Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 32

1646 г. ноября 26 — 1648 г. не ранее июня 25 (Датировано по опущенной части текста (л. 6, 69).).— Из статейного списка русского посла в Балх, Хиву и Бухару А. Грибова о войнах Индии против Балхинского и Бухарского ханств и Персии, о междоусобной борьбе в Индии и о торговом пути из России в Индию.

...(л. 6) И божиею милостию, а государевым царевым и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии счастием Анисим Грибов с товарыщи пришли из Астарахани на его государеве бусе в шахов город в Фарабат со всею государевою товарною казною ноября в 26-м числе (1646 г.— по опущенной части текста (л. 6).) дал бог здорово. (л. 7) И того ж дни приезжал к ним, Анисиму с товарыщи, на бусу ис Фарабата фарабатцкой таможенной голова Джарадар и говорил им, Анисиму с товарищи, что прислал его, Джарадара, ис Фарабата к ним на бусу фарабатцкой дорога Ибрагим и велел ему проведати, какие они люди и откуду и для какова дела к Фарабату на бусе пришли.

И Анисим Грибов с товарыщи говорили фарабатцкому таможенному голове Джарадару, что они, Анисим с товарыщи, руские люди области великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича, всеа Русии самодержца. А пришли они на бусе к Фарабату из Астарахани для того, что по его государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии указу посланы они, Анисим с товарыщи, от его царского величества с Москвы с его государевою товарною казною в Бухарскую землю к бухарскому к Недыр-Магометю царю, а велено им ехати в Бухары на шахов город Фарабат, а ис Фарабата велено им проситца у фарабатцкого начальника для торгу в Бухарскую землю.

И спрашивали Анисим Грибов с товарыщи фарабатцкого таможенного головы Джарадара, хто ныне в Фарабате по шахову указу начальник.

И фарабатцкой таможенной голова Джарадар говорил им, Анисиму с товарыщи, что по шахову де указу в Фарабате и в Ашрефе и во всей Мазандранской земле начальник ныне мурза, Касимом зовут. А в Фарабате де его ныне нет — поехал ис Фарабата в шахов же город в Ашреф провожати бухарского и балхинского Недыр-Магаметя царя до их, Анисимова с това(л. 8)рыщи, приезду, ноября в 25-м числе. А в Фарабате де приказал всякие дела делати до себя фарабатцкому ж дороге Ибрагиму. А приезжал де тот балхинский Недыр-Магаметь к шах-Абасову величеству в-Ыспогань из Балха для того: наперед де сего сидел в Бухарской земле на царстве он, Недыр-Магаметь царь, а в Самаркани де сидел его, Недыр-Магаметя царя, сын — Абдул-Азиз царевич. И в прошлом де во 154-м году сын его Абдул-Азиз царевич пришед ис Самаркани к нему, Недыр-Магаметю царю, в Бухары со многими своими самарканскими ратными людьми, и его, Недыр-Магаметя царя, из Бухар выгнал, и сел в Бухарех на царстве сам, и хотел его, Недыр-Магаметя царя, убити. И он де, Недыр-Магаметь царь, выбежал из Бухар, и сел было на царстве Бухарские ж своей области в Балхинском государстве, и посылал от себя из Балха в-Ындейскую землю к индейскому шах Джигану царю послов своих. И с теми своими послы к индейскому шах Джигану царю писал от себя, что его, Недыр-Магаметя царя, [75] выгнал из Бухар в Балхинское государство сын его Абдул-Азиз царь и хочет его, Недыр-Магаметя царя, убити, и он бы де индийской шах Джиган царь прислал к нему, Недыр-Магаметю царю, в Балх на помочь индейских своих ратных людей, чтоб ему, Недыр-Магаметю царю, с сыном своим Абдул-Азизом царем управитца.

