Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ЛЭЙН, ЭДВАРД УИЛЬЯМ

НРАВЫ И ОБЫЧАИ СОВРЕМЕННЫХ ЕГИПТЯН

Глава 3

РЕЛИГИЯ И ЗАКОНЫ

Прежде чем приступить к описанию общественного устройства и повседневной жизни египтян, необходимо подробно ознакомить читателя с их религиозными представлениями и законами, поскольку именно они составляют основу не только образования, но также нравов и обычаев мусульманского населения Египта.

В ортодоксальном суннитском исламе существуют четыре школы, или толка, различающиеся по трактовке догматов веры и норм мусульманского права. Остальные мусульмане относятся [91] в основном к шиитам. Мы будем рассматривать только религиозные представления и законы суннитов. Четыре суннитских толка — это ханафиты, шафииты, маликиты и ханбалиты, называемые так по именам богословов, чьи взгляды легли в основу того или иного толка. К первой, самой умеренной группе принадлежат турки. Жители Каира обычно либо шафииты, либо маликиты (за исключением небольшого числа ханафитов), но все-таки говорят, что в большинстве своем каирцы, так же как и жители Аравии, — шафииты. Жители провинции аш-Шаркийа, к востоку от Дельты, — шафииты, равно как и жители аль-Гарбийи, или Дельты, среди которых лишь незначительное меньшинство принадлежит к группе маликитов; в Бухейре, на запад от Дельты, а также в Саиде, долине Верхнего Египта, живут в основном маликиты, приверженцы других школ суннизма встречаются редко. К этому же толку принадлежат нубийцы и жители Магриба. Ханбалиты в наше время весьма малочисленны. Все эти школы основывают свои религиозные догматы и правовые предписания на четырех источниках мусульманства: Коране, преданиях о пророке, согласованном мнении первых учеников и преемников пророка и аналогии.

Религию, которую проповедовал Мухаммад, арабы называют аль-ислам, веру они именуют иман, а практическую религию — дин.

Сущность мусульманской веры выражепа в двух основных догматах, первый из коих состоит в том, что «нет божества, кроме Аллаха». Аллах, сотворивший все на небе и на земле, обо всем пекущийся и всем повелевающий, коему нет начала и нет конца, всемогущий, всеведущий и вездесущий — един. Его единство провозглашено в короткой суре Корана: «Скажи: “Он — Аллах — един, Аллах, вечный; не родил и не был рожден, и не был Ему равным ни один!”» 1.

Согласно вере мусульман, у Аллаха нет ни сподвижников, ни потомков. И хотя мусульмане считают, что Иисус Христос (чье имя нельзя упоминать, не прибавив «мир ему») был рожден по божьему мановению от девы 2 без отца, чтобы явиться в мир мессией, что он — «Его слово, которое Он бросил Марйам, и дух Его» 3, однако его называют не сыном божьим, а просто пророком или посланником. Его ставят даже ниже Мухаммада, поскольку считается, что Евангелие превзойдено и заменено Кораном. Мусульмане верят, что, после того как «господин 4 наш Христос» выполнил свою миссию на земле, Аллах забрал его у иудеев, замышлявших убить его, и что вместо Иисуса был распят другой человек, которого Аллах уподобил ему видом 5. Они также верят, что Христос вернется на землю, чтобы установить ислам, мир и благодать. Произойдет это после того, как он поразит Антихриста, чем ознаменует приближение дня Страшного суда.

Второй догмат мусульманской веры не имеет смысла без первого и заключается в том, что «Мухаммад — посланник Аллаха». [92]

Последователи Мухаммада считают его последним и величайшим из пророков и посланников 6. Таких пророков, согласно мусульманской вере, было шесть: Адам, Ной, Авраам, Моисей, Иисус и Мухаммад, и считается, что каждому из них дано было откровение закона, т.е. религиозной и нравственной системы. Однако закон, который был открыт Адаму, отменялся откровением, данным следующему пророку, и так каждый закон или свод законов отменял предшествующий, хотя, по существу, все они одинаковы. Поэтому иудаизм в эпоху между Моисеем и Христом был истинной верой, так же как и христианство (не искаженное, как говорят мусульмане, утверждением, что Христос был сыном божьим) до явления Мухаммада. При этом считается, что существующие ныне тексты Пятикнижия и Псалтиря (Псалмов Давида, которые, по понятиям мусульман, имеют божественное происхождение) были так сильно искажены, что в них осталась лишь малая толика подлинного слова божия, в то время как Коран вовсе не претерпел никаких существенных изменений.

Кроме того, мусульманину полагается верить в существование ангелов, добрых и злых джиннов (во главе с Иблисом) 7, а также в бессмертие души, во всеобщее воскрешение из мертвых, в Страшный суд, в вознаграждение и наказание в раю и аду, в то, что все добрые и злые деяния будут взвешены, в существование моста ас-Сират (тонкого, как волос, и более острого, чем лезвие меча), по которому всем предстоит пройти над пропастью и с которого грешники будут низвергаться в ад. Они также верят, что в отличие от всех иноверцев мусульманину, даже если он ведет себя как нечестивец, не придется вечно пребывать в аду, что существуют разные степени как возмездия жаром и хладом, так и воздаяния, отчасти состоящего в том, что праведники удовлетворят свой аппетит самыми изысканными блюдами и напитками, а также насладятся обществом райских дев, у которых будут огромные, абсолютно черные глаза 8 и которые ростом будут равны мужчинам, т.е. достигнут высоты пальмового дерева (примерно шестьдесят футов); таким, по представлениям мусульман, был рост Адама и Евы. Считается, что до Страшного суда души мучеников обретаются в зобах зеленых птиц, которые едят плоды райских деревьев и пьют воду из райских рек 9. Женщины, согласно исламу, также будут допущены в рай, хотя многие христиане и утверждали, что, по понятиям мусульман, у женщин нет души. Однако Коран во многих местах обещает райское блаженство всем правоверным, как мужчинам, так и женщинам.

Согласно доктрине Корана, никому не будет даровано вечное блаженство за его заслуги, все во власти милосердия божия, однако каждому будет отпущена та мера блаженства, которая соответствует его праведным делам. Самому ничтожному в раю обещано «80 000 слуг» (прекрасных юношей — валидов), «семьдесят две жены из райских дев (гурий), кроме тех жен, которые были у него в этом мире» и которых он пожелает иметь [93] и в мире ином (а праведник, несомненно, пожелает праведниц), «для него будет воздвигнут просторный шатер из жемчуга, гиацинтов и изумруда», «300 прислужников будут подавать ему во время трапезы, одновременно держа перед ним 300 золотых блюд, и последний глоток будет для него столь же желанным, как и первый». Вино также, «хоть и запрещено в этом мире, на том свете его будет дозволено пить сколько угодно, и не будет в нем никакой опасности, поскольку райское вино не пьянит». Далее говорится, что все ненужное будет выходить из тел пребывающих в раю в виде пота, который будет благоухать подобно мускусу, а облачены они будут в дорогие шелка, главным образом зеленого цвета. Праведникам также обещана вечная молодость и столько детей, сколько они пожелают. Все эти радости в соединении с райским пением ангела Исрафила и многими другими наслаждениями заворожат даже самых ничтожных обитателей рая. Но все эти блаженства не будут иметь значения для тех, кому будет даровано наивысшее счастье, заключающееся в постоянном, ежедневном и ежечасном созерцании божьего лика. Мусульмане должны также верить в то, что умершим предстоит ответить на вопросы двух ангелов устрашающего вида — Мункара и Накира, эти ангелы заставят сесть в могилах их тела (с которыми на это время соединятся души) 10 и станут расспрашивать мертвецов об их вере. Грешников они подвергнут жестоким мучениям, а праведникам не причинят никакого вреда. Наконец, мусульманину полагается верить, что бог предопределяет все происходящее на земле, как добро, так и зло. Эта доктрина вызвала среди мусульман столько же споров, сколько среди христиан, которые все же обычно считают, что предопределение в некоторых отношениях зависит от тех или иных условий.

Самыми главными обязанностями, предписанными мусульманину ритуалом и нравственным законом, являются молитва, благотворительная милостыня, пост и паломничество.

Религиозное очищение бывает двух родов: обычное омовение перед молитвой и мытье всего тела с последующим ритуальным омовением. Этому придается первостепенное значение, поскольку молитва, которая считается столь важной обязанностью, что ее называют «ключ от рая», не будет принята, если, совершая ее, молящийся не чист. Поэтому необходимо всячески избегать загрязнения, стричь ногти и т.д.

Существуют такие виды умывания или очищения некоторых частей тела, которые в определенных случаях производят все мусульмане, даже если они не молятся, и которые тем не менее считаются религиозным актом 11. Я опишу сейчас совершаемое перед молитвой омовение, так называемое вуду. Очищения, которые только что упоминались, составляют часть вуду; остальное омовение не обязательно совершается сразу же после них, а лишь тогда, когда верующий собирается приступить к молитве. Делается это либо в мечети, либо дома, иногда на людях, иногда в [94] одиночестве. В каждой мечети есть либо бассейн (майдаа); либо хана-фийа — поставленный на возвышение резервуар с кранами, из которых течет вода. Ханафиты (к которым принадлежат турки) совершают омовение у ханафийи, поскольку им положено делать это либо в проточной воде, либо в водоеме не менее чем в десять локтей в ширину и глубину, а такой, по-моему, в Каире только один — в большой мечети аль-Азхар. Дома для совершения омовения пользуются маленькими ханафийами из луженой меди, которые держат на полках, а иногда большими тазами или маленькими ковшами и тазами из того же металла (рис. 29).

Прежде чем приступить к омовению, полагается закатать рукава выше локтей, а потом тихо или про себя произнести 12: «Я совершаю это вуду перед молитвой». Затем трижды моют руки и говорят также тихо или про себя: «Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного. Благословен Аллах, ниспославший воду для омовения и сделавший ислам светочем, указующим путь, и проводником в Твои сады, сады блаженства, и в Твое обиталище, обиталище мира». Затем трижды полощут рот, поднося к нему правой рукой воду и говоря 13: «О Аллах, помоги мне хорошо читать Твою книгу, помнить о Тебе, благодарить Тебя и почитать Тебя». Потом правой рукой подносят к ноздрям воду (одновременно втягивая ее), а затем выпускают ее, сжимая ноздри большим и указательным пальцами левой руки; эта процедура также производится трижды. При этом говорят: «О Аллах, дай мне вдохнуть райские ароматы и благослови меня насладиться ими и не дай мне ощутить запах [адского] пламени». Затем трижды моют лицо обеими руками и говорят: «О Аллах, обели мое лицо своим светом в тот день, когда Ты станешь обелять лица тех, кто Тебе угоден, и не черни моего лица в тот день, когда Ты будешь чернить лица своих врагов» 14. После этого трижды омывают правую руку до локтя и столько же раз ополаскивают ее водой, говоря: «О Аллах, вложи мою книгу в правую руку 15 и взыщи с меня по легкому счету». Затем также омывают левую руку со словами: «О Аллах, не вкладывай мою книгу в левую руку, не помещай ее за моей спиной, не взыскивай с меня по тяжкому счету и не делай меня одним из людей огня». После этого проводят мокрой правой рукой по макушке, приподняв левой тюрбан или шапочку. Это движение делается только один раз и сопровождается мольбой: «О Аллах, яви мне свое милосердие, излей на меня свою благость и укрой меня под покровом Твоего шатра в тот день, когда не останется иной тени, кроме его тени». Затем расчесывают бороду влажными пальцами правой руки, держа ее ладонью вперед и двигая пальцы от горла вверх. После этого вставляют в уши указательные пальцы и одновременно поворачивают их, проводя большим пальцем за ухом снизу вверх и говоря: «О Аллах, сделай меня одним из тех, кто слышит то, что говорится, и подчиняется тому, что благостно» или: «О Аллах, дай мне услышать во благо». Потом вытирают шею тыльной стороной пальцев обеих рук и, соединив их на шее, [95] наклоняют ее вперед, говоря: «О Аллах, избавь мою шею от огня, сохрани меня от цепей, от ярма и от оков». Наконец, моют ноги до щиколоток, сначала правую, говоря при этом: «О Аллах, укрепи мои ноги в день, когда они ступят на ас-Сират», а потом левую со словами: «О Аллах, сделай так, чтобы дела мои были одобрены, а грехи мои прощены, чтобы труды мои были приняты, чтобы товары мои уцелели по милости Твоей, о Всемогущий, о Всепрощающий, о самый милосердный из всех, являющих милосердие». Закончив таким образом омовение, обращают взгляд к небесам и говорят: «Хвала Совершенному! О Аллах, я свидетельствую, что нет божества, кроме Тебя одного, и нет у Тебя сотоварища. Я молю Тебя о прощении и обращаюсь к Тебе с раскаянием». Потом, глядя в землю, добавляют: «Я свидетельствую, что нет божества, кроме Аллаха, а Мухаммад — Его слуга и посланник». Произнеся эти слова, верующий должен прочитать XСVII суру Корана (Могущество) один, два или три раза.

