Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

IV. УМНОЖЕНИЕ СЕНЬЕРИАЛЬНЫХ ПОВИННОСТЕЙ

Из грамоты XI века

(“Cartulaire de Saint Chartre du Monestier”, y Flach, t. I, p. 415, n. 2)

Да будет ведомо братии, в монастыре блаженного Теофреда обитающей, как злой обычай (mala consuetudo), безбожными людьми во владениях монастыря насильственно установленный, наследниками их был уничтожен. Некий могучий муж (praepotens vir), именем Альдигерий, воздвиг по соседству с владениями св. Теофреда замок, называемый Шаденак, и потребовал у монаха, управлявшего селением Брук, чтобы предоставил ему 5 модиев вина в подмогу для этой постройки; монах предоставив ему (требуемое) с неудовольствием, а на следующий год он снова обратился с такою же просьбою, и так как (монах) дать отказался, силою взял и таким образом злой обычай (mala consuetudo) на земле св. Теофреда установил. И не захотел ни он сам, ни сын его по его смерти от (этого) злого обычая отказаться. А после них наследовал третий, по имени Иктерий, который... из-за боязни суда божьего и наказания грешников от этого злого обычая отказался... перед алтарем и гробницею блаженного мученика Теофреда... и, будучи в стесненных обстоятельствах, получил он от монахов коня ценою в 100 солидов...

Из грамоты 1098—1108 гг.

(“Cartulaire de la Chapelle Aude”, ch. XVII, pp. 37—38, y Flach, t. I, pp 420—421)

В конце XI (или начале XII) века сеньер Huriel'a Humbaud, возвращаясь из похода, проезжал с 40 рыцарями через городок, принадлежавший приорству la Chapelle Aude. Рыцари силою врывались в дома горожан, требовали у них постоя и за их счет кормились. На протесты приора Humbaud отвечал, что “это его право”. Монахи и горожане решились тогда противопоставить силе [46] силу и с оружием в руках выгнали рыцарей. Разгневанный Humbaud явился с новым большим отрядом, ворвался в монастырь и захватил все, что попалось ему под руку из имущества — хлеб, вино, одежду, скот. К счастью для приорства оно было подчинено могущественному аббатству св. Дионисия (С.-Дени) и пользовалось иммунитетом, на страже которого стояли король и местные бароны. На суде под председательством архиепископа Буржского Леже свидетельскими показаниями было установлено, что приорство la Chapelle Aude “от вторжения всяких людей” свободно, и буйного сеньера заставили поклясться на евангелии в том, что он впредь ничего силою в приорстве брать не будет. Тем не менее через некоторое время Humbaud снова попытался “вооруженною рукою” установить для себя право на “постой и угощение” во владениях приорства. Архиепископ Буржский должен был вмешаться в дело во второй раз и взять с сеньера клятву в том, что отныне, “когда он пойдет на злое дело или будет возвращаться по содеянии злого (quotiens ad male faciendum pergerit, vel a malefacto rediret), никоим образом постоя и угощения для себя в городке требовать не будет”.

Грамота XII века

(“Саtulaire de Beze”, saec. XII, y Flach, t. I, p. 401, n. 1)

Да будет всем ведомо о том, что прирожденные люди (hommes nativi) селения Burburena, когда сгорели прежние дома их на нашей земле, желая построить новые, к аббату... Стефану пришли и просили его о разрешении новых построек. Он же сказал им: “Никогда не иметь вам на нашей земле жилищ, как вы их ранее имели, если не будете нести следуемых по обычаю служб (consuetudinaria servitia), кои несут наши и прочие (люди), в нашей сеньерии (potestate) проживающие. Если же вы не согласны на это, нет вам от меня разрешения строиться”. Выслушавши эти слова аббата, держали они между собою совет и заключили с ним крепкий договор о том, что каждый из них в качестве placitum generale будет платить лишь по 12 денариев, а из прочих следуемых по обычаю повинностей будут выполнять все, за исключением перевозки вина из Гибриака, если только кто по доброте своей (рег suam bonitatem) не согласится и на эту повинность. Определил также им аббат Стефан, чтобы ни он и никто из преемников его талью с них не взимал... Было также установлено, что когда кто из них от монахов или крепостных людей св. Петра потерпит обиду... будет искать судебной защиты на стороне в том только случае, если в суде аббата и попечителя монастыря ему будет отказано. [47]

Грамота 1173 года

(“Cartulaire de Saint Avit d'Orleans”, a. 1173, y Flach, t I, p. 403, n. 3)

Я, Тибо, граф Блуа... извещаю, что каноники св. Авита Орлеанского, явившись передо мною, жаловались на утеснения, чинимые злыми людьми некоему селению их, именуемому Сериз, каковое (селение) от предков моих они в дар получили. И дабы утеснения эти с божиею и моею помощью прекратить, определили они мне (взимать) с свободных поселенцев (hospites) означенного селения... сбор за покровительство (tensamentum), именно, в праздник св. Ремигия по 2 секстария овса с каждой гостизы... Я же по любви к богу... и за разрешение... мне сбора за покровительство (tensamento) селение и свободных поселенцев его взял под свою защиту и охрану принял, с обязательством... защищать и охранять их против кого бы то ни было.

