Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПОСТАНОВЛЕНИЯ О СУДАХ И СУДЬЯХ XIV ВЕКА

Период с 1327 года (начала правления Эдуарда III) до конца 70-х годов XIV века характерен относительно мирным внутренним политическим развитием Англии. После непрерывных смут в годы правления Эдуарда II, которые закончились низложением этого короля, наступил период временной консолидации господствующего класса. Этому немало способствовала начавшаяся в 1337 году агрессивная война с Францией, пользовавшаяся большой популярностью в широких кругах феодалов и купеческой верхушки городов. Объединению феодальной знати помогало также все большее обострение классовой борьбы в деревне. Хотя эта борьба еще не прорывалась в массовых восстаниях, но исподволь подготовляла их повседневными конфликтами.

Эти условия стимулировали дальнейшее развитие и укрепление политической системы сословной монархии, сложившейся к началу XIV века, в частности окончательное оформление парламента с его двухпалатной структурой и правом законодательной инициативы палаты общин. В то же время наблюдалось постепенное восстановление престижа королевской власти, пошатнувшейся при Эдуарде II, которая поддерживалась растущим авторитетом парламента.

Эта политическая тенденция отразилась в постановлениях правительства, направленных на укрепление расшатавшейся в период смут начала XIV века судебно-административной системы. Характерно, что правительство и парламент постоянно подчеркивали преемственную связь новых постановлений со статутами Эдуарда I. Действительно, нетрудно заметить, что по своему содержанию многие из статутов и ордонансов XIV века как бы продолжают законодательству этого короля.

Так, Нортгемптонский статут 1328 года прямо опирается на Статут 1299 года “О взимании штрафов” и служит как бы его развитием и дополнением. XI статья Вестминстерского статута 1330 года “о заговорщиках” продолжает линию борьбы со злоупотреблениями различных судейских чиновников, намеченную еще Первым Вестмин-стерским статутом 1275 года (ст. ст. XXIV, XXV, XXVI, XXVII, XXVIII), а также петициями “о заговорщиках” (de conspiratoribus), подававшимися королю в парламенте от имени общин страны в 1314 и 1315 гг. Статья XV Статута 1330 года почти буквально воспроизводит статью 25-ю Великой Хартии вольностей. Такой же “традиционный” характер носят статьи V и VI специального королевского ордонанса “О судьях” 1346 года, направленного против “заговорщиков”, незаконно поддерживающих в судах одну из тяжущихся сторон, и против взяточничества королевской администрации.

Во всех этих постановлениях мы встречаемся в основном с теми судебными органами, которые сложились еще в конце XIII века и функции которых только уточняются и расширяются. Это центральные суды — Королевской Скамьи и Общих Тяжб, ассизные разъездные судьи, специальные судьи, которым даются полномочия для “освобождения тюрем” или для разбора уголовных дел (oyer et terminer — рассмотреть и решить) в графствах и т. д.

Однако наряду с этим постановления XIV века, касающиеся судов и судей, вносят в судебную организацию английского государства некоторые характерные новшества.

Наиболее важным из них было создание института мировых судей, первоначально фигурировавших в этих постановлениях под именем “лиц, назначенных для поддержания мира”. Первое упоминание о них встречается в Вестминстерском статуте 1330 года, который возлагает на этих лиц обязанность обвинять и задерживать преступников в каждом графстве и следить за тем, чтобы никакие другие судебные инстанции не отпускали бы на поруки преступников, если это не предусмотрено законом. В статуте, изданном с согласия парламента в 1360 году, более точно определяется, кто может быть назначен “хранителем мира” и его помощниками. Новому суду дается также довольно широкая компетенция. Помимо ареста и наказания всех правонарушителей в графстве “хранители мира” должны были проводить расследования о лицах, подозреваемых в преступлениях, и задерживать их; разбирать обвинения против “бродяг и нищих”, не желающих работать, то есть против сельскохозяйственных рабочих, которые не хотели наниматься на работу за нищенскую плату; лреследовать всякого рода “мятежников” (видимо, недовольных чем-либо крестьян); вести дела о нарушении правильных мер и весов. Тем самым мировым судьям передавалось большинство дел, до того времени рассматривавшихся в судах сотен и графств под председательством сотенных бейлифов и шерифов, и многие дела, особенно уголовные, ранее подлежавшие компетенции разъездных судов общего типа.