Как правило, все вуду занимает менее двух минут, поскольку люди обычно торопятся и пропускают почти все молитвы, которые должны сопровождать различные этапы омовения или следовать за ними. Совершать омовение перед каждой из пяти ежедневных молитв не обязательно, если верующий убежден в том, что со времени последнего вуду он сумел избежать соприкосновения с чем-нибудь нечистым. Если воды нет или она вредна для здоровья верующего, он может совершить вуду пылью или песком. Такая процедура называется таййаммум. В этом случае нужно стукнуть ладонями по пыли или песку (достаточно просто ударить по одежде, так как в ней всегда есть пыль), а потом провести обеими руками по лицу, затем, снова стукнув ладонями по пыли, провести ими сначала по правой руке до локтя, а потом по левой. На этом и кончается вся процедура. Кроме утра пятницы и двух больших праздников, когда омовение тела носит исключительно религиозный характер и называется гусль, во все другие дни его производят с целью чисто гигиенической 16.

Во время молитвы не только сам молящийся, но и все вокруг него должно быть чистым: его одежда, пол, циновка, ковер. Простые люди часто молятся на голой земле, которая считается чистой, если она суха, при этом верующие, как правило, не [96] смахивают сразу после молитвы пыль, попавшую им на нос или на лоб, когда они отбивали поклоны, поскольку считается, что она украшает лицо. Но когда на молящемся есть кафтан или еще какая-нибудь одежда, которую можно снять, не обнажаясь непристойным образом, он расстилает ее на земле в виде молитвенного коврика. Богатые мусульмане пользуются специальными небольшими молитвенными ковриками (саггада), на которых изображена обращенная к Мекке ниша. Пройти вблизи от молящегося мусульманина считается грехом. Во время молитвы верующий либо располагается на расстоянии нескольких футов от стены, либо ставит перед собой так называемую сутру — посох, который втыкают в землю или (если почва слишком тверда для этого) кладут на землю, чтобы перед молящимся не было никаких изображений и никаких живых существ. Для этой же цели может служить кнут, седло или башмак, а иной раз просто прочерченная на земле линия 17.

Молитва называется салат. Мусульманин должен совершать ее пять раз в течение дня, но в Египте редко можно встретить человека, который никогда не пренебрегает этой обязанностью, а немало и таких, кто и вовсе почти не молится. Те части ежедневной молитвы, которые взяты из Корана, называются фард, а те, которые взяты из хадисов, — сунна, их чтение не регламентировано божественными предписаниями.

Первая молитва произносится на заходе солнца (магриб) 18, вернее, примерно четыре минуты спустя после него, вторая — с наступлением ночи (аша), когда совсем темнеет 19, третья — с рассветом (субх или фагр) 20, четвертая — в полдень (зухр) или несколько позже, когда солнце начинает клониться к закату, пятая — днем (аср), т.е. между полуднем и наступлением ночи 21. Каждый период кончается с наступлением следующего, кроме третьего — утреннего, который длится до восхода солнца. Пророк не хотел, чтобы его последователи начинали молиться точно в момент восхода солнца, полуденного противостояния и заката, потому что именно в эти моменты суток неверные поклоняются солнцу.

Если время молитвы застигает мусульман за трапезой, они заканчивают ее, а потом приступают к молитве. Молитвы следует произносить как можно ближе к началу указанных выше периодов, разрешается делать это несколько позже, но не раньше. Время молитвы провозглашается с каждой мечети муэззином, который поднимается для этого на галерею минарета и поет азан, или призыв к молитве: «Аллах велик» (четыре раза); «Я свидетельствую, что нет божества, кроме Аллаха» (дважды); «Я свидетельствую; что Мухаммад — Его пророк» (дважды); «Идите на молитву» (дважды); «Ищите спасения» (дважды) 22; «Аллах велик» (дважды); «Нет божества, кроме Аллаха». Большинство муэззинов Каира обладают красивыми, звучными голосами, которые они напрягают до предела. Простая и торжественная [97] мелодия этого призыва очень впечатляет, особенно в ночное время 23. Считается предпочтительным, чтобы должность муэззина исполнял слепец, который не сможет заглянуть с минарета в гаремы и на террасы окружающих мечеть домов.

В течение ночи для тех, кто хочет проявить особое рвение в вере, дважды звучит призыв на молитву 24. Некоторое время спустя после полуночи муэззины больших каирских мечетей, построенных султаном (так называемых аль-Гамиа ас-Султани), и некоторых других поднимаются на минареты и поют призыв, который носит название уля («первый»). Начав с обычного азана, со словами «Молитва лучше сна» он добавляет: «Нет божества, кроме Аллаха» (трижды); «Он один, Ему принадлежит все на небесах и на земле, хвала Ему. Он дает жизнь и ниспосылает смерть, Он жив и пребудет вечно. Рука Его дарует благословение. Он всемогущ. Нет божества, кроме Аллаха» (трижды); «И мы не будем поклоняться никому, кроме Него, служа Ему искреннею верою»; «Хотя бы и ненавидели это многобожники» 25; «Нет божества, кроме Аллаха. Мухаммад — славнейший из созданий божиих. Мухаммад — лучший из пророков, он господин и такими делает своих сотоварищей; он прекрасен, щедр на дары, совершенен, приятен на вкус, сладок, ласкает горло. Помилуй, о Аллах, Твоего слугу и Твоего бедного подданного, того, кто жертвует па этот дом, и того, кто блюдет его щедро, добродетельно, и тех, кто живет вокруг него, и тех, кто посещает его в часы молитв и добрых дел. О Щедрый! О Аллах!» (трижды); «Ты тот, чье милосердие не имеет предела. Ты осыпаешь милостями непокорного, Ты защищаешь его, Ты скрываешь то, что дурно, и делаешь явным всякое доброе деяние, Ты изливаешь свои благодеяния на Твоего слугу и ниспосылаешь ему утешение, о Всеблагой, о Аллах» (трижды); «Когда я думаю о своих грехах, [я вижу], что они многочисленны, но милосердие моего Господа превышает мою греховность. Я не красноречив, говоря о своих добрых делах, но, взывая к милосердию божьему, обретаю дар красноречия. Хвала Предвечному. Нет у Него сотоварища во всем мире. Хвала Совершенному. Хвала Его имени. Хвала совершенству Аллаха».

Примерно за час до рассвета муэззины большинства мечетей поют второй призыв, называемый абад, потому что это слово стоит в нем одним из первых 26. Этот призыв звучит так: «Хвала совершенству Аллаха, пребывающего во веки веков (трижды), совершенству Аллаха, Желанного, Сущего, Единственного, Высшего, совершенству Аллаха, Единственного, Единого, совершенству Того, кто не берет себе из всего подвластного ему мира в сотоварищи ни женщины, ни мужчины, никого Ему подобного, никого непокорного, никакого посланника, никого Ему равного, никакого потомка. Хвала совершенству Его, хвала Его имени. Он — божество, Он ведает, что было до всего, и Он пребывает вовеки. Хвала Его совершенству и хвала Его имени. Он — божество, [98] и нет Ему подобных. Нет подобного Аллаху, Всеблагому, Сущему. Нет подобного Аллаху, Милосердному, Сущему. Нет подобного Аллаху, Великому, Сущему. И, кроме Тебя, о Господь, нет божества, некому поклоняться, некого восхвалять, не к кому стремиться душою и некого славить. Хвала совершенству Того, кто создал все живущие существа и преумножил их, кто снабдил их пропитанием и кто повелел своим рабам, как им жить. Наш Господь, Всеблагой, Милосердный, Великий, не забывает ни одного из них. Хвала совершенству Того, кто своим всемогуществом и величием повелел чистой воде истечь из твердого камня, из твердой скалы, совершенству Того, кто говорил с господином нашим Мусой (Моисеем) на горе 27, когда гора обратилась во прах 28 от трепета перед Аллахом, хвала имени Его, Единственного, Единого. Нет божества, кроме Аллаха. Он справедливый Судия. Хвала совершенству Предвечного. Да будет с тобою мир и благословение, о прекрасный видом, о посланник божий. Да пребудет с тобою мир и благословение, о первый среди созданий бо-жиих, печать апостолов божиих. Да пребудет мир и благословение с тобою, о пророк, с тобою, и с твоим родом, и со всеми твоими сотоварищами. Аллах велик. Аллах велик» — и так до конца призыва к утренней молитве. «О Аллах, благослови, и спаси, и причисли к святым святого пророка, господина нашего Мухаммада. Да будет милость Аллаха, хвала Ему и благословенно имя Его, с тобою, о господин наш аль-Хасан, и с тобою, о господин наш аль-Хусайн, и с тобою, о Абу Фарраг 29, о шейх арабов, и со всеми, кто любезен (вали) Аллаху. Аминь».

О каждой из пяти перечисленных выше дневных молитв говорят: молитва стольких-то ракатов, или поклонов 30.

Верующий становится лицом к кибле (в сторону Мекки), поставив ноги вместе, и беззвучно говорит о том, что собирается произнести молитву стольких-то ракатов (фард или сунна), утреннюю (или полуденную и т.д.), сегодняшнего дня (или ночи), а затем, подняв руки к щекам и дотрагиваясь до мочек ушей кончиками пальцев, говорит: «Аллах велик!» Это восклицание называется такбир. Затем он приступает к чтению молитвы с соответствующим количеством ракатов 31.

Все еще стоя и сложив руки на животе, левая внизу, правая наверху, он читает (глядя на то место, где его голова коснется пола во время поклона) вступительную суру Корана 32 и за ней еще три-четыре стиха или какую-нибудь из коротких сур, чаще всего СХII, опуская первую строчку («Во имя Аллаха...»). Затем со словами «Аллах велик» он совершает поклон головою и телом, положив руки на колени и немного расставив пальцы. В этой позе он произносит: «Хвала совершенству моего Господа, Великого» (трижды); «Пусть Аллах услышит восхваляющего Его. Хвала нашему Господу». Затем, выпрямившись и подняв голову, он добавляет: «Аллах велик» (рис. 30). После этого верующий мягко опускается на колени и, снова повторяя: «Аллах велик», [99] кладет голову меж рук, прикладываясь к полу носом и лбом (рис. 31). Поклон сопровождают словами: «Хвала совершенству моего Господа, Всевышнего» (трижды). После этого верующий выпрямляет верхнюю часть туловища, продолжая стоять на коленях, откидывается на пятки и кладет руки на ноги выше колен, одновременно повторяя: «Аллах велик», затем наклоняется второй раз, произнося те же слова. Тот же текст повторяется во время второго поклона, после чего произносится такбир, завершающий молитву одного раката. Меняя позу, нельзя сдвигать большой палец правой ноги, палец левой также полагается держать по возможности неподвижно.

Окончив такую молитву, верующий поднимается на ноги (не сдвигая больших пальцев) и повторяет все то же самое, но читая при этом другие суры, например CVIII.

После каждого второго раката (и после последнего, если общее их число нечетное) верующий не сразу поднимается с колен. Он сгибает левую ногу и садится на нее, положив руки выше колен 33. В этой позе он говорит: «Хвала Аллаху, к Нему обращены молитвы и дела праведные. Да будет с тобою мир, о пророк, и милость Аллаха, и Его благословение. Да будет мир с нами и со всеми праведными, почитающими Аллаха». Потом, подняв палец правой руки (но не всю руку), он добавляет: «Я свидетельствую, что нет божества, кроме Аллаха, а Мухаммад — Его слуга и посланник».

После последнего раката каждой молитвы верующий смотрит сначала на правое плечо, потом на левое и говорит дважды: «Да пребудет с тобою мир и милость Аллаха». Некоторые считают, что это обращение к ангелам-хранителям, которые наблюдают за верующим и знают о каждом его движении 34; иные — что это обращение относится и к ангелам и к людям (т.е. к другим верующим), которые присутствуют при молитве. Однако на эти [100] слова никто не отвечает. Во время последней молитвы верующий может обратиться к Аллаху с краткой мольбой (выраженной в основном на языке священной книги). Делая это, он смотрит на свои ладони, которыми потом проводит по лицу сверху вниз. Если верующий хочет исполнить все до конца или, вернее, совершить что-то сверх обычной молитвы, тогда, окончив и сунну и фард, он остается сидеть (может принять более свободную позу), читает 256-й стих II суры Корана, так называемый «тронный стих» (аят аль-курси) 35, и добавляет: «О Всевышний, о Великий, хвала Твоему совершенству». Потом он повторяет: «Совершенен Аллах» (тридцать три раза); «Совершенен Аллах Великий, хвала Ему во веки веков» (один раз); «Хвала Аллаху» (тридцать три раза); «Превознесем Его достоинство. Нет божества, кроме Него» (один раз); «Аллах велик» (тридцать три раза); «Аллах Величайший из великих, воздадим Ему хвалу» (один раз). Эти повторения верующий считает при помощи девяноста девяти нанизанных на шнурок бусинок (сабха) с пометками через каждые тридцать три бусинки. Эти бусины делаются из какого-либо благовонного или ценного дерева, из коралла, фруктовых косточек, семян и т.д.

