Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

II. 1684 г. декабря ранее 12 (Датировано по записи о подаче челобитной (то же дело л. 1) и по второй челобитной от 12 декабря 1684 г. (см. прим. 1 на стр. 319).). Челобитная индийских купцов Пиряйки Лалаева и Луды и их товарищей.

(л. 2) [Царем государем] и великим князем Иоанну Алексеевичю, Петру [Алексеевич]ю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодер[жцем, бь]ют челом холопи ваши индейцы астрахан[ские жи]тели Пириячко Лаловов да Лудачко Тареев с товарыщи.

В прошлом, государи, во 192-м и в нынешнем во 193-м годех били челом вам (См. док. № 224.), великим государем, мы, холопи ваши, на астраханских воевод на боярина на князя Андрея Ивановича Голицына с товарыщи в розаренье и во взятках и в великих своих убытках. И по вашему великих государей, милостивому указу велено против того нашего челобитья розыскать боярину и воеводам, которые посланы будут в Астрахань им на перемену. И в нынешнем же, государи, во 193-м году руския торговые люди, увидав то наше вам, великим государем, на таких великих чесных людей в таком великом нашем розоренье челобитье и видя в том наше иноземческое неизможение, хотя нас, холопей ваших, в се время да конца разорить и ваши государския указы и торговой устав нарушить и от платежу в вашу великих государей казну многих пошлин нас, холопей ваших, отлучить, а теми вашими государскими пошлинами, которые ныне платим в вашу государскую казну мы, индейцы, хотя вымыслом своим сами завладеть по наговору нижегородца Благовещенской слободы крестьянина Клима Колмыкова да астраханца ссыльного человека, который ныне на Москве, Василья Горезина, бьют челом вам (См. док. № 225/I.), великим государем, на нас, индейцов, они, торговые руския люди, которые пишутся гостиным именем немногия, ложно. А в челобитье своем написали, бутто бьют челом вам, великим государем, всего вашего Московского государства гости и гостиныя сотни и всех слобод и всеа вашея великих государей державы всех городов купецкия люди в обиде всяких торгов от иноземцов розных государств, а наипаче всех бутто от нас, индейцов, бутто мы, холопи ваши, сказываемся ложно, что мы — астраханские жители, а жены де наши и дети у нас за морем в-Ындейской земле, и, живучи де на Москве, товарною своею продажею во всех [313] рядех сидельцов и на гостине дворе всех городов приезжих купецких людей бутто мы остновили и деньги в рост даем большою ценою, а они де, торговые люди, от тех наших торгов торги свои и судовые промыслы многие покинули. И в прошлом де, (л. 3) государи, во 175-м году по указу отца вашего великих государей блаженныя памяти великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, по их, торговых людей, челобитью в обиде всяких торговых от иноземцов розных государств в городех Великия Росии в новоуставных торговых статьях написано: торговать нам, индейцем и армяном и персянем в Астрахани, а на Москве де и в городех против новоуставных торговых статей торговать нам, индейцем, не велено. И в прошлых де, государи, годех, как были в Астрахани бояре и воеводы князь Яков Никитич Одоевской да Иван Михайлович Милославской с товарищи, нас, индейцев, и армян к Москве и в городы ни с какими товары и бес товаров отнюдь де никого не отпускали, и в тех де годех вашей великих государей казне пошлинного збору в таможнях было больши нынешних годов. А как де нас, индейцев, из Астрахани а верховые городы пускать не станут, и вашей де великих государей казне пошлинному збору бутто будет прибыль. Да они ж, государи, в том же своем челобитье писали на нас, холопей ваших, и иные многия статьи ложно и чтоб нас, холопей ваших индейцев, из Астрахани к Москве и в городы с товары и без товаров не отпущать, и тем бы указу отца вашего великих государей, блаженныя памяти великого государя, и боярского приговору и новоуставных торговых статей не нарушить, и с Москвы б нас выслать в Астрахань и в Астрахани б нам жить за торгами указное число.