Создание и дальнейшее развитие этой новой судебной инстанции, во главе которой в каждом графстве должен был стоять лорд, означало передачу значительной части судебных функций из рук центральной и местной администрации непосредственно в руки средних и мелких феодалов, составлявших главную социальную опору правительства на местах. В условиях все обострявшейся классовой борьбы в деревне в связи с законодательством о рабочих и явлениями так называемой феодальной реакции XIV века это было особенно выгодно представителям господствующего класса и, напротив, крайне невыгодно для широких масс крестьянства. Для всех постановлений о судах и судьях XIV века характерна та же демагогическая фразеология, что и для статутов конца XIII века. Все они начинаются с сетований на плохое соблюдение законов и призывов к судьям и чиновникам обеспечивать равное право всем подданным короля, “в равной мере и богатым и бедным” и т. д. Однако в то же время сами эти постановления рисуют чрезвычайно яркую картину того произвола и беззаконий, которые царили в английском феодальном государстве в эпоху расцвета “сословной монархии” под покровом внешнего соблюдения законов и видимости хорошо разработанной судебной организации. Все ордонансы и статуты неизменно возвращаются к вопросам о взяточничестве, о корыстной поддержке судьями одной из тяжущихся сторон и к другим злоупотреблениям судебно-административного аппарата, которые отнюдь не пресекаются этими повторными постановлениями. Не менее интересно и то, что в качестве подобных “заговорщиков”, как видно из этих постановлений, сплошь и рядом действуют магнаты Англии или их приближенные, члены их вооруженных свит, пользующиеся защитой этих магнатов, и даже члены королевской фамилии и придворные, которые за деньги и взятки используют свое влияние в интересах одной из тяжущихся сторон в судах.

Особое место среди публикуемых ниже документов занимает Статут 1352 года, впервые в английском праве и законодательстве определяющий понятие “государственной измены”. Его издание свидетельствует о том, что к середине XIV века появилась необходимость в определении такого рода преступлений. Это, очевидно, было связано с укреплением власти короля и представления о короле как главе государства. Если в более ранний период преступления против личности и интересов короны рассматривались прежде всего как нарушение вассальных отношений его подданными, как личная измена королю, то теперь возникает новое понятие — “государственной измены” как преступления, направленного не только против личности короля, но и против всего государства. Соответственно этому Статут 1352 года определяет первым и наиболее тяжелым видом государственной измены посягательство на жизнь короля, королевы и наследника престола, а также военные действия против короля со стороны кого-либо из его подданных. Характерно, что статут определяет в качестве “государственной измены”, хотя и меньшего масштаба, также и убийство слугой господина, женой мужа, клириком или мирянином вышестоящего прелата, то есть случаи, когда человек убивает того, кому он в силу каких-то причин обязан повиноваться. Во всех других случаях убийство считается не “государственной изменой”, а лишь обычным уголовным преступлением. Обращает на себя внимание и то, что статут не рассматривает как “государственную измену” вооруженные конфликты и военные действия, которые ведут друг против друга подданные короля, если эти действия не нарушают интересов последнего (хотя, казалось бы, такого рода междоусобицы, нарушая мир в стране, должны подрывать престиж центральной власти). В этом можно видеть нежелание правительства вмешиваться в конфликты между феодалами из боязни вызвать недовольство последних. Вместе с тем такое ограничение понятия государственной измены заставляет предполагать, что уже в 60-е года XIV века военные столкновения между феодалами, предвещавшие настоящие феодальные войны XV века, были довольно обычным явлением.

Политика английского феодального государства по отношению к крепостным крестьянам ярко проявилась в Статуте 1385 года. Статья II этого статута показывает, что после крестьянского восстания 1381 года, окончившегося поражением, в Англии наблюдались массовые побеги вилланов в города, где они рассчитывали укрыться от крепостного гнета. Запрещая судам даже принимать к производству иски вилланов против их лордов, статут недвусмысленно обнаруживает классовую тенденцию политики правительства в этом вопросе.

Все помещенные ниже переводы сделаны со старофранцузского языка по текстам статутов, опубликованных в издании Statutes of the Realm, London, 1810, vol. I—II.


[Извлечения]

(а) ИЗ НОРТГЕМТОНСКОГО СТАТУТА 1328 ГОДА

Статья II.

