Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ ЖАКЕРИИ 1358 г. ВО ФРАНЦИИ

/грамоты помилования/.

Из двух основных типов источников по истории Жакерии, классического восстания средневековой Франции – хроник и грамот помилования /Lettres de remission/, грамоты помилования отличаются лучшей осведомленностью о ходе движения. Они дают возможность судить о его размерах не только в основном районе восстания – Бовези, но и за его пределами, позволяют уточнить движение крестьянских отрядов, несравненно менее тенденциозно повествуют о целях и требованиях восставших, составе его участников и т.п. (А.Д. Люблинская. Источниковедение по истории Средних веков» Л., 1955, стр. 148-149. А.В. Конокотин. Жакерия 1358 г. во Франции в сб. из истории народных восстаний против феодализма и колониализма. Ученые записки Ивановского пед. ин-та. Т. ХХХV. Иваново, 1964, стр.22.) Всё это оправдывает появление переводов на русский язык некоторых грамот в качестве учебного пособия. Предполагается комплексное изучение их вместе с имеющимися извлечениями из хроник, в частности хроник Фруассара, хроники первых четырех Валуа, Больших французских хроник, хронографа французских королей, хроники Жане де Венетта, помещенных в сборнике документов под редакцией Н.П. Грацианского (Французская деревня ХII-ХIV вв. и Жакерия. Документы. Перевод, вводная статья и примечания Н.П. Грацианского. M., 1935.), а также в хрестоматиях по истории Средних веков. [4] Скрупулезное изучение всех грамот помилования А.В. Конокотиным позволило ему, в частности, уточнить наши представления о районе крестьянского восстания 1358 г., действиях основного отряда, руководимого Гильомом Калем, походах парижан совместно с крестьянами. Результаты его исследования – три карты Жакерии – помещены в пособии.

Грамоты помилования были изданы С. Люсом в приложении к его исследованию по Жакерии 1. Перевод выполнен по этому изданию и снабжен комментариями, в частности указания на церковные праздники заменены точными датами. Примечания относительно географических названий в текстах грамот заимствованы у С. Люcа.


Помилование, данное по просьбе Жана Мэйяра, буржуа Парижа, Жану Шанделье, суконщику, проживающему в "Рынке Мо", участнику штурма названной крепости "Рынок", исключенного из общей грамоты помилования, данной жителям и присужденного к изгнанию.

Август,1358 год, в Париже.

Карл, старший сын короля Франции...

Да будет ведомо всем, как в настоящем, так и в будущем, что выслушано прошение, поданное нам нашим возлюбленным и верным Жаном Мэйяром, буржуа Парижа, содержащее следующее: ввиду злодеяния, которое случилось в городе Мо в субботу, накануне праздника Св. Варнавы 2, когда те, которые не были нашими благожелателями, вошли в названный город Мо через ворота Сен Реми, чтобы напасть на "Рынок Мо" 3, нанести ущерб и поступить дурно с дворянами и недворянами, находившимися внутри, верными нашему Сеньору 4 и нам, мы чувствовали недоверие [5] и имели дурное мнение о буржуа и жителях названного местечка и города Мо, но по рассмотрении ущерба, который названные буржуа и жители понесли вследствие названного злодеяния, и, принимая во внимание заступничество нашего доброго, любезного декана и капитула церкви Мо, а также то, что некоторые добрые города упомянутого королевства нижайше просили нас даровать нашу милость названным буржуа и жителям, с тем, чтобы названный город и место могли поскорее себя восстановить и привести в хорошее состояние, мы от всякого наказания, уголовного и гражданского, которое названные буржуа и жители упомянутого места и города могли бы понести по отношению к нам за содеянное, нашей особой милостью и королевской властью, которой мы пользуемся в настоящее время и после определенного изучения происшедшего, прощаем, извиняем и восстанавливаем в равных, для их доброй репутации и их блага, за исключением того, что названный город не будет теперь коммуной...

Грамота Карла V, по которой Рено д'Аси и другие дворяне, участвовавшие сообща во взятии города Mo, берутся под защиту от всяких судебных преследований по случаю ущерба, который понесли жители этого города.

Декабрь, 1373 г., в замке Лувр.

