Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ЛЭЙН, ЭДВАРД УИЛЬЯМ

НРАВЫ И ОБЫЧАИ СОВРЕМЕННЫХ ЕГИПТЯН

Глава 5

ДОМАШНИЙ УКЛАД

Мы подробно рассмотрели моральные и социальные основы жизни мусульман в Египте, теперь мы можем ознакомиться с их домашним укладом и традициями. Начнем с высших и средних слоев общества. [140]

Обращаясь к главе семьи или к любому взрослому мужчине, не считая слуг и простолюдинов, мусульмане обычно выражают свое почтение, прибавляя к имени слово шейх (букв, «старший» или «пожилой»). Но часто это обращение, принятое в основном по отношению к известным своей образованностью или святостью людям, употребляется в том же значении, что английское «мистер». Шерифа принято называть сеидом или сейидом («господин»), какое бы положение он ни занимал. Многие шерифы принадлежат к низшим слоям населения, среди почитаемых потомков Мухаммада много слуг, мусорщиков и нищих, но их всех полагается величать этим почетным именем, кроме того, их отличают от других мусульман зеленые тюрбаны 1. Однако многие из имеющих право на эти привилегии, не только среди бедноты, но и среди богачей, а особенно среди ученых, не хотят ими пользоваться и предпочитают белые тюрбаны и обращение шейх. Мужчину, который совершил паломничество, обычно называют хагг, а женщину — хагга, однако многие паломники, так же как и шерифы, о которых только что шла речь, предпочитают звание шейх. Обычное обращение к женщине — ситт («госпожа»).

Прежде чем приступить к описанию поведения главы семьи, нужно рассказать о том, из кого состоит мусульманская семья. Для гарема отводится специальное помещение (называемое, так же как и его обитатели, «гаремом»), куда никому из лиц мужского пола, кроме главы семьи, некоторых близких родственников и детей, входить не разрешается. Гарем — это жена или жены (числом до четырех), рабыни (белые и «абиссинки», вернее, галла, чаще всего являются наложницами главы семьи, другие, черные, готовят пищу, прислуживают женам и т.д.), наконец, вольные, служанки, которые наложницами, по крайней мере узаконенными, не бывают. Слуги мужского пола — иногда черные или белые рабы, но чаще всего вольнонаемные. Очень мало кто из египтян позволяет себе иметь четырех жен, как это допускается исламом, а еще реже можно встретить мужчину, который кроме двух или более жен содержит еще и наложниц. Даже те, у кого только одна жена, ради сохранения мира в семье или по иным причинам предпочитают не заводить наложниц-рабынь. Другие считают, что лучше не иметь жены, содержание которой обходится довольно дорого, но содержать наложницу-абиссинку, которой прислуживает черная рабыня или служанка-египтянка, выполняющая также и прочие работы по дому. Жен редко помещают в одном доме, обычно они живут в разных местах. Если средства позволяют, глава семьи нанимает одного или двух слуг мужского пола, прислуживающих ему и его гостям — мужчинам, и, кроме того, сакка — водоноса, который обслуживает гарем и сопровождает женщин, когда они выходят из дому 2, бавваба — привратника, который сидит у входа в дом, и саиса — конюха, который следит за лошадью, мулом или ослом. Редко у кого из египтян есть мамлюк, т.е. белый слуга, чаще всего они принадлежат туркам, и мало кто, [141] кроме высокопоставленных турок, держит евнухов, но богатый купец-египтянин горд, если у него есть черный раб, который едет или идет позади него и несет его трубку.

Египтяне рано ложатся и очень рано встают, поскольку им полагается встать и одеться до рассвета, когда наступает время утренней молитвы. Обычно, пока глава семьи совершает ритуальное омовение и произносит молитвы, жена или рабыня варит для него кофе и наполняет его трубку, чтобы к моменту, когда он закончит религиозный обряд, все было готово.

Многие египтяне до самого полудня довольствуются чашкой кофе и трубкой, а некоторые рано утром съедают легкий завтрак. Первая трапеза египтян (аль-фатур) состоит, как правило, из хлеба, яиц, масла, сыра и взбитых сливок или кислого молока и пр. или из фатыры — тонких блинчиков, пропитанных молоком и сложенных наподобие салфетки, иногда их поливают медом или посыпают сахаром. Очень часто на завтрак едят бобы вроде наших конских бобов, которые томят целую ночь в закупоренном глиняном сосуде, доверху погруженном в горячую золу печи или бани. Это блюдо едят с льняным или сливочным маслом и обычно приправляют небольшим количеством лимонного сока, в таком виде его и продают по утрам на рынках Каира и других городов. Часто у тех, кто не имеет средств на изысканные яства, трапеза состоит из хлеба и так называемой дакки — смеси соли и перца с заатаром (диким майораном), мятой или тмином, к которым добавляют еще либо зерна кориандра, либо корицу, кунжут или хуммус (мелкий «турецкий» горошек). В эту смесь макают хлеб, который всегда имеет форму круглой лепешки шириной в пядь и толщиной в палец. Почти все египтяне, которым такая роскошь по карману, выпивают чашку кофе и выкуривают трубку рано утром и еще несколько раз в течение дня. Многие всегда имеют при себе трубку: либо сами держат ее в руках, либо передают слуге, который всюду носит ее за господином. Курильщики держат табак в мешочке, сделанном из шалевой ткани, из шелка или из бархата, к этому мешочку часто добавляется еще и маленький кисет, в котором лежат кремень, огниво и трут. Носят его обычно за пазухой.

