Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

«ПРОСИЛ НАС АГЛИНСКИЙ КУПЕЦ...»

Документы из архивов России и Англии.

1714 — 1715 гг.

Публикуемые документы о русско-английских взаимоотношениях в 1714 — 1715 гг. были подготовлены для совместного советско-британского сборника, посвященного связям России и Англии в эпоху Петра I, со времени Великого посолъства в 1697 — 1698 гг. и до смерти царя в 1725 г. Сборник готовился к изданию одновременно на английском языке в Кэмбридже и на русском языке в Москве и должен был стать первой совместной работой английских и русских ученых. Соглашение о подготовке сборника было заключено в 1984 г. в Москве и Лондоне и подписано профессором А. Дж. Кроссом, председателем Британского академического комитета по связям с советскими архивами (БАЛСА) и профессором П. П. Севостьяновым от имени Главного архивного управления при Совете Министров СССР. Работа по составлению сборникавелась в 1985 — 1988 гг. в британских и советских архивах. Для сборника было отобрано 273 документа, подавляющее большинсгво которых ранее не были опубликованы. Однако в силу различных, в первую очередь финансовых, затруднений сборник так и не увидел света ни в английском, ни в русском варианте.

Для настоящей публикации отобрано 20 документов, относящихся к 1714 — 1715 гг. — времени, когда после смерти королевы Анны (1702 — 1714) и вступления на британский престол Георга I (1714 — 1727) отношения между двумя странами были наиболее благоприятными для заключения не только торгово-экономического, но и политического союза.

Отношения между Россией и Англией в первой четверти XVIII в. занимали значительное место в политической жизни Европы. После посещения Петром I Англии в ходе поездки Великого посольства по странам Западной Европы казалось, что развитие русско-английских отношений приведет к заключению тесного и взаимовыгодного торгового и политического соглашения. Однако этого не случилось, несмотря на стремление к такому союзу России. Английская дипломатия внимательно следила за ходом Северной войны и стремилась не допустить чрезмерного усиления какой-либо стороны в ходе этого противоборства. Петр I надеялся на английское посредничество в борьбе со Швецией, ему удалось установить постоянные дипломатические контакты с Великобританией. В начале 1705 г. в Москву прибыл официальный английский представитель Чарльз Витворт, а два года спустя в Лондоне был аккредитован русский дипломат А. А. Матвеев. Однако оценив значение Полтавской победы как начало перелома в полъзу России, Великобритания начала предпринимать шаги, направленные к ослаблению позиций России на международной арене. «Царица морей» уже предвидела возможность столкновения с возрастающей мощью Российской державы на море. До 1713 г. Великобритания была втянута в конфликт с Францией из-за испанского наследства и могла лишь наблюдать за событиями на Балтике и в Восточной Европе. Но после подписания Утрехтского мира (1713) и особенно вступления на престол Георга I, являвшегося одновременно и ганноверским курфюрстом, положение изменилось.

В 1709 г. Петр I направил в Ганновер русского посла Б. И. Куракина с предложением курфюсту оборонительного и наступательного союза против Швеции. 3 июля 1710 г. переговоры между Куракиным и министром Георга Беренсдорфом закончились подписанием союзной конвенции на 12 лет. В 1712 г. Георг обязался давать русским войскам убежище на своей территории (См.: Никифоров Л. А. Русско-английские отношения при Петре I. М., 1950. С. 114 — 115). 17 октября 1715 г. в Грейфсвальде была заключена союзная конвенция между Петром I и Георгом I как ганноверским курфюрстом (См.: Мартенс Ф. Ф. Собрание трактатов и конвенций, заключенных Россиею с державами иностранными. Т. IX. СПб., 1892. № 379). Смысл договора заключался во взаимной гарантии территориальных приобретений: России гарантировалось приобретение Ингрии, Карелии, Эстляндии с Ревелем, а [169] Ганноверу герцогства Бремен и Верден. В тексте договора Георг I именовался также королем Великобритании, но договор не был ратифицирован парламентом, и таким образом, формально Англия не вступила в союз с Россией (См.: Никифоров Л. А. Указ. соч. С. 122 — 123).

Перемена короля в Англии благоприятно сказалась на русско-английских взаимоотношениях в первый год правления Георга I. Вместе с тем дальнейшие успехи России на европейском театре военных действий, ее союз с Мекленбургом (1716) и расквартирование русских войск в Мекленбургском княжестве вызвали недовольство английских правящих кругов, что привело к постепенному и неуклонному ухудшению отношений между двумя странами. К этому времени герцогство Бремен перешло к Ганноверу, отпала и угроза якобитского восстания в самой Англии, уже не нуждавшейся в помощи России. Поэтому переговоры, которые вел в 1716 г. в Лондоне Б. И. Куракин о взаимных территориальных и династических гарантиях, не имели успеха. С 1716 г. отношения между двумя странами стали натянутыми, а в последние годы царствования Петра I были вовсе разорваны.

В то же время отношения на другом уровне — торговые и кулътурные — продолжали развиваться, были конструктивными и плодотворными. Еще с XVI в. торговлю с Россией вела Русская (Московская) компания английских купцов, получившая ряд привилегий. Россия приобретала для Англии все большее значение как источник получения «шкиперских» материалов, в особенности смолы, дегтя и пеньки, необходимых для британского флота. В Россию ввозились из Англии сукна, ткани, полотна, галантерейные товары, чай, кофе, пряности. Для русского флота в Англии приобретались корабли. Со времен Великого посольства из Англии в Россию стали выезжать различного рода мастера и специалисты, сыгравшие существенную роль в заведении и развитии необходимых ремесел и производств, прежде всего в создании российского флота. Молодые русские дворяне изучали в Англии морское дело и навигацию. Несмотря на политические разногласия, интерес к России в Англии увеличивался, росло восхищение Петром I как создателем великой морской державы, Обе страны уже не могли игнорировать друг друга, как зто было зачастую в XVII в. Отношения между ними стали более тесными и многогранными.

Интерес публикуемых документов для читателя заключается в их комплексности, позволяющей представить различные аспекты отношений двух стран. Документы дают представление о возможности развития широких контактов во всех сферах деятельности, прежде всего в сфере торговли; отражают процесс налаживания связей России, только еще выходящей на международную арену, с наиболее передовой страной Западной Европы. Кроме того, они освещают этапы подготовки политического блока, основанного на торговых интересах Великобритании, политических интересах ганноверского дома и стремлении России получить мощного союзника в борьбе против Швеции. Хотя попытка заключить такой союз не удалась, она означала шаг вперед в деле установления новой системы международных отношений, сложившейся в XVIII в. Помнмо чисто исторического значения, данная публикация отражает и некоторые вехи синхронного процесса культурного сближения двух стран.

Основная часть русских документов, представленных в публикации, хранится в Российском государственном архиве древних актов (РГАДА) в составе фонда Посольского приказа (Ф. 35. Сношения с Англией) и архива Кабинета Петра I (Ф. 9). Документы архива Адмиралтейской канцелярии (Российский государственный архив Военно-Морского Флота — РГА ВМФ) характеризуют роль Англии, английских моряков и купцов в развитии морского дела в России, Документы английской стороны извлечены из Государственного архива Великобритании (коллекция «Государственные бумаги»), Британской библиотеки (коллекция «Письма сэра Норриса»), Национальной библиотеки Шотландии. Ряд английских и русских документов публикуется в извлечениях, характеристика опущенных частей дана в подстрочных примечаниях. Передача текста русских документов произведена в соответствии с существующими правилами издания исторических документов. Сохранены особенности орфографии начала XVIII в. Восстановленные по смыслу слова и части слов заключены в квадратные скобки. Круглые скобки означают скобки в самих документах. Документы, представленные английской стороной, публикуются в современных переводах. Перевод на русский язык выполнен И. А. Овсянниковым (МИД России).

Публикацию подготовила кандидат исторических наук Т. А. ЛАПТЕВА. [170]


№ 1

1714 г., сентября 27. — Грамота короля Георга I Петру I с извещением о своем восшествии на престол

В грамоте к царскому величеству короля великобританского от 27 сентября 1714 написано.

По титулах. Понеже всевышний учреждатель и управитель всех дел по отшествии от сего света пресветлейшей и державнейшей принцессы Анны, бывшей королевы Великой Британии, Франции, Ирляндии, защитительницы веры, нашей любезнейшей сестры и племянницы, благоволил нас возстановить на престол Великой Британии, того ради мы не сумневаемся, что наше счастливое достижение империальской короны нашего королевства и счастливое прибытие в наше государство у вашего величества охотно и с удовольством по всегда нам оказанной вашей великой склонности и любви восприято будет. И яко наши любезныя подданныя всекрайним желанием скорого нашего присудствия тотчас и благовремянно нам знаки своей верности подали, так и вход наш в столицу нашу с такою великою действительною радостию всего народа 20-го сего настоящаго последован был, как должным и верным подданным оказать возможно было, еже и мы, яко пророчество предбудущаго счастливаго государствования нашего почитаем.

Мы надеемся, что ваше величество подлинно обнадежены быть изволите, что мы при сем нашем достижении того достоинства и силы крайнейшим образом старание прилагать будем не токмо тесную дружбу и алианцию между нами содержать, но и оную вяще умножить и утвердить. В прочем предаем вас в защищение высочайшаго Бога.

Дан в Сант-Жимес 1 в великом городе Вестминстер, 27-го сентября 1714-го, государствования нашего в первом.

Ваш склоннейший брат

Георгий король

РГАДА. Ф. 35. Сношения с Англией. Оп. 3. № 22. Л. 1 — 2 об. Перевод, современный оригиналу. Подлинник на англ. яз.: Там же, Л. 1. Пергамен. На Л. 1 об.: «Грамота от короля великобританского Георгия объявительная о пришествии на престол великобританской к великому государю. Подал резидент Мокензий 2, в доме господина князя Григоры Федоровича Долгорукова 3 декабря в 5 день 1714».

№ 2

1714 г., октября 21. — Диплом на звание члена Лондонского Королевского общества, выданный А. Д. Меншикову 4

Президент, собрание и члены Королевскаго Лондонскаго Социетета к распространению естественных наук учрежденного.

Всем и каждому, кто сие увидит, здравия желаем.

Понеже совершенством добродетелей, благородством, и как военных так и гражданских дел знанием и искусством одаренный сиятельнейший и превосходительнейший Александер Меншиков Римския и Российския империи князь, владелец Ораниенбурга 5, его царскаго величества первый советник, генерал от кавалерии, завоеванных провинций повелитель, орденов Слона и Белаго и Чернаго Орла кавалер и [171] пр. по доброжелательной ревности и охоте к распространению наук и художеств и по особенной своей к Королевскому Социетету благосклонности в число членов принят быть удостоен, того ради Социетет, приняв во уважение превосходныя помянутаго князя заслуги, июля 29 дня 1714 года при торжественном собрании по единодушному всех согласию принял его в число членов своих, во уверение чего помянутый Социетет к сему патенту печать свою приложить приказал.

