Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 162. Рапорт князя Прозоровского — графу Румянцову-Задунайскому.

13-го марта 1777 г. № 28. Лагерь при р. Салгире.

При отправлении нынешнего моего к вашему сиятельству донесения с приложением о происхождениях по нынешний день журнала, каковой получил я от г. бригадира и кавалера Бринка рапорт об отбытии из Тамани Шагин-Гирей-хана в Ениколь с значущимися там приложениями со оного и вашему сиятельству копии у сего на усмотрение подношу. В подтверждение сему и г. генерал-маиор Борзов доносит мне, что его светлость 10-го числа действительно уже в Ениколь прибыл и о чем также с рапорта его копию у сего препровождаю, присовокупляя к тому то, что как ваше сиятельство изволите там усмотреть, что хотя к конвоеванию его, хана, до Арабата считает он довольно баталиона гренадер и часть требуемой им г. Борзовым от генер.-маиора графа де-Бальмена конницы, но по донесению мне находящегося при нем хане переводчика Константинова, сколько он приметить мог, полагает не довольным его быть о малом числе сих войск. А потому и велел я ваше сиятельство сходно с прежним моим распоряжением ему графу де-Бальмену выступя следовать к Ениколю, а на его место при Булзыке взять расположения с деташаментом г. генерал-поручику и кавалеру Суворову, а и сам я завтра пойду на реку Индаль, где оставя войска сам поеду в Арабат во ожидании приезда туда хана и всех партии его чиновников к совершению дел.

Из рапорта бригадира Бринка ваше сиятельство изволите усмотреть исчисление его о коммисской бывшей у него сумме, что остатки оной все отданы хану, а по небольшому ее числу, еслибы и затем еще совершенная ему открылась здесь в деньгах надобность, решусь я ваше сиятельство выдать ему до пяти тысяч рублей из имеющейся у меня экстраординарной суммы. Так-как по неимению коммисской, принужден буду из нее-жь [426] (экстраординарной) довольствовать впредь и жалованием, как прибывших сюда с ним, так и оставшихся с бригадиром Бринком разных чинов содержавшихся накоммисской сумме; равномерно и что принадлежит до столовых и получаемых им, г. Бринком, денег, то рассуждая ваше сиятельство, что и теперь кажется ему получать их следует, хотя и позволил ему в том, но не далее как только до получения на сие решения вашего сиятельства, изволите-ль приказать впредь всю сию выдачу делать из суммы экстраординарной.

Рапорт бригадира Бринка — князю Прозоровскому

(Приложение).

9-го марта 1777 г.

Хотя в отправленном от 7-го сего месяца вашему сиятельству рапорте межь прочим и поместил я, что его светлость 8-го числа отсель отъедет в Ениколь, но однакожь он во ожидании отпущенного на короткое время в дом своего брата Арслан-Гирей-султана, тот день поудержался, а сей день по довольным моим в отъезде его настоятельствам, сообразующим с повелениями вашего сиятельства, положил непременно отъехать, не ожидая уже того брата и не решась еще с некрасовцами, поручил все брату своему Батырь-Гирей-султану, остающемуся над всем здешнем краю главным начальником и какое он сверх словесных, по их обыкновению, внушения на письме дал ему наставление, с него сообщил ко мне копию, которую, равно как и письмо его оригиналом, с учиненными переводами, здесь вашему сиятельству представляю.

Я-жь препровождая его светлость отсель, отдаю с моих рук присланному от г. генерал-маиора Борзова, к принятию на здешнем краю маиору Геркину и видя из распоряжений вашего сиятельства сделанных, что он препровожден будет и до вашего сиятельства, за должность себе поставляю у сего поднести именной список всем при его светлости находящимся от стороны нашей, как для дел с ним [427] продолжаемых, так и в услуги его по убедительной просьбе приданным разным чинам и кто при каких должностях и отколь довольствуются, в котором поместид я и тех, которые остаются на здешнем краю, получающие жалованье из коммисской суммы, коих я и удовольствую только по май месяц оным и далее производить-ли равным образом и мне по бытности при его светлости, положенные для стола в месяц по ста рублев, позволено-ль будет получать и отколь, если вся комисская сумма выйдет в расход, испрашиваю от вашего сиятельства повеления.

