Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 98

1672 г. июля 28. — Наказ астраханского воеводы Я. Н. Одоевского головам Астраханской таможни А. Лузину и Д. Семенову о порядке сбора таможенных пошлин с русских, персидских, индийских и других восточных купцов.

(л. 1) Список с наказу.

Лета 7180-го июля в 28 день. По государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича, всеа Великия и Малыя и Белыя России [175] самодержца, указу и по грамоте боярин и воеводы князь Яков Никитич Одоевской, стольник князь Иван Михайлович Каркодинов, Василей Лаврентьевич Пушечников, дьяки Степан Шарапов, Петр Самойлов, Василей Протопопов велели быть в Астарахани в таможне у збору великого государя таможенных всяких пошлин в головах гостиные сотни Андрею Лузину да Казенные слободы Демиду Семенову, в ларешных — посацким людем кузьмодемьянцу Ивану Сафанину, чебоксаренину Борису Москвитинову и збирать на великого государя таможенная пошлина по его великого государя указу и уставной печатной грамоте и по новоуставным статьям, каковы он примет у прежнего таможенного головы Ильи Колупаева с товарыщи, и по новоуставным же статьям, каковы присланы под наказом к боярину и воеводам ко князю Якову Никитичю Одоевскому с товарыщи, а каковы те новоуставные статьи, и те статьи писаны ниже сего в сем наказе, и чинить им о всем по тем новоуставным статьям.

Список с новоуставных статей, каковы присланы под наказом великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, боярину и воеводам князю Якову Никитичю Одоевскому, стольнику князю Ивану Михайловичю Каркодинову, Василью Лаврентьевичю Пушечникову, (л. 2) дьяком Степану Шарапову, Петру Самойлову, Василью Протопопову.

Как придут в Астрахань бусы и струги, и на тех бусах и на стругах быть таможенному голове и целовальником безодходно по тех мест, покамест с того судна товары все выгрузят. А выгружать ис тех судов те товары велеть вскоре, в один день или в два, на гостин новой иноземской двор в анбар или в два анбара, и печатей у тай и у кип и у всяких мест на карауле досматривать, чтоб в тех во всех таях и кипах всякие товары считать налицо. И, досматривая, те всякие товары, кроме шолку, клеймить государевым клеймом, которое послано ныне с Москвы, для того что им держать будет беспятненых товаров и руским людем продать и в верховые городы и иноземцом и руским людем отпускать нельзя, а отпущены будут всякие товары из Астрахани з досмотром и з большою крепостью, а не досмотря и не заклеймя, товаров в таях и в кипах и во всяких местах никому не отдавать и анбаров и всяких мест не роспечатывать. А в таможенных выписях описывать имянно которые товары клейменые, а неклейменых товаров из Астрахани не отпускать, а шолк отпускать из Астрахани, считая ансырями [и] отвешивая, и в выписях писать счот и вес таями и ансырями все имянно. А в досмотре б товаров торговым людем мешкоты отнюдь и задержанья не было. А будет учинят не против государева указу, и им от великого государя быть в опале.

А будет которые товары по досмотру или по иному какому сыску объявятца сверх таможенной записки и росписей в лишке тай или в таях (л. 3) по счету или неклейменые товары, и с тех их лишних и неявленых и неклейменых товаров имать на великого государя тройную пошлину. А буде хто упрямитца и не похочет платить пошлин, и у него ис того утаеного товару взять те тройные пошлины товарами, а досталь отдавать тем людем, для того чтоб впредь они товары свои являли и в таможенные книги и в росписи писали все и клеймили, а ничего не таили.

Которые иноземцы и руские люди поедут сверху в Астрахань, и в Астрахани у них в таях и во всяких местех товаров досматривать и лишние и неявленые товары имать на великого государя. И во всем о том учинить против того, как написано о их, иноземцом, приезде в Астрахань.

И как поедут из Астрахани иноземцы или руские люди за море с товарами своими, и им потому же в таможне и голове приносить за [176] руками товаром своим росписи. И против их росписей товаров их, во всяких местех осматривая ж накрепко, и перечитать все налицо и таи и кипы и всякие места печат[ать] таможенною печатью, и те товары з гостина двора свозить и в суды класть при голове. И взяв с них против указу великого государя таможенные пошлины, отпускать их из Астрахани. А на тех их судах посылать до Урустопской заставы провожатых целовальников с служилыми людьми и велеть над ними смотрить, чтоб к ним на суды ниоткуды лишних товаров в привазе не было. И о всем чинить по той статье, как написано об их приезде из-за моря, чтоб они лишних и неявленых и заповедных товаров из Астрахани не возили и в Астрахань не привозили.