Ввиду того, что преступники, совершившие убийства, грабежи, другие тяжкие уголовные преступления и прочие правонарушения против мира, до сих пор всемерно поощрялись тем, что им слишком легко даровались грамоты о прощении, приказано и постановлено, что такие грамоты впредь не должны выдаваться, за исключением тех случаев, когда король может даровать их, не нарушая своей присяги 1, а именно, если человек убил другого в порядке самообороны или в силу несчастного случая. Преступники также поощрялись тем, что судебные комиссии, назначавшиеся для освобождения тюрем и слушания уголовных дел (оуеr et terminer) 2, составлялись из лиц, представляемых могущественными людьми. Это противоречит форме статута, принятого в 27 году правления короля Эдуарда, деда теперешнего короля, где сказано, что судьи, назначаемые для разбора ассиз, могут одновременно производить освобождение тюрем только (в том случае), если оба они принадлежат к светскому званию. Если же один из них является мирянином, а другой клириком, то они могут освобождать тюрьмы, только присоединив к себе еще одного мирянина из жителей данного графства 3. Поэтому постановлено, что такого рода судебные комиссии не должны составляться вопреки вышеуказанному статуту и разбирательства по ассизам, аресты и объявления должны производиться не иначе, как согласно форме прежнего статута, изданного в правление вышеназванного короля — нашего деда 4 только судьями, назначенными обычным образом, которые должны быть честными и лояльными людьми, хорошо знающими законы. (Постановлено также), чтобы судебные комиссии, предназначенные для разбора уголовных дел, назначались бы не иначе, как согласно форме вышеуказанного статута, изданного во времена нашего деда. (А именно), только судьями Скамьи или разъездными судьями, а также, в случае особенно тяжелых преступлений, по специальной милости — королем.

Статья VII.

В отношении наказаний за уголовные преступления — грабежи, убийства, разные правонарушения и притеснения народа, совершенные в прошлое время, решено, что наш верховный сюзерен — господин король назначит судей для разных частей страны (в Суде Королевской скамьи или где-нибудь еще), как это обычно делалось во времена правления его деда, из числа наиболее могущественных людей страны, имеющих большое влияние, и некоторых судей обоих Судов Скамьи 5, а также (из числа) других лиц, хорошо знающих право. И они должны вести расследование, судебные разбирательства и выносить решения по искам как частных лиц, так и самого короля 6 обо всех уголовных преступлениях, грабежах, убийствах, воровстве, притеснениях, заговорах и обидах, нанесенных народу вопреки праву, статутам и обычаям страны как должностными лицами короля, так и всеми прочими, кем бы они ни были, в пределах иммунитетов и вне их. Они должны также вести расследование и судебные разбирательства по частным искам и по искам короны (о правонарушениях, совершенных) всеми шерифами, коронерами, помощниками исчиторов, бейлифами, констеблями и всеми прочими должностными лицами и их помощниками внутри и вне иммунитетных территорий 7.

И наш верховный господин король и все магнаты королевства обязались впредь поддерживать мир, охранять и защищать этих королевских судей, когда они прибудут (в их земли), с тем, чтобы принятые ими судебные решения не оставались неосуществленными, но выполнялись бы. И они обязались не укрывать преступников и не поддерживать их тайно или явно. Однако король и его совет, издавая этот акт, не имеют намерения нанести какой-либо ущерб магнатам этой страны, которые пользуются иммунитетными привилегиями, или городу Лондону и другим городам и бургам, а также Конфедерации Пяти Портов 8 в отношении их иммунитетных привилегий.

Statutes, vol. I, p. 259.

(б) ИЗ ВЕСТМИНСТЕРСКОГО СТАТУТА 1330 ГОДА “ОТНОСИТЕЛЬНО СУДЕЙ И ШЕРИФОВ”

Статья II.

Постановлено, чтобы не реже трех раз в год или еще чаще, если это необходимо, во все графства Англии назначались добропорядочные и благоразумные люди, происходящие из других мест, которые должны проводить ассизы и расследования с участием присяжных (жюри) и свидетелей, а также освобождать тюрьмы. Также там должны быть назначены добропорядочные и законопослушные люди для поддержания мира 10, И в документе, удостоверяющем их назначение, должно быть указано, что лица, обвиняемые (в преступлениях) и задержанные этими хранителями мира, не могут отпускаться на поруки ни шерифами, ни другими должностными лицами, если их нельзя отпустить на поруки по закону, и что такие подозреваемые лица могут быть освобождены только по общему праву (common law). И судьи, назначенные для освобождения тюрем, не имеют права выпускать на свободу лиц, которые были обвинены перед хранителями мира. И вышеуказанные хранители мира должны направлять свои обвинения судьям, а те имеют право проводить расследования о шерифах, тюремщиках и других лицах, которые освобождали или отпускали на поруки находившихся под их охраной лиц, обвиненных (в преступлениях) и не подлежащих (по закону) освобождению, и наказывать этих шерифов, тюремщиков и других, если они совершили что-либо в нарушение этого акта.

