Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

VI. 1685 г. февраля 3. — Память из приказа Казанского дворца в Посольский приказ.

(л. 77) Лета 7193-го февраля в 3 день. По указу великих государей царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцев, царственные большие печати и государственных великих посольских дел сберегателю, ближнему боярину и намеснику новгороцкому, князю Василью Васильевичю Голицыну с товарыщи.

В указе великих государей в приказ Казанского дворца х кравчему ко князю Борису Алексеевичю Голицыну с товарыщи из государственного Посольского приказу за приписью дьяка Василья Посникова [322] написано. — Великие государи цари и великие князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцы, указали отписать (л. 78) в государственной Посольской приказ к тебе, царственные большие печати и государственных великих посольских дел сберегателю, ближнему боярину и намеснику новогороцкому, ко князю Василью Васильевичю с товарыщи, — торговые индейцы Пириячко Лаловов, Лудачко Тареев с товарыщи великим государем в Астрахани служат в вечном ли холопстве, и в которых годех из-за моря в Астарахань они выехали, и своими ль дворами в Астарахани з женами и з детьми живут, и какими товары торгуют и службы (л. 79) с астараханцы с посадцкими людьми какие служат ли, и к Москве с товары своими из Астарахани и с Москвы в Астарахань до 175-го году до торгового уставу и после торгового уставу по нынешней по 193-й год езживали ль, и буде езживали, по каким великих государей указом и с которого году пропускать их велено, по грамотам ли ис Казанского приказу или по отпискам бояр и воевод, и сколько тех индейцев и хто имяны астараханских жителей, также и приезжих индейцев из-за моря, которые и не служат великим государем, из Астарахани к Москве с товары пропускать велено ль или не велено и для чего или по чьему челобитью. И в приказе Казанского дворца выписано:

В астараханских переписных книгах, каковы прислал из Астарахани боярин и воеводы Иван Богданович Милославской с товарыщи, (л. 80) в прошлом во 180-м году генваря в 26 день написано. — В Астараханн на Индейском дворе двор Итемгеня Бартеева, астараханского жильца, а у него 5 дворов, а на четырех дворех живут Карычатко Матдуев да Алимко Лалин, Досайко Ковдарин, Тыричко Макранов; двор Баткишина Биремова, астараханского жильца; двор Ачана Досанова, да с ним Давлетко, купленой ясырь, астараханской жилец; двор Ласин Фефилова; двор Каркалама Ругулова, астараханского жильца; двор Другая Маишева, астараханского жильца; двор вдовы Куртки Четреевы; двор Мулы Дварова, астраханского жильца; двор Сенгея Матуева, астараханского жильца; двор Ченя Роминова, астараханского жильца; двор Рачаков Досанова, а во дворе живут мултянцы Натай Каныев да Аджи Кемендезов, приезжие люди; двор Суки Лалеева, стоит впусте, а он, Сука, за морем; двор Кусора Матжиева, стоит впусте; двор Колены Багуева, стоит впусте; двор Девея Кафеева, стоит впусте; двор вдовы Бовеки, а у ней сын Кумычко Касаев. А в которых годех они из-за моря выехали, того в тех переписных книгах не написано. А служеб с астараханскими посадцкими людьми они никаких не служат. А к Москве индейцы с товары своими из Астарахани (л. 81) до 175-го году до торгового уставу езживали ль и какими товары торгуют, того в приказе Казанского дворца не ведомо, потому что они по астраханским проезжим с товары явятца и товары записывают в таможне.

