Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Три туркменских сказки.

(В РУССКОМ ПЕРЕВОДЕ).

Интересующимся жизнью различных племен, населяющих Русский Туркестан, прекрасно известно, как мало до сих пор изучена народная словесность туркменов Закаспийской области и сопредельных стран.

По части туркменских сказок мне встретилась только одна печатная работа, скромно подписанная двумя буквами А. К., это — ”Сказки мангышлакских туркмен. (Записаны в 1871 г. со слов Ходжа-Мамбета-Беккулова)”, в ”Сборнике сведений о кавказских горцах” (Выпуск VII, Тифлис, 1875 г., приложение). А. К. сообщает в русском переводе восемь сказок: I — Прожора (стр. 1 — 13); II — Золотой сазан (14 — 18); III — Локман (19 — 26); IV — Злая жена (26 — 28); V — Серый брат и серая сестра (28 — 33); VI — Золотое яблоко (33 — 40); VII — Змея, кошка и собака (41 — 49); VIII — Столяр и его жена (49 — 54).

Ниже я публикую извлечение из своего собрания туркменских сказок, но прежде позволю себе поделиться личным впечатлением о современном состоянии народной словесности у крупнейшего из туркменских племен, текинцев Ахала и Мерва, среди которых мне всего больше пришлось жить за мое двукратное посещение Закаспийской области в 1902 и 1906 годах. (В общей сложности я прожил среди разных туркменских племен пять месяцев.) Впечатление мое — я не имею пока права особенно на нем [119] настаивать 1 — таково, что народная словесность находится у текинцев в большом упадке: того богатства и разнообразия чисто народных произведений, какими славятся, например, близкие к туркменам по быту казак-киргизы, я у текинцев не нашел; легенды и предания — редки, отрывочны и непоэтичны; сказки — и то больше иранского происхождения — какие-то вылинявшие и уже переведенные с красочного сказочного языка на обыденный, прозаический; песни — и по форме, и (за редкими исключениями) по содержанию являются сколками с персидско-джагатайских образцов и создаются не в недрах народа, а в головах таких поэтов-грамотеев, как Махтум-Кули (гоклан), Мескин-Клыч (ата), Молла-Нефес (мервский теке), и их многочисленных неграмотных подражателей-импровизаторов. Единственно что не обнаруживает на себе видных следов упадка, это — пословицы, загадки, прибаутки.

Недовольный своими народно-литературными розысканиями в Мервском оазисе, я как-то в шутку сказал текинцам: ”кажется, хлопок выгнал у вас из головы все ваши сказки и пение” и мне ответили: ”верно, баяр!”

Серьезно объяснять подмеченную мною бедность текинской народной словесности я воздерживаюсь, так как считаю свои познания в области вообще туркменской народной словесности для этого недостаточными. К тому же в данном вопросе не обойтись без привлечения, в качестве, сравнительного материала, народных литератур туркменских соседей с севера и юга, особенно хивинских сартов и узбеков и персидских турков, а те и другие известны фольклористу не более туркменов. [120]

I. Сорок сыновей богача и сорок стрел.

(Записано в текинском ауле Агыр-Баш под Мервом, осенью 1906 г.) 2.

У одного богача было сорок сыновей. Богач (бай) сказал:

— Я скоро умру, но, прежде чем мне умереть, вот я выпустил для вас сорока — сорок стрел, на каждого по стреле. Каждый из вас пусть найдет и принесет мне выпущенную для него стрелу!

Все сыновья собрали свои стрелы и принесли их баю. Бай переломил эти стрелы одну за другой. Затем, снова раздав каждому сыну по стреле, бай сказал:

— Снова стреляйте!

Тогда сыновья богача каждый свою стрелу выпустил. (Я сохранил в переводе очевидную для читателя непоследовательность, которую допустил в сказке передатчик и которая смысла не нарушает. А. С.).

Сыновья каждый свою стрелу выпустил.

— Снова стрелы соберите! сказал бай. Когда все сыновья снова собрали свои стрелы, бай сложил их в один пук, стал пытаться их сломать, но не смог. Тогда бай сказал своим сыновьям:

— Если после моей смерти ”уста у вас будут всегда заодно” 3, никто, будь то даже царь, не сможет повредить вам! Не видели-ли вы сейчас, что все стрелы зараз сломать я не смог!

Тут бай умер. Ва-с-сэлам! [121]

II. Как царь женился на пери.

(Записано в г. Мерве, 18 июля 1902 г. со слов текинца Анна-берди Шах-берди оглы).

Когда Султан-падишах задумал жениться на пери, пери сказала:

— Кто заставит меня заговорить, за того я выйду!

Султан-падишах сказал:

— У меня есть трое тяжебщиков. В одной стране у некоего царя занемогла дочь. Пришло к ней трое мужей с целью жениться на ней. У одного из них была книга, у другого — чаша, у третьего — ковер. Кто на ковер сядет, того ковер уносит в любую сторону. Кто развернет книгу, что у одного из пришедших, — тот все узнает, что бы ни случилось в мире. Если владелец чаши даст из нее воды больному, больной станет здоровым. Мужи с чашей, с книгой, с ковром — все трое пришли к той больной царевне. Обладатель чаши дал больной из чаши воды, и больная исцелилась. И вот теперь все трое пришли ко мне и попросили меня рассудить между ними. Что мне делать — мне невдомек!