Статья XI.

Далее. До сих пор различные люди нашего королевства, как магнаты (graunts), так и прочие, составляли союзы, соглашения и заговоры, имеющие целью поддержку одной из тяжущихся сторон в судебных разбирательствах и ссорах, из-за чего многие люди несправедливо разорялись, некоторые вынуждены были платить разорительные выкупы, а другие из страха быть искалеченными и побитыми не осмеливались искать своих прав в суде или жаловаться. Присяжные же при расследованиях боялись выносить свой вердикт к большому ущербу для народа и умалению закона и общего права. Поэтому решено, что отныне судьи обеих Скамей, а также ассизные судьи, куда бы они ни приехали для проведения своих сессий или расследований согласно системе nisi prius 11, выслушивали бы и рассматривали обвинения, возбужденные королем или тяжущимися против лиц, поддерживающих одну из сторон, а также тех из них, которые заключают с тяжущимися сделки на условиях получения части исковой суммы и совершают прочие (незаконные) дела, перечисленные выше. Также и разъездные судьи должны рассматривать этого рода дела, когда они прибудут в графство. И те дела, которые не могут быть решены судьями одной или другой Скамьи согласно системе nisi prius ввиду кратковременности их пребывания в графстве, должны быть перенесены в другие места, где они (также) должны вести судебные разбирательства 12, и решать там согласно праву и разуму.

Статья XIV.

Также согласились, что парламент должен собираться ежегодно один раз и чаще, если это будет необходимо.

Статья XV.

И так как шерифы до сих пор устанавливали такой высокий размер фирмы 13 за ваппентеки 14, что бейлифы не могли взыскать эту фирму, не прибегая к вымогательству и притеснению народа, постановлено, что отныне шерифы должны сдавать на откуп свои сотни и ваппентеки только за старую фирму, не превышая ее размеров, а назначенные в графства судьи должны производить расследования о вышеуказанных шерифах и наказывать их, если будет обнаружено, что они нарушают этот статут.

Statutes, vol. I, pp. 261, 264, 265.

(в) ИЗ ОРДОНАНСА О СУДЬЯХ 1346 ГОДА

Король Эдуард шерифу Лондона привет 15. Из многочисленных жалоб, поступающих к нам, мы узнали, что закон нашей страны, который согласно нашей коронационной клятве мы обязаны поддерживать, плохо соблюдается, и его осуществление часто нарушается благодаря корыстной поддержке и защите одной из тяжущихся сторон как в судах, так и вообще в стране, осуществляемой разными способами. Поэтому движимые в этом деле совестью и желая быть угодными богу, облегчить и успокоить наших подданных, а также свою совесть, и для того, чтобы обеспечить выполнение нашей вышеупомянутой (коронационной) клятвы, мы с согласия магнатов и других мудрых людей из нашего совета постановили следующее:

Статья I.

Мы приказываем, чтобы наши судьи отныне обеспечивали осуществление закона и прав всем нашим подданным, в равной мере богатым и бедным, независимо от личности, и не нарушали бы права из-за каких-либо писем или распоряжений, полученных ими от нас, или от кого-либо другого, или на каком-либо ином основании.

И если подобные письма, приказы, распоряжения, нарушающие закон, препятствующие его осуществлению или осуществлению прав тяжущихся поступят к судьям или к другим лицам, имеющим отношение к законам согласно обычаям королевства, судьи и другие вышеупомянутые лица должны разбирать дело и вести судебные заседания и процесс так, как если бы они не получали никаких писем приказов или распоряжений. И они обязаны уведомить нас и наш совет о подобных распоряжениях, которые противоречат законам. И желая, чтобы наши судьи осуществляли бы равное право в отношении всех людей, не обнаруживая никакого пристрастия, мы постановили и приказали, чтобы судьи приносили бы присягу в том, чтобы отныне и в течение того времени, пока они будут исполнять должность судьи, они не будут принимать ни денежного вознаграждения, ни одежды ни от кого, кроме нас самих, и что они никоим образом не будут принимать от людей, дела которых должны ими рассматриваться, никаких подарков или взяток, ни сами лично, ни через других, ни открыто, ни тайно, за исключением только пищи или напитков незначительной стоимости. И (они должны присягнуть в том), что не будут давать никаких советов могущественным или малым людям в делах, в которых мы являемся тяжущейся стороной, которые касаются или могут коснуться нас в каком-нибудь пункте, под угрозой того, что мы по своей воле распорядимся их личностью, землями и движимостью, если они будут нарушать свою присягу. И в связи с этим мы повысили жалованье этих наших судей насколько это необходимо, чтобы удовлетворить их.