Писан в Лондоне, окт[ября] 21 дня, лета от Рождества Христова 1714, а царствования государя нашего Георгия божиею милостию великобританского, французского и ирляндского короля и защитника веры перваго года.

РГАДА, Ф. 135. Государственное древлехранилище хартий и рукописей. Приложение. Рубрика III. № 53. Л. 2 — 2 об. Перевод конца XVIII в. с копии на лат. яз. Копия на лат. яз.: Там же, Л. 1. Под текстом: «С подлинным свидетельствовал кол[лежский] ассесор Н. Б[антыш] — Каменский». У оригинального привешена печать в серебряном ковчеге на малиновой ленте. На обложке, в которой хранится копия диплома и перевод: «Оригинальный отдан в дом наследникам кн. Меншикова».

№ 3

1714 г. — Из историй о Петре I Джона Белла из Антермони 6

... В 1714 году я квартировал у господина Ноя 7, мастера-корабела, которого царь нанял к себе на службу, когда его величество находился в Англии. Однажды зимой, около 6 часов утра, мой слуга показал на окно и предложил взглянуть на «Gosudary», как обычно называли царя, что означает «господин». Я весьма удивился, увидев его величество идущим по двору в столь ранний час и таким холодным утром. Он послал кучера к господину Ною, который сразу же вышел в шлафроке и пригласил его величество в дом, где он пробыл около получаса, а затем возвратился к тем же саням, которые ожидали его у ворот. В ту пору на стапеле у господина Ноя, кажется, стоял корабль, и царь хотел отдать какие-то распоряжения относительно него. Тем временем я внимательно осмотрел выезд его величества. Он состоял из открытых саней, запряженных одной лошадью, которой правил кучер, сидевший на облучке, и солдата, ехавшего впереди верхом. Таким был выезд этого великого человека, который многие сочтут слишком скромным и неподходящим для такого великого государя, однако это свидетельствует о том, что столь великий монарх в некоторых случаях мог вести себя как обычный человек без какого-либо ущерба для своего достоинства и авторитета.

Пытаться описать характер Петра Первого — слишком трудная задача для меня, труднее, чем без какой-либо системы или порядка воспроизвести лишь отдельные детали, которые привлекли мое внимание и запомнились мне.

Сам он был высок и хорошо сложен, ростом более 6 футов, со стройными красивыми ногами, брюнет, с большими карими глазами и приятными чертами лица, крепок телом и способен выполнять любые упражнения и даже тяжелую работу.

Одежда его была простая и чистая, так же как и еда, и в течение многих лет главным его поваром был датчанин Йон Фельтон, который готовил его скромную трапезу.

Вставал он обычно в 4 часа утра, но завтракал редко, спать ложился в 10 часов вечера, а обедать предпочитал не позднее полудня. [172]

Однажды в праздник мне довелось быть при дворе, был накрыт стол в трапезной, где сидели императрица Екатерина и две юные царевны, Анна и Елизавета, с несколькими другими дамами, ожидая, когда его величество вернется из церкви. Я заметил, что подле каждого прибора лежал кусок белого и кусок черного хлеба. Около полудня он вошел в сопровождении 10 — 12 сановников, которым поднесли по чарке. Тем временем на стол был подан обед, священник прочитал молитву, и его величество сказал: «Господа, рассаживайтесь, кто уместится, а остальные возвращайтесь домой и обедайте со своими женами». После обеда он по обыкновению спал около часа, и в это время на улице выставляли часового, дабы его не тревожил никакой шум.

После короткого отдыха он вместе со своим искусным мастером-итальянцем 8 шел к токарному станку, на котором он обычно работал около часа. У меня есть несколько его забавных поделок из слоновой кости и дерева в виде фигурок придворных и других лиц.

Закончив все дела до обеда, вечерами он по часу — по два проводил в домах, где рассчитывал получить сведения о торговле или мануфактурном производстве.

Однажды, когда я находился в доме английских купцов Элмсэлла и Эванса 9, пришло известие, что к ужину прибудет царь, и, прежде чем компания разошлась, он вошел в залу и приказал всем находившимся в зале оставаться в ней. Разговор шел главным образом о торговле и о разных пустяках. Около 9 часов накрыли стол, его повар принес холодного зайца, запеченного или зажаренного в печи — это был его обычный ужин, — и, выпив стакан или два английского эля, царь примерно в 10 часов ушел домой.

Когда возникали неотложные дела, он часто приходил в Сенат к четырем часам и посылал за сенаторами, которые иногда присылали свои извинения. Однажды, когда холодным зимним утром послали за канцлером графом Головиным 10, который был уже в годах, он ответил, что у него-де болят зубы и что он не может присутствовать. Нужно заметить, что когда его величество был во Франции, он купил набор инструментов для удаления зубов и при этом изучил немного, как пользоваться ими, и его слуга всегда носил их в кармане. Царь сам сел в сани, поехал прямо к дому канцлера и сказал ему, чтобы тот встал, потому что он приехал лечить его. Нетрудно представить, что сей пожилой господин лучше обратился бы к другому лекарю, но делать было нечего: он встал, и зуб у него был удален по всем правилам, хотя, как мне рассказывали, с большими трудностями. Однако было замечено, что впоследствии очень немногие жаловались на зубную боль.

Английский корабел господин Дэвенпорт 11 работал на верфи, где строили корабль, который находился на стапеле, когда прибыл царь и приказал произвести некоторые изменения. Корабел сказал ему, что не может сделать это в тот же день, потому что его жена только что родила и он должен идти домой и крестить ребенка. «Ладно, — сказал Петр, — родился мальчик?». «Да», — ответил корабел. «Тогда ступай и приведи священника, а я буду крестным отцом». Он пришел, как обещал, и, согласно обычаю, поздравил роженицу и преподнес ей в подарок положенную в таких случаях золотую монету. Когда церемония закончилась, царь спросил, есть ли в доме что-нибудь на обед; еды оказалось немного — только холодная баранья нога, которую он приказал подать на стол: этого было достаточно для царя и нескольких слуг. Я знал этого мальчика, когда он был уже взрослым...

National Library of Scotland. Carmichael and Gordon’s Papers. MS. 109. F. 10 — 16. Современный перевод. [173]

№ 4

1715 г., января 24. — Письмо английского резидента в России Дж. Маккензи английскому полномочному министру в Гааге Г. Уолполу 12 о жалобах ряда английских моряков на условия русской службы

Петербург

24 января 1715 г.

Теперь я должен добавить нижеследующее к тому, что имел честь написать Вам 21 числа сего месяца по поводу жалобы английских комендоров касательного того, что они по простоте своей не взяли заверенные копии своих договоров, подлинники которых находятся у агента царя в Лондоне господина Салтыкова 13, хотя впоследствии они получили и показали мне сертификат об их найме на эту службу с жалованием 12 рублей в месяц, или 13 раз по 12 рублей, что составляет 156 рублей в год; это Джон Гилсон, Томас Дэвмер, Джон Смолпис и Джон Хагченс. Они были вынуждены добираться сюда по суше из Архангельска с немалыми трудностями, и один из них еле оправился от лихорадки, которая явилась следствием этих лишений; несмотря на вышеозначенный договор о 12 рублях, им сейчас платят только по 9 рублей в месяц. Сэр, я еще не разобрался с этим вопросом здесь и, возможно, особо не преуспею в улаживании дел такого рода, которые, как я считаю, труднее решать, находясь за пределами нашей страны. Однако я надеюсь, что мы еще можем затребовать их обратно, когда в этом возникнет необходимость. Поскольку они испытывают крайнюю нужду и имеют честь оставаться британскими подданными, я считаю своим долгом передать их жалобу Вам, дабы Вы замолвили слово у господина Салтыкова или любого из царских послов, с помощью которых Вы можете облегчить их участь. У меня также есть еще одна такая жалоба, поданная мне Уильямом Харвином и Джеймсом Хэйесом, которые утверждают, что их принудили поступить на эту службу во время их пребывания в Архангельске и что по последнему соглашению им как помощникам боцмана положено выплачивать в течение года по 7 рублей в месяц, а платят только по 4 рубля. Есть и третье дело, которое, пожалуй, в большей степени заслуживает Вашего внимания и которое меня весьма беспокоит, поскольку речь идет о моряках нашего торгового флота, однако без указаний его светлости 14 я не могу уладить его и не допускать такого положения впредь с друтими моряками, находящимися здесь. Это дело касается некоего господина, который обязан по фрахтовому контракту предоставить своей команде, равно как и нашим морякам, вынужденным зазимовать здесь, судовой провиант, при возвращении домой и на все время их пребывания здесь, но дает беднягам, как мы ни бились с ним, одну лишь воду, а поскольку вода в этой реке слывет нездоровой и имеет темный болотистый цвет, у семи из них возникло расстройство, которое обычно вызывает кровавый понос, а другие находятся в столь бедственном состоянии, что это не может не вызвать сострадания. В то же время брага здесь гораздо дешевле, чем в Англии. Все, что я могу сделать, — это вызвать у Вас сочувствие к справедливой жалобе этих несчастных. Я уже обращал Ваше внимание и внимание господина Тилсона 15 на недопустимое легкомыслие тех, кто разрешает нашим людям поступать на эту службу, бросая свою. Я могу лишь изредка участвовать в разбирательстве таких чрезвычайных случаев, когда двор находится здесь, однако если его светлость сочтет должным поручить мне, когда я буду здесь или в мое отсутствие другим лицам участвовать в рассмотрении таких дел, я употреблю все средства, кои [174] сочту наилучшими, дабы обеспечить справедливость для обеих сторон и казенные услуги, каковые предоставляют своим морякам в этой стране другие государства через своих торговых агентов и консулов, коих мы сейчас здесь не имеем.

Public Record Office. State papers. 91/8 F. 140 — 140v. Подлинник, англ. яз. Современный перевод.

№ 5

1715 г., марта 10. — Мемориал английского резидента в России Дж. Маккензи Петру I о состоянии и развитии торговых отношений между Россией и Англией 16

Мемориал великобританского резидента господина Макензиа.

Государь.

Нижеподписанный великобританский резидент имеет указ от короля, государя своего, дабы принять честь представити вашему царскому в[еличеству] следующие пункты.

1. Дабы ваше царское в[еличество] благоизволило повелеть, чтоб убежища не давали никакому матросу, которой бы впредь возмог уйти с торговых великобританских кораблей, которые будут приходить к Архангельскому Городу, в С[анкт]-Петербург или иные пристани сущие под владычеством вашего в[еличества]. Також, чтоб наши матросы не были потом принуждены принимать вашего в[еличества] службу, как то случилось в 1713-м году, и дабы ради забежания тому благоволило ваше в[еличество] повелеть главному офицеру или коменданту тогдашнему, где надлежит, дабы матросам нашим вспоможение учинено было в том, чтоб они паки на свои корабли взошли, на которых они пришли.

