Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Борьба Типу Султана против английских колонизаторов

(Новые архивные документы)

В архиве Ленинградского отделения Института истории Академии наук СССР описана коллекция из шести документов, касающихся борьбы Типу Султана против английских захватчиков 1.

Материалы эти были собственностью Н. П. Лихачева. После Октябрьской революции они были переданы в ведение Археографического института, в Институте истории АН СССР они находятся с 1936 г. Бумаги эти Н. П. Лихачевым (страстным коллекционером, собравшим большое число документов различных стран и эпох) были приобретены, как можно предполагать, незадолго до революции, на аукционе в Париже. В деле хранится вырезка из не очень грамотно составленного аукционного объявления на французском языке, где кратко указано содержание продаваемых документов, но не обозначено время их составления. Возможно поэтому коллекция и не привлекла внимания историков: видимо полагали, что это - документы миссии Типу Султана 1797 г., обнаруженные англичанами после падения Серингапатама и тогда же ими опубликованные в периодической печати. Эти документы были также воспроизведены в приложении к книге Мишо 2. В действительности же документы нашей коллекции принадлежат другой, секретной миссии Типу 1795-1796 гг., о которой историки ничего не знали, поскольку переговоры в 1795-1796 гг. были сугубо тайными, а документы об этих переговорах хранились впоследствии не в архиве, а в частной коллекции. В рассматриваемых материалах имеется также упоминание о неизвестной миссии Типу Султана в 1793 г. 3 [114]

Внешний вид документов (как и их содержание, о чем сказано ниже) не вызывают сомнения в их подлинности: они написаны чернилами из орешка, разными почерками, на плотной европейского производства бумаге с водяными изображениями букв или гербов, причем один из водяных знаков показывает дату "1712". На одной кляксе присохла песчинка; песком присыпали тогда чернила. В документах все даты приведены в летоисчислении революционной Франции, на документах имеются более поздние пометы карандашом по-французски с датами по современному календарю.

Публикуемые документы были составлены на Иль-де-Франсе (о. св. Маврикия) и тайно пересланы в 1796 г. в Париж, в Морское министерство. В коллекции не хватает только одного из отправленных во Францию документов: письма Типу Султана на персидском языке, адресованного французскому колониальному деятелю Давиду Коссиньи.

Мохиббул Хасан высказал предположение, что серингапатамские документы были английской фальсификацией, предпринятой для оправдания нападения на Майсур 4. По мнению Мохиббула Хасана, Майсур тогда не вел переговоров с Францией и не был столь опасным врагом, чтобы англичанам требовалось быстро его уничтожить. Однако на самом деле Майсур, боровшийся за свою независимость, был в 1799 г. серьезным противником англичан, и его союз с Францией представлял бы опасность британскому господству в Индии. Борьба Типу Султана с английскими завоевателями не оправдывает, конечно, их нападения на Майсур. Теперь, когда открыты публикуемые здесь документы, появилась полная уверенность в том, что и в 1797 г. Типу Султан вел переговоры с французами об изгнании английских колонизаторов из Индии. В серингапатамских документах есть письмо, содержащее намек на переговоры 1795-1796 гг. 5, о которых англичане, как я уверена, ничего не знали. Поэтому данное письмо не могло быть подделкой. Более того, оно свидетельствует о подлинности как серингапатамской, так и публикуемом ныне коллекции документов. Какие новые сведения содержатся в публикуемых документах? Мы узнаем, что Типу Султан настойчиво и упорно искал в лице Франции союзника в борьбе против английских захватчиков. Кроме известных ранее миссий 1789 и 1797 гг. мы теперь располагаем сведениями еще о двух миссиях - 1793 и 1795-1796 гг. Даже потерпев поражение в третьей англо-майсурской войне, Типу Султан готов был немедленно опять вступить в бой, если только Франция предоставит ему нужную военную помощь.

Из проекта франко-майсурского договора, составленного Типу Султаном, видно, что, обращаясь к Франции с предложением заключить оборонительный и наступательный союз против английских захватчиков в Индии, Типу Султан понимал, однако, колонизаторские цели французской политики в Индии. Даже в этом документе, имевшем целью привлечь французское правительство предоставлением Франции различных привилегий, Типу Султан писал: "Если в Индии им [французам. - К. А.]. будут уступлены какие-либо фактории, в этом не будет ничего неудобного, но было бы лучше, если бы у них не было ничего" 6.

Типу Султан трезво оценивал ситуацию и, считая главным врагом английских колонизаторов, видел, что остальные индийские князья, вероятно, заключат с ними союз против Майсура. Французские же колониальные деятели, принимая желаемое за действительное, рассчитывали на объединение всех индийских княжеств против английских завоевателей.

Судя по опубликованным документам, этапы миссии Типу Султана 1795-1796 гг. были таковы: в июле 1795 г. Пьер Моннерон, капитан и владелец судна, поступивший на службу к Типу Султану, отправился по торговым делам на Иль-де-Франс, заодно [115] получив от Типу Султана поручение разведать, как отнеслась бы Франция к его предложению заключить с ним оборонительный и наступательный союз с целью изгнать английских захватчиков из Индии. Моннерон поставил в известность о предложении Типу Султана бывшего губернатора французских владений в Индии Давида Коссиньи и его брата Жака. Тот и другой написали Типу Султану идентичные по содержанию письма, заверяя правителя Майсура в благоприятном отношении Франции к такому проекту. С этими письмами Моннерон вернулся в Серингапатам. Типу Султан ответил братьям Коссиньи письмом, поручив им хлопотать во Франции о заключении договора и держать все это в тайне. Текст проекта договора на персидском языке Типу Султан дал 17 апреля 1796 г. Моннерону для перевода на французский язык, а затем отобрал и, видимо, уничтожил. Во всяком случае при взятии Серингапатама англичанами этот документ не был обнаружен. На французском тексте договора есть приписка: "Документ такого рода должен храниться в глубокой тайне и потому никогда не должен обсуждаться в Национальных советах" 7. В секрет Коссиньи посвятили только контр-адмирала Серсэ, который смог переслать все бумаги на военном корабле, запечатав их своей печатью. Вместе с письмами и проектом договора были отправлены две памятки и сопроводительная записка, которые должны были объяснить главным государственным деятелям Франции положение в Индии.