Статья II.

То же самое мы постановили в отношении баронов Казначейства 16. И мы открыто потребовали от них в нашем присутствии, чтобы они в соответствии с разумом осуществляли право в отношении всех наших подданных, как больших, так и малых.

Статья III.

Далее мы приказали, чтобы все лица, назначенные судьями в комиссии оуег et terminer, и все (те лица), которых они присоединяют к себе в графствах 17, а также судьи, разбирающие ассизы в графствах и производящие освобождение тюрем, и лица, которых они присоединяют к себе, должны до того, как они получат свои полномочия принести клятву, состоящую из нескольких пунктов, согласно предписанию, полученному ими в нашем совете или в нашей Канцелярии.

Статья IV.

Далее мы приказали и твердо настаиваем на том, чтобы под страхом наказания никто из членов нашего дома или наших приближенных, а также ни прелаты, ни эрлы, ни бароны, ни другие большие и малые люди, какого бы они ни были сословия или состояния, не принимали участия в каких-либо тяжбах, не касающихся их лично, с тем, чтобы поддерживать в них (одну сторону) тайно или открыто, за подарки или посулы, ради дружбы или покровительства, из-за недоверия и ненависти, или по какой-либо другой причине, так как это нарушает закон и затрудняет его действие. Но каждый человек имеет полное право искать и защищать свое право в наших и других судах в соответствии с законом. И мы твердо приказали нашему сыну, а также присутствовавшим при этом графам и другим магнатам, чтобы они сами без всяких отступлений выполняли этот ордонанс и не допускали со стороны своих приближенных никаких попыток нарушить его тем или иным способом.

Статья V.

Затем нам стало известно, что многие лица поддерживают в корыстных целях одну из тяжущихся сторон в судебных процессах и (в свою очередь) пользуются поддержкой (своих) лордов, что еще более поощряет их к нарушениям законов. Благодаря такой поддержке многие люди в графствах разорялись, права многих нарушались, или осуществление их откладывалось, а некоторые невинные люди обвинялись, осуждались или притеснялись другим способом. Все это приводило к разорению их владений и к очевидному притеснению народа. Поэтому мы приказали и приказываем, чтобы все магнаты впредь удаляли бы из свит и ливрей 18, состоящих на их содержании, лиц, поддерживающих в данном графстве тяжущиеся стороны в корыстных целях, и не оказывали бы им помощи, благоволения и какой-либо поддержки. Кроме того, мы распорядились, чтобы в назначенный день такие лица явились бы перед нами лично или перед теми членами нашего совета, которых мы для этого уполномочили. Их дела должны быть тщательно расследованы, а им следует приказать, чтобы впредь они воздерживались от оказания подобной поддержки или помощи (одной из тяжущихся сторон), которую они ранее осуществляли в этой стране к ущербу нашего народа.

Статья VI.

Далее мы желаем и приказываем, чтобы судьи, назначенные для рассмотрения ассиз, имели бы также полномочия для проведения во время (ассизных) сессий расследований относительно шерифов, исчиторов, бейлифов, а также помощников (всех этих должностных лиц) и (относительно) лиц, поддерживающих из корыстных целей тяжущиеся стороны, известных взяточников из присяжных в данном графстве, по поводу тех взяток, незаконных вознаграждений и других доходов, которые вышеперечисленные должностные лица берут с населения за исполнение своих обязанностей и по поводу всего того, что непосредственно относится к их должности. Расследование должно вестись также по поводу того, что они (эти должностные лица) составляют комиссии присяжных из лиц, пользующихся дурной славой и подозреваемых в злоупотреблениях; а также относительно лиц, поддерживающих тяжущиеся стороны, взяточников, присяжных, которые берут с тяжущихся взятки и вознаграждения, благодаря чему в нарушение всех законов населению ежедневно наносятся тяжелые убытки и ущерб, и нарушается общее право.

И все те, кто будет уличен в подобных злоупотреблениях, должны быть наказаны в соответствии с разумом и законом как по жалобам, возбужденным нами 19, так и по частным жалобам. И мы обязали наших канцлера и казначея выслушивать жалобы (на подобные злоупотребления) от всех тех, кто пожелает пожаловаться и заботиться о скорейшем пресечении (этих злоупотреблений).