2. Чтобы торговля вольная и явная позволена была всем торговым подданным Великой Британии, и чтоб откупов не было ни для какого партикулярного человека.

3. Чтоб установлен был целовальник для разбору пеньки, лену и иных товаров, подлежащих разбору, как то ведется в других местах в таковом случае.

4. Что много есть подданных вашего величества, которые прежде сего были торговые люди или мешались в торговле и которые зело одолжали к стороне торговых подданных Великой Британии, и те же, будучи потом учинены офицерами в службе вашего в[еличества], праведные свои долги платить не хотят, будто бы чин или дело их имело их от платы свободными учинить.

5. Что торговых наших факторы, сущие в России, принуждены были объявить пеньку, лен и иные товары в таможной вышшайшею ценою, нежели товары проданы и куплены были ходячею тогдашнею ценою, отчего наши купцы не токмо принуждены были платить для того чрезвычайную пошлину, что имянно противно есть ведомым артикулам позволенным от вашего в[еличества] для торговли нашей и такого ж обычая в России не памятно, но також сие клонится к опущению и разорению торговли, в том что для какого-либо спору или ссоры между продавцом и купцом по случаю цены, поставленной между ими, когда таможники товары подымут в вышшую цену, нежели он действительно был продан, то продавец может искать на купце против того, как товар объявлен в таможной, и не можно в том инде бить челом, понеже книги таможенные, в которых имеет быть тщательная записка договорениям, как они суще заключены, не могут уже дать никакого праведного свидетельства о записи (или контракте). [175]

6. Дабы лоцманов досужих и искусных довали шиперам нашим, так у Архангельского Города, в С[анкт]-Петербурге, как и в иных пристанях вашего в[еличества], а то против числа кораблей наших, приходящих туды, ибо хотя оные наши шиперы на лоцманшавство много иждивения чинят, однакож число лоцманов не довольно есть для ходу настречю кораблей их, но принуждены проходить подводные пески без лоцманов, или многие дни стоят на якоре, ожидая лоцманов.

7. Указ, которой по домогательству господина посла Витворта 17 послан был к Архангельскому Городу от графа Головкина для учреждения тамо проторей или иждивении пристанища ради кораблей наших против того, как руские корабли платят в Великой Британии, не получа своего действа, то торговые наши принуждены были платить, те же чрезвычайные иждивении пристанища, как и преже сего.

8. Дабы торговые наши могли иметь полную волю договариваться с торговыми подданными вашего величества, обретающимися в Москве, для ставки товаров их к Архангельскому Городу или в иные пристани вашего величества и дабы те договоры (контракты) могли быть внесены в полату, назначенную для записывания облигаций или биллет (росписок) заемных, для того что торговые наши за лишением подобной свободности не смеют надежно брать на себя чюжие корабли для свозу покупки, ибо руской продавец имеет инако в своей власти казать и не казать свой контракт, а в приход наших кораблей принудить нас покупать иные товары вышшею ценою, или принудить же возвратить наши корабли пустые.

9. Что понеже факторы (прикащики) наши, пребывающие в России, торгуют с такими людьми, которые приезжают со всех сторон и которым оные для ободрения в торговле дают взаймы деньги, також понеже есть некоторые из них, которые в слове не стоят и к Архангельскому Городу или иные пристани паки не приезжают в то время, как ставка товаров имеет там быть, другие же оттоль возвращаются, не расчетшися в счетах своих, того б ради торговые наши могли иметь свободу оных призывать в полату или приказ особливый в Москве, для того что до сего времяни принуждены были суда на них искать в разных губерниях и отдаленных, что чинится с великою трудностию и со многими проторьми.

10. Чтоб торговые люди и дела Британической компании [Так в тексте.] могли быть под правлением полаты или приказа особливого, как оне прежде сего были под правлением полаты или приказа Посольского.

11. Чтобы подданные королевские свободны были от солдатских квартир и чтоб они не были принуждены уступать свои домы под тем или иным претекстом.

12. Чтоб книги, письма и вещи, сущие в руках наших факторов, не были побраны или проданы без кончительной сентенции и без подлинного розыску в деле, что не сохранено к стороне господ Гралсида и Робинзона 18, в деле господина Стефана Перри 19, который хотя имел указ вашего ц[арского] в[еличества] для одержания своей расправы, однакож по се время цельбы не получил.

13. Что против мемориала, поданного вашему величеству от господина посла Витворта, касающегося до 700 штук, или свинок, свинцу, надлежащих ковалеру Рандолфу Книпе 20, которые были в руках фактора его и употреблены в службу вашего величества после того, как ваше в[еличество] обладало городом Нарвою, дали знать тому министру, что цена за тот свинец заплачена будет, что тянется обаче доныне.

Итак, понеже, государь, все те вышепомянутые пункты клонятся только к большайшему разпространению торговли и к прибыли [176] взаимной подданных обоих курон или (клонятся) к учинению правды партикулярным людям, в двух вышепомянутых случаях, которые довольно учинены светлы и ясны чрез дела великобританского министра, тогда здесь обретающагося, того ради нижеподписанный для сатисфакции (удовольствия) королю, своему государю, дерзает надеятися, что ваше ц[арское] в[еличество] благоволит повелеть ему сказать, чего он имеет ожидать, дабы таковыми помянутыми доказательствы благоволения вашего в[еличества] к подданным нашим мог он после возвращения своего иметь честь подтвердить его британское в[еличество] о высоком и праведном мнении, которое они в[еличество] имеет о дружбе вашего [величества], в чем нижеподписанной имянной имеет указ обнадежить ваше ц[арское] в[еличество], что властитель его никогда же оминет [Так в тексте.] оной дружбе соответствовать.

Я имею честь быть с глубочайшим респектом, государь, вашего ц[арского] в[еличества] всенижайший и послушной слуга

Г. Макензий

Учинено в С[анкт]-Петербурге, марта 10 ст[арого] кал[ендаря] 1715.

РГАДА. Ф. 35. Сношения с Англией. Оп. 1. № 415. Л. 8 — 13 об. Перевод, современный оригиналу. Подлинник на франц. яз.: Там же. Л. 4 — 6 об.

№ 6

1715 г., марта 23 (апреля 3). — Проект торгового договора России и Англии, представленный послом Б. И. Куракиным 21 статс-секретарю лорду Ч. Тауншенду 22

Проэкт коммерции, поданной от князя Куракина стацкому секретарю милорду Тоузенту в Лондоне 23 марта [В тексте ошибочно: «майя».] 3 апреля 1715-го.

Понеже до сих мест между ево царским величеством, с одной, и его королевским величеством великобританским, с другой стороны, крепкая дружба находилася, и оных подданные со взаимною прибылью между собой торговали, а доныне еще между вышеупомянутыми их величествы договору о торговле не бывало, того ради их высокопомянутые ве[личеств]а для укрепления своей усердной дружбы и для приращения пользы обоих подданных за благо разсудили договор о торговле между собою постановить, тем намерением господин имрек, его царского ве[личеств]а чрезвычайный посол, к тому делу полную мочью имянно снабден с одной, и господин имрек, камисар его королевского ве[личеств]а великобританского, так же уполномочен с другой стороны, и до коих мест дела к заключению полного договору о торговле в большую зрелость произведутся, определили последующие статьи.

1

Да пребудет между его царского ве[личеств]а и его королевского ве[личеств]а великобританского, также и между их подданных, древняя усердная дружба и добрая пересылка, которую всяк по своей возможности да потщится умножить и прирастить.

2

При последовании того, свободно да будет по заключении сего трактата подданным его царского ве[личеств]а в королевствы [177] великобританского ве[личеств]а морем ездить и там торговать безо всякого помешательства, так же они ж всех торговли касаемых вольностей и прибылей да употреблят так, как иных иностранных приятельских областей подданные употребляют. К тому же вышепомянутые его царского ве[личеств]а подданные до товаров и кораблей надлежащие пошлины и платеж или какова имяни те ни есть платить будут в королевствах его великобританского ве[личеств]а против помянутых иных областей подданных, како оные в настоящем времяни при заключении сего трактата по уставам их платят.

3

Равным видом к тому насупротив позволено будет по заключении сего трактата подданным его королевского ве[личеств]а великобританского во все пристани его царского ве[личеств]а, лежащие на Северном, Белом и на Балтическом море, морем ходить и там торговать и в купеческом деле те же свободы и прибыли иметь как подданные иных областей в его царского ве[личеств]а области имеют и тем же поведением от товаров и от кораблей больших пошлин и которого ни есть имяни податей в государствах, державах и в областях его царского ве[личеств]а платить не будут, как помянутые иных держав дружеских подданные платят, по настоящему его царского ве[личеств]а при заключении сего трактата уставу.

4

Есть ли же с одной или с другой стороны означенной взаимной свободы в морском ходе и в торговле нечто препятствующаго найдется или определенной ровности в поведении обоих сторон подданных в деле торговом противного, сие в тотчас по подтвержении сего договору да будет отставлено.

5

Силою того ж свободно да будет обоих сторон подданным всякие товары и купеческие вещи с обоих сторон в державах и в землях покупать и продавать, у кого и кому им угодно будет, по законам государственным и по уставу торговому каждой договаривающейся стороны, також проданные и договоренные достатки вывозить без всякого помешательства, и разве инако учинится, когда состоится некоторый генеральный заказ, который как власным подданным, так и чужеземцом вывоз некоторых товаров возпрепятствует; також ежели которые товары из казны обоих держав продаваться обыкли.

6

Еще ж свободно да будет подданным царского ве[личеств]а на своих власных караблях морем ходить в государства и земли, которые с Великобританиею в войне находятся, и там торговать всякими своими товары без изъятия, равным видом подданным его великобританского ве[личеств]а дозволено да будет ездить в государства, в земли с его помянутым царским ве[личество]м воюющия, и там торговать всякими своими товары без изъятия ж, и не учинить друг другу с обоих сторон никакова в том помешания, и да пошлются ко всем воинским кораблям, и с комиссею ездящим, и к капарам 23 указы, чтоб таких кораблей со обоих сторон не брали, а ежели с которой стороны то не содержится и из того на которую сторону убыток какой приключится, и тогда имеет другая сторона по учиненному розыску и истинне приключенные убытки заплатить. [178]

7

Ежели междо подданных обоих сторон договаривающихся в деле купечества некоторое особливое несогласие или иная которая ссора приключится, и оная любовно, или будет в том упорство явится, то от судей издревле к тому надлежащим осуждена и окончана да будет. К тому ж, ежели подданные его великобританского ве[личеств]а против подданных его царского ве[личеств]а или против иных народов тяжбу иметь в России будут, или так же, егда царского ве[личеств]а подданные или иные народы чего ни есть на его великобританского ве[личеств]а подданных правом доходить станут, сие все да отправится с обоих сторон в Приказе чужестранных дел, как издревле бывало, и судьи обоим сторонам скоро и правдиво дела да разсудят; в областях же великобританского ве[личеств]а его царского величества подданным суд и расправа взаимно тому в вышнем их суде по правости да учинится.

