Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 155. Рапорт князя Прозоровского — графу Румянцову-Задунайскому.

2-го марта 1777 г. № 20. Перекоп.

От времени последнего моего к вашему сиятельству от 24-го числа февраля донесения, что по делам здешним в [397] рассуждении Шагин-Гирей-хана случилось, у сего вашему сиятельству копии подношу: под № 1 рапорт г. бригадира и кавалера Бринка о времени выезда его хана из Тамана в Ениколь, а под № 2 с письма его ко мне и с приложением таковых-же посланных от него к здешним, держащим его партию чиновникам. Под № же 3-м мой ответ к нему. А по поводу такового его прибытия в Ениколь, каковые сделал я ваше сиятельство распоряжения мои в войске к проезду его хана и с отрядом вперед г. генерал-поручика и кавалера Суворова, здесь с предписаний моих копии подношу под № 4 к г. генерал-маиору Борзову, а при оном и с другого отправленного к бригадиру Бринку, равно и с показаний, какие на сей раз от приезжавших сюда из внутри Крыма случились. Под № 5 с наставления оному генерал-поручику и кавалеру Суворову, а под № 6 генерал-маиору графу де-Бальмену; напоследок под № 7 и с письма моего к Ширин-бею и Абдувели-аги копию подношу, из которых все ваше сиятельство и усмотреть изволите.

Вообще-же распоряжение мое о войсках сделал я ваше сиятельство росписание, какие у кого именно в части имеют состоят, которое также под № 8 вашему сиятельству у сего подношу. А в рассуждении остающего здесь на прикрытие зада особого под командою полковника Колюпанова деташамента, каковым снабдил его наставлением, с оного равномерно копию под № 9 найти соизволите.

Рапорт бригадира Бринка — князю Прозоровскому

(Приложение № 1).

21-го февраля 1777 г.

Вашему сиятельству честь имею донести, что я с его светлостью Шагин-Гирей-ханом 19-го числа сего месяца к Таману прибыл и близ оного расположился в лагерь, где и он хан находясь упражняется теперь в совещаниях с братьями своими об учреждении на удержание всего здешнего края жителей в таком виде и основании, как они подчинились. А затем [398] из открытия его мне сведомо, что не прежде отсель может отъехать как около 26-го или 27-го числа сего месяца. В Ениколе-же кли Керче полагает он несколько времени пробыть, а мурз с здешнего края туда везущих, соединя с добронамеренными ему крымскими, пустить в Керченский уезд для приумножения его там партии, надеясь между тем, что и ваше сиятельство прибыть изволите на Салгир и по ближайшей дороге туда учредить соизволите обезпечение его проезда, а смотря по тамошним обстоятельствам и он сблизиться туда за удобнейшее почитает.

А затем переданное мне от него на имя вашего сиятельства письмо и с его приложениями у сего подношу.

Касательно до моей позиции, то я оную взял неподалеку от Тамана, имея при себе Острогожский гусарский полк и оба пехотные, за оставлением однакожь из них в части г. бригадира Жандра у содержания постов четырех рот, а также и часть полевой артиллерии и на сем положении имею в дровах, по неимению камышей, крайний недостаток, а принужден уже на первый случай для варения солдатам каши купить кизяку и роздать в полки. Равным образом и для лошадей здесь сена не весьма достаточно, для чего и принужденным нахожусь лошадям в дачу овса по гарнцу прибавить, имея надежду его получать из Ениколя.

Письмо Шагин-Гирей-хана — князю Прозоровскому

(Приложение № 2).

Пред сим мне, приятелю своему, на письма вашего сиятельства и дружеские в них требования, какие по прибытии моем в Таман писал я письма Ширинскому бею, Абдувели-паше и Галим-Гирей-султану каждому порознь, то для знания вашего сиятельства, приятеля моего, я послал их копии пред сим великолепному генерал-маиору Борзову при письме моем к нему. При отправлении оных, сего месяца от 13-го числа письмо вашего сиятельства ко мне дошло, я содержание его узнал, и следующие ему ответы недавно в письмах своих [399] вашему сиятельству подробно изъяснил; вторично-же оными утруждать оставляю, а сего по узнании ваше сиятельство имейте в памяти меня, как искреннего и усердного себе приятеля.

