Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Статейный список московского посланника в Крыму Ивана Судакова

в 1587 - 1588 году.

Лета 7095-го, по государеву цареву и великого князя Федора Ивановича всеа Русии наказу, Иван Судоков пришел на Сосну в Ливенской город генваря в 6 день, а с Ливен пошел генваря в 8 день, Донец Северской перелез, ниже Святых Гор в малой перевоз, генваря в 30 день, и которые головы провожали Ивана: Яков Змеев да Мешек Зыбин з детми боярскими и с козаки Иван воротил, не доходя Торца Малого на полднища, генваря в 31 день.

И Февраля в 15 день приехав к Алмиюс сьехався с Ываном Асан чеуш и говорил в розговоре с Ываном Асан чеуш: посылал его царь Ислам Гирей в Азов и в Казыев улус для своего дела, присылали к |9| к царю бить челом мурзы из Казыева улуса Екшисат да Кан мурза, теснота деи им великая от Черкас от пяти горских и царь бы их оборонил от Черкас, однолично бы царь шел на Черкас воевать, а не пойдет царь в Черкасы воевать, и нам соединачитца с Саадет Киреем Царем да с Мурат Киреем царевичем, а Саадет Кирей царь был у Кан мурзы в улусех да пошел в Шевкалы, а Мурат Кирей царевич в Асторохани и Царь Ислам Гирей и царевичи однолично хотели итти на Литовского короля воевать и князи и мурзы и иные черные люди царю и царевичем говорили: идете вы Литовского короля воевать, а недрузи ваши у вас за хрептом соединячатца с Ногайскими мурзы, пришедчи Крымской юрт пуст зделают, и царь и царевичи от неволи пошли Черкас воевать, не хотя зимли раскручинитъ, ногайские бы мурзы с Саадет Киреем царем не соединачилися, а меня царь послал прошед море, а тому уж другой месяц. Февраля в 17 день, съехался с Ываном на море, не доходя улусов Кангильдей татарин, а едет ис Кафы в Азов и в разговоре сказывал Ивану, как Гилдей де шел с Москвы с чаушом Турского царя и яз из Литовские земли поехал наперед и короля Литовского при мне не стало и яз по грехам царя Ислам Гирея в Перекопи не застал, царь пошел в Черкасы воевать, а воевал царь в Черкасех |10| 20 ден и с проходам, а царь Черкас не извоевал, полону не добыли, а были снеги клубоки, ездили в один человек, а Черкасы со царем билися, Фети Гирея царевича ранили и Крымских людей побили; а пришел царь ис Черкас тому 18 день. [51]

И Февраля в 22 день приехал к Ивану встречю за два дни до Молочных вод от Калги царевича Кара Аталык, и от царевича Ивану поклон правил и о здоровье спрашивал, и говорил Ивану царевич: мне с тобою велел ехать на спех, день и ночь, чтобы от Литовских казаков пройти ранее, литовские казаки у царя Крымску юрт пусту зделали, на сей зиме трожды приходили и улусы поимали многие, а лошадей и животины болши 40 тысяч пояли.

Февраля в 27 день встретил Ивана от царя Коштеней Дуван и говорил Ивану: царь тебе прислал своего жалования - конь в седле и в узде и велел царь давать тебе подводы под казну и толмачем и корм велел давати тебе и толмачем.

Февраля в 29 день пришел Иван в Перекоп, прислал Калга Алпкирей царевич Смаил Имилдеша, и говорил Ивану Смаил Имилдеш: Калга царевич волел тебе говорити: хочет тебе очи завтра дать, а что прислал государь твой поминков и ты бы то с собою нес, а денги тебе царевич велел прслать к себе тайно со мною, да царевич велел, тебя |11| спросити многим ли моим людем государь ваш прислал жалованье, и Иван Смаилу Имелдешу говорил: которым царевичевым людем князем и мурзам и ближним людем государь свое жалованье прислал, и яз тем людем и роздам, а денги послал к царевичю с толмачем с Сенчюрой с Баикешевым. Того же дни от царевича Сенчюра денги принес назад и сказывал Ивану: Алпкирей царевич, велел тебе говорити: денег мне государь ваш прислал мало, таить мне их от своих, людей нечего.

Марта в 1 день говорил Ивану Смаил Имелдеш: Калга Царевич, велел тебе говорити - очей тебе царевич не хочет дать, на государя вашего досадует, государь ваш прислал к царевичю денег мало; и царевичевым ближним людем оталыкам и омилдешам жалованья своего не прислал и царевич у государя вашего вперед амиятом быти не хочет, да царевич же велел тебе прислати грамоту и поминки, что государь ваш прислал, и Иван Смаиле Амилдешу говорил: донеси мое слово до царевича, чтобы калга царевич пожаловал, силы надо мною не учинил, велел мне у себя быти и грамоту бы государя нашего вычел и речь слушал; а поминки государь наш прислал царевичю боле старого и двум царицам поминки присланы, а людем царевичевым четырма человеком поминки присланы и покажет, калга царевич государю нашему свою прямую дружбу и правду и учинит по государеве грамоте: пойдет сее весны на |12| вопчего нашего недруга на литовского короля, и государь наш и великий князь Федор Иванович всеа Русии царевичю за большие поминки [52] не постоит и людем царевичевым свое жалованье вперед учнет присылать. И Исмаил Имелдеш Ивану говорил: яз до царевича твое слово донесу и отказ тебе учиню. И того же дни, пришел Исмаил Имелдеш и говорил Ивану: до царевича твое слово донес, и царевич тебе велел говорити: очей тебе царевич не дал потому - государь ваш многим ближним людем жалованья своего не прислал, князи и мурзы и оталыки и имелдеши все на царевича пеняют и царевич тешит людей своих ближних, а грамоту и поминки велел мне взять. И Иван послал к царевичю грамоту и поминки по государве росписи с толмачем с Сенчюрою з Баикешевым и того же дни сказывал Ивану Сенчюра Баикешев: грамоту и поминки царевич у меня велел взять, а на очи меня царевич не пустил.

Марта во 2 день приехал к Ивану Смаил Имелдеш и говорил Ивану: Калга Алпкирей царевич велел тебе говорити: государя вашего грамоту царевич чел и поминки смотрил и царевичю грамота люба, а поминки не любы: государь ваш царевичю прислал поминки лехкие не как к прежним калгам поминки присыловали, а большая царевичю досада, |13| что людем его государь, ваш своего жалованья не прислал, а тебе велел, ехати к царю в Крым. Того же дни Иван послал с толмачем с Сенчюрою Калги Аликая царевича двум царицам поминки по государевой росписи.

Марта в 11 день пришел Иван в Крым и поставили Ивана на Ормянских дворех.

Марта в 14 день приехал к Ивану в ночи Дербыш князь, и Иван Дербышу князю от царя и великого князя дал грамоту и поклон правил, и Дербыш, прочет грамоту, говорил: много челом, бью на царя и великого князя Федора Ивановича всеа Русии жалованье и хочю ему государю работать до своего живота, а жду меры, а однолично хочю ехать на его государево имя. Да говорил Дербыш князь в розговоре: государь ваш пишет к брату своему к Ислам Гирею царю и к нам к холопем своим к вопщим, чтобы царь послал царевича со многими людми Литовского короля воевать и в оржаную бы жнитву самому б царю итти, то велит Турской султан итти на Литовского короля и царь царевичей пошлет и сам пойдет, а не велит им турской итти и им и за Днепр, не сметь перелесть, то бы было государю вашему прибылнее зделать - отпустить Мурат Кирея царевича да с ним послать десять тысеч вогненово бою, и |14| Мурат Кирей бы царевич тотчас согнал с юрту Ислам Гирея царя, весь Крымской юрт царя не любит, а все любят Саадет [53] Кирея царевича з братьею и коли государь ваш не хочет тово делатъ, хотя бы Мурат Кирея царевича на дань послал, ино бы ни один тотарин не смел за Молочные воды ехать. И Иван Дербышу князю говорил: государь крестьянской на своем слове стоит твердо, а с Ыслам Гиреем царем хочет дружбы и братства, не хочет государь наш початъ никоторою недружбою; а Мурат Кирей царевич з братьею о том государю нашему бьют челом, чтобы им отца своего недружба мстить, и государь наш того не слушает, их не пустит.

