула соглашается сообщать Британскому правительству о всякого рода предложениях, которые он получит от Персии или ее союзников как в продолжение этой войны, так за все то время, пока существуют дружеские отношения между Кабулом и Британским правительством.

12. Исходя из чувства дружбы, существующей между Британским правительством и эмиром Дост Мухаммад-ханом, Британское правительство обязуется простить прошлые военные набеги всех племен Афганистана и не вторгаться на их территорию для наказания.

13. По поводу того, что эмир выразил желание получить 4 тыс. мушкетов в дополнение к уже выданным ему 4 тыс. мушкетов, достигнуто соглашение, что Британское правительство пошлет 4 тыс. мушкетов в Тюель, откуда подчиненные эмира перевезут это оружие на своем собственном транспорте.

Джон Лоуренс, главный комиссар,
Герберт Б. Эдвардс, комиссар Пешаварского района.

С. U. Aitchison. A collection оf treaties..., vol. XIII, p. 238, 239.

№ 20

Нота чрезвычайного посла Ирана в Париже Феррох-хана к английскому послу в Париже лорду Кayли от 2 марта 1857 г. (5 раджаба 1273 г. хиджры)

Из сообщений, полученных до настоящего времени, становится очевидным, что британское министерство рассматривает Его Превосходительство великого везира Персии как препятствие к дружбе двух высоких держав Персии и Англии. Между тем все действия великого везира вплоть до сегодняшнего дня осуществлялись на основании приказов Его Величества шаха, его благодетеля. Его Величество, благодетель, однако, не считает, что происшедшие инциденты противоречат договору, являющемуся основой дружбы между обоими государствами. В связи с этим Его Величество специально уполномочил меня разъяснить британскому министерству действительное положение дел и заверить его, что пребывание Его Превосходительства в должности великого везира не будет вредным для дружбы обоих государств. Наоборот, оно будет самым лучшим средством сохранения и утверждения этой дружбы. Поэтому я твердо уверен, что британский министр не будет настаивать более на смещении великого везира.

Относительно компенсации жителям Герата сообщаю, что поход персидской армии на Герат был предпринят исключительно по настоянию самих жителей Герата. Выполняя это поручение, персидская армия не имела враждебных намерений по отношению к гератцам, а действовала в целях их защиты. Поэтому персидские войска не причинили никакого вреда жителям Герата. Для [233] удовлетворения нужд персидской армии в Герат ежемесячно пересылались наличные деньги из столицы и из Хорасана. Поэтому ни во время завоевания Герата, ни до и ни после этого не было причинено никакого ушерба и вреда его жителям. Напротив, они были объектом всякого рода благодеяний и милостей. Кроме того, как это было полностью установлено, с момента моего отъезда из Константинополя Его Величество, мой благодетель, покорив Герат, оказывал всякого рода благодеяния и милости по отношению к жителям его. С целью поощрения и поднятия культуры шах посылал туда значительные суммы денег.

Я совершенно уверен, что, по представлении моих искренних разъяснений, станет ясно, что жители Герата вместо страдания, потерь и вреда получили много выгодных преимуществ. В итоге, я надеюсь, что британский кабинет не вернется вновь к тем обсуждениям и предложениям, которые имели место в Константинополе.

Относительно Бендер-Аббаса, как я не раз уже упоминал, переговоры между иранским правительством и имамом Маската совершенно удовлетворили обе стороны. По этой причине возобновление указанных переговоров не привело бы ни к какому другому результату, а стало бы лишь источником новых затруднений.

Также совершенно очевидно, что по соглашению, заключенному в Константинополе, и в соответствии с документом, данным Мирзой Хашим-ханом Персидскому правительству об его отказе от права убежища в британской миссии, Мирза Хашим-хан не будет больше иметь никакой связи с британским правительством, а будет, как и прежде, находиться на службе у персидского правительства.

«Correspondence…», р. 237.

№ 21

Нота английского посла в Париже лорда Кayли к послу Ирана в Париже Феррох-хану

Париж, 3 марта 1857 г.

Нижеподписавшийся, посол Ее британского Величества при дворе императора Наполеона, имеет честь получить ноту, с которой обратился к нему 2-го числа текущего месяцa Его Превосходительство Феррох-хан, посол шаха Персии при французском дворе.

Цель Феррох-хана заключалась в том, чтобы добиться отказа правительства Ее Величества от определенных условий, которые были предъявлены ему в Константинополе, а также получить согласие правительства Ее Величества заключить мир на приемлемых условиях.

