Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

РЕГИСТРЫ РЕМЕСЕЛ И ТОРГОВЛИ ГОРОДА ПАРИЖА

(Окончание) 1

Статут LVI

О портных платья

Каждый, кто хочет быть парижским портным платья, может им быть свободно, лишь бы знал ремесло и имел средства. Портные платья могут иметь и держать столько подмастерьев и столько учеников, сколько хотят, и на такой срок и за такие деньги, какие они могут иметь. Никто из ремесленников указанного цеха не может стать мастером до тех пор, пока старшины, охраняющие цех, не придут и не посмотрят, достаточно ли он умеет шить и кроить; если они находят его достойным, он может стать мастером и содержать мастерскую как мастер. Никто не может кроить шерстяную одежду в городе Париже, если не содержит мастерской и не признан в качестве мастера в городе Париже. Если кто-нибудь так сделает, платит королю 5 пар. су всякий раз, как будет уличен. Так приказали прюдомы цеха из-за посторонних подмастерьев, которые приходят в Париж и тайком кроят одежду в мастерских и других местах, так что мастеров стыдят и упрекают за неправильный покрой, который иногда бывал. Если портной платья в Париже плохо скроит платье или полный костюм (garnenaent) по причине неправильно расположенного при кройке сукна или по незнанию его покроя, охраняющие цех старшины должны увидеть и рассмотреть испорченную одежду. Если старшины скажут, согласно своей клятве, что костюм испорчен кройкой, портной должен возместить по усмотрению старшин цеха убыток тому, кому принадлежит одежда, и должны его оштрафовать в пользу короля на 5 пар. су всякий раз, как он будет уличен; прюдомы, которые охраняют цех именем короля, получают из этих 5 су 2 пар. су для братства, для помощи бедным цеха.

Если подмастерья — швецы этого цеха — провинятся в этом цехе своим шитьем или делами и их мастер пожалуется старшинам, охраняющим цех, они заплатят штраф по указанию этих старшин за убытки их мастеру в размере однодневного заработка (d'une journee) и штраф старшинам, охраняющим цех, для помощи бедным их братства. Подмастерье, работающий у портного поштучно, не может требовать другой заработной платы, кроме как справедливой оплаты, которая установлена издавна 2...

Прюдомы упомянутого цеха просят, чтобы их, если угодно королю, освободили бы от караула по причине того, что им приходится делать и хранить ночью большие (grans) платья, которые принадлежат дворянам, а также потому, что они имеют много молодых людей из числа чужаков и [172] не могут им всем доверять и за всеми наблюдать; еще полагается им кроить и шить платья знатным людям как днем, так и ночью из-за того, что знатные люди и иностранцы уезжают и портные должны к утру приготовить им платье, заказанное вечером 3...

Статут LVII

О продавцах льна

Кто хочет, может быть продавцом льна, лишь бы знал ремесло и имел средства. Каждый продавец льна в Париже может и должен продавать только оптом: горстями (poignees), на вес (par pesiaus, par carfciers) и пучками (de betisi) 4 лен натуральный и расчесанный, хороший и доброкачественный, приготовленный для пряжи и всякого другого сорта лен, лишь бы он был хорош и доброкачественен. Никто не может и не должен продавать расчесанный лен; если он расчесан и обработан не в Париже, так как вне города не умеют так хорошо расчесать и обработать лен, как это делают в городе. Продавец льна может и должен иметь только одну ученицу, если это не его дочь, рожденная в законном браке; эту ученицу нельзя и не должно брать менее, чем на шесть лет обучения, и за 40 су деньгами, или на восемь лет без денег. Ибо, если возьмут более одной ученицы, не будет от этого выгоды ни мастерам, ни ученицам, ибо мастерицы и так загружены тем, чтобы хорошо обучить одну [ученицу]. Продавцы льна в Париже могут брать столько подмастериц, сколько хотят, при условии, что подмастерицы знают работу и что они обучались шесть или больше лет. Подмастерица указанного цеха не должна содержать мастерскую в Париже, если не обучалась шесть или больше лет. Никто из продавцов льна в Париже не может и не должен разносить, ни заставлять разносить для продажи лен в городе Париже, кроме как в рыночный день на Парижском рынке и на паперти собора богоматери в том месте, где торгуют в понедельник, среду и пятницу, по причине того, что плохой лен смешивают с хорошим, чем наносится ущерб королевской кутюме. Если парижский продавец льна привозит лен в Париж указанным образом и внутри лен хуже, чем снаружи, лен должен быть осмотрен старшинами цеха, и если старшины под своей клятвой найдут его плохим, он уплатит королю 5 пар. су штрафа всякий раз, как будет уличен. Никто не может и не должен привозить в Париж для продажи лен из Испании и из Нуайона, так как этот лен недоброкачественен и плох; это было проверено издавна. Каждый, кто нарушит какую-либо из этих статей, платит королю 5 пар. су штрафа всякий раз, как будет уличен; из этих 5 су прюдомы, охраняющие цех, получают 12 денье за их заботу и труды по охране цеха. Каждый продавец льна в Париже, имеющий прилавок на парижском крытом рынке, если его прилавок около королевских стен, платит 2 пар. су ценза за каждый прилавок; те, кто имеют прилавки в другом месте, платят только 12 денье ценза с каждого прилавка. Все люди в Париже и вне его пределов, привозящие лен в Париж для продажи, должны с первого вьюка 2 денье кутюмы и обол в качестве аляжа (hallage). Если они не продадут свой лен в первый день рынка, они должны на второй день только 3 1/2 обола в качестве тонлье и обол аляжа. Тот, кто приносит на себе, должен 3 1/2 обола тонлье и обол аляжа 5... [173]

Статут LVIII

О торговцах коноплей и нитками

Каждый, кто хочет быть торговцем коноплей и нитками из конопли, может быть им свободно и иметь столько подмастерьев и учеников, сколько хочет. Никто не может покупать сырые нитки или сырую коноплю, прежде чем она высохнет и будет хорошо просушена; если кто так делает, платит королю 5 су штрафа 6... Никто не может снимать (lever) коноплю или конопляные нитки, т. е. вынимать из корзины или из вязок, выбирать и делить на четверти (quarterons) для взвешивания королевским весом, кроме присяжных, которые охраняют упомянутый цех от имени короля; кто это нарушает, уплачивает королю 5 пар. су штрафа.

Трое вышеупомянутых присяжных не могут быть продавцами этих товаров, покуда они хотят снимать [коноплю], и при съеме каждой сотни [вязок] конопли или конопляных ниток берут одну турскую монету за свою работу и труды и больше не могут ни брать, ни требовать; они свободны от несения караула, потому что охраняют от имени короля упомянутый цех.

Служанка или слуга продавцов этих товаров не должны принимать участия в торговле этими товарами; но если торговец имеет жену или детей, его жена и его дети могут принимать участие в торговле; если же торговец болен и не имеет жены и детей, он может участвовать в продаже этих товаров [при помощи] служанки или слуги. В этом цехе не может и не должно быть никаких посредников (courratier) 7...

Статут LIX

О торговцах холстом (конопляной тканью)

Кто хочет быть в Париже торговцем холстом, может им быть свободно, лишь бы он знал ремесло и имел средства. Каждый парижский торговец холстом должен за каждый кусок холста, который он продает или покупает оптом, один обол кутюмы, какое бы количество локтей ни содержалось в куске; если же кусок содержит менее 5 локтей, он не должен никакой кутюмы. Никто из торговцев холстом не должен платить кутюму за холст, который продает в розницу на своем прилавке на парижском королевском рынке, кроме только одного обола, которым обязан каждую субботу в качестве кутюмы с прилавка. Чужак из Нормандии или из другого места, который привез холст в Париж на лошади, не может и не должен продавать на королевском рынке в розницу. Если же он так сделает, теряет весь холст, который был разрезан. Так установлено прюдомами цеха, так как король несет убыток в своих кутюмах, ибо чужак должен один обол кутюмы за каждый кусок холста, который он продает оптом, а за все, что продается в розницу на королевском рынке за весь день, следует только обол в качестве кутюмы. Поэтому, если чужак продает в розницу, король терпит убыток в своей кутюме. Никто из продавцов холста в Париже не может и не должен покупать у чужака холст, который чужак начал продавать в розницу, ибо разрезанный холст чужака поступает королю; торговец холстом, который купит, платит королю 5 су штрафа всякий раз, как будет уличен, если только продавец холста не поклянется на святых, что он не знал, что этот [174] человек является чужаком. Каждый парижский торговец холстом, имеющий прилавок, не может и не должен иметь разносчика, так как разносчики уменьшают королевские налоги, ибо король имеет больше кутюмы с того, что продают оптом, чем с того, что продают в розницу. Кто это нарушит, будет оштрафован на 5 су в пользу короля всякий раз, как будет уличен. Разносчики в Париже не должны и не могут располагаться и садиться перед прилавком продавцов холста на парижском рынке; наоборот, они должны ходить по крытому рынку без остановки; если они усаживаются или останавливаются перед прилавками продавцов холста, мешая им продавать их товар, они платят 5 су штрафа всякий раз, как будут уличены. Парижский торговец холстом 8 не должен платить кутюмы с холста, скатертей и мешков, сколько бы он ни покупал и ни продавал... не должен платить кутюму с холста, который он покупает или продает в день праздников богоматери в течение всего дня, если праздник богоматери не приходится на субботу... при покупке в Париже одного куска холста у какого-нибудь человека должен иметь 31 локоть за 30 локтей, если кусок содержит столько; если же кусок содержит больше, он должен получить с большего больше, как положено; и столько же должно быть, когда он его продает, если у него требуют. Так полагается со времени короля Филиппа. Надзиратели парижского крытого рынка должны предоставить прилавки всем парижским торговцам холста прежде, чем предоставлять их чужакам 9...