8

Естьли нечаянно нечто припадет, в чем бы из обоих договаривающихся или подданные его противу содержания сего договору поступили, или оной нарушили, и тем сей договор да не порвется для той притчины, но изобиженной стороне любовно да подастся по правости удовольство, ниже при случае несогласия или неудовольства между его царского ве[личеств]а и его великобританского ве[личеств]а (от чего Бог милостивейший да защитит) подданные их обезпокоены для притчины да не будут, и при нечаянном таковом припадке подданные обоих сторон свободу расположения своих особ и пожитков да содержат.

9

Церкви и отправления веры в королевствах его великобританского ве[личеств]а российского народа греческаго исповедания равенственно позволено будут, якоже реформацкого закону в Российском государстве позволение имеют.

10

В приезды с караблями его царского ве[личесгв]а подданных в пристани и вовсе его великобританского ве[личеств]а королевств провинции и в городы, чтоб с них без всякой прибавки конвойные и ластовые деньги и иной всякой денежной платеж, какой ни случится, брать столько, сколько других государств купцы платят по уставу, равномерно же и в пристанях его царского ве[личеств]а его великобританского ве[личеств]а подданные оные определенные платежи против того ж, как с подданных его царского ве[личеств]а будут брать в королевстве его великобританского ве[личеств]а, платить имеют.

11

Когда их величеств случатся воинским кораблям или яхтам быть в пристанях в государствах един другова или где соититься на море, как с одной и другой стороны воинскими или иными караблями, и тогда при крепостях, так и при сходех караблей равное взимно друг другу в почтении и церемониях во всех учинено будет.

12

И для лутчего сообязательства впредь дружба между его царским ве[личество]м и его великобританского ве[личеств]а обещают силою [179] всего обе стороны договаривающияся один другой пользы во всяких случаях искать, убыток же и зло отвращать и неприятелем одной или другой стороны во время войны никакого вспоможения не чинить.

13

Сей же договор в запас силу иметь будет на [...] [Пропуск в тексте.] лет, щитая от дни размены взаимных подтвержений, а между тем старание приложено будет, дабы еще о иных пунктах к вящему умножению со обоих сторон купечества согласиться.

14

Сей же договор подтвержен будет во время пяти месяцов или скорее, ежели то учинить будет возможно, и сие время начнется от дни подписи сего договору.

РГАДА. Ф. 35. Сношения с Англией. Оп. 1. № 413. Л. 4 — 9 об. Копия.

№ 7

1715 г., марта 29. — Реляция генерал-адъютанта С. Г. Нарышкина 24 канцлеру Г. И. Головкину об изготовлении подарка для Петра I от английского короля Георга I

В Лондоне

Марта в 29 день 1715 г.

Государь мой Гаврило Иванович.

Всепокорне доношу вашему превосходительству: министров здешняго двора, а имянно гооподина барона Беренсдорфа 25 об отпуске своем просил, на что мне ответствовал, что королевское величество изволит к царскому величеству взаимно послать презент, которой де уже велено делать, один инструмент математической. Я чаю, оной от секова времени поспеет недели в три, а какой вышепомянутый инструмент, обещали мне его на сих днях показать. И как оной увижу, буду вашему превосходительству об нем обстоятельнее впредь доносить. И того ради и к царскому величеству ныне не писал, и за тем удержан я отпуском моим.

Вашего превосходительства, моего милостивого государя всепокорный слуга

С. Нарышкин

РГАДА. Ф. 35. Сношения с Англией. Оп. 1. № 414. Л. 7 — 7 об. Подлинник.

№ 8

1715 г., апреля 4.— Грамота Петра I Георгу I об отпуске английского резидента в России Дж. Маккензи 26

К королю великобританскому.

Из отправленного вашего королевского величества к нам писания от 29 генваря усмотрели мы, коим образом вы за благо изобрели своего резидента Георгия Макензи отсюда отозвать. Оной прибыл сюда несколько времяни спустя после смерти ея величества королевы [180] великобританской Анны достохвальной памяти и своего кредитива прежде не подавал, как при нынешнем своем отпуске и поданной вашего величества отзывательной грамоты. Однакож несмотря на то, не преминули мы ему во время его пребывания здесь всякую характеру его надлежащую учтивость оказать повелеть и ныне со всякою подобающей честию от нас отпустили. Мы обнадеживаем при сем ваше королевское величество дружебнобратски, что мы с своей стороны старатца будем до сего времени между нами, нашим государством и землями бывшую дружбу и доброе согласие постоянно содержать, також к вашим в нашем государстве комерцию отправляющим подданным как до сего времени, так и впредь для имеющей между нами персональной дружбы с приращением нашу протекцию продолжать и все то чинить, что ко умножению купечества обоих государств и подданных взаимной пользе касатца может. Желая в прочем вашему королевскому величеству счастливого государствования и всякого благоповедения.

Дан в Санкт-Петербурке, апреля 4 дня 1715, государствования нашего 33 году.

Вашего величества склонный брат

Приписано собственною его царского величества рукою: Петр

Запечатана государственною большою печатью с кустодиею.

РГАДА. Ф. 35. Сношения с Англией. Оп. 1. № 401. Л. 8 — 8 об. Отпуск.

№ 9

1715 г., май. — Проект торгового договора между Англией и Россией, представленный статс-секретарем Ч. Тауншендом русскому послу Б. И. Куракину 27

Проэкт трактата о купечестве с Россиею, данной от английского статцкого секретаря милорда Таузента послу его царского величества князю Куракину в 1715-ом году.

1

Да будет между народы и подданными короля великобританского и его царского величества свободное употребление морского хождения и коммерции так на море, как и на сухом пути и на реках и озерах, во всех статах, королевствах, обладаниях, провинциях, землях, территориях и пограничных островах, городех, слободах и деревнях, портах, баях 28, рукавах и детроях 29, морских проходах и сплывах 30, где обыкновенно торг и купечество отправляют или которыя впредь в какое время позволены будут подданным какого принца чюжестранного стата или потентата, кто б ни был в дружбе с их величествами или со одним из них.

2

Дабы позволено было народам и подданным каждого из их величеств ходить бес провожания или позволения генерального или партикулярного так морем, как и сухим путем в земли, королевства,и статы, в городы, слободы, пристани и на реки и иные места так, как в вышереченном артикуле объявлено, принадлежащия их величествам, и входить в каждыя из тех пристаней или мест с их караблями или судами нагруженными или порозжими или иными возами, в которых [181] привозят свои имения и товары, и там пребывать толикое время, как им угодно будет, без всякого определения срока, ежели токмо поступать будут сходно с уложениями и учреждениями того места, в котором будут.

3

Чтоб подданные народы и жители каждого государства, какого б состояния, чина и степени ни были, взаимно друг другу вспомогали и всякую дружбу, добрыя услуги и склонность к себе оказывали.

4

Чтоб им вольно было во всех местах госдарств их величеств взаимно нанимать дворы и квартиры для своего житья и магазины для поклажи своего имения и товаров, також запасать себя потребными вещми, которых у них от времяни до времяни недостанет и в них нужду иметь будут.

5

Дабы могли починивать свои корабли и возы и покупать пристойною ценою, в чем им нужда будет для вышереченной починки, и запасать себя провизиями и другими потребными вещми для пропитания своего.

6

Також соглашенось и постановлено, что позволено будет подданным его великобританского величества перевозить и ввозить в какие земли, пристани и места, какия б ни были, приналежащие его велибританскому величеству всякие товары своего государства происходящие или деланыя или манифактуры в королевствах, поселениях и иных местах их величества, також всякия товары, которым купечество и привоз не запрещен по уложению каждого государства, платя всегда обыкновенное и правовходное, которыя они должны по уложениям и уставам каждого государства.

7

Что заплатя единожды пошлину за привоз и вход в пристани и места, в которые они сперва привезут свое имение, манифактуры и товары в государства их величеств, им свободно будет перевозить то их имение, манифактуры и товары, хотя морем или сухим путем, в какия иныя пристани или места, какия б ни были, из земель их вышереченных величеств, как выше объявлено, и что для того не будут истязать, ни требовать с них какого иного обыкновенного, ни права.

8

Что когда те товары перевезены будут с одного на другое место в какое государство их величеств от подданных с одной и другой стороны или от их агентов, то комисары, или начальники таможенныя их вышереченных величеств будут обязаны дать им позволение и свидетельство чрез которыя товары их свободны будут от нее иного обыкновенного или права, какая быть ни может, а те, которыя отвозят, или их агенты обязаны будут оказывать свое позволение и свидетельство в пристанях или местах, в которыя привезут свои товары, как выше объявлено, начальнику таможенному, которой там будет. [182]

9

Еще ж договоренось и постановлено от их величеств, что поданныя одного всегда свободу иметь будут в государствах другова продавать, разменивать или распологать своими манифактурами или товарами, которыя привезут (или перевозить из одного в другое место внутри государства) в земли их величеств, как выше объявлено, таким образом и толикое число как за благо разсудят, хотя партикулярно, хотя публично или в пользу тех персон, которым похотят, хотя они природные, или жители той земли, где свои товары для продажи складут, или иной нации чюжестранной, которая там живет.

10

Чтоб им равным же образом позволено было во всякое время и во всех местех державы их величеств употреблять деньги, которыя курс иметь будут в государстве, которыя они в платеж получат за свое имение и товары, в таких манифактурах или товарех, каких похотят, и покупать и розменивать товары свои на всякия вещи и провиант, хотя с первым хозяином или продавцом или иным каким образом на публичном торгу для продажи вещей или на ярмонках или в иных местех, где те товары выставлены, зделаны или проданы будут, несмотря на все уложения, обыкновенныя откупы или употребления в каждом государстве, тому противныя.

11

Чтоб могли привозить или перевозить сухим путем и водою манифактуры и товары, которыя они купят в городех или провинциях или в иных местах во внутри каждого государства в пристани или места, откуды вывоз учинят (то есть где таможни установлены), не платя никакого права или обыкновенного, какое б ни было, кроме того, что природные сами обязаны будут в таких равных случаях платить.

12

Чтоб всегда совершенную свободу имели в пристанях или местах, где перевоз учинитца, разменивать свои вещи и товары, которыя они купят в государствах их величеств (кроме тех товаров, которых вывоз заказан) на своих собственных караблях или иных судах и возах никакой иной земле чюжестранной принадлежащих, как за благо разсудят и позволено им будет свободно отъезжать с своими караблями, судами и возами, с своими вещми, товарами и имением и в свою собственную эемлю возвращаться или в такое иное место, в которое похотят, без всякого супротивления и обеспокоения помешки, разумевая, чтоб токмо всегда платили или платить приказали обыкновенное и право надлежащее, в случае того перевозу по уложениям земли той, откуды те товары отвезены будут.