А в прошлом во 180-м году в указе блаженные памяти великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, и в наказе, каков дан боярину и воеводам князю Якову Никитичю Одоевскому с товарыщи, в 11 статье написано. — Отпускать из Астарахани к Москве и в верховые городы с товары руских людей, а иноземцов, тезиков и индейцев, бухарцов, гилянцов, армян, астараханских жителей и приезжих, опричь послов и посланников и купчин шаховых, никого отпускать не велено. И с прошлого со 180-го году во всех астараханских наказех ту статью пишут против того ж. Да в астраханском же наказе, каков дан боярину и воеводам Ивану Михайловичю Милославскому с товарыщи во 182-м году, в 9-й статье написано. — Наперед сего в Астарахани на Гилянском и на [323] Индейском и на Бухарском дворех жили многие люди иноземцы и у них домы великие, а приезжих иноземцев пускали к себе во дворы стоять из найму и наймы с них имали большие, а великим государем с тех иноземцов, которые домами жили, только шло (л. 82) постойного по 2 гривны с человека, а в тех де их домех ухоранивали многие неявленные товары и табак, и от того в таможенной пошлине и в лавочном найму учинился убыток великой. А в прошлых во 181-м и во 182-м годех боярин и воеводы князь Яков Никитич Одоевской с товарищи зделали в Астарахани новой гостиной двор каменной на том месте, где преж сего Индейской двор был, и на том дворе сделали погребы и лавки рядами. И как учнут приезжать с товары иноземцы, гилянцы и бухарцы, индейцы, и боярину и воеводам велено тех иноземцов ставить на том дворе и товары всякие класть в лавки, да и астараханским жильцом, тезиком и бухарцом, индейцем класть товары свои в те ж лавки, а окроме того двора, товаров нигде держать и торговать не велено, а тот двор ведать в таможне, а по грамотам не отпускать. А у того двора быть для береженья целовальником и караульщиком для того, которые на тот двор тавары привезут или з двора повезут, чтоб про то про все в таможне было ведомо, и з двора б свозили с ведомости таможенного головы з запискою, и в том заказ учинить крепкой. А Бухарской двор свести в юрты и устроить им двор, где пристойно, а гилянцов и индейцев свесть и поставить (л. 83) им дворы, где пристойно ж в деревянном городе, чтоб не блиско церквей божиих. И велено бухарцом и гилянцом жить, которые жили до их приезду и жить похотят в Астарахани з женами и з детьми, и к шерти их привесть. А вновь на вечное житье бухарцов и индейцов и тезиков з женами и з детьми отнюдь не принимать и для торгу их пускать, а не житьем жить. А которые похотят итти за море, и тех выслать.

А в прошлом во 183-м году сентября в 15 день по указу блаженные памяти великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, и по докладной выписке за пометою (л. 84) думного дворянина Григорья Степановича Караулова, как он был думным дьяком, послана его великого государя грамота в Астарахань к боярину и воеводам к Ивану Михайловичю Милославскому с товарыщи — велено астараханского жителя Пыряйка Лалаева заморские ево товары, которые он выменял в Астарахани и в таможне записаны, и те товары по записке досматривать и переклеймить астараханским таможенным пятном и пропустить к Москве для росплаты с московскими торговыми людьми, у которых он на Москве деньги займывал, по указу и по новоуставным статьям, и дать из Астарахани проезжая грамота, а лишнего товару сверх мены, также и иных иноземцов с товары к Москве не пропущать. А впредь тот отпуск ему, Пыряйку, и иным не в образец, для того что он те руские товары, которые он променил на те заморские товары, покупал на Москве на заемные деньги, а те деньги займовал у московских торговых людей. А как он к Москве приедет, и ему тот свой товар в таможне объявить и записать и с продажи пошлины заплатить.

Да во 183-м ж году майя в 4 день по помете на выписке думного дворянина Григорья ж Степановича Караулова, как он был думным дьяком, велено индейцев астараханских (л. 85) жителей Бандачку Мингалова, да Миндробачку Киберченина, да Бирбачку Лаханова товары их, взяв пошлины в таможню, которые у них товары в таможне записаны, переклеймя, отпустить из Астарахани к Москве, а иных иноземцов без указу великого государя и без грамот пропущать не велено. И о том блаженные памяти великого государя грамота в Астарахань к боярину и [324] воеводам, к Ивану Михайловичю Милославскому с товарищи, послана в прошлом во 183-м году майя во 12 день.

Да во 184-м году в сентябре бил челом блаженные памяти великому государю индеец астараханской житель Ивашка Бартенев, чтоб великий государь пожаловал ево для ево разоренья и бедности, что он в прошлом во 178-м году разарен от вора (л. 86) Стеньки Разина, из Астарахани к Москве с товаром пропускать, и о том послать грамоту в Астарахань. И октября во 12 день послана блаженные памяти великого государя грамота в Астарахань к боярину и воеводам к Ивану Михайловичю Милославскому с товарыщи, велено того индейца астараханского жителя Ивашку Бартенева с теми ево товары из Астарахани отпустить против прежних таких отпусков ево братьи, индейцев, взяв с тех товаров пошлины по указу.