Возможно, что генерал Бонапарт при разработке планов египетского похода ознакомился и с документами о переговорах 1795-1796 гг. 8

Идею похода выдвинули Талейран и Бонапарт, но, как отметил и Е.В. Тарле, "для Бонапарта завоевание Египта было первым шагом к Индии, угрозой англичанам. Для Талейрана, как раз тогда выдвинувшего идею создания новых колоний, Египет должен был стать богатой французской колонией" 9. Все документы, которыми располагал тогда Талейран (проекты и донесения французских консулов и купцов в Египте и Турции), изучал французский историк Шарль-Ру 10. Однако точно не известно, какие документы были посланы Бонапарту по его просьбе, когда он, начиная с августа 1797 г., стал во всех деталях изучать перспективы и возможности похода на Восток. Если документы о переговорах 1795-1796 гг., являвшиеся тогда, наверное, самыми новейшими сведениями о положении в Индии, попали к Бонапарту, то становится понятной его уверенность, что стоит ему во главе своей армии добраться до Индии, как дни английского колониального господства будут сочтены. Ведь из этих документов явствовало, что французскую армию в Индии ждет прочная база и могущественный союзник в лице Типу Султана, который сам предложил союз Французской республике, что, по уверениям видных французских колониальных деятелей, положение английских захватчиков в Индии крайне непрочно и имеется возможность создания мощной антианглийской коалиции всех индийских князей под главенством Типу Султана.

Новые документы показывают, насколько Типу Султан нуждался во французской военной помощи для борьбы с англичанами. В этой связи представляется вполне вероятным, что индиец, пробиравшийся к Бонапарту в качестве посла Типу Султана, был действительно послан этим правителем, а рассказ индийца о том, что документы он утратил в Джедде, где подвергся ограблению, кажется правдивым 11. [116]

Публикуемые документы позволяют также высказать предположение о причинах непонятного на первый взгляд поведения губернатора Иль-де-Франса Маляртика, который нарушил тайну переговоров с Типу Султаном в 1797 г. и тем самым ускорил завоевание Майсура английскими захватчиками. Видимо, Маляртик, узнав из послания Типу Султана, что в 1795 г. переговоры втайне от него, Маляртика, вел его политический противник Давид Коссиньи, решил публично объявить, что на этот раз дела такой большой государственной важности он берет в свои руки. При этом Маляртик не посчитался с тем, что нарушение секретности наносит жестокий удар союзнику Франции и французским интересам в Индии.

Новые документы дают дополнительные сведения об упорной и ожесточенной борьбе индийского народа против английских колонизаторов. Типу Султана чтят в Индии как борца за освобождение страны от гнета английских захватчиков. Документы показывают, насколько велика была его ненависть к английским колонизаторам, как упорно он боролся с ними. Вместе с тем документы подтверждают, что Типу Султан не обманывался насчет колонизаторской сущности французской политики в Индии, хотя поневоле вынужден был обращаться к французским деятелям за помощью.

Все документы публикуются в хронологическом порядке.

К. А. Антонова


Документ № 1.

Письмо Давида Коссиньи Типу Султану

26 июля 1795 г.

Иль-де-Франс 12 8-го термидора 3-го года Французской республики, единой и неделимой, навабу Типу Султану.

Мой добрый друг, Пьер Моннерон, прибыл сюда из Индии на корабле под Вашим флагом, который был здесь встречен с большим удовольствием и со всем тем вниманием, каковое заслуживает правитель, с незапамятных времен всегда бывший другом французов. Что касается меня, хорошо лично знающего всю ценность подобного союза и Вашей дружбы, то меня охватила невыразимая радость, когда мсье Моннерон мне сообщил, что Вы в добром здравии, и да сохранит Вам господь здоровье, государь, и да свершится, в дальнейшем, Ваша судьба, согласно моим пожеланиям.

Мир, который Вы в последний раз заключили с англичанами, маратхами и низамом, показал всей Европе степень Вашего могущества. Что бы ни говорили Ваши враги, раз Вы смогли сопротивляться их союзу, то Ваша победа обеспечена, если они решатся противиться Вам каждый в отдельности.

Объединяются лишь против самого могущественного врага, и именно это испытывают сейчас французы. Против них соединились двадцать европейских держав, и просто невероятно, до чего они доходят в своем заблуждении; однако праведный Господь, царь царей и отец народов, уже дал им почувствовать и испытать силу своей руки; четырнадцать французских армий побеждают всюду и, согласно известиям, полученным нами от марта месяца, французы уже овладели двадцатью наиболее богатыми вражескими областями и всей Голландией.

Правитель Стамбула, имеющий большие владения и в самой Европе, принадлежит к числу тех немногих, кто, как и Вы, государь, оставались верными друзьями и союзниками французов. [117]

Всегда, и когда я был рядом с Вами, и когда переписывался, я говорил Вам только правду; я надеюсь, что вскоре Вы еще больше убедитесь в правильности того, что содержит это письмо, и особенно в стремлении французов демонстрировать всему миру, как они ценят Ваш союз и Вашу дружбу.

Моя привязанность, которую я всегда питал к Вам, не может возрасти и я остаюсь Вашим бескорыстным и искренним

Д-д Коссиньи.

Документ № 2.

Письмо Жака Коссиньи Типу Султану

26 июля 1795 г.

Навабу Типу Султану 8 термидора 3-го года Французской республики, единой и неделимой.

В каком бы уголке земли я ни жил, я всегда буду считать себя одним из ваших самых верных вакилей 13, о чем я не перестаю утверждать, государь, во всех случаях жизни и во всех письмах, которые я Вам писал, говоря всегда одну лишь правду. Со времени моего отъезда из Пондишери я дважды имел возможность сообщать Вам вещи, которые должны были показаться Вам удивительными, а затем, как если бы я все предвидел, Вам наверно уже сообщили об огромных успехах, которые французы ежедневно одерживают, благодаря милости божьей, над всеми своими врагами. Они одержали над ними много знаменательных побед, и все двадцать две державы, соединенные вместе, не смогли помешать им вторгнуться в часть их наилучших областей, которой французы овладели в марте месяце.

