Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ДЕВАР СЕФАФАИМ 1

(Перевод с еврейского)

Глава IX.

Когда (Султан Мустафа, сын Султана Махмуда) воцарился и воссел на свой престол (1107 г. Гиджры; 5455 по Еврейскому летосчислению; 1695 от Р. X.), в то время с каждым годом война с Римлянами 2 становилась обременительнее для Турок, которые то побеждали, то были побеждаемы, - тогда еще прибавилось у них врагов: с севера угрожала беда, а именно: Ах-Бей 3, царь Московский, который, со скрытою в сердце не дружбою и вечною не любовью, питал не добрые замыслы и изыскивал средства завладеть Крымом. Он собрал многочисленное войско свое и разделил его на две части, из которых одну поручил воеводе по имени Шермет-оглу, который пошел на Кази-Кирман 4 лежащий на большой реке Узу 5, с крепкою стеною и прочными вратами, осадил его и начал войну. Тогда выступили ратные люди из Крымского войска и [694] намерились перейти реку Узу-Свав 6, чтоб подать им мужественную помощь, но убоялись за себя, рассуждая, что может быть Московское войско ухитрится и перейдет реку Узу-Свав и завладеет Крымом. Между тем ратные люди, находившиеся в крепости Кази-Кирман, надеясь, что Крымское войско прейдет им на помощь, сражались мужественно; увидя же, что Крымское войско не приходило , они положили передать крепость в руки неприятелей, чтобы спасти себя от погибели и не пасть от вражего меча. Они исполнили свое намерение; отворили врата крепости и передали город в руки их. Тогда вся Московская рать вошла в город, завладели им, разорили и разграбили его, вывели оттуда всех ратных людей и поместили их за городом. По выводе людей из города, они изменили своему слову, напали на них с оружием и убили их безжалостно, а оставшихся от меча увели с собою в плен мужчин, женщин, детей и грудных младенцев. Так Шермет-оглу отмстил за отца своего, который был обманут князьями Крымскими и уведен в плен. Потом они перестроили город, укрепили его башни и поместили в нем ратных людей с снарядами для охранения его. - В 5456 г. от Сотворения Мира т. е. в 1108 г. гиджры, Царь Гаджи-Селим-Гирей-Хан, по ежегодному своему обыкновению, выступил из Крыма на войну, в помощь Туркам, а с ним все храбрейшие ратные люди. Он перешел реку Узу и дошел до Аккермана. Услышав, что Царь Московский осаждает Кази-Кирман, он отправил туда 4-х пятидесятников с их ратниками, всего 200 человек, и приказал им войти в крепость Кази-Кырман. Потом отправились на небольших лодках и завладели крепостью Нукрат-Кирманом на небольшом острове в Узу-Сваве 7 и вывели оттуда всех ратных людей с женами, детьми и имуществом, а также завладели еще одною крепостью, Сагин-Гирей, построенною по ту сторону реки, все трое одна против другой. Из всех пленных избрали 700 душ и увели в Бутаклы 8, а ожесточившись против них, умертвили неестественною смертью, и пред глазами их убивали грудных младенцев и исторгали неродившихся из чрева матерей, а трупы их бросили на снедь зверям земным и птицам поднебесным. Прочих пленных отвезли в Москву, поместили их на больших кораблях флота и обратили в матросы, наложили на них тяжкие труды и подвергли истязаниям. Остальная же рать Царя Московского пошла воевать на сильную крепость Азах 9, [695] обнесенную валами и стеною, лежащую на великой реке Тэн-Сваве 10, одном рукаве Черного моря. Выше же её , на расстоянии полумили, были две небольшие крепости 11, одна против другой, а между ними железные цепи, называемые «Занджили-хулалар», чтобы суда народа Московского не могли проходить между ними, одна называлась Ваддин-хулла, а другая Джан-хулла. Тогда то они, напав и овладев двумя крепостями , осадили Азах и долгое время вели с ним войну. Тогда было в Азахе 6000 отборного, опытного войска Янычарского, которое до нашествия неприятеля, построило себе большую деревянную стену, отступив на довольное расстояние от городской стены, для того чтоб было для них просторнее сражаться на ровном месте. - И стали бросать стрелы, метать из пращей, наводить махины, стараясь пробить стену. С каждым же днем выходили вооруженные воины из города и наносили неприятелям сильные поражения, до того, что с каждым днём их становилось мение и мение. К ночи же они возвращались в город, и так день проходил в бою, а ночь в карауле. Когда же ратных людей стало мало, то жены их выходили на бой и разили неприятеля, пока не падали бездушные над убиенными Людей осталось весьма мало; война была продолжительная; осада и битвы продолжались 107 дней, а город не могли взять, не смотря на то, что настала зима. В следствие морозов и холода война прекратилась; сняли осаду и войско ушло восвояси. В городе осталось около 570 человек спасшихся от меча , и те были ранены: одни излечились, другие умерли. А как услышал об этом Султан Турецкий, то оказал им благодеяние: послал им подарки, увеличил их жалованье и содержание; отправил к ним оружие и снаряды, равно и жизненные припасы для городских жителей на всю зиму. Тогда опять воздвигли разрушенные и пробитые стены, укрепили бойницы, равномерно прислали к ним ратных людей для охранения города и для защиты во время войны.