Статут LX

О булавочниках

Парижские булавочники установили для выгоды и развития ремесла, что каждый должен оставлять работу в повечерье во всякое время года, а именно: в пост — в повечерье, а в мясоед, когда вечером кричит первый глашатай. Каждый мастер может брать и содержать только одного ученика и не может брать и содержать другого, пока не закончится срок обучения [первого]. Когда будет закончено его обучение, ученик не может начать свое ремесло прежде, чем не отслужит и не проработает целый год. Установлено, что никто из мастеров булавочников не может брать ученика, кроме как в присутствии двух мастеров из цеха для ознакомления с договором, а если мастер берет без присутствия двух мастеров цеха, он платит королю штраф в 5 пар. су. Если ученик сбежал или мастер его продал, то [этот] мастер, который взял ученика, не может брать другого, пока [первый] ученик не пройдет [обучения] и не закончит всего своего срока; так же ни тот, ни та, которые его приняли или купили. Если ученик сбежит и кто-либо из мастеров возьмет его на работу, то, если не установлено достоверно, что он закончил обучение у своего мастера, он [второй мастер] будет оштрафован вышеуказанным образом, и ученик у него отнят. Никто из цеха, мужчина или женщина, не может работать после упомянутого часа под угрозой штрафа в 5 пар. су, если это не полировка или острение (enpesier).

Установлено, что члены цеха выберут двух или трех прюдомов, которые будут ходить по мастерским и следить, чтобы никто ничего не нарушал; если же найдут кого-нибудь, мужчину или женщину, которые нарушат эти установления или ошибутся, этим трем или двум [прюдомам] будут верить по их клятве без выставления других доказательств. Если кто-либо, мужчина или женщина, теперь или в будущем, поступит против этих [175] установлений, пусть король его судит, чтобы он не поступал против. Если охраняющие цех прюдомы найдут в этом цехе нечестное и недоброкачественное изделие и если они не смогут быстро найти сержанта, они могут взять изделие и принести показать старшинам цеха, тогда, если те сочтут его плохим, они отнесут его к парижскому прево или его помощникам. Если кто-нибудь, мужчина или женщина, работает в день праздника, присуждается к уплате королю штрафа в 5 пар. су. Все из этого цеха пожелали и установили, что если каждый, кто из этого цеха, что-либо нарушит в будущем или поступит против какой-нибудь вышеупомянутой статьи, уплатит 7 пар. су штрафа, из которых король получит 5 су, а мастера, охраняющие цех, для сержантов и за свои труды — 2 су; король и парижский прево могут добавлять, вводить и устранять по своей воле вышеупомянутые статьи.

Статут LXI

О парижских резчиках-скульпторах (imagiers-tailleures) и тех, кто в Париже вырезывает распятия

Каждый, кто хочет быть парижским резчиком, т. е. вырезывать распятия, черенки к ножам и всякую другую резьбу, какой бы она ни была, которую делают из кости, слоновой кости, дерева и всякого другого материала, какой бы он ни был, может им быть свободно, лишь бы знал ремесло и работал по обычаям и кутюмам ремесла, которые таковы. Никто в этом цехе не может и не должен брать и иметь более одного ученика и не может его брать менее, чем на восемь лет обучения и за 4 пар. ливра, которые должен получить мастер, или на десять лет обучения без денег; но за большую сумму и на больший срок можно брать, если имеется возможность. Мастер, взявший своего ученика, как только ученик пробудет у него семь лет, может взять другого ученика, на какой бы срок он ни взял первого. Каждый мастер этого цеха может вместе с взятым учеником брать указанным образом только своих детей и детей своей жены, рожденных в законном браке. Никто не должен и не может брать ученика, если он не проработал и не обучался у мастера полных семь лет, и следует, чтобы он доказал это под клятвой в присутствии прюдомов цеха, прежде чем взять себе ученика; это установлено прюдомами цеха по причине того, что им кажется, что человек не может обучать другого этому ремеслу, если он обучался у мастера меньше указанного срока. Мастера этого цеха могут иметь столько подмастерьев и рабочих, сколько им нравится; но они не могут и не должны никого брать на работу в качестве рабочих или подмастерьев, пока те не поклялись на святых, что они обучались у мастера и исполняли свою службу хорошо и честно до тех пор, пока мастер их не освободил. Никто не может и не должен работать в праздничные дни, когда весь город празднует, ни ночью, так как ночное освещение недостаточно для работы в их цехе, ибо их ремесло — резьба. Никто из этого цеха не может и не должен делать изображения и распятия, ни другие предметы, относящиеся к святой церкви, кроме как из своего собственного материала, если они не делают их один для другого или для какого-нибудь клирика, или духовного лица, или рыцаря, или знатного человека, которые заказали для собственного употребления. Это установлено прюдомами цеха по той причине, что случалось, что делали эти изделия с изъяном и прюдомов цеха за это порицали. Никто из ремесленников этого цеха не может и не должен делать распятия и изображения из рога, кроме как из целого куска; и это установлено прюдомами цеха по причине того, что делались изображения и [176] распятия из нехорошего и недоброкачественного рога, потому что он был из многих кусков 10... Каждый, кто нарушит какую-либо из этих статей, уплатит всякий раз, как будет уличен, 10 пар. су, 5 — королю и 5 су — братству этого цеха. Прюдомы цеха свободны от несения ночного караула и не должны никакой кутюмы с вещей, относящихся к их ремеслу, которые они покупают или продают, ибо их ремесло предназначено лишь для святой церкви, государей, баронов и других богатых и благородных людей 11...

Статут LXII

О парижских живописцах (paintres) и скульпторах-живописцах (taillieres-imagiers)

Кто хочет, может быть в Париже скульптором-живописцем, лишь бы работал по обычаям и кутюмам цеха и умел их исполнять; и может работать из всякого рода дерева, камня, кости, рога, слоновой кости и делать всякого рода раскраску хорошо и честно. Каждый парижский скульптор-живописец может иметь столько подмастерьев и учеников, сколько захочет, и работать ночью, если есть необходимость. Никто из скульпторов-живописцев не должен кутюму ни за какие вещи, относящиеся к его ремеслу, которые он продает и покупает. Скульпторы-живописцы свободны от несения караула, ибо их ремесло их от этого освобождает на том основании, что оно предназначено только для службы нашего господа, его святых и для почитания святой церкви. Никто из скульпторов-живописцев не должен и не может продавать позолоченную вещь, на которой позолота не была бы сделана по серебру; а если позолота сделана по олову и ее [вещь], не предупреждая, продают за позолоченную, изделие поддельно и нужно совсем соскоблить золото, олово и всякую другую краску; тот же, кто продает такое изделие за позолоченное, должен заново сделать хорошо и честно и должен по честному присуждению парижского прево заплатить королю штраф. Если скульптор-живописец кладет серебро на олово, такое изделие поддельно, если оно не было так заказано или об этом при продаже не было предупреждено; а если оно продано без предупреждения, следует все соскоблить и переделать хорошо и честно и заплатить королю штраф указанным образом. Никакое поддельное изделие не должно быть уничтожено из-за почтения к святым, в воспоминание коих эти изделия были сделаны 12...

Статут LXIII

Об изготовителях растительного масла

Каждый, кто хочет быть в Париже изготовителем растительного масла, может им быть, лишь бы знал ремесло и имел средства. Каждый парижский изготовитель растительного масла может изготовлять масло из оливок, миндаля, орехов, конопли, мака. Каждый парижский изготовитель масла может иметь столько подмастерьев и учеников, сколько хочет, и на такое время, на какое захочет, и может работать днем и ночью всякий раз, как пожелает. Никто из парижских изготовителей масла не должен никаких кутюмов с орехов и с конопли, которые он покупает и продает в Париже, оптом [177] и в розницу, в любом размере, каким бы образом он ни привез в Париж, по земле или по воде; они свободны от этого по причине того, что платят кутюму за масло. Никто из парижских изготовителей масла и никто другой не может и не должен покупать масло у чужака, если оно не измерено присяжными, которые установлены для хорошего и честного измерения под их клятвой как для продавца, так и для покупателя, как для чужаков, так и для своих; но они [покупатель и продавец] могут по своей доброй воле договориться, чтобы масло не было измерено. Мерщик не должен ни брать, ни требовать, согласно клятве — за измерение вьюка более одного денье, с половины вьюка — обол, с меньшего — ничего, ни за посредничество (courratage), ни за что другое; а если они будут в этом уличены, должны быть исключены как клятвопреступники. Тот, кто доставляет (livre) масло, свой ли или чужак, должен заплатить побор за измерение (mesurage). Никто из изготовителей масла не должен никакой кутюмы, ни тонлье с масла, которое продает в розницу, т. е. с масла, продаваемого четвертями; может его сам измерять, сколько бы четвертей ни было. Если же продает вьюками, или половинами, или восьмушками вьюка, он должен тонлье и вышеуказанный побор за измерение (mesurage), если масло измерял мерщик. Никто из изготовителей масла, ни продавец масла, и никто другой, житель ли Парижа или чужак, не будет измерять свое масло, коли не хочет, если между ним и покупателем будет договоренность по поводу меры, как было выше сказано. Вьюк масла должен содержать 28 четвертей, половина — 14 четвертей, четверть вьюка — 7 четвертей; кварта, которой измеряют масло, больше той, которой измеряют вино, более чем на треть, т. е. кварта масла составляет полторы кварты вина. 13