И индейской де шах Джиган царь по его, Недыр-Магаметя царя, к себе присылке прислал к нему из Индейские земли в Балх сына своего шах Абазиза царевича (Имеется в виду Мурад-Бахш, младший сын падишаха Шах-Джахана.) да Алимердо-хана со многими индейскими ратными людьми (Аналогичные сведения о начале войны Индии против Балхинского и Бухарского ханств содержатся в отписке А. Грибова из Фарабата в Посольский приказ от 27 января 1647 г. («Материалы по истории Узбекской, Таджикской и Туркменской ССР», ч. 1, Л., 1933, док. № 16, стр. 320—321).). А тот де Алимердо-хан бывал наперед сего прежнего перситцкого шах-Суфиев холоп, и сидел начальником в шахове украинном городе (л. 9) Кандагаре, и шаху изменил — украинной город Кандагарь отдал и сам отъехал к индейскому шах Джигану царю. А как де индейского шах Джигана царя сын шах Абазыз царевич и Алимердо-хан с-ындейскими ратными людьми в Балх пришли, и Балх засели и Недыр-Магаметя царя жон и детей поневолили. И в то де время его, Недыр-Магаметя царя, в Балхе не было — ездил из Балха гуляти со птицами в поле. И сведав де он, Недыр-Магаметь царь то, что пришли к нему в Балх индейского шах Джигана царя сын Абазиз царевич да Алимердо-хан со многими индейскими ратными людьми не для помочи, а пришли для взятья Балхинского государства, и Балх засели, и жон его и детей поневолили, и которые мелкие городы около Балхинского государства были, и те городы засели индейские ратные люди. И он де, Недыр-Магаметь царь, з гульбы в Балх не поехал и побежал с одним своим сыном и с невеликими своими балхинскими людьми к шах-Абасову величеству в-Ыспогань, и шахову величеству бил челом, чтоб шахово величество его, Недыр-Магаметя царя, пожаловал, — велел ему дать своих шаховых ратных людей. А он де, Недыр-Магаметь царь, с теми шаховыми ратными людьми пойдет на индейского шах Абазиза царевича и на Алимердо-хана под Балхинское государство, и только де он, Недыр-Магаметь царь, Балхинское государство возьмет, и он, Недыр-Магаметь царь, учинитца его шахов посаженик. И шах-Абасово де величество его, Недыр-Магаметя (л. 10) царя, пожаловал большим своим шаховым жалованьем: давал ему деньги и платье и кони и шатры, и послал с ним ис Кизылбашские земли под Балхинское государство талыского Сары-хана да сына его Сары-ханова, а с ними кизылбашских ратных людей розных городов с 70 тысяч и велел им, талыскому Сары-хану и сыну его, шахово величество с Недыр-Магаметем царем над Балхинским государством промышляти, чтоб Балхинское государство взять и посадить на Балхинском государстве по-прежнему его, Недыр-Магаметя царя.

...(л. 17) И генваря во 13 день (1647 г.) Анисимов товарыщ Грибова Яков Шаровников да подьячей Иван Львов и стрелец Ивашко Колумбеть и фарабатцкого начальника мурза Касимов человек Фаррух, которой посылан с ними из Фарабата до Испогани в приставех и в провожатых, из Испогани в Фарабат приехали...

...(л. 19) Да как они, Яков Шаровников и подьячей Иван и стрелец, были в-Ыспогани, и при них пришел из Индеи от индейского шах Джигана царя в-Ыспогань к шах-Аббасову величеству посол, а сказывали им, Якову и подьячему, что тот посол прислан от индейского шах [76] Джигана царя в-Ыспогань поминати прежнего кизылбашского шах Суфия, а с ним де пришло для поминков шах-Суфиевых 500 вьюков верблюжьих пшена да 500 вьюков масла коровья. А сказывали им, Якову и подьячему, про то кизылбашеня испоганские жильцы и руские полененики, которые живут в-Ыспогани.