Трубки (называют их по-разному: шибук, уд и т.д.) обычно бывают от четырех до пяти футов 3 длиной, иногда несколько короче, а иногда и значительно длиннее. Чаще всего трубки делаются из дерева гармашак. Большая часть трубки (начиная с мундштука и примерно на три четверти длины) покрыта шелком, отороченным по концам золотой нитью, часто переплетенной либо с цветным шелком, либо с полоской золота или серебра, а нижний конец шелкового покрова украшен кистью. Изначально этот покров предназначался для того, чтобы его смачивали водой для охлаждения трубки (а следовательно, и дыма), но это делают только в тех случаях, когда трубка старая или некрасивая. Зимой многие египтяне курят трубки из вишневого дерева, их никогда шелком [142] не покрывают. Летом трубка из гармашака дает более прохладный дым, чем другие. Чашеобразная часть трубки делается из обожженной глины и окрашивается в красный или коричневый цвет 4. Мундштук делается из двух или более кусков темного и светлого янтаря, соединенных орнаментом из покрытого эмалью золота, агата, яшмы, сердолика или еще какого-либо полудрагоценного камня. Это самая дорогая часть трубки; иногда мундштуки украшают даже бриллиантами. Наиболее распространенный тип трубки стоит примерно от двух до трех фунтов стерлингов. За мундштуком идет деревянная часть, которая быстро засоряется никотином и поэтому часто меняется. Трубку тоже приходится часто чистить, а делается это при помощи пакли, намотанной на длинную проволоку. Многие каирские бедняки зарабатывают на жизнь чисткой трубок.

Табак, который курят египтяне из высших и средних слоев общества, обладает очень тонким и приятным ароматом. Он производится в основном в окрестностях Латакии, в Сирии. В прилегающих к этому городу горах выращивается лучший сорт «горного табака» 5. Среднее сословие чаще всего курит более крепкий табак, называемый «тирским» — по имени города Тир 6, иногда курят смесь обоих сортов. При курении жители Египта и других восточных стран затягиваются глубоко, так что значительная часть дыма проникает в легкие. Поэтому арабское выражение «курить табак» буквально значит «пить табак» или «пить дым», поскольку табак и дым обозначаются одним и тем же словом. Редко можно увидеть египтянина, который сплевывает во время курения.

Некоторые знатные египтяне курят персидскую трубку, в которой дым проходит сквозь воду; такая трубка называется наргиле, потому что вода находится в кокосовом орехе, который по-арабски называется наргиле. Другой тип трубки — со стеклянным сосудом — называется шиша 7. В персидских трубках всегда очень длинный, гибкий ствол. Для водяных трубок употребляется особый тип персидского табака — тумбак. Его сначала несколько раз промывают и набивают им трубку, пока он еще не высох, а сверху кладут два-три куска горящего древесного угля. Такая трубка распространяет очень приятный, нежный аромат, но, поскольку при этом типе курения приходится сильно втягивать дым, оно вредит людям со слабыми легкими 8. Куря персидскую трубку, люди втягивают в свои легкие дым так же свободно, как воздух. Считается, что из-за курения наргиле среди жителей Аравии и Египта очень многие страдают болезнью печени. Простонародье курит трубку, обычно называемую гоза; она устроена так же, как и наргиле, только ствол у нее короткий, не гибкий и без подставки. Набивают ее либо тумбаком, либо пьянящим гашишем, или коноплей (см. рис. 33).