Ваши враги, заключив с Вами мир, показали всему свету, что они могли напасть на Вас лишь с крупными силами, и хотя каждый из них собирает весьма значительную армию, они вынуждены были объединиться против Вас и все равно не добились большого успеха. И всем известно, что они Вас еще боятся, несмотря на те жертвы, на которые Вы пошли для блага своего народа; точно так же можно предсказать, что несколько раньше или несколько позднее, но французы заключат мир со своими врагами, и пройдет немного времени, государь, и Вы увидите и весь мир будет изумлен, видя, на что способен французский народ, на который столь опрометчиво и несправедливо напали столько королей. Если мой друг Пьер Моннерон сможет прибыть к Вам, как Вы того желаете и как хочет он сам, он Вам расскажет вещи невероятные, которые тем не менее верны. Примите, государь, уверения в безграничной привязанности Вашего самого верного вакиля.

Ж-к Коссиньи.

Копия верна.

Документ № 3.

Перевод проекта договора с Францией, предложенного Типу Султаном

15 июля 1796 г.

Богом данный серкар 14 предлагает французской нации следующие замечания.

1. Пока следуют по своей орбите солнце, луна и небо, земля остается на своем месте и моря не высыхают; все время, пока существует, по милости [118] божьей, род Корейшитов 15 и Богом данный серкар, так же как и французская нация, между этими двумя державами царят добрая дружба и полный союз, и никакое обстоятельство не сможет это нарушить. Если между служащими этих двух наций возникнут какие-либо разногласия или трудности, причины этого будут внимательно рассмотрены по справедливости, и каждая сторона накажет тех, кто эти затруднения вызвал. Между руководителями обеих держав никогда не должно быть никаких недоразумений, наоборот, следует всячески усиливать союз между ними, равным образом как в большом, так и в малом; с обеих сторон будут посланы избранные лица, способные улаживать дела.

Если случится, что какой-либо сильный враг выступит против одного из двух серкаров, они должны объединиться для борьбы с ним, но если это мелкая стычка, каждая из этих двух держав будет добиваться справедливости собственными силами. В случае мира между французами и англичанами каждый сможет сохранить все завоевания, и французы имеют право их охранять достаточными и солидными силами и, если в Индии им будут уступлены какие-либо фактории, в этом не будет ничего неудобного, но было бы лучше, если бы у них не было ничего.

При заключении мирного договора следует считать Богом данный серкар одним из его участников как союзника французов, поскольку они воевали совместно.

Поскольку союз заключается для мира и для войны, надо по этому вопросу составить соглашение между обоими серкарами для оборонительных и наступательных действий против их взаимных врагов и послать это соглашение Богом данному серкару, который в свою очередь перешлет копию, подписанную и запечатанную своей печатью, серкару французской нации.

Поскольку голландская нация находится в союзе с Францией, Богом данный серкар также будет в союзе с голландцами согласно тем же принципам.

2. Французская армия, которая должна состоять из 10 тысяч человек, высадится в Телличерри, о чем немедленно известят Богом данный серкар, который сразу же направит свою армию для совместных с армией Франции действий. Все продовольствие поставит сушей Богом данный серкар. Крепость Телличерри следует сравнять с землей. Вслед за этим паша 16 отправится со всей французской армией в Кочин, оттуда пойдет на Тирумали, Мадуру, Тричинополи и Танджур, которыми овладеет, а после того направится в Пондишери и Мадрас, который возьмет, если будет на то воля божья.

Военные корабли должны одновременно направиться к побережью, чтобы поддержать сухопутные войска, а Богом данный серкар поставит также необходимое продовольствие экипажу эскадры и, если будет на то воля божья, Мадрас будет взят, его сравняют с землей, как то сделали англичане с Пондишери, и с ним будет покончено.

Богом данный серкар оставит себе крепости Тричинополи, Танджур и Элур и половину побережья Карнатика, а другая половина будет дана французской нации.

Когда, милостью божьей, перечисленные задачи будут решены, армия паши и французов- направится по суше в Бенгалию. Форт Калькутты и другие будут взяты, страна и крепости будут разделены пополам и половина отдана французам.

Закончив дела в Бенгалии, армия отправится в Бомбей, и если паша сам не пойдет с ней, то он пошлет войска с полководцем, который будет ими командовать, чтобы действовать совместно с французами и напасть на английские владения в этой стране. Крепость Бомбей останется [119] французам. Это начинание не должно быть трудным для осуществления.

3. Для проведения военных операций в Индии будет удобнее поставить французскую армию в подчинение паши, так как он - человек, знающий страну и более способный определить наилучшее время для проведения компаний, чем новые войска, ибо если действовать иначе, то можно потерпеть большие потери. В связи с этим и высказано это соображение.

4. На каждую тысячу солдат, которую выставит французская нация, паша предоставит пять тысяч, которые несомненно выполнят свой долг и останутся на своем посту.

5. В течение всего времени, что французские войска и войска паши будут действовать совместно, Богом данный серкар поставит продовольствие французам на море и на суше и поставит также все необходимое для перевозки больных.

6. Маратхи и моголы 17, несомненно, придут на помощь англичанам. На это время войска французов и серкара останутся союзниками. Что касается войны и мира с маратхами и моголами, паша оставляет за собой решение, какие меры следует принимать по этому вопросу.

7. Именно по причине дружбы между Богом данным серкаром и французами и в связи с посылкой посольства во Францию, англичане, обеспокоенные этим союзом, убедили маратхов и моголов присоединиться к ним. Все трое вступили в войну с Богом данным серкаром, и это ему стоило триста тридцать лакхов 18 рупий, отданных вышеуказанным трем державам, и половины его страны. Все это произошло именно в результате этой дружбы: они по этой причине отняли эти деньги и земли, а поскольку французы не могли послать вооруженные силы в Индию, нельзя было отомстить англичанам. В случае, если высказанные ранее предположения не смогут быть осуществлены и будет заключен мир в Европе, в мирном договоре следует оговорить возвращение Богом данному серкару тех трехсот тридцати лакхов рупий и тех земель, которые он потерял. Это будет справедливым со стороны Франции, и эти ее действия прославят ее во всем мире.

При составлении мирного договора следует оговорить, что послы обеих держав смогут ездить туда и обратно, как они сочтут необходимым, и отправлять письма.