13

Дабы подданныя короля великобританского не платили большаго и вящаго обыкновенного, прав и налогов в землях его царского величества, ни подданныя его царского велпчества в Великой Британии за товары, которыя привезут и назад повезут, кроме тех, которыя платят за такие ж товары, также привезенныя и отвезенныя, от уроженцев каждого государства или от подданных какой иной чюжестранной земли. [183]

14

И понеже в Великой Британии есть некоторой вычет пошлин за вывоз чюжестранных товаров, того ради его великобританское величество изволяет, чтоб и подданныя его царского величества имели и получили тот же вычет, которой собственныя его подданныя и иныя имеют за вывоз назад чюжестранных товаров.

15

Дабы никакой пошлины не требовать в землях одного с караблей, принадлежащих подданным другова, за протори провожанья, ниже под имянем ластовых денег или под каким ни буди иным имянем, и не будут обязани платить за свои карабли иных проторей, кроме обыкновенных проторей в пристанях, которыя чюжестранныя действительно платить будут.

16

И для произведения и побуждения навигации и купечества обоих государств, то да будет свободно и позволено всем подданным их величеств торговать и ездить с своими караблями во все государства, земли и статы оных, которыя будут действительно или мотут быть в дружбе з другим, и да не будут обеспокоены ни помешаны в вышереченной свободе ни от каково воинского карабля, галер или иных суден, принадлежащих однем или другим подданным их величеств, как случай явитца может.

17

Свобода навигации и купечества да будет распространена такожде на всякие товары (изключая всегда те, которыя заказаны, или контрабанде), и сверх того постановлено взаимно сим трактатом, что всякой провиант и товары, которыя найдены будут на караблях, принадлежащих подданным великобританского короля или его царского величества, свободны будут, хотя вся их нагруска или часть оной принадлежит неприятелем одного или другова и никакой отмены чинить не будут над теми, которыя тем товарам будут хозяева, но карабли вольныя учинят все товары, которыми нагружены будут, вольными, кроме того, что выше сего извлечено.

18

Под имянем товаров заповедных или контрабанд включены будут токмо оружие, пушки, бомбы с фузеями и что к тому принадлежит, картечи, фитили, ядра пушечные, копья, шпаги, ланцы 31, короткие копья, алебарды, мортиры, петарды, гранаты, селитра, мушкеты, пули, шлемы, шляпы железныя, латы, панцыри и иное оружие, способное к вооружению салдат, перевязи, портупеи, лошади с их прибором и иныя воинския инструменты, какия б ни были.

19

И для упреждения всяких споров и несогласия договоренось будет, что под имянем товаров заповедных, или контрабанд, не будет причтено пшеница, пшено сорочинское, ячмень или иныя зерна, соль, вино, масло деревянное и генерально все то, что принадлежит к содержанию и к пропитанию, також пенька, лен, смола пик 32 или лес [184] строительной, какой бы ни был, ниже все иныя товары, которыя не зделаны наподобие инструмента воинского или вещи, служащей к войне, сухим путем или морем, но будут почтены за вольный товар, равным же образом и все другия товары и вещи, которыя не включены и особливо не имянованы в прешедшем артикуле, так чтоб могли быть перевезены так свободно, как возможно от подданных обоих союзников и в самыя места, которыя принадлежат неприятелю, изключая токмо городы или места, которыя тогда будут в осаде и в блокаде.

20

Ежели ж между тем какия из тех товаров заповедных на караблях, принадлежащих подданным одного или другова из их величеств, найдены будут, которыя нагружены будут в какое государство, земли или стат, в неприятельстве з другим пребывающия, те будут взяты, выгружены и отписаны пред адмиралитейством или иным надлежащим судьею, но ни карабли, ни другия товары вольныя и позволенныя, которыя в них найдены будут, для того ни задержаны, ни в секвестр отданы не будут.

21

Чтоб подданныя его великобританского величества имели свободное отправление веры своей по обыкновению английской церкви во всех землях его царского величества, и что равным же образом и подданныя его царского величества иметь будут в Великой Британии свободное отправление закона своего по обыкновению греческой церкви.

22

Сверх того, ежели случится какое несогласие между подданными их величеств или между ими и какими иными чюжестранцы в землях вышереченных их величеств, причиненное чрез их торг и коммерциум между собою, то будут они иметь полную свободу.чинить позыв ко двору или иным судебным начальникам в каждом государстве, которыя выслушают и вершат их ссоры по обыкновению уложений и справедливости.

23

Ежели же (что Бог да отвратит) какой нечаямой случай потом пресечет щастливой мир и добрую корреспонденцию, которыя ныне постановлены между их вышепомянутыми величествами и их государствами взаимно, то карабли, товары и имения движимыя и недвижимыя подданных обоих сторон, которыя обретаться будут в пристанях и землях их величеств, не будут конфискованы или отписаны, ниже понесут какого убытка, но ежели война объявлена будет, то позволять с обоих сторон шесть месяцев помянутым подданным их величеств, дабы продать и расположить вышереченным или иными своими вещами и перевесть куды за благо разсудят, не чиня им никакой помехи, ниже под каким предлогом ни буди в вышереченное время их имения не отбирать, наименьше же их персоны арестовать.

Чтоб назначить в землях его царского величества начальников, которыя б не допускали фальшивыя свяски пеньки и льну по регламенту, преж сего учиненному в Риге и Нарве 33 и протчая.

РГАДА. Ф. 35. Сношения с Англией. Оп. 1. № 413. Л. 10 — 19. Перевод, современный оригиналу. [185]

№ 10

1715 г., июня 8. — Предписание генерал-адмирала Ф. М. Апраксина 34 генерал-майору и обер-штер-кригс-комиссару Г. П. Чернышеву 35 о расчетах с английским купцом Ф. Коллинзом 36 за доставленную соль

Когда прибудут сюды аглинские карабли к аглинскому купцу Коленцу, с которым учинен контракт о поставке в Адмиралтейство соли ото ста до ста пятидесят тысяч пудов, которой прилагаетца при сем, извольте приказать соль принимать у него, щитая пуд по десяти алтын, а берковец 37 по три рубли. И за тое соль, что будет принято, отдать пенькою, которую повелено принять от светлейшаго князя Меншикова, щитая берковец по десяти рублев, и об оддаче той пеньки писано от нас его светлости маршалку Соловьеву 38. А ежели против принятой соли чего пеньки не достанет, то додать поташем, которой есть в Адмиралтействе, щитая берковец по пятнатцати ефимков шпецы 39, а российскими деньгами по осми гривен; и достальной поташ отдать помянутому же Коленцу по вышеписанной же цене на ефимки и взять в том вексель в Амстердаме или в Лондоне, а не взяв векселя, поташа ему первой и второй половины не отдавать. И ежели он векселя не даст, то весь поташ продать другим купцам, кто купить похочет, повольною ценою. Ежели соли будет сверх контракту, а имянно до двусот тысяч пудов, и оную принять в Адмиралтейство и отдать пенькою по вышеописанной же цене или смолою, щитая за бочку по два ефимка, а российскими деньгами ефимок по осми гривен. И во всем том торгу и векселю подписатца вышепомянутому господину маршалку Соловьеву порукою.

РГА ВМФ, Ф. 233. Канцелярия Ф. М. Апраксина. № 253. Л. 158. Копия.

№ 11

1715 г., июня 22. — Поздравительная записка Петра I адмиралу Дж. Норрису 40

Милостивый государь.

Получив известие о Вашем успешном прибытии с британской эскадрой в Ревель, мы направляем нашего личного секретаря д'Остермана 41, дабы он сделал Вам некоторые предложения от нашего имени, и надеемся, что Вы дадите благоприятный ответ на них, на который позволяют рассчитывать дружба и доброе согласие, которые всегда существовали между нами и его величеством королем Великобритании. Любящий вас

Петр

Писано на борту «Ингрии» («Ингерманландии»), 22 июня 1715 года.

British Library. Add. MS. 28. 154. F. 133, 136. Современный перевод. [186]

№ 12

1715 г., июня 25, — Предписание генерал-адмирала Ф. М. Апраксина провиантмейстеру Нелидову о покупке соли и угля у английского купца В. Стерлинга

Писано к правиант-мейстеру Нелидову.

Договаривался я с аглинским купцом Вилимом Стерлингом о поставке в Адмиралтейство соли и аглинского уголья; и по получении сего прими у него соли, сколько он отдаст, а имянно от четырех до пяти тысяч пуд, а уголья от 15 до 18 ластов, щитая в ласте по 18 бочек ревельской меры, приняв меру из дому вице-адмирала Крейса 42. И сколько принято будет соли и уголья, о том ведения за своею рукою подайте нам немедленно, а для выгруски возьмите людей от господина брегадира Порошина 43.

РГА ВМФ. Ф. 233. Канцелярия Ф. М. Апраксина. № 253. Л. 177. Копия.

№ 13

1715 г., июня 4 (15). — Грамота Георга I Петру I с благодарностью за поздравление по случаю его вступления на престол

Список с грамоты короля аглинского к царскому величеству из Синт-Жамеса июня от 4/15 1715.

Вашему величеству я зело обязан, что вы не токмо чрез ваше дружебнобратское ответное писание от 26-го сентября 1714, но и чрез нарочную посылку вашего величества камергера, генерала-адъютанта и капитана от гвардии Нарышкина с поздравлением к получению моего здешнаго королевского правительства и при том обязательном обнадеживанием о постоянстве вашего величества намерения в добром согласии со мною пребывать, меня почтить изволили.

Помянутый ваш посланной врученную ему толь приятную коммисию мне на аудиенции представлял и оную чрез свои искусныя манеры и изъяснения еще приятнее учинил. И я ему на то в ответ таким образом себя объявил, что я не сумневаюсь, что ваше величество доношением его весьма довольны будете, которое он о том учинит, на что я в том лутче кратко сим сослатца, нежели ваше величество пространными повторительными засвидетельствованиями труднить хощу, коли ко я есмь и с непременною преданностию пребываю и пр.

Георгий король

Вашему величеству я сим дружебнобратски благодарю за приятной подарок, которой вы изволили чрез своего камергера, генерала-адъютанта и капитана от гвардии Нарышкина мне вручить повелеть. Я оной так само о себе и еще наипаче высоко почитаю для того, что оной труд собственных вашего величества рук есть. Я долго мыслил, что б я сыскать мог, которое б вашему величеству для оказания каким образом моей благодарности взаимно офферовать [Так в тексте.] мог. И понеже ваше величество особливой знаток куриозных наук и работ есть, того ради приемлю смелость ему, Нарышкину, некоторой математической [187] инструмент нового изобретения для вашего вличества вручить, которой желаю, дабы честь имел вашему величеству так угоден быть, како я желателен вам удовольствование причинить.

Георгий король

РГАДА. Ф. 35. Сношения с Англией. Оп. 3. № 26. Л. 7 — 8. Перевод, современный оригиналу. Подлинник на нем. яз. Там же. Л. 1 — 3 об. Был сложен конвертом и запечатан печатью черного сургуча. На Л. 2 обл «Зри вложенную копию и перевод». Копия на нем. яз. Там же. Л. 5 — 6.