Кофе (кахва или ахва) заваривают очень крепким и пьют без сахара и без молока. Кофейные чашки (финган) обычно очень маленькие: они вмещают менее полутора унций жидкости. Сделаны [143] они из фарфора или голландского стекла, без ручек, поэтому их ставят в другие чашки (зарф), очень похожие на подставки для яиц и сделанные из серебра или меди — в зависимости от того, насколько состоятелен владелец сервиза 9. Свежеобжаренный и смолотый кофе кладут в закипевшую воду и размешивают, после чего один или два раза кофейник ставится на огонь, чтобы довести кофе до кипения, потом его разливают по чашкам, пока поверхность еще сохраняет кремовый цвет. Египтяне особенно любят крепкий кофе без всяких приправ, сахар добавляют очень редко (только в случае болезни), молоко или сливки — никогда, но часто кладут в него немного зерен кардамона. Принято также обкуривать посуду дымом смолы мастикового дерева. В богатых домах ей иногда придают изысканный аромат амбры. Обычно это делается так: в кофейник кладут серую амбру, примерно с карат весом, и растворяют ее на огне, затем приготовляют кофе в другом кофейнике, дают ему немного отстояться и переливают в.кофейник с амброй. А иногда просто прилепляют на дно чашки кусочек амбры весом примерно в два карата: такого количества хватает на две-три недели. Так делают люди, которые хотят всегда пить ароматический кофе, но угощают им не всех. Кофейник иногда подают в серебряном или медном сосуде (азки) с горящими угольями. Такой сосуд подвешивают на трех цепочках. Раздавая кофе, слуга держит ножку зарфа большим и указательным пальцами. Финган берут двумя руками — левой снизу, а правой сверху.

В холодную погоду на пол ставят наполненную углем медную жаровню (манкаль, в просторечии манкад), в которой иногда жгут ароматические вещества (рис. 35). Египтяне очень любят приятные запахи и часто освежают ароматами свое жилище. Чаще всего для этого пользуются низкосортным ладаном, так называемым бахур аль-барр, а также бензойной смолой или древесиной алоэ.

Если египтянин в состоянии держать лошадь, мула или осла или нанимать осла, он очень редко выходит за пределы своего дома пешком, но мало кто из жителей Каира или других городов [144] решается держать лошадь, потому что это может навести на мысль о его чрезмерном богатстве и побудить власти вымогать у него дополнительные налоги. Современные египтяне пользуются мягкими седлами, покрытыми вышитой или еще какой-нибудь красивой материей или бархатом, оголовье и нагрудную часть уздечки украшают шелковыми кистями, монетами или какими-нибудь орнаментами из серебра (рис. 36). Богатые купцы и улемы обычно ездят на мулах с примерно такими же седлами, только седла, на которых ездят улемы, покрыты саггадой, иногда такими ковриками покрывают и седла для женщин, которые, впрочем, сильно отличаются от мужских, о чем будет рассказано ниже. По узким и заполненным людьми улицам Каира осла обычно пускают мелкой иноходью. Ослов в Каире много, и их всегда можно нанять. Египет искони славился своими прекрасными ослами, которые, как правило, больше английских и превосходят их во всех отношениях. Цена хорошего, породистого и дрессированного осла соответствует примерно трем-четырем фунтам стерлингов, а иногда даже превышает стоимость обычной лошади. На осла надевается мягкое седло, передняя часть которого покрыта красной кожей, а сиденье — мягкой, цветной, сплетенной из шерсти попоной, стремя всегда делается очень коротким. Чтобы расчистить дорогу едущему на коне всаднику, впереди бежит его конюх (их может быть и двое), вооруженный длинной палкой (наббутой), которую он держит вертикально, ухватив за нижний конец. С этой же целью рядом с ослом, позади него, а иногда и впереди тоже бежит слуга, призывая прохожих отойти с дороги или поостеречься, как бы им не досталось по спине, по лицу, по бокам, по ногам или по пяткам 10. Однако наездник должен не полагаться на своего слугу, а смотреть в оба, как бы не удариться об объемистую поклажу верблюда и не вылететь из седла: такие неприятности неизбежно случаются на узких и заполненных пешеходами улицах. Трубку наездника обычно несет слуга, который наполняет ее и зажигает, когда [145] его господин спешивается около какого-нибудь дома или лавки.

Если у египтянина нет определенного занятия, он проводит большую часть дня либо разъезжая по городу, посещая друзей и знакомых и делая покупки, либо куря трубку, попивая кофе и предаваясь беседе с друзьями дома. По утрам он проводит час, а то и более в общественной бане, наслаждаясь этой процедурой. В полдень, если он соблюдает мусульманские обряды, снова наступает время молитвы, но, как я уже говорил, среди египтян сравнительно мало людей, которые никогда не пренебрегают своими религиозными обязанностями, напротив, многие из них вообще почти не молятся. Сразу после полудня (если у него не было позднего завтрака) египтянин съедает легкий обед, за которым следуют курение трубки и чашка кофе, а в жаркую погоду он в течение некоторого времени предается полуденному сну. Часто глава семьи удаляется для отдыха в гарем, где жена или служанка оберегает его покой или трет ему ступни. В таких случаях, да и в другое время, когда хозяин дома хочет побыть в уединении, слуга объясняет всякому приходящему гостю, что его господин находится в гареме, и все знают, что вызывать его оттуда нельзя, разве что по какому-нибудь очень важному и безотлагательному делу. Со времени дневной молитвы и до захода солнца (время следующей молитвы) египтянин опять наслаждается трубкой и кофе в обществе одного или нескольких друзей у себя дома или где-нибудь еще. Вскоре после захода солнца он ужинает.

