Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ОТЧЁТ ГЕНЕРАЛА БЕРНАДОТТА,

бывшего военного министра, представленный консулам 1-й французской республики 1-го жерминаля 8-го года той же республики.

(Продолжение).

Обозрение распределения войск республики 30-го фрюктидора 7-го года.

Пехоты

Кавалерии

Артиллер. и инженер.

Депо

Всего

Примечание

Батал.

Число

Эскад.

Число

Армия франц. в Батавии.

33

29,561

16

3,229

823

-

33,613

}

233,876.

Армия франц. в Рейне.

51

39,956

68

7,211

6836

-

54,003

Армия франц. в Дунае.

75

69,896

67

7,913

4,794

-

82,603

Армия Итальянская

{

Дивизии действ………

Гарнизоны и дивизии территориальные, зависимые от этой армии…

Гарнизоны Мальты и Корсики……

111

55,049

51

4,000

4,608

-

63,657

17

9,980

22

2,025

420

-

12,425

9

9,000

-

-

560

-

9,560

Армия “Английская”……..

34

28,172

7

1,167

7,600

-

36,939

 
Подкрепления для последн.

14

6,844

-

-

1,700

-

8,543

Дивизии терр — ные внутренние………………..

25

15,639

45

6,987

4,754

-

27,380

Не считая 22,392 ч. в депо, а всего 49,772 ч.

Всего войск в распоряжен. минист…………..

369

264,096

276

32,532

32,095

 

328,723

}

 
Депо………

-

-

-

-

-

22,392

22,392

В Госпиталях……………….

-

35,092

-

5,244

1,622

-

41,958

В восточной армии…..……..

43

26,172

28

3,139

3,064

-

32,375

Сила восточной армии определяется примерно (pour memoire), каковою она была во время посадки, так как со времени ее отправления не было получено сведений о ее состоянии.

“Pour memoires

{

Военнопленные в Италии и Ирландии, не возвратившиеся во Францию…..

В распоряжении морского министерства......

5

10,600

3

400

432

-

11,432

3

1,800

-

-

-

-

140 полубригад…………….

420

337,760

-

-

-

-

1,800

 
83 полка конных войск…….

-

-

307

41,315

-

-

}

438,680

Артиллер. и инж. войск……

-

-

-

-

37,213

-

Депо всех родов оружия…..

-

-

-

-

-

22,392

[170]

Вне выше приведенного распределения.

{

1 батальон басков………………….

700

}

40,461

3 батал. гренадер прибрежн. стражи……………………………...

1,800

Гидов, привлеченных в состав армий……………………………….

400

3 роты разведчиков Пиринейских..

300

Национальных ветеранов…………

9,000

Национальной жандармерии……..

11,000

Школа трубачей…………………...

119

Гвардия Законодательного корпуса…………………………….

1,254

Гвардия Директории………………

288

Гвардия национальная “mise enrequisition………………………...

12,000

Канониры-волонтеры и прибрежная тража в морских департаментах……………………..

3,600

Итого......

479,141 чел.

1-е Отделение. Военно-продовольственная часть.

Компании Рошфор и Боден были обязаны всею службою по” части продовольствия войск, как в дивизиях внутри Франции, так и в армиях.

Компания Рошфор главным образом обязалась за постоянную цену доставкою, заготовлением и раздачею хлеба и мяса для продовольствия, фуража и подвоза военных перевозок, соли, овощей армиям Дунайской и Гельветской и в дивизиях внутри Франции, за исключением 7-й, 8-й, 19-й и 23-й дивизий; 15 прериаля она была допущена к ведению прихода и расхода, не отвечая ни за что за все время своей службы, и оставлена в качестве управления заготовительного на последние 3 месяца 7-го года (см. отчет моего предшественника).

Такой же контракт был заключен с компанией Боден для службы в Итальянской армии и в дивизиях 7-й, 8-й, 19-й и 23-й.

Позже, было решено, чтобы эта компания не была обязана поставками, а только заготовлением. События, происшедшие в Италии, воспрепятствовали осуществлению этого распоряжения. Во время моего министерства компания Боден часто требовала его Осуществления; она получила авансом суммы, в израсходовании коих мне не были представлены оправдательные документы; вследствие этого я счел себя обязанным требовать, чтобы она продолжала поставки до 1-го вандемьера 8-го года, как это обозначено в ее контракте. Эта компания была без сомнения мало расположена сообразоваться с тем, что я ей предписывал, или же боялась, что у нее не будет к тому средств; ее настоятельный требования заставляли это предвидеть.

Таким образом, компания Рошфор не должна была более производить поставки, а делала это лишь против своего желания, [171] а следовательно с большой медленностью и осторожностью, и служба эта находилась в состоянии кризиса, внушавшего самые серьезные опасения.

Затруднения всякого рода, против которых я должен был бороться, чтобы предохранить эту службу от совершенного падения и, особенно, в армиях множество мер, вызванных различными обстоятельствами и местностями, не позволят мне следовать естественному разделению службы продовольствия войск и говорить отдельно о каждом из видов (Sections), кои ее составляют. Я буду обязан, в видах ясности, составить для каждой армии отдельную статью, в которой будет сказано обо всех частях продовольствия войск; я сохраню равным образом статью о тех же предметах для внутренних дивизий Франции.

Дивизии внутренние.

Служба продовольствия войск во внутренних дивизиях исполнялась: 1) частными поставками подрядами, 2) требованиями съестных припасов, установленными постановлениями исполнительной Директории 24 флореаля и 17 прериаля 7-го года и 3) посредством публичных отдач с торгов, на производство коих были даны полномочия центральным властям, кои должны были действовать по соглашению с ординаторами всякий раз, когда требования припасов не могли быть исполнены с той скоростью, которую требовали обстоятельства, или если эта мера угрожала нарушением общественного спокойствия. Только в 23-й дивизии (в Корсике) служба эта исполнялась посредством подрядов.

Компания Боден, обязанная к тому за постоянную цену, передала от себя часть подряда компании Бардель. Я рассудил, что для республики выгоднее поручить подряд прямо последней компании, которая в таком случае не должна была бы приносить столько жертв в пользу первой, а потому могла бы лучше исполнять свои обязательства. Эта операция была исполнена с согласия той и другой.

Важное значение Корсики было мне хорошо известно; я чувствовал, что нужно было дать компании Бардель достаточные суммы для поддержания ее службы. Я обещал ей 400.000 франков, дано же было только 200,000; она получила бы и остальное, если бы мне были выданы необходимые суммы на последние 2 недели фрюктидора. Мне было бы трудно представить точный отчет о состоянии службы в этой дивизии во время моего министерства по причине затруднений, представляемых корреспонденцию с нею. Последние письма извещали, что поступления происходили медленно; со своей стороны подрядчик жаловался, что не получает достаточной поддержки.

Служба в 7-й, 8-й и 19-й дивизиях должна была производиться также посредством подряда. Он был включен в контракт с компанией Боден; но так как она делала мало усилий для ее поддержания, то нужно было это дополнить теми же способами, как и в других дивизиях, т. е. посредством требований [172] припасов или публичных отдач с торгов.

Требования, произведенные во время министерства моего предшественника им самим и Главнокомандующим Дунайской армией, доходили в отношении продовольственных припасов, для внутренних дивизий армий, до 460,260 центнеров (quiataux) (Quintal, центнер =100 фунтам, Quintal metrique=100 килограммам.), из коих 0,75 пшеницы и 0,25 ржи, а в отношении фуража до 537,600 центнеров сена, 268,719 центнеров соломы и 358,476 мешков овса.

Сведения о поступлениях, совершившихся в силу этих требований, еще не были получены; однако было известно, что все потребованные припасы не были доставлены; поэтому я всячески заботился об ускорении поступлений. Для службы внутренних дивизий я сделал лишь несколько дополнительных требований фуража; они дошли до 9,722 центнеров сена, 6,091 центнеров соломы и 5,070 кулей овса. Я сделал также дополнительные требования зерна для “Английской” армии; генералы потребовали также зерно и фураж для армий Дунайской и Рейнской. Об этом будет сказано в соответствующих статьях, касающихся этих армий.