Марта в 20 день приехали к Ивану Магмет мурза да Асан копычей и говорили Ивану: царь Ислам Гирей велел тебе ехать к Курнюшу и поминки велел тебе нести, с собою. И Иван у Ислам Гирея царя был и от царя и великого князя Федора Ивановича всеа Русии поклон Ислам Гирею царю правил и о здоровье спрашивал, и речь по наказу говорил и грамоту подал и по списку поминки явил. И Ислам Гирей царь про царя и великого князя Федора Ивановича всеа Русии здоровье спрашивал и поминки велел взять; и царь Ислам Гирей Ивану говорил: как грамоту брата своего вычту, и тебе во всем отказ учиню и велел |15| царь Ивану у стола быть, и при царе в те поры был Соломат Кирей царевич. Марта в 21 день, по царевой присылке, посланы к царю трех цариц поминки по государевой росписи с толмачем с Сенчюрою з Баикешевым и прибавлена четвертой царицы шуба камка венедитцкая на хрептах на бельих, посланы поминки другой царицы Шефер, што были посланы поминки к болшой к Озям царице, для тово, что ее царь жалует, к Онабним к Хан Сюгер царицы посланы поминки по государевой росписи; х Казы Гирею царевичю поминки посланы за море во Царьгород с сестрою его с родною с Есинеевою Княгинею; Мубарек Кирею царевичю, Соломет Кирею царевичю, Фети Гирею царевичю поминки розосланы по государевой росписи, Девлет Кирею царевичю, Ислам Гирееву цареву сыну посланы поминки ко царю; Батыр Кирея царевича, Мубарек Кирея царевича сыну поминки даны, амилдешу ево Бнандику убавлена у нево шуба белья черевья да цки бельи хрептовые, Саикирея царевича старово калги Алды Гирея царевича сыну поминки даны брату его Магаз Кирею царевичю, Алди Гирееву сыну; Асан Кирея царевича не стало, даны поминки Мурату князю, убавлена шуба хрепты бельи да двое цки хрептовы бельи. Государево жалованье по росписи Иван розослал с толмачи князем и мурзам, карачею Алею князю Ширинскому, Мурату князю Сулешеву, Дербышу |16| князю Куликову, Мурат Казы князю Акчигаеву, Магамет мурзе Алееву сыну Ширинского, Резен Дувану, Ахмет паше мурзе Сулешеву, Абдуле Кадыскерю, Ахмет Беку Магметеву, Капичею болшому Ахбулату [54] князю, Алаш Дувану, Резван Чилибею, Тотар мурзе, Тохтамышу Улану, Кош Текей Дувану, Солтан Гильдею Ахмет Уланову сыну, цареву дьяку Дефтендар Абдуле, калге царевича Смаил Амилдешу; роздано государова жалованья князем и мурзам, и государева жалованья им прибавлено: Мустафе Беку Ахметеву, княжому сыну прибавлено двои цки хрепты бельи, Берек Булату князю Перекопскому прибавлено шуба горнастайна, Муртазе Аге Черкашенину прибавлена шуба белья хрептова, шуба белья черевья, двои цки хрептовы бельи, Асан мурзе Ширинскому прибавлена шуба кунья, убавлено у него цки хрепты бельи, Сефер мурзе Ширинскому прибавлена шуба кунья, убавлено у него цки хрепты бельи, Абдею князю болшому казначею прибавлена шуба горнастайна, конюшему Урустам аге прибавлена шуба кунья, Мустафе Киличею башу прибавлена шуба черева бельи; которым князем и мурзам государева жалованья послано и государева жало|17|ванья у них убавлено: у Зень Темир аги Черкашенина убавлена шуба горнастайна, у Касыма князя Куликова шуба кунья, у Егуп Чилибия шуба кунья, у Мустафы Мурзы у Ширинского шуба горнастайна да двои цки хрепты бельи, у Алей мурзы у Черкашенина шуба кунья, а прибавлено ему в то место двои цки хрепты бельи; которым князем и мурзам государево жалованье не послано и им государева жалованья дано: Калги Аликирея царевича щюрину Магамиту князю: шуба хрепты бельи, шуба черева бельи, двои цки хрепты бельи, шапка черна; цареву аталыку Курмашу: шуба хрепты бельи, шуба черева бельи, двои цки хрепты бельи, шапка черна; Курам аги Черкашенину шуба хрепты бельи. По царевой присылке посланы к Ислам Гирею царю: шуба хрепты бельи, шуба черева бельи, двои цки хрепты бельи, две шапки черны. И царь шубы и шапки дал Каре князю Енгурчееву, Ишиму князю Барымову да Иналею князю Чижиуту; кафинскому жилцу Семену арменину даны цки хрепты бельи да шапка красна, послана с ним государева грамота с вестьми на Дон к отаманом; которым аталыком и дуваном государева жалованья послано и им не дано: |18| Зиял паши аталыку Аисе Селфе дувану; Сеяуш аге Киличи башу, а Зиял паши аталыка не стало, Сеяуш агу царь от киличейства отставил.

Марта в 22 день приехали к Ивану Мурат князь да Мурат Казы князь, Зентемир ага, Абдулла Дефтендар и говорили Ивану: царь тебе велел говорити: били челом царю карачеи Кара князь Енгурчеев, да Шигим князь Барамов, да Иналей князь Чижиут, Абдула князь Кипчаков, просили они у тебя государева жалованья, и ты им не дал, и царю добре в досаду, без корочеев как царству стоять?; а при прежних царех Карачеем и омилдешам всем государево жалованье бывало, и ты бы [55] однолично четырем карачеем да Курам аге государево жалованье дал. И Иван Мурату князю и Зентемир аге с товарищи говорил: которым князем и мурзами и ближним царевым людем государь послал свое жалованье, и яз тем и роздал, а тем карачеем и Курам аге потому не послано государева жалованья: тому другой год как меня царь отпущал к брату своему и про которых людей царь со мною приказывал к брату своему и яз тех людей имена написав и донес до государя своего и государь наш и прислал тем людем свое жалованье с Васильем с Непейциным и со мною, а про те карачеи у царя и у вас у ближних лю|19|дей я не слыхал и при царе я их не ведал, потому их государева жалованья со мною не прислано и похочет царь быти з государем нашим в дружбе и в братстве и покажет царь брату своему государю нашему свою правду и дружбу и государь наш тем карачеем и жалованье свое пришлет з болшими послы.

Марта в 24 день приехали к Ивану Мурат князь да Зен Темир ага, Уруслам ага и говорили Ивану: царь тебе велел говорити: многие ближние люди царю бьют челом и царю докучают, что государь ваш не прислал многим ближним людем своего жалованья, а царь свою правду и дружбу государю нашему показал и видел то гонец государя вашего Василей Непейцын: пошли было на государя вашего украиные царевичи и с ними многие люди и царь послал и велел царевичей и всю силу воротити и которые люди утекли и царь на них опалу свою клал. И Иван Мурату князю с товарищи говорил: государь наш брата своего Ислам Гирея царя правду и дружбу узнал: царевичей велел воротить, а рать всю Крымскую отпустил на государя нашего украины воевать и по их правде што над ними сталося, и царю то извесно; а государя нашего царя и великого князя правда и дружба к Ислам Гирею царю объявилася, как учинился государь наш на отца своего вотчине на Московском государстве |20| царем, а царь Ислам Гирей на брата своего на Крымском юрте учинился царем, государь наш ссылки чинит частые и поминки посылает и людем своим на Дону и на всех реках атаманом и казаком наказы чинит крепкие, чтобы царевым людем никоторые шкоты не чинили, государь наш царь и великий князь показал свою дружбу и правду Ислам Гирею царю: ево недрузи Саадет Кирей з братьею в государя нашего воле и государю нашему бьют челом и просят того, чтобы им мстити отца своего недружба; и государь наш тово не слушает и их не отпустит, а держит их в своей руке крепко, а не хочет почать никоторою недружбою, а хочет быти с Ислам Гиреем царем в дружбе и в братстве и учинит царь по государя нашего грамоте и покажет свою [56] правду и дружбу и государь наш за то не постоит: карачеем и агам вперед учнет свое государево жалованье присылать. Марта в 26 день сказывал Ивану толмач Сенчюра Баикешев: приехал к царю в Крым тотарин Усейн, а сказывал царю Усейн: был он сее зимы в Асторохани три месяцы у Мурат Кирея царевича, а Мурат Кирей царевич пошел в Шевкалы, а в его место остался в Асторохани Саадет Кирей царь, а Усейн побежал от Мурат Кирея царевича з дороги и которых тотар Ислам Гирей царь да колга царевич послали в Нагаи в посоль|21|стве к Урусу князю - Девлет Килдея Амилдеша, и Урус князь Девлет Килдея Амилдеша с товарищи отдал в Асторохань Мурат Кирею царевичю, а велел их послати к Москве, а Урус князь государю Московскому добил челом и за Волгою все Нагаи учинились в государевой воле. Того же дни сказывал Ивану Сенчюра Баикешев: приказывали к Ивану Алей князь Ширинской да Мурат князь: приехал к царю тотарин Усейн, а был Усейн у Мурат Кирея царевича в Асторохани 3 месяцы, и Саадет Кирей царь пришел в Асторохань, а Мурат Кирей царевич пошел в Шевкалы, а с ним пошли многие люди стрелцы и козаки с вогненым боем и царь кручиноватъ, а чает Мурат Кирея царевича з братьею и с московскими людми приходу на Крымской юрт.

Марта в 27 день посылал Иван, толмача Сенчюру Баикешева к Олею князю Ширинскому да к Мурату князю Сулешеву, чтобы Ивану велели с собою видетца для государева дела. И Ивану сказывал Сенчюра Баикешев: Алей князь и Мурат хотят с тобою видетца, где тебе с ними сьехатца и они к тебе весть пришлют. Марта в 29 день прислали к Ивану Алей князь Ширинской да Мурат князь, а велели Ивану с собою видетца. И Иван у Алея князя Ширинского да у Мурата князя был и говорил Алею князю и Мурату князю: государь царь и великий князь Феодор Иванович всеа Русии велел вам говорити: покажите свою службу к госу|22|дарю нашему, чтобы царь по государя нашего грамоте учинился з государем нашим в крепкой дружбе и в братстве и в любви на веки неподвижно, и тем бы государю нашему царь первую свою правду показал, штобы сее весны царь послал брата своего калгу царевича со многими людми на вопчего недруга на литовского короля воевать, то будет государю нашему царева и дружба и знаме и учинит царь по государя нашего грамоте пошлет на сее весны калгу царевича на литовского короля воевать и государь наш царь и великий князь пришет з болшими послы к брату своему к Ислам Гирею царю и к царевичам, и к царицам болшие поминки, а вам князем и мурзам и ближним людем пришлет свое болшое жалованье, а не учинит царь по государя нашего грамоте и первые своей [57] дружбы и правды не покажет, царевича калгу сее весны не пошлет на вопчего недруга на литовского короля, и государь наш царю и царевичем з болшими послы не самые болшия поминки пришлет, а вам князем и мурзам неболшое жалованье будет. И Алей князь и Мурат Ивану говорили: мы межу дву государей о добром деле радеем и царя на доброе дело станем наводить, будут к царю в Крым калга царевич и все царевичи и князи и мурзы все сьедутца, и учнут о том думать и мы государя вашего дело взочнем и учнем царю и царевичем говорить, чтобы учинили по го|23|сударя вашего грамоте, а нынче и сам видиш царю вскоре царевича в литовскую землю воевать послать нелзя, царь и царевичи сее зимы ходили в Черкасы Пятигорские воевать лошади либиви (sіc), а которых мы лошадей, Иван, не имали и тех с половину померло; мы такой зимы не помним: морозы были великие, а снег у нас лежал пять месяц; а в Днепре вода волика. И Иван Алею князю и Мурату говорил: и будет царю вскоре царевича послати нелзе, а как трава будет и лошади наедятца, и царь бы толды послал царевича со многою ратью на вопчего недруга на литовского короля воевать.

