Версия для слабовидящих |  Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Из международных отношений в первые годы французской революции

(1789-1790 гг.)

Публикуемые ниже документы — переписка различных представителей русского дипломатического корпуса эпохи французской буржуазной революции конца XVIII века, — отражают отдельные моменты из истории 1789—1790 гг. и ту общую международную обстановку, которая сложилась к этому времени. Французское (абсолютистское правительство, под давлением денежного кризиса и государственного банкротства, вынуждено было согласиться на созыв Генеральных штатов. Генеральные штаты открылись 5 мая, в обстановке глубокого кризиса феодально-абсолютистской системы, крестьянских восстаний, выступлений рабочих мануфактур и городской бедноты. Через месяц, а именно 17 июня Генеральные штаты превратились в Национальное собрание, а через три дня в зале для игры в мяч члены Национального собрания с большим воодушевлением поклялись не расходиться, пока не будет выработана конституция. 14 июля 1789 г. была взята Бастилия, неприступная крепость-тюрьма, оплот феодальной монархии и крепостничества. 5—6 октября народные массы перевезли короля и королеву, как заложников, из Версаля в Париж. Последнее событие было ответом на заговор Людовика XVI, который готовился подавить революцию силой и стягивал крупные вооруженные силы к Парижу и к Версалю. Таковы основные факты первого года революции.

В публикуемых ниже донесениях русского посла в Париже Симолина нашли отражение наиболее важные революционные события этого периода, а именно взятие Бастилии и события 5—6 октября.

“В субботу 11-го числа текущего месяца совершилось одно из самых замечательных и неожиданных событий. Господин Неккер получил, отставку, и почти все министерство переменилось... Чтобы отразить силу силой, решено было вооружиться, что и было выполнено самим народом. Ночь с воскресенья на понедельник была очень бурной... В час ночи произошла весьма серьезная стычка на бульваре итальянской комедии между полками немецкой королевской кавалерии и королевскими драгунами, с одной стороны, и народом, на сторону которого перешла большая часть полка французских гвардейцев...

Во вторник утром, 14-го, под ружьем было более 150 тысяч граждан. Французские гвардейцы, конная и пешая стража и множество солдат всякого рода присягнули парижскому гражданству и нации... Заняты были все въезды и заставы и в разных местах города были расставлены пушки” 1.

Донесение Симолина подробно характеризует также события 5-6 октября, в результате которых король был перевезен из Версаля в Париж. “Новое восстание, трагические и гибельные последствия которого неисчислимы, повергло Париж и Версаль в страх и ужас. В понедельник утром 5-го этого месяца несколько сот торговок, величаемых теперь "дамами рынка”, рассеялись по городу и заставили следовать за собой всех встречных женщин. Они вооружались всем, что попалось им .под руки. Затем они направились к ратуше; несколько мужчин присоединилось к ним. Ратуша была взята силой, причем были [104] захвачены и с триумфом увезены оружие и запасные пушки... Причинами этого восстания была нужда в хлебе в Париже, которая действительно была очень велика, и распространение слухов о задуманном аристократической партией похищении короля и намерении препроводить его в Мец. В результате, чтобы успокоить это волнение, король вынужден был согласиться покинуть Версаль, со всей королевской семьей и переселиться в Париж, в Тюильери” 2.

События 1789 г. во Франции не могли не найти отклика в других странах Европы. Под влиянием революции во Франции возникали национально-освободительные движения угнетенных народов, крестьянские восстания против феодального гнета. Революция угрожала смести феодально-монархический строй не в одной только Франции.

Международные отношения европейских держав к 1789 г. были очень напряженными. Екатерининская Россия в это время вела две войны — со Швецией и Турцией. В январе 1789 г. начались мирные переговоры.