Грамота 1185 года

(“Cartulaire de Favernay”, а. 1185, у Flach, t. I, p. 404, notes)

Аббат, по совету монахов своих, передал... Фулько (de Caseolo) охрану (custodia) означенных селений. За охрану взимать Фулько и наследнику его с каждого впрягаемого в плуг животного, будет ли то бык, корова, осел или лошадь, по 12 денариев... ежегодно; если же запряженному в плуг животному будет дан в припряжку козел, считать его за быка... С крестьянина, обрабатывающего землю лопатой (fossorio), взимать по 10 денариев, если нет у него упряжного животного... И да будет ведомо, что тот, кто будет нести означенную охрану (custodia), ничего сверх положенного с оных селений ни просьбами, ни силою взимать не должен...

Грамота 1144 года

(“Cartulaire de S. Denis”, a. 1144, y Flach, t. I, p. 392, n. 1)

Сиагрий, аббат св. Дионисия, и Гуго Каштелян, вассал наш из замка, именуемого Моранвиль, явившись в наше присутствие, сообщили нам (о том), что означенный Гуго и жена его... поборы или установленные обычаем повинности, каковыми они пользовались в некоем селении св. Дионисия, называемом Моранвиль, именно, талью с зерна, известную под именем mestiva, зерно, взимаемое с каждого свободного поселенца, свиней или поросят, гусей, кур, цыплят, баранов, следуемых им по праву постоя и угощении, барщину, извозную повинность... военную службу, выдачу [48] разбойников, устройство замковых валов и всевозможные другие установленные обычаем повинности... богу и св. мученикам, во спасение душ своих... пожаловали на веки...

Из грамоты XII века

(“Chartes de Cluny”, t. V, № 4279, a. 1130—1181)

Извещаем всех настоящих и будущих о том, что неоднократно возникал спор между знатным мужем, графом Жеро Маконским и клюнийскими монахами по поводу незаконных поборов и новых обложений (insolitis exactionibus), которыми граф и его служащие без меры отягощали земли церкви Клюнийской, расположенные в епископстве Маконском. А именно, граф заявлял притязание на право покровительства и защиты в некоторых монастырских поместьях, монахи же утверждали, что он не имеет там этого права. В других же поместьях, где ему право покровительства действительно принадлежало, он ввел беззаконные обложения и новые поборы... Пришли к соглашению... о том, что изберут старых и честных мужей, сведущих о повинностях... этой земли, с тем чтобы обеим сторонам твердо держаться того, что эти свидетели под клятвою покажут... И вот было ими указано, что граф Гильом, отец графа Жеро, никогда никаким правом и поборами в поместье Лазиак не пользовался... и граф Жеро с этими свидетельскими показаниями согласился. Указывали также, что в поместьях Доманж Hyggi графу полагается часть урожая (gerberiam), именно по одному снопу с тех, кто обрабатывает землю лопатою, и по два снопа с тех, кто пашет ее с помощью плуга. В поместье Aiona граф пользуется правом охраны дорог и пастбищ, каковые пастбища являются общими пастбищами графа и монахов. В роще именуемой Jou, граф имеет половину, а монахи — четвертую часть И граф с монахами получают там поборы (taschias) за пользование рощею... В Доманж граф получает половину таких поборов, а монахи другую половину... В поместье de Chavineis граф имеет право суда над разбойниками, прелюбодеями, убийцами и ростовщиками, а также получает 100 оброчных хлебов и пользуется правом охраны дорог и пастбищ. Кроме того ему принадлежит право постоя, которым он, по показанию упомянутых свидетелей может пользоваться там по своему желанию. От прочих же поборов и обложений, которые граф и служащие его требовали, он, во спасение души своей, а также предков и преемников своих, совсем отказался, уступивши их церкви Клюнийской...

(пер. Н. П. Грацианского)
Текст воспроизведен по изданию: Французская деревня XII-XIV вв. и Жакерия. М.-Л. МГУ. 1935

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.