Многочисленные протесты поднялись против этой меры, которая, к несчастью, сделалась необходимою и которая немало повлияла на увеличение цены припасов, поддерживала ажиотаж и породила всякого рода злоупотребления. В одном месте билеты казначейства были отданы, а между тем поступлений не было; в другом те, кои сдали припасы, не могли получить своих билетов. Я отдал самые строгие приказания, чтобы виновные были отысканы и для примера наказаны (по заслугам). С другой стороны, и это заслуживает самого серьезного внимания, отсюда возникло почти неодолимое препятствие для продовольствия: боны (les bons de versement), которые должны были быть принимаемы в уплату за контрибуции, не были приняты большею частью сборщиков (receveurs). Напрасно министр финансов и я писали в национальное казначейство; сборщики, не признававшие в республике никакой другой власти кроме казначейства, не хотели повиноваться даже приказам министра финансов. Вспыхнуло всеобщее неудовольствие; во многих местах поступления прекратились совершенно; почти повсюду они замедлились до бесконечности (infiniment).

Притом прискорбном положении дел, которое я представил, в частых рапортах, на воззрение исполнительной Директорш, я был вынужден писать беспрестанно министру финансов и в национальное казначейство и возбуждать усердие управляющих и управляемых, одним словом, стараться дополнит средства физические средствами моральными.

В начале моего министерства, я имел удовольствие видеть, что со всех сторон помогали моим стараниям: я нашел почти во всех сердцах любовь к свободе и к отечеству: но все должно иметь конец, который и наступил. Обманутые столько раз призрачными обещаниями власти и частные лица отказались вносить вновь что либо вперед, и ежели служба поддерживалась [173] еще в течение фрюктидора, то лишь благодаря своего рода магии, которая опиралась на доверие и должна была прекратиться вместе с последним.

Угрожаемый видеть способ требований сведенным к нулю я решил испытать другой способ для продовольствия внутренних дивизий. Я приглашал центральные власти устроить публичные торги. Этот способ удался бы вполне, если бы был поддержан присылкою достаточных сумм денег; но мне едва удалось представить в распоряжение ордонаторов то, что было нужно на более неотложные расходы, и я не получил результатов, на которые мог рассчитывать.

Таким образом, умеренность ассигнованных сумм и неточность в исполнении торжественно данных обещаний исчерпали почти два единственные средства, остававшиеся для удовлетворения постоянно возобновлявшихся потребностей. Набор вспомогательных батальонов увеличил еще затруднения по продовольственной части (по довольствию хлебом). Я не мог быть спокойным относительно чрезвычайной службы столь большой важности, если ежедневно я опасался видеть перерыв в повседневной службе. Я написал самые убедительные письма центральным властям и ордонаторам. Я уполномочил последних войти в соглашение с центральными властями, чтобы предъявить новые требования припасов, если бы первые истощились. В большей части департаментов плательщики доставили уже то, что с них причиталось на 7-й год; некоторые внесли даже и то, что причиталось в 8-м году.

Такая система, не дававшая мне никакой уверенности относительно настоящего, должна была внушить мне весьма живые опасения относительно будущего. Я предполагал также устранить ее, вводя с 1-го следующего вандемьера новый способ хозяйства, который обеспечил бы средства, более соответственные размерам потребления, и большую экономию в расходах. Я постоянно обращал внимание исполнительной директории на непременную необходимость не откладывать долее производства этой реформы.

Я не могу представить сведений о состоянии магазинов ни по какой из отраслей довольствия во внутренних дивизиях, равно как и в армиях. Когда я принял министерство военное, управления не получили еще необходимых сведений об этих предметах, а я не управлял достаточно долго, чтобы их получить. Впрочем, недостаточность средств, кои были употреблены на снабжение продовольствием, оставляла всегда магазины в положении, внушавшем наибольшие опасения; почти все отрасли службы исполнялись лишь изо дня в день, и отчет об этой части управления, который я представляю, является лишь изложением принятых мною мер. Служба продовольствия сводится во внутренних дивизиях к двум частям, о которых говорилось до этого момента: хлеб и фураж; мясо же, сухие овощи и другие дополнительные предметы довольствия раздаются войскам только в походе. [174]

“Английская” армия.

“Английская” армия обнимала 12-ю, 13-ю, 14-ю и 22-ю дивизии; она оставалась на мирном положении до 1-го вандемьера 8-го года; в это время она должна была получать походное довольствие. Я уполномочил главного коммисара-ордонатора устроить в соответственных местах торги на поставку мяса и жидкостей, приказав ему представить условия на мое одобрение.

Эта армия должна была быть снабжена зерном я фуражом, во исполнение требований, раньше предъявленных в департаментах, в которых она утвердилась, и нескольких дополнительных требований зерна, мною сделанных, каковые требования доходили до 6,626 центнеров. Волнения, угрожавшие этим департаментам, сделали недостаточным действие этой меры; опасаясь, чтобы она не увеличила еще брожения, я бросился к публичным торгам; этот способ был также испробован без успеха. Я хотел его дополнить, передавая деньги в распоряжение главного ордонатора; но поддержка, которую я мог ему оказать, была весьма слаба, в сравнении с огромными потребностями армии, занимавшей около 200 лье побережья и 16 департаментов. По последним рапортам ордонатора 700,000 франков едва хватило бы на месяц, а между тем в течение 2,5 месяцев моего министерства ему было послано только 300,000 франков.

Я должен заметить, что в видах устранения малейшего повода к неудовольствию, было постановлено, что стоимость доставленных припасов по требованиям в этих департаментах будет уплачиваема казначейством армии по мере поступления таковых.

Однако я узнал, что восстание организовалось на всех пунктах. Моею первою заботою было послать в “Английскую” армию деятельных и разумных штаб-офицеров и направить на подкрепление ее многочисленные батальоны; нужно было в то же время обеспечить ее продовольствием; мне было доказано, что было необходимо сделать это иными способами, а не требованиями припасов или отдачею подрядов с публичных торгов. Поэтому я принял сделанное мне кампанией Буасенно предложение доставить 12,000 центнеров в Шербург, по 14 франков, 5,000 в Руан по 12 и 1,200 в Гранвилль по 12. Тот же поставщик предлагал принять на себя все снабжение продовольствием этой армии, а равно и внутренних дивизий. Другой предлагал сдать тотчас же 100,000 центнеров зерна. Я поспешил представить на воззрение исполнительной Директории эти различные предложения (объявления цен, soumissions).

В видах поддержания этой службы, в ожидании принятия решения по указанным предложениям, я принял сверх того, 19-го фрюктидора предложение гражданки вдовы Басенэ (Bassenet) доставить 30,000 центнеров зерна по весьма умеренной цене по 11 франков за центнер пшеницы и по 9 за центнер ржи: в 1-ю часть (subdivision) 12-й дивизии — 5,000, во 2-ю — 3,200, в 13-ю дивизию — 12,000, в 14-ю — 6,000 и в 22-ю — 4,000 центнеров. [175]

Эта доставка должна была быть закончена к 15-му вандемьера 8-го года. Для обеспечения исполнения своего подряда гражданка вдова Басенэ представила в залог недвижимое имущество, стоимостью в 75,000 франков.

Я не скрывал перед исполнительною Директориею состояния западных департаментов; очевидно, было сопряжено с большою опасностью — подвергать “Английскую” армию, которая должна была поддерживать спокойствие в этих местностях, недостатку продовольствия; я усиленно налегал на эту настоятельную причину, побуждавшую сделать своевременно необходимые распоряжения, чтобы предупредить событие, угрожавшее столь печальным последствиями.

Дунайская армия.