Между прочими в представляемом выше сего списке о показанных едисанской орды чиновниках к сведению вашего сиятельства за настоящее почел объяснить все то, сколько мне чрез продолжение по сей коммиссии известно, и именно: Абдиль-Керим-эфендий главный при едисанской и джамбуйлукской ордах судья, бывший при покойном Джан-Мамбет бее, с самого начала въезда его светлости на здешний край находился при нем, и как в народе человек не неуважительный управлял по всем происходящим делам его секретным кабинетом и старался что только в пользу его и наших интересов касалось. И как ныне при той-же должности отъезжает при нем и в Крым, то я зная добронамеренность сего чиновника и к нашей стороне, для наивящшего приобретения в нем доверенности, сверх производимого и показанного по списку жалованья, как оное всегда отдается по третям в оставшем от него на Ее доме, на проезд рассудил подарить из коммисской суммы сто рублев. Притом-же не залишнее нахожу и то здесь на примечание вашего сиятельства отнести, что сей человек оказывал свою добронамеренность и нашей стороне, а жалованье и подарки получал сокровенно от хана, и дабы не подать ему о себе какого-либо подозрения по временам ему способным, а не всегда приходил ко мне с случающимися нужными для нас открытиями, с тем согласно и при отъезде своем быв у меня вчерашний вечер, просил, чтобы и [428] от стороны вашего сиятельства он был в сокрытии от знания его светлости о такой его к нашей стороне привязанности; и для того не лишнее будет, если и конфидентов вашего сиятельства испытанных в доверенности, он хан знать не будет.

Имбеткул-эфендий находится и доныне в Едисанской орде, между уклонившимся в прошедшее лето за Кубань. Отъехав туда с ведома ханского и моего, обо всем там происходящем оттоль уведомляет Карагоса, а он меня, стараясь притом и развратникам внушать их пользу в преданности новому хану и в содержании против нас безмятежного обращения.

Узу-эфендий и Карагос оставлены на Ее между кочующими там едисанами, в держании их в доброжелательстве и в таком виде, до которого они, по многим старательствам, доведены, извещая между тем обо всем ими примеченном; и последний из них, т. е. Карагос, при бывшем Джан-Мамбет-бее имел от него преимущественную от прочих доверенность, во всех внутренних и политических делах, посредством которого на все то, что нашей стороне было в пользу и Джан-Мамбет-бей был наводим. Словом заключить, что служил инструментом всех наших дел. Притом-же, в верности ее императорского величества службы бывшим на сем краю полковником Стремоуховым приведя к присяге и с чином унтер-офицерским оставался под глубочайшим о том от татар и от всех наших секретом при бее, получая жалованья прежде по сту по пятьдесят, а потом по ордеру его сиятельства г. генерал-фельдмаршала и разных орденов кавалера графа Петра Александровича Румянцова-Задунайского, дабы более привязать его к нашей стороне, яко нужного для дел человека, прибавлено и еще оного по сту рублев на год и объявлен ему чин офицерский, то-есть прапорщичий с одним участком земли к населению в Елисаветградской провинции. [429]

Сверх-же всех сих чиновников, об испытанном в доверенности к нам едичкульской орды Джан-Мамбет-мурзе, здесь кстати вашему сиятельству на примечание объяснить нахожу, что он с самого первого на здешнем краю разврата, когда еще и война продолжалась, не последуя прочим, прибегнув под нашу протекцию, отлучась от своего дома (и до нынешнего времени), находился в усердии и нам непременен даже до нынешнего времени, а потому и заслуживает сколько справедливости об его добром поведении, столько и доверенности во всем до дел касательном. По просьбе которого, хотя я и старался у хана, чтобы его оставить ачуевским беем, однакожь он разными препятствиями от того отговорясь, берет его ныне с собою, который вслед за ним по прибытии из дома и отправится. Но я с моей стороны засвидетельствуя об нем, уверить могу, что ему в надобности несомненно доверить, в чем только востребуется для него надобность.

Наконец и то к сведению вашего сиятельства честь имею донести, что его светлость новый хан как прежде, так по прибытии на Кубань и доныне получал от нашей стороны, кроме даваемой в пособие на произведение его дел суммы, единственно на содержание себя в каждый месяц по тысячи рублей, которая сумма по асигнованию его высокопревосходительства г. генерал-поручика, кавалера и сенатора прежде продолжающего дела татарские Щербинина и получаема была от Острогожской провинциальной канцелярии и дача оной последневытребованною мною от той канцелярии за сию январскую треть по май месяц окончена, из которой однакожь оставлял он у меня с января месяца сего года в каждой по четыреста рублев, на выдачу оставленным от него на Ее чиновникам определенного от него им жалованья, коим за январь и февраль оное выдано, а за март и апрель отослано для выдачи к подполковнику Лешкевичу на Ею.