(л. 4) А будет на судех иноземцы скажут у себя или в росписях напишут или по досмотру объявитца табак, и табаку отнюдь в город пропускать не велено, а велено тот табак с тех судов на карауле на учюге Урустубе снимать и держать ларешному целовальнику за печатью. И как иноземцы назад поедут, и тот табак велено им отдавать и приказывать им с великим подкреплением, чтоб они отнюдь табаку в Астрахань не привозили, а будет учнут привозить, и тот табак учнут у них имать бесповоротно. Будет иноземцы табак в Астрахань привезут, а в Астрахани у них сыщетца, и тот табак имать на великого государя бесповоротно и о табаку заказ учинить крепко, чтоб они отнюдь из-за моря табаку в Астрахань и из Астрахани вверх не вывозили и тайно не провозили, потому что наперед сего они, иноземцы, на табаке в Астрахани и во всех руских городех збирали многие серебреные деньги и вывозили из Московского государства в свои земли, и от того многие их люди богатились.

Да наперед сего в Астрахань проезд бывал сухим путем через горы, мимо Терка и не захватывая Терка, со многими товары. И которые товары пойдут через Терек в Астрахань, и те товары, сколько у кого тай и кип и всяких мест, на Терках велено переписывать и печатать таможенною печатью и клеймить, у торговых людей имать росписи за руками, сколько у них тех их всяких товаров. И о том с ними и опричь их с Терка велено писать в Астрахань подлинно. А в Астрахани (л. 5) потому ж те товары досматривать накрепко и иные крепости чинить, смотря по тамошнему делу, и смотрить накрепко, чтоб тайно и неявля товаров и табаку и через горы в Астрахань и в юрты не привозили, а из Астрахани серебра и золота не вывозили, и сказать астараханцом всяких чинов людем, чтоб они с утаеными товары никого ниоткуды к себе не пускали. А буде хто пустит и сыщетца про то, и тому быть в жестоком наказанье, и те утаеные товары взять на великого государя. А которые примут, и на тех имать против пошлин втрое, а в причинных местех поставить заставы и велеть проведывать всякими мерами, чтоб отнюдь не проезжали тайно.

Наперед же сего на Гилянском, на Индейском, на Бухарском дворех жили многие иноземцы, и у них домы великие, а приезжих иноземцов пускали к себе во дворы стоять из найму и наймы с них имали большие. А великому государю с тех иноземцов, которые домами жили, только шло постойного по 2 гривны с человека, а в тех их домех ухоранивали многие неявленые товары и табак, и от того в таможенной пошлине и в лавочном найму учинился убыток великой.

И ныне указал великий государь в Астрахани зделать для приезду и торгу иноземцом и для астраханских жителей и товарные кладки и торговли гостиной особой двор на том месте, где ныне Индейской двор. И на том дворе зделать лавки и погребы и построить лавки рядами. А как учнут (л. 6) приежжать с товары иноземцы, гилянцы и бухарцы [177] и индейцы, и их ставить на том дворе и товары всякие велеть класть в лавки, да и астраханским жильцом тезиком и бухарцом и индейцем велеть товары свои класть в те ж лавки, а кроме того двора нигде товаров держать и торговать не велеть. А у того двора быть для береженья целовальником и караульщиком для того, которые товары на тот двор привезут или з двора повезут, чтоб про то про все в таможне было ведомо и з двора б свозили с ведома ж таможенного головы з записью, а о том заказ учинить крепко.

В Астрахани ж велеть таможенному голове руским людем и иноземцом учинить заказ под смертною казнью, чтоб они торги свои, хто с кем учнет торговать руской человек у иноземца какой товар выменной или на деньги купит и продаст, с кем чем ни сторгует и как с кем розделка учинитца, записывали б в таможне имянно. И те их торговые записки будут к большому свидетельству и крепости неявленых товаров и всякой ведомости всяких руских товаров и заморских.