Так как снабжение продовольствием Дунайской армии представляло большие затруднения, то главнокомандующий был уполномочен постановлением 24 флореаля собирать припасы своей властью в пунктах, которые он признает наиболее благоприятными. Количество зерна и фуража, которое он потребовал на основании этого полномочия до вступления моего в управление министерством, включено в общее количество (masse) сборов, которое я показал в статье о внутренних дивизиях. Я был извещен о том, что он сделал затем дополнительные требования, но полученные мною об этот сведения не дают верного результата, а потому я не могу их представить. Средства, которые должна была доставить эта мера, поступали лишь с бесконечной медленностью, а потому сделан был заем в “административных” (хозяйственных) палатах Гельвеции, а я усилил в возможной степени присылку денежных средств. Я предписал восстановить в магазинах республики Гельветической позаимствованные припасы, или же заплатить за них. Выбрано было последнее. Гельветическое правительство обязалось сверх того особым договором доставить фураж, взамен которого ему должно было доставить соль из французских соляных заводов (salines).

Снабжение мясом было обеспечено контрактом, заключенным перед тем с гражданином Обри по 22 сантима за рацион для армии и по 25 сантимов для дивизий, не включенных в ее округ. Этот контракт должен был истечь 1-го вандемьера; я продолжил его до 1-го брюмера с точным условием, что на эту дополнительную доставку цена будет назначена та же, что и на 8-й год, что должно было дать сбережение — более 8 сантимов на рацион, так как гражданин обязался доставлять, получая по 15,5 сантимов за рацион.

Снабжение жидкостями, сухими овощами и солью было сделано подлежащими властями на средства, находившиеся в распоряжении главного ордонатора.

Хотя денежные средства не могли быть так обильны, как того требовали нужды, состояние армии, судя по письму этого ордонатора от 16 фрюктидора, было довольно удовлетворительно. Мои [176] повторенные призывы оживили рвение центральных властей; поступления производились с большею деятельностью и раздача производилась на много дней.

“Отеческим заботам министра, говорил ордонатор в своем письме, армия обязана этим улучшениям”. Но это счастливое положение дал существовало лишь в данный момент и не могло успокоить меня относительно будущего. Зима приближалась, а армия вовсе не имела устроенных магазинов. Я предвидел затруднения, которые зима должна была причинить; было весьма существенно предупредить их — или посылкою новых денежных средств (я ежедневно об этом хлопотал), или же добиваясь от центральных властей, чтобы они еще удвоили усердие для ускорения поступлений. 28-го фрюктидора, в день моего выхода из министерства, я посылал еще курьеров по этому вопросу.

Я предложил исполнительной Директории снабжение 100,000 центнеров хлебного зерна; мое намерение было прибавить к этому 60,000 кулей овса и 100,000 центнеров сена. Я не переставал повторять, что время не терпит отлагательства, что дурная погода прервет вскоре все сообщения и что недостаток припасов может лишить нас плодов наших побед.

Рейнская армия.

Организация службы снабжения припасами в Рейнской армии началась с 20-го мессидора 7-го года. Хлеб и фураж были обеспечены исполнением постановлений исполнительной Директории о требованиях припасов (appels). Главнокомандующий предъявил дополнительные требования, сведения о коих не были мне еще доставлены в конце фрюктидора, хотя я требовал несколько раз. Движение этой армии за Рейн замедлило без сомнения составление этих сведений. Я поручил главному комиссару ордонатору озаботиться снабжением мясом и дополнительными предметами довольствия посредством торгов, произведенных им лично, или публичных. Когда я вышел из министерства, до меня дошло лишь очень мало жалоб на службу в этой армии; фонды, которые были ей ассигнованы, были соответственны тем, которые были даны другим армиям.

Итальянская армия.

Служба снабжений в Итальянской армии при предыдущем министерстве отбывалась компанией Боден. Я уже сказал, что она просила прекратить ее поставки и оставить ее просто в качестве наведывающего этою службою управления, как это была прежде решено, и что я не согласился на это. Компания Боден заключила со мною формальное обязательство доставить без замедления 75,000 центнеров зерна, цена которого будет определена, согласно с заключением главнокомандующего и ордонатора. Приблизительно около половины этого количества было сдано прежде, [177] чем я вышел из министерства. Несколько нагруженных судов были задержаны в Ницце из боязни крейсеров, и я получил извещение, что остальное будет отправлено из Марселя в первых числах вандемьера.

Не полагаясь вполне на обещания компании Боден, я заключил контракт с гражданином Боассонно, которым он обязывался доставить в Итальянскую армию в самый короткий срок 44,000 центнеров зерна и сдать в Ницце — 9,000 ц. по 20 франков, в Марсели — 4,000 ц. по 19 фр., в Лионе — 25,000 ц. по 16 фр., в Байонне — 2,000 ц. по 16 фр. и в Бордо — 4,000 ц. по 16 франков.

Гражданин Боассонно обязался также доставить в Тулон и в Ниццу 800,000 кружек вина по 30 сантимов, 200,000 кружек водки по 95 сантимов и 5000 быков по 50 сантимов за фунт.

Все эти цены были рассмотрены в комиссии ордонаторов, которую я учредил при себе (курсив наш. Весьма важное мероприятие.), и контракты были приняты согласна с их мнениями, равно как и все остальные, принятые во время бытности моей министром. Нужды были неотложны; выбора не было; неуверенность относительно платежей уничтожила конкуренцию, которая одна только может дать выгодные цены.

При той обстановке, в которой находилась Итальянская армия, я считал необходимым снабдить в достаточной мере продовольствием важную крепость Кони и я утвердил контракт с тем же поставщиком на этот предмет. Об этом будет подробно сказано в статье о снабжении продовольствием на случай осады.

Когда генерал Шампионне принял начальство над этою армией, то он отнял снабжение мясом у компании Боден для того, чтобы поручить его гражданину Коллье, с которым он договорился на месте по 40 сантимов за фунт.

Эти различные меры, как казалось, должны были пропитать Итальянскую армию в течение некоторого времени, но опасности на море внушали мне опасения, что нельзя будет привести эти меры в исполнение в полной мере, и потому я настоятельно просил исполнительную директорию принять более верные меры: я не хотел ничего предоставлять случаю.

В течение термидора компания Леруа предложила принять на себя все снабжение продовольствием этой армии по следующим ценам: центнер хлебного зерна по 20 фр.; рацион мяса, включая стоимость хранения, по 25 сантимов; пинта вина по 35 сант., пинта уксусу по 35 сант.; пинта водки по 1 фр.; центнер рису по 36 фр.; центнер сухих овощей по 16 фр. и центнер соли по 5 франков.

Цены на фураж и овес должны были быть установлены согласно с мнением главнокомандующего и ордонатора. Эта компания принимала на себя морской риск и обязывалась производить снабжения на всех пунктах, которые будут ей указаны, даже в Генуэзской Ривьере. [178]

Эти предложения показались мне выгодными; я принял их и представил их в рапорте исполнительной Директории в начале фрюктидора. Директория отправила их на рассмотрение военного бюро, при ней учрежденного. Это бюро не представило себе в достаточной степени местности, мало считалось с трудностями снабжения, которое могло производиться только морем, и нашло все условия контракта тяжелыми. Я обусловил, что контракт будет исполнен только в течении 2-х месяцев, после чего он может быть продолжен или возобновлен, сообразно с расположением армии; военное бюро считало, что это значило продовольствовать армию лишь изо дня в день и что такая мера не отвечала великому значению предмета. Я полагал, что со дня на день (d'un moment a l'autre) можно покинуть Генуэзскую Ривиеру, войти в Пиемонт, в Монферрат и т. д. и что тогда цена припасов не должна была бы остаться прежней; я погрешил бы против интересов республики, если бы в этом контракте (traite) я не предвидел этого случая особою статьей.