Отвлекаться во время молитвы недопустимо: взгляд должен быть неподвижен, мысли сосредоточенны, нужно воздерживаться от кашля и тому подобных вещей, запрещается отвечать на вопросы и производить не предусмотренные ритуалом движения (все это допускается только между молитвами сунна и фард или в тех случаях, когда трудно удержаться от того или иного движения), иначе приходится начинать с самого начала и повторять всю молитву с должным рвением. Прерывать молящегося считается большим грехом. Молитва четырех ракатов без дополнений занимает обычно менее четырех минут. Мусульманин произносит свои пять ежедневных молитв дома, в лавке или в мечети, как ему удобно, верующие редко ходят молиться в мечеть в будни. Чаще это делают простые люди, у которых нет дома циновки или ковра и удобного места для молитвы.

В пятницу, в полдень, община собирается в мечети и произносит те же молитвы, но к ним добавляются ритуалы, которые совершают имамы или другие священнослужители. Считается, что у мусульман пятница является днем молитвы и отдыха, потому что в этот день был создан Адам и в этот же день он умер и потому что согласно пророчеству воскрешение из мертвых произойдет в пятницу, откуда и происходит название день аль-гум’а (аль-джум’а) («собрания»). Кроме часов молитвы, в остальное время дня мусульманам в пятницу не запрещается заниматься мирскими делами в соответствии с предписанием Корана (LXII, 9-10).

Чтобы понять, как проходит пятничная молитва мусульман, нужно представить себе внутреннее убранство мечети, в которой собирается община. В Каире так много мечетей, что они никогда [101] не бывают переполнены в пятницу. Некоторые из них занимают площадь в три-четыре сотни квадратных футов. В большинстве случаев они построены из камня, кладка которого выкрашена попеременно в красный и белый цвета (рис. 32). Чаще всего большая мечеть состоит из портиков, расположенных вокруг квадратного открытого двора, в центре которого помещается бассейн для омовений. Находящийся на обращенной к Мекке стороне мечети портик имеет особое значение и считается главным молитвенным местом. Он обычно окружен двумя пли более рядами колонн, образующих столько же параллельных внешней стене приделов. Иногда этот портик, так же как три других, открывается во двор, а иногда он отделен от двора деревянной перегородкой, соединяющей передний ряд колонн. В центре внешней стены помещается ниша, которая указывает направление на Мекку (михраб), а справа — кафедра проповедника (минбар). Напротив ниши, в передней части портика или в его центральной части, обычно расположена площадка (дикка), покоящаяся на колоннах и окруженная парапетом. Около нее или перед ней — два сиденья с возвышением наподобие парты, туда кладется Коран, из которого вслух для всей общины читается какая-нибудь из сур. Стены мечети обычно просто побелены, но иногда нижнюю часть стены молельного места выкладывают цветным мрамором, а остальное пространство покрывают различными лепными орнаментами, которые никогда не содержат предметных изображений, а чаще всего состоят из кораничёских текстов 36, образующих красивые длинные фризы. Пол покрыт циновками, на которых бок о бок молятся богатые и бедные мусульмане. Богатство и высокое положение не дают молящемуся никаких привилегий, лишь иногда чей-нибудь слуга приносит ковер и расстилает его для своего господина 37.

Пророк не запретил женщинам присутствовать на общих молитвах в мечети, но объявил, что им лучше молиться в уединении. Однако в Каире женщинам и мальчикам не только не [102] разрешается молиться совместно со всей общиной, но даже запрещается просто присутствовать в мечети во время молитвы. Раньше присутствие женщин допускалось (может быть, допускается и сейчас в других странах), но они должны были находиться позади мужчин и в отдалении от них, потому что мусульмане считают, что присутствие женщин вызывает совсем иные чувства, отличные от тех, которые приличествует испытывать в храме божьем. Мало кто из египтянок молится и дома.

Делами каждой мечети ведает староста (назыр), который распоряжается средствами, получаемыми от земель, домов и другого имущества, завещанного мечети ее основателем и другими верующими. Он же назначает проповедников и других служителей. В каждой большой мечети есть два имама: одни из них (хатыб) проповедует и совершает молитву перед общиной по пятницам, второй (имам ратиб, или просто имам) ежедневно читает в мечети пять молитв во главе тех верующих, которые находятся там в соответствующее время дня. В большинстве маленьких мечетей все эти обязанности выполняет один имам. В каждой мечети есть один или несколько муэззинов и привратников (бавваб) соответственно числу минаретов (маазин) и входов. Есть еще несколько служителей, они подметают мечеть, раскладывают циновки, разносят лампы и светильники и вращают водяное колесо (сакийа), подающее воду для омовения в бассейны, фонтаны или другие вместилища. Жалованье имамы и другие служители получают из средств мечети, а не из пожертвований верующих.

Положение имама во многих отношениях сильно отличается от положения христианского священника. Он не имеет никаких особых прав и пользуется уважением лишь в той мере, в какой заслуживает его своей святостью, ученостью, но не в силу своего звания. В отличие от христианского духовенства имамы не образуют особого сословия служителей религиозного культа, объединенных в нерасторжимое братство. Если староста мечети смещает имама с его поста, тот вместе с должностью теряет и свое жалованье и звание имама, а в дальнейшем имеет не больше шансов стать проповедником, чем любой другой, достаточно образованный для этого мусульманин. Жалованье имама очень мало и не обеспечивает его средствами к существованию: хатыб получает примерно один пиастр в месяц, а простой имам — около пяти. Некоторые из них занимаются торговлей, иные являются аптекарями или парфюмерами (аттар), но больше всего среди них учителей. Кое-кто зарабатывает на жизнь чтением Корана в частных домах. Выбирают имамов в основном из числа бедных школяров, обучавшихся при большой мечети аль-Азхар.

Большие мечети открываются на рассвете и закрываются лишь поздно вечером, примерно через два часа после заката. Другие мечети закрываются на период между утренней и полуденной молитвами; в дождливую погоду большинство мечетей открыто только на время молитвы, чтобы прихожане не пачкали босыми [103] ногами полы и циновки. Такие посетители обычно входят через дверь, расположенную ближе всего к бассейну или фонтану, и моют ноги, прежде чем пройти к месту молитвы. Как правило, в плохую погоду оставляют открытой только эту дверь. Знаменитая мечеть аль-Азхар открыта всю ночь, доступа нет лишь в самое главное место для молитвы (максура), отделенное от всего остального помещения. В дневное время во многих больших мечетях можно увидеть людей, которые слоняются там без дела, болтают, едят, спят, а иногда ткут, шьют или занимаются еще каким-нибудь простым ремеслом. Однако, несмотря на такое поведение, несомненно противоречащее предписаниям пророка, мусульмане высоко чтят свои мечети. В Каире есть несколько таких мечетей (аль-Азхар, Хасанейн и др.), перед которыми до вторжения французов не имели права проходить ни христиане, ни евреи.

По пятницам, за полчаса до полудня, муэззин поднимается на галерею минарета и поет приветствие пророку (салям), которое не всегда состоит из одних и тех же слов, но обычно звучит примерно так: «Да будет с тобою мир и благословение, о великий посланник Аллаха. Да будет мир и благословение с тобою, кому Истинный сказал: “Я — Аллах". Да будет мир и благословение с тобою, о первый из созданий Аллаха, о печать пророков и посланников божиих. Да принесет моя молитва мир тебе, и твоему роду, и твоим сподвижникам». После этого верующие начинают собираться в мечети.

Совместные молитвы мусульман совершаются в особенно торжественной и благопристойной обстановке. Все поведение и внешний вид верующих проникнуты не горячим религиозным рвением, но тихой и благонравной святостью. Во время молитвы они никогда не грешат неуместным словом или поступком. Создается впечатление, что за порогом мечети они оставляют присущие им в повседневной жизни и в общении с единоверцами и с иноверцами гордость и фанатизм и смиренно предаются поклонению своему Создателю, однако в их смирении нет ничего напускного.

У дверей мечети мусульманин снимает туфли и берет их, подошва к подошве, в левую руку, а потом переступает порог правой ногой. Если он до этого не совершил омовения, то сразу направляется к бассейну или фонтану, чтобы покончить с этой обязанностью. Прежде чем начать молитву, он кладет свои туфли (а также оружие, которое имеет при себе) на циновку около того места, где его голова должна коснуться пола. Туфли он складывает одну на другую, подошва к подошве.

Люди, которые собираются для совершения полуденной пятничной молитвы, располагаются рядами перед стеной с нишей. Многие не уходят до самого полуденного азана. Войдя во время саляма или вскоре после него, верующие размещаются в одном из рядов и совершают два раката, после чего сидят, скрестив ноги ли поджав их под себя, пока чтец, занявший свое место сразу [104] после саляма, читает (обычно наизусть) суру Пещеры или часть ее, поскольку обычно он не успевает прочесть все целиком до азана, когда чтение должно быть прекращено. Услышав азан, вся община садится, поджав под себя ноги. Когда азан заканчивается, верующие встают и каждый совершает два раката 38 суннитского пятничного обряда (суннат аль-гум’а), который, как и всякая молитва, заканчивается двумя приветствиями. Затем служка мечети (муракки) открывает складные двери у ведущей к кафедре лестницы, достает из-за них деревянный меч и становится несколько вправо от входа, повернувшись правым боком к кибле, с мечом в правой руке, уперев его концом в пол. Стоя в этой позе, он произносит: «Поистине, Аллах и его ангелы благословляют пророка! О вы, которые уверовали! Совершайте молитву над ним и приветствуйте приветствием» 39. Затем один или два человека, именуемые мубаллигами, стоя на дикке, поют такие слова (или нечто вроде этого): «О Аллах, благослови, спаси и причисли к святым благороднейших из арабов и аджам (чужестранцев), имама Мекки, Медины и Храма, к кому был милостив паук, который сплел свою паутину в пещере, и кого приветствовала ящерица, перед кем луна раскололась надвое, нашего господина Мухаммада, его род и сподвижников». Затем муракки читает азан (уже пропетый муэззином), несколько раз делая паузу, во время которой мубаллиги на дикке торжественно, нараспев повторяют прочитанные им слова 40.

Перед окончанием азана хатыб, т.е. имам, подходит к подножию кафедры, берет деревянный меч из рук муракки, поднимается на кафедру и садится на верхнюю ступеньку помоста.

В наше время в больших мечетях на верхней ступеньке лестницы, ведущей к кафедре, устанавливают два флага с исповеданием веры или именами Аллаха и Мухаммада. Когда чтение азана закончено, муракки повторяет хадис о пророке: «Пророк, да пребудут на нем благословение и благодать Аллаха, сказал: “Если ты заговоришь с твоим сотоварищем во время пятничной проповеди имама, умолкни — ты совершаешь безрассудство”. Храни молчание, и ты будешь вознагражден: Аллах вознаградит тебя». Затем он садится, а хатыб встает и, держа деревянный меч 41 так же, как это делал муракки, произносит проповедь, называемую хутбат аль-вааз. Для читателя, который заинтересуется ее текстом, я привожу перевод проповеди, произносимой в первую пятницу мусульманского года 42. Оригинал, как и все священные мусульманские тексты, составлен в рифмованной прозе.