Писъмо Шагин-Гирей-хана — к Ширинскому бею и Абдувели-паше.

Пред сим дошли ко мне ваши как письменные, так и словесные уведомления, что о моем движении вам уже известно, как то ныне по милости Всевышнего соизволением его все кубанские жители: нагайские сродственники ваши, некоторые черкесы, натухайцы, шапсуги, абазинцы и на таманском острове с состоящими крепостями народы прибежище сделали ко мне и во древнему нашему узаконению самовластным ханом меня признали, в чем и обязательные за своими печатями письма дали; а находившихся в противность трактата двух Империй отеель выместили, почему и Орду-агаси Сулеман-ага принужден был выдти. А сверх сего по вашим молитвам в Тамань я уже прибыл, и Божиею помощию сего месяца 27-го дня в Ениколь перееду, о чем, как вы искренно известитеся, то в надобном старании, обещанном мне письменно и словесно от вас, аталыков моих, натуральным своим примечанием и разумом печитеся о спокойствии всей области. А хана Девлет-Гирея, как противного положению обоих тех дворов и от злого сердца старающегося в разврате о разорении правоверных, ни на одну минуту не терпите; но со всеми патриотами отечества от него отвратитеся. Зломышленников-же партии противного тому положению, если на смятение области хотя малейшую окажут причину последуя ему, то всякого кто-бы не был сын-ли, отец-ли мой, ни в ком наказания не изъемлю и при Божией помощи не пощажу их домы и фамилии. Итак, не тая о сем скажите это всем тем, кои того намерения. Затем как наискорее вступите мои искренние аталыки в доставление народу спокойствия и в исполнение [400] положения дворов вышеписанных, обращая к тому все свои действия; а о происхождениях немедленно как меня, так и его сиятельство генерал-поручика и кавалера князя Александра Александровича, приятеля моего, уведомляйте и исполняйте его намерение и желание по его требованию, не делая никакой медленности. Самое же тихое обхождение причиняющее остановку совсем бросьте, а помощию Всевышнего о спокойствии и тишине старайтеся натуральным вашим проницанием доставить, по вышеписанному образу, и сей области благоденствие, в чем самом и мое стремление.

Письмо Шагин-Гирей-хана — Галим-Гирей-султану.

Теперь присланное ваше искреннее письмо я получил и видел в содержании его, что не согласны вы с злонамеренными желателями в противность положению между двух Империй, причинить разорение православным (правоверным?) и что по натуральному рассуждению и усердию из великодушия к состоящему народу около Керчи, стараетесь оставить оный в его домах при спокойствии, о чем я известясь чрезвычайно обрадовался. Я и сам с помощию Всевышнего перееду в Ениколь 27-го числа сего месяца, о чем для известия вашего посылаю сие письмо, так и вперед вышеозначенный народ старайтеся умным своим распоряжением содержать в тишине. Сим найдете себе славу и богомольцов в народе, в чем и не сомневаться, а если понадобятся к доставлению оному покоя и войска, или какие предлежать будут действия, то о всем не оставляйте уведомлять его превосходительство генерал-маиора Борзова. Прибытие-же меня, вашего братца, ждите с лучшим расположением.

Письмо Шагин-Гирей-хана — Ширинскому Темир-Газе-мурзе и Мансурской фамилии Касай-мурзе.

Всевышнего милостию я, сделав на Кубане находящимся народам возможные распоряжения, прибыл 19-го сего месяца [401] в Тамань, а 27-го перееду из него в Ениколь, о чем скажите всем одномыслящим с вами и как наискорее у себя или в ином пристойном месте сделавши собрание уведомьте о всем как меня, так и его сиятельство генерала-поручика и кавалера князя Александра Александровича, моего приятеля, не делая ни в чем такого обхождения, в котором произойдет медленность. Девлет-Гиреевой партии изъясните, чтоб береглися того, за что домы некоторых разорены быть имеют, и что в том мое намерение, а покаместь не получите другого моего письма, оставайтеся на вашем-же месте при Галим-Гирей-султане старайтеся о успокоении народа.

