Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

30. УКАЗ ОБ УПРАВЛЕНИИ РЕЕМ ПОСРЕДСТВОМ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВА [ЕГО] ВЕЛИЧЕСТВА 1

Так как Господь, хвала ему всевышнему, благодаря своей всеобъемлющей милости и [своему] великодушию пожаловал нам царствование над миром, передал в наши властные руки права для решения и утверждения важных дел стран мира и устройства всех вопросов, касающихся людей земли /с. 70/,сделал знамена нашей державы признаками своего могущества, да будет он могущественным и великим, отдал нам на хранение народы всей вселенной, населяющие сушу и море, степи и горы, раскинул над ними тень нашей власти и могущества, затянул шеи хосроев  и владык ярмом подчинения и повиновения нам, прикрепил на их челе повязку послушания и преданности, покорил и склонил их головы в дальних и близких государствах и странах нашими повелениями и запретами, отворил перед нашей волей и нашим знаменем то, что было сокрыто и упрятано от взора и внимания предыдущих султанов народов и государей арабов и неарабов, раскрыл те дороги и вершины, которые были недоступны и закрыты для них, и довел наши цели до их успешного завершения, то, [исходя из этого], следует считать совершенно необходимым и обязательным выражать благодарность [ему] днем и ночью, тайно и явно за те огромные благодеяния и несравнимую милость, а также сделать своей привычкой и обычаем перечислять и вспоминать о них. И, несмотря на то, что благодеяния и щедрость Господа, благословенного и всевышнего, не имеют предела и не поддаются исчислению и любые усилия в их определении совершенно бесполезны в соответствии с тем, что говорит Он, да будет он могущественным, который произносит: “И если вы будете считать милость Аллаха, то не сочтете ее” (Коран XIV, 37), тем не менее необходимо проявлять старание для выражения благодарности благодетелю по мере возможности и сил, полагаясь на возрастание его щедрости, согласно тому, что Он говорит: “Если возблагодарите, я умножу вам” (Там же XIV, 7). И выражение признательности за милость Его, благословенный он и всевышний, имеет [свои] пути [100] и способы, и властители несут ответственность за это [в соответствии] с тем, что сказал Он, да воссияет его величие: “Поистине, Аллах приказывает справедливость, благодеяние” (Там же XVI, 92). И мы постоянно проявляли заботу об установлении и укреплении основ этих двух достоинств в своем государстве с самого начала восхода знамени [нашего могущества и] до настоящего времени, и [всегда] это убеждение и намерение приносили пользу, которая проявлялась в [нашем] желании. И любую удачу, которая сопутствовала нашему государству и царству и появлялась благодаря милости и благодеянию Господа, мы воспринимали как награду за то убеждение и намерение и считали [ее] вознаграждением за них. И в это время, когда наши знамена победоносно и счастливо вернулись из страны Хорезм в стольный град  Хорасана 2, местонахождение трона государства, и душа успокоилась относительно дел того края благодаря благосклонности [всевышнего], мы вспомнили о [нашем] намерении привести в порядок дела Рея и решить вопросы, касающиеся того края, который является одной из важных областей царства 3. Было принято решение об августейшем выступлении в ту сторону, ибо [хорошо] известно, что ра’ийаты того города и вилайета с давних времен находились на поле дурных событий, были мишенью для стрел несчастья, выпали из колыбели справедливости и правосудия /с. 71/ и лишились благополучия и покоя. И поскольку мы обязаны защищать и покровительствовать им согласно приказу Творца, да возвеличится его достоинство, и убеждены в том, что будем нести ответственность за их положение “в тот день, когда душа ничего не сможет для души, и вся власть в тот день — Аллаху” (Коран LXXXII, 19), то мы не допускаем [никакого] упущения по [отношению] к ним и считаем [для себя] обязательным спасти и освободить их из когтей бедствий. Однако из-за высокой температуры воздуха и сильного зноя пришлось задержаться [до тех пор], пока не ослабеет жара и не станет [более] умеренным воздух. И, руководствуясь добрым намерением и огромным состраданием, которое мы испытываем в отношении ра’ийатов вообще, а ра’ийатов Рея, да хранит их Аллах, в особенности, мы подумали, что тот край останется лишенным наших благодеяний и милостей, те ра’ийаты не окажутся под крылом [нашего] покровительства, а рассеянные в том крае эмиры и знатные люди, [представляющие] хашам и слуг и являющиеся нашими рабами, не объединятся и не соберутся и не выпадет на их долю заново благосклонность и радушие на время задержки похода наших знамен. Воля [наша] решила направить в ту сторону одного из известных и знатных людей [101] двора, приближенных по службе, воспитанников государства, который способен выполнить то важное и деликатное дело, поручиться за то большое начинание и достоин такого важного поручения, и передать на его попечение устройство дел того хашама и тех ра’ийатов, дабы полностью успокоилась [наша] душа относительно того [края]. После прошения благословения [у Господа] для выполнения того значительного поручения и исполнения высокой службы был избран славный, совершеннейший, достойный, поддерживаемый [всевышним] ‘улем Кавам ад-Дин Му’ин ал-Ислам ва-л-Муслимин Инандж Кутлуг Билгя ходжа бек Абу-л-Фаза’ил ал-Музаффар ибн Ануширван 4, да продлит Аллах ему свою помощь. И доверие в этом славном деле, которое содержит в себе религиозное и мирское благо и счастье, было оказано твердости его решения, беспредельной смелости и самостоятельности, хорошему характеру, чистоте убеждения и значительному опыту, который он приобрел, соприкасаясь и управляя большими делами. И так как он получил воспитание в лоне нашего государства и мы считали похвальным и удовлетворительным [его] труд при исполнении каждой из занимаемых им значительных должностей, в которой мы его испытывали, [то мы взамен этого велели повысить его чин и достоинство] 5, щедро его наградить и удостоили чести [такой] близости к нам, что совершенно недоступно воображению подобных ему [мужей] из числа обладателей должностей, о чем знают и в чем убедились знатные и простолюдины. И поэтому обращались к его посредничеству сановники, испытывающие в чем-либо нужду, в частности владетели окраин , для достижения [своих] целей, а также заинтересованные лица направляли ему письма и послания с изложением [своих] просьб /с. 72/ и удостаивались вознаграждения и утверждения. И хотя должность, [представляющая] службу ‘арз 6 при диване, которая находится на попечении его наиба, останется в таком же положении и в настоящее время будет оставлена им и его отсутствие будет огорчать [нас, тем не менее] мы отдали предпочтение интересам хашама того края и ра’ийатов того вилайета, удостоили его чести, назначив [своим] наибом и правителем в тот край, и поручили ему обеспечение сплоченности хашама и его умиротворение, управление всем вилайетом Рей и контроль за доходами и му’амала при приеме того-то 7, охрану асбаб-и хасс и [имущества] отсутствующих 8, оставленного имущества 9, [имущества] противников 10, а также [сбор] налогов города, тайарат 11 и абваб ал-мал 12 в соответствии с диванским подробным описанием, дабы каждое дело он устроил в отдельности так, как велит его смелость, способность, бдительность и искренность убеждения; во всем, что бы ни делал и ни вершил, тайно и явно вспоминал бы о [102] Господе всевышнем, сделал бы из [своего] благочестия и страха перед [ним], да возвеличится имя Его, убранство и украшение для себя и таким образом добивался бы милости Его, благословенного и всевышнего, [в соответствии с тем, как сказано]: “Поистине, Аллах — с теми, которые боятся, и теми, которые делают добро” (Коран XVI, 128). И пусть он взыскивает налоги, причитающиеся дивану из обязательных сумм, всецело регистрирует их пером, определяет и отдает то, что из них причитается нашим рабам и что надо отдать им ради блага государства, соблюдает их права, бережет то, что останется в диване до тех пор, пока не последует на то [соответствующее] распоряжение. И пусть он отвратит гнет и насилие сильных над слабыми, постарается в оказании уважения, почтения и почета саййидам, имамам, ‘улемам, благочестивым людям, шейхам и [представителям] знатных родов, назначит для себя в диван-и ‘амал проницательного, верного и благочестивого наиба, относительно которого могли бы быть спокойны ра’ийаты, [дабы] мог бы он контролировать причитающиеся дивану [сборы] му’амала и извлекать [их] в соответствии с законом, [исправно] нес бы диванскую службу, собирал бы доходы, касающиеся му’амала, а Кавам ад-Дин занимался бы подготовкой и исправлением других деликатных дел, зависящих от его рассудительности и смелости, и проявлял бы в каждом похвальные результаты. И так как назначение на эту должность наиба удачно завершилось [избранием] Кавам ад-Дина и это поручение было передано [ему], то мы приказали нескольким известным лицам из числа эмиров и исфахсаларов, такому-то и такому-то 13, отправиться вместе с ним и издали указ, чтобы все они подчинялись и повиновались ему, не преступали бы его одобрения в том, что он решит и совершит из государственных дел, и следовали бы по пути послушания и взаимной помощи. И когда /с. 73/ он прибудет на место, то пусть соберутся другие эмиры, а [также] знатные люди хашама, которые оказывали ему добрые услуги и проявили [себя] в каждом деле наилучшим образом, будут единодушны в соблюдении интересов страны и государства, добиваются нашего удовлетворения путем оказания помощи и поддержки Кавам ад-Дину, дойдут до предела возможного в [оказании поддержки, необходимой] для управления вилайетом, налаживания дел, относящихся к дивану, облегчения и улучшения положения ра’ийатов и добывания доброй молитвы для всепобеждающего государства, да укрепит его Аллах, считают удовлетворение Кавам ад-Дина близким к удовлетворению нашего Присутствия, руководствуются при любых обстоятельствах тем, что он скажет и установит относительно интересов и важных дел дивана, а противодействие тому считают поводом для возражения. [103]