Условия о которых он упоминает, это — относительно отставки садр-азама; о компенсации, которая должна быть уплачена Персидским правительством жителям Герата, и относительно посредничества правительства Ее Величества по урегулированию затруднений, возникших между шахом Персии и имамом Муската, по вопросу использования порта Бендер-Аббас.

Из ноты Его Превосходительства, сопровождаемой устными объяснениями, нижеподписавшийся понял, что шах Персии сделал [234] это в порядке личной просьбы к Британскому правительству. Поэтому на первом из указанных условий Британское правительство настаивать не будет.

Относительно второго условия Его Превосходительство узнал, что со времени заключенного в Константинополе соглашения, значительные суммы денег уже были посланы шахом Персии в Герат, следовательно, жителями этого города было получено больше выгод, чем потерь, от его оккупации персидскими войсками, и поэтому Феррох-хан может быть освобожден от обещания, которые он дал по этому вопросу в Константинополе.

Его Превосходительство Феррох-хан сообщил, что вопрос о Бендер-Аббасе уже почти разрешен заинтересованными сторонами и, следовательно, никакого посредничества не нужно.

Нижеподписавшийся не может, однако, не высказать сожаления, что Его Превосходительство Феррох-хан не подтвердил письменно свои неоднократные разъяснения во время переговоров по этому вопросу, но поскольку если бы правительство Ее Величества настаивало на этих условиях и они были бы приняты Персидским правительством, независимость Персии и достоинство шаха были бы значительно скомпрометированы в глазах его подданных, правительство Ее Величества окончательно решило отказаться от этих условий.

Правительство Ее Величества желает проводить политику, в силу которой Персия была бы сильной, процветающей и независимой. Оно не может дать в этом отношении лучшего доказательства своей искренности, чем проявление умеренности в своих требованиях по овладению ценными частями персидской территории.

Нижеподписавшийся поэтому имеет удовольствие информировать Его Превосходительство Феррох-хана, что правительство Ее Величества не будет настаивать на принятии своих условий, на которые сослался Его Превосходительство в своей ноте.

Относительно будущего положения Мирзы Хашима, о чем также шла речь в ноте Его Превосходительства, нижеподписавшийся имеет честь заверить его, если Мирза Хашим, как сообщалось об этом, откажется от службы в миссии Ее Величества в Тегеране, тогда миссия, по возвращении в Тегеран, не будет пытаться оказывать ему защиту.

Каули

«Correspondence…», р. 237.

№ 22

Англо-иранский договор от 4 марта 1857 г.

Договор о мире между Ее Величеством королевой Объединенного королевства Великобритании и Ирландии и Его Величеством шахом Персии.

Подписано на английском и персидском языках в Париже, 4 марта 1857 г. (Обмен ратификационными грамотами произведен в Багдаде 2 мая 1857 г.) [235]

Именем бога всемогущего, всемилосердного.

Ее Величество, королева Объединенного королевства Великобритании и Ирландии и Его Величество, знамя которого есть Солнце, священный, августейший, великий монарх, неограниченный Шах-ин-Шах всех государств Персии, объединенные искренним желанием покончить с бедствиями войны, которая противоречит их дружественным желаниям и склонностям, и, чтобы восстановить на прочной основе дружественные отношения, поддерживавшиеся так долго между двумя высокими государствами, решили заключить мир, рассчитанный на обеспечение взаимной выгоды и пользы.

Для осуществления этих намерений они назначили своими полномочными послами нижеследующих: от имени Ее Величества королевы Объединенного королевства Великобритании и Ирландии — достопочтенного Генри Ричарда Чарльза барона Каули, пэра Объединенного королевства, члена королевского высокочтимого тайного совета, рыцаря Большого Креста, высокого ордена Бани, чрезвычайного и полномочного посла Ее Величества при дворе Его Величества императора Франции и т. д., и т. д. и т. д., а от имени Его Величества шаха Персии был назначен Его Превосходительство, источник величия, любимец шаха Феррох-хан Амин оль-Мольк, великий посол могущественного государства Персии, обладатель портрета шаха и синей ленты, носитель усыпанного алмазами пояса и т. д., и т. д , и т. д. Они, предъявив и обменявшись своими полномочиями и найдя их в должном порядке, договорились о заключении следующих статей.

