Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

«Яджнавалкья-смрити»

Книга вторая

(См.: Народы Азии и Африки. 1986, № 4, с. 126-140.)

Эта часть публикации содержит перевод восьмой - двадцать пятой пракаран, второй книги «Яджиавалкьи», в которой разбираются предметы судебной процедуры: раздел наследства, спор о границе, спор хозяина и пастуха, продажа несобственником, непередача того, что подарено, отказ от купленного, нарушение обязательства о повиновении, нарушение соглашения, неуплата жалованья, игра и состязание, оскорбление словом, оскорбление действием, грабеж, непередача проданного, совместное предприятие, кража, прелюбодеяние и «разное» (пракирнака). Налицо определенное несоответствие с тем списком, который впервые приводится в «Ману» (VIII.4-7). По-видимому, как набор, так и последовательность в изложении тем в дхармашастрах могли варьироваться, но только до известных пределов, так как этот набор все-таки традиционен в каждой дхармашастре и имеет незначительные отличия, а кроме того, в «Ману», «Яджнавалкье» и «Нараде» все предметы судебной процедуры делятся на две группы - обязательственного и уголовного права. Связующим звеном между ними в «Ману» и «Нараде» является тема «недвижимость», которая обычно касается таких преступлений, как потрава поля и нарушение границ земельного владения.

Хотя композиция второй книги «Яджнавалкьи» и выглядит более аморфной, чем композиция аналогичных текстов «Ману» и «Нарады» (о чем мы скажем ниже), она тем не менее следует отмеченной выше логике организации текста дхармашастры, что подтверждается не только его анализом, но и мнением средневековых юристов. Мы имеем в виду рассуждения Виджнанешвары - автора «Митакшары»-в его комментарии к «Яджнавалкье» (II.5). Но его словам, поводы судебного разбирательства делятся на те, что основаны на подозрении, и те, что основаны на имевшем место в действительности. Последние состоят в запретах и заключаются в правилах, как-то: «[Некий] пьяница, взяв деньги и пр., не отдает [их мне]» или «Он похищает мое поле и прочее [имущество]». Он далее цитирует «Катьяяну», которая указывает: «Не хочет выполнять свое [обязательство] по закону или поступает вопреки закону».

Остановимся на композиции той части второй книги, которая начинается со шлоки II.114, открывающей пракарану «раздел наследства». Примечательно, что она включает, в частности, материал, который в «Артхашастре» входит в тему «брак» (гл. III.2): начиная со шлоки II.143 и до конца пракараны речь идет о женском имуществе. Поскольку в шлоке II.149, завершающей пракарану, сказано, что суждение по поводу раздела наследства выносится принимая во внимание, помимо всего прочего, «реальное владение домом [и] полем», следующая пракарана -«спор о границе»- оказывается связанной с предыдущей самим текстом, ибо в шлоках II.150-151 говорится о границе поля как объекте возникшего спора. Однако дело здесь не только в текстовой связке: очевидно, любым действиям с имуществом как необходимое условие должен предшествовать его раздел с приобретением соответствующих прав на него. Поэтому составитель предваряет тему имущественного права темой раздела имущества (наследства), следуя за организацией [111] текста «Артхашастры». И в «Артхашастре» тема имущественных отношений ведь тоже начиналась с недвижимости-имущества самого важного, составляющего основу материального благополучия индийца.

Казалось бы, подобное построение текста «Яджнавалкьи» знакомо по тексту «Артхашастры». Но тут есть одно обстоятельство: в отличие от «Артхашастры», перечисление предметов судебного разбирательства начинается в «Яджнавалкье» не с раздела наследства, а с неуплаты долга и вклада, что традиционно для дхармашастры: два последних предмета непосредственно и традиционно в дхармашастрах примыкают к процессуальному праву, но за ними следуют пракараны «свидетели», «документ», «ордалии», судебная практика распадается в «Яджнавалкье» на две части. Подобные алогизмы в композиции «Яджнавалкьи» надо, по всей видимости, объяснять очень значительным влиянием на ее текст «Ману», «Артхашастры» и, вероятно, еще какого-то памятника жанра артхашастры.

Что касается последующего текста памятника, то пракарана «спор о границе» традиционно связана с пракараной «спор хозяина и пастуха». В последней пракаране вначале говорится о потраве поля (II.159-163), что семантикой связано с темой ущерба меже или земле, а затем об ответственности пастуха перед хозяином скота (II.164-165). Тем самым, как и в «Many», от этой темы делается естественный переход к предметам обязательственного права, и по той же логике, что и в «Ману», в этот раздел включаются: непередача того, что подарено, отказ от купленного, нарушение обязательства о повиновении, нарушение соглашения и неуплата жалованья. Читателю нетрудно будет заметить, что отдельные пракараны связаны между собой еще и текстом (пример чему мы видели выше) посредством таких ключевых шлок, как II.175, 183, 187 и 193.

Никак не связана с этими пракаранами «игра и состязание», а последняя пракарана - с последующей «оскорбление словом». Уголовные дела идут, по существу, до конца второй книги, причем здесь важно отметить, что в пракаране «грабеж» собственно о грабеже говорится только в двух шлоках (II.230-231), а дальше идет текст смешанного содержания, заимствованный из «пракирнаки» и IV книги «Артхашастры». Как известно, первые две главы IV книги «Артхашастры» касаются вопросов надзора за ремесленниками и торговцами, и практически вся IV книга рассматривает уголовные преступления. Очевидно, в таком качестве воспринимал этот материал составитель «Яджнавалкьи», когда помещал его в пракарану «грабеж». Поскольку о торговцах (главным образом их проступках) идет речь в шлоках II.244-253, уже по формальному признаку следующие пракараны- «непередача проданного» и «совместное предприятие», также регламентирующие деятельность торговцев, оказываются непосредственно связанными своим содержанием с пракараной «грабеж»-они как бы подключаются к ней.

Наконец, вслед за этими пракаранами идут пракараны «кража», «прелюбодеяние» и «пракирнака», т.е. материал смешанный, который заимствуется из IV книги «Артхашастры» (А. А. Вигасин, А. М. Самозванцев» Артхашастра: проблемы социальной структуры и права. М., 1984, с. 44.). Шлоки II.305-307 завершают тему судебных дел, формулируя наложение наказания (денежного штрафа) на проигравшего дело.

Текст второй книги «Яджнавалкьи», следовательно, организован не столь последовательно, как текст «Ману», но и в нем выделяются темы обязательственного и уголовного права. Что же касается весьма заметного влияния «Артхашастры», то им следует объяснять не только структурные «возмущения» в тексте «Яджнавалкьи», но и нарушения в ее терминологии: она пользуется терминами как «Артхашастры», так и дхармашастр (в первую очередь-«Ману») (Там же, с. 43.).

Остальные соображения по структуре, терминологии и содержанию текста второй книги «Яджнавалкьи» приводятся в комментарии.

Текст воспроизведен по изданию: "Яджнавалкья-смрити". Книга вторая // Народы Азии и Африки, № 3. 1988

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.