Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

«НЕОБХОДИМО УСИЛЕНИЕ ТУРКЕСТАНСКОГО ВОЕННОГО ОКРУГА»

Из истории русско-английских противоречий в Средней Азии. 1906 г.

В публикуемых ниже документах идет речь о малоизвестной странице истории русско-английских отношений периода 1905-1907 гг., а именно о планировавшемся русским военным командованием (в случае конфликта с Англией) захвате Герата. Целью предполагавшейся операцни было ослабление влияния Англии в Средней Азии.

Проблема англо-русских противоречий в Средней Азии в первое десятилетие XX в. исследована достаточно подробно 1, однако настоящая публикация освещает незамеченный историками эпизод и, надеемся, добавит новый штрих в сложную картину взаимоотношений двух великих держав.

Сама идея проведения подобной операции в направлении английских владений в Индии была не нова. В течении XVIII-XIX вв. она периодически возникала при обострении русско-английских отношений. Наиболее далеко дело зашло в начале 1801г., когда донские казаки отправились по приказу Павла I в поход на Индию, и только убийство императора остановило эту военную экспедицию.

В 1904 г., с началом русско-японской войны, интерес России к региону Афганистана снова резко возрос, поскольку Англия, будучи союзницей Японии, всерьез рассматривалась как потенциальный, не только политический, но и военный противник. Еще накануне войны в 1903г. на Особом совещании под председательством военного министра А. Н. Куропаткина была высказана мысль об усилении войск Туркестанского военного округа с целью обеспечения возможной экспедиции в Афганистан. Во время войны этот вопрос вновь был поднят по инициативе министра иностранных дел графа В. Н. Ламздорфа и тщательно рассмотрен на Особом совещании под председательством графа Д. М. Сольского. Проект усиления войск Туркестанского военного округа был признан целесообразным, однако неудачные военные действия на Дальнем Востоке, поглощавшие огромное количество людских и материальных ресурсов, не позволили его осуществить.

После войны с Японией этот вопрос вновь был поставлен на повестку дня из-за опасения роста влияния Англии в среднеазиатском регионе в ущерб русским интересам. Инициатором снова выступило министерство иностранных дел. Граф В. Н. Ламздорф в письме председателю Совета государственной обороны (СГО) великому князю Николаю Николаевичу от 10 июля 1905 г. просил «обратить самое серьезное внимание на укрепление нашего положения в Средней Азии принятием всех мер к доведению имеющихся там войск до достаточной цифры, которая дала бы нам возможность энергично обороняться против нападения с юга» 2. В том же письме Ламздорф указывал на необходимость иметь в Средней Азии «армию, вполне организованную в боевом отношении и представляющую собой внушительное орудие, которым мы могли бы действительно пользоваться для оказания отпора вмешательству англичан» 3. Выполняя этот своеобразный заказ министерства иностранных дел, Главное управление Генерального [157] штаба (ГУГШ) разработало план овладения в случае конфликта с Англией Северным Афганистаном. Ближайшей задачей был захват крепости Герат, для чего предполагалось довести численность войск Туркестанского военного округа до штатов военного времени.

18 июля 1905 г. этот план обсуждался на заседании СГО, где в резкую оппозицию начальнику Генерального штаба ф, Ф, Палицыну встал военный министр А. Ф. Редигер, считавший данный проект «совершенно не приемлемым, мало того, совершенным nonsens в организационном отношении» 4. Подобная позиция становится ясной, если учесть тот факт, что военный министр, не имея возможности оказывать прямое влияние на оперативное планирование, находившееся в ведении ГУГШ, был вынужден отвечать за претворение этих разработок в жизнь в случае их утверждения. В результате жарких дебатов между А. Ф. Редигером, с одной стороны, и великим князем Николаем Николаевичем и Ф. Ф. Палицыным, с другой, было принято компромиссное решение об усилении войск Туркестанского военного округа лишь в оборонительном плане.