Карл, божьей милостью король Франции. Когда в 1358 г. Этьен Марсель, тогда купеческий прево нашего доброго города Парижа, вмешался в управление нашим упомянутым городом Парижем, наша возлюбленная супруга королева по нашему приказанию и повелению вынуждена была отправиться в крепость "Рынок Мo" как в надежное место для того, чтобы избежать как [6] произвола и тирании упомянутого прево и других восставших и непокорных нам, так и волнения и мятежа недворян, которые тогда поднялись против дворян нашего королевства; и с нашей упомянутой супругой многие наши фамилии и другие дворяне собрались и укрылись в названном месте, чтобы прислуживать и ее защищать, и на них лежала эта обязанность также, как и тех, среди каковых были наши возлюбленный и верный рыцарь Рено д'Аси, сир де Троси с сиром де Ревель, нашим возлюбленным и верным рыцарей и наш дворецкий Филипп д'Оне с многими другими дворянами, которые оказались в названной крепости с добрым намерением, без того, чтобы упомянутые Рено и другие дворяне нанесли какой-либо ущерб жителям упомянутого города Mo, которые тогда охраняли этот город и его ворота; однако, вследствие предательства и дурных речей упомянутого купеческого прево Парижа и его сообщников, покойный Пьер Жиль, изменник и бунтовщик против нас и короны Франции, как капитан вооруженных людей нашего упомянутого города Парижа, подобно нашим врагам, вступил в наш упомянутый город Mo с развернутыми знаменами, чтобы напасть на крепость и овладеть нашей названной супругой и разгромить и разграбить вооруженные отряды и упомянутых дворян из королевской охраны; каковые ворота названного города Мо упомянутые жители, выйдя из повиновения и послушания нам, открыли Пьеру Жилю и его сообщникам, нашим врагам и бунтовщикам, и его приняли и снабдили вином и другими жизненно необходимыми припасами и заставили накрыть для них столы на улицах, чтобы освежить их [7] и изо всех сил им помогали и держали себя с ними так дружно, что выделили для них отряд и приблизились вместе к упомянутой крепости, стреляли и осаждали ее так сильно, что на стенах и за ними шли рукопашные бои, во время которых много дворян, державших нашу сторону погибло, и, несмотря на мужественное сопротивление и доблесть упомянутых дворян и добрых воинов, которые оказались с нашей супругой в упомянутой крепости, наша названная супруга и все названные дворяне были бы взяты и случилось бы непоправимое бедствие; но с божьей помощью названные рыцари и воины, бывшие с нашей упомянутой супругой, одержали победу и были названные осаждающие отброшены и названные жители побеждены и побиты вследствие какового отвратительного факта они были наказаны за преступление оскорбления величества, их главного преступления, за что жители города и их потомство были преданы осуждению, а упомянутый город Мо должен был лишиться своих укреплений и остаться навсегда необитаемым и вследствие этого при столкновении во время неистовства упомянутых дворян многие из упомянутых жителей были убиты, другие и их имущество взяты и уничтожены, а дома их сожжены и сравнены с землей...

№ 21

Грамота помилования, дарованная Юд, сеньору де Гранси и Жану, сеньору де Сен-Дизье за эксцессы, которые они могли совершить при укрощении коммун.

Июль 1356 г. в "Рынке Mo".

Грамота помилования, дарованная Карлом, регентом, Юду, сеньору де Гранси и Жану, сеньору де Сен-Дизье и де Виньори, [8] прокурором Франции. Выслушано прошение наших возлюбленных и верных рыцарей и советников, сеньора Юд, сира де Гранси 5, сеньора Жана, сира де Сен-Дизье и де Виньори 6, прокуроров Франции, содержащее следующее: чтобы устранить и противопоставить незаконным и гнусным действиям и непозволительной воле коммун страны Пертуа 7, части открытой страны Шампани, каковые порешили, уговорились и повелели предать смерти упомянутых сеньоров де Гранси и де Сен-Дизье и всех других дворян упомянутой страна вместе с их женами и детьми и, чтобы привести в исполнение свое дурное и злое намерение собрались вооруженные под звон колоколов страны, и т.к. некоторые из этих злоумышленников за преступления и дурные действия были осуждены, поскольку действовали по своей доброй воле, упомянутые просители и многие другие знатные и незнатные, которые собрались, как с оружием верхом, так и иначе исполнять службу его величеству, сожгли дома и деревни этих коммун и открытой страны, схватили, уничтожили и рассеяли много добра этих коммун и по незнание многих дворян и недворян, неповинных и неответственных в действиях коммун, и заставили отрубить головы многим другим виновным.... [9]

Всеобщая грамота помилования за эксцессы, совершенные с одной и другой стороны во время Жакерии.

10 августа 1958 г.

Карл, старший сын короля Франции, регент королевства, граф Нормандский и дофин Вьеннуа... Да будет известно всем в настоящем и будущем , что, чтобы иметь мнение и решение, как каждая страна сможет по праву лучше сопротивляться делам англичан и других врагов королевства Франции, каковые с помощью захваченных ими замков и крепостей уничтожили, ограбили и разрушили большое число добрых городов и подданных названного королевства и продолжают это делать по сей день, большое число народа из доброго города Парижа, превотства и виконтства города и его области, старой и новой 8, открытой местности Бри и Мюссьян, де ла Ферте Але и графства Этамп 9, без разрешения нашего, по своему решении собрались недавно во многих и различных местах, на полях, вооруженные так сильно, как только могли, и посоветовавшись, отправились и пошли во многие места, крепости, замки и дома некоторых дворян в названных областях и их атаковали, взяли и разрушили и что еще хуже вооруженных людей, женщин, детей и других людей, которых там нашли, убили и предали смерти в большом количестве, а имущество их разгребали, растащили и унесли, по каковой причине и чтобы оказать сопротивление их поступкам и злой воле, [10] множество дворян настоящего королевства, чтобы противостоять этому народу, который столько много обиды и ущерба им причинил и нанес и собирался сделать еще больше, усиливаясь изо дня в день, а также, чтобы оказать сопротивление жителям Парижа, которые умертвили в нашем присутствии в королевском дворце в Париже в зале, где мы заседали, наших возлюбленных и верных рыцарей и советников, Робер де Клерман и маршал Шампанский, а также метр Рено д'Аси и другие в названном городе Париже собрались и пошли вместе и с тех пор ходили и ездили по всем местам, где они узнавали о действиях народа упомянутых сельских мест и по праву войны уничтожили и предали смерти большое количество таких людей, и их дома сожгли, а прочее, имущество разграбили и уничтожили во многих различных местах названных местностей и еще сильнее сделали бы без всякой жалости, пощады и милосердия, если бы в эту распрю не вмешались мы и не запретили им, чтобы это продолжалось. И несмотря на то, что хорошо известно, что вследствие упомянутых вещей большое оскорбление и обида нанесены нашему упомянутому сеньору королю, нам и королевскому величию, мы простили и даровали прощение полностью названным дворянам и недворянам упомянутых местностей, повинных во всем этом и с этой же целью по нашему требованию и желанию для блага страны, перед всем народом или большей частью населения Парижа, для этого собравшихся перед нами, мы даем взаимное прощение по доброй воле одной стороны другой для блага страны и всеобщего согласия за дела и вышеупомянутые проступки, [11] разрешая лишь вести гражданские иски одной стороны против другой.