Другое обстоятельство делало эту сделку (marche) неминуемою; ближайшие к армии департаменты не представляли никаких запасов зерновых, а результат произведенных там требований (appels) сводился почти к нулю. Будучи убежден, что в случае продолжения применения этого способа цены могли только увеличиться, я счел моим долгом настоять перед Директорией, чтобы предложения компании Лероа были снова взвешены. Однако было необходимо принять какую-либо меру; я призвал эту же компанию и предложил ей доставить сейчас же в Итальянскую армию определенное количество зерна, мяса и жидкостей, которыми, как я знал, она могла располагать тотчас же. Она на это согласилась и объявила мне новую подрядную цену на следующие количества, по прежним ценам: 5000 центнеров в Ниццу, 10,000 в Марсель, 30,000 в Лион, 400,000 пинт водки в Лион и в Ниццу 200,000 пинт вина и 25,000 кулей овса туда же и 2,000000 фунтов мяса в Ниццу.

Эти различные поставки доходили до 4,000,000. Нужно было найти способы уплатить их аккуратно; я совещался по этому вопросу с министром финансов и установив, по соглашению с ним, условия уплаты, представил Директории эти новые цены (nouvelle soumission). Я ей обрисовал в самых энергичных выражениях критическое положение, в котором должна была оказаться эта армия, если бы она не приняла мер самых быстрых и самых действительных, чтобы ей обеспечить известную помощь, и представил ей несчастия, которые могли от этого произойти. Директория назначила мне преемника до принятия решения по этому важному вопросу. Я сдал ей (ему?) все мои продовольственные проекты.

Ни один из способов к удовлетворению нужд Итальянской армии не был пропущен. Я уполномочил главного ордонатора заключать частные сделки (marches); но умеренность средств, предоставленных в его распоряжение, привело почти к нулю все эти попытки. [179]

В момент, когда на основании переписки этого ордонатора я опасался, чтобы он не остался без денег и без припасов, я предложил исполнительной Директории уполномочить главнокомандующего и ордонатора трассировать векселя на военного министра и на национальное казначейство до 2,000,000. Директория это одобрила; и по одному лишь предъявлению письма, в котором я извещал об этом главнокомандующего и ордонатора, Лигурийское Правительство разрешило произвести заем на миллион, который должно было возвратить из первых же средств, которые прибудут из Франции. Когда я покинул министерство, купечество выдало вперед большую часть этой суммы и все предвещало, что эта первая помощь, полученная благодаря доверию, не будет последнею.

После многих усилий, я надеялся, что буду иметь возможность вскоре снабдить Итальянскую армию всем в изобилии. Если я утомлял Директорию моими опасениями и т. п., если я тяготел к некоторым деталям дела, то потому что я чувствовал слишком живо лишения, которые так долго переносила эта армия, внушающая сочувствие, и потому что я был убежден, что ранее или позднее она будет вынуждена отойти назад и покинуть Лигурию, а продовольствие ее не было обеспечено.

Альпийская армия.

Альпийская армия была присоединена к Итальянской; но она сохранила на короткое время отдельное управление.

Компания Боден, обязанная нести всю службу продовольствия этой армии, не доставила почти ничего. Жалобы, казавшиеся не лишенными основания, поднялись со всех сторон против нее; я одобрил, 11 фрюктидора, предложение, сделанное мне главными ордонатором, возложить на гражданина Оливье хранение хлеба, фуража, сухих овощей и т. д.

Часть поставок, которые должен был сделать гражданина Боассонно по контракту, о котором было сказано в статье об Итальянской армии, была назначена для Альпийской; поэтому я приказал направить к ней зерно, сданное в Лионе. Требования в соседних департаментах дали некоторые припасы. Главный ордонатор заключил контракт с гражданином Монгла на поставку мяса, по 37,5 сантимов за фунт.

Имея возможность предоставить в распоряжение этого ордонатора лишь весьма недостаточные денежные средства, я уполномочил его трассировать векселя на военного министра и на национальное казначейство до 600,000 франков, и в тоже время заключить частные сделки, необходимость коих будет вызвана обстоятельствами.

Эти различные распоряжения обеспечили на некоторое время службу продовольствия в Альпийской армии. Исполнение контракта, предложенного компанией Лероа, в который она была включена подобно Итальянской армии, должно было обеспечить ее в этом отношении на будущее время. [180]

Голландская армия.

Батавская республика обязана платить жалованье, продовольствовать и содержать французскую армию в Голландии, поэтому я не буду касаться никаких деталей по этим вопросам.

Египетская армия.

Управление этою армией относится к кругу власти министра морского и колоний.

Этапы и военные транспорты.

Я нашел службу этапов и военных транспортов в ведении компаний Рошфор и Боден. Поздняя уплата за поставки совершенно уничтожила доверие и служба была почти повсюду угрожаема близким расстройством. Мой предшественник старался предупредить это прискорбное положение дел, открывая кредиты ордонаторам тех дивизий, в которых служба требовала наибольших средств; но кассы департаментов, на которые были отнесены эти кредиты (sur lesquels portaient ces credits) были чаще всего без денег, или же имевшиеся в них суммы получили другое назначение.

Я прежде всего озаботился подъемом рвения центральных управлений и надзором комиссаров ордонаторов. Я предоставил некоторые суммы в распоряжение последних и, добавляя это к средствам, предоставленным мне постановлениями Директории, относительно требований припасов, добился того, чтобы служба эта отбывалась до 1-го вандемьера 8-го года. Этого не было достаточно; нужно было также обеспечить надежным способом отбывание ее и на этот год.

Взвесив последовательно все способы, которые мои размышления могли мне подсказать, я остановился на том, который обещал мне наибольшую безопасность; это отдать службу этапов и военных транспортов в подряд с торгов по самой дешевой цене в каждом департаменте и даже в каждом пункте расположения войск, если бы не представился подрядчик на весь департамент.

Этот способ, представляющий гарантию в том, что исполнение службы не прекратится сразу на всех пунктах, должен был войти в действие с 1-го вандемьера. Уже подготовительные распоряжения, предписанные мною на этот предмет, увенчались успехом в большом числе департаментов; и я имею основание думать, что такой же результат получился бы и в остальных. Я намеревался не потерять из виду эту важную службу, которая, по своим свойствам, существенно связана с военными операциями, так как она обеспечивает движение войск и не может быть прервана без опасности. [181]

Снабжение продовольствием крепостей на случай осады.

Компании Самен была поручена доставка продовольственных припасов на случай осады, за исключением 2.3-й дивизии (Корсики).

Другой компании, под именем гражданина Плюш, было поручено сохранение, хранение и раздача припасов.

О снабжении продовольствием крепостей в 5-й, 6-й, 7-й, 8-й, 12-й, 14-й и 25-й дивизиях и (кр.) Белль-Иль в 24-й дивизии распорядился мой предшественник. Вообще, рейнские крепости почти все снабжены. Я не могу сказать того же о крепостях 7-й и 8-й дивизий, хотя я обратил на это особенное внимание и хотя я послал на место комиссаров ордонаторов, коим было специально поручено наблюдать за этим.

Компания Самен проявила большую медленность в своих операциях и, не взирая на мои письма с требованием ускорить это дело, не взирая на повторявшиеся жадобы генералов, она сделала лишь весьма малые усилия, когда генерал Шампионне принял начальство над Альпийскою армией. Поэтому одним из первых распоряжений этого генерала была отдача под надзор жандармов каждого из агентов этой компании до тех пор, пока она не обнаружить способности (en mesure) выполнить принятые на себя обязательства.

Я предписал самым категорическим образом компании Самен окончить, в короткий срок, все предписанные поставки для этих крепостей. Эта предосторожность не могла быть достаточной для того, чтобы меня вполне успокоить. Нужно было, чего бы это ни стоило, обеспечить границу против вторжения; поэтому я поручил главнокомандующему и ордонатору Альпийской армии распорядиться о пополнении этих снабжений, на риск и страх компании Самен, и даже военным порядком (militairement), если бы это оказалось необходимым. При выходе моем из министерства, из полученных мною сведений было видно, что снабжение продовольствием некоторых крепостей 7-й дивизии, Мон, Лион, Кюйрас и Фор-Барро близилось к концу.

Ради истины я должен заметить, что служба, возложенная на компанию Самен, распространялась на все крепости республики и требовала больших сумм, а между тем в ее распоряжение были отпущены лишь весьма умеренные суммы.

