Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ЭРМОЛЬД НИГЕЛЛ

ИЗ ПОЭМЫ «ПРОСЛАВЛЕНИЕ ЛЮДОВИКА, ХРИСТИАННЕЙШЕГО КЕСАРЯ»

...Герцог Тулузский Вильгельм 1, смиренно склоняя колени,

Ноги лобзал королю и говорил ему так:

«О государь и отец, светоч Франции, сила и слава,

Ты, превзошедший отцов знаньем и делом своим,

Соединивший в себе потоков родительских струи —

Доблести царственный взлет и величавую мысль,

Ныне, молю, преклонись по достоинству к нашему слову

И к увещаньям моим будь благоволен душой!

Есть на свете народ, зовущийся именем Сары 2,

В наши пределы давно сеющий пламень и смерть,

Сильный, привычный к седлу, искусный в оружном сраженье,—

Я, как себя самого, смолоду знаю его.

Я изучил его край, города, селения, замки,

Знаю, где можно пройти по безопасной тропе.

Есть в том черном краю особо злодейственный город,

Он — причина всех бед всюду в окрестных местах;

Ежели будет труду твоему вспоможение божье —

Город будет в плену, людям наступит покой.

Так устреми же туда свой шаг и Марсову силу,

И провожатым твоим будет твой верный Вильгельм».

И улыбнулся король, и молвил любезное слово,

Доброго обнял слугу, облобызал и гласит:

«Благодаренье тебе от меня и родителя Карла!

Вечно, доблестный вождь, будь тебе должная честь.

Сам я в сердце моем лелеял подобные думы,

Ты произносишь их вслух, я их звучанию рад.

Я к увещаньям твоим, к обещаньям твоим благосклонен;

Не сомневайся же, франк: скоро приду воевать!

И в упрежденье скажу лишь одно нерушимое слово,

Ты же к нему обрати доброжелательный слух:

Ежели бог продлит мою жизнь на дальнейшие годы,

Ежели волей его легок удастся поход,

Ежели взвижу твои, Барселона, упорные стены, [460]

Столько трубившие раз пагубу людям моим,

То поклянусь, о Вильгельм, головою твоей и моею»,—

И прикоснулся к плечу герцога, так говоря:

«Или пусть на меня басурманские полчища мавров

Ради спасенья своих выйдут на Марсову брань,

Или же ты, Барселона, неволей иль волею сдашься

И, растворивши врата, примешь веленья мои».

Эту услышавши речь, всколыхнулись вельможные сонмы

И припадают с хвалой к благословенным стопам.

Тут подзывает король любезного друга Бигона 3

И подошедшему вслух сладкие молвит слова:

«К нашим полкам, Бигон, поспеши с моим повеленьем,

В памяти верно храня каждое слово мое:

В день, когда небесный Титан ниспустится к Деве 4

И устремится Луна в свой ежемесячный круг,

Пусть сплотивши строй, мое оружное войско

С криком победы взойдет на барселонский оплот!»

И повинуется умный Бигон государеву слову

И с повеленьем в устах к войску спешит и назад...

...Между тем вожди короля и фаланги народа 5,

Радостно слыша приказ, делают то, что велят:

К сбору отвсюду спешат дружины франкского войска

И облегают кольцом вражьего города вал.

Карлов отпрыск идет впереди 6 отборнейшей рати,

Окликнувши лучших вождей для сокрушенья врага.

Вот со своей стороны Вильгельм раскинулся станом,

С ним Херипрет 7, Лиутхард, с ними Бигон и Берон,

Санций, Либульф, Хильтиберт, Хизимбард, и много, и много

Прочих, которых невмочь всех поименно назвать.

Дальше в широких полях простирается младшее войско,

Там и франк, и баск, и аквитанец, и гот.

Шум встает до небес, эфир отзывается громом,

В вражеском городе — страх, трепет, и крики, и плач.

Между тем, в вечерней тени является Геспер 8;

О Барселона, уже вся ты открыта врагам!

Ибо едва в небесах засияла для смертных Аврора,

Все вельможи сошлись пред королевским шатром,

Все по званьям своим разместясь на зеленой поляне,

Чуткий слух напрягли, царские ловят слова.

Тут-то Карлов сын разверзает премудрые речи:

«В душу примите, князья, это вещанье мое!