Апреля в 5 день прислали к Ивану Алей князь Ширинской да Мурат князь, а велели с собою сьехатца для царева дела. И того же дни Иван у Мурата князя был и говорил Ивану Алей князь Ширинской, Мурат князь, Дербиш князь Куликов: Царь Ислам Гирей велел тебе говорити: приехал ты к царю з добрым делом и поминки государь ваш прислал царю и царицам и царевичем небольшие, толко царю любы, а князем и мурзам и ближним царевым людем привез ты государево жалованье, а трем карачеем государь с тобою своего жалованья не прислал и царю добре в досаду. И чтобы на том меж дву государей доброе дело не стало, и тебе бы однолично царя утешить и кручина от царя отвести, |24| а трем карачеем да Курам аге государево жалованье дать, а царь з братом своим царем и великим князем хочет быти в дружбе и в братстве и на вопчего недруга хочет стоять за один. И Иван Алею князю с товарищи говорил: присылал ко мне царь двожды о том деле Мурата князя и ближних своих людей, и яз тому делу отвод дал: потому государь наш не прислал трем карачеем своего жалованья, что они у царя учинились в карачеех и в приближенье вновь, а царь про них к брату своему не писал, а гонец государя нашего Василей Непейцын государю про них не сказывал, и будут межу дву государей добрые дела, царь про них к брату своему отпишет, а яз до государя своего царево слово донесу, и государь наш для доброво дела за то не постоит, вперед государь свое жалованье тем карачеем учнет присылать. [58]

Апреля в 11 день приехал к Ивану Курам ага и говорил Ивану: Ислам Гирей царь велел тебе говорить, чтобы еси прислал с толмачем ко царю список, што прислал государь ваш князем и мурзам и ближним людем свое жалованье, и царь велит честь список перед своими людми, которым ты не привез государева жалованья и тем людем царь отказ учинит; а не пошлет списка с толмачем, и царь велел спасок у тебя взять да привесть. И Иван Курам аге говорил, чтобы царь |25| пожаловал, надо мною силы не учинил, списка у меня имати не велел, при прежних царех тово не бывало, у государских послов и у гонцов списков не имывали, а которым царевым людем я государево жалованье привез и царь бы к брату своему к государю нашему писал, и ты мое слово донеси до царя, яз не за список говорю: моя голова в царевых руках, велит царь надо мною силу учинить, список взять, и государя нашего имени будет бесчесно и меж дву государей будет доброму делу поруха. И Курам ага Ивану говорил: яз твои речи до царя донесу и отказ тебе учиню.

Апреля в 19 день сказывала Ивану толмач Сенчюра Баикешев: приехал ко царю тотарин Тегреул, посылал его царь на вести в Казыев улус и сказывал царю: имал Бюйдяш мурза Екшисатов брат в Асторорохань, и Тегреул то видел, как приезжал Урус князь к Асторохани, а с ним многие мурзы и царевич Мурат Кирей и воеводы выезжали к Урусу князю на посад, и приводили Уруса князя и мурз к шерти и Урус князь и все за Волгою Нагаи учинились в государя московского воле и идут с царевичем к Москве воевати Литовского короля: Урмамет мурза Берек Булатов сын, Араслан мурза Урусов сын, а с ними идут многие люди, а царя Ислам Гирея послов Девлет Гилдея Амилдеша сама друга Урус князь отдал Мурат Кирею царевичю и воеводам. Да Тегреул же сказы|26|вал: Мурат Кирей царевич пошел из Асторохани в Шевкалы, а стоит на Терке и з братом Сафа Киреем царевичем, а в Мурат Киреево место остался в Асторохани брат его Саадет Кирей царь и осталися 2 человека царевых у Араслан Мурзы Дивеева сына, а дожидатца им как пойдет Саадет Кирей царь з братьею и ногайские мурзы к Москве и тем людем быть к царю с прямыми вестьми.

Майя в 4 день сказывал Ивану Сенчюра Баикешев: прислал к Ислам Гирею царю грамоту из Асторохани Кушум мурза Сеферев сын, а в грамоте пишет, чтобы царь и царевичи жили с великим береженьем: Мурат Кирей царевич з братьею однолично будет на сем лете в Крым войною, а государь московской дал им стрелцов и казаков пол-третьятцать тысеч с вогненым боем да с Волги да з Дону казаков пять [59] тысеч, а Урус князь отпущает с царевичи мурз со многими людми, а Араслан Мурза Дивиев сын да Кал Мурза идут с царевичи же своими людми; и царь, выслушав грамоту, учел кручинитца: государь московский со мною ссылаетца, а надо мною с моими недруги умышляет; а грамоту послал к царевичам.

Майя в 9 день сказывал Ивану и Сенчюра Баикешов: приказывал тебе Мурат князь Акчетаев, царевичи просилися у царя на государя ва|27|шего украины, и царь ослободил калги Алпкирею царевичю итти на государя вашего украины, а однолично итти царевичам в Мае месяце на Вотху, и мы царю и отговаривали, штобы з государем вашим недружбы не учинил. И того же дни Иван послал к Муртозе аге Исенчюру Баикешева, чтобы Муртоза ага Ивану велел с собою видетца для государева дела.

Майя в 10 день прислал к Ивану Муртоза ага Черкашенина, и велел Ивану с собою съехатца за городом у Бакчи. Того же дни Иван с Муртозою агою съехался и говорил Муртозе аге: сослужи государю нашему свою службу, чтобы твоею службою и твоим раденьем межу дву государей доброе дело почалось, ты у царя человек ближней, доведи мое слово до царя, чтобы царь по государя нашего грамоте учинился з государем нашим в дружбе и в братстве и показал бы царь государю нашему свою первую правду и дружбу, послал царевича на вопчего недруга на литовского короля и государя нашего болшого посла с поминки к себе взял, а своего бы болшого посла к государю нашему отпустил, докуды царевичи зберутца, лошеди наедятца, Днепр сольет, и будут такие великие государи в дружбе и в братстве и недруги царевы будут под конем волочитца за собаки местъ и помрут; а по грехом такие великие государи будут в не дружбе |28|, недруги царевы будут на конех и учнут о том радоватца; а государь наш царь и великий князь Федор Иванович, всеа Русии на своем слове стоит крепко, никоторые недружбы царю не делает, а хочет быти со царем в дружбе и в братстве с чем царь прислал гонца своего Исея князя и писал в грамоте к брату своему, чтобы царь на том слове стоял крепко. И Муртоза ага Ивану говорил: сказываешь ты государь ваш хочет быти со царем в дружбе и в братстве и на том своем слове стоит крепко, и твое слово ложно, царю говорят царевичи и карачеи и князи и мурзы и все ближние люди: государь ваш со царем ссылаетца и поминки посылает; а над царем недоброе дело умышляет, недругов царевых у себя держит и на кони их посадил, из ево руки недруги царевы ездят по многим землям, приводят к шерти нагайских людей и Шевкальских и Черкас Пятигорских, чтобы государю вашему [60] служили, и на царя бы за один стояли, - и то государя вашего правда ли? и царевичи хотели себя объявити, и государю вашему недружбу довесть. И Иван Муртозе аге говорил: Саадет Кирей царь и брат его Мурат Кирей да Сафа Кирей царевичи государю нашему не нужны, не посылал госу|29|дарь по них, сами они на государя нашего имя приехали и их для государь наш з братом своим с Ислам Гиреем царем никоторые недружбы чинити не хочет; а хочет государь з братом своим с Ислам Гиреем царем быти в братстве и в любви и в дружбе крепко, потому как в своих государских грамотах пишет и приказывает, а Саадет Кирея царя з братью государь наш жалует и бережет не для того, чтоб ему государю брату своему Ислам Гирею царю тем которая недружбу учинить, для тово, что их челобитье государю нашему было, чтоб их государь пожаловал и берег и держал в своем имени, а Мурат Кирей царевич к государю нашему приехал служити в холопстве и бил челом, государю нашему, чтобы ему государь велел с собою итти на своего недруга на литовского короля, а хочет свою службу государю показать и нагайскую орду всю на литовского с собою поднять; а Урус князь и мурзы детей своих и многую братью и племянников своими людми на литовского хотят с ним послать и государь наш царевича Мурат Кирея в Асторохань того для и послал, что ему быти с государем в походе с Астороханскою ратью, а с ним, быти нагайским всем, которых Урус князь и мурзы с ним пошлют и всей земли казанской и с Ислам Гиреем ца|30|рем им никоторые недружбы чинить государь не велел, а хотя бы они царю которую недружбу учинить похотели, да коли им государь наш сево не велит делать и им то как делати, мимо государя нашего повеленья? потому что они во всем государя нашево воли и том бы себе Ислам Гирей и царь и калга царевич однолично никоторовно сумненья не держали, Саадет Кирею царю з братью на крымской юрт никако не бывать, потому что им государь наш не велел, а быти Мурат Кирею царевичю з государем в походе, а будет не так будет, что яз говорю и царь меня казнить вели, чтобы царь и царевичи Кушум мурзине грамоте не верили, та грамота ссорная, а писал грамоту Кушум мурза умысля чтобы царя з государем нашем ссорити. И Муртоза ага Ивану говорил: яз твое слово до царя донесу, а царевичи еще на конь не сели, а ко царю будут из Асторохани вести прямые часа того.

Майя в 14 день, приехали к царю в Крым от калги от царевича ближние люди Магомет князь, калги царевича шурин, да Смаил Амилдеш: просить у царя знамени царева да верьблюдов и лошадей кошевых [61] царевичю в поход, и царь знамя послал царевичю с Курмаш аталыком и лошадей кошевых велел дать на царевичев обиход.

Майя в 15 день Иван послал Сенчюру Баикешева к Магаметю кня|31|зю и к Смаил Амилдешу и велел говорити, штобы Магамет князь да Исмаил Амилдеш государю нашему первую свою службу показали и калгу царевича на доброе дело наводили, чтобы калга царевич поход свой отставил и с государем бы нашим царь и царевичи учинили ссылку, гонцов своих послали, што их хотенье и царь бы и калга царевич о том к государю нашему писали, а болших послов государя нашего з болшими поминки взяли, чтобы царевич стоял на своем слове крепко как писали к государю нашему царь и царевич в своих грамотах с Исеем князем. Того же дни Сенчюра Ивану сказывал, что он Магамет князь Исмаил Амилдешу и говорил, и Магомет князь Исмаил Амилдеш велели тебе говорить: калга царевич на государя вашево досадует: государь ваш присылает царевичю поминки лехкие, не как к прежним калгам и ближним его людем жалованья своего не присылает, и царевич хочетъ себя объявити, мы рады государю вашему служити, а царевича на доброе дело наводити, царевичи мыслью шетаютца, на Московские украины хотят идти, и литовским людем недружбу хотят мстити, и на Черкасы на Петигорские за их ослушание хотят идти, хто угадает куды пойдут?

Май в19 день пришел к царю из Литовские земли гонец Ягуп Лях, привез ко царю грамоту от панов, а поминков царю и царевичем и мурзам не привез, а в грамоте к царю пишут: послали мы ото всее |32| литовские земли гонца к турскому солтану, чтобы турской дал нам короля Стефанова королева брата или племянника, а посол и казна стоит в Каменцы и царь бы послал людей, велел взять посла и казну, а царь бы шел бы или царевичей послал со всею ордою на московские украины; а московскому бы государю царь не верил: ссылки чинит и поминки посылает, а с недруги царевыми умышляет, а московской посол пришел в литовскую землю: государь московской писал к паном и ко всей земли, чтобы взяли у московского государя брата царевича Дмитрия на королевство, и на крымского царя станем стояти заодин; и мы у московского государя брата взяти на королевство не хотим, и миритца с московским государем и на тебя стоять заодин, не хотим, а хотим быти в турсково салтана воли и с тобою с Ислам Гиреем царем, хотим на Московского государя стоять за один.