№ 24

Грамота помилования, данная Гю де Сельвилю, которого жители Анжикура избрали капитаном.

Август 1358 г., в Париже.

...Что касается Гю де Сельвиля, нам было засвидетельствовано, что в то время, когда люди открытой страны поднялись и совершили много злодейств по отношению к дворянам королевства, упомянутый Гю по принуждению людей города Анжикура, где он тогда жил, и людей из округа и под страхом смерти разъезжал вместе с ними, и против его воли его сделали их капитаном, и с тех пор из-за великого отвращения, которое он питал к эксцессам и злодействам, которые упомянутые люди открытой страны совершали против его воли и чему он не мог воспрепятствовать, и чтобы покончить /развязаться/ с компанией этих людей открытой страны, он явился к купеческому прево Парижа и рассказал ему и попросил совета, как эти рассказанные события прекратить. И после того, как люди открытой местности узнали, что король Наварры прибыл в Клермон и что капитан Бовези и его сообщники разбиты и попали в руки короля Наварры с помощью людей из Клермона, и что он, капитан, предан смерти, и что названный город Клермон взят под покровительство короля Наварры, упомянутые люди Анжикура заставили итти упомянутого Гю к королю Наварры, чтобы получить покровительство от него, подобно тому, какое имели многие другие народы [12] окрестной страны с тем, чтобы они не предавались огню и грабежам, каковое покровительство не имело для них практического значения, т. к. вскоре после этого страна и ее окрестности были, как и все, сожжены, разграблены и разрушены дворянами..

№ 25

Грамота помилования, данная Жакену де Шеневьер из Таверни 10, который был избран капитаном жителями шателении Монморанси.

Август 1358 г. в Париже

Карл, старший сын короля Франции... Да будет ведомо всем как в настоящем, так и в будущем, что недавно во время большого несчастья, которое случилось в упомянутом королевстве, когда люди открытой страны сожгли и уничтожили много домов дворян и некоторые из них были убиты, и в частности в земле и шаталении Монморанси, Жакен де Шеневьер из Таверни был избран капитаном жителями упомянутой шателении и других, каковые просили Симона де Берн, прево Бомона-сюр-Уаз и капитана графства Борман и всей страны округа, которые разъезжали вооруженные, чтобы он им дал капитана для округа Монлиоранси, каковой прево им ответил: выбирайте, и они назвали в один голос упомянутого Жакена... если бы он этого не сделал, его бы убили, и эти жители сделали много зла в присутствии упомянутого Жакена, который все время им говорил: не жгите и, [13] чтобы заставить их поскорее прекратить, говорил им: подождите до другого раза и за это его называли предателем и хотели ему отрубить голову. И ими был взят из дворян оруженосец по имени Рауле де Бетмон, который в присутствии упомянутого Жакена был предан смерти, а если бы упомянутый Жакен осмелился противоречить, ему бы не миновать смерти. Все же вышеназванным Жакеном была спасена и ограждена от смерти дама де Шату, ее дети, племянники и многие другие дворяне. И, хотя упомянутый Жакен получил в это время от умершего купеческого прево Парижа некоторые поручения, чтобы все крепости и дома, которые будут расположены в центре Франции между двумя водами 11, которые названному Жакену показались бы вредными Парижу и всей открытой стране, были бы сравнены о землей и разрушены так, чтобы никто не мог там жить, тем не менее он не выполнил это поручение, и вообще по своей воле ничего не делал, но действовал по приказу людей, у которых он был капитаном и все эти злодеяния сеньор де Монморанси, которому названный Жакен подсуден 12, простил ему и всем другим, которые в его земле воевали...

№ 27

Грамота помилования, данная Жану де Кенси, Гийо ле Шарпантье, Рэле до Фур и Жанен Кулон, проживающих в Трамбле, принимавших участие в ужасах людей открытой страны против [14] дворян и особенно в экспедиции Пьера Жиля против Рынка Мо.