Статут LXIV

Об изготовителях сальных свечей

Каждый, кто хочет быть в Париже изготовителем сальных свечей, может им быть при условии, что пробыл в цехе, в Париже или в другом месте, шесть лет и больше и работал по обычаям и кутюмам цеха, которые таковы. Каждый изготовитель сальных свечей может иметь только одного ученика, если это не его сын, но он может иметь столько подмастерьев, сколько хочет, при условии, что подмастерья пробыли в цехе шесть лет в Париже или вне Парижа. Никто из изготовителей свечей не может брать учеников за деньги или без денег меньше, чем на шесть лет обучения. Ученики обязаны заканчивать свое обучение у жены, если умер мастер, и у мастера, если умерла жена, до тех пор, пока не пройдут шесть лет. Никто из изготовителей сальных свечей не может смешивать свиной жир с салом. Никто из изготовителей сальных свечей не может разносить, ни заставлять разносить свои свечи в воскресенье по городу и вне города. Каждый, кто нарушит вышеуказанные установления, то ли мастер, то ли подмастерье, заплатит 5 су штрафа королю, а поддельные изделия будут отобраны. Каждый изготовитель сальных свечей должен королю за каждый кусок сала весом в 6 фунтов только один обол, а с меньшего — ничего; с 12-фунтовой меры — одно денье, с 24-фунтовой — 2 денье, с большей — больше, с меньшей — меньше — соразмерно. С сотни фунтов сала в кусках, которые нельзя соединить, должен 2 денье, и так с каждой сотни, с большего — больше, и меньшего — меньше: а именно, с 25 фунтов — обол, с меньшего веса вплоть [178] до 6 1/2 фунтов— обол, а с веса меньшего 6 1/2 фунтов — ничего. Какого бы веса ни был кусок сала, лишь бы оно было в одном куске, [даже] если бы весило 1000 фунтов 14, уплачивается только обол. Эта кутюма называется тонлье и должен ее и тот, кто продает, и тот, кто покупает 15...

Прюдомы цеха изготовителей сальных свечей Парижа просят вас, сир парижский прево, чтобы четыре прюдома, которых они вам назовут, дали бы клятву, что будут хорошо и честно охранять ремесло от имени короля и что будут охранять права короля и всех тех, кто имеет к этому отношение, и чтобы эти прюдомы или один из них могли бы иметь власть брать именем короля плохие изделия там, где найдут, и приносить вам, сир парижский прево, для суда и правосудия. Никто из изготовителей сальных свечей не может иметь более двух разносчиков по городу. Прюдомы — изготовители сальных свечей в Париже согласились на эти установления, если вам угодно, сир прево, ради добра и честности и общей выгоды, ибо поддельные сальные свечи слишком убыточны для бедных и богатых и слишком отвратительны. Никто из подмастерьев не может делать свечи у мелких торговцев в Париже, так как мелкий торговец кладет в них сало из требухи и остатки жира, а такое изделие плохое и нечестное; и если оно будет найдено, подмастерье уплатит королю 5 су штрафа, а у мелкого торговца отберут свечи и поступят с ним старшины цеха по своему усмотрению. Никто из подмастерьев не может делать свечи у горожан Парижа, если он не был в цехе шесть лет или больше; а если так поступит, уплатит королю 5 су штрафа. Если мастер — изготовитель свечей посылает своих учеников делать свечи у горожан Парижа, он платит королю 5 су штрафа, если только он не будет вместе со своим учеником во время работы. Все эти установления сделаны всем цехом для выгоды цеха и города.

Статут LXV

Об изготовителях кожаных футляров и ножен

Каждый, кто хочет быть изготовителем футляров и ножен и обрабатывать вареную кожу (cuir bouilli) в городе Париже и округе, может им быть, лишь бы платил королю за караул, талью и прочие повинности, которые платят другие парижские мастера. Каждый мастер указанного цеха может иметь в этом цехе одного ученика, и не может и не должен какой-либо мастер этого цеха брать ученика менее, чем на восемь лет обучения, и не менее, чем за 20 су деньгами; но за большую сумму денег он может брать, или на девять лет без денег. Никто из мастеров этого цеха не может и не должен работать ночью при свете огня или свечи, ибо изделие, сделанное ночью, нехорошее и нечестное. Никто из мастеров или рабочих этого цеха не может работать в праздничные дни, когда весь город празднует, ни в субботу, после вечерни, если только эта работа не для короля, королевы или их детей. Все ремесленники этого цеха могут работать только из коровьей, бычьей, лошадиной, ослиной и телячьей кожи, без применения в работе другой кожи, как старой, так и новой. Никто из ремесленников этого цеха не может и не должен изготовлять футляры для кубков, которые не были бы из трех новых кож от начала до конца, если их не делают из бычьей или из коровьей кожи без телячьей или если это не поддельная [?] отделка (cerche 16). [179]

Никто из ремесленников этого цеха не может делать никаких ларчиков дороже 6 денье без отделки вокруг (cerche en tour), если они не из коровьей кожи.

Никто из ремесленников этого цеха не может и не должен брать подмастерья, который выучился ремеслу вне города Парижа, если подмастерье не представит хорошего доказательства, что он исполнял свои обязанности у того, кто его выучил ремеслу вне Парижа, и служил хорошо и честно. Если случится, что какой-нибудь подмастерье, который выучился своему ремеслу вне Парижа, пришел в Париж и захотел начать свое ремесло в Париже, он может это делать беспрепятственно, но он должен выполнять обычаи и кутюмы этого ремесла. Никто из мастеров упомянутого цеха не может делать футляры и другие коробки, если они не имеют двойного дна и двойной крышки (double fonz desus et desouz).

Статут LXVI

Об изготовителях оправы из латуни, желтой меди и меди к ножнам для мечей и ножей

Каждый, кто хочет быть в Париже изготовителем оправы и колец к ножнам для мечей и ножей из латуни и старой и новой желтой меди, может им быть свободно, лишь бы работал по обычаям и кутюмам Парижа, которые таковы. Никто из мастеров этого цеха не может брать более двух учеников меньше, чем на восемь лет обучения, но на больший срок и за большую сумму он может брать. Мастер цеха, который уже взял двух учеников, не может брать других прежде, чем не пройдут восемь лет, даже если случится, что один из его учеников или оба уйдут. Пусть мастер остерегается и берет хорошее поручительство со своих учеников, что они будут выполнять свою службу хорошо и честно в течение всего вышеупомянутого срока. Но как только пройдут восемь лет, мастер может, если хочет, взять одного или двух учеников. Если кто-либо из мастеров нарушит какую-либо из этих статей, он платит королю 10 су штрафа всякий раз, как будет уличен; из этих 10 су старшины, охраняющие ремесло, имеют 2 су за их заботу и труды, за затраты и расходы, которые они производят при наложении штрафов. Никто из членов цеха не должен работать в праздничные дни, когда весь город празднует, ни в субботу мясоеда после вечерни, ни в субботу поста после повечерия и никогда ночью. Каждый, кто будет работать, уплатит королю 10 су штрафа всякий раз, когда нарушит какую-нибудь статью; с каждых 10 су старшины, охраняющие ремесло, имеют 2 су на основе вышесказанного. Никто не может допустить к работе подмастерья, который нанят или обучается у другого, если ему [мастеру] это известно; если же так поступает, не зная, и ему дают знать, что это чужой подмастерье или ученик, он должен отказаться от него в тот же день, как узнал. А если не откажется, платит королю 10 су, из которых старшины, охраняющие цех, имеют 2 су на основании вышесказанного; и так будут от него отняты подмастерья, ибо чужих людей (chatel) не должен держать.

Никто не может делать заклепанные гвозди для ножа или другой вещи, если они не опилены напильником и чтобы внутри была заклепка для закрепления гвоздя, т. е. гвоздя, который наставляется на черенок ножа; а если кто так сделает, изделие будет уничтожено или сломано, и он заплатит указанные 10 су штрафа, из которых мастера, охраняющие цех, имеют 2 су на основании вышесказанного. Никто не может изготовлять крючки [180] (cranpons), которые не были бы хорошими и крепкими соответственно размеру, куда их прикрепляют, то ли к поясу, то ли к ножнам; если кто так делает, изделие уничтожается или ломается, и он платит вышеупомянутый штраф. Никто не может делать ножны (cospiaus) для ножей и мечей, или пояса, которые не были бы так прочны, что, если они не опилены, они могли бы быть опилены; если кто так делает, изделие уничтожается или ломается, и он платит вышеуказанный штраф. Никто не может делать кольца, если они недоброкачественны и нечестны и не столь крепки, чтобы вынести опиловку и чтобы держать на поясе любые ножны; а если кто-либо так делает, изделие должно быть уничтожено или сломано, ибо оно недоброкачественно, а он уплатит вышеуказанный штраф указанным образом. Никто из изготовителей оправы не может и не должен делать heut 17 к ножам, если heut не весь из одного куска; если же heut состоит из двух кусков, они должны быть доброкачественно спаяны, т. е. пайкой из серебра или из хорошего металла; если кто сделает иначе, изделие не будет хорошим и доброкачественным и оно должно быть уничтожено и сломано, и должен заплатить штраф вышеуказанным образом тот, у кого это изделие будет найдено.