Статья 1. Со дня обмена ратификационными грамотами должен быть установлен постоянный мир и дружба между Ее Величеством королевой Объединенного королевства Великобритании и Ирландии, с одной стороны, и Его Величеством шахом Персии — с другой, равно как и между их преемниками и подданными.

Статья 2. Поскольку между названными Величествами счастливым образом заключен мир, настоящим пришли к соглашению, что войска Ее Величества королевы должны быть эвакуированы с персидской территории, согласно условиям и положениям, которые точно определены ниже.

Статья 3. Высокие договаривающиеся стороны уславливаются, что все пленные, взятые во время войны каждой из воюющих сторон, должны быть немедленно освобождены.

Статья 4. Его Величество шах Персии обязуется немедленно после обмена ратификационными грамотами объявить полную и всеобщую амнистию, и всех персидских подданных, которые могли быть каким-либо образом скомпрометированы связями с британскими войсками во время войны, освободить от всякой ответственности за такое поведение, так чтобы ни одно лицо, независимо от его положения, не подверглось бы гонению, преследованию или наказанию за это.

Статья 5. Его Величество шах Персии далее обязуется немедленно принять меры к выводу с территории, из города Герата [236] и любой другой части Афганистана персидских войск и администрации, находящихся там в настоящее время. Вывод войск должен быть осуществлен в течение трех месяцев со дня обмена ратификационными грамотами.

Статья 6. Его Величество шах Персии соглашается отказаться от всех претензий на суверенитет над территорией и городом Гератом и районами Афганистана и никогда не требовать от вождей Герата или властей других районов Афганистана каких-либо знаков повиновения, таких, как чеканка монеты, хутба или дань.

Его Величество далее обязуется воздерживаться от всякого, вмешательства во внутренние дела Афганистана. Его Величество обещает признать независимость Герата и всего Афганистана и никогда не пытаться посягать на независимость этих государств.

В случае возникновения разногласий между правительством Персии и районами Гepaта и Афганистана, Персидское правительство обязуется передавать их для урегулирования дружественным учрежденниям (friendly offices) Британского правительства и не прибегать к оружию до тех пор, пока усилия этих дружественных учреждений не окажутся безрезультатными.

Британское правительство, со своей стороны, обязуется в любое время оказывать свое влияние на государства Афганистана, чтобы предупредить всякий повод для обид, которые могут быть нанесены ими Персидскому правительству. Британское правительство, когда к нему, в случае возникших затруднений, обратится Персидское правительство, приложит все усилия, чтобы уладить эти разногласия справедливым и достойным чести Персии способом.

Статья 7. В случае нарушения персидской границы каким-либо государством, Персидское правительство имеет право, если оно не получит должногo удовлетворения, предпринять военные действия для подавления и наказания нападающих. Однако всякий военный отряд шаха, который пересечет границу с вышеуказанным намерением, должен возвратиться на свою собственную территорию, как только будет достигнута цель. Осуществление этого права не должно превращаться в предлог для постоянной оккупации или присоединения к персидским владениям какого-либо города или района названных государств.

Статья 8. Персидское правительство обязуется освободить без выкупа, сразу же после обмена ратификационными грамотами, всех пленных, взятых во время операций персидских войск в Афганистане. Все афганцы, которые могли быть задержаны как заложники или арестованы по политическим мотивам в каком-либо районе персидских владений, должны быть освобождены на том условии, если афганцы, со своей стороны, выпустят на свободу без выкупа персидских заключенных и захваченных в плен, находящихся во власти афганцев.

В случае необхоимости договаривающиеся стороны назначат своих уполномоченных для выполнения данной статьи договора.

Статья 9. Высокие договаривающиеся стороны обязуются, что при назначении и утверждении генеральных консулов, вице-консулов и консульских агентов каждый из них во владениях [237] другой стороны будет пользоваться правами представителей наиболее благоприятствуемой нации.

Статья 10. Британская миссия после обмена ратификационными грамотами возвратится в Тегеран, как только Персидское правительство согласится принять ее с извинениями и церемониями, специально указанными в отдельной ноте, подписанной в этот же день полномочными послами высоких договаривающихся сторон.