Август 1358, в Париже

...Выслушана просьба Жана де Кенси, Гийо ле Шарпантье, Реле дю Фур и Жанен Кулон, проживающих в Трамбле 13, содержащая следующее: они оказались замешанными с многими другими из окрестных земель в ужасы, мятежи и сборища, которые недавно вершились людьми открытой страны против дворян королевства, каковые сожгли и разрушили много домов дворян, разграбили и уничтожили их имущество, а некоторые из упомянутых дворян предали смерти и к тому же, когда Пьер Жиль 14 и его сообщники шли к Мо, он приказал вышеупомянутым, проходя через Трамбле, итти с ним, угрожая им сжечь их местечко и дома, если они не пойдут. Боясь этого, упомянутые просители, не зная, что упомянутый Пьер Жиль и его сообщники хотели делать, пошли с ними в Mo и вошли в ворота города без какого-либо насилия. А как только начался ужас в этом городе они ушли, вернулись, не сделав ничего дурного и там потеряли своих лошадей. За эти вещи некоторые из дворян могли бы иметь недоброжелательство ...

№ 28

Грамота помилования, данная Колару дю Фур, прозванному Мелен, проживавшему в Фейез 15 в Бовези, который принимал участие в мятеже народа этой страны Бовези против дворян и разъезжал перед Мело по приказу капитана этого народа.

Август 1358, Париж.

... со стороны Колар дю Фур, называемого Мелен, проживающего в Фейез в Бовези, нам было изложено следующее: во время возмущения и мятежа народа страны Бовези, недавно случившегося против дворян названной страны, упомянутый Колар, по принуждению названного народа и их капитана, и в частности потому, что хотели сжечь его дом и отрубить ему голову, если он не повинуется, был вынужден ездить верхом в их компании перед Мело 16, от которых он отъехал и вернулся в свой дом так скоро, как только смог убежать от них, без того, чтобы он иначе разъезжал, никоим образом не грабил, ни жег, не делал никакого зла. Но потом упомянутые дворяне сожгли, разграбили и уничтожили все имущество и земли, так что у него осталась только жена; этот Колар и его жена еще не осмеливаются жить в названной стране на своих землях, чтобы заставить их распахать и обработать , и им приходится маяться в большой нищете и бедности по лесам и другим различным местам из опасения названных дворян. [16]

№ 29

Грамота помилования, данная Жермену де Ревейону, проживающему в Саси ле Гран, родственнику графа де Монфор, который разъезжал верхом в течение трех дней вместе с людьми открытой местности Бовези против дворян Мелло в Пон-Сен-Максансе и Монтатере 17 и который даже в отсутствие главного капитана недворян, тогда стоявшего лагерем перед Эрменонвилем, ими командовал один день и одну ночь во время перехода от горы Монтатер к Мелло, предпринятому, чтобы отбить атаку вооруженных людей короля Наварры.

Август 1358 - Париж

...Ставим в известность всех в настоящем и будущем о том, что нам было изложено Жерменом де Ревейон, проживающим в Саси-ле-Гран в Бовези, родственником графа де Монфор: когда во время мятежа и восстания народа открытой местности Бовези, недавно совершенного против дворян упомянутой местности, названный Жермен, по принуждению упомянутых людей и их капитана разъезжал верхом с ними в течение трех дней или около этого в их компании в Мелло, Пон-Сен-Максансе, Монтатере, в течение этих трех дней упомянутый народ с оружием и в тревоге на возвышенности Монтатер потребовал от упомянутого Жермена, чтобы он согласился стать их капитаном в отсутствие их главного капитана, который был тогда перед Эрменонвилем, каковой Жермен отказывался несколько раз и под разными предлогами и доводами, и в [17] конце концов потому, что он не хотел повиноваться их требованию и их желанию, его схватили за капюшон непочтительно, говоря, что он станет их капитаном на полдня и одну ночь, хочет он того или нет и стащили вниз с лошади и после этого обнажили над ним много шпаг, чтобы рубить ему голову, если он ослушается их. Названный из боязни, чтобы избежать опасности смерти, стал их капитаном на полдня и одну ночь, только так, в названном месте Мелло, против людей короля Наварры, который тогда стремился силой войти в упомянутую область Бовези, чтобы ее грабить и разрушать, из какового места Мелло упомянутый Жермен отправился и вернулся домой так скоро, как только смог убежать, без того, чтобы он иначе ездил верхом, никоим образом не жег, не грабил, не убивал никого, не безобразничал никоим образом, но, что хуже того, с тех пор, как упомянутые дворяне сожгли, разграбили, уничтожили у этого испрашивающего все его имущество и земли и нанесли ему ущерб стоимостью в 3 тыс. баранов или около того и ему ничего не оставили, кроме его жены и детей; и не осмеливались ни он, ни его жена, ни его дети проживать в своих наследственных владениях той местности, и пришлось ему, жене и детям жить и скрываться в лесах и других местах в больший нищете и бедности по вине этих дворян, как если бы [18] он был пахарем, который должен спасать свое имущество 18.

№ 30

Грамота помилования, данная Жану Эрсан из Шатра под Монлери 19, который опубликовал в день св. Иоанна Крестителя 1358 г. воззвание Этьена Марселя о созыве в Шилли 20 всех людей, могущих носить оружие.