Теперь я перейду к описанию обеда (аль-гада), ужина (аль-аша) и того, как принято совершать эти трапезы, из которых главной считается ужин. Готовят обычно днем, а то, что остается от ужина, если в доме нет гостей, съедают на следующий день на обед. Глава семьи обычно обедает и ужинает со своей женой или женами и детьми, но многие мужчины из высших слоев либо считают такую трапезу для себя унизительной, либо слишком для этого заняты и могут принимать участие в семейной трапезе только в редких случаях. Есть и среди простонародья мужчины, которые очень редко едят вместе со своими женами и детьми. Если кто-либо находится в гостях у друга, когда наступает час обеда, хозяин обязательно должен распорядиться, чтобы принесли обед. Это считается необходимым и в тех случаях, когда гость — чужой человек.

Прежде чем сесть за стол, вернее, за ПОДНОС, ВСе ДОЛЖНЫ ПОМЫТЬ руки 11, а иногда и рот водой с или хотя бы облить правую руку [146] водой. Слуга приносит медный таз и кувшин (тишт и ибрик) 12 (рис. 37). Таз покрыт крышкой с отверстиями и со специальным возвышением для мыла посередине. Когда воду поливают на руки, она проходит сквозь отверстия в таз, так что, когда таз несут дальше, к другим сотрапезникам, скопившейся в нем воды не видно (рис. 38). Каждому дается по салфетке (фута).

Столом служит круглый медный поднос (он называется синийа и санийа) обычно от двух до трех футов в диаметре; его ставят на деревянную табуретку (курси) высотой примерно в пятнадцать дюймов, которую часто покрывают перламутром, панцирем черепахи, костью и т.д. Эти два предмета составляют суфру (рис. 39). На подносе раскладывают круглые лепешки, иногда разрезанные пополам, несколько разрезанных пополам лимонов, которые выжимают на любое блюдо, требующее кислой приправы, и ложки из самшита или слоновой кости по одной на каждого из сотрапезников. Лепешки часто служат тарелками. Затем в соответствии с обычаем страны на поднос ставят одновременно несколько блюд из меди или фарфора с различными яствами, овощами и пр. или же по одному блюду поочередно на турецкий лад.

Сотрапезники садятся на пол вокруг подноса, и каждый кладет на колени по салфетке; если же поднос стоит вблизи низкого дивана, как это часто бывает, одни садятся на диван, а другие — на пол. Если трапеза особенно многолюдна, поднос ставят на середину комнаты и садятся вокруг него, доложив одно колено на пол, а второе (правое) приподняв — это наиболее принятая во время трапез поза, позволяющая двенадцати сотрапезникам разместиться вокруг подноса шириной в три фута. Садясь за стол, закатывают правый рукав до локтя и, прежде чем начать еду, говорят: «Бисмилля» («Во имя Аллаха») 13. Эту фразу обычно произносят очень тихо, первым это делает хозяин дома. Она считается и благословением, и приглашением принять участие в трапезе. Если тот, к кому обращаются со словами бисмилля пли тафаддаль (что в данном случае означает: «Окажи мне [147] милость и прими участие в трапезе»), не хочет принять приглашение, он должен ответить: «Ганиан» («Пусть это будет приятным») или что-нибудь в этом роде, иначе возникнет опасение сглаза, ибо говорят, что пища, которую «сглазили», не благословенна. Но настойчивость, с которой египтяне уговаривают пришельца поесть вместе с ними, показывает, что бисмилля произносится прежде всего из побуждений гостеприимства. Хозяин дома начинает есть первым, его примеру следуют гости и другие сотрапезники. Вилками и ножами мусульмане не пользуются, их заменяют большой и указательный пальцы правой руки; для супа, риса и других блюд, которые трудно есть иначе, подают ложки, а в особых случаях, о которых речь пойдет ниже, пользуются обеими руками. Если на подносе одновременно стоит несколько блюд, каждый берет из какого-нибудь по желанию, а иногда и из всех по очереди, когда же подается только одно блюдо, каждый угощается, а затем блюдо убирают и ставят другое 14. Считается вежливым взять маленький кусочек и передать его другу. Когда жители Египта и других стран Востока едят руками, это делается не так грубо, как может вообразить европеец, никогда этого не видевший и не читавший точных описаний такой трапезы. Каждый отламывает маленький кусочек хлеба и опускает его в блюдо, а затем подносит ко рту вместе с кусочком мяса или еще чего-нибудь, взятого из блюда 15. Кусок хлеба обычно складывают вдвое, держа внутри мясо или еще что-нибудь, пользуясь при этом только большим и указательным пальцами. Если кусок мяса нельзя сразу положить в рот, его кладут на хлеб (рис. 40).