Поэтому мы Вам приказываем широко опубликовать вышеизложенные статьи и постановления в нашем городе (или в том месте, которое Вы сочтете наиболее удобным в Вашем округе), чтобы те, кто испытывает вышеперечисленные тяготы, могли добиваться их пресечения согласно вышеуказанному ордонансу; и чтобы наш народ мог знать наши намерения и желания в этом отношении и наше стремление к тому, чтобы право оказывалось всем нашим подданным как бедным, так и богатым; и чтобы нарушители (законов) обуздывались бы и подвергались наказанию. Дано в Вестминстере 7 марта в год нашего царствования в Англии 20-й, а во Франции — 7-й.

Statutes, vol. I, pp. 303—305.

(г) ИЗ СТАТУТА, ИЗДАННОГО В ПАРЛАМЕНТЕ, ЗАСЕДАВШЕМ В ВЕСТМИНСТЕРЕ В 34 ГОДУ ПРАВЛЕНИЯ ЭДУАРДА III

(1360—1361 гг.)

Статья I.

Постановлено, чтобы в каждом графстве Англии для поддержания мира был назначен лорд 20 и с ним трое или четверо из наиболее достойных жителей графства вместе с несколькими знатоками права. И они пусть имеют полномочия обуздывать преступников (offenders), мятежников и взяточников, преследовать их, арестовывать и подвергать наказанию согласно характеру их правонарушений и преступлений, а также согласно законам и обычаям королевства и в соответствии с тем, что они по общему совету и решению сочтут лучшим. И они должны также собирать сведения и производить расследования обо всех тех, которые занимались воровством и грабежом за морем 21, а теперь вернулись сюда и бродяжничают, не желая работать, как это они обычно делали раньше 22. И хранители мира 23 могут задерживать и арестовывать всех, кто обвиняется (присяжными) или находится под подозрением, и сажать их в тюрьмы. И от всех тех, о которых идет дурная слава, они могут требовать поручительства перед королем и народом за их хорошее поведение, а всех остальных наказывать должным образом. И все это для того, чтобы подобные смутьяны и мятежники не позорили бы народ, не причиняли бы ему ущерб, не нарушали бы мир, а купцы и другие лица, проезжающие по большим дорогам королевства, не терпели бы беспокойства и не боялись бы нападений со стороны этих преступников. И мировые судьи должны также слушать и решать все. возбужденные короной дела о всякого рода тяжких уголовных преступлениях и правонарушениях, совершенных в их графстве, в соответствии с законами и обычаями данного графства; и чтобы приказ о проведении сессии для рассмотрения и решения дел (оуеr et terminer) выдавался (впредь) в соответствии с изданным по этому поводу статутом, и судьи, назначенные на эти сессии, указывались бы судом, а не одной из тяжущихся сторон. И король желает, чтобы все общие расследования, (право на) проведение которых в пределах той или иной сеньории до сих пор было предоставлено кому-либо, были бы полностью прекращены и отменены по причине того зла и притеснений, которые терпел народ из-за этих расследований. И чтобы судьи налагали бы за правонарушения, совершенные тем или иным лицом, умеренные и справедливые штрафы, учитывая при этом тяжесть проступка и причины, по которым он мог быть совершен.

Statutes, vol. I, p. 364, 365.

(д) ПОСТАНОВЛЕНИЕ О ТОМ, КАКИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ДОЛЖНЫ СЧИТАТЬСЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИЗМЕНОЙ ИЗ СТАТУТА 1352 ГОДА, ПРИНЯТОГО В ВЕСТМИНСТЕРЕ В ПОЛНОМ ПАРЛАМЕНТЕ

Статья II.

Поскольку до настоящего времени не было единого мнения о том, какие преступления следует считать государственной изменой, король по просьбе (Палаты) лордов и (Палаты) общин сделал (в парламенте) декларацию следующего содержания:

