Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ЛЭЙН, ЭДВАРД УИЛЬЯМ

НРАВЫ И ОБЫЧАИ СОВРЕМЕННЫХ ЕГИПТЯН

Глава 14

РЕМЕСЛО, ТОРГОВЛЯ, ЗЕМЛЕДЕЛИЕ

Как грустно сравнивать эту нищую страну с пышным древним Египтом, восхищавшим соседние народы разнообразием своих товаров, изысканной утонченностью изделий! В те времена жители Египта не нуждались в торговле с иноземцами для улучшения своего благосостояния и комфорта. Археологические исследования показывают, что уже во времена Моисея и даже раньше египтяне славились производством предметов роскоши. Не только фараоны, [257] жрецы и военачальники тех далеких времен, но состоятельные земледельцы и прочие граждане жили в обстановке роскоши, носили одежды из полотна тончайшей выделки, отдыхали на ложах и подушках, остающихся до сих пор предметом зависти в наших современных салонах. Природа по-прежнему щедра к обитателям долины Нила, но уже которое столетие они лишены преимуществ стабильной власти. Каждый новый правитель последних веков, чувствуя непрочность своего положения, стремился лишь к увеличению собственных богатств. В результате значительная часть населения погибла, прочие были доведены до состояния крайней нищеты. Мужского населения едва хватает для обработки плодородных земель, орошаемых Нилом и легко обводняемых искусственным путем. Соответственно невелик процент населения, занятого ремеслами, что означает отсутствие конкуренции. Это, а также малый спрос на предметы роскоши в связи с поголовной бедностью населения — вот причины низкого качества египетской мануфактуры. Но главная причина в другом: по данным аль-Джабарти, турецкий султан Селим, завоевавший Египет, вывез в Турцию такое количество искусных ремесленников, что с тех пор ремесла пятидесяти видов в Египте исчезли.

Как я уже писал, живописные и скульптурные изображения живых существ строго запрещены исламом. Несмотря на запрет, все-таки делаются попытки изображать цветы, лодки, людей, животных, например львов, верблюдов, в частности, на дверях купеческих лавок и домов для паломников. По мастерству исполнения рисунки эти уступают каракулям шестилетнего европейца. Но в отличие от искусства промышленность находится под покровительством ислама. Религия требует от мусульманина обязательного знания какого-либо ремесла, дабы в случае нужды он мог обеспечить, существование себе и своим домочадцам и смог бы неукоснительно исполнять свой религиозный и нравственный долг.

Самый развитой вид искусства в стране — архитектура, лучшие образцы которой находятся в столице и ее окрестностях. Величавой красотой поражают не только мечети и общественные здания, но и частные дома, которые к тому же отличаются красотой внутреннего убранства. Но в последние годы и это искусство, подобно прочим, пришло в упадок.

Сейчас в моде новый, упрощенный стиль архитектуры — смесь европейского и восточного. Двери, потолки, окна, мощеные полы внутренних двориков со вкусом выполняются в старом стиле. Также в старом стиле производится большинство изделий мануфактуры, однако обработка их груба и очень несовершенна. Резчики по дереву, занимавшиеся главным образом изготовлением оконных решеток, сейчас не так многочисленны, да и качество их работы снизилось, поскольку в домах новой конструкции окна делают из стекла. Мастерство изготовления стеклянных изделий, которыми так славился древний Египет, пришло сейчас в упадок, искусство изготовления цветного стекла для окон — также. Но окна из этого [258] материала до сих пор делают удивительно красивые, хотя и не с таким совершенством, как в прежние годы: особенности новой архитектуры снизили спрос на эту работу. Египетская керамика груба, в основном это пористые горшки и кувшины для хранения прохладной воды. Выделка сафьяна здесь до сих пор превосходна. Очень много изготовляют изделий из ветвей и листьев пальмового дерева. Из ветвей делают клетки для кур, кресла, сундуки, рамы для кроватей, а из листьев плетут корзины, циновки, делают метлы, мухобойки и прочие предметы домашнего обихода. Из волокон, растущих у основания пальмовых ветвей, делают лучшие в Египте веревки, а лучшие циновки плетут из тростника. Ими широко пользуются вместо ковров, особенно летом. В древние времена Египет был известен как поставщик тончайшего полотна, но все это — в прошлом. Нынешние ткани из льна, хлопка, шерсти и шелка грубы и низкого качества.