...(л. 32) Да во 156-м году ноября в 19 день присылал из украинного города из Мешети к шахову величеству в-Ыспогань мешедцкой Карчигай-хан гонца человека своего Алла-кулия. И Анисим Грибов с товарыщи того мешедцкого гонца Алла-кулия призывали к себе на подворье, и дав ему (л. 33) подарки, и его допрашивали, с каким он делом из Мешети к шахову величеству в-Ыспогань прислан. И мешедцкого хана гонец Али-кули сказывал им, Анисиму с товарыщи, прислал де его, Алла-кулия, из Мешети мешедцкий Карчигай-хан к шахову величеству с тем — как де индейские люди взяли у Недыр-Магаметя царя Балх, и про то де балхинское взятье учинилось ведомо бухарскому Абдул-Азизу царю и ближнему его человеку Ялантешу князю, что индейские люди из Балха Недыр-Магаметя царя выгнали и Балх засели. И бухарской де Абдул-Азиз царь и ближней его человек Ялантеш князь, собрався со многими своими бухарскими и с узбецкими ратными людьми и с аламанчеи, пришли из Бухар под Балх, и Балх осадили, и с-ындейскими ратными людьми, которые сидели в Балхе, учинили бои большие и приступы частые. И в то ж де время, как бухарской Абдул-Азиз царь и Ялантеш князь с ратными своими людьми стояли под Балхом, послал было из Индейские земли индейской шах Джиган царь в Балх к индейским своим ратным людем на жалованье большую денежную казну да хлебных запасов на 30 тысячах волах. И бухарской де Абдул-Азиз царь и Ялантеш князь тех индейских людей з денежною казною и с хлебными запасы в Балх не пропустили и побили их всех наголову, а денежную казну и хлебные запасы все поимали. А Недыр-Магаметь де царь балхинской с невеликими своими людьми и с кизылбашскими со многими ратными людьми стоял в то время в шаховых украинных городах в Марыжане и около Мешети. (л. 34) И индейские де ратные люди, которые сидели в Балхе, присылали тайным обычаем к Недыр-Магаметю царю балхинскому людей своих и с ними к нему приказывали, что они, индейские ратные люди, взяли у него, Недыр-Магаметя царя, Балх не за боем, тако ж они ныне ему, Недыр-Магаметю царю, отдадут его без бою ж, и он бы, Недыр-Магаметь царь, шол к ним в Балх безо всякого опасения и у них, индейцев, Балх принял, а они, индейские ратные люди, пойдут из Балха в свою Индейскую землю. И, сведав де то, бухарского Абдул-Азиза царя ближней человек Ялантеш князь, что индейские ратные люди Недыр-Магаметя царя зовут к себе в Балх и хотят ему Балх очистити, и приказывал де Ялантеш князь к Недыр-Магаметю царю, чтоб он, Недыр-Магаметь царь, из Марыжана города в Балх к индейским людем не ходил, а стоял бы с своими и со всеми шаховыми ратными людьми до времени в шаховых украинных городах. И индейские де ратные люди присылали из Балха к Ялантешу князю, чтоб он, Ялантеш князь, сам со всеми своими ратными людьми (л. 35) ис-под Балха отошол и бухарского Абдул-Азиза царя отвел и с ними индейскими ратными людьми бою не чинил и людей не терял, а они, индейцы, дадут ему, Ялантешу князю, за то денежные казны тюменей тысеч с 30, а в тюмени русскими деньгами по 10 рублев, и Балх де они, индейские ратные люди, Недыр-Магаметю царю отдадут без бою. И Ялантеш де князь приказывал к индейским ратным людем в Балх, что он, Ялантеш князь, с ратными своими людьми из-под Балха прочь не идет и денежные казны у них не емлет до тех мест, покаместа он, Ялантеш князь, Балх возьмет у них [77] взятьем, а как он, Ялантеш князь, Балх у них возьмет, и тогда вся их индейских людей денежная казна, что у них ныне есть, в Балхе, да и головы их все будут у него, Ялантеша князя, в руках.