Майя в 22 день сказывал Ивану Сенчюра Баикешев: приказывал тебе Хани чилибей царев писарь, прислал к царю грамоту ис Царяграда Коджа царев амият, а в грамоте пишет: турский салтан, на царя [62] пеняет, а паши дивят: прежние цари турскому и пашам поминки посылали, а ты турскому и пашам поминков не присылаешь и што у тебя лучитца и ты бы однолично турскому и пашам поминки прислал, а службы в |33| Кизылбаши не будет, и хто тебе недруг, и ты бы на него шел или царевичей послал.

Май в 25 день сказывал Сенчюре тотарин Берек Булата князя Перекопсково человек: Соломат Кирей царевич ис Перокопи вышел, а Калги Алпкирею царевичю выйти часа того из Перекопи, а идут на государя вашего украины, а тотарове многие не идут на войну, а которые и пошли и те нехотно идут, а о те поры царь и царевичи не хаживали, уже у нас сенокос приставает и жито посиеет, и которые тотарове одинакие, и они с царевичи не идут: причтего (sіс) на войне не добудемся, а хлеба прятать некому и нам приитти не к чему; а царевичи и ближние люди умышляют: о те поры царь и царевичи войною не хаживали и люди в те поры живут на украине оплошася по домом, а станицы далече не ездят; а у государя у московского с литовским королем перемирье выходит и ратные люди все будут на литовских украинах; а мешкали царевичи, на войну не пошли долго: ждут прямых вестей из Асторохани и ис Казыева улусу: нет ли собранья у Мурат Кирея царевича з братьею; а других вестей ждут: пошел из Азова Дос-Мамет ага на московские украины, а с ним пошло 3000 азовских и нагайских людей и как поемлют на украинах языки, Досмамет аге прислати к царевичам с вестью нет ли собранья Московским людем на берегу и по украинам и будет скажют |34| языки царевичам: московским людем собранья на берегу и по украинам есть, и царевичи и воротятца.

Июня в 4 день приехал к Царю в Крым Пела паша, а посылал ево турской к Бухарскому царю для того, штобы Бухарской царь шел или рать свою послал на Кизылбаши; и Бухарской царь Пеле паше отказал: сам нейду на Кизылбаши и рати своей не пошлю, с Кизылбашским я государем в миру, а с Турским мне не сошлося. Да с Пелу пашою идет Уруса князя посол Аллагул Омилдеш, а послал его Урус князь к турскому салтану; и Аллагул Амилдеш с Сенчюрою з Баикешовым в розговоре говорил: Урус князь и все нагайские мурзы учинилися в государя вашего воли, и заказ учинили великой князи и мурзы всем тотарам, штобы не ходили воевать на московские украины и крымсково посла Урус князь отдал в Асторохань воеводам, а к государю вашему послал Урус князь посла своего Алмаметя и отпушает Урус князь мурз и многих людей к государю вашему литовского короля воевать, а меня Урус князь послал к турскому салтану, чтобы турской салтан на Уруса князя и на всех [63] мурз не пенял, что учинилися в государя московского воли: чья будет Асторохань и Волга и Еик - тово будут вся Нагайская орда.

Июня в 10 день приехал к царю в Крым тотарин Маамет, при|35|вел к царю языки литовские - казака з Днепра; и Маамет Ивану в розговоре сказывал: калга Алпкирей царевич стоит на Молочных водах, а Соломат Кирей царевич стоит на Овечьих водах, а крымские люди к ним збираютца, а к Екшисат мурзе в Нагаи посылали двожды штобы сам шел или людей послал, а Екшисат сам не идет и людей не отпустил и прибылных людей с царевичи не будет, а идут царевичи на государя вашего украины, а ждут прямых вестей от Досмамет аги от Азовского, а Досмамет ага пошел с весны на государя вашего украйны и скажут царевичам московских людей на берегу и по украинам не будет и царевичи умышляют итти резво, штобы им на украины притти безвесно; а литовской козак сказывал в розговоре: взяли они крымских людей 5 человек, и тотарове им в розговоре сказывали: царевичи идут воевать на московские украины и отаманы наши послали ко государю вашему с вестью дву человек а дву конь.

Июня в 12 говорил Ивану толмач Сенчюра Баикешев: Мурат князь и Муртоза ага велели тебе говорити: царь идет в Порекоп, а тебе царь велел итти в Бакчисарай на Яшлова.

Июня в 15 день Иван пошел ис Крыму в Бакчисарай на Яшлово. |36|

Июня в 17 день приехал к Ивану на Яшлова черкашенин Фергат и говорил Ивану черкашенин: Зенгамир ага велел тебе говорити: царь стоит на Солгири, а итти было царю в Перекоп и прислали к царю с вестью калга Алпкирей царевич да Соломат Кирей царевич, ходили царевичи на государя вашего украины и московские люди на берегу и по украинам в собранье и весть на Москве про царевичев приход за 12 день и царевичи не извоевали, отпущали царевичи в загон Асман мурзу Ширинсково да Маамет Бека да Курмаш аталык, а с ними было тысеч с семь и пришли на Упу блиско Оки реки и люди все в осаде и по лесом, и пришли на них многие московокие люди и Осман мурза поворотился назад, а царевичи стояли на плаве. И как к ним пришел Асман мурза и царевичи поворотилися из земли на Кропивне, а острог взяли и посады пожгли, а города не взяли, а полону немного взяли и убили под городом Боромалы аталыка; а идут, сказывают, многие люди пеши, лошадей много розметали и царь добре кручиноват, в Перекоп царю не итти; а итти царю в Крым или в Бокчисарай; да те же тотарове царю сказывали, которые с вестью приехали: отпущал тотар и полоненика з грамотами к государю своему к Москве с вестми и царь на тебя кручинитца и ты живи бережно. [64] |37|

Июля в 23 день приехал Пиралей тотарин, которой в Москве был в гонцах; в розговоре Ивану сказывал: послал его царь во Влохи збирати меду и кобыл и волов, почему они царю дани дают з году на год, и Волоской воевода велел собрати тотчас дань цареву, и литовские казаки взяли Очаков и выжгли и стены роскопали и провесть было царево и дани из Волох нелзя, а яз приехал морем в Козлев. Да Пиралей же сказывал: литовские паны послали к турскому посла, а проситъ у турского Стефана короля брата на королевство и посол литовской из Царягорода еще не бывал, а со государем московским, литовские послы ссылаютца.

И Июля в 27 день сказывал Ивану Сенчюра Баикешев: сказывал ему в розговоре Ишей Ших: приехал ко царю Кайбула мурза Нагайской, Екшисатов брат, прислал его Екшисат ко царю бити челом, чтобы царь пожаловал послал царевича с людми беречь его от Черкас Пятигорских и от Нагай от Заволжских и от казаков от Донских, теснота Екшисату со всех сторон, Черкасы Пятигорские отогнали у них лошадй сево лета и Екши Саат откочевал к Дону, и казаки Донские ево громили и поимали у нево улусы многие и взяли у Екшисата дочерь замужнюю з детми, и казаки ему Донские шкоты добре починили много, а в осень блюдетца войны от Уруса князя, и царь думает послати царевичя с людми. Екшисату |38| царь не верит, и прежъ тово Екшисаат присылывал ко царю многажды, а на своем слове не устаивал, и царь тому не верит.

Июля в 31 день сказывал Ивану в розговоре Дербыш князя человек Девлей: пришли ко царю вести из Белагорода, приехал ис Царя города Козый князь Дубулдуков сын, а с ним 25 человек, а из Бела города проехал полем в Азов, а едет наспех, все люди о дву конь, а сказыают послал ево Казы Гирей царевич к Саадет Кирею царю да к Мурат Кирею царевичю и грамоты у Казыя князь турского царя и Казы Гирея царевича к Соидет Кирею царю да к Мурат Кирею царевичю; и царь послал Алаш дувана уганивать Козыя князя и велел Козыя изымати, и Елаш дуван ко царю приехал, а сказывал царю: ссжалися с ним из Азова татарове: Казыя князя в Азове видели и Казый в Азове не мешкал, поехал тотчас, к Саадет Кирею царю и к Мурат Кирею царевичю. Да Девлей же сказывал: Ислам Гирей царь хотел убить Дорбыша князя Куликова, и Дербыш поехал за море к турскому и быть ему у Казы Гирея царевича.

Августа в 7 день сказывал Сенчюра Баикешев Ивану: сказывал я (sіс) ему в розговоре Асан Адзи: приходили литовские казаки морем в судех на крымские улусы в Тюиторохань, межу Козлева и Перекопи, взяли [65] 17 сел и многих людей поимали, и иных побили, а приходить было им |38| в Козлев на посад и казаки поимали языки, не доходя Козлева, и языки им сказали: в Козлеве царь, да Фети Гирей царевич, а приходили их, сказывают, полторы тысечи, те же казаки приходили, которые Очаков взяли.

Августа в 27 день приехал Мурат князь и говорил Ивану: царь Ислам Гирей приговорил с царевичи и со всею землею - отпущает тебя к брату своему к царю и великому князю, и гонца своего посылает доброго человека, а хочет царь быть з братом своим с царем и великим князем в дружбе и в братстве, а с которым ты делом пришел ко царю и то дело поминовалося. И Иван Мурату князю говорил: царь хочет з государем нашим чинити ссылку, посылает к брату своему гонца своего, в том царь волен, а калге Алпкирею царевичю да Соломат Кирею царевичю с чем послать к государю нашему?: ходили царевичи сево лета на государя нашего украины воевать, и царевичи бы не посылали гонцов своих, а меня бы царь, холопа вопчево, пожаловал, силы надо мною не учинил, велел мне послать к государю царю и великому князю толмача з гонцом своим, а меня бы велел у себя оставить, пришел я ко царю з добрым делом и царь бы меня пожаловал, отпустил к брату своему государю нашему з добрым же делом. И Мурат Ивану говорил: я твое слово до |40| царя донесу, а царю учнем о том говорити, чтобы тебе велел толмача послать, а царевичи, чаю, и сами не пошлют гонцов своих, помирит царь царевичей со государем вашим.

Сентября в 3 день приехал Магамет тотарин и говорил Ивану: царь тебе велел ехать в Козлев, хочет тебя отпущать к Москве ко царю и великому князю.

