Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ЛЭЙН, ЭДВАРД УИЛЬЯМ

НРАВЫ И ОБЫЧАИ СОВРЕМЕННЫХ ЕГИПТЯН

Глава 28

СМЕРТЬ И ПОХОРОННЫЕ ОБРЯДЫ

Когда образованный и благочестивый мусульманин чувствует приближение смерти, он иногда, так же как и перед молитвой, совершает омовение, чтобы уйти из жизни в состоянии телесной чистоты, и обычно повторяет символ веры: «Нет божества, кроме Аллаха, Мухаммад — посланник Его». Отправляясь в военный поход или в долгое путешествие, особенно в пустыне, мусульманин обычно берет с собой одежду для погребения. Нередко случается так, что путешественнику в подобных обстоятельствах приходится самому выкапывать для себя могилу. Измученный усталостью и лишениями или же угасающий от смертельного недуга в пустыне, где его спутники (если таковые есть) не могут дожидаться его выздоровления или смерти, он совершает омовение (если возможно — водой, а если нет — песком или пылью,) а потом, выкопав в песке могилу, заворачивается в саван, ложится в нее и засыпает песком свое тело, оставляя открытым только лицо. Так он ожидает смерти, которая избавит его от страданий, надеясь, что ветер завершит погребение.

Когда умирает какой-нибудь известный каирский улем, муэззины аль-Азхара и нескольких других мечетей оповещают о его смерти, пропев с минаретов абрар, слова которого я приводил, описывая обычаи рамадана, во второй главе о ежегодных праздниках.

Погребальные церемонии для мужчин и женщин почти одинаковы. Когда предсмертные хрипы или другие симптомы свидетельствуют о приближении смерти, тот, кто ухаживает за умирающим, поворачивает его лицом к Мекке 1 и закрывает ему глаза. Еще до того, как дух отлетает от тела, или сразу после этого присутствующие при сем мужчины обычно восклицают: «Аллах! Нет силы и мощи, кроме как у Аллаха. Мы принадлежим Аллаху и к Нему возвращаемся. Да смилуется над ним Аллах!» Одновременно женщины начинают выкрикивать формулы оплакивания, именуемые вальвала или вильвалъ, испуская при этом предельно пронзительные крики и произнося имя усопшего. Когда умирает хозяин дома, чаще всего можно услышать, как его жена или жены и дети голосят: «О мой господин! О мой верблюд! (т. е. "О ты, пекущийся обо мне и несущий мою ношу!") О мой лев! О верблюд нашего дома! О мой отец! О мое несчастье!» Как только человек перестает [396] дышать, с него снимают платье и облачают его в другое одеяние, лежащее на его постели или матрасе и покрытое простыней. Женщины продолжают свои ламентации, и, услышав эти вопли, многие соседки приходят в дом, чтобы присоединиться к родственницам усопшего в этом печальном занятии. К тому же обычно семья умершего посылает за двумя или более наддаба (плакальщицами) 2, но некоторые порицают этот обычай и пренебрегают им, иные только для того, чтобы избежать излишних трат. Каждая плакальщица приносит с собой свой тар (тамбурин) без звенящих металлических пластинок, какие бывают прикреплены к обыкновенному тамбурину. Они бьют в свои тары, несколько раз восклицая: «Увы ему!», и превозносят его тюрбан, его красоту и пр. Родственницы, домочадцы и близкие усопшего (с растрепанными волосами, а иногда и с разодранными одеждами) бьют себя по лицу и также кричат: «Увы ему!» Такие вопли обычно продолжаются по крайней мере в течение часа. Если смерть наступила утром, тело предают погребению в тот же день 3, но если это происходит днем или ночью, усопшего хоронят только на следующий день. В этом случае плакальщицы остаются в доме в течение всей ночи и продолжают причитать вместе с другими женщинами; в дом приводят фии, чтобы он читал ночью суры Корана, или же приглашают нескольких фии для совершения хатмы.