«Хвала Аллаху, обновляющему годы, умножающему милости, создавшему месяцы и дни в соответствии с совершеннейшей мудростью и прекраснейшими установлениями, Тому, кто отметил месяцы арабов превыше всех других и провозгласил, что наилучший из них — священный мухаррам, с которого он и начал год, так же как завершил его зу-ль-хигга (зу-ль-хиджжа). Сколь благоприятно начало и сколь прекрасен конец! 43. Хвала Его [105] совершенству, нет других божеств рядом с Ним. Все созданное Им продумано и предусмотрено, и установлено Им все то, что было замыслено, Он один имеет власть творить и уничтожать. Хвала ему, Его совершенству, Его имени за знание и вдохновение, милостиво дарованные Им; я свидетельствую, что нет божества, кроме Аллаха, Единого. Нет у Него сотоварища. Он — священнейший из царей, [божество], дарующее мир. Я свидетельствую, что наш господин и пророк Мухаммад — Его слуга и Его посланник, Его друг и Его избранник, указующий путь и светящий во тьме. О Аллах, благослови, и спаси, и причисли к святым этого славного пророка, главного и совершенного посланника, нашего милосердного господина Мухаммада, и его род, его славных сподвижников, жен, потомков и домочадцев, и даруй им полное спасение. О слуги Аллаха, ваши жизни день ото дня сокращаются, год уходит за годом, а вы пребываете во сне на постели праздности и на подушке неправедности. Вы проходите мимо могил ваших предков и не страшитесь кары судьбы и уничтожения, как будто другие люди покинули этот мир, а вы уверены, что останетесь в нем. Вы радуетесь наступлению нового года, как будто он приносит вам продление срока вашей жизни, вы плаваете по морям желаний, вы преумножаете свои упования и всячески превосходите других людей [высокомерием], а сами вы нерадивы в добре. О, сколь велико это бедствие! Аллах поучает нас при помощи примеров. Разве вам не ведомо, что того, кто коротает время в нерадивости, и во сне подстерегает великая беда? Разве вам не ведомо, что окончание года сокращает дни вашей жизни и содержит великое предупреждение? Разве вам не ведомо, что жизнь множества душ разделена на дни и ночи? Разве вам не ведомо, что здоровье и дарование — вот два блага, к которым стремятся многие люди? Но истина открылась тому, кто имеет глаза. Сейчас вы пребываете между двумя годами: один миновал и подошел к концу, а вместе с ним миновало и подошло к концу все то зло, которое он нес с собою, и вступили вы в другой год, когда, если это будет угодно Аллаху, наступит спасение человечества. Исполнился ли кто-нибудь из вас решимости усердствовать [в добре] в грядущем году? Или раскаяться в прегрешениях, совершенных во время, которое миновало? Счастлив тот, кто возмещает упущенное в минувшем во времени, которое грядет, и жалок тот, чьи дни проходят и кто не беспокоится об уходящем времени. Новый год наступил, и священный месяц Аллаха пришел, неся вам благословение; сказано, что это первый месяц года и первый из четырех священных месяцев, он более всех других достоин почитания, благоволения и предпочтения. Пост в этом месяце самый праведный из всех постов, кроме обязательного 44, а добрые дела, совершенные в этом месяце, — самые прекрасные из деяний. Пусть тот, кто хочет пожать плоды его, предается посту в девятый и десятый день, взыскуя помощи 45. Не уклоняйтесь от этого поста из-за лености и не сочтите его трудным, но соблюдайте его как можно [106] лучше, почитайте его наивысшим почтением и улучшайте свои дни, поклоняясь Аллаху и утром и вечером. Обратитесь к Аллаху с раскаянием прежде, чем вас настигнет смерть. Он — Господь, который принимает раскаяние своих слуг и прощает грехи. Хадис 46: “Посланник Аллаха, да пребудут на нем благословение и благодать Аллаха, сказал: “Самая праведная молитва, кроме предписанных 47, — та, которая произносится в последнюю треть ночи, а самый праведный пост, кроме рамадана, — тот, который соблюдается в месяц Аллаха мухаррам”».

Окончив свои увещевания, хатыб говорит общине: «Молите Аллаха!» После этого он садится и предается молитве, а одновременно с ним и все остальные верующие просят бога каждый о своем, как это делается и после будничной молитвы, простирая вперед руки (глядя на ладони), а потом проводя ими по лицу. Когда молитва закончена, мубаллиг говорит: «Аминь, аминь! О Господин всего живого и всего мира!» В этот момент хатыб снова поднимается и произносит еще одну хутбу, называемую хутбат ан-наат. Вот ее текст:

«Да будет хвалим Аллах, многажды хвалим, как Он повелел. Я свидетельствую, что нет божества, кроме Аллаха, у Него нет сотоварища, Он превыше всех, и проклят тот, кто отвергает Его и не верует в Него. Я свидетельствую, что наш пророк Мухаммад — Его слуга и посланник, господин рода людского и его заступник в день, когда все люди соберутся вместе. Да благословит Аллах его и его род, насколько видно глазу и насколько слышно уху. О люди, почитайте Аллаха, делая так, как Он повелел, и воздерживайтесь от того, чего Он не дозволил и что воспретил. Счастлив тот, кто повинуется, и жалок тот, кто противится и предается греху. Знайте, что этот мир — обитель временная, а мир грядущий — обитель вечная. Запасайтесь же в вашей преходящей жизни на жизнь вечную и готовьтесь к тому, чтобы подвести ваши счета и предстать перед вашим Господом, ибо знайте, что назавтра вы предстанете перед Аллахом и сочтены будете по делам вашим, перед Господом Всемогущим вы предстанете, и “узнают угнетатели, каким поворотом они обернутся” 48. Знайте, что Аллах, чье совершенство я превозношу и чье имя да будет хвалимо, сказал и не перестает говорить в своей мудрости и повелевать в своей справедливости, предупреждая вас, и поучая вас, и чтя достоинство вашего пророка, восхваляя и возвеличивая его: “Поистине, Аллах и его ангелы благословляют пророка! О вы, которые уверовали! Совершайте молитву над ним и приветствуйте приветствием" 49. О Аллах, благослови Мухаммада и род Мухаммада., как благословил Ты Ибрахима 50 и род Ибрахима, и причисли Мухаммада и род Мухаммада к святым, как причислил Ты Ибрахима и род Ибрахима среди всех созданий, ибо Ты достохвален и славен. О Аллах, да будешь Ты доволен также и четырьмя праведными халифами, высокочтимыми и преславными Абу Бакром ас-Сиддиком и Омаром, а также Османом и Али, [107] и да будешь Ты доволен, о Аллах, теми шестью, кто остался из десяти славных и праведных, поклявшихся в верности твоему пророку Мухаммаду, да пребудут на нем благословение и благодать Аллаха, под деревом, ибо Ты — Господь Святой, Милостивый, они обладают совершенством и милосердием, справедливостью и благостью, а также благослови Тальху, и аз-Зубейра, и Саада, и Сайда, и Абд ар-Рахмана ибн Ауфа, и Абу Убейду Амира ибн аль-Гарра, и всех сподвижников посланника Аллаха, да пребудут на нем благословение и благодать Аллаха. И будь доволен, о Аллах, двумя мучениками из потомков и двумя светлыми лунами, “двумя юными господами народа райского в раю”, двумя благоуханными цветами пророка и нашего народа Абу Мухаммадом аль-Хасаном и Абу Абдаллахом аль-Хусайном. И будь доволен, о Аллах, их матерью, дочерью посланника божьего, да пребудут на нем благословение и благодать Аллаха, Фатимой аз-Захра, и их прародительницей Хадигой аль-Куброй, и Аишой, матерью праведного, и другими пречистыми женами, и поколением, сменившим сподвижников, и следующим поколением, пришедшим вслед за ним, и будь милостив к ним до дня Страшного суда. О Аллах, прости верующих мужчин и верующих женщин, мусульман и мусульманок, живых и мертвых, ибо Ты все слышишь и отвечаешь на молитвы. О Господин всего живого! О Аллах, поддержи ислам и укрепи основы, на которых он покоится, повергни в дрожь неверных, уничтожь их мощь, защитив Твоего раба и сына Твоего раба, покорных Твоему могуществу и Твоей славе, тех, кого Аллах поддержал попечением возлюбленного царя, господина вашего султана, сына султана, султана Махмуд-хана 51, да поможет ему Аллах и да продлит его [правление]. О Аллах, помоги ему, помоги его армиям, о Господь веры и мира здешнего и мира грядущего. О Господь всего живущего и всего мира! О Аллах, помоги силам мусульман и армиям признающих единство. О Аллах, повергни неверных и многобожников, Твоих врагов и врагов веры. О Аллах, ниспровергни их знамена, и разрушь их жилища, и отдай их вместе с их богатством в добычу мусульманам. О Аллах, разреши томящихся в неволе, уничтожь долги должников, охрани этот город от опасностей и благослови его богатством и изобилием, как и все другие города мусульман. О Аллах, Господь всего живущего. И ниспошли безопасность и здоровье нам и всем путешественникам и паломникам, всем воинам и странникам на Твоей земле и на Твоем море, каковы мусульмане, о Господь всего живущего. “Господи наш! Мы обидели самих себя, и, если Ты не простишь нам и не помилуешь нас, мы окажемся потерпевшими убыток” 32. Я молю Аллаха Великого, чтобы Он простил меня, и вас, и весь народ Мухаммада, слуги божьего. “Поистине, Аллах приказывает справедливость, благодеяние и дары близким; и Он удерживает от мерзости, гнусного и преступления. Он увещает вас: может быть, вы опомнитесь” 53. Помните Аллаха, и Он будет помнить вас. Благодарите [108] Его, и Он увеличит [свои милости]. Хвала Аллаху, Господу всего живого».

Когда поднимаются воды Нила, в этой хутбе молятся также и об орошении земель. Окончив проповедь, хатыб или имам спускается с кафедры, а мубаллиги пропевают икаму 54. Затем имам, стоя у ниши, читает пятничную молитву фард, которая состоит из двух ракатов и ничем не отличается от ежедневной молитвы. Верующие совершают молитву молча, меняя положение тела и производя движения одновременно с имамом. После этого маликиты и последователи многих других сект покидают мечеть, но некоторые шафииты и ханафиты остаются (в Каире едва ли можно встретить ханбалитов) и, разделившись на группы, в каждой из которых кто-нибудь выполняет роль имама, читают молитвы. Выходя из мечети, богатые мусульмане часто подают милостыню беднякам.

Существуют особые молитвы, которые произносят в особых случаях — во время двух великих праздников, по ночам в месяц рамадан, по поводу затмения солнца или луны, когда возникает потребность в дожде, перед началом сражения, во время паломничества и на похоронах.

Я столь подробно остановился на мусульманском культе, потому что мои соотечественники, как правило, имеют о нем весьма смутное, если не ошибочное представление. Многие даже считают, что мусульмане наравне с Аллахом молятся пророку. Действительно, мусульмане часто обращаются к пророку, прося его о заступничестве, особенно во время погребальной молитвы, когда верующие обычно говорят: «Мы просим твоего заступничества, о посланник Аллаха». Иногда мусульмане молят о заступничестве и своих многочисленных святых.

Из обязанностей, вменяемых верующему исламом, второе место после молитвы занимает благотворительная милостыня. Обязательные пожертвования называют закят, добровольные — садака (однако эти два термина вполне равнозначны). В эпоху раннего ислама обязательные пожертвования взимались чиновниками, которых назначали правители, и расходовались на нужды религии — постройку мечетей и тому подобное. В наше время эти пожертвования используются согласно желанию самих верующих, иначе говоря, они могут передать их любому нуждающемуся. Пожертвования полагается делать раз в год в определенном количестве: крупного рогатого скота и овец — по одному животному от каждых сорока и по два от ста двадцати, верблюдов — от каждых пяти по верблюжонку или от каждых двадцати пяти по беременной верблюдице, подобным же образом определяются пожертвования деньгами, а у ханафитов — товарами. Тот, у кого есть двести дирхемов (или драхм) серебром или двадцать мискалей (тридцать дирхемов) золотом, а у ханафитов — равные этим суммам ценности в золотых или серебряных украшениях, утвари и пр., должен ежегодно отдавать сороковую часть [109] этих ценностей (руб’ аль-ушр) или стоимость сороковой части в деньгах.

Третье место среди обязанностей верующих занимает пост. Мусульманин должен поститься ежедневно в течение всего рамадана 55 начиная с появления первых лучей солнца или, вернее, с того момента, когда уже можно отличить белую нить от черной 56, т.е. белую полоску от черной на восточном горизонте (в Египте белая полоска появляется примерно за два часа до восхода солнца), и вплоть до заката. Ему возбраняется есть, пить, курить, вдыхать благовония и предаваться любым чувственным наслаждениям, нельзя даже преднамеренно проглотить слюну. Тяжелее всего поститься, когда рамадан приходится на летнее время 37, поскольку тогда воздержание от питья дается особенно тяжело. Больные, путешественники, мусульмане, сражающиеся на войне, могут не соблюдать пост в рамадан, но должны поститься в течение такого же срока в любое другое время. От поста освобождаются также кормилицы и беременные женщины. Пророк даже высказывался против того, чтобы постились люди, которым это не под силу, и не хотел, чтобы пост вредил здоровью верующих или делал их непригодными к обычному труду. По-видимому, современные мусульмане считают соблюдение поста в рамадан самой важной из религиозных обязанностей, ибо даже те, кто не молится в будние дни, соблюдают пост, а если и нарушают его, то, как правило, притворяются, что постятся, как все. Многие богатые мусульмане втайне едят и пьют в рамадан, но большинство строго соблюдает этот пост, подчас имеющий роковые последствия для слабых и больных. Считается похвальным поститься и в некоторые другие дни года, но это не обязательно. Во время двух больших праздников — того, который следует за рамаданом, и того, который отмечается по окончании паломничества, — поститься не положено, это запрещено пророком.