А у той, государи, челобитной объявилось гостиных рук только 9-ти человек, тех, которые ваших великих государей указов и пошлинных великих с нас, холопей ваших, зборов подлинно не знают, да гостиные сотни старосты и иных торговых людей, которые теми промыслы промышляют, небольших людей, а иные многие люди к той челобитной руки приложили розных чинов мелкие люди, у которых, государи, и малых промыслов нет, а иные, государи, руки прикладывали тех же челобитчиков дворовые люди и прикащики. А на Москве, государи, и в городех гостей и гостиной сотни и торговых людей множество много, а не только, государи, гостей что 9 человек и в городех людей, которые к той челобитной руки приложили, городовым, государи, людем всем опричь небольших людей, которые ездят в Астрахань, никому ни в чем до нас, холопей ваших, и в торгех дела никакова нет, потому, государи, что мы, индейцы, опричь Москвы да Астрахани, ни в которых городех ничем не торгуем и в проезде обиды и утеснения никакого никому ни в чем от нас не бывает, и в том, государи, челобитчиков на нас никогда не бывало. А иные, (л. 4) государи, городы про нас, индейцев, чаеть и слухом мало слышат, не токмо в чем вам, великим государем, им на нас бить челом. А которые, государи, из городов торговые люди приезжают к Москве и ныне приехали, а с собою привозят товары на персидцкую руку, и те, государи, товары продают они москвичам, а москвичи продают ис прибыли нам, индейцом, и в том, государи, тем приезжим торговым людем чинитца в торгех и в товарех в-ызбывке повольность, а не теснота, потому, государи, естьли бы мы, индейцы, тех привозных таваров у москвич ныне не покупали и москвича б у них, приезжих людей, тех товаров токово охотно, как ныне купят, не покупали, и те б, государи, товары у тех приезжих людей залежались и от залежанья в цене оскудали, и в том бы, государи, тем торговым приезжим людем было разоренье, а не прибыль. А мы, холопи ваши индейцы, подлинно [314] астраханские жители, ваши государския холопи, и жены и дети у нас в Астрахани, а не за морем в-Ындейской земле, и для того по вашей государской милости истари, как Астрахань зачелась, устроен нам в Астрахани Индейской двор, и живем мы на том Индейском дворе. А неистовства, государи, и никакова поругательства нигде от нас никогда ни в чем не бывало. Затеяли, государи, то они, челобитчики, на нас, холопей ваших, по ненависти напрасно, хотя нас от торгов отлучить, а сами вашими государскими пошлинами, которые мы платим, корысны быть. А торгуем мы по вашей государской милости индейскими своими и персицкими товары в Астрахани, и ездим за море и из-за моря в Астрахань и из Астрахани к Москве из давных лет по указом деда вашего великих государей, блаженные памяти великого государя царя и великого князя Михаила Феодоровича всеа Росии, и отца вашего великих государей блаженные памяти великого государя, а с торгов своих платим в вашу государскую казну пошлины многие. И о тех, государи, о старых и о давных приездех с товары к Москве, которые приезды к Москве были до 175-го году, ведомо, государи, в приказе Большие казны по таможенным московским книгам, а в Астрахани по отпускам.

А во 175-м году по указу отца вашего великих государей блаженные памяти великого государя, и по боярскому приговору, по челобитью всех гостей и всех руских купецких людей учинен Новой торговой устав для вашей государственной пошлинной великой прибыли, и в том, государи, торговом уставе приезды, государи, наши к Москве с товары не отставлены ж и написано в том торговом уставе о поезде нашем из Астрахани к Москве и о торгу на Москве и с Москвы об отпуске, в 77-й да в 78-й стотьях (л. 5) имянно. — Которые иноземцы из-за моря: кизылбаши, и индейцы, и астраханские жильцы, и иноземцы ж всякие поедут с товары своими к Москве и в-ыные городы, и с тех иноземцов велено имать с продажных их товаров пошлин по гривне с рубля в Астрахани проезжих. А буде кто станет торговать в Астрахани, и с того имать пошлин по 10 денег с рубля. А что на Москве и в городех каких руских товаров на деньги купим или на товар выменим и повезем с Москвы и из городов, и с тех руских товаров велено имать пошлин по другой по гривне с рубля проезжих в Астрахани ж, а на Москве платить пошлина по-прежнему по 10 денег с рубля. Всего, государи, по тому торговому уставу велено нам платить пошлин с