Никто из подмастерьев указанного цеха не может и не должен работать в Париже в этом ремесле у других ремесленников, кроме как у вышеупомянутых мастеров, ибо иначе будет он [мастер] обучать ремеслу больше учеников, чем можно и должно по праву, и если кто поступит против этого, штрафуется указанным образом. Если кто-нибудь из упомянутого цеха, подмастерье или мастер, узнает, что кто-либо нарушает что-нибудь в этом цехе, должен о нем сообщить старшине, который охраняет права цеха от имени короля, и тот будет оштрафован вышеуказанным образом, как только будет об этом известно. Никто из этого цеха не может нанять подмастерья, который работает у [другого] члена цеха, прежде чем тот полностью закончит свою службу; кто так сделает, штрафуется указанным образом. Никто из этого цеха не может сдать изделие, если оно не отполировано, не блестит и не отделано так, как выше указано; если же он сдает [такое изделие], платит штраф указанным образом, т. е. 8 су королю и 2 су тем, кто охраняет ремесло 18...

Статут LXVII

Об изготовителях костяных пластинок для фонарей (pigniers) 19 и о парижских фонарщиках

Каждый, кто хочет быть фонарщиком и пластинщиком из рога и слоновой кости, может им быть свободно и иметь столько подмастерьев, сколько хочет. Каждый фонарщик может иметь только одного ученика на шесть лет обучения и за 40 су деньгами или на восемь лет без денег; но на больший срок и за большую сумму он может брать. Никто из фонарщиков не может работать ночью, ни в праздничные дни, когда весь город празднует, ни в субботу мясоеда после первого звона к вечерне колокола Сент-Инносан, ни в пост после звона к повечерию у Сент-Инносан. Никто из пластинщиков не может и не должен чинить старые пластинки таким образом, чтобы они казались новыми; это изделие поддельное и плохое. Никто [181] из пластинщиков не может и не должен для продажи вставлять в дерево старых фонарей новый или старый рог, так как такое изделие недоброкачественно, если только он не делает это по просьбе какого-нибудь прюдома, который его попросил починить свой старый фонарь или свою старую пластинку. Никто из пластинщиков не может нарушить какую-либо из этих статей, иначе он платит королю 5 пар. су штрафа всякий раз, как будет уличен 20. Никто из пластинщиков и фонарщиков не должен нанимать подмастерья, который служит у другого, прежде чем не закончится его время; а если он так делает, платит королю штраф в 5 пар. су.

Статут LXVIII

О тех, кто делает в Париже таблички для письма 21

Каждый, кто хочет быть в Париже изготовителем табличек для письма, может им быть свободно и работать по дереву всякого сорта, слоновой кости и рогу разного рода, лишь бы работал и делал работу по обычаям и кутюмам ремесла, которые таковы. Каждый парижский изготовитель табличек может иметь только одного ученика, если это не его сын, рожденный в законном браке. Никто из изготовителей табличек не может брать ученика менее, чем на восемь лет обучения за 40 су деньгами, или на десять лет без денег; но за большую сумму и на больший срок он может брать. Никто из изготовителей табличек не может брать ученика, пока ученик и мастер не заплатит 2 су братству, кроме упомянутых денег, которые мастер получает от своего ученика. Ни один ученик не должен приступать к обучению, пока не заплатит 2 су братству. Каждый парижский изготовитель табличек может иметь столько подмастерьев и рабочих, сколько хочет. Никто из изготовителей табличек не может работать ночью при свече, ни в субботу мясоеда после звона к вечерне, ни в субботу поста после звона к повечерию, ни в праздничные дни, когда весь город празднует. Никто из изготовителей табличек не может и не должен нанимать подмастерья, которого держит у себя другой изготовитель табличек, до тех пор, пока тот, к кому подмастерье был нанят, не разочтется с подмастерьем за его службу.

Никто из изготовителей табличек не может и не должен брать для починки или для переделки старые изделия у галантерейщиков и у футлярщиков, если только это не изделия, которые футлярщики или галантерейщики отдают делать только для себя и для собственного употребления. Если кто-нибудь из учеников уйдет от своего мастера по вине мастера, старшина должен взять с него штраф по усмотрению прюдомов, охраняющих цех. Если же ученик уйдет по своему легкомыслию или шалости, мастер не может брать ученика, пока не пройдет 26 недель; после 26 недель он может брать ученика указанным образом. Всякий раз, как ученик по своему собственному легкомыслию уходит от своего мастера и хочет вернуться на свою службу в течение первых 26 недель, может вернуться при условии, что он возместит своему мастеру все затраты, расходы и убытки, которые тот понес по его вине по причине того, что он оставил свое обучение. Ученик, который не захочет вернуться к своему мастеру в течение упомянутых 26 недель, не может приступить к ремеслу, пока не возместит своему мастеру все затраты и расходы, которые были совершены [182] по его вине по причине того, что он оставил свое обучение. Если мастер взял другого ученика в течение 26 недель, а его ученик, сбежавший по собственному легкомыслию, хочет вернуться к ремеслу у другого мастера, а не у своего, для этого он должен возместить все затраты и расходы, которые были совершены по его вине. Но к своему мастеру он не может вернуться, ибо мастер не может иметь более одного ученика.

Никто из изготовителей табличек не может делать таблички, из которых одна была бы из самшита, а другая из бука, и не может употреблять вместе с самшитом другие сорта дерева, если они не более драгоценны, чем самшит, т. е. хороший орех, бразильское дерево и кипарис. Никто из изготовителей табличек не может употреблять сало с воском, и каждый, кто сделает такого рода изделие, платит королю 5 су штрафа, а изделие уничтожается, ибо такого рода изделие недоброкачественно. Каждый, кто нарушит какую-либо из этих статей, уплатит королю 5 су штрафа всякий раз, как нарушит, а поддельное изделие будет уничтожено, как указано выше 22... Парижский прево, если его об этом просят и ему кажется, что так будет лучше, ежегодно заменяет этих двух прюдомов. Изготовители табличек не должны ничего за покупку и продажу товаров, относящихся к их ремеслу. Два прюдома присяжных, охраняющих упомянутый цех, должны получать от всех возмещение всех расходов, которые они несут по охране упомянутого цеха, и в этом им верят по их клятве, исключая уплачивающиеся в первую очередь платежи парижскому прево, если в этом есть необходимость 23...

Статут LXIX

О поварах 24

Это постановление цеха поваров (oyers) [буквально: гусятников] города Парижа. Все, кто хочет держать прилавок или окно для продажи еды (cuisine), должны уметь приготовлять для народа простые и полезные кушанья всякого рода, которые им надлежит продавать. Никто в этом цехе не может брать подмастерья, пока он не обучился ремеслу два года, если он не сын мастера и не знает указанного ремесла; а если сын мастера не знает ничего из ремесла, благодаря чему он мог бы заниматься торговлей, следует ему содержать на свой счет одного знающего подмастерья цеха до тех пор, пока этот сын мастера не изучит, по мнению старшин этого цеха, ремесло надлежащим образом. Если же случится, что кто-нибудь, работающий в этом цехе, поступит против, то уплатит 10 су штрафа, т. е. 6 су — королю и 4 су — старшинам цеха за их труды. За каждого ученика, который будет взят в этом ремесле, мастер, к которому он будет взят, заплатит 10 су, т. е. 6 су — королю и 4 су — старшинам цеха. Никто не может иметь более одного ученика под угрозой штрафа в 10 су: 6 су — королю и 4 — указанным старшинам. Если ученик выкупится, мастер, от которого он выкупился, не может брать другого ученика до тех пор, пока не истечет срок, на который выкупившийся ученик был взят, и нужно, чтобы была составлена грамота договора между мастером и учеником или его друзьями, под угрозой штрафа в 10 су, т. е. 6 су — королю и 4 — старшинам. Если мастер имеет нанятого подмастерья, которого до истечения срока от него переманивает, принимает и нанимает другой мастер, если это не с [183] согласия того, кем он был нанят, [полагается] штраф в 10 су, т. е. 6 су королю и 4 су — старшинам.

Никто не должен покупать гусей, кроме как в месте, гда находятся поля между мостиком Руль (Roulle) и мостом Шайюо (Chaillouau) в предместьях Парижа между Сент-Оноре и Лувром; и не должен отправляться к чужим торговцам для покупки их [гусей] и не входить в компанию торговцев, под угрозой уплаты 10 су, и [не должен] наносить вред торговле покупкой вне указанных мест, за что уплачивается вышеупомянутый штраф в 10 су. Никто не должен варить или жарить гусей, телятину, ягнятину, козлятину и поросятину, если она нехороша и не годится для еды и продажи и не имеет хорошего мозга, под угрозой штрафа в 10 су, 6 — королю и 4 — старшинам. Никто не может более трех дней хранить жареное мясо, предназначенное для продажи и покупки, если оно недостаточно посолено, под угрозой упомянутого штрафа. Никто не может делать сосиски из иного мяса, кроме свинины, и чтобы мясо свиней, из которого они сделаны, было свежим, под угрозой упомянутого штрафа; если будут найдены другие сосиски, их уничтожают. Никто не может варить бычье, баранье или свиное мясо, если оно несвежее и нехорошее, без хорошего мозга, под угрозой упомянутого штрафа. Всякое продаваемое мясо должно быть сварено, посолено и приготовлено достаточно хорошо, а тот, у кого что-нибудь будет найдено из пищи, в которой обнаружатся недостатки, уплатит королю и присяжным упомянутый штраф всякий раз, сколько бы раз он ни был уличен, а пища будет уничтожена. Никто из этого цеха не может продавать кровяную колбасу под угрозой штрафа, так как это опасная пища. Из штрафов, собранных по этим делам и предназначающихся для старшин цеха, третья часть должна идти на поддержку бедных и старых людей этого цеха, которые разорились из-за торговли или по старости. Если какой-нибудь человек находится перед прилавком или окном повара для приценивания или покупки товара и кто-либо позовет его прежде, чем он отошел по своей воле от прилавка или окна, тот уплатит 5 су штрафа: 3 су — королю и 2 — старшинам. Никто не должен хулить мясо другого, если оно хорошее, под угрозой 5 су штрафа.