Глава X.

В том же году, 5457 от С. М., 1109 г. гиждры, в месяце Тевеф, когда настал холод и мороз, и воды, а также великая река Узу-Свав, замерзли и стали, царь Гаджи-Селим-Гирей-Хан послал старшего сына своего, Девлет-Гирей-Султана (по другому списку Девлет-Гирей-Хан-Султан) со всеми военачальниками и с [696] ратными людьми, которые отправились в страну Барабаш-Хазахи 12, разорили их земли, города, селения, а жилища их сожгли огнем; произвели между ними сильное поражение и убийство; убили безжалостно молодых и старцев, разграбили все имущество и разорили 26 открытых селений и совершили великое мщение. - В это время восстали Измаильтяне, жители Кара-Суба 13, против Евреев и Христиан и донесли на синагогу и на две церкви, и изложили свои жалобы в суде пред царем Селим-Гирей-Ханом, говоря, что к зданию синагоги сделана пристройка и расширение; поставили свидетелей, которые пальцами указывали на добавку, указали место и следы пристройки. Решили, и царь утвердил, и отправил гонца с приказом разорить добавочное место к зданию. Евреи, увидя, что Измаильтяне разорили церкви беспощадно, убоялись, чтобы они не бросились также на синагогу и не разорили бы ее вовсе , а не только часть оной, взяли дозволение судьи (духовного), сняли желоба и сбросили перекладины строения, что совершилось в день поста Эсфири, и царь предоставил им остальное и позволил им там молиться. И эта была дивная помощь от Господа Севаоф, на память для позднего потомства. - В весенний месяц царь Турецкий выслал из Кустандины 14 ратных людей на больших кораблях и сильный флот на помощь городу Азаху, равно и большие суммы серебра и злата, хлеб и съестные припасы для народа в крепости, который терпел крайнюю нужду. Часть из них, около 800 человек, успела войти до прибытия неприятеля для осады; другая же часть встретила остановку и задержалась в гавани города Кафы 15, потому что не было попутных ветров и не могли войти в город Азах. Тогда вся рать Московская с отборным войском и конницею наступила и осадила город, воевали, палили из пушек, зажигали огонь порохом и бросали в город и строили батареи. С каждым днем выходили против них вооруженные воины и производили между неприятелем страшные поражения и возвращались в город малыми остатками. Они крепкою рукою сражались с неприятелем, пренебрегали опасностями и обрекли себя на смерть, предпочитая ее жизни. Однакож, как от продолжительной осады нестало хлеба в городе, то жители города и военачальники решились передать город в их руки, видя , что нет им возможности отстаивать его А как исполнилось 63 дня осады, подняли на стене знамя в знак и примету, отперли врата и передали им город. Они вывели всех ратных людей и весь [697] оставшийся народ и провели под мечем и поместили за городом. А как неприятели хотели наложить на них руки, то недопустил их военачальник Римлян 16, пришедши им на помощь. Они отпустили их на волю нагих и босых и они отправились в город Тамань. На дороге напали на них Татары, ограбили и сняли с них одежду; потом достигли до обитаемой страны города Кафы, где им доставлены были пища и одежда.

Глава XIII.

