Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

КОРОЛЕВСКИЕ СТАТУТЫ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIII ВЕКА

Период правления Эдуарда I (1272— 1307) ознаменовался исключительной активностью феодального государства в области законодательства. За 35 лет его правления было издано 31 общегосударственное постановление. Можно считать, что регулярное общегосударственное законодательство ведет свое начало в Англии именно с этого времени.

Столь широкий размах общегосударственного законодательства в последней трети XIII века, конечно, нельзя объяснить личной склонностью Эдуарда I к законности и строгому порядку, как это считают многие буржуазные историки, присвоившие ему громкое имя “английского Юстиниана”. Законодательная активность этого короля, очевидно, вызывалась прежде всего изменениями, происходившими в XIII веке в экономической и социальной жизни английского общества. Сложившиеся в предшествующий период прецедентным путем нормы “общего права” часто противоречили друг другу и, что гораздо важнее, отставали от новых явлений экономической и социальной жизни, мешая их дальнейшему развитию. Кроме того, в законодательных актах конца XIII века явно прослеживается определенная политическая тенденция — стремление во всем подчеркнуть верховенство центральной королевской власти и подчинить государственному регулированию все наиболее важные стороны экономической и социальной жизни общества.

Эта тенденция во многом определила и социальную направленность важнейших законодательных актов Эдуарда I. Хотя этот король, вступивший на престол после периода ожесточенной социально-политической борьбы 1258—1267 гг., стремился ладить со всеми группировками феодалов и был большим мастером политики лавирования, тем не менее в его законах отразилось явное стремление ограничить социальное и политическое влияние крупных феодалов-баронов и укрепить положение мелких и средних феодалов рыцарского типа и примыкавшего к ним зажиточного свободного крестьянства, а также городской верхушки. Видя в этих слоях населения основную опору центральной власти, Эдуард I дополнял и изменял “общее право” в духе усиления защиты этих слоев населения и обеспечения их независимости от крупных землевладельцев.

При этом, однако, законодательство Эдуарда I продолжало традиции общего феодального права и в другом отношении: оно строго следовало принципу “исключения вилланства”, как правило, даже не упоминая эту бесправную категорию населения и совершенно игнорируя ее нужды и интересы. Поэтому королевское законодательство конца XIII века в основе своей оставалось чисто феодальным, несмотря на его иногда довольно резкие выпады против политических притязаний аристократии.

Статуты конца XIII века различны по содержанию и по форме. Некоторые из них подтверждали уже существовавшие, по почему-либо бездействовавшие законы; другие-содержали совершенно новые постановления. Часть была посвящена устранению противоречий между действовавшими нормами “общего права”, их уточнению и дополнению, упорядочению судебной процедуры, борьбе со злоупотреблениями королевских чиновников; другие регулировали: взаимоотношения между центральной властью и феодалами, между королем и церковью. Ряд статутов касался: упорядочения торговли, кредита, денежного обращения в стране. Несколько постановлений были посвящены вопросам субинфеодации 1 и другим вопросам.

Нужно заметить, что с конца XIV века статутами стали называться только особенно торжественные и важные правительственные постановления, санкционированные парламентом, тогда как постановления, издававшиеся лично королем в его узком совете, назывались ордонансами. Однако в конце XIII века такого четкого разграничения еще не существовало, и под именем статутов фигурировали как законы, принятые с согласия парламента, так и законы, санкционированные советом магнатов или даже узким королевским советом.

Первый Вестминстерский статут 2 был издан в 1275 году на старофранцузском языке и в отличие от большинства других статутов конца XIII века получил весной того же года санкцию парламента с представительством от общин. Статут содержит 51 статью.

По содержанию все статьи статута могут быть разделены на несколько групп:

а) статьи направленные против иммунитетных прав и судов крупных феодалов (ст. ст. II, IX, XXXV).

б) статьи, имеющие в виду защиту материальных интересов рыцарей и свободных держателей против их лордов (ст. ст. XVI, XVII, XXI);

в) статьи, имеющие целью сделать более действенной борьбу с уголовными преступлениями (ст. ст. III, XII и XIV);

г) статьи, согласующие, упорядочивающие и дополняющие положения “общего права” и действующие нормы судопроизводства (ст. XXXVIII);

д) статьи, содержащие обещание короля ограничить фискальные претензии правительства к различным слоям населения (ст. ст. VI, XXXVI);

е) наконец, статьи, направленные на пресечение и ограничение взяточничества и других злоупотреблений королевских чиновников в центре и на местах (ст. ст. VIII, XXIX).

Хотя в I статье статута законодатели высказали пожелание, “чтобы одинаковое право оказывалось всем, как богатым, так и бедным, невзирая на лица”, но в самом статуте это пожелание осталось нереализованным: он совершенно игнорирует защиту каких бы то ни было интересов вилланства и полностью санкционирует платность королевской юрисдикции по гражданским делам. Тем самым блага нового статута остались недоступными для основной массы трудящегося населения страны — для вилланов, ввиду их бесправия, и для свободных бедняков города и деревни, ввиду их бедности.