Вскоре приходит мугассиль (тот, кто омывает мертвецов) со скамейкой, на которую он кладет тело, и специальными носилками 4. Приводят в дом также и фии, которым предстоит принять участие в погребальном обряде (если усопший был почтенным горожанином или был достаточно богат). Во время омовения они сидят в комнате, смежной с той, где совершается обряд, и поют суру Скот или Бурду — знаменитую поэму, восхваляющую Пророка. Тот, кто омывает тело усопшего, забирает его одежды. Мертвецу подвязывают челюсть и закрывают глаза. Когда совершено обычное, предшествующее молитве омовение тела (за исключением промывания носа и рта), его обмывают лифом (мочалкой из пальмового дерева) теплой водой с мылом или же, еще тщательнее, водой, в которой кипятились листья дерева лотоса 6. В ноздри и уши закладывают хлопок и обрызгивают тело водой с разведенной в ней толченой камфорой, толчеными листьями набка и других растений и розовой водой. Колени связывают, а руки складывают на груди.

Кафан 6 — погребальное облачение бедняка — это кусок или два куска хлопчатобумажной ткани или обыкновенный мешок. Тело богатого человека обычно сначала заворачивают в муслин, потом в более плотную хлопчатобумажную ткань, затем в кусок полосатой материи, сотканной из смеси шелка с хлопком, или же в сметанный из такой же материи кафтан, а поверх всего этого завертывают в кашмирскую шаль. На тело женщины из семьи среднего достатка обычно надевают йяляк. Наиболее принятые для погребального одеяния цвета — белый и зеленый, но может быть [397] использована материя любого цвета, кроме синего и близких синему тонов. Подготовленное таким образом для погребения тело кладут на носилки, обычно покрытые красной или другого цвета кашмирской шалью. Затем провожающие покойного выстраиваются в погребальную процессию. Обычная похоронная процессия выглядит так: впереди по двое или по трое в ряд идут шестеро (иногда больше) йеменийа — бедняков, чаще всего слепых. Они идут довольно медленно и непрерывно поют на грустный мотив символ веры («Нет божества, кроме Аллаха, Мухаммад — посланник Его. Да пребудут на нем благословение и благодать Аллаха!») (см. ноты на рис. 96). За ними следуют мужчины — родственники и друзья усопшего и очень часто дервиши какой-нибудь секты с флагами своего ордена (так всегда бывает на похоронах дервиша). Затем идут школьники, один из них несет мус-хаф (экземпляр Корана) или книгу, содержащую одну из тридцати частей Корана, положенную на нечто вроде пюпитра, сделанного из пальмовых веток и покрытого вышитым платком. Эти мальчики поют более высокими и звонкими голосами, чем йемении, какие-нибудь слова из поэмы Хашрийа, в которой описываются события конца света и Страшного суда (см. ноты на рис. 97). Приведу перевод начальных строф этой поэмы:

Хвала совершенству Того, кто создал все имеющее форму
И обрек своих слуг на смерть,
Кто обращает в ничто [все] свои создания,
в том числе и род людской,
Все они будут лежать в могилах,
Совершенству Господа востока
7,
Совершенству Господа запада
8,
Совершенству Того, кто возжег два света —
Солнце и луну.
Его совершенству, как Он щедр!
Его совершенству, как Он милосерден!
Его совершенству, как Он велик!
Когда слуга восстает против Него,
Он берет его под свою защиту.

Мальчики идут непосредственно перед носилками, которые поочередно несут головой вперед по три-четыре человека из друзей покойного. Помогают и случайные прохожие, поскольку нести погребальные носилки считается делом весьма достойным. За носилками следует двенадцать, а то и двадцать женщин — плакальщиц с распущенными, но все же скрытыми под покрывалом волосами. Они испускают те вопли и крики, о которых я уже писал. Часто с ними идут наемные плакальщицы, превозносящие достоинства усопшего. Родственниц и близких покойного можно отличить по повязанной вокруг головы и стянутой на затылке в узел полоске полотняной, хлопчатобумажной или муслиновой ткани, обычно синего цвета. Концы этой полоски свисают на несколько дюймов. У каждой из родственниц [398] покойного есть платок, обычно синего цвета. Его накидывают на плечи или крутят им над головой или перед собой. Вопли женщин, звонкое пение мальчиков и глубокое звучание мелодии йеменийа странно и дисгармонично сливаются воедино (рис. 98).