Письмо князя Прозоровского — Шагин-Гирей-хану

(Приложение № 3).

26-го февраля 1777 г.

Почтенное письмо вашей светлости я имел честь получить только сего числа в половину дня, а о промедлении курьер сказывает, что за противною погодою нельзя было ему переехать в Ениколь. Весьма я обрадован был, что ваша светлость сегодня или завтра прибыть изволите в Ениколь. Как по мнению моему присутствие здесь вашей светлости весьма нужно, так уже теперь ваша светлость можете лучше и переписку вести, будучи государем сей области и уже вся сия переписка ваша не будет касаться до политических наших дел с Портою Оттоманскою. Я уже третьего дня отправил знатную партию по Кефинской дороге под командою подполковника и кавалера Любимова, а за ним вслед, только не прежде как З-го или 4-го марта, выступит деташамент под командою г. генерал-поручика и кавалера Суворова до реки Индаля, которому и прикажу с поспешением идти. А за ним вслед и я выступлю с остальным войском. Замедление-же несколько дней последовало единственно от того, что за безкормицею здесь принужден я был пред сим некоторую часть конницы отпустить в границы и к Кинбурну, то есть таких, кои весьма изнуренных лошадей имели, а потому и принужденным [402] нашелся взять из деташамента г. генерал-маиора князя Багратиона, что при Кизикирмене несколько эскадронов гусар и пикинер, то же как от оного, так и от Кинбурнского деташамента по баталиону гренадер, из которых один баталион из Кинбурна вчерашний день прибыл, а четыре эскадрона завтрашний день выступают на Уклюки и пойдут на Геничи в Арабат к г. генерал-маиору графу де-Бальмену, которые надеюсь, что в 7 или 8 маршев туда прибудут. А притом ваша светлость и затем замедлилось, что на реке Днепре взломало лед, и потом опять оный связало, то уже около двух недель они переправляются. А потому как я вашей светлости не могу теперь наверное сказать, к какому только они времени в свои места прибыть могут, то когда я вперед уведомлю о сем вашу светлость, можете в то время и из Ениколя выехать. А надеюсь, что к 10-му числу марта мною все изготовлено будет. Обо всех-же сих обстоятельствах подробно может донести, если вашу светлость еще в Тамане сие застанет, то бригадир Бринк, а в Ениколе г. генерал-маиор Борзов. Затем позвольте ваша светлость окончить сие тем, чтоб вы были уверены о том моем искреннем почтении с которым я и пребуду.

Ордер князя Прозоровского — генерал-маиору Борзову.

(Приложение № 4).

26-го февраля 1777 г.

Рапорты ваши от 23-го числа я в половине дня получил и прилагаю здесь копию с рапорта ко мне г. бригадира Бринка, из которого усмотрите о времени прибытия Шагин-Гирей-хана в Ениколь, а по сему и должен я считать, что он уже у вас. Однакоже рассудил я писать ответ на оный рапорт к нему, бригадиру Бринку, как иногда за погодою или зачем другим приезду его в Ениколь еще нет, так чтобы он ему предписанное там объяснил. Однакоже, в случае еслибы он уже переехал, то ваше превосходительство по вложенной здесь с [403] ордера того копии изволите исполнить и объяснить ему что я несколько дней промедлю единственно по воспрепятствованию Днепра в переправе чрез оный значущихся там войск, тоже и лошадей держать здесь никоим образом было не можно. Письмо-же к его светлости прилагаю у сего к вам в рассуждении, что если он у вас, то извольте отдать ему, а когда еще нет, отправить в Тамань с нарочным офицером, с которого и копию здесь найдете, а затем прилагаю здесь копию Я с ныне полученного мною от него письма со всеми к нему приложениями.