И после де того вскоре пришла к ним, Абдул-Азизу царю и к Ялантешу князю, из Бухар весть, что идет де на Бухарскую их землю войною от Ташкени города Казачьи орды Янгирь царь со многими ратными людьми. И бухарский де Абдул-Азиз царь ратных своих людей, которые стояли с ними под Балхом, розделил на двое: одну половину ратных людей оставил под Балхом з ближним своим (л. 36) человеком, с Ялантешом князем, а з другою половиною с ратными своими людьми пошол ис-под Балха в Бухарскую землю навстречю Казачьи орды к Янгирю царю. И после де того вскоре под Балхом у индейских людей з бухарским с Ялантешом князем и з бухарскими ратными людьми были бои большие по неделю день и ночь, и на тех де боях индейские ратные люди многих бухарских людей побили. И бухарской де Ялантеш князь посылал ис-под Балха в Бухары к бухарскому Абдул-Азизу царю с вестью, что ему, Ялантешу князю, и бухарским ратным людем индейские ратные люди, которые сидят в Балхе, стали не в силу, и он бы де, Абдул-Азиз царь, сшедчися с Янгирем царем, бою с ним не чинил и с ним помирился, а помирясь с ним, шол со всеми своими бухарскими ратными людьми к нему под Балх на помочь. И бухарской де Абдул-Азиз царь по присылке к себе Ялантеша князя, сшедчися Казачьи орды с Янгирем царем, бою с ним не чинил, помирясь и соединачась с ним, Янгирем царем, и со всеми своими бухарскими и Казачьи орды с ратными людьми, пришли под Балх всход к Ялантешу князю. Да к нему ж де, Абдул-Азизу царю бухарскому, прислал на помочь под Балх из Юргенч юргенской Абул-Газы царь юргенских своих ратных людей тысечи з две. И бухарской де Абдул-Азиз царь и Казачей орды Янгирь царь, пришед под Балх со всеми своими ратными людьми, стали выше города Балха на реке Дарье и в летнюю пору в жаркие дни мно[гую] животину: лошеди и коровы и верблюды (л. 37) и овцы и собаки — побивали и, привязав, метали в реку Дарью, и от того де стерва учинился в Балхе большой дух, и от духу и от воды многие индейские люди оцынжали и перемерли. И после де того вскоре были у бухарского Абдул-Азиза царя и у Янгиря царя и у Ялантеша князя с-ындейскими ратными людьми, которые сидели в Балхе, бои большие по неделю день и ночь. И на тех де боях бухарские ратные люди многих индейских людей побили. И после де тех боев индейским ратным людем бухарские ратные люди учинились не в силу. И учал у индейских людей в Балхе быти голод большой, покупали хлеба печеного шахов батман по 7 рублев, а в шахове батмане руских по 14 гривенок, да и добыть де было купити хлеба в Балхе не уметь.

И индейские де ратные люди присылали из Балха к бухарскому к Абдул-Азизу царю и Казачьи орды к Янгирю царю и к Ялантешу князю говорити об миру, чтоб они, Абдул-Азиз царь и Янгирь царь и Ялантеш князь, с ними, индейскими людьми, помирились и боев не чинили и людей не теряли, потому что взяли они, индейские люди, Балх у Недыр-Магаметя царя не за боем, так же де они, индейцы, и ныне тот Балх отдадут Недыр-Магаметю царю без бою, только б де они, Абдул-Азиз царь и Янгирь царь и Ялантеш князь, дали им, индейским людем, сроку до тех мест, покаместо они пошлют от себя из Балха о том с вестью в-Ындею к индейскому шах Джигану царю гонца своего. (л. 38) И бухарской де Абдул-Азиз царь и Казачьи орды Янгирь царь и Ялантеш князь дали им, индейским людем, в том сроку до тех мест, покаместа гонец их, индейских людей, из Балха в-Ындею к индейскому шах Джигану царю съездит и назад к ним в Балх приедет. [78]

И после де того вскоре гонец их, индейских людей, из Индейские земли в Балх к ним приехал, и индейские де ратные люди, покиня Балх, пошли все в-Ындейскую землю, и в том де отходе бухарской Абдул-Азиз царь и Казачьи орды Янгирь царь и Ялантеш князь з бухарскими своими ратными людьми многих индейских людей побили, по смете тысеч с полтораста, и живых многих поймали, а утекло де индейских людей, кои сидели в Балхе, по смете всего тысечи с 3 и мало больши. И ныне де в Бухарской земле бухарцы меж себя продают и покупают индейской полон дешевою ценою, рублев в 5 и в 6 и меньши.

И как де индейские люди из Балха вышли, и Недыр-Магамедь де царь балхинской из шахова украинного города Марыджана пришел в Балх и сел в Балхе по-прежнему на царстве. А сын его Абдул-Азиз царь бухарской и Казачьи орды Янгирь царь и Ялантеш князь со всеми своими ратными людьми пошли ис-под Балха в Бухарскую землю, и на том де отходе, отстав от бухарского Абдул-Азиза царя, кочевные его ратные люди аламанчеи и взяли шахов украинной мешедцкой пригородок, а взяв его, засели сами. (л. 39) А Абдул-Азиз где царь бухарской, пришед в Бухары, сел по-прежнему на царстве в Бухарах, а Казачьи орды Янгирь царь со всеми своими ратными людьми пошел из Бухар к себе в Казачью орду в Ташкенть.

