Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ВЫЕЗД ПОСЛЕДНЕГО КРЫМСКОГО ХАНА ШАГИН-ГИРЕЯ

ИЗ РОССИИ В ТУРЦИЮ, В 1787 ГОДУ

(Обстоятельства предшествовавшие к удалению из Крыма добровольно отказавшегося от ханства Шагин-Гирея, помещены в секретных ордерах 1781 1787 году князя Потемкина разным лицам, в XII томе Записок, от страницы 249 до 314-й, в статьях под №№ 1, 5, 6, 7, 9, 11, 12, 17, 24, 32, 51, 84, 91, 92, 99, 107, 108, 122, 123, 124, 126, 128, 132, 145)

Сиятельнейший князь! Милостивый Государь! Возвратяся в Калугу, сделал я первое посещение Хану (Обстоятельства, предшествующия Ханскому выезду из Крыма, см. Записок т. VIII, стр. 267), необъяснялся об известной Вашей Светлости вещи: но чрез три дни после сего быв у него при порученном мне изъяснении, вручил ему оную. Удивление его а паче прискорбие в случае сем были чрезвычайны: но по выслушании с глубоким почтением того, что препоручено мне было внушить ему, изъяснялся в невинности или паче неведением здешних обычаев, в довод чего показал мне копию с письма своего имеющего в содержании единую прозьбу об уведомлении, что поднесено-ли графом Александром Андреевичем, отправленное им прежде сего письмо к Ее Императорскому Величеству, в посткрипте же написано, что следуя обычаю свойственному той земле, в которой он жил, посылает при сем перстень, для опытного удостоверения в своей дружбе. Но и к сему, объяснился мне, что не прежде приступлено им как по убеждению и удостоверению г. Хрущова, что явственнее усмотреть изволите из прилагаемой у сего копии с зделанного им ко мне отзыва; о представя Милостивый Государь вам не обременяю я Ее Императорское Величество моим донесением и не пишу к графу Александру Андреевичу (Безбородько) зная, что буде нужно о сем [133] ведать Ее Императорскому Величеству, то Ваша Светлость изъяснить благоволите. Впрочем же по краткости моего здесь пребывания не более я могу донести об нем как то, что он с самого сюда приезда пребывает весьма спокойно и уединенно, и кажется что без оскорбления располагается здесь жить далее, потому что уступленной ему от меня загородной мой дом принял с наипризнательнейшим благодарением, где весну и лето жить располагается.

Я не смел отказать ему в первой его прозьбе, которая состояла в том, чтобы его поздравление к Ее Имп. Величеству и Его Императорскому Высочеству препроводил я с сим посланным; которые прочитав и не найдя в них более ничего, как единое поздравление с новорожденною Государынею Великою Княжною, препроводил первое к графу Александру Андреевичу а последнее к графу Валентину Платоновичу (Мусину-Пушкину). Донеся о сем М. Г. Вам, смею поручить себя продолжению ваших ко мне милостей, имею честь быть с истинным высокопочитанием и всесовершенною преданностию, Вашей Светлости, Милостивого Государя покорнейший слуга Михаил Кречетников, Калуга. Марта 3-го дня, 1786 года.

P.S. Пущенное от Хрущова письмо к г. Лашкареву прежде нежели до ево рук дошло, ко мне доставлено, и как он обещает тайное посещение в Калуге, до которого я совершенно не допущу, но письмо сие в оригинале почел за должно Вашей Светлости на благоусмотрение представить, а при том в откровенности яко преданной Вам М. Г. донесть, что он чрез своих знакомых успел уже в Москве о себе разгласить, будто о нем изволили подавать записку о пожаловании в губернатора. При объяснении-ж моем с Ханом, совершенно видел, что он в то заведен сим коварным человеком, отчего приметно есть унылым и оскорбленным.

Писемцо Хрущова. Сергею Лазаричу Лашкареву, 12 февраля. Я в величайших хлопотах, не знаю чем кончится; вот все чем я тебя предупреждаю, однако не толкуете ето в худо, а поворотится в добро известному человеку, которому я всякого добра от сердца желаю, а как оно случилось я к вам хоть тихонько заеду, да перескажу. За тем прощай, не вини меня.

Копия письма Хана. Ваше Высокопревосходительство при вручении мне перстня, изволили объявить, что Ее Императорское [134] Величество весьма сожалеет о таковом поступке, якобы я хотел чрез Хрущова подкупить сим перстнем графа Безбородку, дабы он мне исходатайствовал прибытия в Петербург. Для меня сие известие не без удивления, что безпокоят разными на мой щет напрасными выражениями: Я уже издавна знаю, что Российское министерство никто не в состоянии подкупить кольми, паче, такого состояния человеку в коем я ныне, до сверх того и не имею никакой нужды понеже в прошлом году я чрез генерал-губернатора получил высочайшее повеление, что могу ехать в Турцию на Хотин, на которое я письмом к Ее В-ву отвечал и поднесь нахожусь в ожидании повеления по человеколюбию позволить мне предприять путь по желанию моему: то посудите в. пр-во, какая мне надобность подкупать в России господ. Я не знал что Ее Величеству не угодно, чтоб я имел дружбу с Ее министерством, а мое желание было всегда оную иметь да и вновь приобретать, то я без всякого зазрения явно говорил, что желаю познакомиться с графом Безбородкою, так как имею честь быть с прочими, и по нашему азиатскому обычаю зделать дружеской подарок, Г. бригадир Хрущов при отъезде своем просил чтоб я дал ему коммисию какую мне угодно к графу и что он ему знаком, тогда я ему вызвался, что желал-бы завесть $с ним дружбу и знакомство и по нашему обыкновению зделать ему небольшой подарок но опасаясь, что ежели не примет моей дружбы, то для нас азиатцев нет более удара как сей. Хотя г. Хрущов меня и просил, чтоб я дал ему посылку, но я не дав ему оной и сказал: уповаю доложиться о таковом моем намерении Ее В-ву, и когда Ее В-во позволит, чтоб имел он со мною приязнь, тогда вы меня уведомите, с тем Хрущов и поехал, потому из Санкт-Петербурга г. Хрущов уведомил раз, другой и третий о присылке к нему перстня, я надеясь что с дозволения он требует, послал оной с моим человеком при письме к графу, о чем небезъизвестно и г. Лашкареву, он взял от моего человека письмо и перстень без всякого ответа и до самого вашего приезда не знал, что Хрущов зделал, вы по прибытии отдали мне перстень без письма, почему и прилагаю с оного для сведения копию с оставшейся у меня, дабы вы могли поступок мой судить, я прощаю г. Хрущову, ежели он так как и прочие замарав меня хотел иметь себе пользу, но мне крайне будет сожалительно, когда он остался в обмане и сердечно вам говорю, что когда Ее В-ву не противно было, желал-бы о нем потому, чтоб непотерял он свое намерение безполезно, ибо всякой ищет свои интересы разными дорогами. [135]

Ваше Высокопревосходительство клянусь вам чистосердечно, что не безъизвестны всему свету мои горестные состоянии; но сей удар, который ныне получаю мне гораздо больнее прочих, и не уповаю оной снести воображая то, что Ее Императорское Величество моя всемилостивейшая Покровительница о мне такового мнения, что я хочу подкупать Ее правителей дел, с коими как выше сказал окроме дружбы никаких дел не имею, а ожидаю разрешения моего жребия ни от кого иного, как от Ее матернего милосердия. В добавок хочу и то вам сказать, ежелиб я желал кого подкупить не сей бы дорогою шел а другим способом, да неизчего, не стал бы таить, но еще стал бы сим хвалится, ибо между нашей братии не первой бы был, много таковых бывало и будут а мне никогда такой нужды не было, колми паче в нынешних моих обстоятельствах. Я вас прошу как доверенную персону со стороны Ее Величества, сие мое изъяснение зделать мне дружеское одолжение представить Ее Величеству.