Во время Девлет-Гирей-Хана (5460 г. по Евр. лет. от Р. X. 1700) выступил Царь Сивета 17 из земли своей со всем войском своим, около 40,000 отборных ратников, владеющих всяким оружием, (мужественные воины, готовые на брань, один, слабейший против сотни, а сильнейший против тысячи), и открыл войну с Царем Московским, овладел укрепленными его городами и приблизился к границе Польского королевства. Там нашел он знатных в междоусобной войне; брат воевал с братом, приятель с приятелем, город с городом и область с областью. Все были разделены на две партии по той причине, что когда умер Король Польский, по имени Субецкий 18, польские паны не хотели воцарить по нем его сына и представили свои возражения и споры Римскому Императору, который решил и привел решение свое во исполнение, поставив над ними королем чужеземца, не их нации и не их веры, которого имя Сахизан, а по турецки именуется, Наль-Хиран, и который прибыл в Польшу, сел на престол и воцарился над ними насильно. Тогда же Польская нация разделилась на две партии, слабейшая половина стояла за детей Субецкого, чтоб поставить их в короли, другая же половина за Наль-Хирана 19. Партия Нал-Хирана пересилила партию Субецкого и признали его королем своим; и усилились и готовили войско для войны. Тогда то дети Субецкого соединились с прочими польским вельможами, которые доставляли им мужественную помощь, и предстали пред Короля Сивета, били ему челом и говорили: помоги нам Государь Король, ибо над нами воцарился чужеземец, который не брат нам! Тогда Король Сивета послушался их и поставил над ними королем отборнейшего из детей Субецкого и дал ему господство над некоторыми из оставшихся укрепленных городов. Тогда присоединилась к нему [698] часть знатных и вельмож польских и пошли с Королем Сивета разорять города, которые были на стороне Наль-Хирана; города разрушили и предали пламени их дома и произвели между ними убийство. Увидя это, король Наль-Хираи принял решение, собрал своих вельмож и князей, устроил своё войско и отправился к Ах-Бею, Царю Московскому, и умолял его соединиться с ним и поддержать его царствование, и принял на себя быть его сподручником и подчиненным, что и исполнил. Оба Царя выступили со всеми войсками своими, многочисленною и сильною ратью, чтоб идти на встречу Королю Сивета. Они пошли и нашли их там, где они были расположены. Царь Московский со всем своим войском расположились в укрепленном городе, называемом Вильною и в окрестностях его, Царь решился выслать отряды воинов, чтобы напасть и встревожить Сиветский стан в самую полночь, и подтвердил это всем ратным людям к исполнению. В городе были Евреи, подданные Короля Польского, а когда услышали об умыслах против Короля Сивета, то двое или трое отступников нашего народа, поднялись и ушли к Королю Сивета и рассказали все дело. Все встревожились, поднялись и мужественно приготовились к бою и стали на страже, каждый у места своего с готовым оружием. В туже ночь поднялись все военачальники с своими ратными людьми, вышли из города Вильны и перешли чрез большой мост, что за городом, и до неприятельского Сиветского войска. А как они увидели их, то поднялись, били, разили, убивали и поражали до тла, совершили великое мщение и навалили кучи трупов. Когда же Царь Московский увидел, что Царь Сивета уничтожил, все его войско , то крепился и бодрился, чтоб ещё раз сойтись с ним. на ратном. поле, и отправил своего воеводу Шеремет-оглу, собрать все своё войско от гор Тьмы 20 до страны Малороссийской и Ногайской, Барабаш и Бутаклы 21, чтоб пойти на них войною и отмстить за кровь подданных своих, пролитую Королем Сивета.

Глава XVII.