А у бухарского де Абдул-Азиза царя с отцом своим с Недыр-Магаметем царем совету никакова по се число нет. А в Балхе де ныне у Недыр-Магаметя царя большой голод, и присылает Недыр-Магамедь царь безпрестани к шахову величеству гонцов своих, чтоб шахово величество велел из своих городов возити к нему в Балх на продажу хлебные запасы.

И Анисим Грибов с товарыщи посылали от себя втай из Испогани в Бухары и в Балх тезика бухарца Магаметя, дав ему из государевы казны на подмогу для проведыванья подлинных вестей. И тезик бухарец Магаметь назад в-Ыспогань приехал, а в роспросе Анисиму Грибову сказывал, что он в Бухарех и в Балхе был и всяких вестей проведывал, и сказывал про бухарские и про балхинские вести то ж, что и мешедцкого Карчигай-хана гонец Алла-кули Анисиму с товарыщи сказывал.

 

...(л. 42) Да он же, Магаметь, сказывал Анисиму Грибову с товарыщи, как де он, Магаметь, был в Балхе и из Балха поехал в-Ыспогань, и он, будучи в Балхе и едучи дорогою по шаховым городам, слышал в розговорех ото всяких людей, что в-Ындейской земле индейской шах Джиган умер, а после его остались в-Ындейской земле дети его, четыре сына: Дара-Шугур царевич да Султан-Сужа царевич да Ауранзей царевич да Мурад-Бахши царевич, и после отца своего хотят об Индейской земле учинить бой, хто из них будет силен, тому в-Ындейской земле учинитца и шахом. А кизылбашские де ратные люди, которые стояли з балхинским Недыр-Магаметем царем в шаховых украинных городах, и ныне стоят в тех же городах, и по шахову де указу велено им зимовати в Мешети и в Хурасанских уездах, а роспускать их никуда не велено.

Да и шаховы ближние многие люди Онисиму с товарыщи сказывали то ж, что индейской шах Джиган царь умер, а дети его хотят меж себя об Индейской земле чинити бои. А шаховым де ратным людем, которые были с Недыр-Магаметем царем, велено до шахова указу стояти в Мешети и в Хурасанских уездах до указу, а роспускати их никуда не велено.

... (л. 46) Да в то ж время (6 декабря — по опущенной части текста.) был у шахова величества на посольстве бухарского Абдул-Азиза посол Асан-Кущи-баши, и для его, [79] Асан-Кущи-башиева посольства, перед шаховым двором на майдане и на шахове дворе стоянка была большая и стройная, а стоянки дозирали и людей уставливали шаховы ближние люди ихтамам-девлеть да шахов дворецкой да казначей сами.

А даров к шахову величеству бухарской Абдул-Азиз царь с тем послом своим прислал сундучок золот за замочком золотым и за Абдул-(л. 47)Азиза царя печатью. А сказывали Анисиму Грибову с товарыщи шаховы ближние люди, что тот сундучок з дорогим каменьем. А после того сундучка несли овчинки хурасанские и портища козьи шерсти и чалмы и кушаки дорогие, да вели 50 верблюдов однохолмых бухарских да 20 иноходцов. А было под теми дарами, которые принесены перед шахово величество, человек тысечи з две. И шахово величество того бухарского Абдул-Азиза царя посла пожаловал — велел ему быти перед своим шаховым величеством у стола и велел ему сести с ханами от своего шахова места в третьем месте.

И Анисим Грибов с товарыщи допрашивали о том тайным обычаем шаховых ближних людей, с каким делом тот посол от бухарского Абдул-Азиза царя к шахову величеству прислан.