Последняя из четырех основных обязанностей верующего — паломничество. Каждый мусульманин, если ему позволяют силы и средства, должен хотя бы однажды совершить паломничество в Мекку и к горе Арафат. Ханафиты могут послать кого-нибудь вместо себя, оплатив все расходы 58. Однако многие мусульмане пренебрегают этим предписанием без уважительных причин, и это не вменяется им в вину. Для того чтобы получить наименование аль-хагг (аль-хаджж) («паломник»), недостаточно посетить Мекку и обойти семь раз Каабу, каждый раз целуя черный камень, и совершить другие обряды в священном городе. Последнюю часть паломничества составляет путешествие к горе Арафат, в шести часах пути от Мекки. Во время паломничества, совершая все необходимые обряды в Мекке и путешествуя к горе Арафат, мусульмане носят особую одежду — ихрам (в просторечии харам), которая состоит, как правило, из двух простых полотнищ хлопчатобумажной, льняной или шерстяной ткани, без каких бы то [110] ни было швов и украшений: одно из этих полотнищ обматывают вокруг чресл, другое набрасывают на плечи. При этом ступни, пятки и голова должны быть обнажены, но в наше время многие пользуются зонтиками. Каждый паломник должен присутствовать при хутбе, которая произносится на горе Арафат днем 9-го числа месяца зу-ль-хигга, а вечером следующего дня, после захода солнца, паломники отправляются в обратный путь в Мекку. На следующий день они делают остановку в долине Мина и там завершают хагг {хаджж) жертвоприношением (закалывают одного или несколько баранов, козлов, коров или верблюдиц, часть мяса съедают, остальное раздают беднякам), бреют голову и стригут ногти. После этого все надевают либо свое обычное платье, либо новое, если оно у них припасено. Жертвоприношение называется аль-фида («выкуп»), поскольку оно совершается в память о выкупе Исмаила жертвоприношением барана, когда его отец готовился принести его в жертву богу, ибо, согласно распространенному у мусульман представлению, именно этот сын, а не Исаак был предназначен для заклания.

Существуют и другие предписания, в той или иной степени связанные с упомянутыми выше. Праздники — аль-ид ас-сагыр («малый праздник») и аль-ид аль-кабир («большой праздник») — отмечаются совместными молитвами и сопровождаются всеобщим весельем. Первый праздник длится три дня, второй — три или четыре дня. Праздничные увеселения, обычные в эти дни, будут описаны в соответствующей главе. В первый день аль-ид аль-кабира (в этот день паломники совершают жертвоприношение) каждый мусульманин должен заколоть свою жертву, если он располагает достаточными средствами для того, чтобы купить ее. Богатые мусульмане закалывают несколько овец или одну-двух овец и буйвола и раздают большую часть мяса беднякам. Забить скотину разрешается поручить кому-либо.

Война против напавших на мусульман врагов ислама считается священной обязанностью; тому, кто погибает в такой войне неотмщенным, обещано в раю вознаграждение мученика. Некоторые ведущие мусульманские теологи утверждали даже, что мусульманам надлежит умертвить всех идолопоклонников, отказывающихся принять ислам, кроме женщин и детей — их следует обратить в рабство 59, но эти предписания относятся к язычникам-рабам, которые нарушали данные ими клятвы и упорствовали в своей вражде к Мухаммаду и его последователям. Наиболее разумные из мусульманских теологов считают, что в отношении других идолопоклонников, а также христиан и иудеев, подвергшихся нападению мусульман, эти законы следует трактовать по-иному: если такие враги повержены силой оружия, но отказались капитулировать или сдаться по собственной воле, то мужчин можно либо умертвить, либо обратить в рабство. Женщин и детей можно обратить в рабов. Но тем врагам, которые добровольно покорились мусульманам, следует даровать жизнь и свободу, [111] если они примут ислам или заплатят подушный налог и если они не поступят с мусульманами вероломно, как это сделали иудеи из племени курайза: будучи союзниками Мухаммада, они перешли на сторону его врагов и оказали им помощь в борьбе против пророка, за что (когда это племя сдалось) мужчины племени курайза были перебиты, а женщины и дети обращены в рабство. К этому можно добавить, что мусульманам запрещается вступать в дружеские отношения с неверными.

В Коране есть некоторые запреты, о которых следует здесь упомянуть, поскольку они существенно отражаются на нравственном и общественном укладе исповедующих ислам народов.

Вино и все другие опьяняющие напитки запрещены, поскольку «грех их — больше пользы» 60. Однако в наше время многие мусульмане втайне пьют вино, бренди и тому подобное, а некоторые, не считая умеренное употребление таких напитков грехом, не стесняются пить их открыто, но мало кто из египтян этим злоупотребляет. Нильские лодочники и другие простолюдины обычно пьют бузу — алкогольный напиток, который приготавливается из толченых ячменных сухарей с сахаром, его процеживают и выдерживают, пока он не перебродит 61. Хотя в Коране и нет упоминаний об опиуме или о других наркотиках, тем не менее они считаются запретными, и тех, кто их потребляет, считают людьми аморальными, но в Египте это довольно редкое явление. Некоторые мусульмане считают запретными также табак и кофе.

Категорически запрещается употреблять в пищу свинину. Для обоснования такого запрета довольно было бы и того обстоятельства, что это мясо в жарком климате вредоносно, но отвращение мусульман к свиньям в основном связано с тем, что эти животные очень грязны 62. Животные, на которых наложен запрет в законодательстве Моисея, как правило, запретны и в исламе. Исключение составляют верблюды. Мусульманам «запрещена... мертвечина, и кровь, и мясо свиньи, и то, что заколото с призыванием не Аллаха, и удавленная, и убитая ударом, и убитая при падении, и забоданная, и то, что ел дикий зверь, — кроме того, что убьете по обряду, — и то, что заколото на жертвенниках» 63. В пищу можно употреблять только мясо животного, заколотого в соответствии с особыми правилами; тот, кто собирается совершить это, должен сначала сказать: «Во имя Аллаха; Аллах велик», потом, если это не верблюд, перерезать животному горло в верхней, прилегающей к голове части, аккуратно разрезав при этом дыхательное горло, пищевод и сонные артерии, а если это верблюд, проколоть горло в нижней, прилегающей к груди части. При этом запрещается произносить слова, которые столь часто повторяют по разным другим поводам: «Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного», потому что произнесение этих определений Аллаха по такому поводу звучало бы как насмешка над теми страданиями, которые предстоит перенести убиваемому животному. Некоторые египтяне, в основном женщины, собираясь [112] заколоть животное, говорят: «Во имя Аллаха; Аллах велик. Пусть Аллах пошлет тебе терпение, чтобы выдержать посланное испытание». Если бы в эту молитву всегда вкладывались те чувства, которые ее изначально породили, это свидетельствовало бы о прекрасной черте в характере народа. В случае необходимости, под угрозой голодной смерти, мусульманину разрешается есть любую пищу, в иных обстоятельствах запрещенную законом. Описанный выше способ убиения относится, разумеется, только к домашним животным. Рыба, за редким исключением 64, дозволена к употреблению в пищу, так же как и многие виды птиц, но домашнюю птицу полагается убивать таким же способом, как скот, а дикую — можно отстреливать. Зайцы, кролики, газели и другая дичь считаются дозволенной пищей, их можно либо отстреливать (как птиц), либо загнать собаками при условии, что охотник произнесет имя Аллаха, выпуская в животное стрелу или пулю или натравливая на него собак, и не даст собакам съесть часть добычи. Однако, по понятиям мусульман, такое животное нечисто: шафииты считают себя оскверненными прикосновением влажного носа собаки; если задета какая-нибудь часть их одежды, ее следует промыть в семи водах и прочистить землей. А некоторые мусульмане следят только за тем, чтобы собаки не лизали или еще как-нибудь не пачкали их тело или одежду. Раненой дичи необходимо немедленно перерезать горло, иначе она не будет дозволена в пищу.

Ислам запрещает играть в азартные игры и заниматься ростовщичеством 65, а также создавать какие бы то ни было изображения всего живого 66. Пророк объявил, что любое изображение такого рода предстанет в день Страшного суда перед его творцом, которому будет велено вдохнуть в него жизнь, но поскольку он окажется бессильным сделать это, то на время попадет в ад.

Нам остается рассмотреть гражданское и уголовное право. Частично оно восходит к обычаям языческой Аравии, но большей частью основано на Библии и Талмуде.

Гражданское и уголовное право главным образом выводится непосредственно из Корана 67, однако в этом самом авторитетном источнике нет предписаний, касающихся многих важных сторон жизни. В таких случаях судьи в своих решениях руководствуются хадисами и речениями пророка 68. Однако время от времени встают вопросы, относительно которых ни в Коране, ни в хадисах нет никаких определенных разъяснений. В таких случаях судьи, вынося свое решение, исходят из разъяснений и дополнений, выведенных либо из согласного мнения ранних теологов-законоведов, либо по аналогии с решениями четырех великих имамов — основателей четырех толков ислама, а чаще всего ссылаются на авторитет имама того мусульманского толка, к которому принадлежат правители: в Египте и во всей турецкой империи у власти стоят ханафиты. Если же среди вынесенных имамами вердиктов не находится ни одного подходящего для [113] данного случая (а так бывает довольно часто), то судья выносит решение по аналогии с решением какого-либо известного теолога по сходному делу. Здесь мы рассмотрим главным образом основные законы, содержащиеся в Коране и в хадисах.

Брачное законодательство, допущение полигамии и внебрачных связей, а также легкость разводов — все это естественно и логично вытекает из основополагающего для мусульманского общества принципа — ограничения половых связей до брака. Мало кто из мужчин решился бы жениться, если бы ему было запрещено, разочаровавшись в жене, которую он до бракосочетания никогда не видел, жениться на другой женщине, ведь в таком случае ему пришлось бы либо оставаться в супружестве с этой женщиной, либо развестись с ней во имя ее, своего или их общего благополучия. Но, я надеюсь, читатель поймет, что эти законы имеют под собой более веские основания, принимая во внимание, что они предназначены для мусульман. Поскольку Моисей разрешил мужам избранного богом народа, учитывая твердость их сердец, покидать жен, не воспретив при этом ни полигамии, ни внебрачных связей, всякий, кто верит в богоданность Моисеева закона, должен считать допущение подобных форм семейной жизни менее вредоносным для нравственности, чем их запрещение, когда речь идет о людях, подобных древним иудеям. Хотя такое разрешение, разумеется, наносит вред как нравственному состоянию, так и семейному счастью, оно, однако, препятствует распущенности, которая превзошла бы даже то, что так часто происходит в Европе, когда жених и невеста сочетаются в браке, уже познав друг друга в интимных отношениях. Относительно же полигамии, которая па первый взгляд не может благоприятствовать ни осуществлению главной цели брака, ни развитию благороднейших возможностей человеческого сознания, следует заметить, что законодатель ислама не ввел ее, а, наоборот, ограничил. Он действительно считал себя вправе иметь больше жен, чем позволялось другим, но к этому его, возможно, побуждало не столько сластолюбие, сколько потребность в потомстве мужского пола.