Египет издавна славился умением выводить домашнюю птицу с помощью искусственного тепла. Этот процесс смутно и в общих чертах описан у древних авторов и был освоен населением, очевидно, еще в незапамятные времена. Помещение, где вызревают яйца, носит в Нижнем Египте название маамаль аль-фирах, а в Верхнем Египте — маамаль аль-фарруе, причем на севере страны таких заведений более ста, а в южных провинциях не менее пятидесяти. Владельцы их платят налог правительству. Управляют такими предприятиями почти исключительно копты. Маамаль строится из обожженного или высушенного на солнце кирпича. Внутри он разгорожен двумя параллельными стенами с проходом посередине. Вдоль стен, образующих проход, тянется ряд маленьких печей с очагами. Каждая печь имеет в длину около девяти-десяти футов, восемь футов в ширину и пять-шесть футов в высоту. Над каждой из них — кирпичный очаг того же размера, может быть, чуть пониже. Каждая печь соединена с проходом достаточно большим отверстием, чтобы в него мог пройти человек. Такие же отверстия соединяют с проходом очаги, которые, в свою очередь, соединены между собой вдоль всего ряда. В стенке каждого очага есть отверстие для выхода дыма, которое открыто не постоянно, а время от времени. Такие же отверстия имеются в крыше. Три слоя яиц — каждый на соломе или циновке — помещают в печь. Сверху, на дно очага, кладут горящее топливо, которое я уже описывал раньше: лепешки из помета животных, смешанного с резаной соломой. Вход в маамаль плотно закрывают. У входа находятся две или три комнатки для смотрителя, топлива и для вылупившихся цыплят. Работает маамаль только три месяца в году — весной. Количество печей в одном маамале колеблется от двенадцати до двадцати четырех. Каждый маамаль пропускает за год около ста пятидесяти тысяч яиц, четвертая часть которых (а иногда и треть) уходит в брак. Яйца поставляют крестьяне. Принимает и осматривает яйца смотритель, он же выдает крестьянам цыплят из расчета: один цыпленок за пару яиц. В первые десять дней работает, как [259] правило, только половина печей и огонь разводят только в очагах над ними. На одиннадцатый день огонь в них гасят и зажигают остальные очаги, под которые закладывают свежие яйца.

В очагах поддерживается средняя температура от 100 до 103° по Фаренгейту. Смотритель маамаля не нуждается в термометре, многолетний опыт подсказывает ему необходимую температуру лучше всякого прибора. На двадцатый день из яиц первой партии проклевывается несколько цыплят, но основная масса появляется на двадцать первый день, т.е. в тот же срок, что у наседки. Самых слабых цыплят помещают в проходе, остальных — в ближайшую комнатку на день или два, прежде чем отдать крестьянам. Когда первый выводок готов, а вторая партия яиц прогрелась до половины срока, в освободившиеся печи закладывают третью партию яиц. А когда созревает вторая партия, ее сменяет четвертая и т.д. Лично я не замечал, чтобы инкубаторская птица отличалась от обыкновенной. Египетские яйца и птица по размеру и вкусу уступают английским.

В одной из египетских газет, издаваемых по правительственному указу (№ 248 от 18-го числа месяца рамадан 1246 г., или 3 марта 1831 г.), я нашел следующие данные:

Нижний

Египет

Верхний

Египет

Количество действующих инкубаторов в данном году

105

59

Количество яиц в производстве

19 325 600

6 878 900

Брак

6 255 867

2 529 660

Количество вылупившихся цыплят

13 069 733

4 349 240

Открытие пути из Европы в Индию вокруг мыса Доброй Надежды, политика монополий и поборы правительства нанесли непоправимый ущерб внешней торговле Египта. Однако она все-таки весьма значительна.

Основные предметы импорта из Европы — шерстяные ткани (преимущественно из Франции), ситец, одноцветный и узорчатый муслин для тюрбанов {шотландского производства), шелка, бархат, креп, шали — имитация кашмирских (шотландские, английские и французские), писчая бумага (преимущественно из Венеции), ружья, прямые клинки для нубийских сабель (из Германии), часы, кофейные чашки, изделия из стекла и фаянса (преимущественно из Германии), различные виды скобяных, деревянных, металлических изделий, бусы, вина, ликеры.