Следующим по времени был изданный летом 1278 года в Глостере так называемый Глостерский статут. По всей вероятности, статут был санкционирован советом магнатов. Он был обнародован на старофранцузском языке. Как и Первый Вестминстерский статут, Глостерский статут, состоящий из 15 статей, содержит разнообразные постановления, в основном посвященные упорядочению судебной процедуры и разъяснению и уточнению уже существующих постановлений. Исключение составляет вводная часть статута, которая представляет совершенно особый интерес и ставит его в ряд наиболее важных законодательных актов Эдуарда I.

Эта часть статута объявляет всеобщую проверку иммунитетных прав феодалов по всей Англии и устанавливает процедуру этой проверки. Все феодалы, претендующие на иммунитеты, согласно статуту должны явиться перед: королем или его разъездными судьями и показать, какими: привилегиями и на каком основании (quo warranto) они владеют.

Изданием Глостерского статута Эдуард I, продолжая традиционную политику английских королей по ограничению иммунитетных прав феодалов, сделал в этом направлении новый и весьма решительный шаг, установив, что законными являются лишь те иммунитетные привилегии, право на которые пожаловано феодалу королем и зафиксировано в королевской хартии.

Хотя статут и не имел в виду полную ликвидацию феодальных иммунитетов, но предполагал, во-первых, пресечение в дальнейшем узурпации королевских прав крупными феодалами, во-вторых, подчинение уже существующих иммунитетов и особенно иммунитетной юрисдикции — королю и его аппарату.

Статут о купцах (de mercatoribus) был издан в октябре 1283 года в местечке Актон Бэрнелл (Acton Burnell), где в это время находился король. Статут составлен на старофранцузском языке и, по всей вероятности, был санкционирован только узким королевским советом (состав этого собрания точно неизвестен). По месту, где он был принят, этот статут иногда называют также Актон Бернелльским (Statute of Acton Burneli). Статут посвящен одному вопросу — обеспечению наиболее быстрой судебной защиты прав купцов-кредиторов против задолжавших покупателей.

Вместо старой очень сложной процедуры взыскания долгов, связанной с длинным и дорогостоящим судебным процессом, статут ввел новую, гораздо более выгодную купцам. Согласно статуту купец-кредитор, имея на руках долговое обязательство, засвидетельствованное муниципалитетом города, где была произведена долговая операция, мог получить свои деньги без суда, предъявив это обязательство мэру города.

Статут в равной мере распространялся как на английских, так и на иностранных купцов, но не касался ростовщиков, так как в тексте его все время подчеркивается, что речь идет о платежах за проданные в долг товары. Совершенно очевидно, что он имел в виду интересы купечества и был рассчитан на поощрение внутренней и внешней торговли. В этом отношении характерно замечание вводной части статута, которая сетует на то, что из-за плохой защиты прав кредиторов иностранные купцы “потеряли желание посещать Англию со своими товарами, к ущербу самих этих купцов и всего королевства”.

Второй Вестминстерский статут — один из наиболее пространных законов Эдуарда I — был принят на совете магнатов, состоявшемся в 1285 году, и опубликован на латинском языке. Он насчитывает 69 отдельных постановлений и по общему типу и характеру аналогичен Первому Вестминстерскому статуту 3. Подавляющее большинство статей его относится к вопросам судебной процедуры и размежеванию компетенции различных королевских судов. В этом отношении характерны статьи XII, XXX, XXXI. Есть во Втором Вестминстерском статуте также статьи, направленные против феодальных иммунитетов и против злоупотреблений королевских чиновников. Характерным примером последних является статья XIII. Значительный интерес представляет статья IX, которая взяла лод защиту свободных держателей низших ступеней против промежуточных лордов, а отчасти и верховных лордов феодов в отношении рент и повинностей. Этот спорный вопрос, часто возникавший при субинфеодации, статут решал к максимальной выгоде свободных держателей.

Все перечисленные до сих пор статьи статута в основном были направлены на защиту интересов средних и низших слоев господствующего класса против феодальной аристократии. Но наряду с этим во Втором Вестминстерском статуте имеется ряд статей, в которых явственно намечалась другая линия — линия защиты крупного феодального землевладения и материальных интересов баронства. В частности, несомненной уступкой баронским интересам была первая статья статута, обычно называемая статьей или даже статутом “об условных дарениях” (de donis conditionalibus). Условными дарениями в Англии XIII века назывались земельные пожалования, сопровождавшиеся определенными условиями. Наиболее распространенным условием являлось наличие потомства у человека, получившего землю. В случае отсутствия детей подаренная земля должна была после смерти держателя возвратиться к дарителю или его наследникам. Однако на практике эти условия часто нарушались, и дарованная земля фактически очень быстро ускользала из-под контроля дарителя. По сути дела, “условные дарения”, таким образом, представляли собой один из видов субинфеодации, на почве которой постоянно происходили конфликты между выше- и нижестоящими феодалами. Статья I статута решительным образом выступала в защиту крупных феодалов, против их вассалов — более мелких землевладельцев, получавших от них землю в дар на определенных условиях. Такую же социальную направленность имеют статьи II, XXI и XLVI статута. Последняя разрешает лордам огораживать общинные земли не только в ущерб своим свободным держателям, но и свободным держателям соседних маноров. Интересна также статья XXXVIII, которая устанавливала цензовые ограничения для лиц, подлежащих назначению в комиссии присяжных, на которые ложились основные тяготы всех судебных разбирательств в графствах. По всей видимости, она имела цель ограничивать круг лиц, привлекавшихся к участию в судебных расследованиях наиболее зажиточными элементами, которые могли бы обеспечить выгодную господствующему классу линию поведения судов.