И шаховы ближние люди им, Анисиму с товарыщи, сказывали, что прислал его бухарской Абдул-Азиз царь к шахову величеству с тем.— Как де индейские люди взяли у отца его, Недыр-Магаметя царя, Балх, и отец его, Недыр-Магаметь царь, приезжал к его шахову величеству и бил челом его шахову величеству об ратных людех. И он де, шахово величество, отца его, Недыр-Магаметя царя, пожаловал большим своим шаховым жалованьем и своих шаховых ратных людей под Балх с отцом его, Недыр-Магаметем царем, послал и теми своими кизылбашскими ратными людьми Балх отцу его очистил. И он де, Абдул-Азиз царь, за ту его шахова величества доброту хочет с ним быти в дружбе и в любви (л. 48) и в совете и в сылке и хочет ему за тое доброту воздати тако ж — собрався со многими своими бухарскими ратными людьми, и пойдет под индейской украинной город Кандагарь, которой наперед сего бывал за отцом его шах-Абасова величества, за шах Суфием, и тот украинной город Кандагар хочет он, Абдул-Азиз царь, от индейских людей очистити и отдати ему, шахову величеству, тако ж, как и он, шахово величество, отцу его, Недыр-Магаметю, ратными своими людьми от индейских людей Балх очистил. А он бы, шахово величество, по тому ж с кизылбашскими своими ратными людьми под украинной город Кандагарь шол с ним, Абдул-Азизом царем, вместе и промышлял заодно.

(л. 49) Да в то ж время у шахова величества за столом говорил шахов ближней человек ихтамам-девлеть бухарского Абдул-Азиза царя послу Асан-Кущи-башию вслух и ему сказывал.— Приходят де морем под шаховы украинные поморские городы и под деревни из Росийского государства воровские казаки руские многие люди в стругах и шахова величества украинные поморские городы и деревни разоряют, многих кизылбашских людей побивают и в полон емлют и на окуп отдают. А к ним в Бухарскую землю те воровские казаки руские люди воинским обычаем не приходят ли и городов и сел и деревень не воюют ли?

И бухарского Абдул-Азиза царя посол Асан-Кущи-баши против ихтамам-девлетевых речей говорил, что к ним в Бухарскую землю воровские казаки руские люди не приходят, потому что Бухарская их земля от моря поудалела. А в прежних де годех приходили воровские казаки руские люди степью воинским обычаем под Юргенч и Юргенч было разорили, только де и самих тех воровских казаков руских людей юргенцы многих побили.

И Анисим Грибов с товарыщи у шахова величества у стола были и [80] после стола приехали на шаховых же лошедях к себе на подворье с приставом своим с Шателипом вместе.

И после того вскоре шахово величество послал из Испогани в Бухары к бухарскому к Абдул-Азизу царю гонца своего. А бухарского царя посол (л. 50) послал от себя в Бухары с тем шаховым гонцом человека своего для того, что он, шахово величество, с ним, Абдул-Азизом царем, в дружбе и в любви и в совете и в сылке быти хочет и с кизылбашскими своими ратными людьми под украинной город Кандагарь с ним, Абдул-Азизом царем, итти готов, и он бы, Абдул-Азиз царь, дал ему, шахову величеству, ведомо, в кое время ему под Кандагарь итти и где ему, шахову величеству, и о коем месте с ним, Абдул-Азизом царем, сойтися.

А которой индейского шах Джигана царя посол прислан был к шахову величеству в прошлом во 155-м году в декабре месяце, и тот индейского царя посол жил в-Ыспогани год, и во 156-м году декабря в 1-м числе того индейского посла шах-Абасово величество пожаловал, со всеми его людьми отпустил из Испогани в-Ындейскую землю.

А от себя из Испогани послал шахово величество в-Ындею к индейскому царю гонца своего с саблею и с ним к индейскому царю писал, чтоб он, индейской царь, очистил ему, шаху, украинной свой город Кандагарь, а будет он, индейской царь, Кандагари города не очистит, и он бы против его, шахова величества, был готов на бой.

Да Анисим же с товарыщи, будучи в-Ыспогани, слышал в розговорех от шаховых ближних людей от испоганских жильцов от бусурманей и от арменьи и от руских людей, что есть де в-Ындейской земле индейской царевич, а верует кизылбашскую веру, и тот де индейской царевич писал к шахову величеству в-Ыспогань, чтоб шахово величество, собрався с кизылбашскими своими ратными людьми, шол под индейской украинной город под Кандагарь, а он, индейской царевич, Кандагарь ему, шахову величеству, отдаст.