Из Константинополя вывозят белых рабов, шелка, вышитые платки и скатерти, мундштуки для трубок, сандалии без задников, изделия из меди и бронзы; из Малой Азии — ковры (в том числе и саггады — молельные коврики), фиги; из Сирии — табак, полосатые шелка, абайи (шерстяные плащи), мыло; из Аравии — кофе, специи, некоторые лекарства, индийские товары (шали, шелка, муслин); из Абиссинии, Сеннара и соседних стран — [260] рабов, золото, слоновую кость, страусовые перья, курбаги (кнуты из шкуры гиппопотама), тамаринд, смолы, александрийский лист; из аль-Гарба (т.е. из той части Северной Африки, что лежит на запад от Египта) — тарбуши (скуфейки из красной материи), бурнусы (шерстяные плащи белого цвета), харамы (белые шерстяные покрывала, в которые заворачиваются, как в плащ, п которые ночью служат вместо одеял), желтые сафьяновые туфли.

В Европу экспортируют: пшеницу, рис, маис, бобы, хлопок, лен, индиго, кофе, специи, смолы, александрийский лист, слоновую кость, страусовые перья. В Турцию вывозят черных и абиссинских рабов женского и мужеского пола (в том числе и евнухов), рис, кофе, специи, хну; в Сирию — рабов, рис и т.д.; в Аравию — преимущественно зерно; в Сеннар и соседние страны — ткани из шерсти, льна и хлопка, некоторые сорта сирийских и египетских шелков в полоску, маленькие ковры, бусы и прочие украшения, мыло, уже упоминавшиеся выше прямые сабельные клинки, огнестрельное оружие, медные изделия, писчую бумагу.

Соотношение цен на внутреннем рынке страны неравномерное. В городах провинции и в деревнях они, как правило, ниже столичных: мясо и птица в столице дороже в два раза, а пшеница и хлеб — в два-три раза.

В Каире имеется большое число специально устроенных зданий для купцов с товарами. Они называются вакаля 1. Это дом с внутренним двором, квадратным или прямоугольным. Помещения в нижнем этаже с выходами во двор отводятся под закрытые склады для товаров. Иногда в них же размещаются купеческие лавки. Над складами — жилые помещения, куда входят с внешней галереи, опоясывающей все здание со стороны двора. Иногда верхние комнаты тоже используют под склады. Как правило, у такого здания есть только один вход с улицы. По ночам его запирает и охраняет сторож. Таких домов в Каире около двухсот, и три четверти из них расположены в старой части города. [261]

Во введении к моей книге я уже писал, что нижние этажи домов на главных проезжих улицах Каира заняты лавками, которые никак не связаны с верхними жилыми помещениями (см. рис. 56). Ту же картину мы наблюдаем и в переулках. Обычно на одной улице (или на каком-нибудь отрезке ее) сосредоточены лавки с определенным видом товаров 2. Такая улица (или ее отрезок) называется сук («рынок») или носит название близлежащей мечети. Так, например, часть центральной улицы Каира называется Сук ан-наххасин — «рынок продавцов медных изделий» (или просто ан-Наххасин, сук часто опускается). Еще один отрезок этой улицы называется Гохаргийа — «рынок ювелиров», третий — Хурдагийа — «рынок продавцов скобяных изделий», и еще одна часть носит название Гурийа — по имени соседней мечети. Я перечислил основные рынки города, есть еще главный турецкий рынок, называемый Хан аль-Халили. Среди рынков есть и крытые: на уровне второго этажа или крыши через улицу перекидывают балки и покрывают их циновками или досками.