8. Потребуются мастера для отливания пушек, бронзовых и чугунных, а также пуль и бомб, для постройки судов и производства бумаги, а также для стеклянных изделий и зеркал. Нужно по тридцать человек каждой профессии.

Переведено в Серингапатаме 19 17 апреля 1796 г. Подписано: Пьер Моннерон 8 июля.

Примечание 20: Данная бумага составлена на персидском языке и была буквально переведена нижеподписавшимся с оригинала, им подписанного и оставшегося на руках у паши Типу Султана. Документ такого рода должен храниться в глубокой тайне и потому никогда не должен обсуждаться в Национальных советах.

Порт Норт-Уэст, Иль-де-Франс, 27 мессидора 4-го года республики.

П. Моннерон.[120]

Документ №4.

Памятная записка правительству Франции о предложении Типу Султана относительно союза против английских колонизаторов.

Не ранее лета 1796 г.

Памятка для Исполнительной Директории.

Бюро колоний.

Памятка Исполнительной Директории 21 в связи с предложениями Типу Саиба 22, переданными гражданами Коссиньи, Моннероном и другими Морскому министерству.

Со времени объявления войны с Великобританией 23 часто возникал вопрос о соединении с Типу Султаном и об оборонительном и наступательном союзе с ним. Однако обстоятельства все время заставляли откладывать этот проект, исполнение которого было приостановлено Исполнительным Советом 27 марта 1793 г. 24

Имели ли правильное представление о могуществе этого правителя? Размышляли ли серьезно о пользе, которую он может принести французской нации, о вреде, который он может нанести англичанам, о его ненависти к последним? Подсчитывали ли ресурсы Типу, его средства и важность его дружбы? Не думаю. Я не собираюсь здесь повторять все, что уже было сказано, чтобы побудить правительство в 1793 г. действовать заодно с ним. Все же важно для того, чтобы дать представление о ресурсах и храбрости султана 25, сразу же сказать, что, забытый в мирном договоре 1783 г. 26, он один выдержал вплоть до 1792 г., когда он заключил перемирие. Подписав его, он отправил посла во Францию, которому было поручено объявить, что он ждет лишь помощи для того, чтобы вновь открыть враждебные действия и изгнать англичан из всех их владений.

Его посол был отправлен к королю 27, и события, происшедшие в августе 1792 г. 28, оказались удивительно удобным предлогом для тех, кто боялся, что союз, предложенный Типу, грозит тяжелыми результатами для Англии. Они не преминули заявить, что этот правитель [Типу] не захочет заключить договор с нарождающейся республикой, что деспотизм является основой его правления. Они выдвигали на первый план то, что судьба Людовика XVI должна была внушить Типу ужас, что он должен был испытывать к французам отвращение. По их мнению, наша революция предрешала заключение им мира с англичанами и наши войска будут отвергнуты. К ним прислушались.

Сегодня нет сомнений в том, как относится к нам султан. Рассказ о событиях во Франции нисколько не ослабил его стремления отомстить Великобритании, а победы Французской республики могли только укрепить его первоначальные намерения. Это Директории он предлагает свой союз и свою дружбу.

Он вновь повторяет свое предложение напасть на англичан, отнять у них все то, чем они владеют в Индии, изгнать их навсегда и закрепить за Францией огромную территорию и торговлю..Он требует, чтобы ему послали десять тысяч французов и соответственное этим воинским силам число судов: он берет на себя снабжение войск и морских команд продовольствием, как только они прибудут в его владения.

Новые требования султана способны тем более привлечь внимание Директории, что положение англичан по сю сторону Мыса Доброй [121] Надежды предвещает их полный разгром в случае нападения на них. На самом деле: защита их побережий в Европе, потребности их военного флота, те людские силы, которые он отвлекает, и число людей, пересланных в наши западные колонии 29, не позволяет им посылать солдат в их восточные владения, и последние победы, одержанные ими в этом краю, должны ускорить момент их поражения.

Если не считать Батавию, на которую они еще не нападали, англичане в настоящее время присоединили к своим прежним владениям - Бенгалии, а также Малабарскому и Коромандельскому побережьям - все владения Голландии в индийских морях, а для того, чтобы сохранить то, что они имели прежде и их новые завоевания, они могут располагать лишь двенадцатью тысячами европейских солдат. По существу они повсюду слабы, на них повсюду можно напасть с одинаковым успехом. В дополнение к их двенадцати тысячам европейцев у них еще 30 или 40 тысяч сипаев, мало привычных к трудностям войны, и вообще плохих солдат.

Силы Типу состоят из 90 или ста тысяч пехотинцев, хорошо обученных, хорошо обмундированных и хорошо оплачиваемых, причем почти все уже участвовали в войнах. Его союз с французами обеспечит ему всю маратхскую конницу, а она состоит из трехсот тысяч всадников.

Полное разорение знаменитого Лондонского банка, который держится только благодаря ввозу товаров из Индии, будет неизбежным результатом успеха в восточных колониях и с успехом обеспечит Республике прочный и длительный мир. Он, со своей стороны, даст Франции преимущества в торговле и обеспечит ей торговлю всей Европы 30.

Разъяснив подробно преимущества, которые договор, предложенный Типу Султаном, представляет для нашей торговли, нашего флота и наших финансов, достаточно обратить внимание Директории на наши владения дальше Мыса Доброй Надежды. Эти владения теперь сузились до Иль-де-Франса и Реюниона, а состояние неподчинения, в котором сейчас находятся эти колонии 31, представляет на выбор лишь две линии поведения по отношению к ним: или наказать их, или, разъяснив им их собственные интересы, привести их к пониманию своих ошибок и побудить их добиваться прощения путем добровольного подчинения законам Республики. Нечего сомневаться, какую из этих двух линий поведения изберет Директория.