привозных из-за моря к Москве и с отвозных товаров за моря со всякого рубля по полуполтине. А от Орхангельского, государи, города и из Великого Новагорода и Пскова велено пропущать к Москве и в-ыные городы тех иноземцов, у которых будут ваши великих государей жалованныя грамоты о торгах за красною печатью, а у которых таких грамот не будет, и тех иноземцов к Москве и в-ыные городы пропущать не велено, а велено, государи, им торговать у города Архангельского и во Пскове. А того, государи, чтоб нас, индейцов, из Астрахани без ваших великих государей жалованных грамот с товары не пропущать, а торговать бы нам только в Астрахани, того в том торговом уставе нигде, государи, не написано. И по тем, государи, статьям подлинно явно, что по указу отца вашего великих государей, блаженныя памяти великого государя, и по боярскому приговору, и по торговому уставу нас, индейцов, из Астрахани к Москве с товары пропущать и на Москве торговать и с Москвы с товары за моря отпущать велено. И для того, государи, на те отпуски в том торговом уставе и статьи положены, по чему на нас имать торговые пошлины на Москве и в Астрахани и по чему проезжих в Астрахани ж. А естьли б, государи, по тому торговому уставу пропущать нас, индейцов, с товары из Астрахани к Москве было не велено, и в торговом бы, государи, уставе тех [315] статей, по чему на нас имать пошлин в Астрахани проезжих и на Москве с продажи, было б не написано, а написано б было имянно, что нас, индейцов, с товары к Москве не пропущать. А тот, государи, ваш великих государей указ, и боярской приговор, и торговой устав за пометами думных дьяков и за руками всех гостей и многих лутчих и всех сотен и слобод торговых людей. И из тех, государи, (л. 6) челобитчиков, которые ныне на нас вам, великим государем, бьют челом, у тех торговых статей руки их и отцов их и братьев и сродников есть же. И тот указ отца вашего великих государей, блаженныя памяти великого государя, и торговой устав стоит в твердости и по се число. И они, челобитчики, бьют челом вам, великим государем, чтоб ваш великих государей указ против их челобитья учинить им по тому ж торговому уставу. Да и преж, государи, того торгового уставу и после торгового уставу по имянному указу отца вашего великих государей, блаженныя памяти великого государя, и по тем торговым статьям нам, индейцам — астраханским жителям, с товары своими из Астрахани к Москве и с Москвы в Астрахань ездить велено от воевод без задержания. И в прошлых, государи, годех из государственного Посольского приказу и из приказу Казанского дворца по нашему челобитью и по челобитью ж астраханских таможенных голов для пошлинного збору даваны нам о том отца вашего великих государей, блаженныя памяти великого государя, и брата вашего великих государей, блаженные памяти великого государя царя и великого князя Феодора Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, и ваши великих государей грамоты от Астрахани до Москвы и с Москвы да Астрахани и в Астрахань к боярам и воеводам об отпуске против того ж торгового уставу. И по тому указу отца вашего великих государей, блаженные памяти великого государя, и по боярскому приговору, и по торговому уставу, и по грамотам из приказу Казанского дворца нас, индейцев, из Астрахани к Москве и с Москвы в Астрахань с товары отпущают, и на Москве торгуем. А в вашу великих государей казну платим мы, индейцы, пошлины многия с привозных своих из-за моря товаров, которыми в Астрахани торгуем, по 10 денег с рубля, а которые товары отпущаем к Москве, и с тех платим в Астрахани проезжих по гривне с рубля, да на Москве торговых по 10 ж денег с рубля, а которые товары покупаем и меняем на Москве и отпускаем в Астрахань и которыми товары торгуем в Астрахани, и с тех товаров платим по 10 денег с рубля, а которые товары отпущаем за моря, и с тех товаров платим проезжих пошлин по гривне с рубля. А всего тех пошлинных денег бывает, государи, с нас, индейцев, в платеже в вашу государскую казну на Москве и в Астрахани в год (л. 7) по 20 000 рублев и больши. Да сверх, государи, тех пошлинных денег платим в вашу ж государскую казну мы ж, индейцы, провозных денег, как наши товары из-за моря в Астрахань приходят и за моря пойдут, з бус и с полубус и с струшков, и пожилого, где живем в Астрахани и на Москве, анбарщины на всякой год по 3000 и по 4000 рублев. А