Приказ 14 таков, чтобы весь хашам из эмиров и исфахсаларов, которые являются нашими рабами, а также [различные] слои мутаджаннаде и икта’даров 15 Рея дорожили прибытием Кавам ад-Дина, выразили бы [ему свое] уважение и почтение, не преступали бы его одобрения в делах, касающихся страны и государства, ознакомили бы его с тонкостями [различных] вопросов, брали и держали бы икта’ 16 и нан-паре по его согласию, в соответствии с написанным им подробным описанием , и завладели бы [ими] согласно его перу, ибо, несмотря на то что Кавам ад-Дин удостоен чести носить там имя наиба [его] величества, диван-и ‘арз [также] числится за ним и [находится] на попечении его наиба. [И] пусть они подумают об этой тонкости, добиваются его согласия, видят наше доверие в сказанном и совершенном им, ничего не скрывают от него из сокровенных тайн государства, сообщают ему о мелких и значительных [секретах] его, в каждом важном вопросе, который возникнет, поступают согласно его совету и одобрению и считают его своим предводителем и вожаком. Пусть саййиды, кади, имамы, ‘улемы, знатные и почтенные люди, шейхи и видные люди города Рея и его округи повинуются и подчиняются приказу, считают Кавам ад-Дина наибом нашего Присутствия, а его наиба ‘амилем и мутасаррифом, [отвечающим] за причитающиеся дивану налоги, обращаются к нему по своим делам, направляют ему [свои] прошения, постараются в оказании уважения и почтения его наибу, передадут ему причитающиеся дивану доходы и налоги и выяснят обстоятельства, касающиеся их малых и значительных [объемов]. И мы повелеваем, чтобы они содержали диван-и шихне, так же как и диван-и ‘амал, [диван-и] асбаб-и хасс, при его представительстве , вершили бы дела, касающиеся [различных] происшествий и выкупа за преступления, согласно его одобрению, не уклонялись бы от того, что он посчитает целесообразным, а все наши рабы и хашам, которые направлялись [вместе с ним] в тот край, а [также] известные люди хашама, которые находятся там, считали бы повиновение [этому] приказу — подчинением ему и обращались бы к нему при [решении] важных вопросов. Пусть он должным образом устроит каждое дело, /с. 74/ выполнит все то, что будет способствовать улучшению положения хашама и ра’ийатов, их облегчению и спокойствию. И пусть при назначении и смещении любого лица они полагаются на верность его истинного пути и его опыт, ибо ему дано на это разрешение и в соответствии с этим ему вручен царский перстень, дабы он подготовил все то, что будет отвечать интересам ра’ийатов, и добывал бы для [104] всепобеждающего государства содействие доброй молитвы, если пожелает всевышний Аллах, хвала Аллаху единому.