(Государственной изменой считается), если кто-нибудь, замышлял или осуществил убийство нашего господина короля, или нашей госпожи, его супруги королевы, или их старшего сына и наследника; или если кто-нибудь совершил насилье над королевой, или старшей незамужней дочерью короля, или над женой его старшего сына и наследника; или если кто-нибудь поднял войну против господина короля в его королевстве, или был сторонником врагов короля внутри страны, оказывая им помощь и поддержку в нашем королевстве, или вне его, и если (такие лица) были на основании неопровержимых улик обвинены в (подобных преступлениях) людьми одного с ними сословия. А также (государственной изменой считается), если человек подделал большую или малую королевскую печать, или королевскую монету, или привез в это королевство фальшивую монету, подделанную под английские деньги, например монету, называемую Люксембургской 24 или другую, похожую на английскую, и зная, что эта монета фальшивая, покупал за нее товары или производил ею платежи к обману нашего господина короля и его народа. Кроме того, (государственной изменой) считается, если человек убил канцлера, казначея или королевского судью одного из судов Скамьи, или одного из разъездных или ассизных судей, или какого-нибудь другого судью, назначенного для разбора дел при исполнении их обязанностей. И само собой понятно, что все вышеперечисленные случаи, которые должны считаться государственной изменой, восходят к судебной компетенции нашего господина короля и к его королевскому величеству. И в этих случаях право конфискации имущества (преступников) — его земель, которые он держит как от самого короля, так и от других лордов, принадлежит (только) нашему верховному лорду (королю).

Кроме того, существует другой вид государственной измены, а именно, когда слуга убьет своего господина, или жена — мужа, или когда мирянин или клирик убьет своего прелата, которому он принес феодальную клятву верности (foi) и покорности. В таких случаях право на конфискацию земли преступника должно принадлежать лорду, от которого он держит феод. И так как в последующее время могут быть совершены многие другие подобные акты государственной измены, которые невозможно предусмотреть и определить (как государственную измену) в настоящее время, постановлено, что если к судьям попадет какое-либо другое дело, которое можно счесть за государственную измену, они должны подождать с принятием судебного решения по этому делу, пока перед королем в его парламенте не будет объявлено, следует ли считать это преступление государственной изменой или иным уголовным преступлением.

И если какой-либо человек (житель) этого королевства открыто или тайно выступит на коне во главе вооруженных людей против какого-либо другого человека, чтобы убить, ограбить, или захватить его в плен и держать до тех пор, пока тот не уплатит выкуп, то король и его совет не считают, что за такой поступок следует судить, как за государственную измену, но полагают, что виновного надо судить лишь за уголовное преступление или правонарушение, согласно законам страны, которые действовали в прежние времена, и согласно тому, как этого требует (данное) дело. И если такие и подобные им случаи до настоящего времени разбирались какими-либо судьями в порядке преследования за государственную измену, и поэтому земли и держания (виновных) перешли в руки короля в результате конфискации, то главные лорды феодов должны (теперь) получить те земельные владения, которые преступники держали непосредственно от них, все равно, находятся ли они в руках короля, или в результате пожалований и другим способом перешли в руки третьих лиц.

При этом, однако, королю предоставляется льготный срок еще на один год 25 и за ним сохраняется право на пустошь и движимое имущество (преступников), которые в вышеуказанном случае должны принадлежать (только) королю. И в этом случае (истцу) 26 должен быть дан приказ scire facias против того, кто держит конфискованную землю, без какого-либо первоначального приказа, и наш господин король не должен оказывать (держателю) 28 какой-либо защиты в вышеуказанном иcке; в отношении же земель, которые находятся в руках короля, шерифу того графства, где они находятся, должен быть направлен приказ о немедленной передаче этих земель из рук короля (истцу).

Statutes, vol. I, pp. 319—320.

(е) ИЗ СТАТУТА 1385 ГОДА, ИЗДАННОГО В ПАРЛАМЕНТЕ В ВЕСТМИНСТЕРЕ

Статья II.

Об исках беглых вилланов против их лордов

...Далее, так как многие вилланы и нативы 29, принадлежащие магнатам и другим людям, как клирикам, так и мирянам, бегут в большие и малые города и на (другие) привилегированные территории, как, например, в город Лондон или в другие ему подобные места, и (затем) возбуждают против своих лордов различные (ложные) иски для того, чтобы с их помощью получить свободу 30, решено с общего согласия, что ни лорд, ни какие-либо другие лица не могут привлекаться к суду их вилланами для того, чтобы отвечать перед ними по закону.

Statutes, vol. II, p. 38.


Комментарии

1. Имеется в виду коронационная присяга короля.

2. Судебными сессиями оуеr et terminer назывались в XIII— XIV вв. специальные судебные сессии по уголовным делам, назначавшиеся в том или ином графстве чаще всего в связи с какими-нибудь местными феодальными эксцессами и смутами. Обычно ведение этих сессий с помощью специальных распоряжений передавалось ассизным судьям, которые таким образом временно получали дополнительные полномочия.