Еда подается так, чтобы ее удобно было есть описанным выше образом. Состоит она, как правило, из йахни — тушеного мяса с нарезанным луком, бамьей 16 или другими овощами; кавурмы — жирной тушенки с луком; варак махши — смеси риса и рубленого мяса (слегка приправленного солью и луком, а часто чесноком, петрушкой и пр.), завернутой в листья винограда, салата или капусты и сваренной в таком виде; огурцов (хийар), черных, белых или красных бадинганов 17 или тыквы (каракуса) такого же размера и [148] формы, как огурец, фаршированных такой же смесью мяса, риса и специй; кебаба, или маленьких кусочков говядины или баранины, прожаренных на вертеле. Многие блюда полностью или в основном состоят из овощей: капусты, портулака, шпината, бамьи, бобов, люпина, турецкого горошка, мелко нарезанной тыквы и т.д. Часто подают рыбу, приправленную подсолнечным маслом. Поскольку жиры в Египте дефицитны, большинство блюд готовят на очищенном масле, причем кладут его очень много (в жаркую пору оно совсем жидкое). Дичь делят на части либо двумя руками, либо берут вдвоем так, чтобы каждый действовал только правой рукой, некоторые управляются сами, одной рукой. Многие арабы считают недозволенным прикасаться к пище левой рукой и делают исключение только в тех случаях, когда правая рука покалечена 18. Дичь часто фаршируют изюмом, фисташками, хлебными крошками и петрушкой, иногда также готовят целого ягненка, но его мясо легко отделить одной рукой. Тушеное мясо часто приправляют сладостями: йахни, например, подают с персиками и абрикосами с сахаром. К трапезе подают разнообразные сладости безотносительно к порядку других кушаний. Излюбленное сладкое блюдо египтян — кунафа, на вид нечто вроде тонкой вермишели из пшеничной муки. Ее поджаривают и приправляют сахаром и медом. В соответствующий сезон часть трапезы составляет арбуз (баттых). Его нарезают примерно за четверть часа до подачи и охлаждают на открытом воздухе, но при этом все время следят, как бы не подползла змея и не отравила его своим дыханием или укусом, поскольку считается, что эти пресмыкающиеся особенно любят арбузы и чуют их по запаху на большом расстоянии. В Египте очень много арбузов, [149] весьма вкусных и полезных. Трапеза обычно заканчивается вареным рисом с маслом, солью и перцем (рузз муфальфалъ, турецкий пилав), но в богатых домах за ним часто следует миска хушафа 19 — сладкого отвара изюма с сахаром, охлажденного и приправленного розовой водой 20. Часто вместо этого подают арбуз 2l.

Египтяне едят немного и довольно быстро. Окончив трапезу, каждый говорит: «Аль-хамду ли-лля» («Хвала Аллаху») и встает, не ожидая других 22. После этого моют лицо и руки с мылом, слуга подает таз и поливает из кувшина, так же как перед трапезой.

Пьют за трапезой только воду из Нила, а в богатых домах — шербет, который будет описан ниже. Во время еды арабы пьют очень мало или вовсе не пьют, но сразу после еды выпивают довольно много. Нильская вода удивительно вкусная, а в колодцах Каира и по всему Египту вода немного солоноватая. Воду пьют либо из глиняных бутылей, либо из медных чашек 23. Существует два типа бутылей для воды: дорак — с узким горлышком и кулля — с широким (рис. 41, а и б). Делаются они из сероватой пористой глины, которая хорошо охлаждает воду испарением, поэтому их обычно выставляют на сквозняк. Внутреннюю поверхность этих бутылей коптят дымом какого-нибудь смолистого дерева, а потом тем же способом придают ей аромат дерева кафали 24 и мастики. Перевернутую бутыль держат над небольшим глиняным сосудом (мибхара), в который кладут необходимый для разжигания дерева горящий древесный уголь и мастику. Примерно в дюйме от горлышка дорак перевязывают тряпочкой, чтобы смола не разливалась по поверхности. Кроме того, для аромата в бутыли вливают немного сока из цветка апельсинового дерева. Бутыли либо закрывают пробками из серебра, меди, олова или дерева, либо покрывают [150] сплетенными пальмовыми листьями и ставят на поднос из луженой меди, на котором скапливается выступающая из них вода. В холодную погоду во многих домах предпочитают таким бутылям, слишком сильно охлаждающим воду, посуду из фарфора (рис. 42). На рис. 43 изображены чашки для питья наиболее распространенной формы. Внутри некоторых из них выгравированы тексты из Корана и другие изречения или имена «Семи спящих отроков», но это мне редко приходилось видеть. Перед тем, как выпить воды, и после этого обязательно повторяют те же восклицания, которые произносятся веред едой и после еды, а каждый из сотрапезников говорит пьющему: «Пусть это будет приятным» 25, на что полагается ответить: «Да дарует тебе Аллах радость» 26.