Во 184-м ж году бил челом блаженные памяти великому государю индеец астараханской житель Багаричка Лалаев, чтоб великий государь пожаловал ево для ево разоренья и бедности, что в прошлом де во 178-м году разорил ево вор Стенька Разин и животы и товары все пограбил без остатку, велел ево из Астарахани к Москве с товаром пропустить и о том в Астарахань послать грамоту. И апреля в 3 день послана блаженные памяти великого государя грамота в Астарахань к боярину и воеводам к Ивану Михайловичю Милославскому с товарыщи, велено тому индейцу Багаричку Лалаеву об отпуске из Астарахани с товары для ево астараханского разоренья учинить против ево братьи (л. 87) индейцев таких же отпусков, взяв с тех ево товаров в Астарахани пошлины по указу.

Во 185-м году апреля в 2 день били челом блаженные памяти великому государю индейцы астараханские жители Бандачко Мингалов, Бирбачко Лаханов, Миндробачко Кабирчеиин, Багаричко Лалаев да Пыряйков племянник Лалаева Гардачка Жигуев, чтоб их по прежнему указу за их службы и для их разоренья и росплаты на Москве долгов их, потому что де торговых московских многих людей многой на них долг, из Астарахани к Москве пропускать по-прежнему повольно по вся годы, хто впредь в Астарахани бояр и воевод будут. И в прошлом же во 185-м году июня в 10 день послана блаженные памяти великого государя грамота в Астарахань к боярину и воеводам к Петру Михайловичю Салтыкову с товарыщи, велено по прежнему указу индейцев астараханских жителей Бандачку Мингалова с товарыщи 5-ти человек с товары их, взяв с тех их товаров пошлины, по указу отпустить из Астарахани к Москве против прежних их таких отпусков.

Да в прошлом во 185-м июля в 31-м да во 186-м октября в 17-м числех посланы блаженные памяти великого государя грамоты в Астарахань к боярину и воеводам к Петру Михайловичю Салтыкову с товарыщи — иноземцов индейцев с товары к Москве отпускать (л. 88) не велено, а велено им торговать в Астарахани.

И во 186-м году генваря в 26 день писал блаженные памяти к великому государю царю и великому князю Феодору Алексеевичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу, из Астарахани боярин и воеводы Петр Михайлович Салтыков с товарыщи и прислали под отпискою своею астараханского таможенного головы кадашевца Юрьи Володимерова да ларешного и целовальников Ефтюшки Маскалева, Сеньки Санчюринца челобитную. А в челобитной их написано. — В прошлом де во 185-м году прислана блаженные памяти великого государя грамота в Астарахань, чтоб иноземцов, индейцев и армян, из Астарахани к Москве и в верховые городы с их заморскими товары не пропущать. И индеец де Лылла с товарыщи говорили, чтоб их отпустить в осенней да в [325] зимней станицах с их заморскими товары, и с тех де их отпусков в государеву казну в Астарахани в таможне давали с отвозных своих товаров проезжих пошлин 6000 рублев, по гривне с рубля. А в прошлых годех индейцы и армяня к Москве и в верховые городы и к Макарьевским ярмонкам ездили со всякими товары повольно и с тех (л. 89) отвозных своих заморских товаров проезжих пошлин платили по 3 алтына по 2 деньги с рубля, и теми де их проезжими пошлинами таможенной збор пополнялся. И великий государь пожаловал бы их, велел ту их челобитную из Астарахани послать под отпискою к Москве, чтоб им в таможенном недоборе вконец не погинуть.