 

№ 14

1715 г., июня 30. — Письмо адмирала Дж. Норриса лорду Адмиралтейства М. Эйлмеру о встрече с русским флотом и прибытии в Ревель

Ревель

30 июля 1715 г.

Сэр.

Почитаю долгом сообщить Вам, что после отправления моего последнего письма от 15 числа я получил несколько писем от лорда Тауншенда, которые я препроводил голландскому контр-адмиралу 44, и приложил все усилия, чтобы узнать, может ли он предпринять что-либо вместе со мной в предстоящие дни, однако, поскольку он выяснил, что ничего не может сделать до получения дальнейших распоряжений, я отплыл из Данцига 17-го согласно решению, о котором недавно сообщил Вам, и 22-го между островом Даго и побережьем Финляндии я встретил эскадру Московии, которая шла под парусами, а 23-го проследовал мимо флота Московии, стоявшего на якоре примерно в двух лье с наветренной стороны от меня к югу от Рогорецка. У них было 19 хороших военных кораблей под командованием адмирала графа Апраксина. Царь находился на одном из кораблей 45, и был одет в форму вице-адмирала флота, его сын служит на флоте волонтером на личном корабле, а князь Меншиков командует кораблем с собственным вымпелом 46. Он был в море всего неделю и предпринял это плавание, зная, что мы должны возвращаться примерно в это время. Мы прибыли в Ревель 23-го, а 24-го сюда пришел флот Московии, и я передал поклон адмиралу и поинтересовался, находится ли его величество в составе флота и не соблаговолит ли он разрешить мне увидеться с ним. Он назначил мне встречу в тот же вечер на своем адмиральском корабле. Я засвидетельствовал ему свое почтение и был принят с большой любезностью. Затем он прибыл для осмотра моего корабля, где я встретил его всеобщим салютом, которым флот приветствует коронованных особ. Он с превеликим любопытством осмотрел все части нашего корабля, даже пороховой погреб, куда я сопровождал его. Нет оснований полагать, что его страна произвела увиденные нами усовершенствования с помощью некоторых английских кораблестроителей. У него три новых шестидесятипушечных корабля 47, которые построены в Петербурге и ничем не уступают лучшим кораблям такого же класса в нашей стране, да к тому же красивее отделаны.

Обнаружив из наших отчетов из Петербурга; что товар не будет готов к погрузке на их корабли к указанному мной сорокадневному сроку, я созвал совет, дабы привести в порядок наши дела, и его результаты прилагаются к настоящему письму. Как Вы увидите из него, мы делаем все, что в наших силах, чтобы попасть в южную часть Балтийского моря, и, если представится возможность, я готов оказать [188] новые услуги. Кланяюсь всем нашим друзьям и горячо любимым сестре Люси, ее семье и брату Гарри.

Ваш покорнейший слуга и сын

Дж. Н[оррис]

British Library. Add. MS. 28, 143. F. 11v — 12 (Sir Jonn Norris’s Letter Book) Копия, англ. яз. Современный перевод.

№ 15

1715 г., августа 22. — Из письма Дж. Норриса М. Эймлеру о приеме Петром I английских моряков

22 августа 1715 г.,
перед прибытием в Данциг

Сэр.

После отправления Вам моего последнего письма от 8 числа из Ревеля я полагаю своим долгом сообщить Вам, что 14 числа наши военные и торговые корабли, шедшие из Петербурга, присоединились ко мне и в штормовых условиях прибыли в Э[...] [Пропуск в английском тексте.], однако той же ночью, в 2 часа шедший с ними голландский военный корабль «Хаус оф Туормелс» под командованием капитана де Гроота с 44 пушками и 200 моряками на борту сел на камни. 70 человек спаслись на шлюпках, имевшихся на торговых судах, а сам капитан и остальные, как мы думаем, погибли вместе с кораблем.

16-го погода была спокойной, и я вместе со всеми нашими военными и торговыми кораблями вышел из Ревеля, где мы оставили царский флот, который, как я полагаю, с первым же ветром отправится на зимнюю стоянку в Кроншлот.

Когда я покидал их царские величества, они соблаговолили приказать мне передать поклон его величеству, а также принцу и принцессе Уэльским, и, судя по тому, что я мог узнать при его дворе, он испытьпвает особое уважение к особе его величества и, похоже, заинтересован в хороших отношениях с Англией и Голландией. У него есть врач из Северной Британии по имени Эраскин 48, брат сэра Джона, который заседал в последнем парламенте. Этот господин пользуется большой благосклонностью, входит в Тайный совет и благодаря своему влиянию весьма полезен нашим соотечественникам. Его величество изволит всегда использовать его в любых наших общих делах, и должен признать, что считаю его человеком разумным и достойным. Его величество соблаговолил подарить мне на память свой портрет, дабы он напоминал о том, что я был первым офицером из нашей страны, который провел флот в его владения по их морям. Со мной были господин Томас Харди и голландский контр-адмирал, и он соблаговолил подарить каждому из них по красивому бриллиантовому кольцу, а также послал каждому капитану по паре соболей. Находясь рядом с его величеством, я старался вести себя самым учтивым образом, дабы поддерживать хорошие отношения в интересах нашей торговли, и он всегда с пылкостью говорил о ней. В связи с этим я объяснил ему, что, коль скоро Петербург находится на мелководье, где глубина составляет лишь 10 футов, и отстоит более чем на 20 миль от того места, где может пришвартоваться для загрузки корабль, это неудобно для ведения торговли и что, если он соблаговолит распорядиться о строительстве складов в Кроншлоте, куда могут заходить торговые [189] суда, это будет весьма способствовать торговле с этой частью его страны, и, поскольку пеньку зимой доставлять трудно, ее удобнее хранить здесь, чем в Петербурге. Он согласился со мной и сказал, что распорядится сделать это в ближайшее время, и, как признают наши купцы, это будет весьма выгодно им.

20-го после перехода по бурному морю я прибыл сюда и обнаружил, что наши военные и торговые корабли из Риги из-за шторма были вынуждены прийти в это место на четыре дня раньше нас. Так что мы собрались здесь все, кроме двух голландских военных кораблей и нашего судна, которые были посланы для того, чтобы привести к нам корабли из Риги. Мы выйдем отсюда с первым же ветром, и, если они к тому времени не присоединятся к нам, мы оставим для них приказ следовать за нами [...] [Опущены сведения о датчанах, шведах и претенденте на английский трон.].

British Library. Add. MS. 28, 143. F. 16 — 17. Копия, англ. яз. Современный перевод.

№ 16

1715 г., сентября 19. — Предписание генерал-адмирала Ф. М. Апраксина капитану П. П. Бредалю 49 о возможном конвоировании следующих из Англии в Россию торговых судов, принадлежащих английскому купцу Ф. Коллинзу

Капитану Бредалю (чрез Соловьева) 50

Просил нас аглинской купец Коленц, что он ожидает сюды несколько караблей из Англии и чтоб оным быть под конвоем вашим. И где те карабли с вами случатца, а именно в Англии или у Зунта, под свой конвой принять извольте и по возможности охраняйте, а медления за ними никакова чинить не извольте, и ежели они будут просить вас, чтоб для их какой неготовности несколько обождать, того отнюдь не чините, но исполняйте по данному вам указу, как надлежит честному афицеру.

РГА ВМФ. Ф. 233. Канцелярия Ф. М. Апраксина. № 232. Копия.

№ 17

1715 г., сентябрь. — Прошение английских мастеров Петру I о принятии их на работу на стекольный завод в Ямбурге

Державнейший царь, государь милостивейший.

Понеже ваше царское величество благоволит ныне новой склянишной завод в Ямбурхе строить, а мы, раби ваши, царскаго величества, прежде сего были у склянишного заводу и служили на Москве на Воробьевых горах у склянишных же завод, всемилостивейший государь, покорно просим вашего царскаго величества, дабы ваше царское величество благоволил приказать нам тут быть впредь у того нового стекляного заводу в мастерах и совершати нам аки в Аглицкой эемли, (сии речь) зеркальныя стеклы и оконнишныя и хрустальныя всякие сосуды и бутылки, и о том как вам Господь Бог по сердцу положит. [190]

Вашего величества иноземцы Аглицкие земли, нижайшии раби

Вилим Мильс 32
Рыцард Вилькок 3б
Исраиль Роджерс 20
Толмас Бел 20
Эдвард Гвин 20

В Санкт Питербурхе, сентября в [Число не проставлено.] день 1715 го году.

РГАДА. Ф. 9. Кабинет Петра I. Отд. II. Кн. 25. Л. 212. Подлинник.

№ 18

1715 г., ноября 10, — Из мемориала английского купца С. Гартсайда Петру I с предложением учредить в России систему маклерства и бракеража для регулирования торговли основными экспортными товарами

8

[…] [Опущена часть мемориала, касающаяся убытков, понесенных С. Гартсайдом и его компаньонами в России.] Еще я, нижайший, вашего милостивейшаго царского величества покорнейше прошу, чтоб в разсуждении многих убытков понесенных и великой пошлины, которую мы в казну вашего величества платили для великого побуждения, данного в торгу во всем государстве вашем, и других многих услугов, учиненных вашему величеству, в покупке кораблей в Великобритании, також де и строенных 9 караблей у города Архангельского, в чем вашего величества подданные обучались и питались и в состояние приведены подати свои платить, а ныне чрез вышереченные несчастия потеряли своего собственного капитала и в состоянии не нахождуся торговать, как прежде, и понеже ныне ничего более потребно в государстве вашем к побуждению и умножению торгов между вашим величеством и чюжестранным народом, как бы изобретен был такой человек, которой достоин генеральным присяжным маклером и браковщиком быть.

Того ради я, нижайший, вашего царского всемилостивейшаго величества всепокорне прошу оной чин мне дать, а имянно мне действовать генеральным присяжным маклером и браковщиком с коренных таваров: пеньки, льну, сала говяжья и воску и прочих товаров в государстве Российском, при карабельных пристанях в Санкт-Питербурхе, на Вологде и у города Архангельского.

И от того позволял мне за труды мои от купца и от продавца, как обычайно в Риге и в Нарве, и яко генеральному поверенному маклеру (и браковщику) по обыкновению во всей Европе. И я, нижайший, в том своем состоянии и порук дам вашему величеству в колижии Комерцыи добрых купцов, на 10000 у себя пожитку своего имеющих.

К тому ж объявляю, которых я людей к тому делу из разных городов требовать буду, то есть подмаклеров, старост, вязальщиков, дрягилей и прочих к тому делу заобычайных, сколько человек понадобитца, чтоб то дело по прошению моему учинено было.

И ежели какие жалобы о неправде подданным вашим купцом на меня или которых я употреблять буду, принесены будут, то я и оные служители должны будем справедливость учинить и сатисфакцию дать. [191]

9

В чем особливая услуга вашему величеству учинитца и побуждение в купечестве в государстве вашего величества, для того что постановлением генерального маклера и брака чюжестранной народ более торговать будут, понеже всегда обнадежены будут доброй тавар получать, и в чем справедливость подданным и чюжестранным учинитца и в купечестве между подданными вашего величества и чюжестранными окончается.