Причитания женщин на похоронах были запрещены пророком, равно как и восхваление покойного. Мухаммад объявил, что приписанные таким образом достоинства, если умерший ими не обладал, в будущей жизни станут для него предметом нареканий. Странно видеть, как некоторые предписания пророка повседневно нарушаются всеми современными мусульманами, за исключением ваххабитов. Мне приходилось видеть идущих за носилками плакальщиц из простонародья, у которых лица (обнаженные), головные покрывала и грудь были вымазаны грязью 9.

Погребальную процессию человека обеспеченного открывают три-четыре верблюда, на которых везут хлеб и воду для раздачи беднякам у могилы. За верблюдами идут поющие символ веры йеменийа, мужчины — друзья покойного и кто-нибудь из людей образованных и благочестивых, специально приглашенных для участия в похоронах. За ними следуют фии: одни поют суру Скот, другие — суры Йа син, Пещера и Дым. Затем идут муншиды, поющие Бурду, и члены религиозных орденов, основанных прославленными шейхами, — некоторые называют их асхаб аль-ахзаб. Обычно в процессии участвует не менее четырех членов ордена хизб ас-садата и по стольку же из хизб аш-шазики и хизб аш-шаарави, каждый орден со своей молитвой. За ними обычно несут не менее двух полусвернутых знамен того или иного дервишского ордена. Далее — школьники, носилки и женщины-плакальщицы, так же как и в описанных выше процессиях, иногда еще ведут лошадей тех, кто несет носилки, если это люди высокопоставленные. Некоторые процессии завершает предназначенный для жертвоприношения у могилы буйвол, мясо которого потом раздают беднякам. [399]

На похороны благочестивого шейха или одного из великих улемов приходит еще больше народу, а носилки, на которых несут такого человека, шалью покрывать не полагается. Во время похорон вали усопшему выказывают особое почтение весьма примечательным способом. Идущие за его одром женщины не причитают, как обычно, но оглашают воздух пронзительными воплями и вибрирующими криками радости, именуемыми загорит, и, если эти крики прекращаются хотя бы на минуту, несущие одр протестуют, говоря, что они не могут двигаться дальше, потому что какая-то сверхъестественная сила тянет их к земле. Говорят, будто вали указывает тем, кто несет его тело, место, где его следует похоронить. Мой друг рассказал мне следующую историю о том, как в одном подобном случае люди, которые несли одр, ухитрились обойти волю святого и сделать по-своему. Недавно некие люди несли тело вали к приготовленной для него могиле на большом кладбище к северу от столицы, но, дойдя до ворот Баб ан-Наср, за которыми расположено кладбище, они почувствовали, что не могут идти дальше по указанной выше причине. «Кажется, — сказал один из них, — шейх не желает, чтобы его похоронили на кладбище Баб ан-Наср, что же нам делать?» Они были весьма озадачены, но, обладая не меньшим упрямством, чем усопший святой, решили не поддаваться его капризу. Отступив несколько шагов, они снова пошли быстрым ходом, думая, что им удастся таким образом протащить труп через ворота, но все их усилия оказались тщетными, хотя они и повторили эту попытку еще несколько раз. Тогда, поставив носилки на землю, они остановились, чтобы посоветоваться, и один из них, отозвав своих сотоварищей [400] на достаточное расстояние, чтобы их разговор не был слышен там, где стоял одр святого, сказал:

«Давайте поднимем носилки и повертим их несколько раз так быстро, чтобы у шейха закружилась голова. Тогда он не будет знать, в каком направлении мы идем, и нам, может быть, удастся пронести его через ворота». Так они и поступили, святой, как они того и ожидали, растерялся, и его спокойно похоронили на том самом месте, которого он так хотел избежать.

Носилки, на которых несут тела женщин и мальчиков, устроены по-иному (рис. 99). Они делаются с деревянной крышкой, на которой разостлана шаль, так же как на носилках, предназначенных для мужчин, а спереди приделан вертикально стоящий кусок

дерева, именуемый шахид. Этот шахид покрывают шалью, к верхней его части во время похорон состоятельной женщины прикрепляют несколько женских головных украшений, а на плоской верхушке шахида, имеющей форму круга, кладут курс (круглое украшение из золота или серебра с бриллиантами или золотой чеканкой, которое носят на верхней части головного убора), а сзади подвешивают сафу (плетенки из черного шелка с золотыми украшениями, которые женщины прикрепляют так, чтобы они вместе с косами ниспадали на спину). Носилки с мальчиком можно отличить по тюрбану, обычно свернутому из красного кашемирового платка вокруг верхушки шахида, который во время похорон маленького мальчика часто украшают также курсом и сафой. Тело совсем маленького ребенка мужчины несут на руках, просто покрыв его шалью, или же на маленьких носилках на голове.