3. Имеется в виду статут, принятый в 1299 году и известный под общим названием “О взимании штрафов”. III и IV статьи этого статута посвящены тем же вопросам, что и статья II Статута 1328 года, (см. Statutes, vol. I, pp. 129—130.)

4. Имеется в виду тот же Статут 1299 года.

5. Под “обоими Судами Скамьи” в данном контексте и далее подразумеваются собственно Суд Королевской Скамьи — центральный королевский суд по уголовным делам и Суд Общих Тяжб — центральный королевский суд по гражданским делам. Если не считать Суд Королевского Совета, заседавший обязательно в присутствии короля (coram rege), “Суды камьи” считались высшими судебными инстанциями в королевстве. Суд Королевской Скамьи являлся также апелляционным судом по всем делам, выше которого был только Суд Королевского Совета.

6. Иски по тяжким уголовным преступлениям нередко возбуждались королем (если не находилось частных обвинителей) в порядке охраны “королевского мира”.

7. Эти расследования должны были касаться не только правительственной администрации, но и должностных лиц лордов-иммунистов.

8. Пять Портов — Конфедерация нескольких крупных портовых городов на южном побережье Англии (Гастингс, Сендвич, Дувр, Ромней, Хит, Уинчелси, Рай). Как вся Конфедерация, так и входившие в нее города пользовались широкими торговыми и иммунитетными привилегиями, которые окончательно были утверждены за ними в 1278 году. Наместник Пяти Портов — представитель короля в Конфедерации, осуществлявший контроль над самоуправлением отдельных городов, следивший за тем, чтобы они не нарушали прав короны и являвшийся связующим звеном между Конфедерацией и центральным правительством.

10. Эти лица были непосредственными предшественниками мировых судей (см. ниже).

11. См. выше примечание 1 к статье XXX Второго Вестминстерского статута 1285 года.

12. В другие графства, куда может переехать судебная комиссия.

13. Фирма — в данном контексте откупная сумма. Шерифы, отчитывавшиеся перед Казначейством во всех доходах с графства, нередко в XIII и XIV вв. вносили в Казначейство фирму графства, а затем собирали ее с подвластного населения обычно с большим превышением суммы фирмы. Часто шерифы практиковали сдачу на откуп доходов с сотен и ваппентеков своим помощникам-бейлифам.

14. Ваппентек — wappentake — административный округ в северных графствах Англии, аналогичный по размерам и характеру сотням в Центральных и Южных графствах Англии. Несколько сотен или ваппентеков составляли территорию графства. Ордонанс, очевидно, был. разослан шерифам всех графств.

15. Ордонанс, очевидно, был разослан шерифам всех графств.

16. Бароны Казначейства — члены судебной коллегии, с начала XIII века возникшей при казначействе и известной под названием Суда Казначейства.

17. См. выше Статут 1328 года.

18. “Ливреи” — в XIV и XV вв. военные свиты крупнейших феодалов Англии, содержавшиеся на их счет. Все члены этих свит получали от своих лордов одинаковое обмундирование — отсюда и название “ливрея”.

19. То есть в порядке государственного обвинения.

20. Здесь речь идет о мировых судьях, на должность которых должны были назначаться наиболее влиятельные представители местного дворянства (лорды).

21. Очевидно, имеются в виду лица, служившие в английских войсках на континенте и участвовавшие в Столетней войне (1337—1453).

22. Здесь можно видеть явный намек на лиц, не желающих работать по найму за низкую заработную плату. Статут подтверждает постановления рабочих законов XIV века, согласно которым такие “преступники” были подсудны мировым судьям (см. ниже Рабочее законодательство).

23. То есть мировые судьи-лорды и их помощники.

24. Подделанный серебряный пенс.

25. То есть король имеет право удержать у себя землю, конфискованную у таких преступников, еще на один год после издания данного постановления.

26. Непосредственному лорду уголовного преступника, земля которого ошибочно конфискована в пользу короля.

28. То есть тому человеку, к которому попала земля, конфискованная у уголовного преступника.

29. Нативы (nativi) — так же как и “вилланы”, обозначение крепостного, лично-зависимого крестьянина.

30. Очевидно, речь идет об исках, которые вилланы возбуждали против своих лордов с целью доказать свой свободный статус, потому что такие иски им было удобнее вести, находясь в городе, вне пределов досягаемости своих лордов.

(пер. Е. В. Гутновой)
Текст воспроизведен по изданию: Хрестоматия памятииков феодального государства и права стран Европы. М. Гос. изд. юр. лит. 1961.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.