В оные дни, Царь Московский возымел коварное намерение к исполнению желания своего завладеть Крымом. Он построил большой корабль, снабдил его опытными в морском деле кормчим и людьми, наполнил его царскими сокровищами, золотом, серебром, драгоценными шубами в великом множестве, в дар [699] Султану Турецкому 22, чтоб обмануть, обольстить его и выведать его отношения. Подняли флаг на мачте корабля, вышли из Азаха и дошли до Еникале. Муртаза-паша, наместник начальствовавший над крепостью Еникальской, увидя, что хотят проехать мимо крепости без позволения и войти в Черное море, чтобы ехать к Султану, ставя ни-во что хана Крымского, велел сказать им: не дерзайте проходить, я потоплю корабль ваш в море, потому что Царь Русский никогда не имел права проезда в Черное море; я же не имею дела с Султаном Турецким, а только с ханом Крымским. Кончилось тем, что корабль возвратился в Азах, а он позволил им отправиться за дозволением к хану Крымскому, что они и сделали. Послы отправились к Девлет-Гирей-Хану, а Хан спросил совета у своих вельмож. Вельможи говорили ему: не слушай их и не соглашайся: искони они были подвластны и доставляли нам ежегодно дары богатые, как же они теперь в кичливости сердечной осмеливаются на такие предложения. Но Хан, по глубокой своей мудрости, отвечал: если послушаемся вас и проведем ни с чем этих послов, то это возбудит сильное негодование Султана и он воспылает гневом на нас; лучше пусть идут сухим путем. Так и было. Послы отправились к Султану Турецкому с царскими дарами для него и для вельмож, пребогатыми и премногими, и просили о праве свободного плавания для кораблей своих по Черному морю, подобно кораблям французским, Венецианским и Английским. Наместник и прочие вельможи единодушно согласились исполнить их желание и предоставили им на берегу морском два места для стоянки кораблей их: одно Балаклава, а другое Синап 23 на берегу Андулу 24, что по-турецки Калетопче. Он же совершил еще большую измену; построил укрепление и крепость не в вдалеке от крепости Ор 25, дав ей название «Каменка», на пространстве часов 10 пути внутри границ Крыма; граница же Крыма отстоит за Ором на 50 часов пути, а межею служит ей река Сет. А для того, чтоб город был им защитою во время осады, они захватили границы Крымской земли, а город наполнили военными снарядами и орудиями во множестве. Царь Девлет-Гирей-Хан , узнав о всех сих событиях, собрал совет своих вельмож, которые положили донести о том Султану Турецкому. Они отправили одного вельможу с открытым письмом за подписями всех знатных вельмож Крымских следующего содержания: «Известно народам и ведомо [700] всем, что они ищут предлога и домогаются разными средствами отнять у нас землю нашу и господствовать над Черным морем по своему произволу». Однакож Султан Турецкий не только ничему не хотел верить, но, напротив , считал их самих клеветниками и ложными доносителями. Они же в другой раз отправили людей почетнейших и знатнейших, чем в первый раз, с вторичным донесением, в котором, как в первом, изложили сущую правду и скрепили подписями; также послали одного из знатных осмотреть и выведать крепость, отправив его сперва к Юсуфу-паше, начальствовавшему тогда во всем крае Урумли 26, который и наказал ему донести себе сущую правду. Одиакож Пузула-Эфендн позвал его с тем, чтоб он не говорил правды, а он также согласился на мздоимство и принял дары; господин Султан-Мустафа послал с ним одного из преданных слуг своих, по имени Каведжи-оглу, которому дал тайное приказание проводить посланного вельможу окольными путями, чтоб увеличить расстояние Они отправились, прибыли и увидели крепость Каменку, и возвратились и ложно донесли Султану Турецкому, что она отстоит от Крыма на 50 часов пути, и что постройки крепости не захватили границ Крымских. Хан же Девлет-Гирей узнав это, отправил отряд, который захватил пленных. Пленных он отправил к Султану Турецкому; и они признались, что правда на стороне Татар, что хотят завладеть Крымом , а глаза ослепляют деньгами; но и их показаниям не поверили, а сказали, что эти пленники давнишние и что в деле не знают толку. Когда Девлет-Гирей убедился, что его словам не дают веры, то велел кличь кликать во всех владениях своих, чтобы все соединились в один союз. Весь народ и все знатные повиновались и вошли с ним в союз. Все военачальники и главы народа отправились с ним, чтоб предстать на суд пред Турецким Султаном и доказать свою справедливость и то, что вельможи царя Турецкого на стороне их (т. е. неприятеля) и что главным виновником такого коварства был Юсуф-паша. Юсуф-паша, узнав о сем, зело устрашился в сердце своем; он занял все переправы и поставил на них военную стражу. Он собрал все войско Урумлийское, снабдил оружием и они вырыли ямы на дорогах и наполнили людьми готовыми к бою. К Султану же Турецкому он отправил гонцов с вестью, что все Крымское войско изменнически возмутилось и идет на них войною. Великий страх овладел всеми городами, Урумли и Адирном 27 и Кустандиною и бысть ужас от Господа. [701] Девлет-Гирей-Хан выслал брата своего Сеадет-Гирей-султана, а с ним лучшее войско и они переправились чрез Узу-Свав 28 и разорили Ибраил 29 Келас 30 и Тумгарва 31. А как увидели все вельможи и войско Крымское, что они крепко провинились против Турецкого Султана и против своего закона, то расторгли союз свой с Девлет-Гирей-Ханом, и с миром возвратились в дома свои. Тогда Царь Девлет-Гирей-Хан остался один с Сеадет-Гирей-султаном и с своими слугами. А Царь Султан-Мустафа послал за Гаджи-Селим-Гирей-Ханом, поставил его царем на место его сына и отправил его в Крым, повелев успокоить народные толпы, отклонить от себя их ропот и захватить двух сыновей его Девлет-Гирей-Хаиа и Сеадет-Гирей-султана и отправить их к себе. Царь принял на себя все эти условия и согласился выслать их. Двух сыновей, которые были при нем, Кази-Гирея и Каплан-Гирея, назначил он начальниками отрядов и отправил их в Крым, чтоб там распорядились и захватили Царя и султана; Царь же Девлет-Гирей и султан-Сеадет-Гнрей, видя конечную немилость Султана Турецкого, спаслись бегством в землю Черказ. Царь Девлет-Гирей-Хан ушел в Диджан-каласи 32, что в Черказы, и поселился там, а с ним около 300 человек. В то время, когда он там укрывался от жестокого преследования, поймали одного лазутчика из Москвитян и привели пред Девлет-Гирей-Хана. Его стали допрашивать о занятиях его, и он отвечал, что идет отыскивать пропавших коней своих. Его отпустили, но спустя три дня нашли его в толпе бродящего. Его схватили и опять привели к нему, а как стали пытать, то он и признался, говоря: Царь Московский послал меня выведать твои мысли, зная, что ты в разрыве с Султаном и их народом; если тебе угодно, приди ко мне, я буду твоим благодетелем, и поставлю тебя владыкою над Великою-Татариею, в Казанской земле, над народом сильным и многочисленным, над которым можешь царствовать по желанию своему. Царь же отвечал ему следующее: не желаю и царства от него: ни жала его, ни меда. - Человек ушел своею дорогою. Увидя же Царь Девлет-Гирей-Хан яко он тесним братьями своими, положил совет в душе своей, и послушался речей старца-отца своего и возвратился в Крым нехотя Его посадили на судно и сослали на остров Родос, зане Государь зело на него разгневался. Там он и остался. И были дни царствования его над Крымом 4 года и 6 месяцев; и воцарился вместо его старец отец его Гаджи-Селим-Гирей- [702] Хан; и приде и восседе на престол свой во граде Бах-Сарае, в чести великой в лето от Сотворения Мира 5463 (1703 по Р. X.), по летосчислению Измаильтян в 1115.