Во время похорон женщин и мальчиков перед их носилками обычно идут только йеменийа, поющие символ веры, и несколько мужчин — родственников покойной или покойного, а за носилками следуют женщины-плакальщицы. Только в тех случаях, когда хоронят кого-то из богатых или высокопоставленных семей, похоронная процессия бывает несколько расширена. Я вкратце' опишу одну из наиболее изысканных процессий, какую мне до- . ' велось наблюдать. Хоронили молодую, незамужнюю женщину. Процессию возглавляли двое мужчин с большими свернутыми зелеными знаменами. За ними шли йеменийа и пели тихо и торжественно. За этими факирами, их было человек восемь, следовала [401] группа фии, певших одну из сур Корана. Далее шел мужчина, несший большую ветвь набка (дерева лотоса) — эмблему покой-пой 10. Справа и слева от него шли двое с высокими шестами или посохами, к верхушке которых было прикреплено несколько обручей, украшенных полосками разноцветной бумаги. Затем плечом к плечу шли два турецких солдата, один из них нес на маленьком круглом подносе кумкум (сосуд с розовой водой), а другой — мибхару из позолоченного серебра, в которой курились какие-то благовония, при этом исходящие от них ароматы смешивались. Из этих сосудов умащали гробницу. Время от времени встречных прохожих обрызгивали розовой водой. Далее четверо мужчин несли на маленьких подносах зажженные восковые свечи, воткнутые п брусочки хны. Носилки были покрыты богатыми шалями, а к шахиду прикреплены красивые головные украшения — не только сафа, но и кусса алмас (длинный орнамент из золота и бриллиантов, который женщины носят надо лбом), на плоской вершине его был помещен роскошный бриллиантовый курс. Эти драгоценности принадлежали покойнице, а возможно, были одолжены на время похорон, как это часто делается. За носилками следовало семь или восемь женщин-плакальщиц в обычной для египтянок одежде (под черным шелковым покрывалом и т. д.). Они не шли пешком, как принято на похоронах, но ехали на ослах с высокими седлами, причитали же только последние три или четыре из них — по-видимому, наемные плакальщицы.

Остается описать еще ритуалы и церемонии, совершаемые в мечети и у могилы, а также после похорон. Тела тех, кто скончался в одном из северных кварталов столицы, обычно относят в мечеть аль-Хасанейн, если только покойный не был беден и не жил далеко от этой почитаемой святыни; в таком случае друзья обычно несут его в любую из соседних мечетей, чтобы сэкономить время и избежать излишних расходов. Тело улема (т. е. человека образованного) обычно несут в соборную мечеть аль-Азхар. Жители южных районов города относят своих мертвецов в мечеть сейиды Зейнаб или в мечеть еще кого-нибудь из прославленных святых. Эти мечети предпочитают потому, что верят в особое значение молитвы, вознесенной у гробницы святого человека.