По случаю отъезда его светлости отсель на обдарение остающихся здесь его братьев, абазинских и прочих чиновников, [430] отпустил я из полученной по высочайшему ее императорского величества положению в пособие ему на приобретение доброхотов пятидесяти-тысячной суммы, оставшиеся за всеми расходами семь тысяч пятьсот двадцать три рубля и оставшие-жь за употреблением искупленные из сей-же суммы разные товары на три тысячи рублей. Но зная, что много он должен из них и здесь раздать в подарки именитым людям, рассудил во уважение его требования, чтобы по переезде на Крымский берег имел он при себе денег на приласкание добронамеренных выдать и сверх того из особо имеющейся у меня коммисской суммы, сколько за расходами в наличности нашлось, пять тысяч рублей и за всеми теми отпусками как он старается угобзить подарками всех здесь остающихся, не думаю я, чтобы у него более осталось по отъезде отсель четырех тысяч рублей. Но вся сия выдаваемая сумма и несколько материй разных по условию с ним ханом поручена в прием нарочно от меня определенному Белозерского пехотного полку поручику Тугаринову с тем, чтоб он по его требованиям выдачи чинил, а сие для того в руки его казначея не дано, чтоб сколько возможно сберечь на будущее время, потому что когда будет оная в их руках, то составляющие его свиту и едущие с ним здешнего края чиновники, яко обыкновенно к лакомству привыкшие, будут безпокоить просьбами о награждении а он имея в своих руках по их обряду не может в том и отказать.

Впрочем на будущее время моей в здешнем краю бытности, по довольному сведению всех татарских оборотов, для удержания безмятежно надобным почитаю, чтоб к приласканию остающихся по отъезде хана братьев по временам их обдаривать деньгами или вещами, так-как и некоторых чиновников притом-же и содержать конфидентов, то о позволении в том испрашиваю вашего сиятельства резолюции. [431]

СПИСОК

ИМЕННОЙ НАХОДЯЩИМСЯ ПРИ КОММИССИИ РАЗНЫХ ПОЛКОВ ЧИНАМ, БЫВШИМ ПРИ ДОЛЖНОСТЯХ, И КТО ИЗ НИХ НЫНЕ ПРИ ЕГО СВЕТЛОСТИ НОВОМ ХАНЕ ОТПРАВЛЯЕТСЯ И КТО ОСТАЕТСЯ ЗДЕСЬ.

Звание чинов.

Кто при каких должностях находится.

Отправляющийся с его светлостью ханом Шагин - Гиреем в Крым Елецкого пехотного полка

1

Капитан

Иван Алымов.

При смотрении его светлости обоза, придан еще при отъезде его из Полтавы.

2

Белозерского пехотного

Поручик

Иван Тугаринов.

По случаю отправления капитана Алымова курьером, на место его определен к смотрению обоза

3

Переводчик

Андрей Константинов.

Сей, по особливому вашего сиятельства ордеру, при его светлости следует, и положенным из трехсот рублевого в год оклада жалованьем из коммисской суммы удовольствован сего года мая по 1-е число, а в окончании оного дан аттестат.

4

Лекарь

Карл Эбелинг.

Сей по просьбе его светлости для собственной его персоны определен по повелению главной команды от Азовского генерального госпиталя 775 года апреля с 23-го числа, и ныне по удовольствовании из коммисской суммы по окладу полевых полков лекарей жалованьем сего года мая по 1-е число, при нем следует.

5

Вахмистры:

Кинбурнского драгунского

Василий Волков.

Оный также в уважение его светлости просьбы по повелению от команды определен и ныне на хсдится при нем для случайных переписок с российскими чиновниками на российском диалекте С получением по штату, как он по отлучке из полка исключен на драгунскую вакансию по окладу рядового на счет полка жалованья из коммисса-

[432]

Звание чинов.

Кто при каких должностях находится.

риатской, а сверх того в рассуждении доверенности в переписках и по делам секретным из коммисской суммы по двадцати рублей в каждую треть и первым удовольствован января по 1-е, а последним мая по 1-е число сего 777 года.

6

Черного гусарского

Николай Константинов.

Сей с самого прибытия его светлости находится и ныне отправлен при нем, с получением из коммисской суммы жалованья всего и с положенным по штату по двадцати по осьми руб. в год, коим и удовольствован мая по 1-е число.

7

Ахтырского гусарского

Иван Киреев.