Статья 11. Персидское правительство обязуется в течение трех месяцев после возвращения британской миссии в Тегеран назначить уполномоченного, который вместе с уполномоченным Британского правительства должен рассмотреть и разрешить вопросы, касающиеся денежных претензии всех британских подданных к Персидскому правительству и удовлетворить те из них, которые будут признаны справеливыми. Либо это будет сделано в виде выплаты всей суммы сразу, либо по частям в течение не более одного года начиная с даты, назначенной уполномоченными. Те же самые уполномоченные должны рассмотреть и разрешить претензии к Персидскому правительству со стороны всех персидских подданных или подданных других государств, которые вплоть до момента выезда британской миссии из Тегерана находились под британской защитой и от которой они до настоящего времени не отказались.

Статья 12. Сохраняя в силе последнюю часть предыдущей статьи, Британское правительство отныне с отказывается от права защиты любого персидского подданного, фактически не состоящего на службе в британской миссии, у британских генеральных консулов, консулов, вице-консулов или консульских агентов, если никакая другая держава не будет иметь такого права. Однако в данном случае Британское правительство требует, а Персидское правительство обязуется выполнить требование о том, что Британскому правительству, его служащим и подданным будут предоставлены в Персии те же самые привилегии и иммунитеты и будет оказываться такое же уважение и почтение, какие пожалованы и оказываются служащим и подданным наиболее благоприятствуемых иностранных государств.

Статья 13. Высокие договаривающиеся стороны настоящим возобновляют соглашение, заключенное ими в августе месяце 1851 г. (шавваль 1267 г. х.), о пресечении работорговли в Персидском заливе и договариваются в дальнейшем, что названное соглашение будет оставаться в силе, пока не истечет его срок (после августа месяца 1862 г. еше на десять лет); затем до тех пор, пока с одна из высоких договаривающихся сторон не ликвидирует его посредством обычной декларации, которая приобретет силу через год после того, как она будет сделана.

Статья 14. Немедленно после обмена ратификационными грамотами британские войска откажутся от всяких враждебных действий против Персии. Как только будут полностью выполнены условия в отношении эвакуации персидских войск из Герата и с афганской территории, а также касающиеся приема британской миссии в Тегеране, Британское правительство обязуется немедленно отозвать свои войска из всех портов, городов и островов, принадлежащих Персии. Британское правительство обязуется, что в [238] течение этого времени командующий британскими войсками не будет ничего делать умышленно для ослабления существующей вассальной зависимости персидских подданных по отношению к шаху, которую он, наоборот, имеет серьезное желание укреплять. Далее, Бpитанское правительство обязуется в том, что персидские подданные будут ограждены от неудобств, связанных с пребыванием Британских войск на территории Персии. Все припасы, которые могут понадобиться британским войскам (в приобретении которых персидское правительство обязуется помочь через своих местных властей), будут оплачиваться по справедливой рыночной цене британским интендантством немедленно по их доставке.

Статья 15. Настоящий договор подлежит ратификации, и обмен ратификационными грамотами должен быть произведен в Багдаде в течение трех месяцев, а если возможно, то и раньше.

В подтверждение чего, полномочные послы обеих сторон подписали данный договор и приложили к нему свои личные печати.

Заключен в Париже 4 марта 1857 г.

Каули

Феррох (по-персидски)

С. U. Aitchison. A collection оf treaties..., vol. XIII, p. 81-84. 12

№ 23

Отдельная нота, относящаяся к статье 10 договора от 4 марта 1857 г.

Нижеподписавшиеся, чрезвычайный и полномочный посол Ее британского Величества при дворе Императора Франции и чрезвычайный и полномочный посол Его персидского Величества при названном императорском Величестве, уполномоченные должным образом своими правительствами, настоящим согласились, что нижеследующие церемонии будут иметь место при восстановлении дипломатических и дружественных отношений между дворами Великобритании и Персии. Это соглашение должно иметь такую же силу и значение, как если бы оно являлось частью договора о мире, заключенного сегодня между нижеподписавшимися.

Садр-азам отправит от имени шаха господину Мэррею письмо, в котором выразит свое сожаление по поводу обвинений, оскорбляющих честь посланника Ее Величества. Садр-азам попросит вернуть обратно его собственное письмо от 19-го ноября и два письма от министра иностранных дел от 26-го ноября, в одном из которых содержится рескрипт шаха с обвинениями против Мэррея. Садр-азам заявит в этом же письме, что никаких рескриптов, подобных приложенному в копии при сем (письме. — П. Б.), в дальнейшем не будет посылаться шахом прямо или косвенно ни одной из иностранных миссий в Тегеране. [239]

Копия этого письма будет послана официально сатр-азамом каждой из иностранных миссий в Тегеране, а само оно будет опубликовано в столице Ирана.