_______

Перевод с письма Арслан-Гирей-султана писанного Шагин-Гирей-Хану, от 7 марта 1200 г. то есть 1786 года.

Знаменитейший и искреннейший и высокопочтеннейший брат мой Светлейший Хан! При засвидетельствовании достодолжного моего почтения, уведомляю Вас высокопочтеннейший брат: хотя я пред сим чрез кабардинских князей Хан-мурзабек Хатагозуковым отправил письмо мое Вашей Светлости, но оно доставлено вам, или нет, я совсем неизвестен. В рассуждении чего, и ныне тоже самое повторяю, Что в прежнем письме моем упоминал, что как еще при жизни отца нашего, так и по кончине его, жили мы с вами в дружбе, на основании учиненного с Вами условия, которое я обещание с вящим моим почтением по днесь храню, и потому самому поводу находясь я в соседстве Российской границы, по возможности сил моих стараюсь поступать добропорядочно, с тою надеждою, что конечно заслужу от России себе возмездие; однакож напротив того еще и по сие время ничего себе не получил, да и о Вашей Светлости также никакого сведения неимеем, словом, мы лишились чести и своего владения; а народ наш некоторой, уклонился к Порте Отоманской, некоторой к Российской Империи и частию в Румелию удалясь страдает. Мы же здесь погибаем. Хотя мы всю надежду свою полагали на Вашу Светлость, токмо и по ныне неизвестны в каком Вы находитесь состоянии и не знаем какой последует конец делам вашим; или Вы по причине брата нашего Аксака возъимели к [136] нам остуду, которой мы незнаем, и буде оная последовала точно от того, то для нас весьма прискорбно; и потому уже получить себя от Вас какой-либо помощи не уповаем, да и по посредству Вашему под покровительство России остатся опасаемся; ибо Аксак, как и прежде Вам всегда был противен, так ровно и для нас, по сие еще время не любим; следователно мы бременем его отягощены быть и не можем. Вспомни Бога! открой нам истинный конец свой; что естли Вы удалились от всех светских предприятий, то дайте нам об этом знать, дабы и мы о пропитании самих себя возможные меры приняли. В заключение же всего любезный брат прошу ежели Вы только нас в памяти еще своей содержите, употребить Ваше возможное предстательство о лекаре Михайле Осиповиче, поелику он много нас пользовал и доволные от него мы услуги имели. Печать: Арлан-Герей. Переводил канцелярии советник Илья Муратов.

_______

Перевод с письма писанного от Рамазан-ефендия к брату его находящемуся при Шагин-Гирей-Хане, Терзи Измаилю, 8 марта 1200 г. т. е. 1788 года.

Почтеннейший мой брат Терзи-Измаил! Свидетельствуя искреннее мое почтение, желаю вам от Бога всякого благополучия Любезный брат, чегоб вам то стоило, чтоб уведомить нас вашим писанием, как о собственном своем здравий, так и о Его Светлости и тем порадовать нас в печали утопающих; ибо непрерывные оказии были и есть. Видно, вы нас из памяти своей истребили; притчиною сему единая молодость ваша, которая до того вас недопустила. И так любезный брат прошу зделать милость, по получении сего моего письма уведомить меня о здравии Его Светлости и каких обо мне он мнений, дабы я хотя малейшее сведение имел; сверх сего еще почтеннейший Сеит-Хасан-эфендий в рассуждении моей с ним приязни какое о мне старание имеет, или нет; равно и о протчих сотоварищах находящихся с вами при Его С-ти, кто есть и кого нет, и кто при какой должности и какие милости имеет, обо всем меня уведомите, в чем и не сумневаюсь, что вы в сем случае старание ваше употребить не упустите; и когда вы получите сие мое письмо, то кто вам благодетельствует употребити чрез него и обо мне прозбу у Его С-ти, дабы я принят был в свиту его, ежели только Его Светлость от здешней стороны надежды не прервал. Впротчем, естли угодно ведать вам, как обо мне, так равно о родственниках и домашних ваших и о брать вашем Сулеймане, Разыве и Мерзые, находятся в добром здравии. [137]

Брат живет, состояние свое поправил. Ныне пребывание свое мы имеем в Касаевском роде Выпчаках у Оран-мурзы-Кубекова в аулах его обще с братом вашим Корачаном. Газы-Гирей солтан, волею Божиею умре, а мы присоединились к Ногаевцам. И буде вы отправите писма ваши к нам, то можите оные переслать, или-же Адеми-солтана, или же чрез Купчакова, которые мы конечно получим. Впротчем да поможет Бог свидеться с Вами в добром здравии на сем свете. Печать: Рамазан-эфендий. Переводил канцелярии советник Илья Муратов.

_______

Благоугодно В. С-ти было при выезде моем из Петербурга приказать мне относиться М. Г. к вам во всем том, что касается пребывающему в Калуге Хану Шагин-Гирею, имея в повод осмеливаюся донести. Получение им в два срока и именно по истечении первой и второй половины года пансиона, как то ассигнована, заставляет его нуждаться в деньгах, которые сыскивать должен с крайними процентами и огорчениями; о чем он в последнюю мою у него бытность нечувствительно дал мне приметить. Представляя о чем В. С-ти обременяя М. Г. покорнейшею моею прозьбою не благоугодно-ли будет испросить от Ее Императовского Величества разрешения о произвождении ему оного пансиона в четыре в году срока. Впротчем предая сие благосуждению М. Г. вашему имею счастие быть с истинным высокопочитанием и всесовершенною преданностию В. С-ти М. Г. покорнейший слуга Михайло Кречетников. Калуга, Мая 1 дня, 1786.

_______

Пребывающий в Калуге Хан Шагин-Гирей при получении сведения о взятии от него пристава советника Ласкарева, изъявил мне свое о том оскорбление; но я старался уклониться от объяснений с ним по сему предмету: ныне-же по отлучке оного Ласкарева изъясняяся паки со мною о прискорбии своем врассуждении того, что не имеет с кем делить время, которое провождал с ним Ласкаревым, яко сведущим язык татарской, отозвался наконец о надеянии своем что я из уважения к ему не оставлю сего в молчании, а донесу о том далее. А как вы, М-вый Государь, дозволили мне во всем касающемся до сего Хана относиться к себе, то и обременяю В. С-ть сведением о сем, присовокупляя при? том и мое донесение, что Хан по взятии от него Ласкарева совершенно приметно есть неспокоен; а при том огорчен до крайности и г. Перекопским коммендантом, которой посланного от него с моим пашпортом из Калуги в Тамань остановя [138] продержал не малое время и обобрав у него письма распечатывал оные. Я не обременяя вашу Светлость чтением по сему предмету доставленной ко мне длинной от Хана бумаги, а доношу им к сведению и нахожу М. Г. вас яко моего благодетеля покорнейшею прозьбою о разрешении меня в том токмо, чтоб я мог что нибудь во утешение его от вашей С-ти сказать. Впрочем с безпредельною преданностию и все cовершенным высокопочитанием, имею счастие быть В. С-ти милостивого государя покорнейший слуга Михайла Кречетников. 21 июня, 1786.