Торговая лавка (дуккан) (см. рис. 57) представляет собой углубление в стене около шести-
семи футов в высоту и трех-четырех в ширину. В глубину она разделена на две клетушки, расположенные одна за другой. Внутренняя служит складом3, а внешняя — магазином. Пол
лавки приходится вровень с поверхностью каменной или кирпичной скамьи (мастаба), пристроенной к фасаду здания. Мастаба бывает двух с половиной – трех футов в высоту и такой же ширины. Впереди лавка оборудована трехстворчатыми ставнями. Верхняя створка открывается вверх, а две нижние складываются и откидываются на мастабу, образуя ровное сиденье. Поверх него расстилают ковер или циновку и кладут пару подушек. В некоторых магазинах вместо ставней — складные двери. Продавец сидит все время на мастабе и отходит в глубь лавки, если нужно освободить место покупателям. Те поднимаются на мастабу и садятся на
[262] ковер, сняв предварительно обувь. Постоянным покупателям или тем, кто берет товар на значительную сумму, торговец предлагает трубку. Если у посетителя есть своя, торговец набивает ее табаком и подносит огня. Потом он посылает мальчика в соседнюю кофейню за кофе, который сервируется по-домашнему: в маленьких фарфоровых пиалах, вставленных в медные подставки. На обычной мастабе могут удобно разместиться два человека. Правда, бывают мастабы больших размеров — три или четыре фута в ширину (в лавках шириной в пять-шесть футов). На таких хватит места четырем гостям, расположившимся по восточному обычаю. Там же, на глазах у прохожих, торговец произносит, свои молитвы. Покидая ненадолго лавку, скажем на полчаса, продавец либо закрывает ее решеткой, либо просит соседей присмотреть за товаром (ставни в таких случаях не закрывают). Запирают лавку только на ночь, уходя домой, и по пятницам, когда хозяин отправляется в мечеть на полуденную молитву.

Помещения над лавками я уже описывал во введении.

Не посвященному в восточные обычаи процедура купли-продажи у египтян покажется невыносимо тягостной. Лавочник начинает с того, что запрашивает за свой товар намного больше, чем думает получить. Покупатель возмущается и называет свою цену — на треть или вдвое ниже. Тогда лавочник несколько понижает свои требования, а покупатель чуть увеличивает первоначальную сумму. В таких условиях торг продолжается, пока обе стороны не сойдутся где-то посередине между первоначальным спросом и предложением. Тогда наконец сделка заключается. Европейские путешественники всегда возмущаются египетскими торговцами, и, на мой взгляд, совершенно незаслуженно. Ведь, несмотря на утомительные торги, лавочник в результате получает за товар не более одного процента прибыли. Решительно облюбовав какой-нибудь товар, покупатель готовится к длительным переговорам. Он поднимается на мастабу, устраивается на коврике поудобнее, не торопясь набивает трубку и закуривает. Потом начинаются словопрения, часто на полчаса или дольше. Время от времени лавочник или покупатель меняют тему беседы и переводят разговор на предметы, не относящиеся к делу, как бы показывая, что уже сказали решительное слово и ни гроша больше не уступят. Через некоторое время торг возобновляется. Когда после заключения сделки покупатель уходит, торговец обычно вручает его слуге небольшое денежное вознаграждение, а если забудет о чаевых, слуга не постесняется напомнить ему. Два-три раза в неделю на многих столичных рынках происходят аукционы. В них участвуют лица, именуемые даллялями, это маклеры, посредники, которых нанимают торговцы или частные лица, желающие что-нибудь продать. Далляли расхаживают взад-вперед с товарами, сообщая объявленные цены криками хараг (или харадж). Простые люди самую пустяковую сделку совершают с такой страстью, [263] так горячатся, кричат и жестикулируют, что чужеземец, не знающий арабского, может подумать, что происходит ссора или драка. На вопрос о цене продукта крестьяне любят отвечать: «Берите даром» 4. Все знают, что говорится это ради красного словца, и никто не подумает воспользоваться ответом буквально. Вопрос повторяют и теперь уже в ответ слышат цену, непомерно завышенную.

Долго и скучно было бы перечислять все занятия ремесленников и торговцев Каира. Вот основные: продавец одежных тканей (его называют просто тагир, что значит «купец»), продавец готового платья и оружия (называется так же), ювелир {гохарги), золотых и серебряных дел мастер, работающий только на заказ {саиг), продавец скобяных изделий (хурдаги), продавец медных изделий (наххас), портной (хайят), красильщик (саббаг), штопальщик (раффа), вышивальщик и плетельщик шелкового кружева (хаббак) и шелковых шнуров (аккад), изготовитель трубок {шибукши), фармацевт и парфюмер (аттар), он же продает восковые свечи, продавец табака (дакакини), свежих фруктов (факихани) и сушеных фруктов {нукали), продавец шербета (шербетли), масла (зайят) — кроме растительного масла он торгует еще и сливочным, сыром и медом, зеленщик (худари), мясник {газзар), пекарь {фарран) — ему на выпечку присылают хлеб и мясо.