Если бы этот народ чтил бога, внимал Иисусу,

Не отвергал бы святой хрисмы 9 крещенской воды,—

Был бы меж ними и нами незыблемый и нерушимый

Мир, и были бы мы общею верой крепки.

Ныне же сами они отвергнули нами открытый [461]

Путь к спасенью, служа пропасти дьявольских сил,

И посему милосердно велит господь громовержец

Взять под нашу власть этот отверженный люд.

Так поспешим, ударим на бой, подступим под стены,

Явим древнюю мощь доблестной франкской души!»

Как по Эолову слову летят свистящие ветры

Через леса и поля, через проливы морей,

Хижины сносят селян, в дрожь бросают и рощи и нивы,

Сам кривокогтый орел еле на солнце глядит,

А злополучный пловец покидает и весла и парус

И по взъяренной волне в утлом несется челне,—

Истинно так вся франкская рать по державному слову

Ринулась мощной толпой, гибелью граду грозя:

Те бросаются в лес, топоры оглашают окрестность,

Рушится с шумом сосна, тополь лежит на земле,

Кто-то колья вострит, кто-то лестницу ладит из брусьев,

Кто-то с телегой спешит, кто-то каменья несет,

Не устают пращи, бьют градом стрелы и дроты

И под ударом бревна глухо ворота гудят... 10

Тою порой молодые бойцы, сплотивши отряды,

Бьют в ворота бревном, бранный разносится гром,

Стены из мраморных плит дрожат под тяжким ударом,

Сыплются стрелы дождем, раня несчастный народ.

Тут-то мавр Дурзас 11, насмехаясь с возвышенной башни,

Так на хвастливый распев дерзкие молвит слова:

«О, неуемное племя, которому мало вселенной,

Вам ли в ворота стучать, добрых тревожа людей?

Или надеетесь вы опрокинуть мгновенным ударом

То, что тысячу лет римский выстраивал труд 12?

Прочь, неистовый франк, сокройся от нашего взора,

Вид твой нам надоел, слышать тебя не хотим!»

Этим надменным словам не пустою ответствовал бранью

Доблестный вождь Хильтиберт 13: быстро хватает он лук,

И выступает вперед, крикливому недругу грозный,

Вынул смычок роговой, выгнул оружье дугой,

Ввысь полетела стрела и в черный вгрызается череп,

Пагубоносный тростник зычный пронзает язык.

Рухнул наглый стремглав, покидает высокую стену

И, умирая, струит к франкам поганую кровь.

Крик до самых небес, ликуя, возвысили франки,—

Мавры, напротив того, жалостный подняли плач.

Тут-то разные разных бойцов 14 повергают в могилу:

Габирудара 15 — Вильгельм, а Уризона — Льютхард,

Забиризун упал под копьем, Узак — под стрелою,

Пал от пращи Колизан, дротом повержен Гозан,

Камни бьют из пращей, бьют дроты и лучные стрелы — [462]

Только такая война доблестным франкам с руки,

Ибо разумный Задун повелел своим подданным маврам

Не выступать из ворот, не доверяться судьбе.

Дважды десять раз 16 вставало новое солнце,

И меж обеих сторон вровень клонился успех.

Не выходили враги из ворот, опасаясь засады,

И не могла одолеть стен стенобойная снасть,—

Но как война началась, так она неотступно и длилась,

И неустанно разил в крепкие створы таран.

Тут-то со скиптром в руке наследник державного Карла,

Светел, выходит к войскам в сонме сопутных друзей,

Он привечает вождей, привечает по чину дружины

И на отеческий лад к Марсову бою бодрит:

«Слушайте ныне, князья, и слушайте, младшие рати,

И у себя мой в душе запечатлейте глагол:

Истинным богом клянусь, что я не желаю дотоле

В царство вернуться мое, к отчему трону припасть,

Нежели этот поверженный град измором и бранью

Не приспешит принять волю мою и закон!»

Эти заслыша слова, на стене безопасно стоявший

Некий насмешливый мавр голос вознес к небесам:

«Праздно безумствуешь, франк! не тревожь наши крепкие стены:

Ни от каких причин нашему граду не пасть!

Вдоволь запасено и мяса, и сладкого меда

В наших сохранных местах: вам голодать, а не нам!»