Особое место в законодательстве конца XIII века занимал Винчестерский статут, изданный в том же 1285 году. Он содержит всего шесть статей и посвящен двум вопросам — организации наиболее эффективных мер no борьбе с уголовными преступлениями и нарушениями “королевского мира” (ст. ст. I—IV) и организации всеобщего вооружения свободного населения страны (ст. VI). Первая часть статута продолжала тенденции, наметившиеся еще в законодательстве Генриха II и в Первом Вестминстерском статуте в отношении пресечения уголовных преступлений. Особенно интересно то, что статут возлагает ответственность за уголовные преступления, совершенные в той или иной местности, на весь “народ в стране” (во II статье статута).

VI-я, наиболее интересная статья статута, также опиралась на старинные традиции королевского законодательства по вопросу о вооруженных силах страны. В ней устанавливалось, какие виды вооружения должны иметь все свободные совершеннолетние жители страны в соответствии с их имущественным положением и доходами. В целом Винчестерский статут был направлен на укрепление в стране Авторитета центральной власти, создавал новые средства защиты личности и имущества жителей королевства, а своей последней статьей имел целью обеспечить еще большую, чем ранее, независимость военных сил короля от феодального военного ополчения и личных военных свит крупных феодалов. Статут этот для своего времени, безусловно, имел прогрессивное значение.

Третий Вестминстерский статут, более известный под названием статута quia emptores 4, был принят на совете магнатов в мае 1290 года и являлся одним из наиболее важных законодательных актов Эдуарда I. Он посвящен также, как I и IX статьи Второго Вестминстерского статута, проблеме субинфеодации, но ставит и решает ее в гораздо более широком плане.

Статут, по существу, запрещал субинфеодацию, но зато разрешал свободную продажу земли на условиях субституции, то есть таким образом, чтобы покупатель становился непосредственным держателем главного лорда феода, от которого раньше держал тот, кто продал землю (ст. I). Последняя его статья подтверждала соответствующие статьи Статута “О мертвой руке” 1279 года, запрещавшего духовным лицам и учреждениям приобретать каким-либо образом земли светских лордов 5.

Совершенно очевидно, что статут был непосредственно продиктован интересами крупнейших феодалов страны, как правило, и являвшихся “главными” или верховными лордами феодов и в известном смысле ущемлял интересы феодалов, занимавших средние ступени феодальной иерархии. Во вводной части статута прямо говорилось о крайней невыгодности для магнатов субинфеодации (ст. I). Но в то же время, разрешая свободное отчуждение земли на условиях субституции (ст. I), статут шел навстречу низшим и средним слоям господствующего класса, заинтересованным в максимальной свободе распоряжения землей. Им было гораздо выгоднее и проще продавать и покупать землю без всяких феодальных прикрытий.

Кроме того, статут был направлен и на укрепление королевской власти. Запрещение субинфеодации означало, что мелкие и средние держатели, выйдя из-под зависимости крупных феодалов, должны были стать непосредственными вассалами их верховного сеньора — короля. В дальнейшем это привело к сокращению ступеней феодальной иерархии и к огромному росту количества непосредственных вассалов короны, а следовательно, и к укреплению ее социальной опоры. Третий Вестминстерский статут, таким образом, является ярким примером политики компромиссов и лавирования между интересами разных групп класса феодалов, характерной для Эдуарда I.

Публикуемые ниже в выдержках переводы шести важнейших статутов Эдуарда I сделаны с латинских или старофранцузских оригиналов, помещенных в издании “Statutes of the Realm”, edit. Luders, London, vol. I, 1810.


Комментарии

1. Передача земли феодалами держателям низших ступеней, которые обычно в свою очередь передавали ее другим, и т. д., что создавало все новые и новые звенья в феодальной иерархии.

2. Полный текст статута на русском языке помещен в издании “Вестминстерские статуты”, Юриздат, 1948.

3. Полный текст статута опубликован в издании “Вестминстерские статуты”, Юриздат, 1948.

4. С этих слов он начинается в латинском оригинале.

5. Текст Статута “О мертвой руке” помещен в издании “Памятники истории Англии XI—XIII вв.”, М., 1936, стр. 230—232.

Текст воспроизведен по изданию: Хрестоматия памятииков феодального государства и права стран Европы. М. Гос. изд. юр. лит. 1961.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.