 

(л. 40 (Этот лист занумерован в столбце неправильно.)) И марта в 1 день (1648 г.) прислал из Бухар в-Ыспогань к шахову величеству бухарской Абдул-Азиз царь гонца своего и с ним к шахову величеству писал, чтоб он, шахово величество, с кизылбашскими своими ратными людьми шол, не мешкав, под украинной индейской город Кандагарь и на иные индейские городы и сходился б с ним, Абдул-Азизом царем, меж украинного своего города Мешети и Балха.

Да с тем же своим гонцом писал к шахову величеству бухарской Абдул-Азиз царь — которого индейского шах Джигана царя посла отпустил он, шахово величество, из Испогани в-Ындею, и у того де индейского посла на дороге зимним временем от стужи многие индейские люди померли, а казна с ним идет большая, и он де, Абдул-Азиз царь, велел своим бухарским ратным людем проводити его с тою казною до украинного города Кандагаря.

...(л. 55) А марта в 19-м числе шахово величество з ближними своими и со многими воинскими людьми пошол из Испогани под индейской украинной город под Кандагарь. А бухарского Абдул-Азиза царя посла Кущи-башия взял в поход с собою ж, а их, Анисима Грибова с товарыщи, указал шахово величество из Испогани отпустити в Фарабат после себя испоганскому везиру... (Далее следуют записи после 25 июня 1648 г.— дня отпуска А. Грибова из Фарабата в Астрахань (л. 69).).

... (л. 74) Да Анисиму ж Грибову с товарыщи по государеву указу велено проведывати всякими мерами накрепко ведущими людьми, в-Ындейское государство от государевы отчины от Астарахани куда ходити [81] податнее: на Юргенскую землю или на Бухары или на кизылбашские городы, и на которые городы и места, и сухим ли путем или водяным или горами в-Ындейское государство лежит путь, и на которой украинной город индейского царя приезжают, и сколько от которого города и места до которого города и места дорогою считают верст или милей или днищ, и над одно ль место и городы из Юргенча и из Бухар в-Ындею дорога лежит или розные дороги, и какие люди от тех городов по дороге до Индейского государства живут, и послушны ль Бухарскому и Балхинскому и Юргенскому государствам или которые князьки особные живут, и будет особные, (л. 75) и нет ли от них проезжим служилым и торговым людем какие шкоты и хто имяны князьки и кому голдуют.