В некоторых прелестных рассказах «Тысячи и одной ночи» мы читаем о том, что «унесли яства» и «принесли вина», однако в современном Египте мусульмане редко потребляют этот запретный напиток в обществе. Но все же многие позволяют себе выпить вина в компании избранных знакомых. Слуги такого человека точно знают, кого из его друзей можно допускать в дом, когда господин предается этим запрещенным радостям, а всем другим говорят, что хозяина нет дома или что он находится в гареме. Такие люди пьют вино перед ужином, после и во время его, но более всего — перед, потому что считается, что оно возбуждает аппетит. По словам одного моего друга — раскаявшегося мусульманского пьяницы (я не могу рассказать об этом по собственному опыту, поскольку я не пью вина и потому меня никогда не приглашали принять участие в мусульманской пирушке), вино подается на круглом лакированном подносе или на стеклянном блюде. Обычно на таком подносе стоят два кувшина из фигурного стекла: в одном — вино, а в другом — сладкий напиток из изюма и сахара, а иногда еще пара бутылок, несколько маленьких стеклянных чаш и стеклянные блюдца с сухими и свежими фруктами и какими-нибудь соленьями. Кроме того, на подносе стоят две свечи и часто букет цветов в подсвечнике.

Египтяне потребляют различные виды сладкого напитка — шербета. Чаще всего это просто очень сладкая вода, иногда лимонад (шараб аль-лимун) или наиболее ценимый сорт — зеленый напиток, изготовленный из толченых цветов фиалки, вскипяченных с сахаром (шараб аль-банафсаг). Четвертый вид шербета делается из шелковицы (шараб ат-тут), пятый — из щавеля (шараб аль-хумейд). На улицах продают также шербет из изюма (забиб), так он и называется. Есть еще один напиток, который представляет собой крепкий настой солодкового корня (ирсус) и называется так же, как этот корень, третий делается из рожкового дерева и называется по имени его плода — харруб. Шербет подают в стеклянных чашках (кулля) (примерно на три четверти пинты 27), расписанных цветами из позолоты (рис. 44). Чашки для шербета ставят на круглый поднос и покрывают круглой салфеткой из [151] вышитого шелка или парчи. На правой руке того, кто подает шербет, висит большая продолговатая салфетка, расшитая широкими узорами золотом и шелком по краям. Очевидно, она предназначается для того, чтобы вытирать губы после питья, но пользуются ею очень редко, и висит она скорее для вида.

Промежуток между ужином и акта, временем молитвы и наступления ночи, египтяне обычно проводят, покуривая трубку и попивая кофе. Если курение прерывают из-за молитвы, то потом снова предаются этому наслаждению. Кроме того, коротать время помогают беседы, шашки, шахматы или еще какие-либо игры. Члены зажиточной египетской семьи могут проводить время в приятных, но всегда тихих, спокойных занятиях. В час ужина или после него мужчины нередко ходят в гости к друзьям. Обычно они пользуются в этих, да и в других случаях складным фонарем (фанус) из натянутой на проволочные кольца вощеной ткани, с дном и крышкой из луженой меди. На рис. 45 изображены такой фонарь и обычная лампа (кандиль) в деревянном футляре, служащем защитой от ветра. Эта лампа представляет собой маленький стеклянный сосуд с вделанной в дно трубочкой, в которую вставляется фитиль из обкрученного вокруг соломы хлопка. Сначала в лампу вливают воду, а потом горючее. Такого типа лампы часто висят над входом в дом. По ночам интерьеры домов выглядят мрачнее, чем днем: для освещения большого, нарядного помещения считается достаточным зажечь две свечи (стоящие на полу или на табуретке, к тому же иногда скрытые под большим стеклянным абажуром или вставленные в стеклянный фонарь, поскольку в окнах нет стекол, а есть лишь решетки). Летом мало кто из египтян бодрствует позднее трех-четырех часов ночи, т.е. в течение трех или четырех часов после захода солнца (в любое время года точкой отсчета часов является заход солнца); зимой они иногда засиживаются по пять-шесть часов после захода.

Так проводят свои дни египтяне среднего достатка, не имеющие постоянных занятий или дел, которые требовали бы их участия или присутствия. У людей торговых принято вскоре после завтрака отправляться в лавки или на склады и оставаться там почти до захода солнца 28. В лавке у них достаточно досуга, чтобы курить сколько пожелают, а их покупатели часто курят вместе с ними. Некоторым из покупателей купец предлагает трубку (если у них нет своей) и чашку кофе, которую приносят из ближайшей кофейной лавки. Значительная часть дня часто проводится в приятной беседе с покупателями или торговцами из соседних лавок. Торговцы обычно совершают молитвы, не выходя из лавок. Вскоре после дневной молитвы, а иногда перед ней или вскоре после нее они съедают либо легкий завтрак, либо кебаб с лепешкой (принесенные слугой из дома или купленные на рынке), лепешку с сыром, соленьями или еще с чем-нибудь из продающегося на улицах съестного. Если при этом в лавке присутствует покупатель, его всегда приглашают, и часто очень настойчиво, принять участие [152] в трапезе. В лавках всегда держат большие глиняные бутыли с водой, которые по мере необходимости наполняются проходящими по улицам сакка. Вечером торговец возвращается домой, съедает свой ужин и вскоре ложится спать.