Статут LXX

О продавцах птицы

Никто не может быть продавцом птицы в Париже, если не купил ремесло у короля; а продает тот, кто его купил у короля, одному дороже, другому дешевле — так, как ему кажется лучше. Каждый продавец птицы в Париже может иметь столько подмастерьев и учеников, сколько хочет. Каждый, кто купил ремесло продавца птицы, может, уплатив кутюму, которая полагается с каждого товара, продавать всякие товары, кроме восковых изделий, пресноводной рыбы и всякого рода мелких товаров. Каждый парижский продавец птицы, который продает птицу и дичь без всяких мелких и других товаров, не должен никаких кутюм за товары, которые он покупает или продает, кроме 4 денье, которые каждый продавец птицы ежегодно должен королю на восьмой день после дня св. Денизы; и если он не уплатит в назначенный день 4 денье, штрафа не платит, но тот, кто собирает кутюмы от имени короля, может взять в залог его дом, если имеет с собой сержанта из Шатле. Если какой-нибудь продавец птицы покупает какие-нибудь товары, относящиеся к его ремеслу, и кто-нибудь, кто не купил этого ремесла, хочет участвовать в покупке, он не может и но [184] должен так делать, будь то горожанин, житель (estagier) Парижа или кто другой. Жена продавца птицы может заниматься ремеслом продавца птицы после смерти мужа так же свободно, как если бы ее муж был жив. Если она выйдет замуж за человека не из этого цеха и хочет заниматься ремеслом, ей надлежит купить ремесло указанным образом; также надлежало бы ей купить ремесло, если бы ее [второй] муж был из цеха, но не покупал ремесло, так как мужчина не подчинен женщине, но женщина подчиняется мужчине. Женщина, не имеющая мужа, может купить ремесло продавцов дичи и быть продавщицей птицы так же свободно во всем, как мужчина. Никто, мужчина или женщина, не должен разносить, ни заставлять разносить для продажи битую домашнюю птицу и дичь, кроме как у парижских ворот 25 или на новой улице перед собором богоматери все дни в году, а на рынке Шампо (Champiax) 26 только в субботу. Это установлено прюдомами цеха, потому что [иногда] дичь и домашнюю птицу слишком долго держат и становится подозрительным, не плохая ли она и не протухшая ли.

Никто из продавцов птицы и никто другой не может и не должен относить или посылать товары, относящиеся к их ремеслу, кроме как на рынок в двух лье от Парижа во всех направлениях, пока король в Парижа или в [Венсенском] лесу в парламенте или вне парламента 27...

Тот, кто носит другие товары, кроме указанных выше, теряет товары, которые должны быть отданы через присяжных нищим в госпитале или бедным узникам в Шатле. Если кто-нибудь продает товары иначе, чем было выше указано, во время пребывания короля в Париже, он платит королю штраф в 6 пар. су; из этих 5 су вышеуказанные прюдомы-присяжные должны получить 12 денье из рук парижского прево в возмещение расходов, которые они несут, собирая штрафы 28...

Статут LXXI

О парижских изготовителях игральных костей (deiciers)

Каждый, кто хочет быть в Париже изготовителем игральных костей, делать тавлеи (dez a tables) и шахматы из кости, слоновой кости, рога и всякого другого материала и металла, может им быть свободно, лишь бы работал по обычаям и кутюмам цеха, которые таковы. Никто из изготовителей игральных костей не может и не должен иметь более одного ученика, если только это не его сын, рожденный в законном браке. Если изготовитель игральных костей берет ученика, он не может его брать менее, чем на восемь лет обучения и за 20 пар. су, которые ученик уплачивает за обучение, или на девять лет без денег; но за большую сумму и на больший срок он может брать, если имеет возможность.

Если изготовитель игральных костей взял своего ученика, он может и должен взять другого ученика, как только пройдет семь лет, но раньше, чем пройдет семь лет, он не может этого делать, хотя бы ученик ушел от него по своему легкомыслию. Никто из изготовителей игральных костей не может и не должен работать ночью, ни в праздничные дни, когда весь [185] город празднует. Никто из изготовителей игральных костей не может и не должен уводить или перехватывать учеников один у другого, прежде чем не закончится их время обучения, ни нанимать подмастерья или слугу один у другого прежде, чем они не сделают и не закончат свою службу.

Если кто-нибудь из учеников парижских изготовителей игральных костей или кто-либо из их подмастерьев убежит или уйдет прежде, чем закончит срок службы, и наймется к какому-нибудь человеку из цеха вне города Парижа и этот человек принесет или пошлет в Париж какие-нибудь товары своего ремесла для продажи, ни один изготовитель игральных костей в Париже не может и не должен покупать никакие из вышеуказанных товаров от этого работника (ouvrer) до тех пор, пока тот не выгонит от себя подмастерья или ученика парижских изготовителей игральных костей, если этот работник не захочет поклясться на святых и дать залог в том, что он выставит из своего дома вышеупомянутого ученика или подмастерье в трехдневный срок после своего возвращения домой.

Если какой-нибудь парижский изготовитель игральных костей покупает кости у чужака в Париже или вне Парижа и приносит в свою мастерскую, он не может и не должен их выставить [на продажу] прежде, чем прюдомы — присяжные цеха увидят и осмотрят эти товары, чтобы определить, хороши ли они и доброкачественны или нет. Никто из изготовителей игральных костей не может и не должен покупать изделия своего ремесла, прежде чем он не увидит их готовыми и отделанными, ибо иногда случалось, что были споры из-за того, что кто-нибудь покупал по условию и оказывалось, что [изделие] нехорошо и нечестно сделано, не так чисто, как следует. Никто из изготовителей игральных костей не может и не должен изготовлять и покупать свинцовые кости, какие бы очки ни выкидывались и с чем бы они [кости] ни были, со ртутью или со свинцом, потому что такие изделия поддельные и должны быть уничтожены. Никто из изготовителей игральных костей не может и не должен делать или покупать испорченные кости (mespoins), т. е. так, чтобы все были с одним очком, или все с двумя очками, или все с тремя, с четырьмя, или с пятью, или с шестью; также кости с двумя 2, или с двумя 1, или с двумя 5, или с двумя 3, или с двумя 4, или с двумя 6, которые называются чет и нечет. Никто из изготовителей игральных костей не может и не должен делать, ни покупать кости longuez, т. е. натертые (frotez) камнем 29, потому что такое изделие поддельно; а также натертые камнем кости, которые выкидывают 4 и 3; если они не были натерты (ters), можно их делать; но [нельзя делать] костей, натертых каким бы то ни было образом, ибо они поддельные 30.

Каждый, кто нарушит какую-нибудь из вышеуказанных статей, уплатит королю штраф в 5 пар. су всякий раз, как будет уличен, и все такие поддельные изделия должны быть уничтожены [и должен быть уплачен] упомянутый штраф 31...

Статут LXXII

Об изготовителях пуговиц и наперстков из желтой меди, меди и латуни

Каждый, кто хочет быть в Париже изготовителем пуговиц из желтой меди и латуни, новой и старой меди и делать дамские наперстки для шитья, [186] может им быть свободно, лишь бы был достойным и честным и работал в ремесле хорошо и честно и доказал, что обучился у мастера тому, чему должен был обучиться. Никто из пуговичников не может иметь более одного ученика, если это не его сын, рожденный в законном браке; если же он так делает, платит королю 10 су штрафа и лишается ученика. Никто из пуговичников не может иметь ученика менее, чем на восемь лет и за 40 су деньгами, или на десять лет обучения без денег, но на больший срок и за большую сумму он может брать. Ученик, который взят за деньги или без денег, платит 5 су братству пуговичников, или же [платит] его мастер, если хочет заплатить за него; если же ученик начнет обучение прежде уплаты, то уплатит королю 10 су штрафа. Никто из пуговичников 32 не может делать пуговицы, у которых одна половина больше другой; эти пуговицы пуговичники называют bescoz; кто их делает, платит королю 5 су штрафа и теряет пуговицы; ...не может делать пуговицы, которые недобросовестно и нехорошо спаяны, т. е. две половинки (bras) и в середине omement 33; если их так делают, платят королю 5 су штрафа; ...не должен продавать или иметь сломанное изделие, т. е. треснувшее там, где оно должно быть спаяно, и тот, у кого подобное изделие будет найдено, теряет изделие и платит королю 5 су штрафа; ...не может работать в праздничные дни, которые объявлены праздниками в его приходе; а если он так делает, платит королю 10 су всякий раз, как будет уличен; ... не может нанимать человека не из цеха пуговичников; если он так делает, платит королю 5 су штрафа всякий раз, как будет уличен, как женщина, так и мужчина; ...не может работать ночью, так как ночное освещение недостаточно для работы в их ремесле; если он так делает, он платит королю 10 су штрафа всякий раз, как будет уличен.