_______

Его Светлости высокоповелительному господину генерал-фельдмаршалу, Екатеринославскому и Таврическому генерал-губернатору и разных орденов кавалеру князю Григорию Александровичу Потемкину, Рапорт. В следствие нижайшего моего рапорта от 9-го сего июня, относительно свиты бывшего Хана Шагин-Гирея, колл. асс. Караценов и Ибрагимович, возвратясь из острова Тамана, представили мне рапортами, что все непожелавшие из оной, — принять присяги, на верность подданства Всероссийскому престолу, мурзы, ногайцы, с семьями и их служители, числом 1235 душ, 6 того июня присланы при Бугасе за Кубань на турецкую сторону и до тех пор они тамо находились, пока действительно оные туда переправились; и то-же поименно те вышедшие заграницу люди? А равно и о тех, кои с султан Али-агою находящемся при ханском хареме, приняв присягу, как в прежнем моем рапорте имел я честь доносить, остались на острове Тамани, в пред до повеления Вашей С-ти, представленные мне от них обстоятельнейшие и поименные списки, при чем подношу на благоусмотрение В. С-ти. Те-же господа ассесоры и ениколской цолнер Чюдо рапортуют мне, что при отправлении за Кубань помянутой свиты, чиня всем имевшимся у них вещам прилежнейшее смотрение, кроме собственности их и нужного одеяния, не сыскано ничего принадлежащего Хану Шагин-Гирею, взятое же было ими у чиновника Аслям-бея, ханское имение, состоящее в лошадях, птицах, палатках и протчем, сходственно моему в том предъидущем рапорте донесению, возвращено все безостатка по регистру, и с надлежащею роспискою, в точное смотрение помянутому султан Али-аге, о коем, каковый подан мне от них же регистр за подписанием Ислям-Бея и султан Али-аги, с оного краткой, особо у сего покорнейше представляю. Василий Коховский. № 1634. Июня 30 дня, 1786 г. Благоп: город Симфирополь. [139]

_______

Список выехавших из о-ва Тамани за Кубань 1786-го году июня 6-го дня. Мурз 19, при них семейства: 108 мужеского и 60 женского пола, служителей 64 мужеск. и 222 женск. пола. Ногайцев Едисанского поколения 4 при них семейства: 147 мужеского и 135 женского пола, служителей 52 мужеского и 334 женского пола. Джат-Буйлукского поколения 3 мурзы, при них семейства: 87 мужеского и 84 женского пола, Едиш-Кулъского поколения 9 мурз, при них семейства: 152 муж. и 122 жен. пола, служителей 99 мужск. и 373 женск. пола. Ногайских мурз и старшин всех 16, при них семейства 386 мужск. и 341 женск. пола, служителей 251 муж. и 978 женского полу. Итого всего мужеского и женского полу 1235. Василий Коховский.

_______

Список, представленный правителю Таврической области Коховскому, учинившим из свиты бывшего Хана Шагин-Гирея, находившимся в Тамане присягу на верность всероссийского подданства. 1786 г. июня 4-го, 5-го, 8-го и 9-го числ.

1. Султан Али-ага. У него семья: жена Халиме, три дочери. 1-я Хафидже, 2-я Нефидже, 3-я Тейтжибе, сын Агаджан при нем, а другой Ак-мурза при Шагин-Гирее. Невольница 1-я Барии, 2-я Карадаглы, сироты: мальчик Гадан и девушка Емнэ. Всех душ на лице 10. При том султан Али-аге, бывшего Хана Шагин-Гирея, две жены: первая Айше Бикеч, 2-я Фатме, мать Айши-нань, служанок 3. 1-я Хатиче, 2-я Дурдане, 3-я Гюл-Беяз, у нее дочь малолетная 1 мальчик Мегмет, сирота 1. Всех на лицо душ 8.

2. Брат султан Али-аги, Кумук-Мемет-ага, у него жена Айше, сын Али. Всего 3. Итого 21.

3. Хаджи-Мекии капитан судна, у него жена Гюрсу, сын Махмут, невольница Айше с малолетним сыном и слуга Беракай. Всего 6. 4. Ток-Мехмет холостой 1. 5. Куртии-Чора, у него две жены, 1-я Ак-Чекен, 2-я Аямине, три сыновья: 1-й Осман, 2-й Муртаза, 3-й Мустафа. Всего б. 6 и 7. Хасан-Чора и Девлет-Чора холостые — 2. 8. Дели-Ариф,оу и его жена Неслиша — 2. 9. Мевлут-али, 10. Бекей, 11. Ахмет-Бабиев, 12. Курт-Баба, 13. Бору, холостые, всех 5. 14. Макбет-Телекей, у него жена Колан, сын малолетной. Всех — 3. 15. Ногай-али, Куртиев слуга холост — 1. 16. Аман-чира с женою — 2. 17. Индир-Бай от Агас, у него жена Насипея — 2. 18. Реджеп, у него жена Гульсу, у них дети, дочь Фатма, сын Осман. Всего 4. 19. Еара-Махмут, холост — 1. 20. Темиор-оглу-Хасан, у него жена Атитже, у них дети, Хусеин, и Жеметан. Всего 4. 23. Канай, 22. Хусеин, 23. Джумаали — холостые, всех 3. 24. Чадыржи Мустафа, 25. Чадыржи-Ахмет, 26. Чадиржи-Али, 27. Чадиржи-Топал-Али, палаточники холостые, всего 4. 28. Ахыржи-Билял, 30. Ахыржи-Ииса, 29. Ахиржи-Осман, 30. Ахыржи-Али-Чора, 31, Ахыржи-Кучук-Али, конюшенные холостые, всего 7. 32. Байрам-Али-ага, 38 Джан-Маммбет-мурза, птичники холостые. всего 2. 34. Кутлу-бай-ага, у него жен — 2, 1-я Фатме, 2-я Катем, дети их сыновья 1-й Сахым, 2-й Али-бек, 3-й Менли-Манбет, 4. Али, 5. Абдулкерим. Всех 8. 39. Девлет-Газы брат, у него жена Айше, дочери 5 — 1-я Хатибе, 2-я Асие. Всего 4. 35. Бей-сей, 41. Менсан, мать их Ак-чечей. Всего 3. 36. Гендже-али, у него жена Тансык, дети их сыновья 1-й: Али, 2-й Кочей, 3-й Чаматай. Всего 5. 37. Кондурав-Кутии, у него жена Наупей, дочерей 2 — 1-я [140] Джиеп Топай, 2-я Батай. Всего 4. 44. Таманской житель турок Бербер Исмаил, у него жена Фатма, дочь Айше, сыновья Ибраим и Абдиххах. Всего 5. 45. Ислям, 38. Бекир, 48. Ак-чора, 39. Али, холостые, всего 4. Сеит-Хасан-ефенди, находящегося при хане, люди. 40. Сеит, у него жена Зерифе — 2, 41. Долак, 51. Чора, 42. Емир-Али, холостые, всего 3. Находящегося при том-же Хане Крым-Гирее люди. 43. Сефер-акай, у него жена Ариф-Дран, дочерей 1-я Мавыч, 2-я Ханифе, 44. Азаклы-Мехмет у него жена Рабие, сыновей 1-й Салех, 2-й Мустафа, 3-й Вахид; служанки 1-я Фатма, 2-я Шерифе, невестка Зейде. Всего 8. 45. Дервиш-алк, у него жена Хашиче, дочери 1-я Гюлешкан, 2-я Айше, 3-я Зейнер, сестра Али-Свахари-Бике. Всего 6. 46. Айдар-оглу-Омер, у него-же на Инсаф, дочери 1-я Хава, 2-я Алем Север. Бего 4. 47. Джав-Кайтар, у него жена Фатма, дочери 1-я Менсан, 2-я Марием, сын Караман. — 5, 48. Муса, у него жена Оли-Мез, сын Юнус, дочь Назлы. Всего 4. 49. Отемеш. 50. Чолак-Ахмет, холостые — 2. 51. Тав-мурза у него жена Ташан-бике, сыновья 1-й Кайтогул, 2-й Сефер-али. Всего 4. 52. Меисакай, у него жена Тотай — 2. 53. Юнус Чобан, у него жена Тотай, детей двое. Всего 4. 54. Реиз-Ахмет Меаий, 55. Хусеин-Хасан, холостые — 2. 56. Кара-Мегмет-Реиз, у него жена Хатиче — 2, 57. Али-Реиз, у него жена Айше — 2. 58. Нарт-Мабет-Ногай, у него жена Латифе, сын Ток-Дулак, дочери Нурдазе и Кайдазе. Всего 5. 59. Товарищ ево Ибраим, у него жена Тотар, дочь малолетная — 3. 60. Хахи-Бекий Едишкул, служитель султан Али-аги — 1. 70. Салии Чаршамбиев, слуга Мекия-Реиза — 1. 71 Черкес Мустафа-Ахиржи, у него жена Фатма — 2. 72. Али, слуга Ахмет Белук-Башия, что при Хане — 1. 73. Рыс Гельди-Ахиржи. 74. Шиих-Ахиржи холостые, всего 2. 76. Халиль Анай ногаец, у него жена Тотай — 2. Того-ж месяца 9 числа приняли присягу прибывшие на ханском судне из Таганрога в Еникул, в присуствии г. генерал-маиора Розенберга, матрозы: 76. Аппас-Хажи-Мекия брат — 1. 78. Ильяс-Ногай, 77. Абдуллах Арап, холостые. 2. Итого принявших присягу на Всероссийское подданство разного звания татар, за исключением изъясненного под № 16 татарина Аманчоры с женою, который не объявясь уехал за Кубань, остается на жительстве в Тамане человек 77. А всего с семействами 182. Сверх того находящихся в Калуге при Хане, мужей оставшиеся в Тамане жены. 1-го Сеит-Хасан-ефендия жена Найме, служанка Менликан, девки 1-я Бейде, 2-я Айше, да-сеит Гасань-ефендия сестра, всего 5. 2. Крым-Гирея жены Айше, мать Фатма две дочери, 1-я Алтын, 2-я Емне. Сын Гасан, невольницы 1-я Гюльсу, 2-я Тотай, служанка Тавкелав — 8. Итого при вышеписанных двох семьях тринадцать душ. — Василий Коховский.