Если мы, сверх того, предположим, что эти острова наслаждаются самой полной внутренней безопасностью и не дали никакого повода заподозрить их в неверности, то в этом случае было ли бы правильным считать, что несмотря на важность их расположения, у них недостаточно ресурсов для высадки войск. По-видимому, если решат послать предложенную выше экспедицию, то придется вообще не заниматься ими или заниматься только как вопросом второстепенным, согласно излагаемому ниже плану. Эскадра должна под парусами отплыть к Мысу Доброй Надежды. Она высадит войска, и главнокомандующий даст походные инструкции, которым должно следовать, чтобы овладеть этим пунктом, и установить число людей, которое нужно оставить для его охраны. Если высадка и взятие фортов будут связаны с большими затруднениями, то следует зайти в порт на Иль-де-Франсе.

В случае успеха эскадра запасется провизией на Мысе Доброй Надежды и отправится прямо в Телличерри, место, обозначенное султаном для соединения его войск с войсками Республики. В противном случае эскадра изыщет средства запастись провизией из складов Иль-де-Франса и Реюниона и доставит с Мадагаскара то, чего ей будет недоставать. Однако можно быть уверенным в овладении Мысом Доброй Надежды, если на него нападут те войска, которые предполагается отправить Типу. [122]

Поскольку основной целью этой экспедиции будет соединение с этим правителем, то не подобает во время остановки в порту раздражать население Иль-де-Франса и поднимать вопрос о введении в действие декрета, который оно отвергло в предыдущем мессидоре-месяце и которому оно, вероятно, подчинится, когда увидит в своих морях многочисленную эскадру. Если нельзя будет добиться подчинения до возвращения эскадры, то тогда будет достаточно времени привести непокорных к повиновению. Можно быть уверенным, что это удастся, раз англичане лишатся всех своих владений на Мысе Доброй Надежды и в Индии и не смогут предоставить свою помощь и поддержку некоторым из непокорных, несомненно на это надеющимся.

В депешах контр-адмирала Сэрсе, содержащих послания султана на имя Директории, объявлено, что будут уважаться его знамя и его территории. Его [Сэрсе] отзыв об этом правителе не оставляет сомнения в том, как к нему относятся в Индии.

Остается только сказать, что посылку войск в Телличерри можно легко замаскировать. Уже некоторые лица предполагают, что правительство собирается послать значительные силы, чтобы ввести в действие законы на Иль-де-Франсе и на Реюнионе; нетрудно будет поддержать эту естественно возникающую мысль.

Каковы бы ни были намерения Директории, не следует пренебрегать дружбой султана и, даже предполагая, что не захотят заключить с ним оборонительный и наступательный договор, проект которого он сам посылает, тем не менее будет правильным и полезным привязать этого правителя к Республике, упомянув его в договоре при заключении мира с Англией и объявив его там союзником Франции.

Документ № 5.

Составленный Давидом Коссиньи обзор положения в Индии

15 июля 1796 г.

Обзор политического положения в Индии.

Именно в этой части земного шара, от Мыса Коморин до горы Иман и до Тибета и от персидских пределов до границ Китая Тамерлан основал самую прекрасную империю на земле и, может быть, самую обширную по своей протяженности, известную до наших дней под названием Могольской империи, которой в течение нескольких веков непрерывно, один за другим, более или менее талантливо правили потомки этого великого завоевателя 32.

Этот удивительный человек, более известный своими завоеваниями и военными подвигами, был, однако, крупным государственным деятелем, великим законодателем; оставленные им политические, военные и гражданские институты свидетельствуют, что подлинно гениальные люди, такие, как Александр 33, и герой, о котором мы говорим, основывая новые империи, думали не только об удовлетворении собственного честолюбия, но и о счастье рода человеческого, основы единственно истинной и прочной славы.

Мы осмеливаемся дать здесь не историю Индии: многие английские авторы, добившиеся знаменитости, почти ничего не оставляют желать в этом отношении; мы можем лишь предложить простую и очень краткую [123] картину положения в Индии в настоящее время с политической, наиболее интересной для французского народа точки зрения.

Огромная власть англичан основана на развалинах Могольской империи, правитель которой является в настоящее время лишь призраком властителя.

В течение двадцати лет или несколько более того английская Ост-Индская компания утвердила свое господство в Индии на пространстве, простирающемся вплоть до Ярта 34, которую древний Рим не смог завоевать, и что невероятно, с помощью группки европейцев, которые остаются даже не распыленными, а затерянными от Мыса Коморин до Дели; если англичане надеются еще надолго сохранить свое господство в стране, ежегодно изымаемые богатства которой составляют основу их власти в Европе, то несомненным кажется, что они рассчитывают на свои интриги среди индийских правителей, которых они имеют какое-то основание бояться, на слабость остальных и еще более на бездействие, в которое погружена Франция, особенно во время мира, и столь глубокое, как если бы огонь войны потух навсегда.

Уважение, которое до сих пор питают к Тамерлану в этих странах, поддерживает еще правителя той же династии, который живет в своем гареме больше как раб везирей, постепенно завладевших стезей власти, чем как владетель, при одном имени которого трепетали некогда правители Индии.

Со времен Томас Кули-хана 35, который в наши дни сверг и тут же восстановил делийский престол, субы 36, набобы и т.п. сделались более или менее независимыми и отделились от империи и друг от друга, следуя своим личным интересам.

Именно в результате этого раздробления англичане, применяя ловкость и пуская в ход всякого рода политические средства, захватили наилучшие части Бенгалии по обе стороны Ганга; а маратхи, являющиеся, как и их вожди, прирожденными жителями Индии и в течение нескольких веков жившие на отлете в горах северо-восточнее Гоа, вышли для того, чтобы также воспользоваться этим разделением и опять подчинить своей власти всю страну;

а субы Декана, вассалы Моголов, под тем же предлогом со времен Низам-ул-мулка 37 почти не признают суверенитет падишаха, т.е. могольского императора, их отца;

а старший сын недавно умершего Мухаммеда Али 38 или, вернее, англичане под его именем, овладели провинциями Аркат, Мадура, Марава 39 и Танджур, раджей которых они сделали своими вассалами;

и, наконец, в результате этого самого раздробления Хайдар Али и сегодня его сын Типу Султан овладели Майсуром, Каннарой, Бедуром и т.д. и создали новое государство, которое Типу стремится освободить от всякой зависимости от маратхов и низама, данником которого он является, как и тот, в свою очередь, должен быть данником Могола.