Август 1358 г., в Париже

...Нам была представлена просьба о помиловании Жаном Эрсан из Шатра под Монлери, содержащая следующее: приблизительно в день св. Иоанна Крестителя, недавно прошедшего, он сделал объявление и призыв, который надлежало сделать в упомянутом городе Шатре, ввиду поручения ему данного Этьеном Марселем, в то время купеческим право, сделал это объявление в названном городе Шатре, а именно, чтобы все люди, могущие носить оружие, явились в определенный день в воскресенье в Шилли-ле-Лонжюмо, чтобы создать ополчение и показаться перед специальными комиссарами, отправленными и выделенными для этого упомянутым купеческим прево, чтобы делать то, что упомянутые комиссары им прикажут, каковое поручение упомянутый Жан, как [19] простое, выполнил и сделал названное объявление в упомянутом городе Шатре, не помышлял ни о каком зле и очень боялся ослушаться этого приказа, потому, что он был припечатан печатью Шатле ...

№ 31

Грамота помилования, данная жителям Ге-ле-Маррю 21.

Париж, 28 сентября 1358 г.

Да будет ведомо всем, как в настоящем так и в будущем, что жители селения Ге-Ле-Маррю в превотстве Витри участвовали сами или посылали некоторых лиц с жителями многих других местечек страны Шампань на многие сходки, устраиваемые ими, на каковых сходках были учреждены, поскольку им это навязали, многочисленные заговоры, союзы и объединения против дворян и духовенства страны, чтобы их уничтожить и предать смерти, хотя фактически упомянутыми жителями ничего не было совершено; тем не менее некоторые из упомянутых дворян разграбили и опустошили названное селение, жители которого так отягощены и понесли такой урон, что едва ли смогут подняться и несмотря на это, наш возлюбленный и верный кузен и верховный судья 22 в Шампани граф де Водемон преследовал и притеснял сам или через своих судей упомянутых [20] жителей так, что в конце концов он принудил и приговорил их за это к сбору суммы в 1000 экю, которую они обязаны выплатить нашему сеньору 23 и нам, исключая из этих возмещений некоторых лиц из числа жителей, которые, как утверждают, участвовали в упомянутых собраниях, сборищах и заговорах и поэтому убежали из страны 24, наш упомянутый кузен и заместитель оставил право наказания за собой и, чтобы названная сумма была уплачена, наш упомянутый кузен и заместитель или же его уполномоченные применяют силу и принуждают жителей названного селения и для этого заставляют брать и хватать кое-что из имущества так, что им не на что жить и они будут доведены до нищеты, если мы им не окажем помощь, как о том просит наш сеньор, дама селения Ге-ле-Маррю.

№ 32

Всеобщая грамота помилования, данная жителям селений Бетанкур и Вруаль в Пертуа 25, приговоренных графом де Водемон к уплате штрафа в 2000 экю за участие в ужасах против дворян.

Сентябрь 1358, Париж.

...Жители и проживающие в селениях Бетанкур и Веруаль в Пертуа участвовали с многими другими людьми окрестной открытой страны в ужасах, которые недавно совершалась [21] упомянутыми людьми упомянутой страны против дворян названного королевства и совершили иного заговоров и сборищ с упомянутыми людьми открытой страны, но не жгли, не разбивали домов, на убивали людей, не сделали никакого зла никому, но несмотря на это, упомянутые жители были и продолжают быть громимы и разоряемы упомянутыми дворянами и, хотя они ничего не делали, кроме как собирались как сказано, тем не менее наш возлюбленный и верный советник и судебный представитель в названной части королевства 26 граф Водемон 27 их заставил явиться к себе в определенный день и место, в каковой день и место названные жители не осмелились явиться в лице своих представителей из боязни, что их подвергнут большим и жестоким экзекуциям, которые наш упомянутый представитель совершал и заставлял совершать изо дня в день над людьми открытой страны. Но они послали неких прокуроров, в присутствии которых наш упомянутый представитель без всякого расследования, фактически по своей воле приговорил названных жителей, которые ничего дурного, за исключением того, что собирались, как было сказано, к штрафу в 2000 экю, сохранив за собой право судить упомянутых лиц или окрестных жителей как ему захочется, гражданским судом или уголовным, так, как ему покажется лучше, каковой приговор упомянутые [22] прокуроры из опасения и страха за свои жизни не осмелились оспаривать.

Поскольку нас нижайше умолял Сальшеден д'Англер, частичный сеньор 28 названных селений и жителей, и поскольку мы с тех пор, как вошли в наш добрый город Париж, повелели, чтобы все упомянутые дворяне простили и извинили людям открытой страны, а также эти люди упомянутым дворянам все то, что они могли иметь злого одни по отношению к другим и чтобы всякое уголовное преследование было прекращено в этом смысле за исключением того, что каждый мог возбуждать иск за свои убытки и обиды через суд и уголовные иски через монсеньера или нас или наших людей... а также потому, что, как мы слышали, что названные люди, которые живут на границе графства де Бар 29 по причине упомянутого приговора, а также опасаясь жестокости названного графа, нашего судебного представителя, убегают из всего королевства и отправляются в названное графство или за пределы королевства 30, оставляя названные селения пустыми, покинутыми и необитаемыми, этим жителям и каждому из них по случаю вышесказанного, отменяем, прощаем и извиняем... [23]

№ 33

Грамота помилования, данная Жану ле-Жакминару из Тьеблемона, в бальяже Витри 31 за участив в ужасах.