В мечети носилки кладут на пол там, где обычно молятся, правой стороной к кибле, т. е. к Мекке. Имам мечети стоит слева от носилок, лицом и к усопшему и к кибле, а служитель мечети, выполняющий роль мубаллига (т. е. повторяющего слова имама), — в ногах покойного. Присутствующие на похоронах становятся позади имама, причем женщины, которых в этом случае обычно допускают в мечеть, стоят отдельно, за мужчинами. Имам начинает молитву над покойником такими словами 11: «Я предлагаю прочесть молитву из четырех такбиров, заупокойную молитву над находящимся здесь мусульманином» (или «находящимися здесь мусульманами»). Сказав это, он восклицает (воздев руки над головой и касаясь большими пальцами мочек ушей): «Аллах [402] велик!», мубаллиг повторяет это восклицание, а каждый из молящихся за спиной имама делает то же самое как после этого, так и после других такбиров. Затем имам читает Фатиху, снова восклицает: «Аллах велик!» — и добавляет: «О Аллах, благослови нашего господина Мухаммада, неграмотного пророка, его род и сподвижников и спаси их». Провозгласив в третий раз: «Аллах велик!», имам говорит: «О Аллах, воистину это Твой слуга и сын Твоего слуги, он покинул мирское обиталище, покинул земной простор, и все, что любил, и всех, кто его любил, и отошел во мрак могилы, к тому, что ему уготовано. Он свидетельствовал о том, что нет божества, кроме Тебя одного, и что у Тебя нет сотоварища, и что Мухаммад — Твой слуга и Твой посланник, и что Тебе все о нем ведомо. О Аллах, он отошел, чтобы пребывать с Тобой, ведь Ты — лучшее обиталище. Он нуждается в Твоем милосердии, а Ты не нуждаешься в том, чтобы его карать. Мы пришли к Тебе, моля о том, чтобы нам дозволено было вступиться за него. О Аллах, если он творил добро, вспомни о его добрых делах, а если он творил зло, не обращай внимания на его злые дела, и да будет он благодаря Твоему милосердию принят Тобой, избавь его от могильных страданий и мучений, сделай могилу просторной для него, не дай земле сдавить его 12, и да избегнет он благодаря Твоему милосердию мучений, пока Ты не поместишь его в рай, о Ты, Милосерднейший из милосердных!» Затем имам в четвертый и последний раз восклицает: «Аллах велик!», добавляя при этом:

«О Аллах, не откажи нам в вознаграждении (за то, что мы сделали для него), не ввергай нас вслед за ним в испытания, помилуй нас, и его, и всех мусульман, о Господин всего живущего на земле!» Свою молитву он заканчивает приветствием ангелов справа и слева: «Мир вам и милость Аллаха», как это делается в конце обычной молитвы. Затем говорит, обращаясь к присутствующим: «Свидетельствуйте о нем». Они отвечают: «Он был добродетелен». Тогда поднимают носилки и, если молитва совершалась в мечети аль-Хасанейн или в мечети какого-нибудь другого прославленного святого, ставят их перед максурой (изгородью или перилами, которыми обнесен надгробный камень или кенотаф). Кто-нибудь из фии или один из присутствующих на похоронах читает Фатиху и последние три стиха из суры Корова, начиная со слов: «Аллаху принадлежит то, что в небесах и на земле». Когда все эти ритуалы исполнены, погребальная процессия движется в том же порядке, что и раньше 13.

Здесь я должен вкратце описать гробницу. Это продолговатый склеп со сводчатой крышей, сложенный из кирпича и оштукатуренный. Он делается полым, так, чтобы похороненный в нем человек мог легко сесть, когда его посетят два ангела — Мункар и Накир. Тело кладут так, чтобы голова была обращена на юго-запад, в направлении Мекки; с противоположной, северо-восточной стороны расположен вход, перед которым воздвигается невысокая ограда, образующая небольшой квадрат, стенки ее выложены [403] камнями, что предохраняет склеп от попадания земли. Гробницу обычно делают достаточно просторной, чтобы в ней поместилось не менее четырех трупов. Если в одном и том же склепе хоронят мужчин и женщин, что бывает редко, то в нем устанавливается стенка, разделяющая трупы разных полов. Склеп засыпают землей, и над ним воздвигается продолговатый памятник (таркиба) из камня или кирпича с каменными столбами (шахид) у изголовья и в ногах. На этих столбах чаще всего ничего нет, но иногда на них укрепляют украшения, а на том, который ставится в изголовье, часто пишется текст из Корана 14, имя усопшего и дата смерти. Иногда на верхушке этого столба высекают изображение тюрбана, знак высшего общественного положения погребенного в склепе человека (рис. 100). Над могилами

известных шейхов обычно воздвигается маленькое квадратное сооружение с куполом 15. Над многими могилами знатных турок или мамлюков поставлены таркибы с покоящимися на четырех мраморных колоннах куполами и с надписями, сделанными в изголовье золочеными буквами на голубом фоне. На большом южном кладбище Каира много таких гробниц. Гробницами султанов служат, как правило, красивые мечети, расположенные в черте города или на кладбищах за его стенами. Теперь я вернусь к описанию похорон.