В законе о браке и внебрачных связях четко говорится о том, сколько жен мусульманину разрешается иметь одновременно, но о количестве рабынь-наложниц не сказано ничего. Закон гласит: «А если вы боитесь, что не будете справедливы с сиротами, то женитесь на тех, что приятны вам, женщинах — и двух, и трех, и четырех. А если боитесь, что не будете справедливы, то — на одной или на тех, которыми овладели ваши десницы», т. е. возьмите ваших рыбынь. Поэтому многие богатые мусульмане имеют двух, трех или четырех жен, а кроме того, держат несколько рабынь-наложниц. Известно, что так поступали многие весьма почитаемые люди, даже сподвижники пророка. Это свидетельствует о том, что ортодоксальный ислам не ограничивал числа рабынь-наложниц 70. [114]

Брак мусульманина с христианкой или иудейкой считается законным, только если он совершается по особой любви или если у мужа не было возможности найти жену, исповедующую ислам, но в этом случае потомство должно принять веру отца 71, а жена не наследует после мужа. Но женщине-мусульманке ни при каких обстоятельствах не разрешается вступать в брак с иноверцами, за исключением тех случаев, когда ее принудили к этому силой. Коран 72 и сунна запрещают мужчине жениться на своей матери или на других предках, на дочери или других потомках, на сестре или сводной сестре, на сестре отца, матери или других предков, на племяннице или на ее потомках, на кормилице 73 или на женщине, с которой его связывает то, что они были вскормлены одной женщиной — подобная связь препятствует браку в такой же мере, как кровное родство. Мусульманину нельзя жениться также на матери своей жены, даже если брак с ней почему-либо фактически не состоялся, на дочери своей жены, если брак с ней фактически состоялся и если она все еще является его женой, на жене своего отца и на жене своего сына. Не разрешается брать в жены одновременно двух сестер или тетку и племянницу. Тому, у кого есть жена из свободных, запрещается также жениться на своей или чужой рабыне. Закон позволяет мусульманину видеть лица тех женщин, на которых ему запрещено жениться, но возбраняет видеть лица всех остальных женщин, кроме его жен и рабынь. Брак между мужчиной и женщиной или между мужчиной и достигшей половой зрелости девушкой вступает в законную силу после того, как они в присутствии двух свидетелей (если таковые находятся) объявляют (девушка обычно делает это при помощи вакиля, или доверенного лица) свое согласие сочетаться в браке, и после того, как полностью или наполовину выплачен выкуп. От девушки, не достигшей половой зрелости, согласия не требуется, его дает ее отец, а если его нет в живых, ближайший из взрослых родственников-мужчин или любой человек, назначенный ей в опекуны согласно завещанию или решением кади и действующий от ее лица но своему усмотрению 74. Выкуп выплачивается в размере не менее десяти дирхемов. Мужчина может жениться на женщине и не упомянув о выкупе, но, после того как брак фактически осуществился, она может заставить его выплатить десять дирхемов 75.

Муж может дважды расходиться со своей женой, а потом возвращаться к ней без каких бы то ни было формальностей, исключение составляет случай, о котором речь пойдет ниже. Но если он разводится с ней в третий раз или удаляет ее от себя троекратным разводом, выраженным в одной фразе, он уже не сможет вернуть ее, пока она не выйдет замуж за другого и не разойдется с этим мужем, после того как их брак фактически осуществится 76. Когда муж разводится с женой (для того чтобы это сделать, достаточно сказать: «Я развелся с тобой» или: «Ты разведена»), он выплачивает ей ту часть выкупа (обычно одну [115] треть), которую первоначально удержал, чтобы она была выплачена в случае развода или его смерти, а женщина забирает свою мебель, утварь — все то, что принесла с собой, вступая в брак. Таким образом, муж может отказаться от жены просто потому, что она ему не нравится 77, не ссылаясь ни на какие причины, но жена не может расстаться со своим мужем против его воли, если только он не совершил по отношению к ней чего-либо дурного, например жестоко с ней обходился или гнушался ею. Но даже тогда, для того чтобы получить развод, женщине приходится обращаться к кади, и она в таком случае теряет не выплаченную ей часть выкупа, о которой шла речь выше.

Первые два развода, если они происходят без взаимной договоренности о компенсации или о каком-либо денежном возмещении со стороны женщины, называются толок раг’а («развод, допускающий восстановление брака»), поскольку муж может вернуть жену без ее согласия в течение периода ее идды (ниже мы объясним это понятие). По истечении этого времени необходимо согласие женщины или заключение пового брачного контракта. Это талак баин («разлучающий развод»), он носит название «малой разлуки» в отличие от третьего развода — «большой разлуки». Идда — это период, который разведенная жена или вдова должна выждать, прежде чем снова выйти замуж: если она беременна — то до родов, а в иных случаях разведенная жена — до истечения трех лунных месяцев, а вдова — четырех месяцев и десяти дней. Женщина, разошедшаяся со своим мужем в период беременности, может заключить новый брачный контракт сразу после родов, но должна выждать сорок дней, прежде чем вступить с новым мужем в фактический брак. Мужчина, разведшийся со своей женой, должен содержать ее в своем доме, в доме ее родителей или еще где-нибудь в течение периода идды, с самого начала прекратив с ней брачные отношения. Разведенная женщина может оставить при себе сына, пока ему не исполнится два года. По законам шафиитов и маликитов она обязана растить сына, пока он не достигнет половой зрелости, а закон ханафитов ограничивает этот период семью годами; дочь должна оставаться с матерью до девяти лет или до наступления половой зрелости. Если мужчина разводится с женой, не вступив с ней в супружеские отношения, он должен выплатить ей половину обещанного выкупа или, если он ничего ей не обещал, половину минимального выкупа, после этого она сразу может вступить в другой брак.

Если жена отказывается выполнять законные требования своего мужа, он может (и обычно так делает) повести ее или двух свидетелей 78 к кади. Если вина женщины доказана, составляется документ, в котором жена объявляется нашизой («взбунтовавшейся против мужа»). Эта процедура называется «записывание женщины нашизой» и освобождает мужа от обязанности обеспечивать ее жильем, одеждой и средствами к существованию. Он не обязан с ней развестись и, отказавшись дать развод, может [116] препятствовать вступлению женщины в новый брак, пока он жив. Но если женщина пообещает впредь быть покорной своему мужу, он должен принять ее обратно и содержать ее или же развестись с ней. Однако чаще случается, что жена, у которой есть родители или другие родственники, согласные ее содержать, жалуется кади на мужа, который отказывается дать ей развод. Женщина заявляет, что при таком поведении ее мужа она не будет с ним жить, и, таким образом, дает основания для того, чтобы ее сочли нашизой и разлучили с мужем. В этом случае муж, побуждаемый злобными чувствами, обычно отказывает ей в разводе.

Поскольку наложницы — это рабыни, уместно будет сообщить некоторые сведения о положении рабов и об основных законах, касающихся прав наложниц и их детей. Рабы и рабыни — это люди, взятые в плен во время войны или увезенные силой из вражеской страны, бывшие иноверцами к моменту пленения, а также дети рабынь, рожденные от раба или от любого другого мужчины, кроме господина, или от господина, если он не признает своего отцовства. Однако женщина не может быть рабыней родственника, на которого распространяется запрет на брак с ней. Власть господина столь велика, что он может убить своего раба или рабыню за любой проступок. Наказание в том случае, если он сделал это беспричинно, невелико (например, заточение в тюрьму на период, установленный по усмотрению судьи). Господин может отдавать или продавать своих рабов, за исключением некоторых случаев, о которых речь пойдет ниже, и выдавать рабыню замуж за кого захочет, но не может отделять от мужа, если она уже замужем. Согласно утверждениям большинства теологов, рабам разрешается иметь не более двух жен одновременно. Поскольку раб располагает меньшими возможностями, чем свободный мусульманин, закон в некоторых случаях устанавливает для них лишь половину того наказания, которое понес бы за подобное преступление свободный; штраф или денежное возмещение за содеянное рабом выплачивается его господином и в случае необходимости достигает стоимости самого раба или рабыни, которые могут быть отданы в компенсацию этой суммы. По смерти господина рабы переходят в собственность его наследников, а имущество раба, у которого нет детей мужского пола или родственников по боковой линии, после его смерти наследует господин или, если его нет в живых, его наследники. Вступать во владение имуществом раб может только с разрешения своего господина. Рабов отпускают па волю безвозмездно или за выкуп, который выплачивается уже вольноотпущенником. Соглашение об освобождении раба скрепляется либо письменным обязательством, либо устным заявлением, сделанным в присутствии двух свидетелей, либо передачей рабу или рабыне документа о продаже, полученного у их бывшего владельца. В некоторых соглашениях предусматриваются условия освобождения раба, но чаще всего рабам обещают волю по смерти господина. В этом случае господин [117] уже не имеет права продать раба или рабыню, которым он дал такое обещание, а поскольку отчуждению по завещанию подлежит не более одной трети всего остающегося после него имущества, закон устанавливает, что в случае, если стоимость раба или рабыни превосходит эти размеры, они должны выплатить недостающую сумму наследникам умершего господина. Мусульманин может взять в наложницы любую из своих рабынь — мусульманку, христианку или иудейку, если только он не выдал ее замуж за кого-нибудь другого, но ему запрещено брать в наложницы одновременно двух или более сестер или женщин, находящихся в родственных отношениях, которые помешали бы им быть одновременно женами одного и того же мужа, если бы они были свободны. Закон запрещает христианину или иудею брать в наложницы рабыню-мусульманку 79.

Приобретя рабыню, мусульманин должен выждать определенный период времени {обычно от месяца до трех), прежде чем брать ее в наложницы. Ребенок, рожденный рабыней-наложницей от ее господина и признанный им, считается свободным, а непризнанный (что, я полагаю, случается весьма редко) — становится его рабом. В первом случае владелец уже не может продать или передать кому-либо мать своего ребенка (она же должна продолжать служить ему и состоять при нем наложницей столько, сколько он пожелает), а после его смерти она должна быть отпущена на волю. Рождение рабыней ребенка ведет к ее освобождению, однако при жизни господина этого может и не произойти. Если же господин освободил свою наложницу, а потом женился на ней, его поступок считается благородным (при условии, что у него до этого не было четырех жен). Равным образом он заслужил бы одобрение, если бы выдал такую рабыню замуж за кого-либо другого согласно ее желанию. Свободные мусульмане и мусульманки не имеют права вступать в брак со своими рабынями или рабами, предварительно не дав им свободу, брак свободного лица с принадлежащими кому-либо другому рабом или рабыней считается недействительным, если она (или он) становится его (или ее) владельцем, и может быть возобновлен только после их освобождения и заключения законного брачного контракта.

Самый примечательный среди общих принципов наследования — это отсутствие привилегий по первородству 80 и практикующееся во многих случаях выделение наследницам доли, равной половине той, которую получают мужчины, находящиеся в такой же степени родства к умершему. Если какое-либо лицо не имеет никаких законных наследников, оно может завещать одну треть своего имущества, но не более того. Законным же наследникам, кроме жены или мужа, можно завещать какую-то долю имущества только с согласия всех остальных наследников. Дети умерших наследуют все их имущество или то, что остается после выделения частей, о которых речь пойдет ниже, и после выплаты завещанной доли, долгов и т.д.; при этом доли сыновей вдвое [118] превышают доли дочерей. Если у покойного остались только дочери — одна, две или более, они, согласно кораническому предписанию, все вместе наследуют две трети имущества, а если осталась только одна дочь, она наследует половину всего имущества. Но согласно закону, основанному на сунне (и применяющемуся также и в других случаях), остающаяся треть или половина имущества, если нет других наследников, также предназначается дочерям или единственной дочери. В случае, если покойный не оставил прямых потомков, наследниками считаются сыновья и дочери его сына или сыновей. Если у покойного (или у его сына) только один сын или дочь, то каждый из его родителей наследует одну шестую имущества, а если отца нет в живых, его доля переходит к деду покойного. (Если матери нет в живых, соответствующая доля переходит к ее матери.) Если у покойного не осталось ни детей, ни внуков, то мать наследует треть имущества или того, что остается после выделения доли жены (или жен) умершего, а остальное переходит к отцу, если же в семье осталось двое (или более) сыновей или две дочери, мать наследует лишь одну шестую имущества, отец — все остальное, а братья или сестры покойного — ничего 81 (если у покойного остался отец или какой-либо другой предок по мужской линии).

После смерти женщины (если у нее не было ни сыновей, ни внуков) муж наследует половину ее имущества после выплаты того, что было ею завещано; если же у нее остались дети или внуки — то одну четверть. Жена (или жены) наследует после смерти мужа одну четверть имущества, если в семье нет детей или внуков, в противном случае — одну восьмую 82. Если у покойного (или покойной) не осталось ни отца (или другого предка по мужской линии), ни детей (или детей сына), то закон гласит следующее: 1) единственный брат или сестра по материнской линии наследуют одну шестую долю имущества; если есть брат (братья) и сестра (сестры) по материнской линии, то в целом они наследуют одну треть, которая делится между ними поровну, без различия полов; 2) если у покойной (или покойного) осталась только сестра по отцу и по матери, она наследует половину, а брат — все имущество такой сестры (или то, что остается после выплаты по ее завещанию); если у нее остался сын (пли дети сына), брат ничего не наследует, а если осталась дочь, то брат покойной наследует то, что остается после выделения доли дочери (и после выплаты завещанного). Две (или более) сестры покойной (или покойного) по отцу и по матери наследуют две трети имущества. Братья (или брат) и сестры (или сестра) покойного (или покойной) и по отцу и по матери наследуют все имущество (или то, что остается после выплаты по завещанию), при этом доля наследников мужского пола вдвое превышает долю женщин; 3) братья и сестры только по отцу (если нет братьев и сестер и по отцу и по матери) наследуют так же, как если бы они были от одной матери 83. Между детьми жены и детьми рабыни (если господин их признал) [119] не делается никаких различий: и те и другие наследуют равные доли. На тех же основаниях наследуют дети жены и приемные дети. Незаконнорожденные дети наследуют только после матери или только после отца. Если нет ни законных наследников, ни завещания, имущество попадает в государственную казну, которая называется бейт аль-маль. Я не считал нужным останавливаться здесь на законах, касающихся некоторых дальних родственников 84. Имущество умерших номинально делится на кираты (двадцать четыре части), о части каждого из наследников говорят: «столько-то киратов».