Сентября в 5 день приехал Иван в Козлев, тово же дни и приехал к Ивану Мурат князь и говорил: до царя твое слово донес, царь тебе велел послати толмача з гонцом своим, а тебе велел остатца у себя и царь идет в Перекоп, а тебе велел ехать за собою, хочет тебе очи дать, а толмача отпуститъ на Черолеке.

Сентября в 14 день пришел Иван в Перекоп; тово же дни сказывал Ивану Сенчюра Баикешев: приказывал к тебе Мурат князь, царь тебе идучи дорогою очей не дал и толмача не отпустил, потому что был кручиноват на калгу царевича: послал калгу царевича в Перекоп для береженья и царевич царя не послушал, в Перекоп не поехал, и царь тебе хочот очи дать, а толмача отпустить часа того.

Сентября в 28 день приехал копучей и говорил Ивану: царь тебе велел быть у себя, и Иван у царя был, и говорил царь Ивану: [66] отпушаю гонца своего Асан мурзу к брату своему к государю вашему, хочу с ним быти в дружбе и в братстве, и он бы гонца нашего не задержал, |41| а с которым ты делом ко мне пришел, и то дело поминовалося; а царевичи ходили на государя вашего украины потому: писал к нам из Асторохани Кушум Мурза Сеферев, что государь ваш дал Мурат Кирею царевичю, недругу нашему тритцать тысечь людей и вогнена бою и нагайские люди многие идут, а воевать нам на сем лете крымской юрт, и вы бы жили с великим береженьем; и мы тое грамоте поверили, а государь ваш писал ко мне с тобою в своей грамоте, и ты мне речью говорил, што с Мурат Киреем царевичем быть нагайским и казанским и Астороханским людем многим; а итти Мурат Кирею царевичю на литовскаго короля, и мы то себе помнили, што недруг наш на нас збираетца по твоему веленью; и будет государь ваш похочет со мною быти в дружбе и в братстве и он бы наших недругов держал у себя крепко, по иным землям их не пущал; да выпросил Мурат Кирей царевич послов наших у Уруса князя, и Урус их дал Мурат Кирею царевичю и воеводам в Асторохань, и государь бы ваш их сыскал и ко мне бы их прислал, да писал государь ваш ко мне с тобой, чтоб нам итти на вопчего недруга на литовского короля, и яз однолично иду на литовского короля сее зимы по синему леду и турский хандукер посылает своих людей на литовсково ж короля.

Сентября в 30 день сказывал Ивану толмач Сенчюра Баикешев: пригонил ко царю Копычей из Царя города, а привез ко царю ярлык, |42| а сказывают писал турской к Ислам Гирею царю с опалою: твоею худобою у меня емлют Литовские казаки городы, а крымской юрт пуст зделали; прежние, цари так не делывали, и вперед учнеш так делать, и тебе на крымском юрте царем не быти, и велел итти царю сей зимы в литовскую землю воевати и свою рать турской послал и велел приступать к Каневу и к Киеву.

Октября в 1 день приехал кафинской жилец Семен Арменин и сказывал Ивану: пришли ис Царягорода в Кафу в кораблех турчане и янычене и сказывали нам: бил челом Пияла паша турскому царю, чтобы ему дал янычен с вогненым боем и яз поиму Асторохань, а с Урусом я князем и со всеми мурзами договорился и нагайские люди все хотят быть в турсково воле и на Сторохань все приступати хотят; а Уруса князя посол Аллагул Амилдеш бил челом турскому, чтобы турской людей своих послал к Асторохани и Урус князь и все нагайские люди хотят приступать к Асторохани, а Урус князь и все нагайские люди учинилися от неволи в московсково воле, чьи будет Асторохань и Волга и Еик [67] и Самар, тово будем и мы, и нам теснота от московсково государя великая со всех сторон и турской царь Урусова посла пожаловал и людей ялся послатъ к Асторохани, а Пиле паше дал турской четыре тысечи янычан да золотых и асманак дал на харч. |43|

Октября в 19 день посылал Иван толмача Сенчюру Баикешева к Зентемир аге Черкашенину да к Алею мурзе вестей проведывать, Алей мурза Черкашенин ходил за море во Царьгород по Ислам Гирееву царицу, а по свою сестру, и Зентемир ага и Алей мурза приказывали к Ивану с Сенчюрою з Баикешовым: турской царь посылает Пелу пашу на весну под Асторохань, а дал паше четыре тысечи янычан с вогненым боем, а Уруса князя посол Аллагул Амилдеш бил челом, турскому царю, чтобы царь турской послал рать свою под Асторохань, а мы все Нагайскою ордою станем приступать к Асторохани, лес и камыш станем возити; да Алей же мурза приказывал: зелья и свинец и ядра пришло в Кафу с Курам агою, а умышленъе у Турсково царя приступать к Асторохани приметами.

Ноября в 13 день сказывал Сенчюра Баикешев: пришел ис Царягорода в Крым Уруса князя посол Аллагул Омилдеш, а с ним пришел торсково (sіс) чауш Солман, а итти Чаушу в Ногаи к Урусу князю, велел турской Уруса князя и всех мурз нагайских приводить к шерти, быти Урусу князю со всею нагайскою ордою в турсково царя воли и к Асторохани им приступать; а Ислам Гирей царь прислал в Азов царевича Мубарек Кирея звать Екши Саат князя да Калмурзу со всеми улусы.

Декабря в 25 день сказывал Ивану в розговоре тотарин Ардоба|44|зарец Ахмамет: был он сего лета после Оспожина дни в Асторохани, Царя деи Саадет Кирея не стало, а царица его с ним в Асторохани, а Мурат Кирей царевич пришел ис Шевкал в Асторохань, а чают ему походу к Москве.

Декабря в 26 день сказывал Ивану толмач Заня Теникаев: ехал ис Крыму от царя Комал мурза и в розговоре Комал сказывал: царь Ислам Гирей из Крыму вышел тому третей день, а идет в Литовскую землю воевать, а итти то было тово ранее царю, да затем не пошел - тепль великая, Днепр, не стал, а в Литве реки и ржавцы и болота не замерзли, а турсково рать давно стоит в Белегороде и по иным городом, а ждут Ислам Гирея царя.

Генваря в 27 день сказывал сенчюра Баикешев: сказывал ему в розговоре тотарин Пиралей: был он в Перекопи и царь ис Перекопи пошел тому десятой день, а паша ко царю пошел ис Кафы, а с ним 500 человек, янычен, а стоит царь и паша не доходя Ислам Керменя, а Днепр не стал, и царь послал Езаирав (sіс) в Балыклею и в Козлев [68] во многие городы, а велел суди имати да весть на Днепр и хочет царь возитца Днепр в Судех.

Февраля в 19 день приехал Сефер Ших, и в розговоре Ивану сказывал: провожал Сефер Мурата князя до Днепра и Мурат князь царя не застал: царь перелез Днепр по леду.

 

|45| Февраля в 9 день пошел царь в Литовскую землю х Каневу, а со царем пошел калга царевич, да из Кафы турского царя Маамет паша, а с ним 500 яничен, а Фети Гирей царевич пошел в верх по Днепру: лезть ему Днепр вверху, а со царем сходитца не доходя Канева; а к турсково людям царь в Белгород послал Исея князя, чтобы турсково люди сходилися; со царем и с калгою царевичем пошли немногие люди тысеч с 8, а с Фети Гиреем пошло тысеч с 10, а многие люди поворотилися, а иные от себя не пошли - лошади либивы.

Марта в 7 день сказывал Ивану толмач Сенчюра Баикешев: сказывал Сенчюре в розговоре янычеин Усеин, приехал он от, царя из полку, прислал де их царь десяти человек, а велел им тотар высылать ко царю, которые татарове не пошли со царем, а лошади у них добры и прожитки есть. И царь волел лошади имать и животы на себя, а у тотар велел резать носы и уши; а царь стоит и калга Алпгирей царевич и Магмет паша под Белым городом на реке на Днестре и послал царь чауша к турскому просить людей, а которая рать турского стояла в Белегороде (Аккерман) и в Миндери (Бендеры?) с Маомет пашиным сыном, и Урюмлене все розбежалися и царь стоит и ждет, указу от |46| турского, а рати со царем всего тысеч с семь или с восмь, многие со царем тотарове не пошли, а многие воротилися, а Фети Гирей царевич и Мурат князь со царем сошлися, а людей с ними пришло тысеч з десять и людем великая истома - голодни и пеши, лошади померли, а иные переели.

Апреля в 6 день приехал тотарин Асанбай, сказывал: пришел ис полку царев пушкарь Сулемен, а сказывает: царя Ислим Гирея не стало, а царевич Калга Алпкирей послал к турскому Осман мурзу Ширинсково, велел бить челом турскому, чтобы турской пожаловал, прислал санчак, и учинил бы ево на Крымском юрте царем, а князи и мурзы всею ратью над царевичем молитву проговорили и царем ево учинили; да как турской пожалует; а мы всем юртом, чаем, быти царем Казы Гирею царевичю.

Апреля в 12 день сказывал Сенчюра Баикешев пришел, из Царя города караулом Спага Мустофа и в розговоре Сенчюре сказывал: турской хандукер пожаловал Казы Гирея царевича, санчак дал и учинил его на [69] Крымском юрте царем, и отпущает ево в Крым часа тово, и посылает с ним Вергат пашу; а мне велел турской высылати людей ис Крыму во Царьгород спагов и янычан и всяких людей, которые у турсково лафу емлют, а посылает турской сего лета болшую свою рать в Кизылбаши, а |47| другую рать посылает на катаргах на Белое море против неметцих королей, а в Асторохань турской сево лета рати своей не посылает, которые котарги таты делали и к Астороханскому походу и на тех
на катыгах велено мне итти во Царьгород, а которым людем дано жалованье для Асторохансково походу и тех людей поворотили в Кизылбаши.

Апреля в 16 день приехал к Ивану Магамет тотарин, сказывал: пригреб на катаргах Казы Гирей царь в Балыклею город, а с ним пригребли турсково чауш да Дербыш князь Куликов да 300 человек янычан, и которых Ислам Гирей царь и Калга царевич посылали людей к турскому о себе бити челом: Асман мурзу Ширинского да Зентемир агу, и те пришли с Казы Гиреем же царем, а к Фети Гирею царевичю послали из Царя города Казы князя Тубулдакова, а велено Фети Гирею царевичю со всею ратью крымскою итти в Крым, а калгу Алпкирея царевича велено убить; да послал Казы Гирей царь Дербыша князя в Перекоп, велел звати Соломат Кирея царевича.