Англо-прусско-голландский союз, созданный в 1788 г. и боровшийся за европейскую гегемонию, стремился затянуть войну, как на Севере, так и на Юге и тем ослабить Россию и Австрию. В частности, Англия, заинтересованная в том, чтобы нанести удар морскому могуществу России, принимала все меры к тому, чтобы война России со Швецией закончилась на самых невыгодных для России условиях. Поэтому в течение всей войны Англия, а вместе с ней и Пруссия зорко следили за тем, чтобы союзница России — Дания не оказала ей помощи в войне со Швецией. В одном из своих донесений русский посол в Лондоне гр. Воронцов сообщает, что Берлин требует от Англии посылки эскадры в Балтийское море, чтобы побудить Данию сохранить свой нейтралитет в Северной войне.

Из любопытной депеши русского посла в Гааге Колычева мы узнаем, что нажим на Данию производился и другим путем, а именно ей была гарантирована неприкосновенность ее владений 3.

Прусская дипломатия, предъявившая ультиматум европейским державам, с требованием передать ей польские земли — Торн и Данциг, потерпела неудачу, вследствие отказа Англии поддержать эти прусские домогательства. Это однако, не заставило Пруссию отказаться от своих планов гегемонии в Европе: она изменила только метод и тактику борьбы. Ее ближайшей задачей было: затянуть как можно дольше австро-русско-турецкую войну, заключить союз с Турцией, принять участие в качестве посредника в мирных переговорах Австрии и России с Турцией, добиться возвращения Турции завоеванных у нее территорий и получить от Турции за свое посредничество согласие на уступку дунайских провинций Австрии. В качестве компенсации за дунайские провинции Австрия должна была, по плану Пруссии, возвратить Польше Галицию, а Польша отказаться в пользу Пруссия от Данцига и Торна. Прусской дипломатии в Турции было поручено провести этот сложный и широкоразветвленный план.

Нужно сказать, что Турция выставила очень тяжелые условия. Она изъявляла готовность помочь Пруссии в осуществлении ее планов в Польше только в том случае, если ей будет возвращен Крым. В случае же отказа императорских дворов вернуть Турции эту область Пруссия должна была объявить войну России и Австрии.

В начале 1790 г. Европа была встревожена перспективой новой войны. Пруссия усиленно вербовала союзников и привлекала их не всегда на добровольных началах. Так, в марте 1790 г., как это видно из донесения русского посла в Саксонии Белосельского гр. Остерману, Саксония делала усиленные военные приготовления, так как опасалась насильственного нарушения ее нейтралитета со стороны Пруссии. Саксония имела тем более оснований опасаться такого шага [105] со стороны Пруссии, что последняя под разными предлогами затягивала заключение договора о нейтралитете. Хотя Пруссия, по словам Белосельского, и убеждала курфюрста Саксонского, что “делающиеся издержки в рассуждении сего излишни, однакож сей вид тихости берлинского двора покрывает основания интриг ужасных” 4.

Очень сдержанное отношение со стороны Англии к воинственным планам Пруссии на этот раз сыграло решающую роль: Фридрих-Вильгельм II ограничился одними только военными приготовлениями.

Публикуемые документы отражают также момент обострения англо-русских отношений. Причиной этого обострения были установленные Россией в 1780 г.. правила плаванья нейтральных судов в открытом море во время войны, что подрывало монополию Англии, как морской державы.

Торговый договор с Францией существовал еще с 1787 г.; теперь же Россия повела переговоры о создании четверного союза, т. е. союза двух императоров — русского и австрийского и двух королей — Бурбонов — французского и испанского. Союз с Францией был чрезвычайно желательным для России. Что же же касается Франции, то она готова была пойти на союз с Россией, чтобы приобрести в лице ее союзника против Англии, но, с другой стороны, ей было трудно пожертвовать своей торговлей в Леванте. Поэтому Франция, всячески помогая России в ее отношениях с Турцией, способствуя освобождению Булгакова, противостоя интригам Пруссии и Англии, все же старалась поддержать свой престиж в Турции и не желала заключать союза с Россией до окончания русско-турецкой войны.

Из донесения Симолина Остерману от 13/2 марта 1789 г. мы узнаем о переговорах относительно союза между Францией и Россией и о препятствиях к заключению этого союза.