Законы, касающиеся должников, удивительно мягки. «А если кто в тягости, — говорится в Коране, — то ожидание до облегчения, — ведь оказать милость — лучше для вас, если вы знаете!» 85. Коран (в суре II) повелевает мусульманину скреплять долговое обязательство документом, заверенным единоверцами — двумя мужчинами или одним мужчиной и двумя женщинами. За неуплату долга должнику грозит заточение в тюрьму, но если он объявляет себя банкротом, то его освобождают. Если он трудоспособен, то его могут заставить отрабатывать долг.

Согласно Корану, убийство карается смертной казнью, вернее, за убийство свободного должен умереть свободный, за убийство раба — раб, за женщину — женщина; если же наследники убитого согласятся, убийца должен выплатить им компенсацию, которую надлежит разделить в соответствии с законами о наследовании 86. Непреднамеренное убийство следует искупить, отпустив на свободу правоверного раба и уплатив семье убитого компенсацию, если они от нее не откажутся в пользу бедных 87. Но в Коране и в высказываниях имамов содержится много дополнений к этим законам. Так, например, не следует принимать компенсацию от убийцы, если нет смягчающих вину обстоятельств. Эта компенсация — цена крови — выплачивается либо сотней верблюдов, либо тысячью динаров золотом или двенадцатью тысячами дирхемов серебром. Это за убийство свободного мужчины; за женщину — вдвое меньше, за раба или рабыню — их стоимость, которая не должна значительно отличаться от цены за кровь свободных людей. Тот, кто не имеет возможности отпустить на свободу правоверного раба или рабыню, должен поститься в течение двух месяцев так же, как это делается в рамадан. Соучастники убийства подлежат смертной казни. Согласно сунне, смертной казнью карается также и убийство женщины, а по законам ханафитов — убийство чужого раба. Но эта кара не распространяется на того, кто убил свое собственное дитя или кого-либо из своих потомков, своего раба, раба своего сына или такого раба, которым он владеет совместно с кем-то другим. Согласно учению аш-Шафии, мусульманин, даже если он раб, не может быть казнен за убийство неверного, даже если тот является свободным. Однако в наше время убийство обычно карается смертной казнью, и правительство редко допускает ее замену [120] компенсацией. Но тот, кто убил в результате самообороны или защищая свое имущество от грабителя, вообще не подлежит никакому наказанию. Цена крови — это долг, который ложится на род, племя или сообщество, к которому принадлежит убийца. Он также ложится на жилой квартал или на владельцев поля, где было найдено тело человека, убитого рукой неизвестного, если только он не был убит в своем собственном доме. Приговоренную к смертной казни женщину обычно топят в Ниле.

Бедуины руководствуются ужасно жестоким и несправедливым законом кровной мести, который далеко выходит за определенные Кораном границы, ибо, по их представлениям, любой потомок убийцы, его отца, деда, прадеда, прапрадеда может быть убит любым родственником той же степени умерщвленного им или убитого в бою человека. Но в большинстве племен вместо этого обычно принимают компенсацию. Убийства из-за кровной мести довольно часты среди египетских крестьян, которые, как я уже отмечал, сохраняют многие обычаи своих бедуинских предков. В египетской деревне родственники убитого обычно предпочитают не обращаться к властям, а отомстить за него собственноручно и часто делают это с ужасающей жестокостью, а убив свою жертву, разрубают на части и предают поруганию тело. Родственники убийцы обычно покидают свои жилища и ищут защиты в других деревнях. Даже после того как мщение совершилось, вражда между родственниками убийцы и его жертвы сплошь да рядом не затухает в течение многих лет, и часто из-за кровной мести жители двух или более деревень оказываются вовлечёнными во вражду, которая периодически возобновляется на протяжении нескольких поколений.

Возмездие за непреднамеренное нанесение ранений или увечий дозволено в такой же мере, как и за убийство: «око за око» и т.д. 88, но оно может быть заменено компенсацией, которую закон допускает, так же как и за непреднамеренную обиду. Компенсация за такую часть тела, которая имеется в единственном числе (например, нос), равняется полной цене крови, причитающейся за убийство, за одну из двух частей (например, руку) — половине этой цены, за одну из десяти (палец руки или ноги) — одной десятой. Но компенсация, которую выплачивает мужчина за нанесение ранения или увечья женщине, вдвое меньше той, которая причитается за такой же ущерб, причиненный мужчине, а компенсация, которую выплачивает свободный за нанесение увечья рабу, зависит от его стоимости. Компенсация за лишение человека одного из пяти органов чувств или за серьезное повреждение их, а также в случае, если жертва оказывается обезображенной на всю жизнь, равняется цене крови.

Кража независимо от того, кем она совершена — мужчиной или женщиной, в первый раз, согласно Корану 89, карается отсечением правой руки, по закон сунны отменяет это наказание в случае, если цена украденного имущества не достигает четверти [121] динара. Кроме того, чтобы подвергнуть вора этому наказанию, нужно доказать, что украденная вещь находилась в месте, куда у него не было простого и легкого доступа. Отсюда следует, что человек, совершивший кражу в доме близкого родственника, или раб, обокравший своего господина, наказанию не подлежат. За вторичную кражу полагается отсечь левую ногу, за третью по закону шафиитов — левую руку, за четвертую — правую ногу, а за последующие преступника надлежит высечь или избить. Согласно закону ханафитов за третью и последующие кражи вора надлежит осудить на длительное тюремное заключение. Кража свободнорожденного ребенка законом не карается, поскольку это не имущество в отличие от кражи ребенка-раба. За кражу скоропортящихся продуктов питания руку отсекать не полагается, поскольку такая кража могла быть совершена из-за настоятельной потребности в еде. Существуют еще некоторые случаи, когда вора не подвергают описанным выше наказаниям. В последние годы в Египте такие наказания не практикуются. За первую, вторую и третью кражи преступника осуждают на побои и тяжелый труд, а за четвертую часто карают смертной казнью. За мелкие кражи обычно бьют курбагом (кнутом или плетью из шкуры гиппопотама) или палкой 90.

Прелюбодеяние наказуется особенно жестоко, но, чтобы обвинить в нем замужнюю женщину, требуется четыре свидетеля-очевидца 9l. Если вина женщины таким образом доказана, ее забивают камнями до смерти 92. Нечего и говорить, что подобное случается очень редко, поскольку получить такие свидетельства чрезвычайно трудно 93. В Коране, в суре XXIV, сформулированы законы, более благоприятные для женщин: «А те, которые бросают обвинение в целомудренных, а потом не приведут четырех свидетелей, — побейте их восемьюдесятью ударами и не принимайте от них свидетельства никогда; это распутники, кроме тех, которые потом обратились и исправились. Ибо, поистине, Аллах прощающ, милосерд!

А те, которые бросают обвинение в своих жен, и у них нет свидетелей, кроме самих себя, то свидетельство каждого из них — четыре свидетельства Аллахом, что он правдив, а пятое — что проклятие Аллаха на нем, если он лжец. И отклоняется от нее наказание, если она засвидетельствует четырьмя свидетельствами Аллахом, что он лжец, а пятым — что гнев Аллаха на ней, если он правдив» 94. Комментаторы и юристы согласны в том, что при таких обстоятельствах брак должен быть расторгнут. В той же суре Корана (стих второй) говорится, что лица, не состоящие в браке и обвиняемые в блуде, должны быть наказаны сотней ударов плетьми, а согласно сунне, их после этого надлежит подвергнуть изгнанию на целый год 95.

О том, каким наказаниям подвергаются в Каире женщины, обвиняемые в разврате, речь пойдет в следующей главе, поскольку это решают власти, не основываясь ни на Коране, ни на хадисах 96. [122]

Пьянство наказуется, согласно пророку, поркой, что хотя и не часто, но все же случается в Каире. При этом свободному мусульманину полагается восемьдесят ударов, а рабу — сорок.

Вероотступничество считается самым ужасным грехом и наказуется смертью, если отступник не возвращается в лоно ислама после трех предупреждений. Я однажды видел женщину, которую проводили по улицам Каира, а потом доставили на берег Нила, чтобы утопить за то, что она отступила от веры Мухаммада и вышла замуж за христианина. Она имела несчастье вытатуировать на руке синий крест, и одна из ее бывших подруг, увидев ее в бане, узнала о ее отступничестве. Она сидела на осле с высоким седлом, на каких обычно ездят египтянки, облаченная в хорошие одежды, и двигалась в сопровождении солдат и в окружении толпы, которая, вместо того чтобы ей посочувствовать, выкрикивала громкие проклятия. Осудивший ее кади тщетно увещевал отступницу вернуться в мусульманскую веру. Ее обвинял даже родной отец. Потом несчастную посадили в лодку и отвезли на середину реки, раздели почти донага, выпороли и утопили 97. Жившие тогда в Каире европейцы сожалели о том, что паша (Мухаммад Али) находился в это время в Александрии, считая, что они могли бы повлиять на него и добиться помилования несчастной. Они уже однажды ходатайствовали перед ним за женщину, осужденную за вероотступничество. Паша велел привести эту женщину к нему, уговаривал ее вернуться в ислам, но, увидев, что решение ее непреклонно, пожурил за безрассудство и отпустил домой, повелев не причинять ей никакого вреда.

Еще жестче закон карает святотатство. Произнесший святотатственные слова об Аллахе, Мухаммеде, Христе, Моисее или о любом из пророков должен быть незамедлительно казнен, даже если он заявит о своем раскаянии, ибо считается, что в таком грехе раскаяние невозможно. Вероотступничество или измену можно объяснить непониманием, но святотатство говорит о предельном падении.

Можно добавить еще несколько слов о секте ваххабитов, основанной менее столетия назад Мухаммадом ибн Абд аль-Ваххабом, благочестивым и ученым шейхом из провинции Неджд, в Центральной Аравии. Примерно в середине восемнадцатого века ему посчастливилось обратить в свою веру могущественного правителя ад-Дерийи, столицы Неджда. Этот правитель, Мухаммад ибн Сауд, стал во главе новой секты, в результате при нем и при его преемниках доктрина ваххабитов распространилась на большей части Аравии. После него правил его сын Абд аль-Азиз, потом Сауд, сын Азиза, самый значительный из лидеров ваххабитов, и, наконец, Абдаллах, сын Сауда, который после жарких баталий с армиями Мухаммада Али сдался своим победоносным противникам (как говорят, заручившись обещанием о сохранении ему жизни и о выдаче ему охранного свидетельства), [123] которые отправили его в Египет, оттуда в Константинополь, где он был обезглавлен.

Главной целью Мухаммада Али в борьбе против новой секты было лишить ее политического влияния. Многие арабы до сих пор исповедуют религиозную доктрину ваххабитов, и большинство ученых улемов Египта считают их правоверными мусульманами. Ваххабиты всего лишь реформаторы, которые верят во все основополагающие догматы ислама и во все доктрины, содержащиеся в Коране и в хадисах пророка, короче говоря, они придерживаются представлений ранних мусульман. Их возмущают пышные усыпальницы и воздвигнутые над могилами купола, которые они разрушают всякий раз, когда имеют такую возможность. Тех, кто почитает культ святых, они клянут как идолопоклонников и даже обвиняют в ереси всех не принадлежащих к их секте мусульман за чрезмерное преклонение перед пророком. Они налагают запрет на одежду из шелка, на золотые украшения и на всякие дорогие принадлежности туалета, а также на курение табака. Отсутствие этой радости они в какой-то мере восполняют неумеренным потреблением кофе 98. Среди них есть множество образованных людей, которые собрали в разных частях Аравии и в Египте немало ценных книг (в основном исторических).

Комментарии

1. Коран GXII.

2. Коран III, 40—42.

3. Коран IV, 169.

4. Господином (сейидна) мусульмане называют пророков и других почитаемых особ.

5. Коран IV, 156.

6. Мусульмане редко упоминают имя пророка, не добавляя к нему: «Да пребудут на нем благословение и благодать Аллаха!»

7. По природе своей ангелы, поскольку им было велено пасть ниц перед Адамом, ставятся ниже человека, а джинны — тем более.

8. Подобные глазам газели. Однако это значение распространенного определения (о котором речь пойдет нише) спорно.