Таким образом, полуостров Индостан может сейчас считаться поделенным между четырьмя крупными державами:

1. Англичане владеют наилучшими провинциями Бенгалии как по ту, так и по сю сторону Ганга; они - верховные властители Карнатика, Танджура, Мадуры, Маравы, и все полигары 40 вплоть до Мыса Коморина являются их вассалами; к этому они еще прибавили часть земель, завоеванных Хайдаром Али и Типу, которые последний вынужден был им уступить, чтобы заключить мир с объединившимися против него маратхами, низамом и англичанами; а ныне также все голландские владения в индийских морях вплоть до Мыса Доброй Надежды исключительно, и если Батавия еще не в их власти, можно заранее предположить, не боясь [124] ошибки, что они не преминут присоединить это богатое владение ко всем остальным своим завоеваниям.

2. Типу Султан - хозяин части Малабарского побережья с гори Делли до окрестностей [Гоа] и некоторых северных областей, которые... его отец и он сам; его владения отделены от Карнатика цепью гор, которые обособляют Малабарское побережье от Коромандельского.

3. Низам Али, который еще обладает Деканом..., Голкондой, Кондавиром и некоторыми другими областями на севере, но который в течение примерно тридцати лет почти потерял треть своих владений.

4. Наконец, маратхи, населяющие местность к северо-востоку от Гоа, индийские союзники которых простирают свои владения вплоть до ворот Агры в лице Синдии, который недавно умер главным везирем Великого Могола, и в Каттаке, вплоть до устья Ганга.

В это последнее описание раздела Индии на четыре основных державы мы совсем не включаем Великого Могола, который находился во власти маратха Синдии, своего везиря, и каковой, несомненно, сейчас находится под опекой какого-нибудь другого везиря или, может быть, во власти англичан, которые, долгое время держа в руках одного из недовольных сыновей правящего императора, наверно не упустили из виду, что они могут прибавить к своим огромным владениям в Индии везират правителя, коего они, возможно, посадили на делийский престол, если император действительно умер, как говорят.

Мы также не включаем в число держав Индостана значительное число раджей, а также сикхов, рохиллов, патанов, которые являются вассалами или маратхов, или низама, или англичан, и силы коих в отдельности нечего бояться четырем основным державам, о которых мы только что говорили.

Вот уже пять или шесть лет, как англичане имеют в Бенгалии для поддержания своей власти войско примерно в 6000 европейцев и содержат, даже в мирное время, примерно 40 тысяч сипаев; на Коромандельском побережье и в других зависимых от него областях 41 англичане в тот же период имели кроме того войско в 6000 европейцев (которое они собирались постепенно увеличить до 12-13 тысяч), 40 тысяч сипаев и 3 или 4 тысячи экипированных конных воинов, вооруженных по-европейски, причем 400 или 500 человек из них были англичанами или европейскими чужеземцами.

На Малабарском берегу 1000 или 1200 европейцев и 13 тысяч сипаев.

Нельзя предполагать, чтобы в настоящее время англичане имели в Индии, исключая гарнизон Мыса Доброй Надежды, более 12 тысяч человек, разбросанных по их старым владениям и по тем голландским поселениям, которые англичане уже завоевали или еще завоюют.

Типу Султан, которого все еще следует считать одним из наиболее богатых правителей Индии, хотя он изъял из своей казны 82 миллиона монет 42 для распределения между маратхами, низамом и англичанами, содержит постоянную армию в 40-50 тысяч сипаев, разделенную на несколько корпусов, хорошо вооруженных, дисциплинированных и одетых в форму, 20 тысяч конных воинов и многочисленную артиллерию, хороша обслуживаемую и весьма подвижную; кроме того, в качестве гарнизона своих пограничных крепостей он содержит еще 30 или 40 тысяч сипаев или пияда 43. Кроме значительных воинских сил Типу Султана следует еще учесть его казну, которая должна быть весьма богатой, несмотря на большие потери, нанесенные ему в последней войне, поскольку его отец завоевал ряд областей Малабарского побережья, куда не проник ни один завоеватель из тех, кто совершал набеги на Индию, и по сие время эти области никогда не были ограблены и не платили контрибуций. [125]

Маратхи (включая в это понятие всех местных правителей Индии) могут соединившись собрать армию в 300-400 тысяч всадников и больше, поскольку одни маратхи Пуны несколько раз выступали с 200-300-тысячной конницей.

Хотя Низам Али может поставить под оружие 100 тысяч воинов, а может быть и больше, но его казна ныне истощена. Небольшое число содержимых им войск столь плохо обучено, а он сам столь предан удовольствиям своего сераля, что можно безошибочно предсказать, что меньше, чем через четверть столетия он сам или его преемник станет добычей маратхов, или Типу Султана, или же скорее англичан. Легко понять, что как бы огромна ни была в настоящий момент власть англичан в Индостане, они всегда находятся в весьма опасном положении и много слабее объединенных сил маратхов, Низама Али и Типу Султана.

Это объединение совсем не столь трудно, как можно было бы подумать. Англичан знают во всех серкарах Индии, у индийцев глаза открылись на эту нацию, которая скорее с помощью своих интриг и своей политики, чем силой своего оружия продвинула свои завоевания со столь удивительной быстротой.

Французы не казались - не будучи предназначены ускорить подобный переворот, если при заключении мира 44... Исполнительная власть в Индии работала над тем, чтобы 45... и доверие регента Пуны, субы 46.. и Типу Султана; можно с уверенностью утверждать, что все они в отдельности стремятся добиться союза с французской нацией 47...

Объединить их против англичан к наступлению войны, которая более или менее близка - вот к чему должны при заключении мира сводиться все усилия представителей Исполнительной власти, когда восстановят Пондишери. Поскольку война с Англией продолжается, паша Типу Султан указывает в своем послании французской нации средства ускорить подобный переворот и, возможно, уничтожить всю власть англичан в Индии; это мы сами считаем возможным.

Порт Норт-Уэст, Иль-де-Франс, 27 мессидора 4-го года Французской республики, единой и неделимой.

Д-д Коссиньи Ж-к Шарпантье.

Документ № 6.

Записка Пьера Моннерона, Давида Шарпантье Коссиньи и Жака Шарпантье Коссиньи Морскому министерству Франции.

Не ранее сентября 1796 г.