Уведомьте меня, ваше превосходительство, приезжают-ли К вам крымские чиновники, как я известен, что из них многие уже отправились. Показания-же некоторых приехавших сюда греков здесь в копии прилагаю.

Г. генерал-маиору графу де-Бальмену подтвердил я, чтобы он конницею своею занял то место, о котором вы к нему писали, то есть деревню Пурпач.

Дал я мое повеление ему-же, графу де-Бальмену, что когда ваше превосходительство пришлете к нему известить о дне выезда из Ениколя его светлости Шагин-Гирей-хана, то-бы он тотчас с войсками своими на встречу ему выступил и старайтесь его ближе к Ениколю подвести. А притом прикомандируйте ему тогда 4 гренадерские роты от двух находящихся у вас полков и отдайте их в команду ему, графу де-Бальмену, на некоторое время. Ему-же, графу де-Бальмену, доставлен будет еще Чугуевский казачий полк, с которым он и проводит его светлость сперва до Булзыка, близ Арабата и куда в то же время приблизится уже с Индаля и г. генерал-поручик и кавалер Суворов с деташаментом, а потом граф де-Бальмен, оставя некоторый пост при Арабате, сам пойдет с генерал-поручиком Суворовым до Индаля, а я в то время с Салгира выступя до Булганаха, впадающего в Сиваш, пойду на встречу его светлости, где соединясь сделаем положение и марш свой далее предпримем. [404]

Граф-же де-Бальмен, прибыв на Индаль, останется тут в расположении на двое суток, а потом возвратится в свое место, а потому и ваше превосходительство навсегда уже учредите межь собой сношение. Я-же в наставлении моем предписал и то г. генерал-поручику Суворову, что еслибы его светлость Шагин-Гирей-хан чрез ваше превосходительство потребовал его с войсками на подкрепление графа де-Бальмена, то оное-бы поспешно и непременно исполнил.

А к лучшему усмотрению вашего превосходительства, с помянутого наставления моего генерал-поручику Суворову, а равно и что я писал к генерал-маиору графу де-Бальмену, здесь копии найдете.

Сообщение князя Прозоровского — генерал-поручику Суворову.

(Приложение № 5).

26-го февраля 1777 г.

Вчерашний день или сего числа прибыл уже Шагин-Гирей-хан из Тамана в Ениколь, а потому как уже последним повелением его сиятельства графа Петра Александровича с приложением высочайше данного ему от ее императорского величества рескрипта предписано, чтобы мне по надобностям и движение делать, но подтверждается притом в обхождении с татарами поступать по первым мне тем предписаниям, с которых от меня и ваше превосходительство имеете копии, с прибавлением, чтобы сколь можно от суровости воздержаться. Но в необходимом уже случае и только бы они начинщиками были. поступать с ними по всеобщему праву как с неприятелями. А мое мнение вашему превосходительству скажу, что обратя уже их в бегство, не приказать черни много рубить, но начальников, еслиб можно, то и всех не жаль будет побить, только бы не в руки взятого, но и в то время отнюдь татарам, а особливо которые в своих домах спокойны будут, никаких обид и озлоблений не чинить, а показывать всячески ласку. А брать же у них все за деньги [405] и стараться по вольной цене покупать фураж и платить тут же на месте, а разве бы ужь в случае, которые сами не хотели продавать, брать хотя и насильно, но деньги тотчас платить, или бы пустые деревни были оставлены, то из оных собирать фураж, а уплата им произведена будет. На упомянутую же уплату и на другие экстраординарные расходы определил я кригс-цалмейстеру Калмынину отпустить вашему превосходительству 4,000 рублей серебряною монетою, для которых и пришлите приемщика.