И Анисим Грибов с товарыщи по государеву указу про то про все проведывали подлинно ж ведущими людьми кизылбашенями и бухарцы, которые ис Кизылбашские и из Бухарские земли в-Ындейскую землю с торгами езживали. И те кизылбашеня и бухарцы Анисиму Грибову с товарыщи про индейскую дорогу сказывали, что в-Ындейское государство от государевы отчины от Астарахани ходити податнее на Кизылбашское государство, а итти из Астарахани в Кизылбаши морем на кизылбашской город Фарабат, а ис Фарабата податно итти на шахов же украинной город на Мешед, а езду от Фарабата до Мешети коньми... (Пропуск в тексте.) день, а верблюдами... (Пропуск в тексте.) день. А от шахова украинного города Мешети податно итти на Балхинское государство, а езду от Мешети до Балха коньми 10 ден, а верблюдами 20 дней и больши. А промеж Мешети и Балха пригородки и деревни державы перситцкого шаха и балхинского царя. А от Балха податно итти в-Ындейское государство на рубеж индейского царя на деревню Гендукуш, а езду от Балха до индейские деревни Гендукуша коньми 7 дней, а верблюдами 14 дней и больши. А промеж Балха и индейские порубежные деревни, пригородки, деревни державы бухарского и балхинского царей ближнего их человека (л. 76) Ялантеша князя удельные. А от тое украинные порубежные индейские деревни Гендукуша податно итти на индейской же город Черекар, а езду от Гендукуша до Черекара коньми 3 дни, а верблюдами 6 дней и больши. А от Черекеря города податно итти на индейской же город Кабыл, езду от Черекеря города до Кабыла коньми день, а верблюдами 2 дни. А от Кабыла города податно итти на индейской город Жалялабат, езду от Кабыла до Жалялабата коньми 5 дней, а верблюдами 10 дней. А от Жалялабата города податно итти на индейской же город Пшаур, езду от Жалялабата до Пшаура коньми 3 дни, а верблюдами 6 дней. А от Пшаура города податно итти на индейской же город Этек, езду от Пшаура до Этека коньми 2 дни, а верблюдами 4 дни. И до того Этека города по всем шаховым городам и в Балхинском государстве и в-ындейских городах емлют с торговых людей, которые ездят с товары, проезжую пошлину небольшую, а в Этеке городе емлют у торговых людей с товаров пудовую пошлину — с пуда емлют по 25 алтын. А от Этека города податно итти на индейской же город Рухтаз, езду от Этека до Рухтаза коньми 5 дней, а верблюдами 10 дней. (л. 77) А от Рухтаза города податно итти на индейской же город Бабасен-Абдал, езду от Рухтаза до Бабасеня-Абдала коньми 2 дни, а верблюдами 4 дни. А от Бабасеня-Абдала города податно итти на индейской же город Неукужрат, езду от Бабасена-Абдала до Неукужрата коньми сутки, а верблюдами 2 дни. А от Неукужрата города податно итти на индейской же город Лягур, езду от Неукужрата до Лягура коньми сутки, а верблюдами 3 дни. А в тот де Лягур город приезжает зачастые индейской царь на время, потому что тот Лягур город в-Ындейском государстве стольной и [82] торги в нем бывают всякие большие. А от Лягура города податно итти на индейской же город Сарыган, езду от Лягура до Сарыгана коньми 4 дни, а верблюдами 8 ден. А от Сарыгана города податно итти на индейской же город Дилли, езду от Сарыгана до Диллия коньми 8 ден, а верблюдами 14 ден. А от Диллия города податно итти на индейской же город Экре, езду от Диллия до Экре коньми 4 дни, а верблюдами 8 ден. А в тот де Экре город приезжает зачастые индейской царь на время, потому что тот Экре город в-Ындейском государстве стольной и торги в нем бывают всякие большие. (л. 78) А меж де Диллия города и Экрея лесные места и в тех де лесах бывают разбойники индейские ж многие люди, человек по 500 и по штисот и по 700 и по 800 и по 900 и по 1000, с лушным и с копейным боем.

А ход де ис Кизылбашские земли в-Ындейское государство все сухим путем — степью и горами, и на сей де было дороге в одном месте завалились в горах щели каменьем, и проходу ею из Балхинского государства в-Ындею и из-Ындеи в Балхинское государство не было многие лета. И индейские де люди тое дорогу чистили лет с 5 и больши и, прочистя тою дорогою приходили из Индейские земли под Балх воинским обычаем и Балх было засели.

...(л. 97) Да в государеве ж цареве и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии наказе ис Посольского приказу, какой дан Анисиму Грибову с товарищи, написано, как, аже даст бог, приедут они, Анисим с товарыщи, из Бухарские земли в Астарахань и что с ними руского полону из Бухарские земли выдет, и им, Анисиму с товарищи, приехав в Астарахань, по государеву указу велено тот руской полон объявити и имянную роспись подати боярину и воеводам князю Федоре Семеновичю Куракину с товарыщи.

И божиею милостию, а великого государя счастием с Анисимом Грибовым с товарыщи вышло в Астарахань руского полону ис Кизылбашские земли и из Бухар:

... (л. 98) Полоненик Филимон Лазорев, курпчанин, служилой казак, был в полону в Бухарах и в-Ындейской земле лет з 10.

ЦГАДА, ф. Посольский приказ, Сношения России с Персией, 1646 г., д. 2. лл. 6, 10, 17, 19, 32—39, 40, 42, 46—50, 55, 74—78, 97, 98. Подлинник.

Роспись торгового пути из Астрахани в Индию (лл. 74—78) частично опубликована в статье: Е. Зевакин, Роспись торгового пути из Астрахани в Индию в середине XVII века. («Новый Восток», 1925, кн. 8—9, стр. 150).

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.