Пьер Моннерон, Давид Шарпантье Коссиньи 48, Жак Шарпантье Коссиньи 49 - Морскому 50 министерству.

Привет и братств.

Гражданин!

Одному из нас, Пьеру Моннерону, плавающему на свой собственный счет на корабле, несущем флаг паши Типу Султана, случилось увидеться с этим правителем. Он [Моннерон] покинул его серкар лишь 6-го флореаля этого года 51, чтобы отвезти на Иль-де-Франс груз зерна и риса, которых эта колония была совершенно лишена. [126]

Второй из нас, Давид Шарпантье, является офицером высшего ранга и в войне 1781 г. командовал отрядом из 800 человек с Иль-де-Франса, действовавшим в соединении с армией паши и помогшим ему отвоевать его лучшие области, которыми завладели англичане. Он повторно являлся губернатором Пондишери, а также о-ва Реюнион и, на этом последнем посту, генеральным командующим французскими поселениями к востоку от Мыса Доброй Надежды. При министерстве Бертрана он был заменен генералом Маляртиком по собственному желанию и по причине своего сильно расстроенного здоровья.

Третий из нас, Жак Шарпантье, покинул военную службу в чине майора пехоты. Он следовал за своим братом в Пондишери, где, в результате стечения обстоятельств, он поддерживал постоянно корреспонденцию с Типу Султаном, который ему доверял и продолжает еще доверять.

Мы сообщили все эти подробности о нас самих лишь в надежде, что это придаст вес отчету, который мы Вам сообща сделаем относительно миссии, которую нам поручил Типу Султан для передачи великой Директории или Совету Пятисот, если он существует 52.

Вы найдете при сем, гражданин министр, под № 1 53 обращение паши Типу Султана к французской нации, или к Совету Пятисот, который ее представляет.

Под № 2 - буквальный перевод замечаний или предложений, которые паша нам поручил довести до сведения правительства и оригинал которых на персидском языке, подписанный одним из нас, Пьером Моннероном, он оставил у себя.

Под № 3 - копия двух писем, которые примерно восемь месяцев тому назад написали паше Давид Шарпантье и Жак Шарпантье; наконец, под № 4 Вы найдете ответ по-персидски, который им дал этот правитель 54.

Мы обращаем Ваше внимание, гражданин министр, что мы не дали просочиться никаким сведениям о нашей миссии, чтобы не компрометировать, с одной стороны, политические интересы паши Типу Султана, а [с другой], - особенно интересы колонии, поскольку именно под флагом этого правителя Пьер Моннерон ввез сюда два миллиона зерна и сможет еще ввозить. Однако ввиду отсутствия агентов Исполнительной власти, которые лишь показались в этой колонии, мы полагали, что нашим долгом является известить контр-адмирала Сэрсе о ресурсах, которыми он мог бы располагать при соответствующих условиях, о хорошем отношении паши Типу Султана к французской нации или, вернее, о его ярко выраженной ненависти к английской власти. Именно адмиралу Сэрсе поручено переслать Вам наши депеши под видом своей личной корреспонденции. Для большей уверенности при всех возможных обстоятельствах мы добавляем к уже перечисленным документам памятку, или, скорее, некоторые размышления, уже посланные Морскому министерству в 1788 г. одним из нас, Давидом Шарпантье. Мы отметили там те изменения, которые неизбежно вызваны прошедшим с тех пор временем и событиями в положении правителей Индостана и в их взаимоотношениях. Все эти документы совместно содержат все данные о цели нашей миссии. Поскольку приводить отрывки было бы бесполезным, мы позволим себе лишь одно замечание о предложениях паши [нашей] нации за № 2 и мы полагаем, гражданин министр, что в соглашении, которое следует заключить с навабом Типу Султаном, можно будет легко добиться согласия этого правителя на такие изменения пунктов этого предложения, какие могут быть потребны в интересах Республики; но мы также полагаем, что ни в коем случае не следует поставить французские войска в полную зависимость от него [Типу] ввиду отсутствия денег на оплату войск и на другие расходы. Французская армия должна всегда иметь свою казну при себе. [127]

Мы просим теперь позволения, гражданин министр, сказать, что наша любовь к Республике и наше усердие во славу ее и процветание, лишенные всякого личного интереса, являются единственной причиной, побудившей нас принять на себя ту миссию, которую соблаговолил поручить нам паша Типу Султан, и мы с тем большей радостью предались этим чувствам, которыми мы будем воодушевлены до конца нашей жизни, что любой отказ в ответ на предложения Типу Султана не повредит интересам нашей нации, а наоборот, если обстоятельства позволят принять [эти предложения], они могут принести большую пользу в случае, если наша нация захочет напасть на огромные владения англичан в Индии, или же, в случае заключения с англичанами мирного договора, если включат туда пункт о Типу Султане, как он этого желает, и Республика тем сохранит верного союзника и открытого и ярого врага британской нации.

П. Моннерон, Ж-к Коссиньи Шарпантье

Давид Шарпантье Коссиньи.

Комментарии

1 "Путеводитель по архиву Ленинградского отделения Института истории". М.-Л., 1958, стр. 503. Коллекция 38 описана Л.Г. Катушкиной.

2 J. Michaud. Histoire des progres et de la chute de l'empire de Mysore..., vol. I. Paris, 1801, p. 277-339.

3 Об отсутствии в литературе каких-либо сведений о миссиях 1793 г. и 1795- 1796 гг. свидетельствуют новейшие исследования по этому периоду. Например, С.П. Сен упоминает о проекте посылки миссии в Париж в 1793 г., причем предполагает, что она не состоялась. С августа 1793 г. и по 1797 г. Типу Султан, по словам С.П. Сена, "не имел никакой связи не только с Францией, но и с островами Св. Маврикия и Бурбон". [S.P. Sen. The French in India (1763-1816). Calcutta, 1958, p. 549.] Отсутствие сведений о миссиях 1793 и 1795-1796 гг. подтвердили в своих письмах ко мне специалисты по этому периоду истории Индии - Колин Дейвис (Оксфорд) и Мохиббул Хасан Хан (Алигарх). Колин Дейвис писал 26 мая 1961 г.: "Я не нашел никакого упоминания о миссиях 1793 и 1795 гг., а я эти вопросы знаю отнюдь не поверхностно". Мохиббул Хасан 12 января 1962 г. сообщил: "Насколько я помню, я не нашел никакого упоминания об этих миссиях во французских архивах в Пондишери".