Тотчас встает Вильгельм и гласит поперечное слово,

Негодованье свое вынесши в гневную речь:

«Выслушай, дерзостный мавр, мою суровую правду —

Хоть не по нраву тебе, но за нее поручусь!

Видишь коня моего в расшитой пестрой попоне?

Я разъезжаю на нем перед твоею стеной.

Истинно молвлю тебе — он прежде падет под ножами

И измельчится на корм для недостойных зубов,

Нежели наши полки отойдут от запретной твердыни —

В это сраженье вступив, мы из него не уйдем!»

Мавр свои черные щеки терзает кривыми ногтями,

Черным своим кулаком бьет в свою черную грудь,

Наземь падает ниц, пораженный ужасом в сердце,

И до зенита небес шлет перепуганный вопль;

Стража сбегает со стен, цепенея бессильной душою —

Страшно на франков смотреть, слыша крутые слова.

В ярости мчится Задун навстречу бегущему люду:

«Стойте, куда вам бежать? Есть ли такие пути?»

О Задун, Задун, ответ принесут тебе франки;

Слушай, каков ответ, и удовольствуйся им:

«Прежде готовы они осквернить свои зубы кониной,

Чем отступить на шаг от барселонской стены...»


Комментарии

Эта латинская поэма была написана в 826 г. Перевод отрывков из первой песни поэмы осуществлен по изданию: Ermold le Noir. Louis le Pieux et Epitres au Roi Pepin/Edites et traduits par E. Faral. P., 1932.

1 ... Герцог Тулузский Вильгельм...— До этого в поэме рассказывается, как Карл Великий создал два королевства — Аквитанское и Итальянское; первое он отдал Людовику, второе — Пипину. Затем повествуется, как Людовик вел успешную войну с басками и испанскими маврами, как он созвал совет, чтобы решить вопрос, как поступить с находящейся в руках арабов Барселоной. Первым берет слово предводитель басков Санций (Санчо), советующий не начинать войны. Затем говорит Вильгельм-Гильом.

2 ... зовущийся именем Сары...— Реминисценция из Исидора Севильского («Этимологии», кн. IX, II, 57), писавшего, что сарацины называются так по имени их прародителя Сары (в действительности — от лат. sarracenum, римского названия одного из кочевых племен Аравии).

3 Бигон — зять Людовика (муж дочери короля Альпаисы), граф Парижский. Умер в 816 г., оставив двух сыновей — Летарда и Эбрарда.

4 ...Титан ниспустится к Деве...— т. е. войдет в созвездие Девы; следовательно, имеется в виду сентябрь 800 г.

5 ...фаланги народа...— реминисценция из «Энеиды» (VI, 489). До этого в поэме рассказывалось об основании Людовиком знаменитого монастыря Конк.

6 Карлов отпрыск идет впереди...— Биограф Людовика, известный под именем Астронома, сообщает, что армия франков была разделена на три корпуса: первый, во главе с королем, остался в Руссильоне; второй, под командованием Ротсталька, осаждал город; третий, возглавляемый Гильомом и Адемаром, прикрывал осаждающих со стороны Кордовы.

7 ... С ним Херипрет...— Здесь перечисляются имена военачальников, некоторых из которых упоминают и другие историки.

8 Геспер — божество вечерней звезды (греч. миф.).

9 Хрисма —помазание (неточно употребленный грецизм).

10 ...глухо ворота гудят.— Далее рассказывается, как мавры готовятся к обороне города. Их предводитель Задун (лицо реальное; он действительно владел Барселоной, а в 797 г. присягал Карлу Великому) воодушевляет обороняющихся, но признает воинственность и силу франков.

11 Дурзас — лицо вымышленное.

12 ...тысячу лет римский выстраивал труд. — Согласно преданию, Барселона была основана карфагенским полководцем Гамилькаром Баркой в 230 г. до н. э.

13 Хильтиберт — лицо, не поддающееся идентификации.

14 Тут-то разные разных бойцов...— Реминисценция из «Энеиды» (IX, 569—576).

15 Габирудар.— Этот и упоминаемые далее персонажи, по всей вероятности, вымышлены Эрмольдом.

16 Дважды десять раз...— Решительный штурм города произошел 4 апреля 801 г., как сообщает Астроном, через семь недель после того, как к осаждающей армии подошел со своими войсками Людовик.

Текст воспроизведен по изданию: Песни о Гийоме Оранжском. М. Наука. 1985

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.