_______

Регистр имению бывшего хана Шагин-Гирея, препорученному в смотрение султан Али-аге оставшемуся на острове Тамане, представленной правителю Области Таврический и кавалеру Коховскому от колл. асс. Караценова и Ибраимова. 1786 году июня 20-го дня.

Табун, в котором всех лошадей и жеребят — 72. При конюшне лошадей 18. К конюшне принадлежащих вещей как то: попон, подпруг, треногов, муштуков, подков, торб, мешков, и тому подобного всего штук 304. Овса [141] 130 четвертей, Ячменю 30 четв. Ястребов белых именуемых тук-гук 2. Серый именуемый тарлак 1. Палатки: Зеленая о десяти древках с шестью домиками 1. Зеленой клеенки подбитых красным кумачем 3. Палатка Зеленая подбитая зеленою камкою, а по краях синим полуатлосом о трех древках 1. Палатка подбитая пестредью 1. Шоров лошадиных 6. Фур кованных 3. Собак борзых 3. Попон алого сукна с золотыми пузоментами 12 Курток зеленого сукна с золотыми пузоментами и петлицами 14. Ретузов такогож сукна 14. Ташек красного сафьяна, обложенных пузоментом 14. Перевязей для свор с золоченым пузоментом 12. Ошейников в серебряной оправе 10. Рогов медных с перевесми и золотыми кистьми 4. Чапраков суконных с золотою бахрамою 14. Ножей охотничих 12. — Василий Коховский.

_______

4-го августа 1786.

Пребывающей в Калуге Хан Шагин-Гирей доставил ко мне с копии копию со всевысочайшего Ее Императорского Величества имянного указа от 24 дня сентября, 1784 года к г. генералу-порутчику Черткову об выпровождении его чрез Киев в земли турецкие на пребывание, просил меня об исполнении сего высочайшего повеления ныне и о доставлении присланной от него ко мне грамоты к Ее Имп. Вел. на каковое его ко мне отношение я по прочтении копии с высочайшего к г. Черткову указа отозвался тем, что как оный указ есть личной к г. Черткову, то и к исполнению его приступить я без всеподданнешего моего к Е. В-ву донесения не осмеливаюся равно как и представить грамоты, не имев в переводе копии с оной. По получении какового отзыва желал он меня увидеть и объясниться самолично. В чем исполняя его желание был у него и услышал убедительнейшую прозьбу, чтобы не теряя удобного к отъезду его летнего времяни с нарочно отправленным донес бы к Ее Имп. В-ву о его желании и спросил-бы на оное разрешение, свою-же грамоту, копию с которой в последствие моего требования он мне вручил, просил чтобы я при отправленном от меня послал с одним из его чиновников; а при том в сие-же свидание дал мне копию и с письма полученного им из Тамана, которую прочитав, я старался продолжением разговора открыть, не сие-ли событие есть причиною и скорого и убедительного его требования о своем отпуске: но в случае сем нашел его толь скромна, что не касаяся он ни мало до сего изъяснил одно токмо то, что сие всегдашнее было его желание, доказывая то и копиею с высочайшего указа к г. Черткову, и что к исполнению оного ныне и хорошее время и стечение случаев способствуют; а по сему и поновительно обратился к прозьбою своей о скорейшем отправлении к Ее В-ву донесения о его [142] желании, удостоверив его об исполнении сего, с моей стороны непременном отсоветовал посылать с грамотою его чиновника; на что он и согласился. По поводу чего не обременяя Е. И. В. высочайшее внимание особенным донесением представляю о том вам М. Г. и прошу покорнейше как о благовремянном Е. И. В. донесении, так и о разрешении меня на оное, грамоту же его к Ее В-ву и копию с оной и с письма к нему из Тамана доставить при сем честь имею, и буду с возвращением посланного моего с сим адъютанта ожидать благоволительного Вашей Светлости разрешения. В. С-ти М. Г. покорнейший слуга Михайла Кречетников. 12 Августа, 1786.

_______

После донесения моего В. С-ти о желании Хана, дошло до рук моих письмо, отправленное от ханского брата к нему с оставленным от службы лекарем корпуса команды Павла Сергеича (Потемкина) и хотя перевод оного, по мнению моему, не содержит в себе важного, но не полагаясь однакож на точность перевода, а паче соображая с нынешним его требованием выезда, почел за должно препроводить оное в подлиннике к вашей С-ти, ожидая между тем вашего, М. Г. на прозьбу его разрешительного мне повеления. Михайла Кречетников.

_______

Перевод с письма Татарского, писаного к Шагин-Гирею-Хану от Султана Арслан Гирея.

Свидетельствуя сим вам, почетный братец искреннее мое почтение, желаю ведать о благосостояния вашем. Скажу вам здесь, что напред сего писал я к Высокостепенству чрез Кабардинского владельца Ататруку-Хамурамна письмо; но не имея на него вашего уведомления, паки сим повторяю, что расположение мое к вам не иначе, как на постановленном с вами при покойном отце моем условии, и ожидаю от вас уведомления. Подвигиж мои к стороне Российской остаются почти без воздаяния; да и от вас не имею никакого уведомления. С ближними родствениками а так как непринадлежащих наследием разлучится, и наследие мое с одной стороны вошло к Туреции, а с другой стороны к России. За сим же хотя и принадлежало бы что иметь в зависимости в пределах Рума но и Рум совсем разрушился, а я погибаю здесь. Палагаемость же моя была больше на вас: но в каком вы состоянии, не знаю, и не знаю так же и того, в каком вы положении с братом моим Аксаком, И есть ли паче чаяния, от чего Боже сохрони, полагаясь на вас лишусь благопризрения Российского; то подвергу себя злостраданию и опасности. Брат наш Аксак сколько был напред сего вам неверен и противен. Я прошу вас, для Бога, избавить меня от Аксаковой обузы и засим прошу вас, почтенный братец, известить меня в первый и последний о своем расположении, и если отчаянны ли видеть себе на свете желаемого, то известите меня какия предприять мне меры, дабы мог я принять оные положиться на власть Божию и продолжать ему усердное моление. За сим [143] прошу вас почетный брат, не оставлять для меня подателя сего лекаря М. О. К. в возможным вашем благодеянии, потому, что видел я от него довольную. Уподлинного письма подписано имя Арслана-Гирея-салтана, а на обороте приложена черная печать.