4 Mohibbul Hasan Khan. History of Tipu Sultan. Calcutta-Dacca, 1951, p. 293, 298-299.

5 Письмо Д. Коссиньи Типу Султану от 5 марта 1798 г. J. Michaud. Указ. соч., стр. 297-299.

6 См. документ № 3.

7 См. документ № 3.

8 Все бумаги о переговорах 1795-1796 гг. дошли до Парижа, хранились именно там и там же были приобретены Н.П. Лихачевым. На меморандуме Коссиньи имеются относящиеся к XVIII в. заголовок и помета на полях - "Бюро колоний", сделанная другим почерком и другими чернилами. Возможно, что заголовок (первый из двух заголовков документа) и помета на полях были сделаны в Морском министерстве Франции. Остается, правда, не выясненным, кто читал эти документы, каким образом они попали в частную коллекцию и кто был ее владельцем.

9 Е.В. Тарле. Талейран. М., 1957, стр. 61.

10 F. Charles-Roux. Les origines de Г expedition d'Egypt. Paris, 1910.

11 T.P. Doguereau. Journal de l'expedition d'Egypte, pubhe d'apres le manuscrit original. Paris, 1904, p. 132-133.

12 Иль-де-Франс - остров св. Маврикия.

13 Вакиль - представитель.

14 Серкар - "правительство", "государство". Богом данный серкар - название Майсура при Типу Султане и при его отце Хайдаре Али.

15 Корейшиты - род, из которого вышел пророк Мухаммад.

16 Паша - имеется в виду "падишах".

17 Маратхи и моголы - Типу Султан имел в виду остатки Могольской державы в Индостане, находившиеся под господством маратхских князей.

18 Лакх - 100 тысяч.

19 Серингапатам был столицей Типу Султана.

20 Примечание написано другими чернилами и другим почерком (того же времени).

21 Исполнительная Директория - правительство Франции с 5 октября 1795 г. по 13 декабря 1799 г.

22 Типу Саиб - так европейцы часто называли Типу Султана.

23 Война с Великобританией - речь идет о вступлении Англии в 1793 г. в войну европейской коалиции против революционной Франции.

24 Проект, исполнение которого было приостановлено Исполнительным Советом 27 марта 1793 г. Протоколы Исполнительного Совета за этот период не опубликованы, и в литературе нет упоминания об этом постановлении.

25 храбрости султана - Типу Султан имел титул падишаха, но европейские авторы нередко принимали за титул часть его имени.

26 Забытый в мирном договоре 1783 г. В июле 1783 г. в Индию пришло известие о заключении мира между Англией и Францией. Главнокомандующий французскими силами в Индии де-Бюсси тогда приказал французским отрядам, боровшимся на стороне Типу во второй англо-майсурской войне, прекратить военные действия, что поставило Типу в очень тяжелое положение и принудило его заключить в 1784 г. Мангалурский мир с англичанами.

27 его посол был отправлен. Об этом посольстве Типу ничего не известно.

28 события, происшедшие в августе 1792 г. - имеется в виду свержение монархии во Франции.

29 наши западные колонии - имеются в виду французские владения в Америке.

30 Он... дает Франции преимущества в торговле и обеспечит ей торговлю всей Европы - очевидно, имеется в виду индийская торговля, т.е. торговля индийскими товарами, приносившая в те времена огромные прибыли европейским купцам.

31 состояние неподчинения, в котором находятся эти колонии - речь идет о сопротивлении плантаторов Иль-де-Франса и Реюниона введению в действие декрета 4 февраля 1794 г. об уничтожении рабства в колониях.

32 потомки этого великого завоевателя - речь идет о Тимуре (Тамерлане). В действительности держава Великих Моголов была основана в Индии Бабуром, потомком Тимура в 1525 г.

33 Александр - имеется в виду Александр Македонский.

34 вплоть до Я рта - то есть Яксарта, Сыр-Дарьи.

35 со времен Томас Кули-хана - Тахмасп Кули-хан, известный как Надир-шах.

36 субы - имеются в виду субадары, то есть наместники областей.

37 со времен Низам-ул-мулка - речь идет об Асафе Джахе, правителе Хайдарабада, бывшем могольском наместнике Декана, объявившем себя независимым правителем в 1720 г.

38 старший сын недавно умершего Мухаммада Али - ставленник англичан, правитель Арката (Карнатика).

39 Марава - вероятно, имеется в виду Маяварам, место на Коромандельском побережье, севернее Негапатама.

40 полигары - то есть палаяккары, мелкие владетели в Южной Индии.

41 на Коромандельском побережье и в других зависимых от него областях - речь идет о государстве Карнатик и зависимых от него владениях.

42 он изъял из своей казны 82 миллиона монет - в тексте "франков, чеканенных в Туре", которые стоили на одну пятую меньше парижского франка.

43 пияда - солдат-пехотинец.

44 при заключении мира - далее пропуск, правый угол страницы порван и концы строчек пропали.

45 над тем, чтобы... - далее пропуск.

46 субы ... - далее пропуск.

47 нацией... - далее пропуск.

48 Коссиньи - написано сверху другим почерком.

49 Коссиньи - написано сверху другим почерком.

50 Морскому - написано другим почерком.

51 6-го флореаля этого года - 25 апреля 1795 г.

52 для передачи великой Директории или Совету Пятисот, если он существует - при установлении Директории 23 сентября 1795 г. Совету Пятисот поручалось составление списков, из которых затем Совет старейшин выбирал пять членов Директории. Фактически Совет Пятисот не имел государственной власти.

53 Нумерация документов нами изменена.

54 под № 4 Вы найдете ответ по-персидски, который им дал этот правитель - судя по описи проданных на аукционе в Париже документов, этого документа в коллекции, приобретенной Н.П. Лихачевым, не было и местонахождение его в настоящее время неизвестно.

Текст воспроизведен по изданию: Борьба Типу Султана против английских колонизаторов. (Новые архивные документы) // Народы Азии и Африки, № 4. 1962

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.