Гробницу открывают до прибытия похоронной процессии. Могильщик вместе с двумя помощниками снимает труп с носилок и помещает его в склеп. Тело освобождают от всех повязок, кладут на правый бок или же с таким наклоном, чтобы оно было обращено лицом к Мекке. Чтобы тело сохранило это положение, его подпирают несколькими простыми кирпичами. Если тело завернуто в кашмирскую шаль, то в ней делают дырки, чтобы никто не соблазнился ею и не осквернил ради нее могилы. Рядом с телом и на него обычно насыпают немного земли, а потом ведущее в склеп отверстие закрывают, положив камни на квадратную ограду перед ним и засыпав их землей. Остается одна-единственная церемония, ее не совершают только на похоронах маленького [404] ребенка, который еще не несет ответственности за свои действия: специально нанятый фии исполняет роль муляккина (наставника усопшего) 16. Сидя у гробницы, он обычно говорит так: «О слуга Аллаха! О сын служанки Аллаха! Знай, что сейчас к тебе спустятся два ангела, попечению которых вверен ты и такие, как ты. Когда они спросят тебя: "Кто твой Господин?", ответь им правдиво:

"Аллах — мой Господин", а когда они спросят у тебя о пророке или о человеке, который был послан тебе, скажи им правду: "Мухаммад — посланник Аллаха", а когда они спросят тебя о твоей религии, скажи им: "Ислам — моя религия", а когда они спросят тебя, какой книгой ты руководствуешься, скажи им: "Коран — книга, которой я руководствуюсь, и мусульмане — мои братья", когда они спросят тебя о кибле, скажи им: "Кааба — моя кибла, я жил и умер в убеждении, что нет божества, кроме Аллаха, а Мухаммад — посланник Его", и они скажут: "Спи, о слуга Аллаха, под защитой Аллаха"». Считается, что душа пребывает в теле в течение одной ночи после похорон и в эту ночь ее посещают те два ангела, о которых говорилось выше, чтобы допросить ее, а может быть, и подвергнуть мучениям тело усопшего.

Йеменийа обычно получают по пиастру тут же, у могилы, здесь же расплачиваются и с остальными наемными участниками похорон. После погребения богатого или высокопоставленного лица толпящимся вокруг гробницы многочисленным нищим обычно раздают два-три меха воды и привезенный на двух или трех верблюдах хлеб, иногда и мясо буйвола. Этот обычай называется аль-каффара («искупление»), но считается, что таким образом искупаются не великие грехи усопшего, а лишь некоторые из его малых грехов. По окончании похорон каждого из близких родственников покойного приветствуют молитвой о том, чтобы его потеря была счастливо возмещена, или поздравляют с тем, что его жизнь продолжается.

Первая ночь после похорон называется лейлят аль-вахша («ночь опустошения»), поскольку место умершего остается пустым. С этой ночью связан следующий обычай: с заходом солнца в дом приводят двух или трех фии, они закусывают хлебом и молоком в том месте, где умер человек, которого они оплакивают, а потом читают суру Власть. Поскольку считается, что душа в первую ночь после похорон еще пребывает в теле, а потом отлетает либо туда, где добрым душам предназначено находиться до последнего дня, либо же в то заточение, где душам нечестивым предопределено дожидаться последнего приговора 17, эту ночь также называют лейлят аль-вахда («ночь одиночества»).

Существует еще один обряд, называемый сабха («четки»), который совершается после похорон, чтобы облегчить вхождение усопшего в состояние блаженства. Он занимает три-четыре часа. Когда наступает ночь, в дом приходят фии (иногда их собирается до пятидесяти человек); если нет двора или достаточно большого помещения, для них перед домом расстилают циновки. Фии [405] приносят сабха, состоящие из тысячи бусинок, каждая величиной примерно с голубиное яйцо. Церемония начинается чтением суры Власть, затем они трижды повторяют: «Аллах един», после этого читают -последнюю суру Корана, Люди, и первую вводную суру, фатиху, затем трижды повторяют: «О Аллах, благослови самым высоким благословением счастливейшего из людей, нашего господина Мухаммада, его род и сподвижников и даруй им спасение» — и добавляют: «Всякий, поминающий Тебя, усерден, всякий, упускающий такое поминание, — нерадив». Потом они трижды по тысяче раз повторяют: «Нет божества, кроме Аллаха», отсчитывая повторы бусинками сабха. После каждой тысячи они отдыхают и пьют кофе. Повторив символ веры три тысячи раз, отдохнув и подкрепившись, они сто раз повторяют: «Хвала совершенству Аллаха, хвала ему», затем столько же раз: «Я молю прощения у Аллаха Великого» — и пятьдесят раз: «Хвала совершенству Господа Предвечного, совершенству Аллаха Предвечного». Затем они повторяют слова из Корана: «Хвала же Господу твоему,;