Снабжение продовольствием крепостей Корсики не заканчивалось; компания Калви и Подеста, которым оно было поручено, угрожала прекратить эту службу за неимением денег; я побудил ее продолжать поставки, обещая ей поддержку. Эти обещания были исполнены, насколько это было возможно, но не на столько, на сколько это было бы необходимо.

Я заявил, в статье об Итальянской армии, что, признав необходимым привести Кони в состояние должной способности к обороне, я заключил контракт с гражданином Боассонно на снабжение продовольствием этой крепости. По этому контракту гражданин Боассонно должен доставить в Ниццу: 12,000 [182] центнеров пшеницы по 20 франков, 1,031 цент, рису по 36, 562 ц. сухих овощей по 16, 300 ц. соли по 5, 50,000 фунтов соленой говядины по 65 сантимов, 75,000 ф. соленого сала по 75 сантимов, 112,500 пинт (кружек) вина по 35 сантимов, 56,250 кружек водки по 1 франку и 15,000 пинт уксусу по 35 сантимов.

Я рекомендовал главнокомандующему и ордонатору озаботиться, всеми возможными способами, поставкою прочих припасов и предметов, которые не были включены в объявление подрядных цен гражданина Боассонно.

Приготовления англичан к высадке обратили мое внимание на следующие пункты (places), снабжение коих продовольствием еще не было признано необходимым, а именно: Лориан, Порт-Мало, Гавр, Диепп, Кале, Дюнкирхен, Дуэ, Лилль, Берг, Валансьен, Нор-Либр, Мобеж, Ле-Кенуа, Живе, Остенде, Нью-порт, Шато-де-Ган (Гентский замок), Са-де-Ган (Гентский шлюзный спуск), Эклюз, Малин и Ландреси. Я предписал снабдить продовольствием эти пункты, а равно и Амбрен, Монако и Лаутербург. Юсих должен был быть снабжен только на 2000 чел. и 125 лошадей на месяц; я увеличил его снабжение до 5000 чел. и 300 лошадей.

Я предписал компании Самен заняться сейчас же этими операциями, и я постановил, что цена припасов, которые она поставит, будет установлена согласно с мнением центральных управлений и ордонаторов; но, опасаясь, что она не исполнит приказания с достаточною быстротою, я поручил генералам Тилли, Гедвил, Пилл и Вердье, а равно и ордонаторам 1-й, 15-й, 16-й, 24-й и 25-й дивизий оценить положение крепостей их обоюдных районов, войти в соглашение с центральными управлениями на предмет новых требований припасов и употребить все средства, которые были им вверены, чтобы ускорить снабжение продовольствием этих пунктов. Я написал в тоже время центральным управлениям, дабы побудить их оказать в этом случае всякое возможное содействие.

Я не ограничился этим; я принял предложение гражданина Боассонно доставить в нижеуказанные крепости: 1) 15,000 центнеров зерна по 14 франков: 900 ц. в Кале, 480 в Гравелин, 5,600 ц. в Лилль, 3,200 ц. в Дуэ и 4,800 ц. в Дюнкирхен; 2) 60,970 фунтов соленой говядины по 40 сантимов и 89,792 фунта сала по 50 сантимов в крепости Кале, Гравелин, Лилль, Дуэ, Икр, Малин, Гентский Замок (Chateau-de-Gand), Гентский шлюзный спуск (Sas-de-Gand) и Эклюз. Директория одобрила все этих распоряжения.

К сему прилагается ведомость о состоянии снабжений продовольствием в крепостях республики на случай осады в 6-й дополнительный день 7-го года (Приложение: Etat general des approvisionnements extraordinaires pour cas de siege, existant dans les Places de la Republique au 30 Fructidor au 7. Всего 26,297 цент. 27 ф. муки; 119,35l ц. 32 — пшеницы; 15,604 ц. 24 — ржи и ячменя; 33 ц. очищенного ячменя; 4,282 ц. 75,5 — рису; 7,126 ц. 76 — сухих овощей; 270 ц. проса; 7 ц. можжевеловых ягод; 4,354 ц. 13 — соли, 22,211 ц. 93,5 — сухарей; 92 ц. баранины, 25 живых быков; 1,887,946 ф. соленой говядины; 1,385,337 ф. соленного сала; 1,340,14715/32 пинт водки: 3,107,136 пинт вина: 497,083 пинты уксусу; 20,468 сажен дров; 24,700 цент. угля; 4000 вязок хворосту; 229,888 фунт, свеч.; 4,382 ф. масла; 5,733 ф. — 193 ящ. табаку; 216 ф. мыла; 3,995 пар чулок; 4,002 п. башмаков; 170 п. гетров; 4,018 рубал, 97,007 ц. сена, 49,736,35 ц. соломы и 40,728,63 центнеров овса). [183]

Я распространил мою предусмотрительность на крепости Голландии, приобретавшие столь важное значение: начиная с 26 мессидора, я писал по этому вопросу министру внешних сношений, равно как и главнокомандующему и ордонатору голландской армии. В фрюктидоре, когда я приобрел уверенность в том, что англичане направят свои силы с этой стороны, я возобновил мои настояния. Снабжение этих крепостей продовольствием должно было быть произведено Батавской республикой, а потому я мог только обратить внимание ее правительства на приготовления, которые должны были обеспечить ее независимость, и посылать ему братские, повторяемые призывы не замедлять их ни на минуту. Я не могу представить сведений о результатах, к коим привели меры, принятые этим правительством.

Общие распоряжения касательно снабжения крепостей продовольствием на случай осады. Мне были принесены жалобы на дурное качество запасов продовольствия на случай осады. Чтобы воспрепятствовать новым жалобам, я решил, 21-го термидора, что в каждой крепости (place de guerre) будет образована комиссия, обязанная поверять количество и качество припасов при поступлении и при выпуске из магазинов и наблюдать за их сохранением. Эта комиссия должна была быть составлена из местного коменданта, двух старших в чине офицеров (одного из инженерного корпуса, а другого из войск всех родов оружия), одного военного комиссара и одного члена городского управления.

Одним словом, я не пренебрег ни одною из мер, которые показались мне могущими поставить вне опасности от всякого покушения свободу моей страны, и в то же время, я старался предупредить, при принятии припасов, все злоупотребления, расстраивающие здоровье этих храбрых военных людей и вредно для интересов республики.

Военные обозы.

Служба снабжения продовольственными припасами. Войсковые госпитали. Обоз генералов и военных комиссаров. Эта служба отбывалась на счет республики с 1-го мессидора 7-го года; не взирая на крайнюю затруднительность в употреблении на нее сумм необходимых для производства огромных работ, которых требует нужда в обозе, они не переставали действовать. В течение мессидора и термидора построили в мастерской в Сампиньи, единственной оставшейся, 250 муниционных повозок; изготовили 544 упряжи и подготовили новые постройки и починки; наконец, начиная с мессидора и до выхода моего из министерства, 533-и 4-колесных и 44-е 2-колесных муниционных повозки вышли из этой мастерской и назначены для распределения между армиями пропорционально их потребностям. [184]

Обозы Дунайской армии состояли в комплекте; я отдал приказания относительно необходимых увеличений для других армий; они могли быть исполнены в течение вандемьера.

Недостаток денег помешал уплатить точно вознаграждение за содержание обоза состоящих в войсках генералов и военных комиссаров. С 1-го мессидора 6-го года, когда они были обязаны содержать повозки, до 1-го вандемьера 8-го года, на это было израсходовано лишь 50,000 франков; нужно же было около 300,000 фр. для полного их удовлетворения.

Вспомогательный обоз. В конце фрюктидора, ко мне было прислано сведение о вспомогательном обозе лишь из Дунайской армии; он состоял из 600 повозок (около этого числа). Расход на наем этих повозок и на жалованье служащим не производился вовсе, т. е. деньги не уплачены.

Ремонты. Три компании имели подряды на ремонты: компания Боден для Итальянской армии, а компании Лебёф и Бертон для других армий и для войск внутри страны.