Мастер-пуговичник, нанявший подмастерья, работающего у другого, платит королю 10 пар. су, а подмастерье, нанявшийся во время работы у другого, платит королю 5 су штрафа. Никто из подмастерьев не может наняться на работу в цех пуговичников, прежде чем он не даст клятву, что будет поддерживать упомянутый цех хорошо и честно; если же кто-либо узнает, что его мастер или кто-нибудь другой нарушил какое-нибудь установление этого цеха, должен сообщить прюдомам, охраняющим цех от имени короля; а если какой-нибудь мастер возьмет подмастерье прежде, чем тот даст клятву, платит королю 5 су штрафа. Тот, у кого в мастерской будет работать [такой] подмастерье, платит королю 5 су штрафа, а тот, кто это докажет, освобождается [от штрафа]. Никто из пуговичников не может приступить к работе в цехе пуговичников, если не докажет парижскому прево, что он честный и порядочный человек; ....не должен ничего за вещи, относящиеся к его ремеслу, которые он покупает или продает, кроме ценза с прилавка, который они платят королю, т. е. с каждого прилавка в 6 футов — 12 су, с большего — больше, с меньшего — меньше, но больше не платят ни на ярмарке, ни вне ярмарки; ... не может разносить в рыночные дни, т. е. в пятницу и субботу, пока есть пустые прилавки. А если у пустого прилавка нет мастера, т. е. человека, который держит его за ценз от короля или снял его, и никто ничего туда не положил, смотрители рынка (haliers) могут положить вещи разносчика на прилавок и взять с него эталяж.

Пуговичники должны оставлять работу в мясоед при первом крике вечернего глашатая, а в пост — когда прозвонят или еще звонят повечерие; [187] каждый, кто будет работать позже этого часа, будь то мастер или подмастерье, платит королю 5 су штрафа 34...

Никто из пуговичников не должен и не может делать плоские пуговицы, которые бы не имели правильную округлость соответственно их величине; если же он так делает, пуговицы отбираются, и он платит королю штраф 5 су.

Стaтут LXXIII

Это уставы банщиков 35

Каждый, кто хочет быть банщиком в городе Париже, может им быть свободно, лишь бы работал по обычаям и кутюмам цеха, установленным всем цехом, которые таковы: никто, мужчина или женщина 36, не выкрикивает и не заставляет выкрикивать свои бани до того, как наступит день, из-за бедствий, которые могут случиться с теми, кто поднимается при этом крике, чтобы идти в бани; ...не должен устраивать из своих домов днем и ночью публичных домов и держать там ночью прокаженных мужчин или женщин, бродяг и других опасных людей; ...не должны затапливать баню в воскресенье или в праздничные дни, когда весь город празднует.

Любой человек своему банщику платит за мытье 2 денье, а если он еще купается, он платит 4 денье; и поскольку иногда дрова и уголь бывают дороже, чем в другое время, и кто-нибудь пожалуется, парижский прево устанавливает подходящую умеренную цену соответственно времени по донесению и клятве добрых людей этого цеха, каковые условия банщики и банщицы обещались и поклялись выполнять твердо и постоянно, без нарушений. Каждый, кто нарушит в этом цехе что-нибудь из установленного, платит штраф 10 пар. су, из которых королю — 6 су, а остальные 4 — старшинам, охраняющим цех, за их труды.

Этот цех будет иметь трех прюдомов цеха, выбранных нами с согласия всех или большинства [членов цеха], каковые поклянутся парижскому прево или его помощникам, что будут хорошо и честно охранять цех и обо всех нарушениях, о которых они могут знать или обнаружат в цехе, они сообщат парижскому прево или его помощникам, и их парижский прево будет назначать и смещать всякий раз, как ему будет угодно. Если случится, что кто-нибудь из этого цеха сдаст свой дом или баню какому-нибудь человеку, который поступит против указанных статей, и при этом будут сделаны какие-либо расходы, чтобы охранить права цеха, расходы падут на всех членов цеха или на того, кому это надлежит. Эти вышеуказанные постановления были составлены и приняты с согласия членов этого цеха.

Статут LXXIV

О парижских горшечниках 37

Каждый, кто хочет быть парижским горшечником, может им быть, лишь бы имел средства и знал ремесло. Каждый горшечник может иметь [188] столько подмастерьев и учеников, сколько хочет и сколько надо, и обучать своих учеников столько времени, сколько хочет, и не должен ничего за вещи, которые покупает или продает в своей мастерской, из того, что относится к его ремеслу. Если горшечник приносит свои горшки на парижский рынок для продажи, он должен заплатить королю за свое место 3 су в год, половину — на пасху, а другую половину — в день св. Ремигия. Каждый горшечник должен каждую субботу, если у него есть на рынке горшки, отдать один горшок ценою в майль 38 в качестве тонлье, продаст ли он [горшки] или нет, и два горшка ценою в обол. Если же горшечник не приносит и не поручает принести свои горшки на рынок, он не должен платить ни 3 су, ни горшка ценою в майль. Горшечник не может работать на круге ночью, а если он так делает, он платит королю штраф 5 су, так как ночной свет недостаточен, чтобы работать на круге. Никто из горшечников не должен платить ни пеаж, ни кутюму за изделия своего ремесла, которые он приносит на себе. Никто из горшечников не должен работать в праздничные дни, когда весь город празднует; если он так делает, он должен королю 5 су штрафа. Никто из горшечников не может начинать ремесло горшечника в Париже без разрешения старшин до тех пор, пока не заплатит королю 5 су и 5 су — братству 39...

Статут LXXV

О галантерейщиках (merciers)

Каждый, кто хочет быть галантерейщиком в Париже, может им быть, лишь бы имел средства, знал ремесло и исполнял обычаи и кутюмы цеха, которые таковы. Парижские галантерейщики могут иметь двух учеников или учениц или двух подмастериц на такое время, на какое хотят, и за такую сумму, какую могут. Никто из членов цеха, мужчина или женщина 40, не может набирать основу ткани для головных уборов, лент, кошельков или других изделий, каковы бы они ни были, из ниток или оческов вместе с cuerde soie, так как такие изделия нехороши и должны быть разрезаны и уничтожены; ...не может и не должен делать рельефных или сетчатых (trebuchiez) тканей не из хорошего шелка или не из хороших обрывков (chies) без ниток и оческов; ибо иного рода изделия нехороши и должны быть разрезаны и уничтожены; ...не может делать ткань для головных уборов с жемчугом, кроме как из шелка или оческов, без ниток и без хлопка, ибо подобное изделие, отделанное жемчугом, должно быть хорошим, и если кто его сделает иначе, чем из шелка или оческов, оно должно быть разрезано и уничтожено; ...не может делать головные уборы, подвязки или ленты на пергаменте или на холсте, не может нашивать поддельный жемчуг, белые или позолоченные жемчуга 41, если только они не из серебра; ибо такие изделия поддельны и должны быть разрезаны и уничтожены; ...не может употреблять для тканей, для головных уборов, лент и отделанных жемчугом подвязок ничего, кроме золота или серебра, ибо такие изделия поддельны и должны быть разрезаны и уничтожены.

Впредь никто не может употреблять для отделки головных уборов и подвязок ткань, которая не была бы из оческов или chief de soie, без ниток и хлопка, ибо такие изделия поддельны и должны быть разрезаны и [189] уничтожены;... не может отделывать луккским золотом ткань для головных уборов, подвязок или лент с хорошим жемчугом, но только хорошим золотом или тонким шелком; ... не может делать, ни покупать сарацинские кошельки, где нитки и хлопок смешаны с шелком, так как нельзя употреблять нитки и хлопок вместе с шелком; это обман тех, кто в этом деле не разбирается; ... не может делать или продавать за 24 су и дороже ткань, от начала до конца протканную кованым серебром, разве что в ней серебра больше, чем шелка. Иногда случалось, что в ней бывало вдвое больше шелка, чем серебра, так что люди, не разбирающиеся в этом, были обмануты; ... не может для продажи или для собственного приобретения брать старую ткань, старую отделку, старые головные уборы и покрывать их шелком, отделывать жемчугом или серебром, так как нельзя соединять старые вещи с новыми; ... не может заставлять делать или покупать изделия из дутого серебра (ouevre cruese d'argent) или изделия из серебра с железной оковкой (cleee de fer), потому что это поддельные изделия и они должны быть разрезаны и уничтожены.

Если кто-либо нарушит какую-нибудь из этих статей, его изделие будет разрезано и уничтожено, а сам он уплатит 12 пар. су штрафа, т. е. 8 су — королю и 4 су — за труды четырем прюдомам, которые охраняют этот цех; каковые четыре прюдома избираются всем цехом и дают перед вами клятву на святых, что будут добросовестно и честно охранять этот цех и сообщат прево или его помощникам обо всех преступлениях и нарушениях, которые обнаружат в этом цехе.