При переводчике Константинове, первый для переписок, а последний для случайных посылок, с произвождением из коммиссариатской суммы жалованья обоим по окладам рядового, коим и удовольствованы января по 1-е число сего года.

8

Изюмского гусарского

Гусар Демьян Ольховский.

9

Таганрогского драгунского:

Погоньщики:

Василий Чамской.

При каретах его светлости в должности кучеров и форейторов, с получением от настоящих своих полков жалованья, положенного по окладам их.

10

Дементий Панцырев.

11

Полевой артиллерии фурлейт

Тимофей Кизелков.

12

Ямбургского драгунского

Извощик

Михайла Мошковъ

13

Белозерского пехотного

Погоньщик

Федор Кладилин.

14

Курского пехотного

Солдат

Лука Далкин.

Оные прикомандированы: первый к аптеке у его светлости, имевшейся за цирульника, а последний при кухне за повара, коего по сумнительству к его ханским придворным принужден был я определить, и довольствованы жалованьем от полка, в окончании коего и аттестат дан.

15

Погоньщик

Алексей Щедрин.

[433]

Звание чинов.

Кто при каких должностях находится.

Войска Донского полков.

16

Яновского.

Базовый татарин.

Магбет Асанов.

Оные приданы для расставления кибиток его светлости от стоящих здесь полков; получали жалованье и провиант от полков, а в окончании оного снабжены аттестатами.

17

Калмыки.

Самнут Тае.

18

Цебун Дана.

19

Шара Чадот.

20

Аршу Аристун.

21

Кутейникова.

Джамбо Дзанбин.

Оные приданы для расставления кибиток его светлости от стоящих здесь полков, а последние два при переводчике Константинове для случайных от него посылок. Получали жалованья и провиант от полков, а в окончании оного снабжены аттестатами.

22

Шазги Горбинов.

23

Казаки.

Алексей Дьяков.

24

Мартын Харитонов.

Остаются здесь:

1

Луганского пикинерного:

Подполковник Иван Лешкевичъ

Сей 774 года августа с 21-го дня, по отряде меня с деташементом против бывшего злодея Пугачева, оставался при ордах приставом и потом уже по окончании той экспедиции, когда вручены попрежнему мне сии дела, он, Лешкевич, содержал в зиму и навсегда посты на Чубурах и Еи; к тому еще назначен был и приставом и бывшему Джан-Мамбет-бею, почему и определенное для стола по сту рублей в треть производимо было из коммисской суммы, коим и удоводьствован января по 1-е сего года. Ныне находится, как и прежде, на Еи у содержания посту, который сверх того и положенным по штату жалованьем по особливому вашего сиятельства ордеру из сей же коммисской суммы довольствуется.

2

Отставной вахмистр

Дмитрий Иванов.

С прибытия его светлости на здешний край находился при нем, получая жалованье из коммисской суммы по сто по восьмидесяти руб. в каждый год, коим и удовольствован января по 1-е число, а ныне оставлен при мне за толмача.

3

Толмачи:

Агмет Асанов.

Оба они из базовых татар войска Донского и сначала продолжения сей коммиссии при оной находятся, получая из коммисской суммы жалованья первый по двести, а последний по семидесяти по пяти рублей в год и ныне оба остаются при мне.

4

Ишакой Даннов.

[434]

Звание чинов.

Кто при каких должностях находится.

5

Едисанской орды чиновники:

Абдид-Керим-эфендий.

Первый отъезжает при его светлости, а прочие остаются на здешнем краю, в должностях которых особо в рапорте донесено, а здесь означается, что производимо было им из коммисской суммы жалованья первому по сту по пятидесяти, второму по девяносто, третьему по семидесяти по пяти, а четвертому по двести по пятидесяти руб. в каждый год, коим и удовольствованы января по 1-е число сего года.

6

Имбеткуль-эфендий

7

Узу-эфендий.

8

Карагоз.

Письмо Шагин-Гирей-хана — бригадиру Бринку

(Приложение).

5-го марта 1777 г.

На каком основании препоручрил я здешнюю сторону его сиятельству Батырь-Гирей-султану, о том для сведения вашего вложена здесь точная копия, с данного ему на письме распоряжения. А для выполнения и приуготовления всего того, что от вас требовано будет и ко всем вашим надобностям касательного, дано мое повеление почтенному аге. Впрочем надеюсь от врожденного благоразумия вашего, что будете во всем согласовать и советовать с упомянутым султаном и извините его недостатки устраивая сходственно с волею ее императорского величества, в войсках благовидное обращение и не пропустите взять предосторожность учреждением постов в подверженных опасности местах. Я не сомневаюсь, что в случае появления где-либо какового разврата, приложите свое старание пристойным образом оный отразить и опровергнуть.