Апреля в 18 день царь Казы Гирей пришел на Бокчисараи, и тово же дни сказывал Сенчюра Баикешев: послал царь Магмута агу да Зена агу к царевичам к Мурат Кирею да к Сафа Кирею, велел их звать, |48| чтобы они ехали к Казы Гирею царю в Крыму, а Сафа Кирея царевича матере царю царь за себя взял, для тово, чтобы царевич ехал к царю бозстрашно; да Магмуту же велено звати нагайских мурз, как мурзу Казыева да Араслана мурзу Дивиева да Якши Саата князя со всеми улусы.

Апреля в 23 день приехал Сефер аталык и говорил Ивану: велели тебе говорити Дербыш князь Куликов да аталык царев Малликай велели тебе говорити съехатца с собою для царева дела на Бокчисараех, и того же дни Иван съехался з Дербышем князем да с оталыком, и Дербыш князь да оталык да Зентемир ага, Ивану говрили: Божьею милостью великою во хандукере здоровьем учинился Казы Гирей хан на отца своево юрте в Крыме царем и посылает во многие земли себя обестити: к государю московскому, в литовскую землю, в Волохи, к неметцким королем, в Черкасы Пятигорские, и в Нагаи, и к Магмет Кирея царя детем, и к Мурат Кирею да к Сафа Кирею, и хочет царь проведать в которых землях государи похотят быти со царем в дружбе и в братстве, и царю бы то было вскоре ведомо; а тебя царь отпущает к брату [70] своему, и к твоему государю з добрым делом, вскоре и своего гонца посы|49|лает, а хочет быти царь з братом своим царем и великим князем в дружбе и в братстве, и ты бы лошади покупал и запас велел снеть. И Иван Дербышу князю и оталыку говорил: Божьими Судбами учинился Кязы Гирей царь на отца своего юрте в Крыме царем, и хочет учинится з братом своим царем и великим князем Федором Ивановичем всеа Русии ссылку и хочет быти в дружбе и в братстве, и царь бы пожаловал, велел мне отпустить к государю своему царю и великому князю з гонцом своим толмача, а меня бы царь пожаловал, велел у себя оставить; и Дербыш князь и Молла Каи аталык Ивану говорили: мы твое слово до царя донесем, а отпущает царь тебя потому: с которым ты делом прислан к Ислам Гирею царю, и то дело поминовалося.

Апреля в 24 день сказывал Ивану Сенчюра Баикешев: приказывали к тебе Дербыш князь, Молла Кай аталык, Зентемир ага: мы до царя твое слово донесли, и царь на Ивана покручинилси, царь хочет быти з братом своим царем и великим князем в братстве и в дружбе, а Ивана отпущает з добрым делом, и Иван не хочет ехать, кабы Казы Гирея не царем ставитъ; а царь едет в Перекоп часа тово, и как царь приедет ис Перекопи и Ивана хочет и своево гонца доброво человека отпустити |50| часа того; да Сенчюра же Баикешев сказывал: пришли ко царю ногайские мурзы: Сатый мурза Урусов сын княжой, да Кучюк мурза Тинехматов сын, Ковжатай да Ишей мурза Белекбулатовы дети, да Аллагул
Амилдеш, да Тазма Иман, да Кабыл Тиналеев сын, Супин да Акберек Амилдеш и всех приехало сказывают человек с 300, а на Молочных водах стоит Кан Мурза Урусов сын княжой, а межы Балысарая и Азова стоят Шидахмет мурза да Кучюк мурза, а с ними сказывают многие люди, а улусы сказывают ево, и жен и дети пометали у Кан мурзы да
у Араслан мурзы и у Дивеева под Астороханью, да с мурзами же пршед турсково чауш Салмаф, которой ехал с Аллагул Амилдешем приводити нагайских мурз к шерти.

Апреля в 27 день приехал нагайской тотарин к Аллагулу амилдешу брат и Ивану в розговоре сказывал: приехали мурзы к Ислам Гирею царю Суты мурза Урусов сын княжой да Кучюк мурза Тинехматов сын, Коджатой мурза да Ишей Берек Булатовы дети, да Аллагул амилдеш, да Тазна Имаф, да Кабыл Тиналеев сын, Супин да Алмамет Киргиз, да Акбер амилдеш, и всех нас приехало в Крым 300 человек, а на Молочных водах стоят: Кан мурза Урусов сын княжой да Зюр Мамет |51| мурза Берек Булатов сын, а с ним 500 человек, а межы Болысорынь (sіс) и Азова стоят Шидахмет мурза да Кучюк мурза, Ян [71] Араслан мурза, а с ними 15000, а поехали мурзы и все лутчие люди в Крым, от неволи заплакав, пометали отцы и матери, жены и дети и все животы статки; просили у нас Мурат Кирей царевич и воеводы Астороханские лутчих людей и братью нашу и детей в заклад и наши отцы и деды и прадеды век свой жили, а закладов не делывали, в государя московсково воле бывали и правду давали, и над ними такая неволя не бывала, што над нами делает Мурат Кирей царевич, и мы на государя московского не пеняем: разгонил нас и ссору зделал Мурат Кирей царевич и мурзы и все лутчие люди послали к турскому царю бити челом Саты мурзу Урусова сына княжово, Аллагул Амилдеша, да Курмак Амилдеша, да Алмамет, да Акберю амилдеша, а велели турскому бить челом, штобы турской пожаловал, велел нам быти в своем имени, дал бы нам Балысарай да царевича, и прислал к нам турской чеуша своего Салмана, велел Уруса князя и всех Нагайских мурз приводити к шерти, и мы турскому не шертовали: как нас пожалует устроит, и мы толды и шерть дадим.

Апреля в 28 день сказывал Ивану в розговоре тотарин Асан Бай: приехал ко царю от Фети Гирея царевича тотарин и сказывал царю: |52| Фети Гирей царевич, да паша Кафинской, Олей князь Ширинской, Мурат князь стоят в Очакове на перевозе у Днепра, перевозят людей и наряд, а берегутца от Черкас от Каневских, а царевич калга Алпкирей побежал к турскому, а иное говорят, што быть ему в Литве, а Каламат Кирея царевича царь учинил калгою, а послал царь царевича да и Дербыша князя в Керчь, звати Мубарек Кирея царевича и ближние люди говорят, что ево царь велел убити, и Дербыш князь ко царю прислал весть: Мубарек Кирей царевич ис Керчи побежал к Турскому за море.

Апреля в 30 день приехал ко царю тотарин, а сказывал: гонец с Москвы Асан мурза идет, а с ним идет служилой тотарин, Бейгилдей Исенев, и царь послал в стречю Бекеней мурзу, а велел Байгилдея к себе взять совсем, и к Ивану Байгилдея пущать не велел.

Майя в 1 день послал Иван Сенчюру Баикешева бити челом, царю штобы царь пожаловал, велел толмачю Баигилдею ехать к Ивану, и царь дал ярлык, а велел толмачю Байгилдею ехать к Ивану.

Майя в 8 день приехал к Ивану Баигилдей Исенев, а с ним царевы приставы Бекеней мурза, Мудунван Шукай, и Ивану говорил: царь тебе велел ехать узжо на Секиюрт и толмачю Баигилдею Исенову и поминков, што прислано царю и царицам и царевичам и князем и мурзам |53| жалованья и царь кип розвязывать и ис телег имать не велел, а велел того беречь накрепко, а хочет царь всее посылку взять на себя. И тогож дни Иван поехал ко царю, поставили Ивана на Секиюрте. [72]

Майя в 30 день приехал Резван Копучей к говорил Ивану: царь тебе велел ехать к себе и толмачю Байгилде Исеневу и поминки велел вести все к себе, быти тебе у царя в саду наедине, и как приедеш в Бокчисарай и царь тебе велел поминки свои несть на руках, што послано ко царю, а что послано царицам и царевичам и князем и мурзам тово царю после смотрети; и Иван у Казы Гирея царя был и царю здоровал: буди, государь, здоров на многие лета на отца своего юрте, штобы тебе быти з братом своим с царем и великим князем Федором Ивановичем всеа Русии в дружбе и в братстве; и царю говорил: государь наш, царь и великий князь Федор Иванович всея Русии прислал к брату своему к Ислам Гирею царю служилово татарина Баигилдю Исенева, а с ним прислал к царю грамоту и поминки царю и царицам и царевичам, лехкие, а князем и мурзам, и оталыком прислал свое жалованье; и Божьими судбами царя Ислам Гирея не стало и Бог судил тебе быть на отца своего юрте царем, и царю грамоту подал и поминки по государевой грамоте явил, и Казы Гирей царь про царя и великого князя здоровье спра|54|шивал, грамоту принял и поминки велел взять, и царь Ивану говорил: отпущаю тебя к брату своему з добрым делом часа того и гонца своего посылаю доброво человека, а хочю быти з братом своим, царем и великим князем в дружбе и в братстве; и Иван царю бил челом: отпущаеш меня холопа своего вопчего к брату своему царю и великому князю, и будет меня отпущаешь холопа вопчего к брату свему з добрым делом и яз готов ехать к государю своему царю и великому князю, и будет, государь, посылаешь к брату своему с лехким делом и ты вели отпустити толмача, а меня пожалуй, вели у себя оставить; и царь Ивану говорил: потому тебя отпущаю, хочю быть з братом своим в крепкой дружбе и в братстве и тебе у меня опять быть у Кюриюшу и яз к брату своему царю и великому князю добрая дела с тобою прикажу и в грамоте з гонцом своим отпишу и тебя пожаловав отпущу. И того ж дни Казы Гирей царь велел Мурату князю, да Дербышу князю Куликову, Моллакаю аталыку, Зентемир аге взяти по списку у Ивана и у толмача у Байгилде Исенева, што прислал царь и великий князь царицам и царевичем поминки, а князем и мурзам жалованье, и Иван ко царю нес поминки по государевой росписи, што послано царицам и царевичам помин|55|ков; и Иван по государевой росписи роздал Мурату князю да Моллакай аталыку с товарыщи и что послано князем и мурзам государева жалованья, и Иван росписав, смотря по тамошнему делу, отдал Мурату князю с товарыщи, и оставил Иван для государева дела: три шубы собольих, 6 шуб куньих, 7 шуб бельих хрептовых, 3 шубы черева бельи, [73] 6 шапок черных, 2 сукна добрых; и роздал государево жалованье тайно царевым ближним людем, князем и мурзам и оталыком; Мурату князю Сулешову: шуба соболья, шуба черева бельи, цки хрепты бельи, сукно доброе, шапка черна да в запрос 30 рублев денег, да княгине его шуба кунья; Моллакай аталыку: шуба соболья, шуба кунья, шапка черна; Дербышу князю Куликову: шуба соболья, шуба кунья, сукно доброе; Зентемир аге Черкашенину шуба кунья; конюшему Загробу князю: шуба хрепты бельи, шуба черева бельи, шапка черна; Мурат Казыю князю Тубулдакаеву щуба хрепты бельи; казначею Аблиз Чилибею шуба хрепты бельи; Берекбулату князю Перекопскому шуба кунья; Сефер мурзе Ширинскому: шуба хрепты бельи, шапка черна; Мамет паши мурзе Сулешеву: шуба хрепты бельи, шапка черна; калги Саламат Кирея царевича Девлет Казы аталыку: шуба хрепты |56| бельи, шапка бура; Сафа Кирея царевича Ахбабей аталыку дана шуба черева бельи; Иван шел шубу хрепты бельи нес к Фети Гирею царевичю.