Вторично вопрос об усилении войск Туркестанского военного округа возник в феврале 1906 г., о чем идет речь в публикуемом документе № 3. Инициатором, на сей раз, выступило ГУГШ, взяв за основу план, рассматривавшийся в СГО летом 1905 г. Желая подкрепить свою позицию на заседании Совета, Ф. Ф. Палицын написал 18 января 1906 г. письмо на имя министра иностранных дел с изложением своих взглядов на проблему и просьбой выяснить позицию МИД по этому вопросу (док. № 1). В. Н. Ламздорф, являвшийся инициатором проекта усиления Туркестанского военного округа в 1905 г., полностью согласился с мнением начальника Генерального штаба, что и высказал в своем ответном писъме от 28 января 1906 г. (док. № 2). Однако, курс российской внешней политики к этому времени начал изменяться в сторону, если не сближения, то некоторого потепления в отношениях с Англией (что выразилось в назначении 28 апреля 1906г. на пост министра иностранных дел А. П. Извольского, являвшегося убежденным сторонником Антанты). Это обстоятельство значительно снижало ценность поддержки В. Н. Ламздорфом идеи усиления Туркестанского военного округа, имевшей в СГО сильную оппозицию в лице военного министра А. Ф. Редигера, нисколько не изменившего своего мнения, и министра финансов В. Н. Коковцова, ссылавшегося на отсутствие денежных средств на осуществление проекта. Тем не менее великому князю удалось добиться в СГО большинства голосов за проект Ф. Ф. Палицына. А. Ф. Редигер пишет в своих воспоминаниях: «Все мои доводы были напрасны. Вопрос уже был предрешен великим князем и Палицыным. Великий князь говорил, что на Востоке весь успех зависит от нанесения первого ошеломительного удара и что после наших поражений в Манчьжурии мы непременно должны обеспечить себе успех такого удара» 5. Мнение болъшинства было утверждено императором Николаем II. Осуществление проекта было, как следует из документа № 4, возложено на А. Ф. Редигера, который, однако, положил этот план «под сукно», сославшись на отсутствие средств (док. № 5). В своих воспоминаниях он откровенно указывает на то, что специально «не сделал ничего для его исполнения» 6. Проект Ф. Ф. Палицына находился в подобном «подвешенном» состоянии до того момента, когда заключение англо-русского соглашения 18 августа 1907 г. лишило его всякого смысла, и о нем просто перестали вспоминать.

Публикуемые документы представлены в полном виде, без сокращений. Текст документов дан в современной орфографии. Все даты даны по старому стилю. В русских названиях иностранных географических пунктов сохранена транскрипция оригинала. Делопроизводственные пометы опущены.

Публикацию подготовили Н. А. ИВАНОВ и В. П. ПОНОМАРЕВ. [158]


№ 1

Письмо начальника Генерального штаба генерал-лейтенанта Ф. Ф. Палицына 7 министру иностранных дел графу В. Н. Ламздорфу 8

№ 13

13 января 1906 г.

Секретно

Милостивый государь, граф Владимир Николаевич.

Во время минувшей войны, и в особенности в конечный ее период Министерство иностранных дел настойчиво указывало на возможность опасности со стороны Индии и Авганистана [Так в тексте.], требуя военного усиления нашего в Туркестане.

В силу этого Военным министерством проектированы были меры, которые, по их рассмотрении, подлежат, в сравнительно близком будущем, утверждению в установленном порядке. Меры эти вызывают сравнительно большие расходы.

Если бы политические условия давали уверенность, что в пятилетие нашим границам в Туркестане не грозит опасность, то, быть может, осуществлением этих мер возможно было бы повременить; если же политические условия не дают этой уверенности, то благоразумие побуждает Военное министерство, не останавливаясь перед расходами, провести проектируемые мероприятия в жизнь.