И ежели ваше царское величество меня достойным в тех чинах рассудит быть, то покорно прошу оным чином меня милостиво пожаловать, дабы я прежние свои несчастия, в торговле, понесенныя в государстве вашего величества, хотя малое что число для пропитания себе возвратити мог.

10

В подтверждение того, что я предлагаю и ко изъяснению всего сего дела вашему величеству и что достоин я служить вашему величеству в вышереченном чину, я вашего царского величества покорно прошу; да соизволите указать, чтоб все дела, а имянно в купечестве, которые я предлагать имею, выслушаны были в колежии Комерции при обретающемся президенту и чтоб в помянутой колижии Комерции все касающееся дело о браке и маклерстве и о протчем торговом состоянии и кому что приключица требовать, чтоб начало восприяло и ко окончанию приведено было, також де чтоб все споры, которые в купечестве приключаются, вершены были и которые по крепостям и векселям и по книгам бить челом будут, також де скорое решение получали, также и ис таможни об каких таварех и об другом, о чем справитися надлежит, ведомости от бурмистров присыланы были в тое же колижию Комерцию, когда спрошены будут, немедленно.

Да к тому ж объявляю, что все товары надлежащие, которые обретаются в казне нашего царского величества, которые куплены или проданы быть имеют, и чтоб было позволено на публичную продажу и представлено было, как и в других окрестных государствах обыкновенно состоитца, и в том великая польза будет вашему царскому величеству и умножение интересов в продаже и в покупке таваров, надлежащих вашему величеству, також де и всем купцам приятно будут, что всем вольно из вашей царского величества казны всякие тавары покупать, також де и вашему царскому величеству продавать, не так, как преж сего бывало, понеже многие тавары и за одним купцом были постановлены, которыя купцы в кредите при дворе вашего царского величества находятца, к великому убытку и умалению казны вашего величества, а имянно смола, сего настоящего 1715, отчего многое умаление интересов вашему царскому величеству учинилось. Но ежели б на публичную продажу представлена была, то б 20000 рублев прибыли получить мочно было, и я, нижайший, доказать могу многими купцами здесь в Санкт-Питербурхе, которые б гораздо лутчую цену дали и взяли бы 40000 бочек, для того что из Стекхольма смолы в отпуску не будет, потому что ваше величество завоевал Финляндию, откуды ежегодно более 50000 бочек отпущено было, и оттого великая скудость в смоле во всей Европе быть может.

И чтоб все дело, которое я ныне лредставляю и впредь что представляти буду, имею в пользу вашего величества с чюжестранными народами, токмо судить таким людем, которые купечество знают, которых ваше величество к тому делу определит и за благо разсудит. И ежели мои вышеозначенные предложения угодны вашему царскому величеству, также и подданным и всем чюжестранным купцом, чтоб указ дан был ис колижии Комерпрли, начиная от первого числа [192] генваря 1716 году, и чтоб мне тамо присягать и поруки по мне взяты были, дабы праведно, верно и прилежно поступал, и чтоб протчих служителей, которых я избрать и употреблять буду, — маклеры, подмаклеры и браковщики, вязальщики, старосты и дрягили и протчие служители, — також присягу чинили и поруки по них по моему разсуждению взяты были для вящшаго исправления их должности ко удовольствию вашего величества подданных и чюжестранных, дабы я, ежели кого они обидят, власть имел оных штрафовать или кому и наказание на теле учинить, смотря по их вине, и чтоб сие дело было позволено в разсуждение мое.

И я, нижайший, весьма на милосердие и высокую милость вашего величества полагаюсь и надеюсь, да соизволите со мною учинить как ваше царское величество угоднее разсудит, ибо я тотов вашему величеству служить по крайней своей силе и до гроба своего.

Моля всясодержащего и высочайшего Бога для вашего величества здравия и всякого благополучия и предбудущаго суксесу [Так в тексте.] и соксесоров [Так в тексте.] и чтоб царствование ваше всемилостивейшаго моего государя в преславном и достохвальном мире и благоденствии состоялось, также и купечество в государстве вашего величества умножилось, и правда и постоянство в торговле навеки утвердилось, ей, сего усердно от серца желаю.

Вашего царского величества нижайший и покорнейший раб агличенин Самойло Гарцын.

S. Gartside

РГАДА. Ф. 9. Кабинет Петра I. Отд. II. Кн. 25. Л. 312 — 315. Подлинник.

№ 19

1715 г., ноября 19. — Донесение капитан-командора Н. А. Синявина 53 генерал-адмиралу Ф. М. Апраксину о прибытии корабля под его командованием в Лондон

Милосердный мой государь Федор Матвеевич.

Доношу вам, моему государю. Я прибыл в лондонской порт и стал, не дошед Гревезенту 54, за полмили, а в Лондон мне итти с караблем моим господин Гютвель 55 не велел, понеже в аглинских правах положено; естли карабль делан в Англии, то на нем надлежит быть шипору аглинскому и двум долям аглинским матросам, а естли бы я приехал в Лондон, то бы мой карабль и с таваром конечно был бы взят на королевское величество, ис котораго числа половину доносителю. Того ради ныне отправляет меня господин Гютвель в Галандию, к своему крешпонденту. Афицером, которыя в полону у шведов, набору господина Салтыкова 56, надлежит заплатить заслуженных их денег 4000 рублев.

Раб ваш, моего милостивого государя

Наум Синявин

Из Лондона, ноября в 19 день 1715.

РГА ВМФ. Ф. 233. Канцелярия Ф. М. Апраксина. № 107. Л. 24 — 24 об. Подлинник. [193]

№ 20

1715 г., ноября 29(декабря 10). — Грамота короля Георга I Петру I с поздравлением по случаю рождения великого князя Петра Алексеевича 57 и с благодарностью за избрание его восприемником

В грамоте короля аглинского к царскому величеству от 29 ноября/10 декабря 1715-го года написано.

Вашему величеству мы дружебнобратцки за приятное объявление о счастливом освобождении от бремени с принцом ея любви государыни супруги вашего кронпринца его любви возблагодаруем. Вышепомянутому кронпринцу мы також де обязаны, что его любовь благоизволил нас в восприемники к молодому принцу изобрать.

Мы поздравляем ваше величество к такому радостному случаю и воспринимаем честь сего кумовства охотно, и желаем, чтоб вашему величеству,вкупе всему вашему царскому дому многажды то случалось, что ваше удовольство и счастливость умножить может. Мы пребываем вашему величеству ко оказанию приятных угодностей всегда охотный и готовый

Георг король

РГАДА. Ф. 35. Сношения с Англией. Оп. 3. № 30. Л. 3 — 3 об. Перевод, современный оригиналу. Подлинник на нем. яз.: Там же. Л. 1 — 2. Был сложен конвертом и запечатан печатью красного сургуча.

Комментарии

1. Сент-Джемский дворец близ Лондона, резиденция английских королей.

2. Маккензи (Mackenzie) Джордж (Георгий) — английский резидент в России (1714 — 1715).

3. Долгорукий Г. Ф. (1656 — 1723) — русский посол в Польше (1701 — 1712; 1715— 1721), сенатор (1721).

4. А. Д. Меншиков был первым из русских, кого иностранное академическое учреждение избрало своим членом. В письме Меншикову от 25 октября 1714 г. Исаак Ньютон извещал его о его избрании. В письме упоминалось об обращении Меншикова к Королевскому обществу от 23 августа 1714 г. с просьбой об избрании членам общества, переданной через «английских негоциантов». В имеющихся документах нет, однако, упоминания о непосредственных «заслугах» Меншикова, послуживших причиной избрания его членом общества (См.: Н. И. Павленко. Александр Меншиков, М., 1981. С. 20 — 21).

5. Ораниенбург (Ораниенбаум) — дворец А. Д. Меншикова под Петербургом.

6. Джон Белл, шотландец, прибыл в Россию в 1714 г. по рекомендательному письму врача Петра I Р. Эрскина (Арескина). В 1715 — 1718 гг. сопровождал посольство А. П. Волынского в Персию, в 1719 — 1721 гг. побывал в Сибири и Китае. Путевые заметки Белла были изданы в 1763 г. под заглавием «Travels from St. Peterburg to diverse parts of Asia». Vol. 1 — 2.

7. Най (Nay, Нэй) Джозеф (Осип) — английский корабельный мастер на русской службе (1698 — 1737).

8. Видимо, имеется в виду Луи Шеппер,токарный мастер Петра I.

9. Элмсал (Elmsall, Эльмзель) Уильям (? — 1738) — английский купец, торговавший в Петербурге. Эванс (Evans, Эвенс) Хилл (Гиль) — английский купец, компаньон У. Стерлинга, торговал в Петербурге.

10. Скорее всего, ошибка: имеется в виду канцлер Гавриил Иванович Головкин (1660 — 1734), глава Посольской канцелярии (1706), призидент Коллегии иностранных дел (1718—1725).

11. Девенпорт (Davenport) Роберт — английский корабельный мастер на русской службе (1706 — 1735).

12. Уолпол (Walpole, Валпол) Гораций (1678 — 1757) — барон Уолтертон, секретарь английского посольства в Гааге (1709 — 1711), полномочный министр там же (1715 — 1716).

13. Салтыков Ф. С. (? — 1715) — стольник, боярин, корабельный мастер (1703), руководил строительством и покупкой кораблей в Антлии и Голландии (1711 — 1715).

14. Вероятно, имеется в виду статс-секретарь Ч. Тауншенд.

15. Тилсон (Tilson) Джордж — помощник статс-секретаря Северного департамента (1708—1738).

16. Мемориал, поданный Маккензи в Посольскую канцелярию, был основан на жалобах Русской компании, а также на слухах о намерении царя забирать по одному матросу с каждого английского судна для препровождения четырех русских кораблей из Архангельска в Петербург, о чем Маккензи сообщал Ч. Тауншенду (Сб. РИО. Т. 61. С. 327, 355 — 356). Резидент надеялся, что расследование, проводившееся в это время Петром I по делу о казнокрадстве высших сановников, приведет к некоторому улучшению положения и удовлетворению жалоб английских купцов. Ответ на мемориал не найден. Маккензи сообщал Тауншенду о том, что Петр обещал передать ему ответ вместе с отзывной грамотой (Сб. РИО. Т. 61. С. 365).

17. Витворт (Whitworth) Чарльз (Карл) (1675 — 1725) — английский посланник в России (1705 — 1710), чрезвычайный посол там же (1710 — 1712), посланник в Берлине (1716 — 1717; 1719 — 1721) и Гааге (1717 — 1719).

18. Гартсайд (Gartside, Гарцын, Гралсид) Сэмюэл — английский купец, принял русское подданство (1720), член Главного магистрата (1721); Робинсон (Robinson, Робинзон, Рабузин), — английский купец, торговал с Россией.

