Версия для слабовидящих |  Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад
правления восстановлением оных древних правил, узаконенных великими Монархами, правил, которыми смягчалась жестокость неограниченной власти, посредством набожного воспитания вельмож и Принцов. В Персидском переводе Ксенофонтовой Киропедии Фет-Али-Шах нашел бы верные средства поддержать престол свой и династию, и нашел [304] бы их гораздо более, нежели в уроках Европейцов, которых привлекают золотые томаны в Тегеран и в Таврис.

В Персии правила воспитания теперь совсем не те, какие представляет нам Киропедия. Когда царствующая фамилия приумножается рождением Принца; то Шах отсылает его к одному из вельмож, которой имеет обязанность воспитывать его на своем иждивении до тех пор, пока молодой Принц не будет в состоянии управлять какою нибудь областию или городом. Тогда воспитатель имеет случай воспользоваться высокою честию уделить своему питомцу 50 или 60 тысяч томанов на первое обзаведение. Не трудно догадаться, что вельможи Персидские не отчаеваются в признательности любезных своих воспитанников, которых с младенчества приучили уже находить удовольствие в похвалах и ласкательстве.

Можно себе представить, что излишняя плодовитость Шаховой фамилии иногда бывает опасна для Персидского престола. Мугаммед-Таки-Хан, семилетний сын Шаха, однажды употреблен был главным орудием при возмущении против отца его: один из дядей, нарядивши его в царскую одежду, посадил на коня, блестящего [305] золотом и каменьями. Дитя было в восхищении от таких прекрасных игрушек, и гордо сидело на коне впереди сорока-тысячной армии, собранной на тот конец, чтобы свергнуть с престола его родителя. Над мятежным войском одержана решительная победа, и Шах велел четырем сынам своим схватить за руки и за ноги маленького хищника, еслиб незахотел он отдаться добровольно. Принц более всего плакал о том, что с него сняли нарядное платье; однакож в присутствии отца бросился перед ним на колена и просил помилования. Шах проучил его отеческим наказанием.

В Персии издавна употребляется одно решительное средство против беззаконных искателей престола. Древним законом, которой относится по крайней мере ко временам Парфеян, запрещается возводить на престол человека, потерявшего глаз, ногу, или вообще какой нибудь член тела (Procop. De bello Persice L. I. - Amm. Marcell. XVII). В следствие чего вошло в обыкновение вынимать оба глаза у такого Принца, которой становится опасным для царствующего Государя. Таким образом и Фет-Али-Шах однажды был принужден употребить подобное средство над своим [306] братом; по крайней мере он приступил к нему неиначе как уже по сущей необходимости. Ето случилось таким образом.

Гуссейн-Хан два раза бунтовал против своего брата, и оба раза получал великодушное прощение. Однажды узнаeт Фет-Али-Шах, что мятежники слишком выхваляют его брата: вести сии крайне беспокоят Монарха, и он предается мрачной задумчивости. Вдруг призывает к себе палача, и дает ему повеление условленным знаком. Гуссейн-Хан, увидев идущего к себе палача, воскликнул: "теперь наступает конец моей жизни!" - Нет еще! отвечал исполнитель: наш милосердый Государь не хочет посягать на жизнь твою; он только повелел мне вынуть у тебя оба глаза. - После операции, вынутые глаза принесены были к Шаху на золотой тарелке. Увидевши их, Фет-Али успокоился и слезами сострадания заплатил дань любви братской; он послал сказать к Гуссейну-Хану, что постарается всеми силами облегчать жестокую судьбу его, и что, неимея уже более соперника, будет почитать его единственно братом и другом.

Из Франц. Ж.

Текст воспроизведен по изданию: Некоторые известия о нынешнем состоянии Персии // Вестник Европы, Часть 106. № 16. 1819
Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.