Ныне, перед внесением сего вопроса в Совет государственной обороны 9, позволяю себе обратиться к Вашему Сиятельству с просьбой не отказать мне в Вашем мнении: можно ли современное политическое положение на наших юго-восточных границах считать более благоприятным, чем это было 6 — 9 месяцев тому назад.

С военно-политической стороны положение это стало более серьезным, благодаря англо-японскому союзу 10, англо-авганскому договору 11 и последнему китайско-японскому соглашению 12. Если верны сведения, поступающие от чинов пограничной стражи Туркестанского военного округа, то к сентябрю и октябрю минувшего года в северной части Авганистана заметно было некоторое усиление войск, а ровно производство инженерных работ в Гератском районе и на перевалах Гиндукуша.

Признаки эти не служат еще показателем возможных действий с этой стороны, но они указывают на направление подготовительных работ, которые, вместе с военными реформами в Индии, не умаляют, а, напротив, усиливают требование подготовиться к разного рода случайностям и осложнениям.

Прошу принять уверение в совершенном уважении и преданности.

Ф. Палицын

РГВИА. Ф. 2000. Оп. 1. Д. 79. Л. 41 — 42. Машинопись. Отпуск.

№ 2

Письмо министра иностранных дел графа В. Н. Ламздорфа начальнику Генерального штаба генерал-лейтенанту Ф. Ф. Палицыну

[На письме имеется надпись, сделанная Ф. Ф. Палицыным: Прошу копию с письма препроводить Н[ачальнику] К[анцелярии] Сов[ета] Г[осударственной] Об[ороны] в день представления.]

№ 117

28 января 1906 г.

Секретно

Милостивый государь, Федор Федорович.

Секретным письмом от 18 января с[его] г[ода] № 13 Ваше Превосходительство изволили запросить моего заключения по вопросу о том, [159] можно ли современное политическое положение на наших среднеазиатских границах считать более благоприятным, чем это было месяцев 6-9 тому назад, и не позволяют ли нынешние условия отсрочить приблизительно на пятилетие принятие мер к укреплению нашего военного положения на юго-восточных границах.

Вследствие этого имею честь уведомить Вас, что, по мнению моему, ответ на поставленный Вами вопрос может быть лишь отрицательным по нижеследующим соображениям.

Прежде всего, едва ли возможно, даже при наличности наиболее благоприятных политических условий, ручаться за то, что в течение определенного промежутка времени государству не будет грозить опасности со стороны внешних врагов. Но если бы самый осторожный расчет и позволял надеяться на спокойствие в течение ближайших пяти лет, то я все же считал бы непоправимой ошибкой упускать этот драгоценный промежуток времени и не воспользоваться им для ограждения страны от возможных опасностей. Не подлежит никакому сомнению, что наше положение в Средней Азии более благоприятно, чем месяцев 6-9 тому назад, но несомненно также, что происшедшие за последние два года события — неудачная война, внутренние потрясения — в значительной степени обессилили Россию, которая не скоро еще окажется снова для внешних врагов тем грозным противником, каким нас привыкли считать; бессилие же, хотя и временное, может при самых благоприятных условиях вызвать нападение со стороны другой державы, не истощенной несчастными событиями и желающей воспользоваться минутой, чтобы добиться осуществления своих планов на счет слабого и не могущего ей помешать противника. Если даже предположить, что по особенно счастливому стечению обстоятельств и никто не захочет воспользоваться нашей временной отсталостью, нельзя упускать из виду возможности ежедневного возникновения совершенно не предусмотренных случайностей, могущих неожиданно разрастись до открытых столкновений. Если бы, наконец, можно было ручаться, что при особой осторожности и осмотрительности нам удастся в течение определенного срока, напр[имер], указываемого Вами пятилетия, избежать всяких осложнений, то по прошествии этого времени нам все же придется приступить к организации защиты наших среднеазиатских владений, причем для успешного осуществления подобной меры, требующего опять-таки значительного времени, мы вновь должны будем рассчитывать на то, что обстоятельства дадут нам возможность без помехи довести это дело до конца. Таким образом, каждая неиспользованная отсрочка будет постоянно влечь за собою необходимость все новых и новых отсрочек; меж тем, само собой разумеется, что, чем длиннее срок, который мы себе предоставляем для усиления нашей боевой готовности в Средней Азии, тем меньше становится вероятность избежания международных столкновений.