Майя в 16 день приехал Бакай ага Белогородцкой и говорил Ивану: яз хочю на старости показать свою службу царю и великому князю, как выйдет у государя с литовским королем перемирье и государь бы ко мне прислал грамоту и яз пойду со многими людми на литовские украины от Стародуба и от Чернигова. И Иван Бакай аге говорил: яз до государя твое слово донесу и покажешь свою службу государю нашему и государь тебя пожалует своим великим жалованьем.

Майя в 18 день приехал от царя Кырди копучей и говорил Ивану: Кази Гирей царь велел тебе к себе ехать. И Иван у Кази Гирея царя был, и царь Ивану говорил: пришел, ты к брату нашему к Ислам Гирею царю з добрым делом и Божьими судбами брата нашего Ислам Гирея царя не стало и яз тебя отпущаю к брату царю и великому князю з добрым делом и своего посылаю доброго человека Апсала Моллу и хочю быти з братом своим царем и великим князем в крепкой дружбе и в братстве; и государь бы ваш гонца нашего не задержал, отпустил ко мне часа тово, и што яз приказывал словом, к брату своему и яз то в грамоте напишу и докуды брат наш гонца нашего отпустит и своево доб|57|рово человека к нам пришлет, и мы до тех мест на своем слове стоим крепко, инако наше слово не будет. Да приехал брат наш Мурат Кирей царевич ко государю вашему, и мы то слышели и за морем, што брат наш царь и великий князь брата нашево Мурат Кирея царевича жаловал, поил и кормил и всем его покоил и держал ево у себя за сына место и на том брату своему царю и великому князю много челом бью, и похочет брат наш Мурат Кирей царевич ехати к нам, и государь бы ваш Мурат Кирея царевича пожаловал, освободил ему к [74] нам ехать. И Иван Казы Гирею царю говорил: Бог учнет миловать нас холопей ваших вопчих и вашим государским счастьем до государя своего до царя и великого князя доедем здорово и очи государя своего увижу и што ис твоих царских уст слышел, то до государя своего донесу; а Мурат Кирей царевич приехал на государя нашего имя, и государь царь и великий князь ево жалует и бережет, неволи ему никоторые нет, и што твое царское хотенье, и о том к брату своему царю и великому князю пиши; и велел царь Ивану у стола быти, пожаловал Ивана и толмачей и отпустил.

Майя в 30 день посылал Иван толмачей Сенчюру Баикешева да Байгилде Исенева к Моллакаю аталыку, штобы аталык велел Ивану с |58| собою видетца для государева дела. И того же дни Иван у аталыка был и аталыку наедине говорил: ты у царя человек ближней, начало ты доброму учинил межи двух великих государей, о добром деле радеешь; Казы Гирей царь меня отпустил к брату царю и великому князю и яз у царя доброе слово слышел и царское слово на земли не падает, штобы царь на своем слове стоял крепко, царевичей и крымских людей на сей осени на государя нашего украины войною не отпущал, и ты государю нашему покажи свою первую службу, штоб твоя служба государю нашему была явна и слову бы твоему вперед верили; и Моллакай аталык Ивану говорил: донеси мое слово до царя и великого князя, а яз за то имаюся: сее осени царь и царевичи и крымские люди на московские украины войною не будут, а за Азовских людей и за Нагайских не имаюся; а по синему леду царю однолично итти на литовсково короля и Казы Гирей царь однолично хочет быти с царем и великим князем в крепкой дружбе и в братстве, и яз хочю царю и великому князю службу свою показати и работать ему государю стану, сколко моей мочи будет.

Майя в 21 день сказывали толмачи Сенчюра Баикешев да Байгилдей |59| Исенев: приехал ко царю нагайской тотарин и сказывал царю: Сафа Кирей царевич едет, а с ним многие нагайские мурзы, а поехал тотарин от царевича от Балы Сарая, и будет Сафа Кирей царевич в Крым часа тово.

Майя в 22 день приехал Копучей и говорил Ивану: Калга Соламат Кирей царевич велел тебе ехать к себе; и Иван у Калги царевича был, и Калга царевич Ивану говорил: отпущаем тебя к брату своему царю и великому князю, з добрым делом своих гонцов посылаем, и брат наш Казы Гирей царь хочет бытии з государем вашим в крепкой дружбе и в братстве, и мы царя на доброе дело наводим и без нашево приговору царь ничего не учинит, и вижю брата своего царя и [75] великого князя к себе дружбу и яз буду у государя вашего амиятам и учиню брата своего Казы Гирея царя с государем вашим в крепкой дружбе и в братстве. Иван калги царевичю говорил: што ис твоих государских уст слышел, то до государя своего донесу.

Майя в 24 день приехал Мамет паша Сулешев и сказывал Ивану в розговоре: стречали князи и мурзы Сафа Кирея царевича на Чюмгаре, а сево дни царевич пришел на Бакчисарай, а с ним пришли нагайские мурзы Араслана и мурза Дивиев с сыном, да Ахбулат мурза, да Бек мурза |60| Ахбулдуев, Азамат мурза Харашаев да Бехтемир мурза Шейдяков, Муралей мурза, што был на Москве в полону, Елтек мурза Агишев, а крымских князей и мурз со царевичем приехало: Кутлу Гирей мурза Адзиев сын княжий Ширинской, Сулеш князь Перекопской, да Ахбабей аталык; да Мамет же мурза говорил: приехал в Крым Сафа Кирей царевич и нагайские мурзы: быть ссоре великой, в Крымском юрте недрузей им много, а им хотят недружба свои мстить.

Майя в 27 день посылал Иван толмачей Сенчюру Баикешева да Байгилдю Исенева к Дербышу князю Куликову, чтобы Дербыш велел Ивану с собою видетца тайно для государева дела. И тово ж дни Иван у Дербыша князя в ночи был и Дербышу говорил: Казы Гирей царь и колга царевич отпустили меня к брату своему царю и великому князю и яз у царя и у царевича доброе слово слышел, хотят быти з государем нашим в дружбе и в братстве и государь наш царь и великий князь на их слово не оплошится, государь наш смотрит Казы Гирея царя и калги царевича прямые их дружбы потому: Ислам Гирей царь да калга Алпкирей царевич на своем слове не стояли и прямые своей дружбы не показали, а ты в Крымском юрте кареной человек и нонече ты учинился у Казы |61| Гирея царя ближней человек и прежняя твоя служба к государя нашего отцу блаженные памети великому государю царю и великому князю Ивану Васильевичю всеа Русии бывала и слову твоему на Москве верывали и ноне тебе добро показати своя прямая служба к государю нашему царю и великому князю Федору Ивановичю всеа Русии, было бы мне что сказать твое раденье межу дву государей о добром деле, чтобы царь на своем слове стоял крепко: царевичей и крымских людей на сей осени на государя нашего украины войною не отпущал; и Дербыш князь .Ивану говорил: донеси мое слово до царя и великого князя и до ближних людей: яз за то имаюся, по своей вере тебе руку даю - сее осени царевичи и крымские люди на московские украины войною не будут, а по синему леду царь со всем крымским юртом и с Нагаи и с Азовскими людми идет в Литовскую землю воевать, а со государем вашим царь хочет быти в [76] крепкой дружбе и в братстве и государь бы ваш однолично бил надежен на Казы Гирея царя дружбу, а яз преже того служил отцу ево, а своему государю, и нынече на старости хочю показать свою службу царю и великому князю Федору Ивановичю всеа Русии, и яз государю хочю так служить: не учнет Казы Гирей царь на своем слове стоять крепко и яз к государю |62| пришлю с вестью да умышленья царева отпишу к государю; да поехал сын мой к Мурат Кирею царевичю в Асторахань, и Мурат Кирей царевич послал его к государю к Москве и государь бы пожаловал меня холопя вопчего на старости: сына моего отпустил сею дорогою ко мне; да сидит у государя Мусли аталык, а мне Мусли аталык ближней семьянин, и государь бы пожаловал для нашие прежние службы отпустил аталыка по отца своего души, и будет государь похочет денег за Муслы аталыка, и мы станем збирать долги, чем государь пожалует? а мы государю на том дадим, душу, по своей вере учнем служити государю и работать до своей смерти, как ему государю годно.

Майя в 30 день приехал Черкашенин и говорил Ивану: Сафа Кирей царевич велел тебе к себе ехать, и Иван у царевича был. Царевич Ивану тайно говорил, князей и мурз всех отослал: Божьими судбами отца нашего Магмет Кирея царя недрузи убили, а нас розогнали, и мы по чюжим землям волочилися, ни в которых землях добра и чти не наехали; а кроме государя московского царя и великого князя и ево жалованья и береженья видели, и хлеб соль ели, царя и великого князя жалованьем свет увидели, и в отца своево юрт приехал ево жалованьем, и яз брата своего царя и великого князя Федора Ивановича всеа Русии жало|63|ванья и береженья не хочю забыть до своей смерти и хочю ему государю дружити и работати сколко моей жизни будет, его жалованьем на отца своего юрте царевичем учинился; а Казы Гирей царь учинился нами в Крыме царем и Казы Гирей царь хочет быти с царем и великим князем в крепкой дружбе и в братстве, не как прежние цари, и приказал мне царь быть амиятом у царя и великого князя и московские дела всякие делать, и брат бы наш царь и великий князь писал ко мне о всяких о своих делех, на которой мере похочет быти с нами в дружбе и в братстве и мы так и учиним, а нагайские князи и мурзы посылали к турскому царю бити челом Аллагул амилдеша с товарищи и мы их за море не пустим, посадим их в тюрму и ты мое слово однолично донеси до государя своего, а яз посылаю к брату своему царю и великому князю гонца своего и в грамоте своей тож пишу, что с тобою приказываю; да у брата у нашего у Казы Гирея царя Моллакай аталык ближней человек и хочет царю и великому князю службу свою прямую показать и царя на доброе дело наводить, и государь бы [77] ево своим жалованьем пожаловал не как иных князей и мурз, у царя он первой человек. И Иван Сафа Кирею царевичю говорил: Казы Гирей царь и калга Саламат Кирей царевич отпущают меня холопа воп|64|чего к брату своему царю и великому князю з добрым делом и хотят быти з государем нашим в дружбе и в братстве, и государь наш на их слова не оплошится, учнет государь наш смотрети Казы Гирея царя и калги царевича братцкие любви и прямые их дружбы, а твоему слову государь наш царь и великий князь поверит потому: ты государя нашего жалованье и береженье видел и хлеб соль ел и государь наш и вперед на тебя будет надежен в дружбе и в братстве; и Иван, упрося, царевичю говорил: калга Алпкирей царевич был у короля у литовского, болшого жалованья и чти от короля не видал, и как Алпкирей царевич учинился калгою на крымском юрте и шесть лет царя и царевичей и Крымских людей не пустил на литовские украины воевать, и тебе бы государю нашему царю и великому князю болши тово надобет показать своя правда и дружба. И царевич Ивану говорил: нонече бы царь и великий князь слову нашему верил и вперед и дела мои объявятца.