19. По делу о задержании товаров лондонского купца Стефана Перри в Архангельске Ч. Витворт подавал мемориал в 1711 — 1712 гг. (Сб. РИО. Т. 61. С. 32, 45).

20. Найп (Knipe, Книпе) Рэндольф — член правления Русской компании. Мемориал Витворта по этому поводу не найден. Вероятно, бьи подан в 1705 г., сразу же после взятия Нарвы. Повторный мемориал по этому вопросу был подан Маккензи 4 января 1715 г. (РГАДА. Ф. 35. Сношения с Англией. Оп. 1. № 415. Л. 1).

21. Куракин Б. И. (1676 — 1727) — князь, гвардии подполковник (1713), русский посол в Венеции и Риме (1707), Гамбурге (1708), Ганновере (1709), Голландии (1711 — 1725), полномочный министр (1710 — 1711) и чрезвычайный посланник (1714 — 1715) в Англии.

22. Тауншенд (Townshend, Тоузент) Чарльз (1674 — 1738) — английский чрезвычайный и полномочный посол в Гааге (1709 — 1711), статс-секретарь (1714 — 1716; 1721 — 1725). 31 января 1715 г. Б. И. Куракин получил из Посольской канцелярии проект торгового договора с Голландией. Подобный же проект было указано предложить и английскому правительству. В марте 1715 г. Куракин, будучи в Лондоне, подал проект Тауншенду и возвратился в Гаагу. В мае, снова прибыв в Англию, он получил ответный проект английского правительства с просьбой, в случае значительных расхождений с русским проектом, не начинать длительных переговоров, а возвратить проект Тауншенду. Статс-секретарь объяснял свою просьбу тем, что затягивание переговоров могло вызвать конфликт с партией тори. Куракин возвратил проект Тауншенду, снабдив его замечаниями по поводу не удовлетворявших русское правительство пунктов, и в июне 1715 г. вновь уехал на континент (РГАДА. Ф 35. Оп. 1 № 413. Л. 1—3 об., 20—23). Торговый договор между Россией и Англией был заключен в 1734 г.

23. Капер (от голл. Kaper — морской разбойник) — владелец вооруженного судна, совершающий нападения с разрешения своего государства на неприятельские торговые суда или суда нейтральных государств, перевозящие грузы для неприятельского государства.

24. Нарышкин С. Г. (? — 1747) — камергер, генерал-адъютант Петра I, сослан по делу царевича Алексея (1718 — 1726). Нарышкин был послан в Англию с поздравлением Петра I Георгу I по случаю его вступления на английский престол. Он прибыл в Лондон 20 января 1715 г. и 25 января имел «приватную» аудиенцию у короля, вручил ему грамоту Петра I и царский подарок — компас, Георг I пожелал сделать Петру I ответный подарок — солнечные часы, изготовление которых заняло несколько месяцев. Этот подарок Нарышкин получил лишь в конце июня 1715 г. и в июле отбыл в Россию (РГАДА. Ф. 9. Кабинет Петра I. Отд. II. Кн. 24. Л. 157 — 175).

25. Беренсдорф (Bernstorff, Беренздорф, Бернсторф) Андреас-Готтлиб (1649 — 1726) — барон, камергер, ганноверский министр, статс-секретарь Георга I.

26. Английcкий резидент Дж. Маккензи прибыл в Петербург 28 сентября 1714 г. уже после смерти королевы Анны, и не подавал ее верительных грамот от 7 мая 1714 г. вплоть до отпускной аудиенции Петра I, состоявшейся 19 марта 1715 г. По свидетельству резидента, Петр I был чрезвычайно недоволен тем, что Маккензи передал ему верительные грамоты уже покойной королевы. Получив ответ на грамоту Георга I, датированный 1-м апреля 1715 г., и отзывную грамоту, Маккензи в начале мая 1715 г. покинул Петербург. В донесении Тауншенду от 15 апреля резидент указывал, что титул Георга I на адресе отзывной грамоты написан заведомо неполно и неверно (Сб. РИО. Т. 61. С. 380).

27. См. примечание 22.

28. Баях (Bay, англ.) — заливах.

29. Детроях (detroit, франц.) — проливах.

30. Места, где товар отправляется сплавом, водой.

31. Ланц (Lanze, нем.) — копье.

32. Пик — белая смола.

33. Вероятно, имеется в виду Регламент о купечестве, данный г. Риге шведским королем в 1690 г. и подтвержденный привилегией от 30 сентября 1710 г.

34. Апраксин Ф. М. (1661 — 1728) — глава Приказа морского флота (1700), адмирал (1707), граф (1709), президент Адмиралтейств-коллегии (1718).

35. Чернышов Г. П. (1672 — 1745) — граф, генерал-майор, обер-штер-кригс-комиссар Адмиралтейства (1714 — 4722).

36. Коллинз(Collins, Коленц) Франц — английский купец. В 1715 г. Адмиралтейством было закуплено у купцов Коллинза и Спилмэна 176000 пудов английской и испанской соли. 40000 пудов было предоставлено в распоряжение морского ведомства, а остальное количество продано с прибылью для Адмиралтейства. Соль употреблялась для соления пресной воды в доках с целью предохранить корабли от гнилости, а также для продовольственных нужд флота.

37. Берковец — мера веса, 10 пудов.

38. Соловьев Ф. А. (? — 1721) — управляющий А. Д. Меншикова.

39. Speziesthaler (нем.) — ефимок (талер) в реальной серебряной монете. Курс рейхсталера (ефимка) в 1715 г. составлял 80 коп.

40. Норрис (Norris) Джон (1660 — 1749) — адмирал, командующий английской эскадрой в Балтийском море (1715 — 1718). Объединенная англо-голландская эскадра под командованием Норриса из 26 кораблей прибыла в Ревель 19 июня (1 июля). С ней прибыли 108 торговых кораблей, из которых 54 были отправлены в Петербург, а часть в Ригу, остальные оставались в Ревеле. Эскадра покинула Ревель 25 июня (6 июля) в поисках шведского флота, однако, не решившись на столкновение с ним, возвратилась в Ревель в конце июля, и в конце августа, дождавшись торговых кораблей из Петербурга, покинула Ревель (Chance I-F. George. I and the Northern War. London. 1909. Р. 86 — 89).

41. Остерман А. И. (1686 — 1747) — принят на русскую службу (1703), переводчик Посольского приказа (1708), русский представитель на Аландском конгрессе (1718 — 1721), вице-президент Коллегии иностранных дел (1723). Остерман передал Норрису просьбу Петра I дождаться его в Ревеле. В ответном письме Петру I Норрис объяснял отъезд из Ревеля благоприятным ветром, способствующим достижению поставленной перед ним цели — настичь шведский флот (РГАДА. Ф. 9. Огд. II, Кн, 24. Л. 204. Перевод. Подлинник на англ. и нем. яз. Там же. Л. 203 — 217).

42. Крюйс (Крейс) К. И. (1657 — 1727) — принят на русскую службу в Голландии (1697), вице-адмирал, вице-президент Адмиралтейств коллегии (1719).

43. Порошин В. И. (? — 1732) — бригадир (1711), комендант Шлиссельбурга.

44. Лукас де Вет (де Фельт).

45. На корабле «Ингерманландия».

46. Кораблем «Шлиссельбург».

47. Имеются в виду 64-х пушечные корабли «Шлиссельбург» (спущен в 1714 г.), «Ингерманландия» и «Москва» (спущены в 1715 г.).

48. Эрскин (Erskine, Арескин) Р. К. (? — 1719) — доктор медицины и философии, лейб-медик Петра I, президент Медицинcкой канцелярии.

49. Бредаль (Bredale) П. П. — норвежец на русской службе (1703 — 1756), капитан флота (1715). Бредаль с кораблями «Оксфорд» и «Перл» и фрегатами «Самсон» и «Св. Павел» был отправлен с эскадрой Норриса для привода в Россию трех находившихся в Англии кораблей. В донесениях Бредаля нет сведений о конвоировании его отрядом торговых кораблей купца Коллинза, 7 кораблей Коллинза с грузом соли прибыли в Гельсингфорс в августе 1716 г., вероятно, под конвоем кораблей из эскадры Норриса.

50. Соловьев О. А. (1671 — 1747) — русский агент в Амстердаме (1710 — 1721).

51. Пожар на стекольном заводе в с. Воробьево произошел в мае 1713 г. После пожара завод был ликвидирован. Ямбургские стекольные заводы были построены в 1716 г. и первоначально принадлежали дворцовому ведомству, в 1717 г, отданы на откуп частным лицам, впоследствии принадлежали А. Д. Меншикову (РГАДА. Ф. 9. Отд. II. Кн. 16. Л. 852; Любомиров П. Г. Очерки по истории русской промышленности. М., 1947. С. 527, 540).

52. Институт маклерства в ведении Коммерц-коллегии был создан Петром I в 1717 г., гоф-маклером был назначен английский купец Самюэль Мюкс, находившийся на этой должности до 1725 г. (РГАДА. Ф. 9. Отд. II. Кн. 76. Л. 217 — 218). Вместе с тем в документах Сената сохранились доношения С. Гартсайда от сентября 1715 г. с упоминанием о его назначении генеральным маклером в Петербурге (РГАДА. Ф. 248. Кн. 74. Л. 210 — 213).

53. Синявин (Сенявин) Н. А. (? — 1738) — капитан флота (1716), вице-адмирал (1726). Синявин был послан в Голландию, Англию и Гамбург на корабле «Страфорд» одновременно с Бредалем и эскадрой Норриса. Он должен был привезти закупленные за границей предметы для флота.

54. Гревзенд (Гревезент) — г. близ Лондона.

55. Имеется в виду английский купец Чарльз Гудфеллоу, консул в России в 1701 — 1714 гг. Ему Синявин передал поручения относительно покупки различных товаров и найма мастеров, так как согласно английским морским законам, его корабль не имел права входа в Лондон (РГАДА. Ф 9. Отд. II. Кн. 24. Л. 518 — 519).

56. Нанятые русским агентом в Англии Ф. С. Салтыковым «морские служители разных чинов» были отправлены в Петербург в марте 1714 г., но по дороге судно с ними было захвачено шведами. От жен и родственников взятых в плен поступило прошение о выдаче жалованья (См.: Материалы для истории русского флота. Ч. 3. СПб., 1866. С. 64, 66, 73).

57. Царевич Петр Алексеевич, внук Петра I, сын царевича Алексея Петровича и кронпринцессы Шарлотты-Христины-Софии Вольфенбюттельской, родился 12 октября 1715 г. Отпуск грамоты Петра I к Георгу I с извещением об этом событии не найден.

 

Текст воспроизведен по изданию: «Государство то всегда богато, котораго жители богаты»: «Просил нас аглинский купец...»: Документы из архивов России и Англии. 1714-1715 гг. // Исторический архив, № 3. 1994

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.