Да во 186-м году в августе били челом блаженные памяти великому государю индейцы астараханские жители Пыряйка Лалаев, Бандачка Мингалов, Бирбачко Лаханов, Миндрабайко Кабурченин, чтоб великий государь пожаловал их, Пыряйка с товарыщи, для пополнения своих государевых таможенных пошлин, и для их бедности, и долговые росплаты с московскими торговыми людьми, велел их пропускать к Москве, и о том в Астарахань дать грамоту. И по тому их Пыряйкову челобитью с товарыщи послана (л. 90) блаженные памяти великого государя грамота в Астарахань к боярину и воеводам к Петру Михайловичю Салтыкову с товарыщи, велено против челобитной астараханского таможенного головы о недоборе таможенных пошлин и против челобитья ж торговых индейцов астараханских жителей и их, Пыряйка Лалаева с товарыщи, для пополнения государевых астараханских таможенных пошлин заморские их товары, которые в Астарахани в таможне записаны, пересмотря, переклеймить астараханским таможенным клеймом и, взяв проезжую пошлину по указу, пропустить к Москве, для того что в челобитье астараханского таможенного головы написано, что они с тех своих с отвозных товаров з дву отпусков давали в государеву казну в Астараханскую таможню проезжих пошлин 6000 рублев. А те индейцы в челобитье своем написали, что на них на Москве в доимке многие государевы таможенные пошлины и московских торговых людей долг, и велено дать им из Астарахани проезжую грамоту. А лишнего товару сверх государева указу и таможенной записки, такж и иных иноземцов с товары к Москве без указу великого государя и без грамоты не пропускать. А как они с теми товары к Москве приедут, и им те свои товары на Москве в таможне объявить и записать и пошлины заплатить.

Да во 188-м году марта в 23 день по указу блаженные памяти великого государя боярин князь Михайло Юрьевич Долгоруково с товарыщи, (л. 91) слушав выписки, приговорили послать государеву грамоту в Астарахань к боярину и воеводам к Матвею Степановичю Пушкину с товарыщи — против челобитья индейцов Миндробачка Кабырченина да Бирбачка Лаханова з заморскими их товары, досмотря и описав их с ценою, и заклеймя астараханским таможенным пятном, и взяв с тех товаров в государеву казну пошлины по указу и по Новому торговому уставу, из Астарахани о пропуске к Москве против прежних таких отпусков и примеров учинить по государеву указу и по наказу и по разсмотренью: буде преж сего отпуску их братья индейцы из Астарахани к Москве с товары пропускиваны, а окроме тех индейцов Миндробачка Кабырченина и Бирбайка Лаханова и иных, никово отнюдь отпускать не велено, и буде в том их, Миндробачкове и Бирбачкове, отпуску збору таможенной пошлины в Астарахани будет великая прибыль против прошлого 186-го году их братья индейцы с отвозных своих товаров з дву отпусков давали таможенные пошлины в государеву казну, а московским жителем, торговым людем, в том отпуску помешки не будет. И блаженные памяти великого государя грамота в Астарахань к боярину и воеводам к [326] Матвею Степановичю Пушкину с товарыщи послана во 188-м году июня в 8 день.

Да в прошлом во 190-м году ноября в 13 день по челобитью индейцев астараханских жителей Лалачки Багарева, Бирбачки Лаханова, Лутки Тареева, (л. 92) Горданки Жолгиева, Ждинданки Аретова послана блаженные памяти великого государя грамота в Астарахань — будет челобитчики индейцы и иные иноземцы преж сего по грамотам с товары к Москве пропускиваны, а по указу великих государей и по наказу буде таких индейцев из Астарахани с товары к Москве пропускать велено, и государеве казне тем их пропуском прибыль будет немалая, и им о пропуске тех индейцев, Лалачки Багирева с товарыщи, взяв в Астарахани с товаров пошлины по указу, велено учинить по указу великих государей и по наказу и против прежних таких отпусков.

В прошлом во 192-м году марта в 15 день били челом великим государем индейцы астараханские жители Пыряйка Лаллеев, Лаудачка Тареев, Бирбачко Лавканаев, Ладачко Багареев, Рамгайка Аргилев, Другачка Лалаев, Лалачко Мунгаровой, Буллучко Джанеев, Бодачко Несуев, Кандаричко Бугутовой, Гордачко Джегенеев, Джелдачко Адутов, чтоб великие государи пожаловали их, велели (л. 93) их из Астарахани пропустить к Москве против прежняго великого государя указу и грамот, каковы присланы в Астарахань, велено их из Астарахани с товары их к Москве пропускать по вся годы, потому что де великих государей в казну будет прибыль большая и пошлины будут двойные и чтоб им росплатитца с московскими торговыми людьми, для того что многих торговых людей московских жителей на них долги не плачены. И марта в 21 день 192-го году послана великих государей грамота в Астарахань к боярину и воеводам ко князю Андрею Ивановичю Голицыну с товарыщи, велено индейцев астараханских жителей челобитчиков Пыряйка Лалаева, Лаудачка Тареева с товарыщи с их индейскими товары, взяв в Астарахани с тех товаров пошлины по указу и по новоуказным статьям, о пропуске их учинить по указу великих государей и против прежних грамот и таких их отпусков.