Войск с вашим превосходительством отряжаю я гусарский Ахтырский и Чугуевский казачий полки, тоже 100 донских казаков при старшине, которые дорогу знают; пехотных: Ряжский и Орловский полки, да гренадерский баталион, иришедший уже из Кинбурна и ожидающийся на сих днях из Кизикерменского деташамента. А артиллерии полевой одну двенадцати фунтовую пушку, единорог и две шести фунтовых.

Провиант будете иметь с собою на 10 дней, а затем имеет быть доставлен к вам от провиантской коммиссии на воловых фурах, с которых складывая на конские повозки, фуры обращать ко мне поспешно в корпус.

Выступить извольте 4-го марта по приложенному здесь маршруту и идти с некоторою поспешностию, только без изнурения войска, до реки Индаля, которая впадает в Сиваш, и оных два или три рукава называются все Индалем, а вершины их выходят из гор, то тут в удобном месте извольте лагерем расположиться. Сия же дорога, по которой ваше превосходительство путь свой иметь будете, идет к Арабату, а не к Кефе, и при двух больших маршах чрез два дня роздых, а когда маленькие сряду случатся, то и чрез три дня. Чугуевский же полк извольте маршем отправить вперед, с тем ваше превосходительство, как у генерал-маиора графа де-Бальмена мало очень конницы, то идучи-б он впереди у вас одним маршем, присоединился бы потом к нему и явился-б у него в команду на некоторое время. Когда [406] же Шагин-Гирей-хан захочет выехать из Ениколя, что скоро и последует, то тогда граф де-Бальмен пойдет к Ениколю в конвой его светлости и с оною персоною имеет следовать прямо до положения вашего, а ваше превосходительство снесясь с ним когда он будет за марш до Арабата, то вы изволите выступить вперед до реки Булзыка близ уже Арабата и тут дождавшись его, примите его светлость Шагин-Гирей-хана, а граф де-Бальмен оставит из своего деташамента, не касаясь Чугуевского полка, некоторый пост при Арабате, сам с вами пойдет до реки Индаля, где уж ваше превосходительство будете командиром. А по прибытии на Индаль буду я ожидать от вашего превосходительства с нарочным уведомления, то я тогда сделаю марш до реки Булганаха, что впадает в Сиваш, на встречу вам и тут соединясь сделаем совещание с его светлостию ханом и положим куда должно нам обращаться. Граф же де-Бальмен, отдав вам Чугуевский полк в Индале, останется тут на двое сутки в расположении, а на третьи возвратится к своему месту.

Из определенных же вашему превосходительству казаков извольте учредить коммуникацию, поставя на посты по девяти человек казаков.

Подполковнику и кавалеру Любимову приказал я идти к Салгирскому ретраншаменту, где до времени и расположение свое взять.

Впрочем, ваше превосходительство, персона ханская столь важна, что хотя бы до последней капли крови драться, а его оборонять должно, а затем если бы он потребовал вас чрез генерал-маиора Борзова на подкрепление графа де-Бальмена, то вы должны поспешно и непременно оное исполнить.

В называемых Шунгарах шатается, сказывают, противная партия на защищение тамошней черни, а другая неподалеку от Арабата, то где оне в близости к вам ни будут, извольте к ним послать сказать, что если оне не разойдутся, то их будут бить, только стараться всячески к тому их не [407] доводить и не останавливаясь никак; затем поспешайте ваше превосходительство, своим прибытием на вышесказанную позицию. О всех же ваших примечаниях, тому подобных, меня почасту уведомлять.

Ордер князя Прозоровского — генерал-маиору графу де-Бальмену.

(Приложение № 6).

26-го февраля 1777 г.

По требованию от вашего сиятельства г. генерал-маиором Борзовым, извольте значущуюся там деревню Пурпач конницею своею занять и при случае примеченного в них к уходу намерения поступить в удержании их сходно с моими предписаниями.