Глава XVIII.

В 1120 год гиджры, соответствующем 5469 г. от С. М. воцарился Девлет-Гирей-Хан, во второй раз над Крымом, и в сердце своем сохранял и питал вражду к знатным и вельможам крымским и не показывал им лица приязни, за то, что расторгли союз и изменили ему и нарушили данную ему присягу, как описано выше в главе 17.-В его царствование происходила война Короля Сивета с Царем Московским, как рассказано выше, но главного там не достает, т. е. главной причины войны. Ибо Царь Московский пошёл войною на Короля Снвета и осадил укрепленные города, лежащие на их границах, один по имени Рига, и другой по имени Пей-Томбур 33 и завладел обоими. Завладев, он воздвиг стены, разрушенные в войне, и укрепил их; а напротив их построил еще укрепленные города на берегу моря - окиана , дабы Царь Сивета не мог покорить города , которые он покорил и завладел. Увидя это, Царь Сивета собрался с силами, чтоб возобновить войну. Он собрал все войско свое, людей ратных, запасся снарядами, пошел и осадил Ригу и Пей-Томбур; взял их, а весь находившийся в них народ истребил и погубил. При всем том гнев его не утихал, а мстящая его десница простиралась далее. Он снарядил войско свое и пошел на город Батирну 34, принадлежащий царю Московскому, город обширный с стенами и крепкими вратами; этот-то город он осадил и повел на него приступ. А как увидели ратные люди, бывшие в городе, что не могут устоять пред своим неприятелем, что плохая была надежда на слабую помощь, и что всем угрожала погибель - то положили между собою передать им город. Однакож прибегнули к хитрости: они разделили ратных людей на две части, и поставили их в засаду у стороны, немного поодаль от больших ворот, где сражение было сильнее, а к Королю Сивета послали послов с предложением передать ему город. Он поверил словам их и послал сильную рать занять город. По приближении рати к городу, отперли ворота, а рать вошла в город, полагаясь на их обещание. Они [703] же обманули их: внезапно напала на них половина войска, что была в засаде в городе, которая окружила город, овладели воротами и заперли их, и стали разить войско Сивета без пощады с двух сторон и побили их на повал, не оставив ни следа их. Царь Сивета, увидев, что сделали ему жители города, отстал от города и искал себе спасение. Не желая одиакож предпринять обратный поход и возвратиться в землю свою со стыдом , он сделал усилие и вошел в землю Барабаш и Бутаклы и расположился станом под городом Барабаша, под названием Балтава 35, и обложил его. Город же был надежнее и крепче всех находившихся в его окрестностях, - город столичный. Они же подчинены власти Царя Московского, и есть у них двенадцать князей называемых на их языке Пульковник, а старший из них господствует над Балтавою и все его слушаются. И Царь Московский наказал им крепко на-крепко, под строгим велением, чтобы не выдавали города Королю Сивета. Прежде сего они склонились на сторону Короля Сивета, чтобы подать ему мужественную помощь. Но не все однакож, а некоторые. А как прибыл Царь Московский со всем войском сильным и многочисленным, как песок у берегов морских, то сильно за себя убоялись и пошли и поверглись пред Царем и были ему в помощь, однакож не все, а некоторые. Тут-то ухитрился и возымел коварное намерение Царь Московский, и отправил послов с ласковыми и примирительными словами, говоря: оставь город и непогуби его; если же ты не согласишься , то пойдем переведаться, рать против рати, без больших огнестрельных орудий (топ, кумпара лагум атмасы), ибо он знал что Сиветские люди не в пример опытнее и искуснее их; и что будь войска Сивета 10,000, то преследуют и побеждают 100,000 Московского народа, потому что они как мошки в сравнении с ними. Царь Сивета поверил их словам и прельстился небылицами и ложными речами. Они препоясали мечи свои, взяли оружие и выступили в поле на мужественный бой, ибо не обращали на них внимания и считали их за ничто сравнении с собою, владеющих мечем, опытных в ратном деле. Тогда же Царь Московский схитрил, нарушил свое условие и свою верность. Он разделил войско своё на две части, взяв одну часть, он приказал им следующее: возьмите все большие орудия: (гаватопу, ашага-топу, кумпара), и идите тотчас внезапно и неожиданно нам на помощь, не бойтесь и не страшитесь ничего, потому что наших гораздо больше, а тем вернее, что у них нет никакого огнестрельного оружия. Другую же часть он [704] взял и выставил против Сиветскаго войска, строй против строя, с обнаженными тесаками, латами, щитами, копьями и обоюдоострыми мечами. Между тем как они ратоборствовали и выказывали искусство свое и силу телесную как плоть и кровь, Царь Московский окружил все Сиветское войско. Их не беспокоило и это, и они сражались с остервенением. И вдруг нагрянула на них рать Царя Московского с одной высоты, на которую возвели: с хава-топлары, ашага-топлары и балие-мез-топлары», и зарядили их железными цепями, гвоздями и другими вредными снарядами и стали палить в Сиветское войско, разили их так, что те падали грудами, и не было им спасения. Они произвели между ими страшное поражение, а остальных полонили, а кто из них принимал их веру и обряды, того оставляли в живых 36, потому что вероисповедание их различествует между собою; а кто не обратился в их веру, тому наложили на ноги железные путы, мучили и терзали его; всех же вельмож Барабасы, которые уклонились на сторону Сивета , взял и послал в область Сибирь, что близ гор Тьмы, а все их имущество и богатство передал на грабеж. А как увидел Царь Сивета , что все люди его попались в плен, а при нем осталось немного, около 1000 человек, то взял все свои сокровища, свое злато и серебро, и отправился на Узу-Свав 37 и зарыл сокровища на берегу реки в песку; а с ним был один вельможа из вельмож Барабасы, а имя его Мазепа; и они шли весь день и всю ночь, чтобы спасти души свои от погибели и жизнь от меча. Они были в дороге, а за ними погнались в погоню, чтоб поймать. Тогда Царь Сивета поспешил бегством, чтоб войти в Крымскую землю и чтобы найти защиту в её тени и покровительство под её крыльями. Он избрал себе одну дорогу, чтоб отправиться к Султану, и тотчас отправил послов к великому визирю Измаилу-паше и к Юсуфу-паще, которые были начальниками городов Бендера и Урумли, что желает идти туда. Они согласились и непротивуречили, и тотчас отправили послов к Царю Московскому с грамотою сказать ему: отстань и не преследуй Царя Сивета и оружия не внеси в страну нашу, так как он прибыл и спасся к нам, и кто будет искать его души, тот будет искать и нашей, ибо он в сохранности у нас, не годится и не следует выдавать его тебе 38. - Он послушался их, возвратился в свою страну и свои владения, а земля успокоилась от войны.