В письме за № 13 Ваше Превосходительство сами изволите указывать на англо-японский союз, англо-авганский договор, японо-китайское соглашение, военные реформы и подготовительные работы в Индии, усиление войск в Авганистане, производство инженерных работ в Гератском районе и на перевалах Гиндукуша, как на целый ряд элементов, не умаляющих, а, напротив, усиливающих требование подготовиться к разного рода случайностям и осложнениям. С этой точкой зрения приходится согласиться безусловно, и я не могу достаточно настойчиво продолжать указывать на крайнюю необходимость приступить, не теряя времени, к делу защиты русской границы в Средней Азии и, не останавливаясь ни перед чем, довести его, как [160] можно скорее, до конца, помня гибельные последствия нашей неподготовленности на Дальнем Востоке.

Главным доводом против необходимости безотлагательно довести до максимума нашу боевую готовность в Туркестане является указание на открыто выражаемое Англией желание пойти на сближение с нами 13.

Однако, если вникнуть глубже в симптоматическое значение этого факта, не трудно будет убедиться в том, что он доказывает как раз противоположное. Что Англия желает идти на сближение с нами, вполне понятно: обессиление России — явление преходящее, и англичане прекрасно понимают, что по прошествии нескольких лет могущество нашего отечества будет не только восстановлено в полной мере, но, по всей вероятности, и значительно усилится против прежнего. Но именно это желание и эта поспешность идти нам навстречу представляют собой лучшее доказательство нашей теперешней слабости, так как вполне ясно, что настоящий момент представляет в распоряжение англичан больше всего шансов заключить соглашение на возможно выгодных для них условиях. Их расчет, весьма простой и понятный, состоит в том, что мы, принужденные во что бы то ни стало принять меры к застрахованию себя от возможных осложнений, должны будем согласиться и на гораздо менее выгодные условия, лишь бы обезопасить себя на возможно долгий срок от внешних врагов впредь до восстановления наших сил. Если идти на сближение с Англией, то сколько-либо удовлетворительных условий можно достигнуть лишь одновременно с некоторым восстановлением наших сил. По отношению к Персии и Авганистану это соображение имеет меньшее значение, так как сами по себе, без посторонней помощи, эти государства опасности для нас собою не представляют; нельзя не заметить, к сожалению, что, в частности, авганские предложения, о которых я извещал Вас письмом от 22 декабря мин[увшего] года № 40 [В фонде Главного управления Генерального штаба (ф. 2000) этого письма обнаружить не удалось.], мы ныне едва ли будем в состоянии использовать вследствие нашей неподготовленности и фактического бессилия в Средней Азии.

Из вышеизложенного Ваше Превосходительство изволите усмотреть причины, лишающие меня возможности ответить на поставленный мне Вами вопрос иначе, как категорическим отрицанием. По моему глубокому убеждению, какая бы то ни было отсрочка в приведении Туркестана в полную боевую готовность совершенно не допустима и могла бы при каждом неблагоприятном стечении обстоятельств грозить нам самыми гибельными последствиями.

Поэтому я могу лишь вновь повторить то, что непрестанно говорилось мною в двухлетней переписке с Военным ведомством, а именно, что мы обязаны немедленно приняться за коренную добросовестную реорганизацию боевой готовности в Средней Азии и спешно доводить ее до конца, не отступаясь от этого ни по каким соображениям.

Само собою разумеется, что, как я говорил и ранее, всей нашей работе в Туркестане не следует придавать агрессивного и вызывающего по отношению к Англии характера, а проводить это дело столь же последовательно и внимательно до последних мелочей, как бесшумно и избегая придавать ему какой-либо показной характер.