Да в прошлом во 184-м году ноября в 8 день бил челом блаженные (л. 94) памяти великому государю шахова величества купчины Ага-Маметь Аги-Асанова человек ево Кевле-Аметь Магмудов, а в приказе Казанского дворца подал за рукою челобитную. А в челобитной написано.— Живут де на Москве многие торговые индейцы, а называютца астараханскими жители, а только де из них один астараханской житель, индеец Болдей, а торгуют всякими розными товары, воруют пошлины: платят не все сполна против московских жителей, только с рубля по 5 копеек, а указано де пошлины платить с рубля по гривне, и они де то воровством своим все таят. А торгуют де на Москве лет по 12 и по 10 и по 9 и больши. А как де был на Москве посланник Юсаф-Ан-бек Казинбеков, и он де на них бил челом отцу ево, государеву, блаженные памяти великому государю, чтоб их всех сослать с Москвы за моря для росплаты з должниками, потому что они за морем многим людем должны. И их велено было за море сослать, и они де для того за море не поехали, и в то число ухоронились они на Москве у грузинского царевича у Николая Давыдовича на дворе, а дали ему от того 300 червонных золотых, чтоб он их ухоронил, и торгуют де воровски на Москве и по се число, а в Астарахани ни един человек не бывал, и в приказе Казанского двора (л. 95) отписок об них из Астарахани нет, все пролыгаютца воровски. А из Астарахани присылают к ним товары всякие воровски товарыщи их с рускими людьми и платят пошлины здесь на Москве руских людей имяны, а после отдают те товары им, и они де воруют, многие пошлины крадут, не платят, [327] а у которых у их братьи позаймовали и товары побрали в долг, и они де от их неросплаты разоряютца вконец. А хто здесь индейцов на Москве имяны, и тому он принесет роспись. И великий государь пожаловал бы ево, иноземца, велел их, всех индейцев, поставить в приказе Казанского дворца и роспросить их порознь, для чего они в то число с посланником с Юсу-Хан-беком Казинбековым за море не поехали, остались на Москве, и почему они называютца астараханские жители, платят ли в ево великого государя казну оброк или з животов десятую деньгу или службу служат, и жены и дети в Астарахани у них есть ли. А после роспросу велели бы ему с ними дать очную ставку, а он де их воровство уличит, что де они не астараханские жители, и их с ним за моря б выслать.

И по помете на челобитной дьяка Петра Самойлова у челобитчика шахова величества у купчинина человека взята индейцом роспись. (л. 96) А в росписи написано: индейцы, которые торгуют на Москве, — Лаурейко, да Барейко, да Бандейко, да Пиряйко, да Лакайко, да Ардаша, да Матфалай, да Чинайко с товарыщи. И против той росписи те индейцы Лаурейко Балаев, Баречко Бартыев, Бандайко Мингалов, Пиряйко Лалаев, Матфалко Гукулов, Бирбалко Кубарчин в приказе Казанского дворца роспрашиваны. А в роспросе сказали.— Приехали де они из-за моря в Астарахань на житье в прошлых годех и живут в Астарахани. А к Москве де они приехали по государевым грамотам ис приказу Казанского дворца: Бандайко да Лаурейка да Бибарко — в прошлом во 184-м году зимою, а в грамоте де об отпуску их из Астарахани к Москве написано имя брата ево, Лаурейкова, двоюродного — Миндробайка Кабурчина, а вместо де брата своего двоюродного Миндробайка приехал к Москве он, Лаурейко. А Пиряйко де приехал к Москве по государеве ж грамоте в прошлом во 184-м году. А Матфалко де приехал к Москве с Терка в прошлом во 183-м году с уздени князя Каспулата Муцаловича Черкаского для взятья долгов своих на руских людех, а ныне живет на Москве и торгует персицкими товары. А те де товары привез к нему из Астарахани индеец Пиряйко Лалаев вместе с своими (л. 97) товары, которой де отпущен к Москве по государеве грамоте. И товары де свои, которые они привезли к Москве, в Большой таможне гостю Ивану Гурьеву явили и в книги записали, и с тех товаров в Астарахани проезжую пошлину в государеву казну по гривне с рубля платили, а на Москве с тех товаров явленую пошлину заплатят же. А отписки де им к Москве в приказ Казанского дворца не дано, а даны де им из Астарахани проезжие грамоты и те де проезжие грамоты подали они в Большой таможне, а в приказе Казанского дворца не явились для того, что у них из Астарахани в приказ Казанского дворца отписок не было. А дворы де у них в Астарахани есть и живут на Индейском дворе у сродичев своих: Пиряйко Лалаев живет з братом своим родным с Алынком Халиным, а Бандайко живет з братом своим двоюродным с Рачанком Дасановым, а Ларейко де да Бибарко живут з братом же своим двоюродным с Мидробанком Кубурченым, а Матфалко де живут з дядею своим с Сукайком Лалаевым. А жены де у них померли (л. 98) и детей у них, у Бандайка да у Ларейка да у Борячка да у Матфалка да у Бибарка, нет, а у Пиряйка де только один сын, и тот живет в Астарахани. А они де живут на Москве только 6 человек, а товарыщей де у них никаких нет. А что де челобитчик, шахова купчины человек, написал в росписи товарыщами их астараханскими жители Лапкейко да Ардашко да Чинайко, и те де индейцы не их товарыщи, шахова ж купчины люди, и живут не с ними. И ис того челобитья и роспросных речей послан список в государственной Посольской приказ в прошлом во 185-м году февраля в 15 день. А что по тому делу учинено, того в приказе Казанского дворца не ведомо. [328]