Компания Боден оставалась еще в долгу более чем на треть заподряженных поставок; я живо торопил ее окончить поставки. Из различных, доставленных мне, протоколов было видно, что лошади, поставленные уже этою компанией, были большей частью неспособны к перенесению лишений военного времени; я приказал, чтобы она их заменила другими на свой риск и страх.

Компании Лебёф и Бертон получили переводы платежей на сумму стоимости их поставок, но были далеки от выполнения обязательств. Я им объявил, что они должны выполнить эти обязательства, и они начинали проявлять некоторую добрую волю, когда у них отняли часть данных им платежных переводов.

Компания Лебёф объявила мне, что это распоряжение вынудит ее прекратить поставки. Обстоятельство было важное; нужно было пополнить потери, понесенные с начала военных действий. Армии на Рейне требовали лошадей. Для ободрения этой компании я приказал выдать ей 300,000 фр., но, видя, что ее просьбы возобновлялись и что она более ничего не доставит, равно как и компания Бертон, я решил заключить новые контракты.

Нужды Итальянской армии побудили меня принять подряд, предложенный компанией Констан на 6,000 лошадей всех родов оружия, кои должны были быть сданы в Лионе по 330 фр. за голову. Компания Боден, обязавшаяся поставлять ремонт в ту же армию, получала по 372 фр., что составляет экономию 42 фр. Залог в виде недвижимого имущества на 400,000 фр. был представлен в обеспечение исполнения этого контракта; поставки начались сейчас же.

Я заключил с компанией Фидьер другой контракт на 2,000 лошадей для всех родов оружия, подлежащих сдаче в депо в Версале и Веке по 300 фр. за голову. Та же компания предлагала поставить их в еще большем числе за ту же цену. Компании Бертон и Лебёф, имевшие те же поставки, получали одна по 354, а другая по 345 франков, что составляет 54 и 45 фр. сбережения; был представлен также залог в виде недвижимого имущества. [185]

Все эти лошади должны были быть сданы к концу вандемьера. Я приказал также произвести экстраординарную поставку 159 лошадей для 8-го кавалерийского полка; и так как они должны были быть роста, установленного для карабинерных частей, и первого сорта по качеству, то я разрешил дать вознаграждение по 50 фр. на голову. Эта поставка была окончена в фрюктидоре.

Неотложность и общность (generalite) потребностей заставила меня прибегнуть к этим частным мерам. В то же время я был озабочен подготовкою общих распоряжений, которые могли бы обеспечить неизменным способом службы ремонтов. 17-го фрюктидора, по моему рапорту, исполнительная Директория решила, что отныне это будет возложено на “административные советы”. Есть возможность надеяться, что этот способ положит конец расхищению казенных денег и даст французской кавалерии возможность получить преимущество, на которое дает ей право ее храбрость. Но в ожидании пока состояние национального казначейства позволит это исполнить, я предложил чрезвычайный сбор 40,000 лошадей, как для кавалерии, так и для артиллерии и военных транспортов. Законодательный корпус издал закон, повелевающий произвести этот сбор.

Состояние ремонтов 30-го фрюктидора 7-го года республики.

Имена поставщиков

Сроки контрактов.

Число лошадей, которое должно поставить

Цена 1 лошади в франках.

Число поставл. лошадей

Всего поставлено лошадей

Остается поставить лошадей.

Число и месяц.

Год

С 15 мессидора

С 15 мессидора до 15 фрюктидора

Компания Боден.

16 жерминаля

6

3,000

372

1,897

241

2,138

862

Компания Бертон

17 фрюктидора

6

}

12,148

415

10,531

936

6,952

}

11,467

681

21 брюмера

7

395

4,515

Та же компания передача (cession-паіге) подряда, Ланшер.

20 жерминаля

7

16,000

354,24

5,010

734

5,744

10,256

Компания Лебёф.

13 флореаля

7

10,000

345

945

2,680

3,625

6,385

Комн. Констан.

24 фрюктидора

7

6,000

330

-

50

50

5,950

Гражданин Фидиер.

24 фрюктидора

7

2,000

300

-

-

-

2,000

Всего

-

-

49,145

-

18,383

4,641

23,024

26,124

Примечание. Все денежные суммы, выданные поставщикам авансом, заключались в платежных переводах, часть коих была взята обратно. [186]

Многочисленные злоупотребления, обуздание коих являлось настоятельно необходимыми господствовали в службе ремонтов и особенно в депо в Версале; о них был сделан донос моему предшественнику; сведения, которые он приказал собрать, дошли до меня и я приказал предать виновных военному суду. Недостаточно, однако, преследовать виновных; я должен был еще стараться предупредить лихоимство. С этою целью я считал необходимым сменить большое число чиновников, которые не казались безупречными. Не желая совершить какую-либо несправедливость, я должен был действовать без торопливости. Перемены произошли в нескольких депо; я предполагал произвести последовательно все перемены, которые окажутся необходимыми.

Депо в Меце и Кольмаре признавались уже давно как бы бесполезными; я их упразднил. В депо Версальском было гораздо больше служащих, чем требовала служба; я сократил их число на целую треть; и по сведениям, которые приказал себе представить, я намеревался сделать подобные преобразования в других депо.

Все мои намерения направлялись к тому, чтобы сообщить быстрое движение службе ремонтов и внести в нее всю бережливость, которая допускалась общественным благом. Я ожидал самых счастливых результатов от начертанных предположений.

Национальная школа верховой езды в Версали. Я не изменил ничего в организации этой школы. Имея в виду, что только соревнование могло обеспечить республике все выгоды, которых она ожидает от этого учреждения, я старался его возбудить, повышая в чинах и т. п. за заслуги, выразившиеся в хорошем поведении, прилежании и способностях (talents). Предприниматель, обязанный поставлять фураж, получил плату с 1-го прериаля, после надлежащего выговора. Это распоряжение осталось в силе, и он продолжал нести эту службу.

Я не окончил бы отчета об этой части, если бы не сказал ни слова о подрядах и о новом способе хозяйства, который я предполагал установить 1-го вандемьера 8-го года.

По всей Франции раздавались обвинения, направленные против поставщиков и можно спросить, что я сделал, чтобы положить конец злоупотреблениям, жертвами которых были защитники отечества.

Видно было, что я заставил тех поставщиков, кои получили авансы, продолжать их службу с тем, чтобы расчет был произведен впоследствии, когда будет доказано, что они поставили все до размера полученных сумм. Один из них прекратил всякую поставку; я потребовал его расчет; оказалось, что он был должен республике около миллиона. Я поручил агенту национального казначейства требовать возврата этой недоимки и в то же время приказал обеспечить надежность поставщиков. Я приказал рассмотреть расчеты других; эти работы требовали времени и не могли быть окончены во время моего [187] министерства. Наконец, я отдал и повторил самые положительные приказания, чтобы все, кои окажутся виновными в лихоимстве, были преданы суду; я принял еще меры в видах воспрепятствования им устранить себя от строгости законов.

Все наблюдения, сделанные мною в то время, когда я находился при армиях, все рапорты, получаемые мною ежедневно со времени вступления в министерство, жалобы, идущие со всех сторон, все это доказало мне, что система подрядов в том виде, в каком ее ввели, не могла привести к цели, к которой должна была привести.

Способ снабжения продовольствием, которым ее заменили, посредством требований припасов, отличающийся от реквизиций лишь тем, что поставочные боны должны быть принимаемы в уплату контрибуций, тяжел для общественного казначейства, во 1-х, потому что многие центральные власти, на которые была возложена установка цен припасов, сообразовались с интересами управляемых ими более, чем с интересами республики, во 2-х, потому что транспорты, содержимые на счет правительства, часто удваивают эти цены. Этот способ влечет за собою еще другую весьма важную невыгоду, что военные расходы остаются всегда неопределенными и что даже взимание контрибуций не может быть рассчитано на точных основаниях. Удержать эту меру для 8-го года — это значило рискнуть истощить, с первых же 6 месяцев, суммы, назначенные на несение службы в течение целого года. В хорошей системе хозяйства все расходы, как и все приходы, должны быть всегда определены без перемены.