Сентябрь 1358 г., в Париже.

...Жан ле-Жакминар из бальяжа Витри изложил нам про то, что около пасхи, недавно прошедшей, когда коммуны были извещены по всей стране Шампани, что лотарингцы и немцы или другие враги названного королевства имеют намерение и желание пограбить и пожечь названную страну Шампань, было объявлено, с нашего разрешения, в названной стране здешними королевскими судьями, чтобы в каждом селении названной страны звонили только в один колокол, если это не из страха перед вооруженными людьми и было приказано, чтобы в случае этого страха звонили в два колокола в каждом из названных селений с тем, чтобы грабители и враги названного королевства, которые вторгнутся в названную страну, преследовались людьми названных селений под звон названных колоколов до тех пор, пока они не были бы настигнуты и схвачены, и грабеж и ущерб, который они учинили, был бы возмещен и возвращено награбленное тому, кому оно принадлежало. И, чтобы более согласно это делалось, было специально объявлено, чтобы в каждой из селений названной страны было бы назначено лицо, чтобы совершать и исполнять названный приказ для безопасности, охраны , спокойствия и защиты названной страны. И чтобы выполнить этот приказ, люди многих селений этой страны собирались дважды в двух местах, где названный указ был зачитан и им очень [24] понравился. И тогда был выбран названный Жан для названного местечка Тьеблемон для вещей вышеозначенных. И хотя этот Жан не воспользовался этим ни в коей мере, за исключением того, что ходил полюбовно и с доброй верой с многими другими также избранными из других селений означенной страны к синьору де Сен-Дизье, который тогда вошел в названную страну с большим числом тяжеловооруженных воинов, чтобы узнать какие намерения они имеют, каковой Жан и другие, с которыми он таким образом явился, тотчас, как услышал ответ названного сеньора де Сен-Дизье, сказавшего им, что его намерение жить и умереть с людьми названной страны, повернули оттуда и отправились по домам, не причинив зла ни ему, ни другим каким-либо образом. Тем не менее, ввиду того, что многие дворяне думают, что названные сборища совершились против них и что названный Жан, выбранный названными селениями, как сказано – , ведь уже было сказано, что они ничего другого не делали, кроме того, о чем уже сказано, – а также, что им донесли, что этот Жан был отправлен в наш лагерь под Парижем для переговоров с купеческим прево, который тогда был там, с тем, чтобы получить поручение от него, хотя в действительности он приходил для переговоров с нашим возлюбленным и верным советником, сеньором Жаком ла Ваш о некоторых делах, которые другие намеревались совершить в названной стране и так как он его не нашел в нашем указанном лагере, вернулся тотчас в названную страну, тем на менее, некоторые из наших людей, комиссаров в стране, взяли и наложили королевский секвестр и наш [25] на все его движимое имущество и земли...

№ 34

Грамота помилования, данная Жану Морель, кюре Бланси, который был вынужден следовать за своими прихожанами на собрание коммун, состоявшееся в Сен-Врен 32.

Сентябрь 1358 , в Париже.

Жан Морель, священник селения Бланси, сообщил нам следующее: недавно, когда коммуны селений открытой страны Пертуa устроили много собраний в разных местах, чтобы разрушить и сжечь дома дворян названной страны, а их предать смерти, как было сказано, полагая, что священники местечек названной открытой страны, в частности названный проситель, были благосклонны и послушны названным дворянам этой страны, их всех почитали за предателей, и в частности названного просителя, которому они говорили много раз, что они продали колокола названного местечка Бланси дворянам названной страны и что это они сделали как безумцы, предатели и неверные, вследствие чего многие из названных священников, и в частности названный проситель, были в большой опасности и великом страхе за свою жизнь много раз, и поскольку названный проситель, который изо дня в день терпел и видел эти волнения и также опасности и которому много раз были сказаны некоторыми из прихожан и жителей названного местечка Бланси много злобных и несправедливых слов и опасаясь, чтобы эти люди не [26] убили его, отправился верхом со своими прихожанами на собрание, устроенное упомянутыми коммунами в Сен-Верен, без никакого вооружения, только с короткой палкой и там танцевал со своими прихожанами и распоряжался их танцами, очертив круг палкой и непрестанно побуждая их к веселью, и, когда названный проситель был на названном собрании в Сен-Врен, люди названного местечке Бланси, которые там остались, взяли и присвоили себе без воли и согласия названного просителя определенное количество зерна, ему принадлежащего, к его великому вреду и ущербу, и никогда он не был больше на собраниях, которые устраивались, кроме как в этот раз, и не укреплял их и не помогал никоим образом их собраниям, кроме как выше было сказано. И за это дворяне названной страны держат под сомнением названного просителя, и он боится появиться в названном местечке Бланси, опасаясь за свою жизнь, а они взяли и берут изо дня в день его движимость, взимают и присваиваю себе и к своей выгоде его ренты и доходы, ссылаясь на то, что названные люди названного местечка Бланси взяли его зерно, обвиняют названного просителя в том, что он отдал все зерно, которое он имел в доме, названным коммунам, помогая им и укрепляя их в действиях, хотя названный проситель ничего не делал дурного, за исключением вышесказанного и что на названном собрании никто из знатных или кто другой не были убиты, никакой дом не сожжен и не разрушен никоим образом..., даже напротив, он собирался и намеревался спасти их имущества. [27]

№ 45

Отрывок грамоты, упоминающей о попытке пропаганды в пользу жаков, предпринятой в Кане Пьером де Монфором.