А будет которые руские торговые люди по указу великого государя будут отпущены из Астрахани в верховые городы и к Москве, и им наперед отпуску велеть в таможню к голове приносить за рукою росписи, сколько с ними людей и хто имяны, и на чьих судех они едут и товары свои везут, и хто сколько каких товаров везут из Астрахани вверх и в скольких таях и кипах и сколько чево по счету. И голове против тех росписей у них тех (л. 7) их товаров досматривать всех и, досмотря, печатать таможенною печатью и в суды таи и всякие места велеть класть. А сколько при головах и при целовальниках каких тай или мест положат, велеть записывать в книги имянно и по досмотру с тех явленых товаров имать проезжие пошлины по указу великого государя, кроме новоуставных статей, и давать им проезжие грамоты. А в грамотах все их товары писать, сколько каких товаров и в кольких отпускех и кипах и таях и во всяких местех имянно, чтоб они товары в верховых городех все явили, а меж таможен не розвозили. А сколько их будет в руские городы из Астрахани в отпуску и что с ними товаров, и о том ведено для ведома из Астарахани к великому государю писать имянно ж, для того что на Москве и в городех по тем астраханским отпискам и по проезжим грамотам те все товары и у товарных тай и у кип астараханских печатей, клейм и учнут досматривать накрепко. А отпускать из Астарахани к Москве и в верховые городы руских людей, а иноземцов тезиков и индейцов и бухарцов и гилянцов и армян астараханских жителей и приезжих, опричь послов и посланников и купчин шаховых, никово не отпускать. А шемаханского хана и дербенского салтана приезжим купчинам и присыльщиком и кумыцким владельцем торговать в Астрахани, а к Москве их не отпускать и имать с них пошлины по указу великого государя и по новоуставным статьям. А на отпускех из Астрахани в верховые городы торговым руским людем и шаховым купчинам сказывать. — В Астрахани будет у ково где какие товары объявятца таи и кипы без астараханских печатей, (л. 8) а товары без клейм, и те товары на Москве и в городех велено описывать, а без указу великого государя им тех товаров отдавать не велено, и они б про то ведали и одноконечно товаров своих из Астарахани в верховые городы в таях и в кипах без астараханских печатей и без клейм не возили, а из верховых бы городов руские люди и шаховы купчины в Астарахань привозили таможенные выписи, где они с тех товаров и в которых городех пошлины заплатят, а сколько каких у шаховых послов и у посланников и у купчин будет шаховых товаров, о том писать имянно и с росписей присылать списки, каковы они подадут, а с лишних товаров имать пошлины. [178]

В выписях имать по руских людех в Астарахани поруки, будет они на которые товары из руских городов таможенных выписей в пошлинном платеже не положат, и с тех их товаров имать в Астарахани таможенные пошлины против городских вдвое, для того чтоб они, опасаясь тех двойных пошлин, с тех своих товаров в руских городех пошлины платили сполна. В Астарахань ж приезжают беспрестани шаховы и хановы купчины со многими товары, а с собою привозят в Астарахань и из Астарахани в верховые городы [и] из верховых городов в Астарахань и за море многих торговых людей со многими товары, а называют всех своими людьми и своими товары, и от тово в таможенных пошлинах чинитца недобор великой.

(л. 9) И ныне указал великий государь товары, которые будут отпущены от шаха и на те шаховы товары будет шаховы купчины привезут росписи за шаховою печатью, и по тем шаховым росписям досматривать, сколько с ними каких шаховых товаров будет отпущены, и оценить, и с тех шаховых с письменых товаров велеть пошлину положить. А до приезду полуголовы Александра Карандеева с шаховых товаров пошлины не имать и сказать про то шаховым присланным, как приедет Александр Карандеев, и в то время пошлины взяты будут, а с лишних товаров имать пошлины против торговых людей.

Которые тезики и бухарцы и индейцы и кумыченя и черкаских мурз уздени и окоченя поедут с товары в Астарахань через Терек водяным или сухим путем, и у них товары на Терке велено осматривать и клеймить, а в Астарахани печатей и клеймов досматривать. И будет которые товары объявятца сверх терского отпуску не запечатаны и неклейменые, и с тех имать пошлины по указу великого государя, а в Астарахани всякие их товары клеймить. Будет с Терка поедут чье уздени с отписками водою или через степь, а у них объявятца какие товары, и те товары потому ж клеймить и с товаров пошлины имать по указу, а, не клеймя тех товаров и не взяв с них пошлин, из Астарахани не отпускать.

В Астарахани.ж у приезжих людей, которые с Москвы приедут в Астарахань, досматривать на судех беглых людей и крестьян и всяких (л. 10) чинов людей мужеска полу и женска. И будет объявитца такие беглые люди мужеска полу и женска, и тем людем по розысканью чинить государев указ. Шаховы области и горских владельцев и черкаских мурз у людей за вину имать все товары в казну великого государя, а у руских взять животы в ево ж государеву казну и чинить наказанье, а иноземцом за такие дела чинить против шаховых же людей, а бусы и струги с Урустобской заставы велеть провожать, чтоб нихто тайно никаких людей не привозили в Астрахань.