Господу величия, превыше Он того, что они (т. е. христиане и др.) Ему приписывают (т. е. того, чтобы иметь сына, который разделяет его божественность)! И мир посланникам! И хвала Аллаху, Господу миров!» 18. Затем несколько фии читают по ашру, т. е. по два-три стиха из Корана. Когда это чтение закончено, один из них спрашивает своих сотоварищей: «Ты передал [благость того], что ты прочел, душе усопшего?» Ему отвечают: «Мы передали» — и добавляют: «И мир посланникам!» Этим завершается церемония сабха, которая в богатых домах повторяется также и на вторую и на третью ночь. Такая же церемония совершается в семьях, получивших весть о смерти близкого родственника.

Мужчины ничего не меняют в своей одежде в знак траура по случаю смерти старого мужчины, не делают этого и женщины, но в других случаях они окрашивают свои рубахи, головные покрывала и платки индиго, в синий или почти в черный цвет, а некоторые покрывают индиго руки до локтей и обмазывают стены комнаты. Когда умирает хозяин дома или владелец мебели, переворачивают ковры, циновки, подушки и диванные покрывала. Как правило, женщины в период траура не заплетают кос, не носят украшений, а если курят, то лишь обыкновенные тростниковые трубки.

В первый четверг после похорон, вечером (а иногда и с утра), женщины из семьи покойного снова начинают причитать вместе со своими подругами, а днем и вечером в дом приходят и мужчины — друзья покойного и фии, нанятые для совершения хатмы. Утром в пятницу женщины отправляются к гробнице, где совершаются ритуалы, о которых я говорил в связи с двумя великими идами, главным образом возложение пальмовых веток на могилы и раздача лепешек и хлеба беднякам. В течение двух недель, в те же дни совершаются те же обряды, их повторяют еще раз в четверг и пятницу, которые завершают первые сорок дней 19 после [406] похорон, отсюда название этой пятницы — аль-арбаин или гум'ат аль-арбаин.

У крестьян Верхнего Египта принято, чтобы женщины — родственницы или близкие умершего собирались у его дома ежедневно на протяжении первых трех дней после похорон, причитая и исполняя странный танец. Они мажут лицо, грудь и часть одежды грязью и повязывают талию поясом, сплетенным из жесткой травы, называемой хальфа 20. Они танцуют, размахивая палками (наббутами), копьями или обнаженными мечами и совершая медленные и беспорядочные движения. Этот танец длится не менее часа и повторяется дважды или трижды на протяжении дня. По истечении третьего дня женщины отправляются к гробнице и возлагают на нее свои пояса. Обычно тут же в виде искупительной жертвы закалывают овцу или козу и устраивают пир.

Описав нравы мусульман Египта и обычаи, соблюдаемые ими в различные моменты жизни и при разных обстоятельствах, начиная с раннего детства и вплоть до могилы, я завершаю мой рассказ о них так, как сделал бы это писатель, принадлежащий к этому народу: «Благодарение и хвала Тому, кто не умирает».


Комментарии

1. Некоторые мусульмане поворачивают труп головой к Мекке, другие — правым боком, лицом к ней (таков, я полагаю, общий обычай).

2. См.: 2-я Паралипоменон XXXV, 25; Иеремия IX, 17; Матф. IX, 23.

3. У египтян существует суеверное предубеждение против того, чтобы оставлять труп дома на ночь, и против того, чтобы производить похороны после захода солнца, но это иногда делается, и я однажды был тому свидетелем.

