Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ЛЭЙН, ЭДВАРД УИЛЬЯМ

НРАВЫ И ОБЫЧАИ СОВРЕМЕННЫХ ЕГИПТЯН

Глава 7

ДОМАШНИЙ УКЛАД

(продолжение)

В этой главе речь пойдет о домашнем укладе простонародья. В основном он настолько незатейлив, что в сравнении с жизнью средних и высших сословий дает весьма мало материала для наблюдений.

Низшие слои общества в Египте – это феллахи (земледельцы), кроме того, в больших и малых городах и в некоторых деревнях – мелкие торговцы, ремесленники или слуги. Их скудных заработков едва хватает (а иногда и не хватает), чтобы обеспечить семью самым необходимым.

Пища феллахов – лепешки (из маисовой или просяной муки), молоко, творог, яйца, мелкая соленая рыба, огурцы, дыни и тыквы разных сортов, лук, лук-порей 1, бобы, «турецкий» горошек, люпин, плоды клубневых растений, чечевица, финики (свежие и сухие) и соленья. Большинство овощей они едят сырыми. Когда маис почти созрел, крестьяне обрывают его початки и едят их в жареном или печеном виде. Рис для крестьян слишком дорог, а мясо они едят чрезвычайно редко. Однако и в их обиходе есть роскошь – курение дешевого местного табака, который просто сушат и [179] измельчают. Это бледно-зеленый табак, дающий мягкий аромат. Хотя все перечисленные продукты очень дешевы, все же многим крестьянам часто нечем приправить свои грубые лепешки, кроме смеси дакка, описанной в одной из предыдущих глав 2. Поразительно, что, несмотря на такую примитивную и жалкую пищу, египетские крестьяне в большинстве своем обладают крепким здоровьем и телосложением и способны выполнять самую тяжелую работу.

Женщины из низов редко ведут праздную жизнь. Некоторым из них приходится даже тяжелее, чем мужчинам. Они готовят еду для мужа, приносят воду (на голове в больших сосудах), прядут пряжу из хлопка, льна и шерсти, готовят гелля — топливо из навоза, смешанного с рубленой соломой и высушенного в виде круглых лепешек. Эти лепешки раскладывают на крышах домов или на земле, чтобы они просохли на солнце, а затем употребляют для топки печей и для других целей. В низших слоях общества женщина в гораздо большей мере подчинена мужу, чем в высших. В семьях бедняков жене не всегда дозволяется есть вместе с мужем. Если они выходят на улицу, то жена обычно идет позади, а если есть какая-нибудь ноша кроме трубки или палки, то несет ее жена. Некоторые горожанки имеют лавки, в которых продают хлеб, овощи и т.п., и, таким образом, наряду с мужем, а иногда и в большей мере, чем он, обеспечивают семью. Когда бедный египтянин собирается жениться, его более всего беспокоит выкуп, который обычно составляет от двадцати до восьмидесяти риалов, если выплачивается только в деньгах, и значительно меньше, если, как это принято во многих частях страны, в него входят некоторые предметы одежды. Если бедняк в состоянии собрать выкуп, его редко что-либо удерживает от женитьбы, поскольку содержание жены и двоих или троих детей не требует от него большого напряжения. В пять-шесть лет дети уже начинают принимать участие в хозяйстве, присматривая за скотиной, а когда становятся постарше, помогают отцу в сельскохозяйственных работах. На старости лет бедняки в Египте часто полностью зависят от своих сыновей, а тот, кто лишен сыновней поддержки, обречен на нищету и голод. Недавно, когда Мухаммад Али, путешествуя из Александрии в Каир, остановился в деревне на берегу Нила, к нему подбежал один местный бедняк и так цепко ухватился за рукава его одежды, что сопровождавшие пашу люди не смогли их высвободить. Старик жаловался на крайнюю нужду, говоря, что в былые времена он жил в достатке, а теперь бедствует, потому что на старости лет лишился сыновей, которых забрали в армию. Паша (который обычно отзывался на личные просьбы) помог бедняку, повелев самому богатому из жителей деревни отдать старику свою корову.