7 апреля 1359 г.

...Да будет известно, что как показали верные и достопочтенные буржуа 33 города Кана и многие близкие друзья Рожара де Бре, Рауля Махю и Жана де Маре, буржуа упомянутого города, что человек по имени Пьер де Монфор пытался несколько раз за то время, что он жил здесь, поднять волнение, устроить тайный заговор и посеять раздор между людьми города и подбивал и подстрекал народ коммуны препятствовать осуществлению установлений, провозглашенных юстицией и добрыми людьми города, в частности выступить против субсидии и помощи, которые были потребованы для тяжело вооруженных воинов и других для охраны и защиты названного города и страны и произносил много плохих и недозволенных слов, имеющих целью, как явствует, взволновать и посеять рознь между мелким людом и зажиточными горожанами и случилось из-за этого много эксцессов, за что никакого наказания не последовало, даже за такое крупное происшествие, которое случилось с людьми из Пикардии, которые были истреблены и убиты на рынке этого города, и в то время, когда общины Бовези поднялись против дворян страны, он прикрепил и носил на своей шляпе вместо пера деревянный плуг и с тем, чтобы, как кажется, втянуть общину [28] города и страны в подобное же заблуждение, говорил, что он держит сторону жаков ..

Помилование, данное Жану Букелю из Пон-Пуэна за его участие в убийстве дворянского лазутчика, убитого жителями названного местечка Пон-Пуэна, каковые жители спрятались в количестве 34 человек в каменоломнях этой деревни из страха перед дворянами, группа которых занимала тогда Пон-Сент-Максанс и Пон-Пуэн 34.

Декабрь 1364, в Париже.

Карл и т.д. Да будет известно... мы получили прошение, представленное нам со стороны Жана Буке из города Пон-Пуэна, содержащее следующее: во время последнего столкновения между дворянами и недворянами открытой местности Бовези, настоящий проситель и многие другие города Пон-Пуэна, числом до 34 из страха перед дворянами убежали из этого города и ушли в его каменоломни, местечко называемое Гурре, а затем с тем, чтобы охранять себя от названных дворян, установили и учредили дозор одного из них, чтобы охранять и наблюдать чтобы никто не явился к ним их тиранить, каковой дозор тотчас же вышел из каменоломни к тотчас увидел и заметил двух людей со шпагами, которые шли через виноградники, расположенные близ названной каменоломни, делая вид, что они ищут каких-то людей; посему упомянутый дозор вернулся в карьер и сказал об этом [29] своим товарищам, из каковых тогда вышло пять или шесть, чтобы узнать, кем были эти двое. И тотчас, как эти два человека заметили этих людей, вышедших из карьера, они направились к ним и все вместе вошли в названный карьер. И после этого некоторые из карьера спросили этих двух, откуда они, каковые ответили, что один из них из Компьеня, другой - из Шуази, и после чего люди в карьере сказали один другому такие слова: "это лазутчики. Убьем их!" На что эти два человека ответили, что нет, они убежали из страха перед дворянами, но в то время, как это говорилось, кое-кто из каменоломни отняли у них щиты и шпаги и отнимая, обнаружили, что у одного из них висит на поясе под плащом шапочка, высунутая наполовину, почему и порешили их схватить, решив, что они из дворянских лазутчиков. И поэтому один из карьера по имени Ватье Тюлье, придя в ярость, убил и прикончил одного из этих двух людей, а когда другой увидел это, то убежал и пошел в Пон-Сент-Максанс и Пон-Пуэн, где находились дворяне, ввиду этого происшествия большое число тяжеловооруженных воинов прибыли и ездили подле названного карьера до тех пор, пока не обнаружили тех, кто был внутри, из каковых большую часть перебили...

№ 63

Грамота помилования, данная Махю де Лерелю каменщику, человеку подчиненному и подсудному монахов приорства Болье, который, оказался замешан в расправе с Жаном Бернье, недворянином, бывшим разносчиком грамот короля Наваррского, приговоренным к смерти в Монтатере, на площади Креста перед [30] господским домом монахов по приказу Этьена де Ве, капитана из Монтатера, которому Гильом Каль, главный капитан людей открытой страны, поручил вершить суд.

Март 1365 /н. стиль/ в Париже.