В Египте общепринято, чтобы муж и жена спали на одном ложе, исключение составляют только богатые семьи, в которых предпочитают иметь разные постели. В домах людей среднего достатка ложе обычно устроено так: кладут набитый хлопком матрас (тарраха) примерно в шесть футов длиной и три или четыре фута шириной на низкие козлы из пальмовых веток (сарир), в изголовье помещают подушку, а простыню расстилают и на подушку и на матрас. Лётом обычно укрываются только легким одеялом (харам), а зимой — стеганым, набитым хлопком (лихаф). Если козел нет, матрас кладут прямо на пол или два матраса один на другой, а иногда по бокам размещают диванные подушки. Предохраняющая от москитов занавеска 29 вешается около постели на четырех шнурках, подвязанных к вбитым в стену гвоздям. Египтяне редко переодеваются, ложась в постель, зимой многие спят во всем облачении, снимая только верхнюю одежду, а летом и вовсе ничего не снимают. Зимой ложе помещается в маленьком чулане (хазна), летом — в большой комнате. Днем все постельные принадлежности сворачивают и кладут сбоку или заносят в чулан. В самую жаркую погоду многие спят на крышах или в открытом помещении (фасха или фасаха), но от сна на открытом ночном воздухе часто возникают глазные болезни и прочие недуги. В наиболее распространенном тине козел из пальмовых веток заводятся жуки, которые в Египте столь же многочисленны летом, как мухи зимой. Самые противные насекомые — вши — почти неизбежны в Египте даже при исключительной чистоплотности, однако тех, кто меняет белье каждые два-три дня, они мало беспокоят, а если такое и случается, то кожу они не затрагивают, заползая только в белье, откуда их легко убрать. Можно почти полностью уберечься от мух, если часто мыть и подметать полы, покрывать двери и окна сетками, но очистить египетский дом от жуков, особенно если в нем, как это часто бывает, много деревянных изделий, невозможно.

Слугам-мужчинам обычно живется очень легко. Исключение составляет только саис — конюх, который бежит впереди своего господина или вслед за ним несколько часов подряд и даже в самую [153] жаркую погоду не обнаруживает никаких признаков усталости. Чаще всего слуги — уроженцы Египта. В Каире и других городах иногда берут в услужение нубийцев, которые обычно выполняют роль привратника и считаются более честными, чем слуги-египтяне. Жалованье слуг очень мало — от доллара до двух в месяц, но они получают много подарков 30. В праздник ид аль-фитр, после рамадана, хозяин обычно дарит всем своим слугам какую-нибудь одну или все принадлежности туалета: ири (синюю рубашку, служащую верхней одеждой), тарбуш и тюрбан. Другой одеждой (иногда за исключением обуви) слуга должен обеспечивать себя сам. Кроме хозяина слугам делают небольшие денежные подарки и его гости, а также торговцы, с которыми он имеет дело; это происходит практически всякий раз, когда слугу посылают за большими закупками. Слуги спят в том, в чем ходят, на маленьких циновках, а зимой укрываются плащом 31 или одеялом. В некотором смысле их отношения с хозяевами часто носят весьма фамильярный характер, они даже вместе смеются и шутят, но в остальном слуги очень покорны, всячески выражают своему господину глубочайшее почтение и совсем по-детски, безропотно терпят от него телесные наказания.

К черным рабам (абид) мужского пола относятся мягче, чем к вольнонаемным слугам; их образ жизни вполне соответствует их природной лености. Если черный раб недоволен своим положением, он согласно закону может заставить хозяина продать его. Многие рабы в Египте носят турецкую военную форму. Это наиболее фанатичная часть населения, склонная оскорблять христиан и других иноверцев, хотя сами они приняли ислам, зная о его доктринах не более, чем ребенок, проведший в школе одну неделю. О служанках речь пойдет в другой главе.

Знакомство с современными жителями Египта часто заставляет нас сравнивать их домашний уклад с образом жизни средневековых европейцев. При этом, пожалуй, когда речь идет о мужчинах, мы замечаем больше сходства, нежели различия, зато применительно к женщинам мы обнаруживаем картину прямо противоположную.


Комментарии

1. Мужчины и женщины из числа потомков Мухаммада часто заключают браки с теми, кто не принадлежит к этому роду, и, поскольку звание шерифа передается по наследству от любого из родителей, число людей, пользующихся этим отличием, ныне весьма велико.