Статут LXXVI

О старьевщиках

Никто не может быть старьевщиком в Парижском округе, т. е. продавцом или покупателем платьев, старого белья или шерстяной одежды и всякого рода старых и новых кожаных вещей, если он не купил ремесло у короля; а продает его от имени короля дворцовый эконом (mestre chamberier) короля или его помощники, а эконому король дал [это ремесло] на сколько ему будет угодно; и продает этот эконом одному дороже, другому дешевле, так, как покажется ему лучше. Дворцовый эконом или его помощники могут и должны продавать ремесло только порядочному и честному человеку, о котором имеется хорошее и достаточное свидетельство, что он порядочен и честен; если у старьевщика находят подозрительные вещи (enterz), охраняющий цех старшина дает свидетельство, что он порядочен и честен. И плохо будет, если он засвидетельствует, что тот порядочный и честный человек, не зная его или не получив такого свидетельства от добрых и честных людей. Старшина, охраняющий цех от имени дворцового эконома, должен являться к парижскому прево всякий раз, как его туда потребуют для свидетельства о старьевщике; когда [кто-либо] бедный или богатый задержан из-за каких-либо подозрительных вещей и называет себя старьевщиком, его освобождают лишь в присутствии старшины цеха и по его свидетельству по причине случающихся фальшивых заявлений, т.е. когда задержанные с подозрительными вещами называют себя старьевщиками, не будучи ими: это — вид кражи.

Никто не может быть старьевщиком в Парижском округе, если он не поклялся на святых в присутствии старшины и не менее двух прюдомов цеха, что он будет честно и хорошо соблюдать ремесло по обычаям и кутюмам цеха, которые прюдомы цеха соблюдали и теперь соблюдают, [190] т. е. что не будет покупать у заведомых воров и воровок, в публичном доме или в таверне, если он не знает продавца, [не будет покупать] мокрые или окровавленные вещи, если не знает, откуда взялись кровь или вода, [не будет покупать] от прокаженного или прокаженной в парижском округе, ни какой-либо одежды, относящейся к религии, если она не разорвана от износа. Если кто-нибудь поступит против этих статей, он теряет ремесло всякий раз, как поступает против, и не может и не должен заниматься этим ремеслом ни как продавец, ни как покупатель, прежде чем вновь. не купит ремесло и не даст клятву вышеуказанным образом.

Никто из старьевщиков, согласно клятве, не может и не должен переваливать сукно, покупать или продавать перевалянное сукно или бракованные (tudelee) вещи, т. е. вещи, окрашенные краской из ольховой коры и железных опилок или другой поддельной краской, т. е. из сумаха (fuel) или из других вещей, натягивать (tendre en arc) какую-либо одежду на стенку или на раму, делать гамаши из грубого сукна (galebrun ne disenbrun), продавать и покупать одежду из войлока. Если кто нарушит какую-либо из этих статей, изделие будет поддельным и должно быть уничтожено. Никто из старьевщиков не может пропитывать шерсть серой или какую-либо шерстяную вещь enguermeuser, т. е. пропитывать смесью угля и растительного масла; а если он так делает, изделие будет поддельным и должно быть уничтожено на рыночной площади. Все эти вещи может забирать тот, кто охраняет цех от имени дворцового эконома, в каком бы месте он их ни нашел, и заставляет их уничтожить на рыночной площади в присутствии прюдомов цеха и по их совету без предупреждения прево и смотрителя дорог (voier). Старшина этого цеха может забирать и отнимать все escroe 42 из кожи или из шерсти, на ком бы он их ни нашел, если тот, на ком они были найдены, не приведет поручителя; если же он не может найти поручителя, эти escroe остаются у старшины, хотя бы эти вещи были приделаны к шляпе или к какой-либо одежде.

Старьевщики могут иметь столько подмастерьев и учеников, сколько хотят, за деньги и без денег, на продолжительный или короткий срок. Старьевщики, подмастерья и ученики подсудны старшине цеха по всем делам, относящимся к их ремеслу, из какого бы места они ни были, как в делах по торговле, по торговым кампаниям (conpaignie de la marchandise), по долгам и торговле, по прибылям или убыткам в торговле, так и по всем прочим нарушениям или делам, относящимся к торговле. Если кто-нибудь из мастеров жалуется старшине на другого члена цеха и говорит, что имел долю в каких-нибудь одеждах, которые были проданы в его присутствии, ему должно верить по его слову без каких-либо других доказательств, если другая сторона не говорит, что при покупке этих одежд были люди, хорошо знающие правду в этом деле, и не требует, чтобы их выслушали; тогда старшина-судья должен заставить поклясться его и свидетелей, и то, что свидетели покажут, старшина должен утвердить и выполнить. Если кто-нибудь из цеха вызван старшиной, он должен прийти; если не придет, он должен уплатить старшине штраф 4 денье; если он придет, сознается или нет, платит старшине 4 денье штрафа; если отрицает, а его вину докажут, тоже должен 4 денье. 4 денье штрафа берет старшина как с того, кто сознается, так и с того, кто отрицает и чью вину докажут, [несмотря на] его отпирательство, по причине того, что в этом суде нет штрафа за пренебрежение к суду (despit) 43; но не может взимать штраф более, чем в 4 денье, по поводу одного спора и с одного [191] запрещения (deffans), с одного залога, с одного долга, признанного, непризнанного или доказанного. Если кто-нибудь из этого цеха оскорбляет или наносит оскорбление старшине цеха, или кому-нибудь из его сержантов, или кому-нибудь другому во время суда перед старшиной, он должен уплатить штраф тому, кого оскорбил, и старшине по справедливому усмотрению старшины. Если же он не хочет это делать, старшина может ему запретить [заниматься ремеслом] и приказать, чтобы он не покидал дома (l'ostel), кроме как для уплаты королевского налога (? — ne que il n'en porte le droit lou Roy). Если же он настолько безрассуден, несговорчив и упрям, что не хочет повиноваться приказанию старшины, или платить старшине свой штраф, или выполнить то, что было решено в присутствии старшины, или прийти по вызову в суд, старшина может взять все относящееся к ремеслу имущество, которое у того безумца и упрямца будет на открытом рынке всякий раз, как он найдет его [имущество] на рынке. Если же он их силой себе вернет (rescouoit) или не принесет на рынок никаких вещей, относящихся к его ремеслу, старшина должен сообщить парижскому прево, и парижский прево должен отнять у него силой и утвердить то, что хорошо и честно было сделано в присутствии старшины старьевщиков, и заставить уплатить старшине штраф за нанесенное насилие и отдать положенные тому штрафы.

Все подмастерья-старьевщики, все подмастерья-перчаточники и все подмастерья-скорняки должны каждый ежегодно старшине старьевщиков одно денье в троицу; и за эти денье старшина по требованию каждого-подмастерья этих цехов обязан вызывать к себе всех из цехов всякий раз, как это им будет нужно. Если кто-нибудь из этих подмастерьев не платит упомянутое денье, старшина может взять его жалованье или запретить, чтобы ему давали работу, пока он не удовлетворит старшину. Если какой-нибудь подмастерье из этого цеха не приходит по вызову старшины или не выполняет каких-либо приказаний старшины, старшина может запретить ему заниматься ремеслом, если он не находит у него каких-нибудь его вещей, которые он мог бы взять за штраф, и заставить выполнить свое приказание. Если же кто-нибудь возьмет его на работу вопреки приказанию старшины, он уплатит вышеуказанный штраф, и может с ним старшина поступить вышеуказанным образом.

Старьевщики имеют долю один у другого в вещах, которые продаются и покупаются в месте, отведенном для их ремесла. Если какой-нибудь старьевщик не может идти на рынок, он может послать подмастерье из числа своего семейства (lignage), лишь бы он был его учеником, или свою жену, или кого-нибудь из своих детей; но он может вместо себя направить только одного из таких людей. Тот, кто выкрикивает по городу старое платье на продажу (la cote et la chape) и купил ремесло старьевщика вышеуказанным образом, может покупать и продавать вещи, относящиеся к этому ремеслу, но он не может иметь [долю] ни с каким старьевщиком — так же как и с чужаками — в каких-либо вещах, которые перед ними продаются и покупаются; но старьевщик может иметь долю с чужаками; никто из старьевщиков не может входить в долю с человеком, который покупает для своего употребления; на ярмарке они могут входить сообща в долю друг с другом, т. е. те, кто выкрикивает старое платье на продажу, и чужаки — со старьевщиками, а старьевщики — с чужаками и продавать и покупать сообща, пока длится ярмарка, уплачивая кутюму. Если же [те], кто ходит по городу Парижу, выкрикивая старое платье на продажу, хотят вернуться к тому, чтобы входить в долю с прюдомами этого цеха, им следует прекратить выкрикивать в городе старое платье на продажу и заново купить это ремесло и дать клятву указанным образом. [192] Запрещено тем, кто выкрикивает старое платье на продажу, иметь долю с прюдомами этого цеха вышеуказанным образом по той причине, что с продажей старого платья ходят по домам, рано и поздно, и по публичным домам, и по тавернам и торгуют каждый день. Если кто-нибудь из тех, кто ходит, выкрикивая старое платье на продажу, полностью хочет иметь ремесло старьевщика, т. е. если он хочет иметь долю в том, что будет продаваться и покупаться на этом рынке, тогда ему надлежит заново купить это ремесло вышеуказанным образом и прекратить выкрикивать старое платье на продажу. Каждый старьевщик в Париже может покупать и продавать в своем доме хорошие и доброкачественные товары, уплачивая налоги королю. Если кто-либо из старьевщиков купит какую-нибудь одежду, какова бы она ни была, на соседней ярмарке, т. е. в Сен-Жермен-де-Пре, в Сен-Ладр, на ярмарке Ланди и в Сен-Дени, и эта одежда, какова бы она ни была, кроме одежды для службы в церкви, будет заподозрена (entercez) и доказана [как украденная], тот, кто ее заподозрил (entercierres), получит обратно свою одежду, а старьевщик — свои деньги при условии, что он сможет доказать, что он купил на одной из указанных ярмарок во время ее существования. Так соблюдалось прюдомами этого цеха со времен короля Филиппа, и установлено это по причине того, что на ярмарках свободно продают и покупают, что они учреждены для всех купцов при свободном проходе туда и обратно.