при боярине и воеводах при князе Якове Никитиче Одоевском с товарыщи в отпуску, государи, из Астрахани товаров наших к Москве не было, для того что от воровства Стеньки Разина многия мы, холопи ваши, были разорены и товарами своими изготовитца к Москве вскоре не могли. А таможенной, государи, збор в Астрахани в то число каков был, того подлинно мы, индейцы, не знаем. А естьли, государи, в то число таможенной збор хотя и велик был, и то было, государи, в то время не в образец, потому, государи, что перед тем временем из Персиды товаров за воровством Стеньки Разина в Астрахани многия времена не бывало. А в то, государи, число, как Астрахань очистилась, торговые люди приехали в Астрахань все вдруг [316] люди многия, а иные поехали за моря, да и потому, государи, в то число збор, чаеть, не мал был, что в то число и на купчинах пошлины взяты ж и многие ж пошлины иманы с соли и с рыбы и с-ыных со многих руских товаров. А при боярине и воеводах при Иване Михайловиче Милославском с товарыщи в отпуску, государи, из Астрахани к Москве с товары своими мы, индейцы, бывали ж по грамоте отца вашего великих государей, блаженныя памяти великого государя. И в тех, государи, годех астраханской таможенной збор был выше того, которой збор был при боярине и воеводах при князе Якове Никитиче Одоевском с товарыщи. Так же, государи, ныне на Москве и во всех городех в таможнях пошлинные зборы пред прошлыми годами учинились больши ж, а не меньши, потому, государи, что милостию божиею и вашим государским счастием ваше великих государей Росийское великое государство розширяетца и торги множится. А естьли, государи, нас, индейцов, из Астрахани к Москве с товары пропущать вы, великие государи, не укажите, и в пошлинных, государи, зборех вашей великих государей казне прибыли никакой от того не будет, а будут, государи, от того в пошлинных зборех великия убыли, потому, государи, что руские люди платят пошлины с таваров против нас, индейцов, вполы и меньши. Как руские люди повезут товары свои за море, и с тех товаров платят они в Астрахани по 10 денег с рубля, а мы, индейцы, платим с таких же товаров по гривне с рубля. (л. 8) А как из-за моря вывезут руския люди персицкия товары, и с тех товаров платят в Астрахани ж проезжих пошлин по 10 ж денег с рубля, а мы, индейцы, платим по гривне ж с рубля. А которых, государи, товаров они в Астрахани не продадут, а буде привезут к Москве или в городы, и с тех товаров платят руския люди против нас, индейцов, по 10 ж денег с рубля. А которые, государи, товары вывезут они на Мокарьевскую ярмонку, и те товары на ярмонке продают они безпошлинно. И со многих, государи, товаров, платят они с рубля вместо нашей полуполтины только по одной гривне. А которые, государи, товары купят они, руские люди, в Астрахани на явленные деньги, и с тех денег платят они пошлины в Астрахани только по одной по 5 денег, да в городех, где те товары будут в продаже, по другой по 5 денег, всего по 10 денег с рубля. А которые покупныя товары продают они на Мокарьевской ярмонке, и с тех товаров платят они только по одной по 5 денег с рубля с Астрахани, а мы, иноземцы, всегда платим в вашу государскую казну с привозу, и с отвозу, и с торгу неотложно по полуполтине с рубля. И в прошлом, государи, во 192-м году в привозе из Астрахани к Москве и на Москве в явке было у нас, холопей ваших, индейских и персицких товаров ценою, например, на 80 000 рублев, и с тех товаров платили мы, индейцы, в Астрахани проезжих пошлин по гривне с рубля, итого будет 8000 рублев, да на Москве платить будет по 10 денег с рубля, итого 4000 рублев. Да на те ж товарные деньги чего купили мы на Москве на персицкую руку товары ж и отпустили с Москвы в Астрахань и из Астрахани за моря, и в Астрахани с тех товаров довелось платить: которые товары в Астрахани в продаже, по 10 денег с рубля, а которые отпущены за моря, и с тех товаров проезжих пошлин по гривне с рубля, итого будет с 6000 рублев. Всего с привозных товаров одного 192-го году сойдет с нас, холопей ваших с-ындейцов, платежу на Москве и в Астрахани с 18 000 рублев, опричь тех товаров, которые привезены из-за моря в Астрахань и в Астрахани проданы в том же во 192-м году. И о том, государи, ведомо в Московской Большой таможне по записным явочным и по отпускным книгам и в Астрахани по таможенным книгом прошлого 192-го году.