2. Если нет евнуха. Сакка — обычно старший слуга в доме.

3. 1 фут = 30,48 см. — Примеч. пер.

4. Чтобы предохранить циновки и ковры от порчи, под трубкой часто прикрепляется маленькая медная пепельница, а пепел сбрасывается на маленькую деревянную пепельницу.

5. Духхан габали.

6. Город на территории современного Ливана, арабское название — Сур, отсюда — духхан сури. Примеч. ред.

7. «Стекло» (перс).

8. Однако такое курение часто рекомендуется при кашле. Один из моих друзей, самый известный поэт Каира, страдает астмой: ему приходится курить наргиле почти непрерывно с утра до вечера.

9. Сервиз состоит из десяти одинаковых финганов и зарфов, иногда в него входит особый, лучший прибор для хозяина дома или для почетного гостя (см. рис. 34 — кофейный сервиз из серебра в масштабе 1/8 реального размера. Ниже — такие же зарф и финган в масштабе 1/4 и медный зарф с финганом внутри его). Иногда кофейные сервизы делают из простого или позолоченного серебра, и лишь в редких, особенно богатых домах можно увидеть золотую посуду, иногда украшенную бриллиантами, рубинами и другими драгоценными камнями. Многие мусульмане, однако, отказываются от золотой и серебряной утвари по религиозным причинам.

10. Очень часто слышны такие восклицания, как иу'а («берегись!»), йеминак, шималяк («направо, налево!»), дахрак («спина!»), уишшак («лицо!»), гямбак («бок!»), ригляк («нога!»), каабан («пятка!»), туркам кричат сакин («берегись!»). К этому часто добавляют йа эфенди (турку), йа шейх (старому или средних лет арабу-мусульманину), йа саби (молодому мужчине), йа валяд пли йа ибни (мальчику), йа шериф (одетому в зеленый тюрбан потомку пророка), йа м'аллим (местному христианину или иудею), йа хавага (французу), йа ситт (женщине из высшего или среднего слоя) и йа бинт, т.е. «дочка» или «девушка» (бедной женщине). Женщину из простонародья, каков бы ни был ее возраст, слуга называет «дочка» или «девушка» иначе она не сдвинется с дороги ни на дюйм. Девочку или молодую женщину часто называют аруса («невеста»), а к женщине на улице обращаются хагга.

11. Марк VII, 3.

12. В богатых домах эта утварь бывает из серебра, а иногда и из позолоченной меди.

13. Или: «Би-сми-лляхи-р-рахмани-р-рахим» («Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного»).

14. Иисус Христос и его ученики ели из одного блюда (Матф. XXVI, 23).

15. Или просто макает хлеб в блюдо (Руфь II, 14; Иоанн XIII, 26).

16. Бамья — это съедобный гибискус, из которого едят многопестпковый стручок до трех дюймов длиной и шириной в мизинец. В нем много семян и питательной растительной слизи, к тому же он очень хорошо пахнет. К нему при готовке добавляется немного лимонного сока.

17. Черные и белые бадинганы — это два сорта баклажанов, красные — помидоры.

18. Поскольку левой рукой пользуются для нечистых целей.

19. От перс, хош аб — «сладкая вода».

20. Этот напиток черпают ковшиками из панциря черепахи или из кокосового ореха.

21. Основные фрукты в Египте — финики, виноград, апельсины, разнообразные сорта лимонов, инжир, плоды сикомора, индейская смоква, гранаты, бананы и всевозможные дыни. Персиков и абрикосов много, но они не ароматны. Груш мало, их в основном привозят с горы Синай и из Сирии. Из этого перечисления видно, что в Египте не так уже много хороших фруктов.

22. Считается совершенно неприличным подниматься во время трапезы, даже если это делается из уважения к входящему. Пророк запретил подниматься во время еды или приступая к трапезе, даже если наступило время молитвы.

23. Древние египтяне пили из медных чашек (Геродот II, 37).

24. «Амирис кафал», по Форскалу. Арабское дерево.

25. «Ганиан».

26. «Аллах йиганник».

27. 1 пинта = 0,57 л. — Примеч. пер.

28. Описание лавок и жизни торговцев будет дано в гл. 14.

29. Намусийа. Она делается из муслина, полотна пли крепа и образует балдахин шириною и длиною с постель.

30. С путешественника-европейца требуют значительно более высокой платы и большего числа подарков, чем с местных жителей. Если подарки делаются по справедливости, то они могут привести к желательным результатам, но очень часто они только поощряют всяческое жульничество.

31. Исход XXII, 26, 27.

Текст воспроизведен по изданию: Э. У.Лэйн. Нравы и обычаи египтян первой половины XIX века. М. Восточная литература. 1982

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.