Комментарии

1. Указ, изданный после возвращения Санджара из похода в Мавераннахр на имя высокопоставленного чиновника, главы диван-и ‘арз, предоставляет ему большие полномочия как представителю султана (Lambtоn. The Administration, 378). Это еще раз подтверждает мнение о том, что Рей при султане Санджаре пользовался особым статусом.

2. Имеется в виду возвращение султана Санджара из похода на Хорезм (1148 г.). Поход был предпринят Сельджукидом для того, чтобы вновь подчинить себе вышедшего из повиновения хорезмшаха Атсыза. Воспользовавшись поражением Санджара, нанесенным ему кара-китаями у Катавана (1141 г.), хорезмшах захватил Серахс, Мерв и Нишапур, произвел в них опустошения (Ибн ал-Асир, IX, 4). О походе Санджара в Хорезм имеются интересные сообщения у ‘Ата-Малика Джувайни, отец которого приходится внучатым племянником автору настоящего сборника указов. Подробнее о событиях, происшедших в этом походе, и о поэтической полемике, возникшей между придворным поэтом султана Санджара Аухад ад-Дином Мухаммадом ибн Али ибн Исхаком Анвари (ум. в 1168 г.) и главой государственной канцелярии хорезмшаха и его придворным поэтом Рашид ад-Дином Ватватом, см.: Джувайни. Ч. 2, 7, 8. Джувайни также приводит свидетельства о том, что Мунтаджаб ад-Дин Бади’ спас жизнь Рашид ад-Дину Ватвату, которому грозила казнь за сатирические стихи, написанные на султана Санджара (Джувайни. Ч. 2, 9-10).

3. В тексте издания — ***

4. Этот высокопоставленный вельможа являлся главой диван-и ‘арз в государстве Санджара.

5. Фрагмент в квадратных скобках отсутствует в издании. См. каирскую рукопись, л. 69б.

6. Диван-и ‘арз (по-арабски часто диван ал-джейш) — военно-административный орган, ответственный за общее управление войсками. В функции этого ведомства входит учет и управление ленами, всеми видами содержания и довольствия военных лиц разных рангов, а также контроль и регистрация войска и его снаряжения. О диван-и ‘арз см.: Horst, 39; Икбал, 32.

7. В тексте — ***. Не удалось установить, к чему относится слово ***.

8. *** — очевидно, подразумевается состояние и имущество лиц, отсутствующих по каким-то (неясным для нас) причинам. Об этом см.: Петрушевский. Земледелие и аграрные отношения в Иране (статья о термине “тайарат”), 393.

9. *** — свободные, оставленные (возможно, рассеявшимися эмирами) земли и имущество.

10. *** — по всей вероятности, здесь имеются в виду земли и имущество оппозиционно настроенных к правительству эмиров.

11. О термине “тайарат” см. указ № 20, примеч. 4.

12. О термине “абваб ал-мал” см. указ № 15, примеч. 12.

13. В тексте — ***

14. В тексте издания вместо слова *** — ***. См. каирскую рукопись, л. 71а.

15. Иктадары — единственное упоминание этого термина в персидском варианте. Во всех указах обладатель икта’ обозначен арабским термином мукта’ .

16. В тексте издания нет слова икта’. См. каирскую рукопись, л. 71 а.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.