Существуют многочисленные лавки-харчевни, где готовят и продают кебаб и другие блюда. Туда обычно посылают за блюдами, которые съедают дома, редко кто ест прямо в харчевне. У такого повара-лавочника (его называют таббах) берут завтраки и обеды соседние торговцы. Многочисленные лавки торгуют фатырой и вареными бобами. Эти блюда я уже описывал в одной из предыдущих глав. Люди низкого звания едят в лавках у фататыри (продавцов фатыры) и фавеалей (торговцев бобами).

Хлеб, овощи и другую еду продают с лотков уличные торговцы. Любопытно, как они рекламируют свой товар. Продающие тирмис (люпин) кричат: «Помощь, о Имбаби, помощь!» Этот призыв следует понимать двояко. С одной стороны, это обращение за помощью к знаменитому мусульманскому святому шейху аль-Имбаби, похороненному в деревне Имбаба, на западном берегу Нила, против Каира. В ее окрестностях растет самый лучший тирмис. С другой стороны, этот клич подразумевает, что тирмис деревни Имбаба так хорош только благодаря помощи святого. Эти же продавцы расхваливают свой товар, распевая: «Тирмис из Имбабы превосходней миндаля!» и «Сладок плод реки!» Последний возглас — каирский по преимуществу, его не услышишь в провинции и в деревне. Объясняется он способом приготовления люпина. Чтобы удалить горечь, плоды два-три дня вымачивают в сосуде с водой, потом варят. Затем их зашивают в корзину из пальмовых листьев (фард) и бросают в Нил, где оставляют мокнуть еще на два-три дня. После их высушивают и едят в холодном виде, слегка посолив. Продавцы кислого лима5 кричат: «Облегчи их, Аллах! Лим!» [264] (т.е. облегчи их продажу). Продавцы жареных арбузных или тыквенных семечек (особого сорта тыквы абдалляви) так объявляют свой товар: «Семечки! Утеха беспокойных!», но чаще всего просто: «Жареные семечки!» Смешно кричат продавцы халвы (патока с добавлением других ингредиентов): «Халва! За гвоздь!» У продавца халвы репутация полумошенника: дети и слуги часто крадут дома железные предметы, чтобы выменять у него на сладости. Торговцы апельсинами распевают: «Мед, апельсины, мед!» Ту же конструкцию используют разносчики многих других овощей и фруктов, так что подчас и не понять, что же продается. Одно только несомненно: из перечисляемых предметов продается наименее вкусный. Так, если кричат: «Фиги, виноград!», значит, продаются фиги, ибо виноград вкуснее. Редкий текст у продавцов роз: «Шипом была роза, от пота пророка она расцвела» — намек на чудо, совершенное Мухаммедом. Разносчики благовонных цветов Lawsonia inermis (египетской бирючины) громко выводят: «О запахи рая! Цветы хны!» Род хлопчатой ткани, изготовленной на станке, который приводит в движение бык, призывают покупать со словами: «Бычья работа, девицы!»

Колодезная вода в Каире солоновата, и водоносы-сакка (см. рис. 58) зарабатывают на жизнь, поставляя нильскую воду жителям столицы. В пору разлива Нила, а [265] точнее, в те четыре месяца, когда бывает открыт канал, пересекающий город, водоносы берут воду из канала, а в остальное время — непосредственно из реки. Воду доставляют в бурдюках на ослах и верблюдах, а если расстояние невелико и бурдюк маленький, то его тащит сам сакка. На верблюдах возят воду в двух больших бурдюках из бычьей шкуры (рей), а на ослах — в одном маленьком из козьей (кирба), и в таком же разносит воду сакка, у которого нет осла. В каждом рее помещается столько же воды, сколько в трех-четырех кирба. Сакка обычно кричит: «Да воздаст мне Аллах!» По этому крику жители узнают водоноса. За один кирба и дорогу в полторы-две мили он получает не больше пенса.