А затем каков послал я ныне ордер мой оному генерал-маиору Борзову, здесь с него копию посылаю, сходно с чем и извольте исполнить и выступить тотчас, когда он к вам пришлет, а сверх того прилагаю здесь копию и с наставления, данного от меня г. генерал-поручику и кавалеру Суворову, из которых ваше сиятельство и усмотрите подробно распоряжения мои о проезде его светлости и что до вас там принадлежит извольте сходно с тем исполнить. Относительно до препровождения его, хана, паче же в охранении особы его, непременно наблюсти все то, что я оному генерал-поручику предписал, с которым и снестись о том, когда вы будете с ним, ханом, за марш до Арабата, дабы и он успел подвинуться в то время на Булзык, близ Арабата. Тоже оставить вам от своего деташамента, не касаясь Чугуевского полка, пост при Арабате, а дойдя до Индаля взять тут свое расположение до времени, покуда его светлость со мною уже соединится и о чем я вам дам тогда знать.

Касательно до отряженных мною к вам, как там усмотрите, по недостатку у вас конницы, 4-х эскадронов гусар и пикинер, то хотя и приказано им поспешнее идти, однако пошлите и ваше превосходительство на встречу к ним офицера о скорейшем с вами соединении. [408]

Письмо князя Прозоровского — Ширин-бею и Абдувели-аге.

(Приложение № 7).

26-го февраля 1777 г.

Я спешу уведомить вас, мои искренние приятели, что сейчас получил я от его светлости Шагин-Гирей-хана такое письмо, что его светлость по нашему счислению 26-го или 27-го числа сего месяца прибудет уже в Ениколь, где пробыв несколько дней, надеюсь 10-го марта и далее оттуда выедет. Войска же от меня передовые часть легких уже выступили, а 4-го марта отправится с корпусом г. генерал-поручик и кавалер Суворов, делающий мне авангард; в след же его и я выступлю. То, по таковым ныне приятнейшим о прибытии его светлости известиям, настало уже благополучное время и вам, мои великолепные и искренние приятели, собираться на встречу его светлости и тем самым доказать ему давно известное мне по дружеским отзывам вашим и ревностное желание видеть здесь его светлость, в чем я и надеюсь, яко от истинных патриотов, услышать вашу к тому готовность и пребуду с моим непременно искренним доброжелательством.

P. S. Постарайтесь, мои искренние приятели, при теперешнем прибытии его светлости сделать уже так, чтобы не в Козлов, а прямо уже в Бахчисарай ему проехать, а я с моей стороны сходно с тем не упущу ничего сделать.

Росписание войск.

(Приложение № 8).

Деташамент, для прикрытия зада, состоящий под командою г. полковника Колюпанова.

Конницы. Пикинер три эскадрона, которые прибудут из Кизикирменя. Сто донских казаков при исправном есауле, которых из двух полков приказано командировать г. генерал-маиору и кавалеру князю Волконскому. [409]

Пехотные полки. Тульский, Ростовский. Полевой артиллерии две пушки шести фунтовые, хотя не с полною упряжкою.

КРЕПОСТЬ ОР С ЛИНИЕЮ.

Остается в команде г. подполковника и кавалера Булдакова. Гарнизон составляют в оной дву-ротные команды пехотных полков: Тенгинского, Навагинского и Ширванского. У Кинбурнскому эскадрону, по выступлении Смоленского полка войти в форштадт и быть в команде г. Булдакова.

ОСТАВИТЬ В КРЕПОСТИ ОРЕ.

Полевой артиллерии две двенадцати-фунтовые пушки и один полукартаульный единорог без всякой упряжи; сверх того, все ожидаемые из Покровска и из Александровской крепости орудия, при которых артиллерии г. маиору и кавалеру Нилусу оставить одного исправного офицера и полное к трем сказанным орудиям число канониров, коих поколику в крепости по три человека к двум пушкам полагается, то и распределить по всем здесь находящимся турецким, нужды нет, хотя-бы число людей и превосходило число орудий. Также снабдить оные потребным числом снарядов.

ОСТАЮЩЕГОСЯ ЗАТЕМ КОРПУСА.