В нынешнем ж во 180-м году марта в 1 день великий государь царь и великий князь Алексей Михайлович, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержец, указал для пополнения своей великого государя казны прежних государей царей и великих князей и отца своего государева, блаженные памяти великого государя царя и великого князя Михаила Федоровича, всеа Русии самодержца, и свои великого государя жалованные тарханные грамоты, которые даны патриархом и митрополитом и в Троицкой Сергиев и в-ыные монастыри, отставить и впредь никому тарханом не быть, и с патриарха, и с митрополитов, и Троицкого Сергиева и иных монастырей со всяких их промыслов таможенные пошлины имать великого государя в казну на Москве и в городех таможенным головам и целовальником так же, как и с торговых людей збирают, також и руских людей (л. 11) и из мурз и с татар и с черкас и со всяких иноземцов, которые были тарханщики, таможенные пошлины имать, а [179] тарханом не быть, а что Троицкого Сергиева монастыря взято будет тарханных пошлин по астараханской цене, и о том писать, к великому государю.

В Астрахани же велено смотреть накрепко, чтоб нихто заповедных никаких товаров, золота и сребра, и железа и олова, и стрельной стружи, и стрел, и железец стрельных, и пищалей, и гвоздей и топоров, и ясырю нагайского и татар и татарченков мужеска полу и женска, и птиц соколов и кречетов и челигов кречат, их торговым тезиком никоторыми делы не продавали, а послом и посланником и купчинам кизылбашским заповедные товары давать покупать по грамотам великого государя, сколько кому чево купить указано. А буде послы и посланники и купчины повезут заповедные товары и птиц, а великого государя грамот о тех товаров и о птицах не будет, и те заповедные товары и птицы имать на великого государя.

В Астрахани же были на откупу и на вере, збирали верные головы и целовальники десятые пошлины с веников и з дров и с уголья, с лавок и с полков оброки, з булдышных браг, что в юртах и в кирпичах и в Едисанском остроге с 4 взвозов, что збирают пошлину десятую с продажные рыбы и с-ыкры и с мелочей. И ныне (л. 12) великий государь указал тем всем статьям быть на вере и збирать с тех статей всякие денежные доходы на себя, великого государя, в таможне верным головам и целовальником, а на откуп никому не отдавать.

Также и третную соленую пошлину збирать верным головам и целовальником со всяким раденьем, чтоб отнюдь нихто сверх указу соли не провозил, и учинить в том великого государя казне прибыль немалую.

И таможенному голове Андрею Лузину с товарыщи, будучи в Астарахани в таможне великого государя, таможенные пошлины збирать по указу великого государя и по уставной печатной грамоте и по указным статьям, а сверх великого государя указу лишних пошлин ни у кого ничего не имать и на товары лишних пошлин не накладывать, и зборными пошлинными деньгами не корыстоватца, и над целовальники смотрить неоплошно, чтоб они пошлинами не корыстовались и никому не поступались и чтоб таможенных всяких пошлин собрать против прежних зборов з большою прибылью. А таможенные зборные книги для счету приносить в приказную полату по четверти года. А буде он, Андрей, с товарыщи учнут сверх сего государева указу на всякие товары лишние пошлины накладывать и с тех товаров пошлины имать не против государева указу, или в пошлинных деньгах кому по дружбе (л. 13) учнут наровить и поступатца и от того посулы и поминки имать, или их нераденьем и оплошкою и недосмотром учнут целовальники пошлинными деньгами корыстоватца или кому поступатца и ссужатца, или он, Андрей, с товарыщи и целовальники учнут сами беспошлинно торговать, и против прошлых лет великого государя таможенных и соляных пошлин и десятые и с рыбных ловель с учюга тузлуклей и с веников и з дров и с уголья пошлин соберут с малою прибылью, или об отпуску всяких товаров учнут делать не против указу великого государя и статей, или учнет отпускать товары не клеймя, и им, Андрею с товарыщи, от великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, быти в великой опале и в жестоком наказанье безо всякие пощады, и: дворы их и животы взяты будут на великого государя бесповоротно.

А у подлинного наказу закрепа диака Степана Шарапова.

Справа подьячего Ивана Осипова.

ЦГАДА, ф. Посольский приказ, Сношения России с Персией, 1678 г., д. 3, лл. 1—13. Список.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.