В Каире много водоносов, обеспечивающих водой прохожих. Часть таких водоносов называют сакка шарба (см. рис. 59), их кирба оборудована длинной медной трубкой, через которую они наливают желающим воду в медную чашку или глиняный кувшин (кулля). Но гораздо больше водоносов, которых называют хамали (см. рис. 60). В большинстве своем это дервиши ордена рифаиев или байюмиев; с них не взимают подоходного налога — фирда. Водонос-хамали держит на спине сосуд, называемый ибрик, из серой пористой глины. Такой сосуд хорошо охлаждает воду. Своим лучшим заказчикам хамали носят глиняные кулли с водой, приправленной мойет захр, т.е. водой с цветами померанца (наранг). Нередко горлышко ибрика затыкают веточкой наранга. На боку у хамали висит кошелек. От людей состоятельных и зажиточных он получает от одного до пяти фидда за глоток воды, а от бедняков — либо вовсе ничего, либо кусок хлеба или что-нибудь съестное. Все это он складывает в кошелек. Много хамали и сакка с козьими бурдюками собираются в Каире и его окрестностях, там, где отмечаются религиозные праздники, в частности дни мулидов мусульманских святых. Мусульмане, посещающие гробницу святого, дают водоносам деньги, чтобы те поили всякого жаждущего. Такой вид благотворительности называется тасбиль и совершается во имя святого не только в дни мулида. В этом случае водоносам разрешается брать воду из общественных фонтанов, так как плату за воду они не взимают. Водоносы, которых нанимают поить прохожих, предлагают воду нараспев, приглашая жаждущих принять дар во имя Аллаха (мелодию и слова [266] этого призыва см. на рис. 61), молят о благодати рая и прощении дающему милостыню (слова и мелодию см. на рис. 62).

Существует множество разносчиков типа хамали, торгующих различными напитками. К ним относятся продавцы упоминавшегося уже напитка из солодкового корня (ир’сус). Слева у продавца этого напитка (ир’суси) на ремне с цепочкой висит кувшин из красной глины, который он слегка поддерживает левой рукой (см. рис. 63). В горлышке сосуда торчит пробка из листьев или волокон пальмового дерева. Кроме того, при нем всегда несколько медных или фарфоровых чашечек, которыми он побрякивает на ходу. Таким же образом продавец шербета разносит забиб — напиток из изюма. В левой руке он держит стеклянный сосуд (шиша) с напитком, а в правой — большой оловянный или медный сосуд с тем же напитком и несколько стеклянных чашечек. У некоторых шербетли на голове круглый сосуд из луженой меди, на нем — стеклянные чашечки с напитком из размоченных в воде фиг (тин маблюль) и фиников (балях маблюль). Рядом с чашками на подносе стоит медный или фарфоровый горшок с тем же напитком. Точно так же продают сахляб и субийу. Сахляб — это желе из пшеничного крахмала, сваренное на воде с небольшим количеством корицы и имбиря. Иногда сахляб готовят жидким, без крахмала. Субийа — напиток из семечек тыквы абдалляви. Их надо сначала растолочь во влажном виде, потом как следует размочить в воде, отжать и подсластить сок сахаром. Иногда вместо тыквенных семечек используют рис. Разносят субийу в таких же сосудах, что и забиб и сахляб, но стеклянные чашечки у продавца не на подносе, а в чем-то вроде корытца, которое приторачивается ремешком к поясу.

Я уже писал, что многие египетские бедняки зарабатывают на жизнь чисткой трубок. У такого чистильщика (мусалликати) всегда с собой набор металлических прутьев в футлярах из оловянных трубок, полого тростника или камыша, которые он связывает вместе и перекидывает через плечо (см. рис. 64). К этому [267] пучку привязан кожаный мешочек с бечевкой, которую при чистке трубки наматывают на кончик прута. За каждую трубку чистильщик получает не больше нусс фидда.

Значительный процент городского населения из простого народа (в том числе и женщины) живет подаянием. Среди них, естественно, немало обманщиков. Иногда человек, чей вид вызывает глубочайшее сострадание, является обладателем солидного состояния. Несколько месяцев назад стал известен вот какой случай. Некий слепой феллах побирался на улицах Каира вместе с дочерью-поводырем. Одеты оба были до того бедно, что жалкие лохмотья едва прикрывали тело. Этот феллах приводил обычно к себе в дом поужинать слепого турка, тоже нищего. Как-то раз он отлучился, а дочь осталась дома, приготовила турку поесть и вышла, оставив того ужинать в одиночестве. Во время трапезы турок случайно задел рукой стоявший неподалеку кувшин с монетами. Ничуть не смущаясь, гость прикарманил кувшин и ушел. В кувшине оказалось 110 кошельков, т.е. более 550 гиней, в хейрийах — мелких монетах достоинством в девять пиастров. Ограбленный обратился в крепость с жалобой и получил назад все деньги, за исключением тех сорока хейрийа, которые вор успел потратить. Но впредь феллаху было запрещено просить милостыню.