Да в нынешнем во 193-м году декабря в 19 день к великим государем царем и великим князем Иоанну Алексеевичю, Петру Алексеевичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцем, писали из Астарахани боярин и воеводы князь Андрей Иванович Голицын с товарищи.— В нынешнем де во 193-м году били челом великим государем розных верховых городов торговые люди, а в приказной полате подали им, боярину и воеводам, за руками челобитную, а в челобитной их написано.— Били де челом (л. 99) великим государем индейцы торговые приезжие люди Пиряйка с товарыщи об отпуске своем с товары к Москве, написався в челобитье своем ложно астараханскими жители, и по тому де их ложному челобитью велено их с товары к Москве отустить, и они де, индейцы,— не астараханские жители и им, великим государем, не шертовали, а жены их и дети, и дворы, и животы за морем в Шаховой области. И чтоб великие государи пожаловали их, индейцов, впредь с товары к Москве отпускать не велели, а их бы, индейцов, воровство и ложное челобитье велели освидетельствовать приказною полатою и челобитную их послать под отпискою к Москве. И против де того их челобитья по справке с приказною полатою з записными книгами прошлых лет индейцы Пиряйка с товарыщи, которые в грамоте великих государей имяны писаны,— не астараханские жители, приезжие, и дворов у них и животов и детей в Астарахани нет, и 10-ой деньги не платили ни в которой год, и им, великим государем, не шертовали, а индейцы ж астараханские жители живут своими дворами з женами и з детьми на указном месте в деревянном городе и им, великим государем, во всякой верности шертовали. И челобитную торговых людей за руками и имяна астараханским (л. 100) жителем индейцем, которые им, великим государем, шертовали и живут в Астарахани своими дворами, прислали к великим государем к Москве под отпискою. И впредь де тех индейцов торговых приезжих людей по прежним грамотам к Москве с товары отпускать, о том бы им указ учинить. А в челобитной торговых людей написано.— Бьют челом великим государем царем и великим князем Иоанну Алексеевичю, Петру Алексеевичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцем, розных верховых городов торговые люди, служат они им, великим государем, на Москве и в городех всякие городовые и отъезжие службы и подати и тягла и 5-ую и 10-ую деньгу платят, и от того они разорились вконец и одолжали, да и наипаче они от торгов своих вконец разорились от ложного индейского челобитья приезжих торговых людей, торгами их низовыми завладели. Били де (л. 101) челом им, великим государем, они, индейцы, об отпуске своем из Астарахани к Москве з заморскими своими товары ложно, бутто для росплат долгов своих, своровав, написались в челобитье своем астараханскими жители, а они де не астараханские жители — приезжие торговые люди индейцы и беспрестани ездят в Астарахань с торгами своими, и за морем у них жены и дети и дворы и всякие пожитки, и, живучи они в Астарахани, называютца шахова величества люди, а не астараханские жители. А которые астараханские жители индейцы живут в Астарахани, и, что им жить в Астарахани, шертовали, и живут домами своими на указном месте, которые им даны по розбору боярина и воевод князя Якова Никитича Одоевского с товарыщи, з женами и з детьми. И по тому их индейскому ложному подставнему челобитью велено их к Москве с товары отпускать, для того что они написались астараханскими жители. И по вся годы они, индейцы, товары свои возят и берут в долг у своей братьи, у которых товаров к Москве отпускать не велено, и у иных нноземцов в подряд из найму, а пошлинные деньги платят после отпуску в