А нынешния, государи, челобитчики бьют челом вам, великим [317] государем, на нас, индейцев, хотя тот указ отца вашего великих государей, блаженныя памяти великого государя, и торговой устав, которой учинен для (л. 9) многой вашей государственной пошлинной прибыли, нарушить и теми пошлинами, которые платим мы, индейцы, завладеть бы им самим, небольшим людем, которые теми низовыми промыслы промышляют, вымыслом своим, а Климу б Калмыкову и иным таким же ему подобным торговать бы с нами в Астрахани, и заморские б наши товары приимать у нас в Астрахани безденежно, и привозить бы те наши товары к Москве за нашими деньгами, а с Москвы свозить руския и немецкия всякия товары в Астрахань и розмениватца б теми товары с нами в Астрахани, а проезжими б пошлинами многою вашею государскою казною корыстыватца б ему, Климу, и товарыщем ево братьи таким же людем, и от того б им богатеть. И тот, государи, их, челобитчиков, в том пошлинном платеже вымысл явной и потому, что они, челобитчики, не хотят ныне в вашу государскую казну платить с персидцких товаров проезжих в Астрахани пошлин против нас, индейцов, и вполы — по 10 денег с рубля, а бьют челом вам, великим государем, ныне, чтоб в Астрахани проезжих на них пошлин с персицких товаров и ни по чему не имать, и тому, государи, явное их свидетельство в приказе Казанского дворца — челобитье их. А мы, холопи ваши индейцы, против указу отца вашего великих государей, блаженные памяти великого государя, и новых торговых статей проезжие и торговые пошлины жалаем и впредь в вашу государскую казну платить сполна вправду, безо всяких переводов. А на Москве, государи, и в Астрахани торгуем мы, индейцы, с рускими людьми всякими товары повольно, как водитца у всех купецких людей, и товары на деньги продаем и на товары меняем, казав им свои товары налицо, а у них также смотря, а не выбором худые товары, какия кому товары полюбятся, такими и торгуем волею, а не в невольность. А налог и обид никаких никому, государи, ни в чем не чиним, и денег в рост никому ничего не даем, и товарною своею продажею в рядех сидельцов и на гостине дворе приезжих торговых людей ничем никогда не останавливали. А в рознь, государи, на гостиных дворех товары всякия продают и сами они, челобитчики. И многая руския люди сидят в анбарех на том же гостине дворе, где и мы, индейцы, вместе с нами ж, и от того, государи, никоторыя ряды не запустели, а сурожския, государи, ряды ныне перед прежними леты и горазда полнятца, а не пустеют. А тежелыя, (л. 10) государи, всякия товары: шолк, киндяки, сафьяны, продаем мы, индейцы, им, москвичам, в ряды свалом, опричь выметных и мелочных товаров, которых они не примут и которых мелочей свалом всех вдруг они не купят. И приезжих, государи, торговых людей ни в каких торгех мы, индейцы, не останавливали, и от наших торгов руския люди никто торгов своих и судовых промыслов не покидали, потому, государи, что нам, индейцем, до судовых промыслов и дела ни в чем нет. А персицкими, государи, промыслы кто как хочет, тот и ныне повольно торгует, и промышляют на Москве и в Астрахани и у города Архангельского, также и за моря в Персицкую землю они, челобитчики, гости Василей Филатьев и отец ево Остафей и Андрей и Семен Лузины прикащиков своих посылают, и ныне и иныя торговые руския люди ездят же и промышляют невозбранно ж. И естьли бы, государи, и многия руские купецкия люди в Персицкую землю для торгов и промыслов своих ездили, и им бы было тем торговать и промышлять, потому, государи, что Персицкое государство великое ж и торговых людей и товаров везде множество, а заказу никакова в торгех в Персицкой земле руским людем никому нигде нет, все везде торгуют и промышляют всякими товары, продают и покупают повольно. А из Персицкова, государи, государства [318] по вашим великих государей жалованным грамотам, каковы даны из государственного Посольского приказу армянем в прошлом же во 175-м году, в Астрахань и к Москве и с Москвы к городу и от города за моря ездят же и на Москве торгуют повольно, платя вашу государскую казну проезжие и торговые пошлины и провоз по указу, а мы, холопи ваши индейцы, платим пошлин и против армян свыше горазда. Также, государи, в вашем великих государей Росийском великом государстве на Москве и иных