_______

Сентября 18 дня, 1786.

Из имянного Ее Императорского Величества указа об отправлении Хана (Подробности выезда Шагин-Гирея см. "Жизнь и приключения Андрея Болотова" в "Русской старине" 1873 года № 1, стр. 76-85), видя всевысочайшее соизволение об ускорении оным отправлением всевозможнейшие к точному сего исполнению прилагаю попечении; но от него по времянам разные предполагаются затруднения, как-то усмотреть изволите из следующего донесения. По объявлении ему указа о дозволении выехать, требовал он от меня, чтобы отнесся к начальствующему в Тавриде о возвращении высланных из Тамана свиты его людей из заграницы и о привозе оных водяным путем равно как и из Тамана его екипажа в служение к нему в Киев. На что получив отзыв мой, что все те, которые единожды по доброй своей воле отреклися от покровительства Всемилостивейшей Государыни не могут в границы Империи приняты быть иначе, как с особого Ее Величества соизволения; испрошение которого, равно как и разрешения В. Св-ти яко главнокомандующего в краях тех предположить затруднение скорому его отправлению; почему и согласился он на взятие токмо екипажа, за которым при его чиновнике отправил я своего Офицера приказав с оным случиться им с ханом в Киеве. Потом требовал он от меня посылающемуся от него к турецкому двору с известительною грамотою о намерении его выехать в оную область чиновнику пашпорта, в чем желая скорейше его отсюда выпроводить и не отказал я ему дав чиновнику его в провожатые Офицера до Киева; а к г. Ширкову писал, чтобы выпроводил уже он его до границ и при том просил его, чтобы письмо мое к г. Булгакову министру при Константинопольском дворе не чрез сего отправленного от Хана, а особенно доставил, которым на случай, ежели-бы то от Ее Величества не дано ему было знать о выезде ханском, то уведомляю я его. И наконец просил от меня чтобы поставить для него и свиты его по 250 лошадей почтовых. Каковое число щитая и затруднительным в наряде и тягостным старался уговорить его ехать на наемных подводах; по получении на что соглашения и по приискании мною подвод считал уже его немедленнейше отправившимся; но он предположа мне паки затруднение в объяснении своем, что имеет он требование, за взятой от него бывшим при нем г. Веселицким якобы с высочайшего дозволения [144] вексель на купца Хохлова во 150.000 рублях и при том объявил, что он подданным Ее Величества должен 130.000 рублев, не заплатя которые, признает что выехать не может. Почему и счел я за необходимое по оному его требованию не обременяя Вашу Светлость отнесться с сим куриером к его сиятельству князю Александру Алексеевичу яко имеющему повеление о выдачах Хану денег и изъявлявшему ныне мне всевысочайшую волю о невычете из пансиона ханского четырнатцати тысяч рублей должных им г. Пащенку. А вас М. Г. яко ближайше сведущего о всевысочайшей Ее Величества воле на скорое отправление Хана, прошу покорнейше дать знать е. с-ву о скорейшем меня разрешении, выдать-ли ему оные деньги, или что объявить повелено будет. И как отправляется с ним его чиновников и служителей, которые объявили на то свое желание до 120 человек, то и решился я в предупреждение каковых либо от них безпорядков или чего другого просить Его С-во графа Петра Александровича (Румянцева) о снабдении пошлющегося от меня пристава нужным конвоем дабы они чрез Польшу спокойно и без промедления выпровождены до границ турецких были. Но благоугодно-ли сие одобрить будет В. С-ти, имею ожидать с сим куриером себе разрешения. Калуга сентября 11 дня, 1786. P.S. Должностию поставляю Вашей Светлости донесть о теперешнем состоянии Хана, при объявлении ему высочайшего дозволения на выезд. Сколько ни старался казаться спокойным не мог, однакож смущения своего сокрыть, а ныне день от дня вижу его приходящего в совершенную задумчивость и прискорбие, а к тому и разные предполагаемые им затруднения к выезду доказывают его смущение и нерешимость; и хотя по известности сей особы Вам М. Г. не нужно мне описывать о всех тех капризах, каковые должен я разными способами преодолевать, в чем прочем весма и успеваем. Но наконец на требование о почитаемом им долге на купце Хохлове 150.000 рублев, принужден отнесшись к князю Александру Алексеевичу (Вяземскому). с требованием, просить покорнейше Вашу Светлость о скорейшей помощи, ибо он мне отвечал, что недождавшись чрез меня Ваше разрешение не может выехать, тем паче что в недавнем времяни заплатил за него граф Алексей Григорьевич (Орлов) 35000 рублев в Москве, то как сей, так и другие долги нужно ему заплатить, изъясняя притом, что ему один выезд из Воронежа стоит 80 тыс. и что он неведал на какой щот сей проезд поставится, так [145] как и о всех своих издержках и долгах, узнал он при отъезде г. Лашкарева чрез поданный к нему о том реэстр; к благоусмотрению-ж В. С-ти провождаю копию с его письма, писанного ко мне о своих долгах. Также требовал для перевода с грамоты, отправляемой в Константинополь, то как оная писана на арабском языке и по не имению переводчика копию на том-же языке к В. С-ти подданному, присовокупляя сказанное мне от него содержание оной. Наконец поновляю мою покорнейшею М. Г. просьбу о разрешении сего, дабы я мог ему ясно отвечать и освободиться такова гостя, с которым по истине Вашей Светлости донесу что тягостно обращаться и которой теперь, как примечаю сам не предвидит доброго конца своему предвзятию. Обременяя таковым обширным донесением, преисполненным однако-ж моею должностию и личным усердием, буду несомненно Милостивый Государь ожидать благоволительного отзыва. По сие время один из татар объяснил желание оставаться в России.

_______

Копия с письма Ханского от 10 сентября 1786 г.

Изволите от меня слышивать о долгу г. Пащенкова, 14.000 руб. не только известный сей долг подданным Ее Величества имею еще заплатить 130.000 рублей по нынешним моим обстоятельствам не только толикой суммы, но и десятой доли не в состоянии заплатить. Нет другого средства, разве примете от меня за оные долги, вещи по купленной цене, и по роздаче должникам чего не будет доставаться принять от меня вексель. Впрочем остаюсь с истинным моим почтением и дружескою преданностию. При сем письме проложена была особая записка о требовании с купца Хохлова 150.000 рублей, которая доставлена князю Александру Алексеевичу.

Выписка по объявлению Ханскому содержания посланной к константинопольскому двору грамоты, копия с которой хотя от него и доставлена, которая здесь влагается, но как оная на арабском языке, то перевесть здесь некому.

Всевышнему угодно было, чтобы я остался не предпринимая туда пути, ныне-ж по воле Всевышнего и с дозволения российской Императрицы предприемлю путь к блистательной Порте, для чего и отправляю со испрошением Вашего Султанского Величества себе милости.

_______

7-го сентября 1786.

По объявлении мною всевысочайшего Ее Императорского Величества указа свите ханской о принятии в высокое Ее Величества покровительство всех тех, которые не [146] пожелают следовать Хану, объявили шесть человек свое желание остаться в российском подданстве, из которых три человека пожелав отправленными быть на свои жилища близ Гейского (Эйск на левой стороне Азовского моря при реке Эе) укрепления немедленно туда мною с пашпортом и выдачею на дорогу по тритцати рублев денег, отправлены при письмах к г. Синельникову, в которого губернии считаю я быть оному укреплению, а пожелавший быть отправленным к Вашей Светлости Мурза-Мемет с сим ныне-же отправляется. И хотя в упомянутом ко мне Ее Имп. В-ва. указе изъяснено, чтобы я таковых не пожелающих с Ханом ехать отправлял к В. С-ти, но судя по издержкам, каковые на сие зделать будет должно, а при том и по людям сим, что ни один из объявивших не заслужит внимания Вашего, отправил их в управляемую вами милостивый государь губернию. Сентября 30 дня, 1786. Г. Калуга.