Оригинал этого письма должен быть вручен господину Мэррею в Багдаде персидским офицером высокого ранга. Письмо должно сопровождаться приглашением господину Мэррею от имени шаха возвратиться с миссией в Тегеран и заверениeм со стороны Его Величества, что он будет принят со всеми почестями и уважением, подобающим представителю Британского правительства. Другое лицо высокого ранга будет послано в качестве мехмендара при поездке Мэррея по Персии.

Господин Мэррей по прибытии в столицу будет принят высокопоставленными лицами, которые проводят его к резиденции британской миссии в городе. Сразу по прибытии его туда садр-азам должен отправиться со свитой в британскую миссию, чтобы возобновить дружественные отношения с господином Мэрреем, который затем в сопровождении министра иностранных дел прибудет в шахский дворец, где будет встречен садр-азамом и проведен к шаху.

Садр-азам посетит миссию на следующий день в полдень. Господин Мэррей нанесет ответный визит не позднее чем на следующий день до полудня.

Заключено в Париже 4 марта 1857 г.

Каули

Феррох (по-персидски)

С. U. Aitchison. A collection оf treaties..., vol. XIII, p. 85, 86.

№ 24

Наибольший состав английского экспедиционного корпуса в Иране в 1856-1857 гг.

Европейские войска: 2-й и 64-й пехотные полки, 78-й полк шотландских горцев, 1-й эскадрон 14-го драгунского полка, две конные батареи, три полевые батареи и мортирный осадный парк.

Сипайские войска: 4-й стрелковый полк, 20-й, 23-й, 25-й и 26-й пехотные полки, 2-й белуджский батальон, два эскадрона синдской иррегулярной кавалерии, 2-й эскадрон бомбейского кавалерийского полка, один эскадрон полка Пуни, одна рота артиллерии, три роты саперов 13.

Если считать пехотные полки в среднем по 800, кавалерийские эскадроны по 150, артиллерийские батареи и роты саперов по 100 человек, то получится, что в составе экспедиционного корпуса было 3 150 человек из европейских и 5 800 человек из сипайских войск. К этому числу можно добавить некоторое количество резервных частей и персонал обслуживающих учреждений и подразделений, вместе с которыми общее число европейцев достигает 3 500 и индийцев в 6 500 человек, всего до 10 000 человек, о чем все время сообщала английская и индийская пресса.


Комментарии

1. Дюрбар — собрание, в данном случае — совет (council) при генерал-губернаторе.

2. По-английски — dependents.

3. По данным хронологических таблиц академика И. А. Орбели, эта дата соответствует 25 декабря 1851 г.

4. Хейдар-эфенди — дипломатический представитель Турции в Иране.

5. Это письмо Насер эд-Дин-шаxa было опубликовано в сборнике Ю. В. Ключникова и А. Сабанина «Международная политика новейшего времени в договорах, нотах и декларациях», ч. I, M., 1926, стр. 176.

6. Таскарачи — выдающий различные документы, разрешения. В данном случае, очевидно, оформляющий какие-то таможенные формальности.

7. В Иране, по шиитскому обычаю, утром и вечером при заходе и восходе солнца производится выстрел из пушки.

8. Бугхвас — очевидно, местное название одного из типов судов в Персидском заливе.

9. Зачитано в речи Кларендона 3 февраля 1857 г. в палате лордов.

10. Это письмо в «Синей книге» за 1857 г. приведено не полностью, но указано, что этo «extract».

11. Эта нота не была помещена в «Синей книге» об англо-иранских отношениях за 1851-1857 гг. Она была зачитана в парламенте при обсуждении декларации королевы об объявлении войны Ирану.

12. Статьи 1, 2, 5, 6, 7 и 10 этого договора были опубликованы в 1925 г. в приложении Ю. Ключникова и А. Сабанина в сборнике «Международная политика новейшего времени в договорах, нотах и декларациях», ч. I, M., 1926, стр. 174-176.

13. «Lieutenant-general sir James Outram’s Persian campaign in 1857», London, 1860, p. 194. Донесение генерала Утрама генерал-губернатору Индии, 9 марта 1857 г.

Текст воспроизведен по изданию: Герат и англо-иранская война 1856-1857 гг. М. Изд-во восточной литературы. 1959

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.