В этом цехе есть одни старьевщики — только плательщики обана, а другие — только старьевщики, а иные — и старьевщики и плательщики обана одновременно. Старьевщики покупают ремесло вышеуказанным образом, т. е. каждый, кто хочет быть плательщиком обана при скупке и продаже новых и старых мехов и старьевщиком белья и старых и новых шерстяных вещей, должен быть жителем парижского округа и платить королю за это ремесло 25 денье обана и старшине, охраняющему цех, 14 денье и 12 денье компаньонам на выпивку. Каждый плательщик обана этого цеха ежегодно должен королю 6 су и 8 денье, но больше ничего не должен за это ремесло, ни за продажу, ни за покупку, ни тонлье, ни какую-либо кутюму, только аляж и эталяж. Если кто-либо является плательщиком обана и купил обан вышеуказанным образом, он может быть старьевщиком, продавать и покупать всякие вышеуказанные вещи, т. е. старые и новые меха, новое и старое тряпье, старое и новое белье или шерстяные вещи, старые и новые кожи, и может делать это свободно без покупки ремесла, уплачивая только за вещи, с которых это положено; но он не имеет доли в продаже или в покупке каких-либо из этих вещей вместе с компаньонами цеха, т. е. с теми, кто является старьевщиками, или с теми, кто является плательщиками обана; старьевщики имеют долю в ремесле старьевщиков со всеми, кто это ремесло купил, кто бы он ни был, лишь бы покупал для перепродажи, то ли старьевщик, то ли кто другой. Старьевщики, которые не являются плательщиками обана, имеют долю со всеми, кто покупает для перепродажи, но с плательщиками обана не имеют доли, если они уже не сторговали товаров и не выпустили их, иначе они их отдают в руки плательщиков обана. Старшина этого цеха не может и не должен никого заставлять как покупать ремесло старьевщика, так и уплачивать обан, но [тогда] тот не будет иметь доли в продаже и покупке вещей, как выше сказано, с членами цеха.

Те, кто ходит по городу Парижу, выкрикивая старое платье на продажу, и еще другие люди, не знаю какие, установили недавно рынок в подозрительном месте, а именно, у Сен-Северена, где площадь не так велика, и притом ночью, т. е. после звона к вечерне и до призыва к зажиганию огня; этот рынок следовало бы закрыть, если королю будет угодно, [193] ибо его права нарушены и многим людям нанесены убытки разными способами, ибо там продают подозрительные и плохо взятые (mal prises) вещи и многие люди покупают там поневоле плохие товары от тех, кто плохо их взял 44...

Прюдомы цеха говорят, что они отягощены тем, что уже 10 лет те, кто заведует караулом от имени короля, не хотят давать освобождения в вышеперечисленных случаях 45 членам цеха через соседей или слуг, но требуют и зовут их жен собственной персоной — красивых, некрасивых, старых, молодых, слабых или беременных, чтобы те получили освобождение для мужа. Это очень дурно и плохо, чтобы женщина сидела в Шатле дотемна, пока не назначат караула, а затем шла в такой час по такому городу, как Париж, одна, со слугой или со служанкой или без них по чужим улицам до своего дома. И по причине такого освобождения бывали несчастья, грехи и бесчестья. Поэтому прюдомы этого цеха просят и умоляют доброго короля, если ему угодно, чтобы они получали освобождение через подмастерьев, служанок или соседей.

Статут LXXVII

О кошелечниках и изготовителях кожаных штанов

Каждый, кто хочет вступить в цех и делать кошельки, кожаные штаны и другие изделия, относящиеся к этому ремеслу, может это сделать, если купит ремесло у короля. Установлено, что, когда он его купил, он не может заниматься ремеслом прежде, чем заплатит старшинам сапожников (sueurs) 16 денье, и не может и не должен работать в этом цехе в городе Париже, если он ежегодно не платит 3 су обана королю и не несет караул; и благодаря этому он свободен от всех тонлье с кожи, которую покупает в парижском округе, кроме оленьей кожи, за которую он должен 2 денье с 20 шкур.

В день ярмарки в Сен-Жермен каждый должен 2 денье за свое место, идет он туда или нет. И ежегодно на пасху — по 6 денье в качестве мелких кутюм королю, и по 3 денье в каждый иванов день, и ежегодно на рождество по 6 денье, также в качестве мелких кутюм королю, и по 3 су королю ежегодно на ярмарке Сен-Ладр за обладание местом, там, где они его обычно имеют. Поэтому весь этот цех просит вас, чтобы запретили разносчикам кошельков, которые живут этим ремеслом, разносить далее изделия по городу Парижу, если они не делают их честными и хорошими, выдубленными с помощью квасцов и с полной подкладкой внутри кошельков, так чтобы кошельки стоили дороже 3 майлей. Весь цех парижских кошелечников снова хочет, чтобы никто не мог разносить по городу Парижу, кроме не содержащих мастерских, кошелечников, или их жен; если же кто содержит мастерскую, он может посылать своего подмастерья, а если не имеет мастерской, он может пойти лишь сам или послать свою жену, разве что будет у него какое-нибудь оправдание.

Следует знать, что изделие, в котором оленья кожа и сверху и снизу,— хорошее, и изделие из лошадиной кожи — хорошее, и изделия из свиной кожи — хорошие, если только свиная кожа стоит 8 денье. Следует знать, что если кто сделает штаны из квадратных кусков (саrre) бараньей кожи сверху и снизу,— это плохое изделие; нехороши и кошельки из окрашенной кожи (d'alue); кошельки, в которых подкладка не идет от начала до [194] конца, тоже нехороши, а штаны из коровьей кожи хороши. Следует знать, что, если человек приторговывает товары у продавца из этого цеха на его прилавке, его сосед не может выйти из своей мастерской для показа своих товаров тому, кто хочет купить у его соседа, прежде чем покупатель уйдет от мастерской, где он приторговывал.

Никто из мастеров этого цеха не должен иметь в обучении более одного ученика; он может брать на столько лет, сколько хочет, и за такую сумму денег, какую мастер и ученик хотят или на какой согласятся. Можно работать днем и ночью, лишь бы делали хорошие и доброкачественные изделия. Следует знать, что каждый, поступивший против вышеуказанных статей, платит королю 3 су штрафа и 2 су их братству. Поэтому они просят вас, чтобы вы им поставили таких хороших и разумных людей из цеха, чтобы они хорошо и честно знали ремесло и хотели охранять [цех].

Комментарии

1. Начало см. в сб. "Средние века", вып. X.

2. О прюдомах (их трое), как в статуте VIII.

3. О талье, как в статуте III.

4. Значение неясно.

5. О двух прюдомах, карауле и талье, как в статуте VIII.

6. О прюдомах (их трое), как в статуте VIII.

7. О карауле и талье, как в статуте VIII.

8. Эти слова далее заменены многоточием.

9. О двух прюдомах, карауле и талье, как в статуте VIII.

10. О двух прюдомах, как в статуте VIII.

11. О талье, как в статуте VIII.

12. О талье, как в статуте III.

13. О двух прюдомах, карауле и талье, как в статуте VIII; прюдомы караула не несут.

14. В издании Деппена — «Хс», т. е. 10 сотен: не ошибка ли в чтении?

15. О карауле и талье, как в статуте III.

16. Все издатели отмечают неясность этого термина.

17. Значение неясно.

18. О двух прюдомах, карауле и талье, как в статуте VIII.

19. В фонари вставлялись вместо стекол пластинки из рога или кости.

20. О двух прюдомах, карауле и талье, как в статуте VIII.

21. Восковые таблички.

22. О прюдомах: их двое как в статуте VIII.

23. О карауле и талье, как в статуте VIII; прюдомы свободны от караула.

24. По мнению Деппена (стр. 175), этот статут составлен позднее.

25. Ворота позади Шатле около церкви св. Якова, где был рынок с прилавками мясников.

26. Большой крытый рынок (halles), где в мае происходила ярмарка Сен-Ладр.

27. О прюдомах (их четверо), как в статуте VIII.

28. О карауле и талье, как в статуте VIII.

29. Вероятно, магнитом.

30. По мнению Деппена (стр. 183), эта статья написана в рукописи с ошибками.

31. О двух прюдомах, карауле и талье, как в статуте VIII; члены цеха свободны от поборов с продажи товаров, относящихся к ремеслу; прюдомы караула не несут.

32. Эти слова заменены дальше многоточием.

33. Или omnernent, или onviement; значение неясно.

34. О двух прюдомах, как в статуте VIII, но в форме просьбы к парижскому прево; о карауле и талье, как в статуте VIII.

35. По мнению Деппена (стр. 190), этот статут составлен позже.

36. Эти слова заменены дальше в этом абзаце многоточием.

37. Т. е. об изготовителях глиняных горшков.

38. Maille — полушка (1/2 обола и 1/4 денье).

39. О карауле и талье, как в статуте III.

40. Эти слова заменены дальше в этом и в следующем абзаце многоточием.

41. Бусы.

42. Значение неясно; estroyer — протыкать, продырявливать.

43. См. такой же пункт в статуте I о булочниках.

44. О карауле и талье, как в статуте VIII.

45. См. случаи освобождения от караула в статуте VIII.

Текст воспроизведен по изданию: Книга ремесел и торговли города Парижа // Средние века, Вып. 11. 1957

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.