“На совете в воскресенье вечером обсуждался вопрос о союзе с нашим двором, но ничего не было решено. Когда я беседовал с гр. Монмореном во вторник, он мне сказал, что желания и намерения его величества об установлении этой связи неизменны и непоколебимы, но что обстоятельства настоящего момента требуют размышлений и являются единственной причиной отсрочки решения короля. Эти соображения касались Порты; в случае союза с Россией, Франция потеряла бы все свое влияние и доверие, которым она пользовалась в Турции. Франции в этом случае было бы невозможно заставить Порту оценить ее добрые услуги и посредничество, при помощи которых она, отстранив послов Лондона и Берлина, способствовала бы соглашению Турции с обоими императорскими дворами, на что возлагались большие надежды” 5.

На основании этих мотивов французское правительстве пыталось отсрочить формальное заключение союза с Россией. Не налаживался также и четверной союз.

Революционные события, развертывавшиеся во Фракции, положили конец переговорам о союзе Франции с Россией и о четверном союзе.

Публикация заключает в себе целый ряд документов, показывающих влияние французской революции на национально-освободительные и антифеодальные движения в других странах.

Исключительный интерес представляют те документы, которые говорят о том, как под влиянием французской революции развивается мощное революционное движение в Бельгии — в ответ на уничтожение австрийским императором старой бельгийской конституции. Бельгийская революция оживила дипломатические усилия тройственного союза (Англии, Голландии и Пруссии). Она возбудила у них много надежд и много опасений. Пруссия не хотела упустить случая нанести удар Австрии отторжением у нее одной из самых значительных провинций. За поддержкой этого плана Пруссия обратилась к Англии. Однако, [106] Англия опасалась, что развитие бельгийской революции толкнет эту страну на объединение с революционной Францией.

В качестве повода для вмешательства в бельгийские дела, Пруссия решила использовать постановление Германской лиги, запрещавшее изменение конституции в странах, входящих в состав лиги. Между тем, австрийский император, уничтожив старую бельгийскую конституцию, совершил именно такое нарушение государственного порядка.

Из донесения русского посла в Дрездене Белосельского мы видим, что Пруссия старалась заручиться согласием государей Германской лиги на совместное выступление в Бельгии.

Публикация включает также любопытный документ, относящийся к революции на Корсике. Корсиканцы боролись за свое освобождение от генуэзского владычества. Они обратились к Франции, прося принять их под свое покровительство. Постановлением Национального собрания Корсика была присоединена к Франции.

Относящийся к этому событию документ говорит о попытке Генуи возвратить себе Корсику. С этой целью генуэзское правительство обратилось к французскому королю с просьбой не утверждать постановления Национального Собрания. Узнав об утверждении этого решения королем, Генуя решила апеллировать к европейским державам.

Таким образом, французская революция становилась все более заметным и влиятельным фактором международной жизни. Возбуждая в разных концах мира борьбу народных масс за национальную независимость, она представляла все большую опасность для феодально-абсолютистских правительств. Революция во Франции вынуждала европейские державы поскорее разрешить раздиравшие их противоречия, чтобы организовать борьбу против опасности, угрожавшей их существованию.

В 1791 г. Австрия и Пруссия, первые из европейских держав, пытаются ликвидировать существовавшие между ними раздоры и организуют cговор против революции.

Р. Авербух.

Публикуемые документы взяты из материалов, собранных Институтом Истории Академии наук СССР для четырехтомной публикации под общим названием “Царизм и французская буржуазная революция конца XVIII в.”. Документы хранятся в ГАФКЭ, в фонде М.И.Д. Подготовлены к печати Э. Б. Гвиньевой при содействии Л. И. Могилевкиной. Общая редакция Р. А. Авербух.


Комментарии

1. См. ниже, стр. 115.

2. См. ниже, стр. 119.

3. См. ниже, стр. 111.

4. См. ниже, стр. 132.

5. См. ниже, стр. 109.

Текст воспроизведен по изданию: Из международных отношений в первые годы французской революции (1789-1790 гг.) // Красный архив, № 4 (95). 1939

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.