На улицах Каира часто можно встретить совершенно голых детей, я даже видел нищенок от двенадцати до двадцати лет и старше с одной только набедренной повязкой на теле. От зимнего холода и обжигающего летнего солнца эти люди не страдают, привыкнув к ним с детства, к тому же мужчинам дозволяется ночевать в некоторых мечетях. Во всем прочем жизнь городских нищих вовсе не так ужасна, как может показаться со стороны. Они без труда обеспечивают себе необходимый минимум для поддержания жизненных сил: их соотечественники известны своим милосердием и по обычаю всегда подадут нищему монетку, а лавочники, совершающие трапезу на улице, охотно поделятся едой с каждым, кто попросит. Множество нищих большую часть заработанных днем денег тратят вечером на услаждающий гашиш, который унесет их в страну сладких грез и сделает счастливейшими из смертных хоть на несколько часов.

Призывы каирских нищих обращены преимущественно к Аллаху. Самые распространенные из них: «О внушающий милосердие! О Аллах!», «Во имя Аллаха! О великодушные!», «Я ищу у Аллаха [268] кусок хлеба!», «О, как щедр Ты, Аллах!», «Я гость Аллаха и пророка!» Вечерами можно услышать: «Мой ужин — только Твой дар, о Аллах!», в вечер накануне пятницы — «О ночь великолепной пятницы!», а в пятницу — «О великолепная пятница!» Проходивший каждый день мимо моего дома нищий кричал: «Надейтесь на Аллаха Единственного!», а нищенка — «Мой ужин — только Твой дар, о Аллах! Из рук щедрого правоверного, свидетеля Единого Бога! О повелители!» Нищих в Египте так много, что всех оделить милостыней невозможно, поэтому вместо подаяния можно ответить: «Да поможет тебе Аллах!», «Аллах поможет!», «Аллах подаст!» Набор ответов для такого случая строго определен, и другим ответом нищий не удовлетворится. На самых многолюдных улицах Каира можно видеть такую картину: идет нищий и просит подаяния, чтобы купить лепешку, которую несет в руках, а за ним идет торговец, продающий эту лепешку. Некоторые нищие, особенно дервиши, на ходу распевают хвалу пророку, а то и бьют в тарелки или литавры. Многие дервиши ходят по деревням, прося подаяния, иные даже разъезжают верхом на лошади. Одного такого я недавно видел, его сопровождали два человека с флажками, а третий бил в барабан. Дервиш ехал от дома к дому и просил хлеба.

Занятия и ремесла, о которых мы говорили, обеспечивают пропитанием лишь небольшой процент населения Египта. Я уже писал, что основная масса народа — крестьяне. Большая часть посевных земель в стране удобряется естественным путем, благодаря ежегодным разливам Нила. Прочие земли по берегам рек, больших, каналов и искусственных водоемов орошаются с помощью различных механизмов. Чаще всего это шадуф (см. рис. 65) — особое устройство из двух деревянных столбов (иногда их делают из глины с примесью тростника или камыша). Столбы ставятся на расстоянии не более трех футов друг от друга, в высоту имеют около пяти футов и соединены наверху перекладиной. К перекладине подвешен узкий рычаг — ветка дерева с глиняным противовесом на одном конце. С другого конца к рычагу на двух длинных пальмовых прутах подвешен сосуд, напоминающий по форме котелок, из плетенки, кожи или войлока, натянутых на обруч. Этой [269] емкостью воду поднимают на высоту приблизительно восемь футов в специально выдолбленную впадину. На юге Верхнего Египта при самом низком уровне воды требуется пять-шесть таких сооружений, чтобы подать воду на поля. Бывают шадуфы с двумя рычагами, при таких работают по два человека. Дело это весьма трудоемкое.

Другое устройство, широко используемое для поливки садов, называется сакийа — система из трех колес. К первому, вертикальному, на веревках подвешены глиняные горшки для воды. Второе вертикальное колесо на той же оси имеет зубцы, которыми сцепляется с третьим — большим горизонтальным зубчатым колесом, приводимым в движение парой волов или коров. Горизонтальное колесо сообщает движение вертикальным, обеспечивая таким образом бесконечный круговорот горшков. Сооружение это крайне несуразное и при вращении издает отвратительный скрип.