Кавалерия. Под командою г. генерал-маиора и кавалера князя Волконского: Харьковский, Ахтырский и Сумский гусарские и Чугуевский казачий полки; 4 эскадрона Волжских, кои прибудут из Шангирейского ретраншамента; один донской казачий полк.

Часть войск, отделенная для закрытия квартирмейстеров, под командою г. подполковника и кавалера Любимова: 3 эскадрона Венгерских, один Донской казачий полк и второй Украинский егерский баталион. [410]

ПЕХОТА.

Под командою г. генерал-поручика и кавалера Суворова: два баталиона гренадер: один от деташамента г. полковника Репнинского, а другой от деташамента г. генерал-маиора князя Багратиона.

Гренадерские баталионы: подполковников: Леванидова, фон-Голле, князя Долгорукова и де-Лассия.

Полки: 1-й Московский, 2-й Московский, Смоленский, Ряжский, Орловский и Днепровский.

ПОЛЕВАЯ АРТИЛЛЕРИЯ.

Под командою артиллерии г. маиора и кавалера Нилуса.

Пушек

12-ти фунтовых ... 8

6-ти ” ... 6

Единорогов дву-картаульных ... 5

ПОНТОННЫЕ МОСТЫ.

В команде секунд-маиора Буйносова, до прибытия г. обер-квартирмейстера Бердяева.

К нему прикомандировать из шести пехотных полков 120 человек с мастеровыми.

Ордер князя Прозоровского — полковнику Колюпанову.

(Приложение № 9).

23-го февраля 1777 г.

Ваше высокоблагородие, из приложенного здесь приказа с росписанием увидите, что вы на случай настоящего всех войск движения, учреждаетесь начальником деташамента, прикрывающего наш зад.

Который в то время получа и расположитесь вы со всею своею частью в деревне Тузле, зачиная тянуть кордон от Черного моря точно по тем местам, как содержалися подполковника Любимова посты до Каменного моста, в деревне [411] Кашкаре. Учреждая первый главный пост, расположить вам пол-эскадрона пикинер, тридцать донских казаков и две пехотные роты с пушкою; от моста-же протянуть линию поколику нынешняя цепь, в рассужидении недостатка для Ахтырского полка квартир, очень была в левом конце отдалена, отступя не только от оной сюда назад прямо мимо соляных озер на деревню Тархан, где как во втором главном посту оставить пол-эскадрона-же пикинер, тридцать донских казаков и две пехотные роты с пушкою; а оттуда уже на деревню Булаткожа, примыкая свою линию к Сивашу и здесь в последнем месте равный с теми в двух пехотных ротах с орудием и в 30 казаках и пол-эскадроне пикинер учредя пост; всех их главных иметь будете три и при каждом посте, а особливо на среднем, хорошего и надежного начальника, которые рапортуя вас должны и между собою сноситься. Но как цепь свою надобно вам связать так, чтобы никто чрез нее без вашего позволения как к вам въехать, так и от вас выехать не мог, (то) нужно из больших постов промежду их по протянутой линии учредить частые маленькие пикеты, то есть человек по восьми с одним начальником в таком расстоянии, чтобы они друг друга видеть могли, на что и довольно между ими дистанция не меньше версты. К сему из означенных постов вперед по дорогам Кефинской, Бахчисарайской и Козловской верст за 15 и за 20 необходимо посылать небольшие партии для примечания за татарскими обращениями.

Таким образом, взяв свой пост, как сказано вам, что учреждается для прикрытия войск двинувшихся заду, то елико корпус подастся от вас к левой стороне, имеете долг все транспорты следующие ко мне всегда конвоировать нужною для безопасности командою, то есть основываясь на моих извещениях, которые от меня по обстоятельствам дел получать будете, прибавляя или убавляя конвойное число по учрежденной коммуникации. А оттуда проезжающих военных людей и [412] российских промышленников пропускать единственно за моими паспортами и билетами с надписью своею, препровождая до линии Перекопской и г. коменданту Булдакову, которому уже с своим означением выпущать из Крыма; у кого-же будет за другой чьей руки билет, таковых задерживая, меня рапортовать, а здешних жителей, едущих с какими-либо для продажи вещами, да и всяких только-б небольшим числом татар не держать; ко мне-же и в другия места внутрь Крыма можете сквозь цепь пропускать; едущих с билетами Новороссийской и Азовской губернских и подчиненных их мест канцелярий, также г. полковника Репнинского и подполковника Фока, только чтоб были они сказанным комендантом надписи, а буде кто из промышленников иностранных без всякого вида и найдется по каким-либо причинам сомнительным, то таковых останавливая представлять ко мне на рассмотрение.