Примите, милостивый государь, уверение в отличном моем почтении и совершенной преданности.

Ламздорф

РГВИА. Ф. 2000. Оп. 1. Д. 79. Л. 45 — 48 об. Машинопись. Подлинник. [161]

№ 3

Всеподданнейший доклад председателя Совета государственной обороны великого князя Николая Николаевича 14 императору Николаю II

[На докладе имеется надпись, сделанная великим князем Николаем Николаевичем: Представленные при сем докладе журналы Его Величество изволил читать и на журнале от 15 февраля изволил собственною рукою написать: «Согласен с большинством». 16 марта 1906 г. Генерал-адъютант Николай.] 15

24 февраля 1906 г.

Ваше Императорское Величество.

Всеподданнейше представляя на благовоззрение Вашего Императорского Величества журналы заседаний Совета государственной обороны 18 июля 1905 г., 4 и 15 сего февраля по вопросу об усилении Туркестанского военного округа, приемлю долг доложить Вашему Императорскому Величеству, что означенный вопрос был поднят министерством иностранных дел еще со времени начала войны с Японией и по Высочайшему Вашего Императорского Величества повелению рассматривался первоначально в Особом совещании под председательством статс-секретаря графа Сольского 16, а затем, с соизволения Вашего Императорского Величества, был передан на обсуждение Совета государственной обороны.

В заседании, состоявшемся 18 июля 1905 г., Совет государственной обороны, рассмотрев этот вопрос и наметив направление некоторых подготовительных работ для дальнейшего его обсуждения, предложил военному министерству разработать два плана мероприятий по реорганизации войск Туркестанского военного округа.

В виду того, что в общей обстановке вопроса о Туркестане произошли со времени его возникновения существенные изменения, так как тогда требовалось усиление Туркестанского военного округа для того, чтобы иметь возможность оказать отпор вмешательству англичан в период подготовительных переговоров при заключении мира 17, ныне же политическая обстановка представляется в значительно измененном виде, Совет государственной обороны в заседаниях 4 и 15 февраля вновь обратился к установлению главнейших основ мероприятий, необходимых при современных условиях для усиления Туркестанского военного округа и пришел к следующим заключениям.

1. Вопрос о Туркестане должен быть рассматриваем во всей совокупности нашего военного положения в Азии, где мы имеем трех противников: Англию, Японию и Китай.

2. Туркестан имеет два фронта; южный — против Авганистана и Англии и восточный — против Китая.

3. Политика наша в Туркестане должна быть демонстративно-миролюбивая и чуждая всяких агрессивных замыслов.

4. В Туркестане мы должны иметь такие силы которыми мы могли бы не только поддерживать спокойствие в крае и отразить внезапный удар из Авганистана, но и немедленно перейти в наступление, имеющее целью возмездие за совершенное нападение и захват инициативы в свои руки.

5. При возникновении войны на Дальнем Востоке мы должны быть в готовности быстро перейти в наступление против Авганистана и занять Герат и Мазар-и-Шериф с целью создать этим угрозу Англии. [162]

Руководствуясь указанными основаниями, Совет рассмотрел планы организационных мероприятий для Туркестанского военного округа, причем по вопросу об организации и готовности пехоты последовало разногласие.

Большинство признали наиболее соответственным стрелковую пехоту округа иметь в мирное время в виде батальонов пятиротного состава и содержать ее в числе рядов по военному времени или близком к этому с тем, чтобы при мобилизации из пятых рот развертывать батальоны для гарнизонной и тыловой службы.

Меньшинство (генерал-лейтенант Редигер 18 и генерал-майор Поливанов 19) признали более целесообразным содержать в мирное время пехоту округа в виде двухбатальонных полков усиленно-мирного состава, пополняемых при мобилизации до состава военного времени.