Таким образом, предубеждение против поставщиков достигло высшей степени своего развития и не без основания мера требований принесла ущерб интересам республики и создавала ей новых врагов; с другой стороны бедность общественной казны увеличивалась ежедневно и не оставляла даже возможности выбирать тот или другой способ.

Нужно было настоятельно выйти из этого тяжелого положения и принять какое-нибудь решение. Я окружил себя лицами соответственной специальности (administrateurs), которые соединяли знание и опыт с нравственностью; взвесив с ними выгоды и невыгоды всякого способа хозяйства, я остался убежденным, что подрядчики, присоединяя свой кредит к национальным средствам, одни могли бы при данных обстоятельствах обеспечить службу снабжения продовольствием в достаточной степени. Но, уступая необходимости, которая не позволяла отказаться вполне от подрядной системы, я хотел ввести в нее изменения, которые могли сохранить доставляемые ею выгоды и устранить невыгоды, которые, как казалось до тех пор, были ей присущи; чтобы достичь этого, я решил отделить поставку от хранения и раздачи.

При таком положении дел единственный интерес поставщика, если только выплачивается точно стоимость припасов по представлении сведений о сдачах, основанных на протоколах, заключается в том, чтобы обильно снабдить продовольствием магазины, и даже становится возможным предупредить всякую [188] мошенническую проделку, строго настаивая на том, чтобы военные комиссары, со своей стороны, посылали очень часто сведения и протоколы о поставках в магазины, произведенных по их квитанциям, чтобы можно было контролировать расчеты, представленные поставщиком. Напротив, когда на подрядчика в одно и то же время возложены поставка и раздача, так как уплата ему может быть произведена лишь после того, как будут собраны все боны, на что всегда потребуется несколько месяцев, — он с трудом (содержит) пополняет магазины со дня на день, чтобы не лишаться слишком значительных сумм денег; известно к тому же, что отсрочка, разрешаемая против желания, для сбора документов по отчетности облегчает ему бесконечно способ обратить в свою пользу то, что не было роздано; следовательно, интерес подрядчика-хранителя всегда противоположен интересу службы.

По обеспечении снабжения продовольствием магазинов остается еще существенный вопрос: организация управления, на которое возлагаются хранение и раздача. Выбор главных должностных лиц был очень щекотлив и требовал столько же предусмотрительности, сколько и строгости; но я не мог более опасаться быть руководимым никаким другим соображением, как требованием испытанной честности и совершенной способности; я нашел бы, я в том убежден, людей, которые содействовали бы неизменно моим намерениям и которые сами пользовались бы лишь такими подчиненными, кои были бы расположены действовать в том же направлении. В этом я видел довершение улучшения, к которому направлялись все мои комбинации, все мои стремления (желания), все мои проекты. С тех пор я обдумывал еще этот план и я убедился в том, что он достиг бы намеченной мною цели.

II Отделение. Военнопленные.

Печальная судьба защитников республики, сражавшихся за нее и попавших в руки неприятелей, должна была привлечь к ним всю мою заботливость. С самого вступления в министерство я старался ускорить обмен пленных. Гражданин Баше, которому дано было это поручение в Германии, приступил тотчас к его выполнению: обмен с этою державою и с Англией проводился деятельно и возвратил свободу нескольким тысячам французов. Я хотел ускорить получение драгоценных результатов этих обменов; чтобы этого достичь, нужно было увеличить число пунктов обмена; я принял соответственные меры для устройства одного такого пункта в Италии.

Я был извещен о том, что пленные, взятые из итальянских войск, которые сражались с нами, испытывали у неприятеля наихудшее обращение. Человеколюбие, справедливость, право народов взывали против этого варварства. Я приказал главнокомандующему итальянской армией написать резко неприятельскому генералу, чтобы, дать ему почувствовать, что этим поведением столь противным законам войны, он подвергал себя [189] риску еще более увеличить бедствия, уже и без того очень многочисленные, которые война влечет за собою неизбежно, и дабы предложить ему обращаться со всеми несчастными, которых судьба могла отдать в его руки, так как они имеют на это, по своему положению, неопровержимое право.

Большое число пленных всех народов, немцев, англичан, неаполитанцев, находившихся во Франции, представило нашим врагам способ возбуждать внутренние замешательства; они не упустили этого случая. Обнаружились заговоры; они были подавлены; вспыхнули восстания; они были усмирены; зачинщики и начальники были строго наказаны. Я издал правила (reglement) окарауливания военнопленных, чтобы сделать наблюдение общим и столь деятельным, чтобы оно предупредило на будущее время подобные случаи, которые могли бы иметь следствия более прискорбные. Заботясь о мерах безопасности, я не забывал предписывать должное внимание к пленным, требуемое человеколюбием и справедливостью, что должно было устранить всякий предлог и всякую надежду (espoir) на недоброжелательство.

Было необходимо знать точно число обоюдных пленных. Я добился того, что узнал число неприятельских пленных; оно доходило почти до 25000 человек. Но, не взирая на настойчивые и повторяемые предложения, обращенные мною к иностранным комиссиям, с целью получить сведения о числе наших пленных, я не мог получить таковые.

Отпуски (conges de reforme) и освобождения от службы.

Закон 7-го года относительно отпусков, разрешаемых рекрутам и конскриптам, был отменен законом 27-го мессидора, который установил новые формальности, кои должны быть выполнены гражданами этих двух разрядов, могущими, в зависимости от их недугов, получить освобождение от службы. Поэтому я отправил к властям гражданским и военным особую инструкцию; эта инструкция, излагая все попытки, которые могут быть произведены недобросовестностью и подлостью, и устраняя все затруднения, которые могли бы встретиться, должна была обеспечить точное исполнение закона.

Чтобы не прерывать важное производство оружия и пороха, было безусловно необходимо изъять из военной службы тех конскриптов, которые посвятили себя этим работам и способность которых была признана. Я представил исполнительной Директорш настоятельные и повторенные рапорты по этому вопросу. Законодательный корпус, законом 12-го термидора, разрешил изъятие для 3000 конскриптов, привлеченных к изготовлению ручного оружия; я же принял все меры, кои могли доставить уверенность в том, что освобождения будут разрешены лишь гражданам, безусловно, необходимым и полезным для той службы, для которой они должны были быть оставлены в силу закона. [190]

III Отделение. Артиллерия. Личный состав.

Перемены в личном составе артиллерии ограничились возвращением на действительную службу 1 дивизионного и 1 бригадного генералов, назначением (nomination) одного батальонного командира командиром бригады и двух капитанов командирами батальонными или эскадронными и производством 12 субалтерн-офицеров.

Материальная часть.

Будучи убежден, что материальная часть в армиях не находилась в должном (respectable) состоянии, я был однако далек от того, чтобы подозревать, сколь велики были размеры их нужд. Я был сильно огорчен, просматривая первые сведения, представленные мне управлениями, и в особенности читая переписку главнокомандующих; они давали удручающие подробности относительно положения армий и не скрывали, что без быстрого прибытия (и доставки) помощи всякого рода армии вскоре не могли долее меряться с неприятелем.

Деятельное ведение войны поглощало множество орудий, артиллерийской принадлежности и боевых запасов; потери, понесенные в Италии, были значительны; пополнения могли быть сделаны разве только в ущерб нашим крепостям, так как арсеналы или частные мастерские, кузницы и литейные заводы, которым правительство должно было около миллиона, были почти истощены в отношении людей и средств.

Мне было важно знать: 1) точное сведение о состоянии всей артиллерии республики, как той, которая существовала в армиях, так и той, которая существовала в стратегических пунктах (крепостях?); 2) средства, которые могли еще доставить учреждения, обязанные удовлетворять ее нужды; 3) различные заказы, которые могли быть им сделаны. Мне были представлены сведения под №№ 1, 2 и 3. При рассмотрении их я понял, что армии и крепости нуждались в больших пополнениях.