Сборное войскам вашим место можете взять отарое или где поспособнее по своему обозрению найдете такое только, чтобы когда нужда потребует неотменно все ваши войска в 8 часов собраться могли. Ордер-же де-баталии хотя и отношу я больше на ваше военное звание, однако мысль мою скажу, что наилучше разделить вам свою пехоту с пушками на два по флангам кареи, а в средине иметь кавалерию.

Для продовольствия конницы вашей фуражом и на прочие нужные расходы приказал я вам кригс-цалмейстеру Камынину отпустить пятьсот серебром и пятьсот медью (рублей), из коих первые употреблять токмо на заплату татарам за привозимый ячмень, солому и кизяк, а медные на посылку курьеров и другия всякие необходимые издержки с обыкновенною в книге запискою в приход, на что за рукою и печатью моею и шнуровые тетради вам прилагаются.

Магазина вам в Тузле большего заводить не для чего, как только разве по часту время от времени запасаться фуражом да подножного корма также и провиантом на несколько дней, имея способ всегда получать из Перекопского, дабы в [413] случае должной по настоящей нужде ретирады, можно было без всякого убытка оный и бросить.

Я хотя по обстоятельствам и не ожидаю возмущения татар ни нападения с другой стороны, однакожь как в военном ремесле не может быть излишняя предосторожность, лишь-бы она не послужила ко изнурению людей, то есть чтобы всегда была третья часть на страже, а две имея отдохновение безнужно друг друга сменяли, то и напоминаю вам неусыпное иметь бдение, распространяя свое уже частое примечание на все стороны, так чтобы никакой неожидаемый случай не мог вас застать врасплохе; а напротив сколь оставляя себе за правило однако дружелюбное обхождение не должны вы подавать им никакого неприятельского виду и всегда отходить от дела с ними, столь обязаны и свободны защищать себя и дерзнувшим на вас напасть дать почувствовать силу российского оружия, храбрым отпором. Сие бдение требует не дремлющего всякий час от вас на их ока, ибо колико нужно и подтверждается вам не делать им ни малейших озлоблений, а не только грабительств, так равно надобно разуметь силою и живностию войск своих держать их на всякое время в узде и должном к ним почтении.

В крайности-же, еслибы с такою чрезвычайною силою неприятель на вас устремился, что вы действительно найдетесь в несостоянии с своею частью войск дать ему отпор, заблаговременно всегда имея способы чрез частью, хотя небольшие разъезды предварить себя о сем сведением и выехавши сами вперед собственными глазами обозреть, сколь пред вашим превосходное его число, а потому уже так завременно с деташаментом ретироваться к крепости Оре, чтоб он вам помешать или повредить не мог, где взяв свой лагерь под стенами останетесь действительно непобедимыми. Зад ваш прикрыт будет крепкою линиею, а впереди крепостные пушки, под выстрелом которых вы будете, разорвут всякое стремительное нападение. [414]

Сим образом оградя себя со всех сторон, предписываю вашему высокоблагородию обо всем происходящем у вас как меня по часту рапортовать, так и г. коменданта Булдакова извещать, из данного которому наставления здесь к сведению вашему включаю копию, относя за сим обязательством размеряться вам во всем на своем благорассуждении.

Когда-же настанет время теплое и способное, то избрав при деревне Тузле удобное место, можете расположиться лагерем.


Комментарии

1 В рапорте этом не заключается никаких характерных подробностей.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.