Третий тип механизмов — табут — применяется на севере, где требуется поднять воду только на несколько футов. В общих чертах табут напоминает сакийу, с той лишь разницей, что вместо горшков на колесе лопасти с углублениями. В тех же местностях, чтобы повысить уровень воды в канале, ведущем к табуту, используют катвы — сосуды, как у шадуфа, только на четырех веревках: два человека, взявшись каждый за две веревки, поднимают воду наверх. Для искусственного полива землю делят на мелкие квадраты земляными насыпями либо прокладывают борозды, тогда вода, текущая от ирригационного механизма по узкой канаве, заливается поочередно в каждый квадратик или борозду.

За небольшим исключением, вся почва, удобряемая естественным путем (такие земли называются рей), возделывается раз в году. В конце октября или начале ноября, когда вода спадает, удобренные Нилом земли засевают пшеницей, ячменем, чечевицей, бобами, люпином, горохом. Это время называется шитави («зимний сезон»).

Возвышенные земли (шараки), недоступные нильскому [270] наводнению, и часть земель рей благодаря ирригационным сооружениям дают три урожая в год. Конечно, не вся земля шараки возделывается таким же образом. Искусственно орошаемые земли дают сначала урожай шитави: их засевают пшеницей и ячменем в то же время, что и земли рей. К началу летнего сезона (сайфи), начинающегося во время или чуть позже весеннего равноденствия (в южных районах Египта это время носит название кайди или зайди — «летний»), начинают вторично сеять просо (дура сайфи), индиго или хлопчатник. В третий сезон, дамира, когда поднимаются воды Нила, во время или чуть позже летнего солнцестояния, те же земли засевают просом или маисом (дура шами) и потом собирают с них третий урожай. Сахар выращивают на больших площадях в Верхнем Египте, а рис — в низине, в районе Средиземноморского побережья.

Молотьба и резка кормовой соломы производятся с помощью механизма под названием нораг. Это устройство напоминает по форме стул на маленьких железных колесах или тонких круглых дисках. Таких колес всего одиннадцать. Они прикреплены к трем толстым колесным валам: по четыре — к переднему и заднему и три — к среднему. Эта конструкция вращается над зерном, ее приводит в движение пара волов или коров. Плуги и прочие орудия земледелия здесь грубы и примитивны.

Много египтян занято в судоходстве. Нильские лодочники — люди сильные, мускулистые, труд их тяжел: им приходится грести веслами и шестом, а также работать на буксировке. Но лодочники — веселый народ, и больше всего они любят веселиться и петь за работой. Из-за постоянных подъемов и спадов воды в Ниле лодки часто садятся на мель даже у самых опытных навигаторов. В этих случаях весь экипаж лезет в воду и, упираясь плечами и спинами, спихивает лодку с мели. Поскольку лодки часто натыкаются на мели, их строят так, чтобы нос сидел в воде глубже, чем корма, соответственно руль у них очень широкий. Лучшие лодки (их очень много на Ниле) — простой и элегантной формы. Они имеют около тридцати-сорока футов в длину, две мачты и два треугольных паруса. На корме — кабина около четырех футов в высоту, занимающая третью или четвертую часть всей длины лодки. В большинстве лодок кабина делится на два-три отсека. На Ниле часто случаются неожиданные вихри и шквалы, поэтому лодочник все время держит в руке шкот паруса, чтобы быстро отпустить его при первой же необходимости: о вихрях следует все время помнить, каким бы слабым ни был ветер.


Комментарии

1. Вакаля (европейцы произносят оккала, оккал) — сокр. от дар аль-вакаля — «фактория».

2. Таков старинный обычай на Востоке, ср.: Иеремия XXXVII, 21.

3. Если товар не помещается в лавке, торговец держит его либо на складе, либо у себя дома, либо в вакале.

4. Такой же ответ дал Ефрон, когда Авраам захотел купить у него поле при Махпеле (Бытие XXIII, 11).

5. Мелкий лимон. — Примеч. ред.

Текст воспроизведен по изданию: Э. У. Лэйн. Нравы и обычаи египтян первой половины XIX века. М. Восточная литература. 1982

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.