9. Мучеником называют не получившего вознаграждения солдата, павшего в войне за веру, человека, безвинно погибшего от руки убийцы, жертву чумы (если он не пытался убежать от этой болезни) или дизентерии, утопленника и того, кто погиб под обломками рухнувшего здания.

10. Труп кладут в могилу без гроба, завернув в простыни пли в одеяние.

11. Описание этих приватных омовений и случаев, с которыми они связаны, можно найти у Реланда, с. 80-83.

12. Чаще всего, однако, омовение совершают молча.

13. Полагается также пользоваться зубочисткой (мисвак) для очистки зубов, но мало кто это делает.

14. Считается, что праведники предстанут перед судом с белыми лицами, а грешники — с черными. Поэтому говорят о том, что у кого-то белое или черное лицо в зависимости от репутации этого человека; существует распространенное проклятие: «Да очернит Аллах твое лицо!»

15. О каждом человеке якобы ведется книга, в которой записываются все его деяния. Считается, что праведнику в день Страшного суда книга будет дана в правую руку, а грешнику — в левую, которую привяжут у него за спиной, а правую руку грешника привяжут к его шее.

16. Я отсылаю читателя к описаниям Реланда, с. 66-67.

17. Возможно, этот обычай Мухаммад позаимствовал у живших в Аравии иудеев. Это может помочь понять то место в Библии (Бытие XLVII, 31), которое немало озадачивает комментаторов. Я думаю, что, как и предполагают многие критики, в тексте на древнееврейском стоят неверные диакритические знаки и что правильное значение такое: «Израиль клялся (или поклонился) в направлении (или “на возглавие”, или “на верх”) жезла своего», что соответствует переводу аналогичного места в Септуагинте и в Послании к Евреям XI, 21.

18. Я называю эту молитву первой, потому что мусульманский день начинается с заката. Но часто первой считают утреннюю молитву и соответственно ведут счет остальным.

19. Аша, но понятиям шафиитов, маликитов и ханбалитов, наступает тогда, когда после захода солнца гаснут красные лучи, а по понятиям ханафитов — не только красные, но и белые.

20. Обычно при первых проблесках света на востоке. Ханафиты чаще всего совершают утреннюю молитву несколько позднее, когда появляются желтые лучи солнца, но иногда и раньше.

21. Аср, по представлениям шафиитов, маликитов и ханбалитов, наступает в тот момент, когда тень по длине равна предмету, который ее отбрасывает, плюс длина тени, отбрасываемой тем же предметом в полдень, а по представлениям ханафитов — когда тень равняется двойной длине предмета плюс длина его полуденной тени.

22. По утрам к этому добавляют: «Молитва лучше, чем сон» (дважды).

23. Мелодия будет приведена в главе о музыке.

24. Таких людей очень мало.

25. Коран IX, 32; LXI, 8.

26. Слово абад здесь употреблено в качестве наречия и означает «навеки».

27. Эти слова: «...совершенству Того, кто говорил...» — произносятся очень громко и на очень высоких нотах.

28. Коран VII, 139.

29. Абу Фарраг — прозвище знаменитого святого сейида Ахмада аль-Бадави, похороненного в Танте, в Дельте. Считается, что он посылает помощь и исцеление тем, кто посещает его могилу и проснт его заступничества.

30. Утренняя молитва — двух ракатов сунна и двух фард, полуденная и дневная — четырех, вечерняя — трех фард и двух сунна, ночная (аша) — четырех сунна и четырех фард и еще двух сунна. После этого совершается еще три раката, т.е. отдельные молитвы, это делается либо сразу после ночной молитвы, либо в ночное время, причем молитвы считаются более ценными, если совершаются глубокой ночью.

31. Молитвенные обряды четырех толков несколько отличаются друг от Друга. Я описываю молитву ханафитов.

32. Перед этим некоторые молящиеся произносятся дополнительные восклицания, выражающие хвалу Аллаху, и добавляют: «У Аллаха я ищу защиты от проклятого шайтана». В других случаях эта просьба высказывается перед каждой сурой Корана, как велено в суре XVI, 100. Коран обычно читают едва слышно, а в полдень и на закате — беззвучно. Имамы, молящиеся во главе верующих, и те, кто молится в одиночку, поют молитвы. Часто молитва, основанная на хадисах, произносится беззвучно.

33. У исламских богословов нет единого мнения о том, как в этом случае следует держать пальцы: некоторые считают, например, что все пальцы, кроме указательного, должны быть загнуты.

34. Существует мнение, что у каждого верующего есть два ангела-хранителя, другие считают, что их число достигает пяти, шестидесяти, а то и ста шестидесяти.

35. Начиная со слов: «Аллах — нет божества, кроме Него» — и кончая: «Он высокий, великий!»

36. Чаше всего это «тронный стих».

37. К каждой мечети примыкает несколько уборных с водой в резервуарах для омовения.

38. В отличие от секты шафиитов, к которой принадлежит большинство жителей Каира, ханафиты совершают четыре раката.

39. Коран ХХХIII, 56.

40. В мечети аль-Азхар несколько мубаллигов поют в разных местах здания, чтобы вся община слышала азан.

41. В память о завоевании Египта мечом. Хатыб держит меч только в тех городах, которые мусульмане отвоевывали у неверных.

42. Во время моего первого пребывания в Египте я пошел в мечеть аль-Азхар, чтобы увидеть пятничную молитву самой большой общины Каира. Мне понравилась проповедь хатыба мечети Джада аль-Мауля, потом я раздобыл книгу проповедей (диван хутаб), первый текст из которой я здесь привожу.

43. Год начинается и кончается священными месяцами. Всего в мусульманском календаре четыре священных месяца: первый, седьмой, одиннадцатый и двенадцатый. В эти месяцы запрещалось вступать в войны с единоверцами, но потом этот запрет был отменен. Первый месяц также почитается из-за дня ашура (см. гл. 24), а последний — из-за паломничества.

44. В месяц рамадан.

45. Описание обычая, соблюдаемого в честь дня ашура, см. в гл. 24.

46. Хатыб всегда заканчивает свои увещевания одним пли двумя хадисами о пророке.

47. Пять ежедневных молитв, предписанных Кораном.

48. Коран XXVI, 228.

49. Коран ХХХIII, 56.

50. Библейского патриарха Авраама.

51. За турецкого султана молятся как за халифа или наместника Мухаммеда. Раньше в пятничных молитвах так говорилось об аббасидских и фатимидских халифах.

52. Коран VII, 22.

53. Коран XVI, 92.

54. Формула икамы та же самая, что и формула азана, с добавлением слов: «Настало время молитвы».

55. В этом месяце пророк получил первое откровение.

56. Коран II, 183.

57. Мусульманский год — лунный, поэтому месяцы сдвигаются от сезона к сезону на протяжении цикла примерно в тридцать три с половиной года.

58. Маликит обязан совершить паломничество, если он в силах пройти весь путь пешком и по дороге зарабатывать себе на пропитание.

59. Утверждения этих теологов, а также распространенные в Европе представления ввели меня в заблуждение, вследствие чего я описал законы «священной войны» более жестокими, чем они оказываются при тщательном рассмотрении их согласно духу и букве Корана и кодексу ханафитов. В Коране нет предписаний, которые, взятые в контексте, могли бы быть трактованы: как призывающие к неспровоцированной войне.

60. Коран II, 216. Разрешается пить вино, которое раньше называлось набиз (в наше время так называют запрещенные сорта вин). Это настойки из сухого винограда или сухих фиников. Мусульмане обычно выдерживают его, пока оно не начинает слегка бродить. Сам пророк имел обыкновение пить этот напиток, но не более двухдневной выдержки. Набиз из изюма называется забиб.

61. Такой же напиток из ячменя употребляли древние египтяне (Геродот II, 77). Современные египтяне иногда изготавливают бузу из пшеницы и из проса.

62. Древние египтяне всегда считали свиней нечистыми животными (Геродот II, 47).

63. Коран V, 4.

64. В некоторых отношениях мусульманские законы не столь строго основаны на гигиенических требованиях, как Моисеево законодательство (Левит XI, 9-12). В Египте рыба, не покрытая чешуей, считается вредной. Одним из разумных законов аль-Хакима был запрет ловить и продавать такую рыбу (см.: De Sасу. Chrestomathie Arabe, изд. 2-е, т. 1, с. 98).

65. Закон запрещает выплачивать и взимать даже самые незначительные проценты на займы или кредиты, а также производить неравноценный товарообмен. Подобные коммерческие сделки порицаются, однако современные мусульмане совершают их сплошь да рядом, а некоторые из них взимают непомерные проценты.

66. Многие мусульмане считают, что закон запрещает только отбрасывающие тень скульптурные изображения живых существ, но пророк, несомненно, осудил также и всякое изображение в живописи и рисунке.

67. Закон, данный в Коране, называется фард.

68. Закон, выведенный из хадисов, называется сунна.

69. Коран IV, 3.

70. Некоторые мусульманские моралисты считают, что поскольку мужчине разрешено иметь четырех жен, то и наложниц должно быть не больше четырех или всего четыре, считая и жен и наложниц. Однако, что бы ни говорили об этом Сейл и другие знатоки, мусульманское право не ограничивает числа наложниц, которых мужчина может содержать в придачу к жене или женам или вместо них.

71. Подобно этому, если христианин женится на иудейке, их потомки, согласно мусульманскому праву, должны исповедовать «лучшую веру», т.е. христианство, если не хотят принять ислам.

72. Коран IV, 26, 27.

73. По законам ханафитов мужчина не может жениться на женщине, из груди которой он испил хоть единую каплю молока, но у шафиитов такой брак не запрещается, если женщина не кормила мужчину пятикратно в течение первых двух лет его жизни.

74. Так же может быть заключен брак мальчика, но впоследствии он имеет право разойтись со своей женой.

75. То имущество, которое жена получает от мужа, от родителей или еще от кого-либо, полностью поступает в ее распоряжение, на него не могут претендовать ни муж, ни его кредиторы.

76. Коран II, 229, 230.

77. Это допускается и по Моисееву закону (Второзаконие XXIV, 1).

78. При обвинении мусульман свидетеля также должны быть мусульманами.

79. Однако в Египте многие христиане и иудеи безнаказанно нарушают этот закон.

80. В этом мусульманское право отличается от Моисеева закона, согласно которому первородный сын получает двойную долю наследства (Второзаконие XXI, 17).

81. Мне не ясно, почему доля матери в этом случае уменьшается, а доля отца увеличивается. Это еще можно было бы понять, если бы не существовало вероятности того, что оставшиеся в семье дети — братья и сестры только по матери.

82. Не считая того, что осталось не выплаченным от брачного выкупа, из которого муж обычно удерживает одну треть на случай развода пли своей смерти.

83. Эти законы основаны на IV суре Корана, стихи 12-15 и последний.

84. Читатель может найти их в работе: D'Ohssоn. Tableau General de'l Empire Othoman. Code Civil. Livre 4.

85. Kopan II, 280.

86.. Коран II, 173.

87. Коран IV, 94.

88. Коран V, 49.

89. Коран V, 42.

90. Ноги провинившегося связывают цепью или веревкой, прикрепленной обоими концами к палке, которую поворачивают, чтобы затянуть перевязь. Это называется фаляка. Два человека поочередно секут наказуемого с двух сторон.

91. Коран IV, 19.

92. Это по закону сунны. Закон гласит то же самое и относительно прелюбодея — женатого мужчины, но он никогда не применяется (см.: Левит XX, 10; Иоанн VIII, 4, 5).

93. Интересно отметить, что этот своеобразный закон был провозглашен в связи с обвинением в прелюбодеянии, выдвинутым против любимой жены пророка Лиши: за недостатком четырех очевидцев она была освобождена от наказания, а ее репутация была дополнительно восстановлена «откровением».

94. Коран XXIV, 4-9.

95. Лица, не состоящие в браке и обвиненные в прелюбодеянии, также подлежат этому наказанию. Два закона, упомянутые в Библии (Левит XX, 13, 15), вошли в мусульманский свод законов, но в наше время они никогда не применяются.

96. В египетских деревнях женщину, уличенную или подозреваемую в разврате, если она не обыкновенная проститутка, часто ждет совершенно иная судьба: об этом будет рассказано в главе о семейной жизни и обычаях низших слоев общества.

97. Поведение каирского простонародья в этом случае свидетельствует, к сожалению, не в его пользу. О жертве этого ужасного закона сложили даже песню, ставшую весьма популярной в столице.

98. Среди многих других ошибочных сведений о ваххабитах можно столкнуться и с утверждением о том, что у них запрещено употребление кофе.

Текст воспроизведен по изданию: Э. У.Лэйн. Нравы и обычаи египтян первой половины XIX века. М. Восточная литература. 1982

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.