окрестных государств торговые иноземцы и, опричь нас, индейцев, греки, немцы, бухарцы, китайцы и иных земель торгуют же повольно, а в вашу великих государей казну платят по указу пошлину ж, а никоторые, государи, иноземцы из вашего великих государей Росийского государства в неволю не отосланы. А мы, индейцы, ваши государския холопи, живем под вашею великих государей высокою рукою в Астрахани на Индейском дворе з женами и з детьми вечно, и кормитца нам, кроме торгов, нечим. А что, государи, они ж, челобитчики, указывают на прежнее свое челобитье 190-го году на нас же, индейцев, и то, государи, их челобитье было в смутное время ево ж, Климовым промыслом Колмыкова, и писали в том своем челобитье ложно, чего в разум человеку взять невозможно, а после государи, того за тем своим затейным (л. 11) ложным челобитьем и не ходили. А что, государи, ныне они ж, челобитчики, сказывают на нас же, индейцев, астраханскую челобитную, бутто послана из Астрахани под отпискою к вам, великим государем, к Москве, в приказ Казанского дворца и буде, государи, где какая челобитная на нас, индейцев, от астраханцов и объявитца, и то, государи, дело явное, что то затевают они, челобитчики, на нас, индейцев, видя к нам в Астрахани боярина и воевод князя Андрея Ивановича Голицына с товарыщи немилость за то, что мы на них бьем челом вам, великим государем, в розоренье своем, хотя они, челобитчики, в сие время многим своим и ложным челобитьем нас, холопей ваших, вконец разорить, а мы, холопи ваши, во всем полагаемся на вашу государскую пресветлую милость и на ваше государское изволение, а заступника и помощника к себе ни в чем никого не имеем.

Милосердые государи цари и великие князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцы, пожалуйте нас, холопей своих, не велите, государи, ложному их челобитью поверить, и указов отца вашего великих государей, блаженные памяти великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, и брата вашего великих государей, блаженные памяти великого государя царя и великого князя Феодора Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, и своих великих государей указов, и боярских приговоров, и Нового торгового уставу, и грамот нарушить, и нас, холопей своих индейцев, безвинно с Москвы сослать. И велите, государи, по прежним своим государским указом, и по торговому уставу, и по грамотам товары наши из Астрахани к Москве и с Москвы в Астрахань отпущати, и на Москве и в Астрахани торговати повольно, и проезжие и торговые пошлины имать на нас по прежнему вашему великих государей указу и по торговому уставу, чтоб теми вашими государскими пошлинами напрасно им, челобитчиком, корысным не быть, а нам бы промыслишков своих не отстать. А для подлинного, государи, свидетельства велите, государи, против сего нашего челобитья с приказы и с таможнями сослатца памятьми, и из Нового торгового уставу и ис таможенных книг выписать подлинно обо всем, и о том свой великих государей милостивой указ учинить, чтоб нам, холопям вашим индейцам, от их ложного челобитья в напрасном розоренье не быть. [319]

Цари государи, смилуйтеся (В записи в Посольском приказе указано: Да декабря в 12 день великим государем били челом те же индейцы, а в государственном Посольском приказе боярину князю Василью Васильевичю Голицыну с товарыщи подали подписную челобитную, а в ней пишет... (то же дело, л. 24). Эта челобитная (лл. 25—35) не публикуется, поскольку она дословно повторяет публикуемую челобитную (док. № 225/II). На об. листов челобитной от 12 декабря 1684 г. рукоприкладства на одном из индийских языков (см. приложения). На л. 25 об. помета: 193-го декабря в 12 день. Государи пожаловали, велели против сего челобитья из указов отца своего государского и брата своего государского, блаженные памяти великих государей, выписать и с приказы сослатца и доложить себя, государей, боярину князю Василью Васильевичю Голицыну с товарищи.).

На л. 2 об.—11 об. по склейкам рукоприкладства на одном из индийских языков. См. приложения.

На л. 2 об. помета: 193-го декабря в... (Текст утрачен.) велели о том выписать [и доложити] (Текст утрачен.) себя, государей, кравчему [Борису] (Текст утрачен.) Алексеевичю Голицыну с товарыщи.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.