В соответствии с тем или другим решением вопроса об организации и составе пехоты должны разрешиться и вопросы об организации и составе других родов оружия и об образовании запасов материального имущества.

По нижеследующим вопросам постановления Совета были приняты единогласно:

1. Надлежит устанавливать правильную организацию разведки в Авганистане и Индии.

2. Должны быть составлены соображения о подвозе войск в Туркестанский округ из других округов в случае возникновения осложнений в Средней Азии.

3. Провозоспособность путей; соединяющих Туркестан с европейской Россией и Кавказом, должна быть усилена.

4. Необходимо перешить в нормальную колею узкоколейный железнодорожный путь до Уральска, продолжить его до Оренбург-Ташкентской линии и построить мост через Волгу у Саратова.

5, Театр военных действий желательно усилить в инженерном отношении и повысить обороноспособность кр[епости] Кушки.

6. Устройство и состав обозов и перевязочных средств должен [Так в тексте.] строго соответствовать местным особенностям и условиям действий на южном Туркестанском фронте.

Дальнейшая разработка вопросов об усилении южного фронта Туркестанского военного округа будет произведена Советом по выяснении нашего общего военного положения на Дальнем Востоке и по установлении некоторого соответствия между общими потребностями государственной обороны и финансовыми средствами, могущими быть для сего предоставленными.

Всеподданнейше испрашиваю: благоугодно ли будет Вашему Императорскому Величеству одобрить вышеприведенные единогласные постановления Совета и преподать Высочайшее, указание по вопросу об организации пехоты Туркестанского военного округа, по которому последовало в Совете разногласие, а именно:

по мнению большинства — пехота должна состоять в мирное время из пятиротных батальонов в составе близком к военному;

по мнению меньшинства — из двухбатальонных полков усиленно-мирного состава.

Генерал-адъютант Николай

РГВИА. Ф. 830. Оп. 1. Д. 53. Л. 1 — 3. Машинопись. Подлинник. [163]

 

№ 4

Письмо начальника Генерального штаба генерал-лейтенанта Ф. Ф. Палицына военному министру генерал-лейтенанту А. Ф, Редигеру

№ 98

17 апреля 1906 г.

Милостивый государь, Александр Федорович.

Ввиду последовавшего 16-го марта 1906 г Высочайшего утверждения мнения Совета государственной обороны о том, что пехота Туркестанского военного округа должна содержаться в мирное время в составе пятиротных батальонов по штатам, близким к военным, прошу Ваше Превосходительство не отказать меня уведомить, когда и каким порядком будут осуществлены вытекающие из означенного постановления мероприятия по переформированию двух Туркестанских резервных бригад в стрелковые, состоящие из пятиротных батальонов.

Прошу принять уверение в совершенном уважении и преданности.

Ф. Палицын

РГВИА. Ф. 2000. Оп. 1. Д. 79. Л. 77. Машинопись. Отпуск.

№ 5

Письмо начальника Главного штаба генерал-лейтенанта А. Е. Эверта 20 начальнику Генерального штаба генерал-лейтенанту Ф. Ф. Палицыну

[На письме имеется надпись, сделанная Ф. Ф. Палицыным: Оч[ень] жаль, наверное дела докладывать нельзя.]

№ 54267

6 августа 1906 г.

Милостивый государь, Федор Федорович.

Указанный в письме Вашего Превосходительства от 17-го апреля сего года за № 98 вопрос о том, когда и каким порядком будут осуществлены мероприятия по переформированию Туркестанских резервных бригад в стрелковые, был доложен военному министру одновременно с вопросом о переформировании четырехротных Туркестанских стрелковых батальонов в пятиротные.

Его Превосходительство указал, что реорганизация всей пехоты Туркестанского военного округа может быть осуществлена лишь по изыскании средств, которых в настоящее время нет и в близком будущем не предвидится.

Прошу принять уверение в совершенном почтении и преданности.