_______

В ожидании разрешения от В. С-ти на донесение мое, отправленное с нарочным куриером, все потребное к скорейшему отправлению Хана-Шагин-Гирея мною приуготовляется, от которого разные предположения с неспешному выезду открыли наконец мне истинную оных причину: каковая есть ожидание отзыва из Константинополя с пос$ледним от него и которого он наконец вызвался мне, что естьли вы надчаяние его отправлением тамо задержали, то намеряется ожидать между Киевом и Хотином, делая тихие переезды, дабы не приближася к Хотину мог желаемой им получить ответ. Из каковых его объяснений довольно приметно мне и усумнение его, что получит-ли он желаемый отзыв; а по сему, входя с размышлением в таковые обстоятельства, понуждаюсь обременить вас Милостивый Государь покорнейшею прозьбою о том, что естьли вы иногда надчаяние не получил он дозволения о въезде в турецкую область, в таком случае что повелите приставу находящемуся при нем делать и куда его обратить. Что ежели-бы последовало то разрешение В. С-ти приуготовит меня на таковый случай и к разрешению пристава, который будет снабжен от меня инструкциею с включением в оную всех нужных замечаний к наблюдению потребной осторожности в сношениях с пашею Хотинским. Отправляя сие с нарочным куриером обременяю Вашу Светлость поновительно покорнейшим моим прошением о разрешении меня в сем случае; и ежели-бы в возвращение сего куриера в Калугу и выехал из оной Хан, то могу я пристава найти еще с ним в пути моим предписанием. [147]

_______

Его светлости высокоповелительному г. генерал-фельдмаршалу, Екатеринославскому и Таврическому генерал-губернатору и разных орденов кавалеру, князю Григорию Александровичу Потемкину, рапорт. В следствие нижайшего моего донесения Вашей Светлости, от 14 сентября, касательно требования калугского наместничества правителем г. ген.-маиор. и кавал. Протасовым, об отпуске ханского экипажа и людей на острове Тамане оставшихся; посыланный от меня колл. асс. Караценов, возвратясь из Таманя, рапортом представил, что показанные люди все без изъятия пожелали остаться во услужении при Шагин-Гирее, и следовать с его харемом и екипажем, а потому как скоро в путь приготовлены были прибывшие из Таганрога к Яникале два ханские судна, то присланным из Калуги Керим-Гирей-мурзою, часть экипажа и лошади с тритцатью четырмя человек татарами, 12-го октября отправлены чрез Тавриду в Киев, куда наконец и сам оный Керым-мурза с Калугским квартальным офицером Крейсом отъехал; харем-же и остальный экипаж, с протчими людьми, тот-же мурза распределя на означенный судна 21 октября отплыли оные из Керчи в море, предполагая следовать в Константинополь, кои однако, по дошедшему ко мне известию, противною погодою занесены были в Бала$клаву и простояв четыре дни отошли из показанной бухты. Сколько-же именно: из Тамана всех татар сухопутно и на судах выехало, именную ведомость при сем В. С-ти всепокорнейше представляю. И как означенные татара, в рассуждении принятой ими присяги на верность, суть подданные всероссийские; то сходственно вышеписанному моему от 14 сентября донесению В. С-ти, снабдены от меня оные годовыми пашпортами и о числе всех их, известил я господина посланника и кавалера Булгакова, а также и правителей наместничеств, киевского г. ген.-порутчика и кавалера Ширкова и Калугского г. ген.-маиора Протасова. О чем В. С-ти в подробности доносить честь имею. Василий Коховекий. № 60. Ноября 3 дня, 1786 г. Благоп. город Симферополя.

_______

Ведомость о числе отпущенных из острова Тамана с годовими паспортами в Киев экипаже и лошадях бывшего Шогин-Гирея-Хана, также и на двух его судах отътоль в Турецию отправившихся 1786-го года Ноября 2-го дня.

Всех отправившихся в Киев Татар 34. Всех отпущенных на двух судах мужеска полу татар 57, женска и малолетних 117. Итого всех мужеска и женска полу 208 душ. Василий Коховский. Титулярный Советник Михайло Мартыновский.

_______

Отправля нарочно к Вашей Светлости [148] испрашиваю разрешения: как повелите поступить в случае формального от Хана ко мне отношения, потому паче, что все стремление мое есть в том, дабы и нечаянно не зделать вам М. Г. неугодного, так как издавна желал приобресть единственно вашу к себе милость, а потому и понуждаюсь обременять прошением: ежели Хан удержится паки в России, тоб избавить меня сего гостя, буде на то нет особенной воли В. С-ти, а ежели тем зделаю угодное вам М. Г. да будет соизволение ваше непреложным мне законом. Граф Брюс уведомляет меня что князь Николай Васильевич (Репнин) просит увольнения на два года, и что шествия (Ея Вел-ва) чрез его губернии будет отпущен. М. Г. не смелился бы так много отягощать просьбою, еслибы мои чуства не уверяли меня о благодетельном расположении. В. С-ти, я старшей и десять лет утомясь с одними исправниками дело иметь, прибегаю к покровительству вашему, буде возможно вознаградить меня поручением сей команды, дабы мог ласкаться быть употребленным куда за блого по службе обратить соизволите, сие единое может утвердит меня в продолжении усердного служения. Впрочем несомненно поручаю себя благоволению. М. Кречетников. 5-го Декабря 1786. Калуга.

_______

10 Генваря 1787 года.

М. Г. Сейчас получив от находящегося в приставах при Хане советника Вельяминова с нарочным куриером донесение, что польских войск ген.-маиор Любовецкой уведомляет его и Г. Киевского губернатора якобы паша Хотинской Подольскому коменданту ген.-маиор Виту дал знать, что Хан в области Турецкие впущен не будет, поспешаю о том чрез нарочно посланного донести Вашей Светлости и просит покорнейше разрешения мне с возвращением оного, как должен я поступить в случае получения формального от пристава донесения о непринятии в Хотин Хана и его ко мне письменного о том отзыва, которой ежели бы я и получил, то не отправлю оного к Ее Имп. В-ву до получения от вас М. Г. разрешения, дабы и в случае сем исполнил я благоугодное расположениям о сем деле вашим. Калуга, Декабря 5-го дня 1786 г. М. Кречетников.

_______

Его Светлости Высокоповелительцому господину генерал Фельдмаршалу Государственной Коллегии Президенту войск Генерал-Инспектору и разных орденов кавалеру Князь Григорию Александровичу Потемкину. От Воронежского лейб-конного полку. Рапорт. Сего месяца 5-го числа по полудни, в три часа прибыл в местечко Бердычев, [149] Хан-Шагин-Гирей с своим приставом г. колл. сов. Вельяминовым, выступает из оного 9-го числа, следуя прямейшим, трактом, без растаху до Каменца-Подольского; от коего в полутора верстах лежащая деревня Длуже назначена пребыванием Хана, доколе о приеме оного Хотинской паша разрешение получит. На какия же места из Бердичева далее к Хотину Хан следует, особой маршрут Вашей Светлости поднести честь имею. Полковник Алексей Храповицкий. Декабря 8 дня 1786 году. Благополучное местечко Бердычев.

_______

Маршрут от местечка Бердычева. Декабря 5-го В Бердычев 20 верст 9-го, до Великой Рузавы 30 вер. 10-го до Хмельника 34 вер. 11-го до Ново-Константинова 20 вер. до Межибож 25 верст 13-го до Деражня 20 вер. 14-го до Зинкова 30 вер. 15-го и 16-го до Дюнаевиц два перехода 40 верст, 17 до Каменца 256: Полковник Алексей Храповицкий.