Карл и т.д. Да будет ведомо всем как в настоящем так и в будущем, что Махю де Лерелем, каменщиком подданным и подсудным нашего возлюбленного монастыря Болье 35, нам было изложено следующее: В год 58, приблизительно в праздник тела господня 36, он оказался, по принуждению народа, с многими другими людьми, участником ужасов, которые тогда вершились людьми открытой страны против дворян нашего королевства, которые состояли в разрушении многих укрепленных мест, погромах, преследовании и убийствах некоторых, по каковой причине некоторые из дворян могли бы возыметь злобу и ненависть по отношению к просящему и его преследовать лично и посягать на его имущество ненароком, и поэтому, в частности, к нам обратился упомянутый Махю, изложив следующее: когда, приблизительно около упомянутого праздника Жан Бернье, недворянин, был обвинен в предательстве, потому что получал какие-то письма от короля Наваррского, каковые были обнаружены при нем, и тем был известен в то время в названной области и коммуне, и поэтому был приведен к Гильому Калю, капитану упомянутых людей открытой страны, чтобы над ним учинили [3l] суд и следствие, каковый суд Гильом Каль препоручил Этьену де Ве, в то время капитану местечка Монтатера, и поручил приговорить его к смерти и наказанию, если он, /судья/ и жители названного местечка порешат, что он опасен. И этот Этьен, получив сведении о жизни и деятельности упомянутого Жана Бернье, в присутствии 200 или 300 человек этого местечка и окрестностей заставил привести его на площадь Креста перед господским домом монахов в названном Монтатере, совершенно босого и в рубахе и приказал Жану де Шарону, чтобы он его убил и предал смерти, и, повинуясь приказанию, отданному названным Этьеном, тот ударил Бернье так, что он рухнул на землю и вскоре умер. И поскольку упомянутый проситель находился здесь, держа в руке мастерок, упомянутый Этьен приказал ему, чтобы он ударил Бернье, когда он рухнул на землю, каковой не осмелился возразить простосердечно приказанию, отданному ему упомянутым Этьеном, который был тогда их капитаном, и что он не убил и не изувечил, а ударил названного Бернье своим мастерком, когда тот уже кончался...


Комментарии

1 S. Luce. Histoire de la Jacquerie d'apres dеs documents inedits. P. 1895.

2 т.e. 9 июня.

3 Название крепости, расположенной на противоположном городу Мо берегу Марны.

4 т. e. королю Франции. Филипп Добрый находился в плену, его именем правил его сын, регент Карл.

5 Гранси-ле-Шато – департамент Кот д'Ор.

6 Сен-Дизье и Виньори – деп. Марна.

7 Пертуа – на востоке Шампани, бассейн верхнего течения Марны.

8 т.е. по старому и новому административному делению.

9 Департаменты Сена, Сена и Уаза, Сена и Марна.

10 Департамент Сена и Уаза.

11 т. е. Сеной и Уазой.

12 Сеньор Монморанси, в округе которого жил Жакен, обладал правом высшей юстиции.

13 Трамбле – деп. Сена и Уаза.

14 Пьер Жиль – предводитель отряда парижан, посланный Этьеном Марселем в помощь горожанам Mo по просьбе этих последних для борьбы с королевским гарнизоном, захватившими крепость "Рынок Мо". А. В. Конокетин, ук. соч., стр. 68, См. также документы № 7 и 19.

15 Фейез – деп. Уаза.

16 Мело – деп. Уаза.

17 Все названные местечки департамента Уаза.

18 Основной отряд восставших под руководством Гильома Каля после неудачной попытки овладеть крупным городом и крепостью на Уазе Компьенем повернули обратно и, двигаясь вдоль левого берега Уазы, разрушая по пути дворянские земли, дошел до селения Пон-Сент-Максанс, где разделился. Одна часть во главе с Г. Калем направилась к Санлису, другая, возможно большая часть, двинулась в Бовези. Здесь, вблизи Мелло Монтатера, восставшие узнали о приближении войск Карла Наваррского и, оказавшись без предводителя, вынуждены были искать себе капитана "на время". См. А.В. Конокотин ук. соч., стр. 52.

19 Шатр, теперь Арпажон, деп. Сена и Уаза.

20 Шилли-ле-Лонжюмо, теперь Шилли-мазарен, деп. Сена и Уаза.

21 Ге-ле-Маррю – деп. Марна.

22 Так мы перевели слово, т. к. в данном случае оно означает лицо, представляющее короля как верховного судью.

23 т. е. королю.

24 т. е. из Шампани.

25 Бетанкур, Вруаль – селения в Пертуа – деп. Марна.

26 в Шампани.

27 См. примеч. к № 31.

28 т.е. сеньор, наряду с другими сеньорами в этих же селениях.

29 Бар-сюр-Об – деп. Верхняя Марна.

30 Эти области находились на границе с Лотарингией и Германией.

31 Тьеблемон, бальяж Витри – деп. Марна.

32 Бланси, Сен-Врен – местечки в деп. Марна.

33 Так назывались жители коммуны, т. к. они и король клялись взаимно блюсти коммунальные права.

34 Пон-Пуэн, Пон-Сен-Максанс – деп. Уаза.

35 Болье-ле-Фонтен – деп. Уаза.

36 В этом году он пришелся на 31 мая 1358 г.

Текст воспроизведен по изданию: Рассказ Леонтия Махеры о крестьянском восстании на Кипре (1426-1427 гг.) // Документы по истории крестьянских восстаний во Франции и на острове Кипр. ГГУ. Горький. 1971

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.