год. А они де (л. 102) с [329] товары своими для торгового своего промыслу ездят в Астарахань многие годы и одолжали великими долгами, чтоб торговыми своими прибыльми выплатить их, великих государей, подати и тягла, и в Астарахани живут с товары своими по году и то 2, проедаютца и разоряютца и обедняли и оскудали. И от таких бесторжиц многие их великих государей тягла и подати в доимке лежат, и многие их братья стоят на правеже, а иные с правежу и померли от их индейские всякие бесторжицы. А они де, индейцы, живучи в Астарахани, в их великих государей казну податей и 5-ой и 10-ой деньги не платят, и служеб никаких не служат, изделей не делают, кроме того что с-ызбы пожилого и с лавочного сиденья по шти рублев платят, а торгуют де они, индейцы, многими торгами. Да они ж, индейцы, привозят с Москвы в Астарахань всякие московские товары и меж себя с своею братьею меняютца и торгуют и с-ыными иноземцы, а по новоуказным торговым статьям иноземцу с-ыноземцом торговать и менять не велено. А по новоуказным ж статьям с верховых товаров, которые привезут с Москвы и из верховых городов в Астарахань и повезут за море, проезжих пошлин велено имать по гривне с рубля. А они де те товары меж собою меняют (л. 103) и продают с-ыноземцы и пошлины платят по 10 денег с рубля. А в-ыные де годы с Москвы товаров и городовых не возят, а возят золотые тайно и меняют с своею братьею на заморские товары, и такие де утаеные золотые и выняты. И от того де их утаеного умыслу таможенному збору чинитца недобор и их братье бесторжица и изнищение великое, потому у тех индейцев тех привозных заморских товаров в отпуску бывает по цене по 50 000 и больши и им де на Москве и на ярманках чинятца торгам в цене и в мене обида и бесторжица. А их, индейцев, и ныне на Москве 21 человек, а челобитчики де, которые имяны в грамоте написаны, все в Астарахани, то де их индейское воровство, а пишут де они, индейцы, свои имяна подставою. И от того их умыслу разорились вконец и обнищали. Да ныне ж де в Астарахань пришли многие заморские товары их индейские и иных иноземцев, а с рускими людьми не меняют и на деньги не продают, збираютца ехать к Москве. И в том их умыслу и о всем челобитье у гостей и у гостиные сотни и всех городов всей Росии торговых людей на Москве и чтоб их, индейцев, (л. 104) к Москве не отпускать, и великие государи пожаловали бы их, не велели их ложному челобитью поверить и с товары их к Москве отпускать, и велели б челобитье их ложное освидетельствовать приказною полатою, хто индейцы астараханские жители имяны им, великим государем, шертовали, чтоб им от их индейского вымыслу вконец не разоритца з домишками своими и их великих государей служеб и податей не отбыть. Да к той челобитной розных чинов купецких людей 44 человека руки приложили. Да под тою ж отпискою прислана роспись индейцом. А в росписи написано: индейцы астараханские жители, которые великим государем шертовали и живут в Астарахани з женами и з детьми домами своими на указном месте, — Пасавачка Ченаев, Рамдачка Ругаев, Утемшачка Лалыев, Калеянка Янгарамов, Балкшитка Бирюев, Комкарамка Каныев, Неялуйка Макандыев, Аряимка Манувелеев, Чалючка Ромоманов, Лалачка Маморыков, Андычко Наиндеев, Пириячка Лалаев, Балуйка Канчаев, Рамча Чатрин, Лачирячка Чагиев, Парусучко Багиев, Бударичка Лагариев. И по той отписке и по челобитной в приказе Казанского дворца выписано к великим государем в доклад.

На л. 104 об. справа: Справил Макарко Полянской.

На лл. 77 об.—104 об. по склейкам и на. л. 104 под текстом припись: Диак Федор Ефимьев. [330]

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.