_______

1-е По прибытию в Хотин капиджи-паши для принятия Хана; ежели от сего предположится какавое либо затруднение к выезду в область Турецкую, то что повелите Ваша Светлость в случае сем предпринять приставу. 2-е По сие время находится в Жванце при приставе 30 ямских лошадей, содержимых на случай обращения Хана в Россию, за которых лошадей ежедневная производится плата ямщикам; и как оныи по обстоятельствам кажутся уже не нужны, то не угодно ли будет приказать разпустить оных, равно как и возвратить в Воронежской легкоконной полк караул находящийся при Хане в 30-ти человеках. 3-е. По 15-е число сего Месяца выдан пансион Хану, а в высочайшем повелении к Михайле Никитичу указано производить пансион Хану по день выезда его в область Турецкую; но дабы в уповании на сию милость не предполагал Хан дальнейших затруднений своему невыезду в Хотин; то не благородно ли будет Вашей Светлости приказать приставу объявить Хану по прибытии капиджи-паши в Хотин, что далее того времяни пансиона производимо ему не будет. 4-е. Угодно было Вашей Светлости обещать образец гранодерской сабли; но оный еще и по сие время неполучен, а по сему и сабли оные делом не начаты. 5-е. На отправление в Дубровну 40 тысяч огнестрельного и 19 тысяч белого ружья, издержано денег из сумм тульской казенной палаты 3051 рубль 72 копейки, которые не благоугодно-ли будет приказать откуда изтребовать в возврат. 6-е За оставшиеся за продажею в губерниях Калужской и Тульской земли Вашей Светлости, не дают по восми рублей за десятину. Прикажете ли менее сей цены [150] продавать. 7-е Позволите Милостивой Государь удостоверить Михайлу Никитича о непрерывности ваших к нему благорасположений.

_______

Генваря 26 дня, 1787.

С нарочно отправленом от меня к Вашей Светлости секретарем Михайловым имел уже я счастье доносить вам М. Г., относительно известий о Хане. Ныне-же получа от находящегося при оном пристава с доставленного к Хану от визира письма копию, имею честь представить у сего; о чем до возвращения от В. С-ти моего посланного и донесением моим к Ее Величеству удержался. А как по замечанию пристава едва-ли Хан решительной от Порты отзыв получит чрез месяц и более, следовательно отпущенной на удовольствие его пенсиею только по 16-е число сего месяца суммы и будет недостаточно, поелику имянным. Ее Имп. Вел. высочайшим указом повелено удовольствовать его оною по день вступления в границы турецкия. Чего для и отнесся я к его с-ву князь Александру Алексеевичу (Вяземскому) единственно об ассигновании в исполнение означенного высочайшего повесения, из которой либо палаты казенной, принадлежащей до разщета с оным при въезде в турецкую область суммы. М. Кречетников. Декабря 14 дня, 1786.

_______

26 Генваря, 1786.

Отправляя к находящемуся приставу при Хане-Шагин-Гирее на месяц пансионную сумму долгом поставляю Вашей С-ти донести, что князь Александр Алексеевич уведомляет меня о данном ему от Ее Императорского Величества повелении, чтобы письмо мое и копию с письма верховного визира к Хану, препроводил он к В. С-ти; а как я при самом получении оной от пристава тогда-же с нарочным отправил к Киевскому г. губернатору и просил его чтобы с куриером от себя доставил он к Ваш. С-ти, почему и надеюсь, что давно уже оную иметь изволите. Какову-ж сейчас получил я при донесении от пристава копию с письма Хотинского паши к Хану, оную у сего представляю. М. Кречетников. Тула, Декабря 30 дня. 1786.

_______

Перевод с письма Хотинского тритульного (Трехбунчужного) паши. С давных времян будучи всегда с расложением усердным, слуга Вашей Све-ти, извещаю вас сим хорошим известием. 13 числа сего месяца во вторник за три четверти часа перед вечером приехал ко мне один татарин с депешею от блистательной Порты осведомиться в каком месте Ваша Светлость находитесь, чрез которого присланного я отвечал, что Ваша С-ть прибыли в Жванец лежащей при границе нашей, с чем помянутого татарина тот же час и отправил обратно. При сем еще [151] уведомляю Вашу С-ть, что Хаджи-Измаил-ага, подножие Вашей Светлости, бывшей и мутеселимом в Минисе, ныне капиджи-баша султанской определен приставом к Вашей Светлости, которому касательно до сего вседолжное сделано повеление, и уже надеюсь, что выехал из столицы. Также дано высочайшее имянное повеление господарям Молдавскому и Воложскому, что бы как провизия, так и прочее надобное для Вашей Светлости приготовлено было, следовательно с помощию Божию в нескольких днях помянутой пристав сюды прибудет, наконец Ваша Светлость не примете с дурной стороны в расуждении медленного прибытия пристава, оное не есть вина Его Султанского Величества и не верховного визира, но единственно соизволение небес, которое предъопределило Вашей Светлости огорчить Вашу чистосердечнось. Какия же надобны от меня услуги Вашей Светлости, оные как верный слуга со всею стремительностию и усердием, что только могу проникнут, всё исполню, для чего и принял смелость уверить сим донесением.

_______

27 Генваря, 1787 г.

Определенной пристав, к Хану-Шагин-Гирею доносить мне, что он из отзывов его замечает, что есть-ли бы от Порты ожидаемой им пристав не привез полного разрешения сходного с его желанием, в таком случае удержится он въезжать в область Турецкую, и что выпущается в Хотин от его свиты разрешение, что выезжает из России имев неудовольствии будто от Вашей Светлости. $По таковым пристава замечаниям сумневается он, не будет ли чрез посланного от Порты пристава вновь еще делать свои требования, и тем остановить свой выезд, следовательно и зделает тогда Хан формальное отношение на бумаге; то и спрашивается пристав, что ему в таковом случае исполнить должно. Отправя к нему сей же час курьера подвердил, чтоб он пристойно ему старался внушить, что коль-скоро Порта его в область свою приемлет, тоб он ехал в Хотин, а тогда под претекстом поправления своего здоровья остались в сей крепости, может переписку и требовании свои начать, какия ему заблагорассудится. Будеж сие не подействует, тоб решительно отвечал, что в сходствие данной ему инструкции может отзыв его принять в таком только случае, когда бы Порта не принимала его в свои области; а инаково подвергши себя ответом, не может он к тому приступить, так как и медлит далее бытностию при нем ему не возможно; а при том нужно ему еще соблюдать, чтоб и Польской двор на медленность его не отнесся с жалобою, в рассуждении что он пристав обезпечен от меня одним только чрез Польшу проездом, а не долговременным требованием; и наконец естьли-бы все сие не подействовало, приказал я приставу, когда он узнает о [152] прибытии Вашей Светлости в Киев, для выигрывания времени о всем том доносил-бы прямо к Вашей Св-ти, испрашивая себе повелительного разрешения; равномерно естьли Хан отправится в Хотин, то-б он с сим донесением явился в Киеве к Вашей Светлости. М. Кречетников. Калуга, Генваря 12, 1787.

_______

Перевод с Визирского письма к Хану Шагин-Гирею.

На сих днях я получил чрез Сеид-Агмет-ефендия ваше письмо, которым откровенно изъясняете желании Ваши к нашей Порте прибыть, а как оттоманская Порта с начала бытия всех кто желает от оной покровительства никому, не отказывала в оном, особливо в связи Джингисского поколения с Портою; сверх того благодаря Бога единоверство ваше будет конечно поводом совершения требования вашего, однако ваш приезд требует прежде рассуждения а потом разрешения, по чему и прошу взять терпение в Польше, в приближении наших границ, покамест будет прислан от нас решительной ответ на ваше требование.

_______

8-го февраля, 1787.