Июня в 1 день сказывали толмачи Сенчюра Баикешев да Байгилдей Исенев: побежал калга Соломат Кирей царевич в Кафу, да Алей князь Ширинской з детми, да Асман мурза Ширинской, и Казы Гирей царь послал за ними гонять Фети Гирея царевича да Сафа Кирея царевича, а с ними многих людей. |65|

Июня в 4 день приехал Мамет паша мурза Сулешев и сказывал Ивану в розговоре: послал царь Фети Гирея царевича да Сафа Кирея царевича гонять за Калгою за Соломат Киреем царевичем, и Калга царевич утек в Кафу к паше, и царь Моллакая аталыка посылал к паше, штобы калгу царевича и ширинских князей выдал, и паша аталыку отказал: калги царевича и ширинских князей без турсково хандукера указу не отдам, а за море их не пущу, пошлю к турскому хандукерю, велит турской калгу царевича и ширинских князей к себе прислать, и яз их к турскому пошлю; а велит турской отдати калгу царевича и ширинских князей Казы Гирею царю, и яз царю отдам; а калга Соломат Кирей царевич аталыку говорил: яз поехал не от царя, от недрузей своих: приехал ко царю Сафа Кирей царевич, да Араслана и мурза Дивиев и многие нагайские мурзы, и мы у Сафа Кирея царевича отца убили, а у Араслана и мурзы брата убили Есинея князя, а нагайские мурзы нас побить хотели и крымской юрт воевали, и мне в Крыме как прожить? а Алея князя Ширинского з детми и с племянники убить хотел Кутлу Гирей мурза Адзибуев сын, и от смерти хто не бежит? [78]

Июня в 5 день сказывали Ивану толмачи Сенчюра Баикешев да Байгилдй Исенев: велел тебе с собою видетца Моллакай аталык для царева дела; и Иван у аталыка был, и аталык Ивану говорил: Казы Гирей |66| царь велел тебе говорити: пишет царь к брату своему царю и великому князю о запросе и государь то ваш и сам ведает и ты здесе все слышел; Казы Гирей царь был в полону в Кызилбашех, нужи многие терпел и за ево за прямую службу и за нужю Бог его вынес ис полону к турскому, и жил во Царегороде и подле ево держалося людей добрых много, и турсково жалованьем людей не пркормил и царь, займуючи людей жаловал и на цари долгу много, и похочет царь и велиикий князь быти с Казы Гиреем царем в дружбе и в братстве и государь бы ваш дружбу свою царю показал, не пожалел прислати о чем царь писал, а царь однолично быти хочетъ с царем и великим князем в крепкой дружбе и в братстве; и приехал ко царю Сафа Кирей царевич и многие нагайские мурзы и которые князи и мурзы от Ислам Гирея царя бегали, и те все ко царю приехали и царь Сафа Кирея царевича назвал сыном, и хто будет царю и великому князю недруг и царь с царевичи и со всем крымским юртом и с нагайскими людми готов итти на царя и великого князя недруга; да побежал калга Соломат Кирей царевич не от царя, от своево воровства: жили у Ислам Гирея царя в воле, многих добрых людей без вины побили, а иных животы грабили, и пришли к царю многие |67| люди на нево жалобою и царевич от тово и побежал, и царь пожаловал - калгою учинил Фети Гирея царевича; да пишет царь к брату своему царю и великому князю, которые князи и мурзы у царя в приближенье и приказные люди, и государь бы их своим жалованьем пожаловал. Да била челом царю Муслы аталыка мать и царь ей дал грамоту для ее слез, чтобы государь Муслы аталыка пожаловал, и царь тебе велел говорити тайно: у Магмет Кирея царя Муслы аталык крымской Юрт испортил, и царю двожды изменял и государь бы его велел смирити, чтобы он жив не был. И Иван Моллакай аталыку говорил: пишет царь к брату своему царю и великому князю о запросе и о людех своих о ближних, и о приказных, и в том царь волен, и яз царев приказ до государя своево донесу, в том государь волен и царевым людем ближним и приказным государь свое жалованье пришлет, как при прежних царех бывало, а Муслы аталыку государь милость показал пожаловал для ево прежние службы: живет за Москвою в дальних городех и которой человек царю и всей земле негоден, тот наружи не будет; и приехал Сафа Кирей царевич к Моллакай аталыку и говорил Ивану: што яз с тобою приказывал к брату своему царю и великому князю и то мое слово [79] донеси. Да итти было турсково людем под Асторохань, и катарги были |68| здесе поделаны, в Кафу зелье и свинец пришло, и Казы Гирей царь поход под Асторохань у турсково отговорил, для того - хочет царь быти з государем московским в крепкой дружбе и в братстве, а мне Казы Гирей царь батко и брат, из нашево слова не выступит, и яз хочю брата своего Казы Гирея царя с царем и великим князем учинити в крепкой дружбе и в братстве.

Июня в 7 день приехал, Черкашенин Ромозан и говорил Ивану: Фети Гирей царевич велел тебе к себе ехать. И Иван у Фети Гирея царевича был, и говорил Ивану Фети Гирей царевич: отпущает тебя брат наш Казы Гирей царь к царю и великому князю з добрым делом и у нас з братом нашим с Казы Гиреем царем Бог один и мысли, и слово одно, и которые речи брат наш Казы Гирей царь приказывал с тобою царю и великому князю, и мы также хотим делать и царя на доброе дело наводити. И Иван Фети Гирею царевичю говорил: Бог учнет миловать и вашим государским счастьем мы холопи ваши вопчие до государя своего здорово доедем и государя своего очи увижю и твое слово до государя своего донесу; и велел царевич Ивану у стола быть и пожаловав Ивана и толмачей отпустил.

Июня в 10 день приехал толмач Зянбулда Бидеев и говорил Ивану: Моллакай аталык велел тебе с собою видетца для царева дела, и Иван у аталыка был, и аталык Ивану говорил: царь нам с тобою велел с тобою (sіс) написать имена новых ближних людей, которые при |69| царе учинилися ново, а старых князей и мурз и аталыков у тебя имена есть, и Иван велел написать имена царевых ближних людей. И Иван Моллакаю аталыку говорил: вели мне прочесть память запросную, о чем Казы Гирей царь пишет к брату своему царю и великому князю, и аталык запросную память чел; в памети пишет: двенатцать тисеч рублев денег, на тридевять шуб соболей, на дватцатъ шапок соболей одинцов, сорок лисиц черных, на тридевять шуб куниц, на тридевять шуб горностаев, тридевять цков хрептов бельих, тридевять облячных, тридевять черевьих, дватцать зубов рыбьих, четыре кречеты, четыре ястребы белых. И Иван аталыку говорил: царь пишет к государю нашему царю и великому князю просит запросу много; прежние цари отец ево Девлет Кирей царь и брат ево Магмет Кирей царь и Ислам Гирей царь о таких о великих запросех не писывали, а государю нашему з гонцом столко прислать. А коли такие великие государи учинятца в братстве и в дружбе и розменятца болшие послы, царь и царевичи шертуют, и тогды, царю чего хотеть, а еще царь прямые свей дружбы и правды не [80] показал, межу наших государей первая ссылка, а доброму делу начало, и царь бы писал о запросе мерно. И аталык Ивану говорил: нечто будет государь ваш Казы Гирея царя дружбы не ведает? ино ему Бог из|70|вестит, а ты ведаешь Казы Гирей царь у турского отговорил Астороханской поход, учал турской отпущати Казы Гирея царя на Крымской юрт, и Казы Гирей ни о чем турскому не бил челом, просил у турсково, штобы отставил Астороханской поход, и турской Казы Гирею царю говорил: стало де и мне болши дватцети тысеч асманок харчи Астороханской подъем и турской для Казы Гирея царя Астороханокой поход отставил; а Казы Гирей царь, для тово отговаривал Астороханской поход, хотя быть з братом своим с царем и великим князем в крепкой дружбе и в братстве. И Иван Моллакай аталыку говорил: и мы положим на Божью волю да на государьскую: царь пишет о болшом запросе, царь волен, а государь наш, что похочет прислати, в том государь волен, а под Асторохань и преже тово турской посылал и стало турскому болши ста тысеч подъем, Асторохани ничево не зделал, и государь наш царь и великий князь хочет быти в дружбе и в братстве с Казы Гиреем царем, а с турским у государя нашево розошлося; и приехал к Молликаю аталыку Сафа Кирей царевич и Ивану тако говорил: много мы ездили, а кроме государя московского добра нигде не наехали, и государь бы ваш надежен был на нас и на Казы Гирея царя, царевичи иные побежали и досталным бежать, и на чем у нас были ссылки с царем и великим князем и мы на том слове стоим, а хотя будет, от турсково отста|71|нем, а от московского государя не отстанеца, а для бы царевых запросов государь не кручинился, что у него лучитца, то бы прислал, а я тово в своей грамоте не писал, приказываю с тобою тайно, чтобы то слово нигде не вышло, и государю царю и великому князю донесу то слово тайно и ближним его людем.

Текст воспроизведен по изданию: Статейный список московского посланника в Крыму Ивана Судакова в 1587 - 1588 году // Известия Таврической ученой архивной комиссии. Том 14. 1891

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.