Я начал поручать разные заказы кузницам и литейным заводам; я предложил директорам артиллерии, находящимся в соседстве частных кузниц в департаментах Дуба, Юрь и Верхней Соны удостовериться, каковы характер и продукты их производства. В последствие этого я их уполномочил заключить контракты и, обращая Париж в обширный рабочий арсенал (de construction), я побудил всех рабочих деревянных и железных дел (ouvriers en bois et en fer) посвятить свой труд на службу армиям. Я получил большое число объявленных подрядных цен и знаю, что некоторая часть этих подрядов уже выполнена.

Ниже, под № 4, приложено сведение о различных заказах, мною сделанных. Я поручил командиру артиллерийской бригады Герио инспекцию работ, производившихся в Париже. [191]

В видах централизации артиллерийских работ на юге, а равно и производств кузниц и вышеупомянутых литейных заводов, я поставил все эти учреждения под наблюдение артиллерийского генерала Поммерейл, которому я предоставил большие полномочия и заботу о снабжении, во что бы ни стало (a quelque prix que ce fut), храброй итальянской армии. Я послал артиллерийских офицеров в другие арсеналы республики и дал им частные инструкции, чтобы привести в движение свинец и снаряды на пункты, которым более других угрожал недостаток в этом отношении.

Мне было указано, что эти распоряжения будут недействительны, если мне не удастся призвать вновь к артиллерийским работам рабочих, которые от них удалились. Не получая платы в течение нескольких месяцев, многие из них отправились искать средств к существованию в другом месте. Сырого материала не имелось, а безусловный недостаток средств (moyens) отнял надежду доставить себе другие. Я не только поддержал распоряжения, сделанные моим предшественником, генералом Миле-Мюро, дабы поставить арсеналы в возможность продолжать их постройки и исправления, но я ускорял и настаивал на точном их выполнении. Он получил разрешение произвести рубку в различных лесах республики и на правом берегу Рейна, в пользу (au profit) директоров артиллерии. Я ходатайствовал у министра финансов об устранении затруднений, препятствовавших рубке в департаменте Илль-э-Вилен, и назначил зарейнские рубки на снабжение парков армий, занимавших эту часть пашей границы.

Сверх того я ходатайствовал и получил некоторые суммы; но, с одной стороны, медленность присылки их, а с другой упадок кредита, постигший вследствие ажиотажа банковые билеты, бывшие единственною монетою в моем распоряжении, длинные сроки платежа по тем, которые дошли до дирекции арсеналов или армейских парков, свели почти к нулю для республики действие этих ценностей, которые представляли и поглотили указанную цену упомянутых билетов. Произведенные мною уплаты владельцам кузниц и плавильных заводов не дали им более действительного результата, и работы не могли возобновиться с прежнею силою.

Мой предшественник отдал приказания и принял самые быстрые способы для сформирования двух парков по 24 орудия, один в Гренобле и другой в Ницце, назначенные для Итальянской армии. Но так как положение этой армии становилось все более и более тревожным, то я сформировал в Гренобле парк из 36 орудий и позволил взять все, что ему недоставало, из того, что должно было быть отправлено из Байонны в Ниццу.

Спустя несколько дней, я назначил парк из 25 орудий в новую армию, которую Директория только что создала под именем Рейнской армии, а 25-го термидора я его увеличил до 60 орудий. Я был также (озабочен) занят организацией материальной части парка для “английской” армии, когда англо-русский [192] десант в Ботавии привлек мое внимание в эту сторону. Я снабдил французскую армию в Голландии предметами артиллерийского довольствия, которые, как мне казалось, были ей необходимы, и приготовил в Мастрихте парк Северной армии, формирование которого было остановлено правительством.

В видах прекращения недостатка свинца, на который армии сильно жаловались, я заключил в Париже контракт на 6,000,000 пудов в виде пуль, с обязательством поставщиков принять на себя расходы по наполнению бочек. Желая, однако, уменьшить, насколько возможно, слишком тяжелые расходы по отправке транспортов этого металла в отдаленные места, я старался добыть его в Лилле, Брюсселе и Марсели. Я оканчивал соглашение с негоциантами этих общин в то самое время, когда покидал министерство. Я озаботился еще распоряжением об эксплуатировании, в пользу итальянской армии, свинцовой мины в Пезе, которая находится там кстати.

Узнав о редкости стали во Франции, считая унижением для себя то, что мое отечество состоит должником Германии на многие миллионы за ту сталь, которую вошло в привычку там искать, опасаясь сверх того, что война лишит нас ранее или позднее этого средства, я решил снова заставить действовать существующие в республике сталелитейные заводы и в особенности те из них, которые, вследствие неизвестной (мне) фатальности, внезапно прекратили работы в первые времена революции. Я приказал также навести справки относительно возможности создать новые такие же заводы в Пиренейских горах.

Зрелые рассуждения привели меня к заключению, что заведование порохом и селитрою не может более оставаться в ведении министра финансов, а потому я хотел сделать из них одну из принадлежностей военного департамента. Я был уверен, что с помощью нескольких, сведущих в этом деле, людей, знания коих я искал, удастся ввести улучшение в производство пороха. Я имел время лишь возыметь и обдумывать эти различные проекты. Проект сбора пороха только что приведешь в исполнение (vient d'avoir son execution).

Чтобы привести в действие артиллерийские работы, я ходатайствовал об изъятии в пользу 4,000 конскриптов, взятых между теми, которые уже привлекались к этим работам и способность которых была бы установлена (constatee) законным образом; Законодательный Корпус счел долгом разрешить это изъятие лишь 3,000 конскриптов; а так как закон установил изъятие лишь в пользу тех, которые принадлежали к производству оружия, то слишком буквальное его толкование могло лишить этого средства к деятельности кузницы, литейные и пороховые заводы и т. д. и поставить армии в безусловную невозможность возмещать расход военного времени. Я предложил Директории принять предварительную меру, направленную к сохранению в этих учреждениях конскриптов, удовлетворяющих тем же условиям, как и сохраняемые для производства оружия, до тех пор, пока она не подучит более значительного числа изъятий [193] вследствие послания Законодательному Корпусу Директория не сочла возможным принять эту предварительную меру, а я не имел времени представить на ее воззрение послание и проект дополнения к закону.

Армии продолжали терпеть неудачи и приходилось опасаться, что неприятель попытается произвести какое либо покушение против наших крепостей. Я предписал всем генеральным инспекторам артиллерии и инженеров отправиться в их обоюдные “инспекции” и осмотреть все укрепленные пункты в их районах. Я предписал им войти в соглашение между собою о различных пунктах, в которых они могли бы повидаться и переговорить, дабы определить силу и характер (nature) гарнизонов, число лошадей, военнослужащих и гражданских чиновников, требуемое сопротивлением, которое можно ожидать от всякой крепости или форта республики; я их уполномочил принять тотчас же меры, которые казались бы им настоятельно и прежде всего необходимыми (de premiere necessite), и войти в соглашение с главнокомандующими и с начальниками территориальных дивизий, или же с установленными (constituees) властями.

Я беспокоился также о положении, вооружении и снабжении продовольствием крепостей между Маасом и Рейном, не входящих в состав “инспекций”, или же принадлежащих Батавской республике. Я обратил внимание на одного из почтенных офицеров армии, артиллерийского генерала Эбле, как на лицо, которое, по своему знанию местности и по своим военным познаниям, мог дать правительству наиболее верные сведения. Он был облечен достаточными полномочиями для предписания производства построек, исправлений и снабжений продовольствием, которые покажутся ему необходимыми. Когда я сдал портфель, я еще получил лишь несколько донесений от (этих) различных офицеров (de ces differents officiers), в ряду коих я отличил рапорт артиллерийского генерала Сен-Реми, усердие и таланты которого я сумел оценить.

(Продолжение следует)

П. Д. Гейсман.

(перевод П. Д. Гейсман)
Текст воспроизведен по изданию: Отчет генерала Бернадотта // Варшавский военный журнал. № 2. 1903

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.