Однако иногда дети становятся непосильной обузой для бедных родителей. Поэтому в Египте нередко можно видеть, как матери или специально для этого нанятые женщины везут детей на [180] продажу, но делается это, как правило, только в случаях крайней нужды. Например, если мать умирает, оставив грудных детей, а отец и другие родственники слишком бедны, чтобы взять кормилицу, они часто прибегают к этому невероятному способу, чтобы избавиться от ребенка. Иногда младенца кладут у дверей мечети, обычно в то время, когда община собирается на полуденную пятничную молитву, и кто-нибудь из членов общины, выходя из мечети и увидев бедного подкидыша, проникается жалостью и берет его домой, чтобы воспитать в своей семье не в качестве раба или рабыни, а как приемыша. А если этого не случается, кто-нибудь берет ребенка на попечение до тех пор, пока не найдется желающий принять его в свою семью. Недавно хозяйке одного каирского дома, в котором бывает мой друг, некая женщина предложила купить новорожденного младенца, объявив, что она нашла его у дверей мечети. Эта дама сказала, что возьмет младенца на воспитание ради Аллаха, уповая, что в награду за это благое дело он пощадит ее единственного ребенка, и хотела вручить принесшей младенца женщине десять пиастров, но та отказалась от предложенного вознаграждения. Таким образом, дети порой становятся просто предметом торговли: их покупают, превращают в рабов и снова продают. Мне рассказывал один работорговец (и его слова подтвердили другие люди), что родители или родственники иногда продают египетских девочек в другие страны. Этот же работорговец сказал, что ему поручили продать несколько таких девочек, на что они сами дали согласие. Им внушили, что они будут носить богатые одеяния и жить в роскоши, и научили говорить, будто их вывезли из страны, где они родились, когда им было всего три-четыре года, поэтому они не помнят родного языка и могут говорить только по-арабски. Нередко крайняя нужда побуждает феллаха за некую сумму денег обречь своего сына на участь куда более тяжелую, чем обыкновенное рабство. Когда в деревне набирают рекрутов, шейх часто прибегает к приему, помогающему ему справиться с этой задачей с наименьшей затратой сил: он берет сыновей самых богатых из жителей деревни. В этом случае отец предпочитает заплатить какому-нибудь бедняку сумму, равную одному-двум фунтам стерлингов, чтобы сын этого бедняка заменил в армии его сына. Как правило, такая сделка удается, несмотря на то, что отцовская любовь столь же сильна в Египте, как и сыновняя почтительность. Многие родители очень страшатся разлуки со своими детьми, особенно когда их забирают в армию, о чем свидетельствуют те меры, к которым часто прибегают отцы, чтобы уберечь от этой участи своих сыновей. Во время моего второго пребывания в Египте в деревнях редко можно было встретить здорового юношу или молодого мужчину без какого-либо увечья, делающего его непригодным для военной службы: у одних были выбиты зубы (чтобы они не могли прикусить патрон), у других отрезан палец или вырван глаз. Подобные операции делают старухи и прочие превратившие это в промысел люди, а иногда сами родители калечат [181] таким образом своих сыновей. Однако из того, о чем говорилось раньше, ясно, что порой не одна только любовь побуждает родителей прибегать к таким крайним мерам, но и страх лишиться на старости лет своих сыновей.

Если добросовестно описать семейный и социальный уклад египетских феллахов и их нравы, картина получится не слишком привлекательная. Своих предков, бедуинов, они напоминают только в самом худшем смысле и давно утратили многие добродетели обитателей пустыни. Эти добродетели если и сохранились до нашего времени, то лишь в самой незначительной степени, а унаследованные от праотцев обычаи часто оказывают самое пагубное воздействие на жизнь современных феллахов. Ранее говорилось о том, что они ведут свое происхождение от различных бедуинских племен, оседавших в Египте в разное время и смещавшихся с коптами, и что племенные различия до сих пор сохраняются сельским населением всей страны. С течением времени потомки каждого племени образовали многочисленные колена, а эти малые племена получили различные наименования, которые часто переходили и на населенные ими деревни, группы деревень и районы. Чем дольше то или иное племя живет в Египте, тем меньше оно сохранило бедуинские нравы и тем больше смешалось с обращенными в мусульманскую веру коптами или их потомками. Поэтому осевшие в Египте позднее племена относятся к ним с презрением и называют их «феллахами», в то время как сами кичатся званием «арабов», или «бедуинов». Выходцы из «бедуинов» охотно женятся на дочерях презираемых ими племен, но никогда не отдают им своих дочерей, а если член такого племени убивает кого-либо из них, они мстят за него по закону кровной мести, лишая жизни двоих или даже четверых врагов. О варварском бедуинском законе кровной мести говорилось в предыдущей главе: убийце или любому потомку до пятого колена мстит любой из родичей убитого, а если убийца и его жертва принадлежат к разным племенам, это часто приводит к межплеменным войнам, которые иногда длятся или периодически возобновляются на протяжении ряда лет. Часто такие войны вспыхивают из-за какой-нибудь пустяковой обиды, нанесенной членом одного племени члену другого. Во многих случаях кровная месть совершается через столетие или более после породившего ее события: так бывает, если вражда на время утихает, сохраняясь лишь в памяти одного-двух человек. Особенно известны своими войнами и враждой два племени в Нижнем Египте – саад и харам 3, их имена даже стали нарицательными для обозначения двух враждующих людей или групп. Поразительно, что в наше время допускаются подобные акты (за которые в египетских городах, вероятно, покарали бы смертной казнью многих из участников конфликта). Кровная месть разрешена Кораном, но при этом предписывается проявлять сдержанность и справедливость, и мелкие войны, столь часто вспыхивающие в наше время из-за кровной мести, противоречат предписаниям пророка, сказавшего: [182] «Если двое мусульман сражаются при помощи мечей, оба попадут в огонь (ад), и тот, кто убил, и тот, кто убит».

Обычаи египетских феллахов похожи на бедуинские и в других отношениях. Если выясняется, что жена феллаха неверна своему мужу, то, как правило, либо он сам, либо его брат бросает ее в Нил с камнем на шее или разрубает на куски, которые потом выбрасывает в Нил. Во многих случаях отец или брат подвергает такому же наказанию незамужнюю дочь или сестру, виновную в распутстве. Эти родственники считаются более опозоренными согрешившей женщиной, чем ее муж, и часто навлекают на себя презрение соплеменников, если не наказывают ее должным образом.


Комментарии

1. Числа XI, 5.

2. См. с. 141.

3. Подобно сирийским племенам кайс и йемен.

Текст воспроизведен по изданию: Э. У.Лэйн. Нравы и обычаи египтян первой половины XIX века. М. Восточная литература. 1982

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.