Письмо Шагин-Гирей-хана — Батыр-Гирей-султану.

В нынешний благословенный год сниспосланного от Предвечного Существа, мне скудному рабу Его помощью, все живущие в Кубанской стороне нагайские орды и обыватели крепостей находящихся в острове Адашаги, на основании прежних [435] от всех татар данных мне обязательств, каково прибегнули под мое покровительство уже о том известно вашему сиятельству. Вследствие чего и есть долг наш непременный употреблять всевозможные силы и старания к тому, дабы, сообразно с освященным магометанских законом и властительским обрядам, сохранять и защищать народ, доставляя всемерно справедливость бедным и удаляя от них всякие обиды и налоги. Словом, долженствуем мы стараться и иметь попечение о доставлении всякими образы покоя и тишины правоверным, уклоняясь от всего противного воли Всемогущего Бога, учреждений священного закона и всесветного права. Подражая чему, хотя для разбирательств случающихся в народе тяжб, определены суды и в крепостях начальники; я хотя учрежден сколь возможность дозволила порядок, но дабы все сходно со святым законом магометанским, доставляли бедному народу правосудие и истребляли-б обиды и напрасные налоги, а сверх того, возстановление добрых порядков, утишение возмущений и все безъизъятно, как судные, так и обрядные дела вручаю в руки и управление ваше, будучи в полном надеянии, что по врожденному в достойной особе вашей человеколюбию, не оставите пещись, как выше означено, о доставлении бедным правосудия, о защите их от напрасных налогов и о доставлении блаженной тишины Богопочитательному народу.

А как по особливым милостям и освященному благоволению великой императрицы и самодержицы всероссийской находившимся доныне при мне императорским войскам потребно и весьма нужно остаться и впредь в сей стороне, до некоторого времени, для отражения вредоносных последований произойти могущих иногда от кого-либо посторонняго, чрез злые намерения к подвластным мне народам, то в сем рассуждении и расположатся оные в пристойных местах. Но как я, по приглашению Крымского правительства, приемлю мой путь, то дабы остающимся между жителями войскам доставляемо [436] было всякое спокойствие и все для оного потребное, а равно при взаимном обращении их и с жителями, при учреждении воинской предосторожности и укрепления постов в подверженных опасности местах, также в случае потребном к отвращению злодейств известных хищников между черкесами и ногаями находящихся, иногда против войск или граждан покуситься могущих, не изъемля и некрасовских казаков и о всем том, что до войск принадлежит, не оставьте поступать и производить по взаимным советам с начальником оных войск, приставом моим, г. бригадиром и кавалером Иваном Федоровичем Бринком, испытывая и изведывая притом настоящие обстоятельства во всех окрестностях и об оных мне, брату вашему, и помянутому г. приставу моему, извещать от благосклонности вашего сиятельства пристойно прошу. Для выполнения-же как ногаями, так и жителями острова Адашаги повелений ваших, всяких надобностей требуемых оным войском, тожь для приуготовления и донесения, и для исполнения всех ваших повелений, а равно и для касаться могущих дел вашего сиятельства к помянутому г. приставу, оставляю при вас бешлийского командира (бешлеев) и крепостей Тамана и Ачуева начальника, почтенного Ислям-агу, слугу вашего, которому и дано мое повеление. Впрочем, великолепнейший мой брат, не сочтите вышенаписанного в мое вам наставление, поелику намерение мое из сего — единственно представить услугу моего долга, для того и прошу извинить в сем мой недостаток.

Рапорт генерал-маиора Борзова — князю Прозоровскому

(Приложение).

11-го марта 1777 г.

Вашему сиятельству донести честь имею: вчерашнего числа пополуночи в 11 часу его светлость Шагин-Гирей-хан в Ениколь прибыл, которого отъезд, по заключении разговоров, не прежде как от Ширин-бея и прочих мурз получа [437] нужные письма, чрез пять дней последует. А между тем принадлежащее в его свиту нагайские и адинские мурзы, без коих в Крым показаться его светлости полагают не можно будет, успеют на здешнюю сторону переправиться. К конвоеванию-жь до Арабата считает он довольно от здешних полков гренадерского баталиона, а к тому некоторого числа конницы, требовал я от г. генерал-маиора графа де-Бальмена.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.