Илья Финкель

Одесса.


Комментарии

1. Сочинение: Девар-Сефафаим, как видно из предисловия, передает на Еврейском языке устные рассказы, слышанные сочинителем от ученых Измаильтян. - Имя сочинителя Давид сын Элиазара Ляхну. Место жительства его не обозначено, а писал он от 5441 - 5491 Евр. летосчисления (1681 - 1731). Все сочинение разделено на 30 глав, а им предпосылает в предисловии историю Крымских Ханов, именуя первым ханом Урус-Хана. Предисловие оканчивается воцарением в третий раз Каплан-Гирей-Хана в 1143 г. гнджры. - В этом месте в обоих списках (хранящихся в Обществе) обозначено, что недостает 5 листов. За тем следует отрывок из 2-й главы. Третья глава начинается воцарением Гаджи-Гирей-Хана в 1094 г. гиджры.- 35 гл. начинается 2490 г. Евр. летосчисления или 1143 г. гиджры; в ней описывается солнечное затмение и низвержение Менгли-Гирей-Хаиа Султаном Махмудом, возведенным на престол на место Султана Ахмеда. Далее - пробел, а там следует описание пожара, случившегося (где? несказанно) в соседстве Якова Трезура 5309 в ночь поста Гдалия (стало быть 18 лет спустя, по изготовлении сочинения).

Это место, в котором время происшествия определяется постом, соблюдаемым одними Евреями-Раббинитами, равно и описанное в гл. 14 происшествие в Немировской синагоге , где между убитыми показано 4 человека из Крыма, достаточно доказывают, что автор, по всей вероятности был Раббинит из жителей Карасу-базара: Караим не стал бы определять времени постом Раббинитов; и как 4 человека из Крыма, погибшие в Немировской синагоге, не могли быть Караимами, не соединяющимися в синагоге с Раббинитами; то Караим мало бы заботился о происшествиях в какой бы то ни было синагоге, не касающихся до его единоверцев.

Примечание переводчика.

2. Австрийцами. - Н. М.

3. Белый-Царь.

4. Берислав.

5. Днепр.

6. Днепр.

7. Остров Тавань, на Днепре против Берислава.

8. В Запорожье.

9. Азов.

10. Дон.

11. Каланчи, укрепленные башни.

12. Малороссийских Казаков.

13. Карасу-Базара.

14. Константинополя.

15. Феодосии.

16. Ле-Форт?

17. Карл XII.

18. Ян III Собесский.

19. Саксонского Електора Августа II?

20. Уральских.

21. Малороссии и Запорожья.

22. Это посольство в Константинополь Емельяна Игнатьевича Украинцева.

23. Синоп.

24. Анатолий.

25. Ор - Капу - Перекоп.

26. Турецком государстве.

27. Адрианополем.

28. Днепр.

29. Браилов.

30. Килию.

31. Томарово тоже Рени.

32. Анапу.

33. Нотебург?

34. Батурин?

35. Полтавою.

36. Рассказ баснословный, как и на стр. 694, замечательный только оригинальностью.

37. Днепр.

38. См. Мирный трактат заключённый в Адрианополе 1713 года. стр. 680 статья. I.

Текст воспроизведен по изданию: Девар Сефафаим // Записки Одесского общества истории и древностей, Том II. 1848

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.