А. Эверт

РГВИА. Ф. 2000. Оп. 1. Д. 79. Л. 76. Машинопись. Подлинник.


Комментарии

1. См.: Остальцев А. Ф. Англо-русское соглашение 1907 г. Саратов, 1977; Игнатьев А. В. Внешняя политика России. 1905-1907 гг. М., 1986 и др.

2. Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф.830. Оп.1. Д. 12. Л. 1 об.

3. Там же. Л.2.

4. РГВИА. Ф. 280. Оп. 1. Д. 4. Л. 55.

5. Там же. Л. 56.

6. Там же. Л. 57.

7. Палицын Ф. Ф. — генерал-лейтенант, в 1905-1908 начальник Генерального штаба, член Государственного совета.

8. Ламздорф В. Н. (1844-1907) — граф, 1900 по 1906 г, управляющий министерством иностранных дел и министр иностранных дел России.

9. Совет государственной обороны (1905-1909) — учрежден с целью централизации руководства военным аппаратом. Председателем был назначен дядя царя великий князь Николай Николаевич.

10. Имеется в виду англо-японский договор, заключенный 12 августа 1905 г. и предусматривавший военную помощь одного союзника другому. В сферу действия договора включались индийские владения Англии.

11. Англо-афганский договор, заключенный 21 марта 1905 г., подтвердил соглашения 12 ноября 1893 г., установившие границу между Афганистаном и индийскими владениями Англии.

12. Японо-китайское соглашение, заключенное в рамках Портсмутского мирного договора 1905 г., имело касательство к китайским территориям, перешедшим из русской сферы влияния в японскую.

13. После заключения договора с Японией в 1902 г. Англия начала переговоры с Россией с целью разрешения англо-русских противоречий в Средней Азии. Русское правительство сочло английские предложения (прервать дипломатические отношения с Афганистаном и признать включение Южной Персии в английскую сферу влияния) неприемлемыми, но выразило готовность продолжать переговоры, которые были прерваны неожиданным нападением Японии на Россию. Сразу после русско-японской войны 1904-1905 гг. Англия вновь начала зондаж с целью выяснения возможностей к сближению с Россией. Все зти усилия увенчались заключением англо-русского соглашения 1907 г.

14. Николай Николаевич (1856-1929) — великий князь, в 1905-1914 главнокомандующий войсками гвардии.

15. Николай II (1868-1918) — с 1894 по 1917 российский император.

16. Сольский Д. М. (1833-1910) — граф, в 1905-1906 председатель Государственного совета.

17. Речь идет о переговорах с Японией, завершившихся 23 августа 1905 г. подписанием Портсмутского мирного договора.

18. Редигер А. Ф. (1853-1918) — генерал от инфаитерии (1907); участник русско-турецкой войны 1877-1878, в 1898-1905 начальник канцелярии военного министерства, в 1905-1909 военный министр, с 1905 член Государственного совета.

19. Поливанов А. А. (1855-1920) — генерал от инфантерии (1912); участник русско-турецкой войны 1877-1878, в 1905-1906 начальник Главного штаба, в 1906-1912 помощник военного министра, с 1912 член Государственного совета, в 1915-1916 военный министр, с 1920 в Красной армии.

20. Эверт А. Е. (1857-1926) — генерал от инфантерии (1911), генерал-адъютант (1915); участник русско-турецкой (1877-1878) и русско-японской (1904-1905) войн; в 1906-1908 начальник Главного штаба; в 1908-1912 командир 13-го армейского корпуса; в 1912-1914 командующий войсками Иркутского военного округа; во время 1-й мировой войны в 1914-1915 командующей 4-й армией; в 1915-1917 главнокомандующий армиями Западного фронта; с 1917 в отставке.

Текст воспроизведен по изданию: "Необходимо усиление Туркестанского военного округа". Из истории русско-английских противоречий в Средней Азии. 1906 г. // Исторический архив, № 2. 1997

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.