Светлейший Князь! Милостивый Государь! Находящейся при Хане приставом советник Вельяминов доносит мне, что отправленной от Хана к Порте, Сейт-Агмет-эфендий возвратился к нему с письменным от визира с которого в переводе доставил ко мне копий. Я оную спешу у сего к Вашей Светлости чрез нарочно посланного представить. А при том, помянутый пристав уведомляет, что по получении письма Ханом, примечает его спокойнее прежнего и уверяет о незамедлительном выезде из местечка Жванца в Хотин; а по сему и зделал я предписание советнику Вельяминову, чтоб он препроводя его в границу турецкую и возвратясь в Киев, предстал к Вашей Светлости с донесением об окончании порученного ему дела, которое по сие время исполняемо им было, по моему замечанию, со всевозможным прилежанием и осмотрительностию. Калуга, Января 24 дня, 1787.

_______

Копия. Перевод письма визирского (Хану): С стороны Вашей Светлостие и спрошением о позволении вам въехать в область Его Султанского Величества чрез Сеит-Аглит-ефендия присланное письмо и словесное донесение всё было нам известно, и потому следуя постановленному издревля порядку делано было донесение Его Султанскому Величеству и Шеих Исламу, а также и прочим высшим чиновникам Порты Отоманской и когда зделалось всем известно, то учинили отзыв Султану, что всем таковым которые ищут покровительства есть общее правило и достояние всех государств отоманской Порты сохраняющей с начала бытия своего, в том не отказывать особливо вам Чингинского поколения с портою, которое во всякое время по ныне преимущественно предпочиталось, другое, что и [153] Ваша Светлость были на престоле ханском предков ваших, также и единоверия, а в разуждении всего оного и позволено Вашей Светлости, прибыть в область Его Султанского Величества, и для принятия по древним нашим обычаям Вашу Светлость и оказания почестей со вступления на границу и препровождения от Хотина до Бухареста, а оттоле чрез Ергок прямо к Адрианонополю, определен приставом султанской Дерги-Али-Капиджи-баша бывшей прежде мугаиса Мутевелиса Измаил-ага слуга Вашей Светлости, о особливо как Вы почтенной и приятной Его Султанского Величества гость для спокойствия и доставления в пути разных выгод и всего того, что Вашей Светлости угодно будет. В чем есть желание Его Султанского Величества и о приготовлении по дороге, что нужно для вас, повелении Господарям Молдавскому и Воложскому и прочим начальникам посланы. Я, известя о всем оном и отправляя письмо сие, искреннейше поздравляю с прибытием на границу спрашивая о здоровье Вашем и прося Вашу Светлость о въезде в область нашу; для чего и сие искреннейшее письмо пишу посылая чрез Сеит-Ахмет-ефендия в страну вашу. С помощию Божиею получа Ваша Светлость письмо сие узнаете какова есть мысль Его Султанского Величества в принятии вас под протекцию его, и когда вы оную с желанием примете, то оная будет от Его Султанского Величества усугублена, сверх того, каковое для всяких спокойствиев Вашей Светлости есть желание Его Султанского Величества уверит вас Сеит-Агмет-ефендий; а за тем тронувшись с места, прошу вступить в Хотин, потом Бухарест, а оттоле чрез Ергок до Адрианополя. Прибытие ваше есть усердное желание наше.

_______

Милостивый Государь мой. Письмо ваше от 25-го Генваря получил, и на оное не имею ничего более вам отвечать как покорно просить чтобы в час получения сего с командою тронулись вниз по Днестру даже до Егурлука, и там ожидать приезду отправленных отсюда за моим паспортом, которых и препровождать вам как наискорее прописанною прямою дорогою даже до границы Российской, по надлежащему долгу, притом быть от всех во всей скрытности, опасающемся досего знании Его Благородию Тоту. Яссы 26. Генваря 1787.

_______

7 февраля 1787. По секрету.

Его Светлости высокоповелительному г. генерал-фельдмаршалу государственной военной коллегии президенту, сенатору, екатеринославскому и таврическом генерал губернатору, Ее Императорского Величества адъютанту и многих орденов кавалеру князь Григорию Александровичу Потемкину, Рапорт. Крымской Хан-Шагин-Гирей получа дозволение от Порты вступить в турецкие границы переехал в Хотин 27-го числа прошедшего месяца, после сего находившейся при нем конвой препровождаю обратно от Жванца к Бердичеву пристава г. колл. сов. Вельяминова, и ныне соединился с полком следующим из Польши в Россию. Отряженной от воронежского [154] легкоконного полку порутчик Тот с командою, под видом отъискания дезертеров к стороне Сороки (Город на правом берегу Днестра), чтоб способствовать смененому Портою молдавскому Господарю Маврокордату уклонитца внутрь границ российских, доставил мне письмо от виц-консула из Ясс которое во оригинале представить честь имею, и по содержанию оного порутчик Тот отправился в 10-ти человеках с подводами вниз по Днестру до Егорлыка; всей команде своей из 30-ти легкоконцев состоящей велел следовать за собою. В случае прибытия выше упоминаемого Господаря имеет он препровожден быть прямейшим трактом до Новомиргорода. Полковник Алексей Храповицкий. 2 февраля 1787 года. М. Белополье.

_______

8 февраля 1787.

Его Светлости высокоповелительному господину генералу-фельдмаршалу, (по титуле), Покорнейший рапорт. По полученому мною с нарочным курьером, от его пре-ва г. правящего должность калужского и тульского генерал-губернатора и кавалера Михайлы Никитича Кречетникова повеление, имею счастие Вашей Светлости донести, что в продолжение времени препровождения моего бывшего Хана Крымского Шагин-Гирея из губернского города Калуги до границы турецкой, по данному мне от его превосходительства придписанию, о всех случившихся подробностях относился я к нему; прошедшего-ж месяца 27-го числа означенной Хан по отдаче мною определеному от Отоманской Порты приставом Капиджи-баше Измаилу, переехав границу вступил в область турецкую, разположась начально в лежащей на берегу Днестра деревне Атаках. Колл. сов. Николай Вельяминов. Февраля 7-го дня, 1787 г.

_______

Февраля 9 дня, 1787 года

Светлейший князь, Милостивый Государь! определенной к Хану приставом колл. сов. Вельяминов доносит ко мне, что присланной от Порты пристав вступил в свое место, а он оконча порученное ему дело, остался на несколько еще дней до выезда Хана в Хотин, прислав ко мне от Хана письмо, при которым препровождено для поднесения Ее Императорскому Величеству благодарное его-ж письмо. Я оное при моей реляции поднося Ее Вел-ву, приказал приставу совсем оным донесением представить Вашей Светлости, так как и письмо писанное ко мне, прочтению вам, Милостивый Государь, велел поднесть, в рассуждении что я с самого первого дня бытности Хана в Калуге по день нынешнего его выезда в турецкую область, доносил я обо всем [155] В. С-ти; а потому и оное препровождаю, о его удовольственом здесь пребывании. На всякий ожидаемый мною случай, естли В. С-ть в первых числах Февраля прибыть в Киев еще несоизволите, и по приезде пристава о скором прибытии не будет известно, то предписал я ему явится тогда к графу Александру Андреевичу со всеми донесениями, но по выезде однакож из Киева до прибытия вашего М. Г. чтоб он мог самолично о всем донесть. И как оный колл. сов. Вельяминов неупустил ничего из данного ему наставления, так как и при $разных требованиях Хана сопряженных иногда с многими капризами, поступал и уклонялся с возможною осмотрительностью, а посему и осмеливаюсь препоручить его покровительству В. С-ти, надеясь что удостоите труды благоповелительного отличения. Быв со всесовершенною преданностию и истинным высокопочитанием В. С-ти М. Г. покорнейший слуга Михаило Кречетников. Калуга. Генваря 29-го дня, 1787 года.


Одесса.

25 Апреля, 1883.

Текст воспроизведен по изданию: Выезд последнего Крымского Хана Шагин-Гирея из России в Турцию, в 1787 году // Записки Одесского общества истории и древностей, Том XIII. 1883
Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.