4. Едва ли есть необходимость объяснять, что труп женщины омывает женщина.

5. Бедняки часто используют высушенные и истолченные в порошок листья лотоса в качестве мыла.

6. Кафан часто сбрызгивают водой из колодца Земзем.

7. Букв. «двух востоков», или «двух мест восхода солнца»: того, где оно восходит летом, и того, где оно восходит зимой.

8. Или «двух мест захода солнца».

9. Таков был обычай древних египтян, описанный Геродотом (II, 85). Когда по улицам проносят тело, прохожие часто говорят: «Аллах велик! Аллах велик! Вот что обещал Аллах и Его посланник, и Аллах и Его посланник говорили правду. О Аллах, сделай так, чтобы возросла наша вера и наша покорность». Женщины показывают на носилки и говорят: «Свидетельствую, что нет божества, кроме Аллаха!»

10. Эту эмблему носят только на похоронах людей молодых.

11. Я привожу молитвенную формулу, принятую у шафиитов, поскольку она наиболее обычна для Каира. Тексты, принятые у других толков, почти такие же.

12. Считается, что земля мучительно сдавливает тело нечестивого в могиле, несмотря на то что ее всегда выкапывают просторной.

13. Каирские кладбища в основном расположены вне города, на пустынных участках к северу, востоку и югу от столицы. Внутри города кладбищ мало, и они небольшие.

14. Пророк запретил высекать на гробницах имя божье или тексты из Корана. Он также повелел, чтобы гробницы делались низкими и только из грубых кирпичей.

15. Подобное тому, которое видно на рисунке на заднем плане.

16. Маликиты не одобряют обычая давать наставления усопшему.

17. Сейл так описывает представления мусульман о состоянии душ в промежутке между смертью и судом (Preliminary Discourse, Sect. IV.): «Души правоверных они делят на три класса: первый — души пророков, которые сразу допускаются в рай, второй — души мучеников, чей дух, согласно одному хадису о Мухаммаде, пребывает в телах зеленых птиц, которые вкушают райские плоды и пьют воду из райских рек, третий — души других верующих, относительно положения которых до воскресения имеются различные мнения. 1. Одни считают, что души обитают около гробниц, однако могут перелетать, куда захотят. Такое суждение основано на том, что Мухаммад приветствовал души у могил и утверждал, что мертвые слышат эти приветствия так же, как и живые. Вероятно, отсюда происходит столь распространенный среди мусульман обычай посещать могилы родственников. 2. Другие думают, что души пребывают с Адамом на нижнем из небес, и также основывают свое представление на авторитете пророка, который поведал, что, возвращаясь с верхних небес во время его ночного путешествия, он видел там души тех, кому предназначено пребывать в раю, по правую руку Адама, а тех, кто осужден пребывать в аду, — по левую. 3. Третьи воображают, будто души верующих остаются в колодце Земзем, а души неверных — в некоем колодце в провинции Хадрамаут, именуемом Барахут, но это представление осуждается как еретическое. 4. Четвертые говорят, что души остаются около могилы в течение семи дней, но неизвестно, куда они попадают потом. 5. Пятые, что все души находятся в трубе, звук которой поднимет мертвых. 6. Шестые, что души благочестивые пребывают в обличье белых птиц под троном Аллаха. Что же до положения душ нечестивых, то кроме указанных воззрений существует наиболее ортодоксальное представление, будто сначала ангелы приносят их на небо, но туда им нет доступа, потому что они грязны и зловонны, тогда их несут на землю, где они также не находят пристанища, потом их переносят вниз, на седьмую землю, и бросают в темницу, которую называют Сиджжин, находящуюся под зеленой скалой или, согласно хадису, под челюстью дьявола, чтобы они там подвергались мучениям, пока не будут призваны воссоединиться с телами». Я думаю, в наше время преобладает представление о колодце Барахут.

18. Коран XXXVII, 180-182.

19. См.: Бытие I, 3.

20. Так же поступали в подобных случаях древние египтянки. См. ужо упомянутый отрывок из Геродота (II, 85).

(пер. В. В. Наумкина)
Текст воспроизведен по изданию: Э. У. Лэйн. Нравы и обычаи египтян первой половины XIX века. М. Восточная литература. 1982

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.