Тут пери и проговорила:

— Владелец ковра пусть ведает пути! Обладатель книги да предсказывает! Девушку — пусть хозяин чаши возьмет!

Тогда Султан сказал:

—Я заставил тебя заговорить, и ты — моя!

— Султан женился на пери.

III. Три царевича.

(Записано в ауле Багыр, Асхабадского уезда, 26 июня 1902 года, со слов неграмотного Курбан-бахши, текинца 30 лет).

Жил царь. У того царя было три сына. В один прекрасный день царь оказался при смерти. Своим трем сыновьям он завещал: [122]

— Ворот моих, что на стороне солнечного заката, не открывайте. Если откроете, за ними очень плохия дела творятся! Сами вы не играйте в азартные игры. Отлично живите. В своем царстве пребывайте. Народа вашего сильно не притесняйте!

Сыновья сказали:

— Так.

Отец их умер.

Юноши жили в своих владениях. Однажды вышли они в степь, в чистое поле, ничего не увидали, домой вернулись. Все трое вместе сели, устроили совет. ”Откроем-ка мы те ворота!” сказали они и на следующий день открыли.

Старший брат отправился на охоту. Ему навстречу выскочил горный козел (кэик). Царевич погнался за ним. Козел ускакал в один сад, а царевич — за ним.

В том саду царевич увидал дива, приветствовал его. Див сказал:

— Подь сюда! Что скажешь?

Царевич в ответ:

— Я спугнул козла и он проник в ваш сад. Дай мне того козла!

Див сказал:

— Не дам! Поборись со мною!

Юноша ответил:

— Ладно!

Оба устроили борьбу. Див поборол. Поборол, да и съел.

Оставшиеся дома молодцы глядь, — брат их не пришел.

Настало утро. Отправился средний брат. И ему повстречался козел. И он погнался за козлом. Козел ускакал, а юноша за ним. В саду царевич увидал дива, поздоровался с ним.

Див спросил у него:

— Что скажешь?

Он ответил: [123]

— Я козла спугнул. Тот козел в твой сад забег. Дай мне козла!

Див сказал:

— Не дам! Поборись со мной! Если ты повалишь меня, дам, а если сам повалишься, съем!

Вступили в борьбу и юноша был побит. Див съел его.

Солнце село, а брат не вернулся. Потом и заря занялась, а его нет. Тогда отправился младший брат. И ему повстречался козел, он также за козлом погнался. Козел — в сад, младший брат — за ним. В саду младший брат увидел дива, поздоровался с ним. Див ответил на привет и прибавил:

— Есть у тебя какое дело?

Юноша ответил:

— Спугнул я козла. Козел забежал в твой сад. Выдай мне козла!

Див сказал:

— Подь, поборемся!

Поборолись. Юноша дива сразил!

— Бэрэк-Элля!!! Браво!

(Последний возглас принадлежит слушателям, присутствовавшим при моем записывании сказки. Толпа текинцев разного возраста окружала Курбан-бахши на дворе багырского старшины Куль-Мергена и с детски наивным увлечением следила за ходом событий в сказке. Победа юноши над злым духом вызвала среди слушателей неописуемый восторг, выразившийся в апплодисментах и криках: ”Бэрэк-Элля!”; а один добродушный ”аксакал” провел рукавом по глазам, чтобы скрыть слезу умиления!)

— Найди моих братьев! — сказал юноша.

— Не видал я твоих братьев! — ответил див.

— Нет, мои братья приходили сюда!

— Нет, не видал я их!

Юноша посмотрел, — одежда его братьев валяется, ружья валяются. Тут он бросил дива в воду, [124] положил ему на уста большой камень, собрал пожитки своих братьев и вернулся в город.

Захватив свою мать, юноша переселился в дом дива. Ежедневно юноша ходил на охоту. Когда он однажды отправился на охоту, мать его вышла в поле. Из реки послышался голос. Мать юноши подошла к реке и спросила:

— Кто ты?

— Это я! — ответил див.

— Да кто ты?

— Я твой брат!

— Не надо!

— Я твой отец! Мать опять отвечает:

— Не надо!

— Я твой супруг! Тогда женщина сказала:

— Очень хорошо!

Женщина вытащила дива из реки, и стали они супругами. Родился у них сын. Не могли они утаить его при себе, так взяли и положили на пути, по которому обыкновенно возвращался юноша-охотник.

Охотник подобрал мальчика, принес домой и сказал матери:

— Мальчика я нашел.

Мать отвечала:

— Не надо мне!

Охотник приказал:

— Мать! хорошенько ухаживай за ним; он будет мне братом.

И мать хорошо ухаживала за ним. Мальчик стал красивым юношей.

Однажды охотник (мэргэн) заметил, что мать его привела к себе дива и с ним наслаждалась. Охотник увидел это и выгнал дива. Див убежал и забрался в одну саклю. Охотник настиг дива, ударил его шашкой (клыч), — умер див! [125]

Младший (приемный) брат говорит старшему:

— Охотник! ты убил моего отца, так убей уж и мать свою!

Этот и мать свою убил. Много времени прошло. Охотник сказал однажды:

— Надо обзавестись женой!

И отправился в путь. Пришел охотник в город некоего царя, а в этом городе вовсе не слышно было человеческого голоса. Охотник спросил:

— Что с вами приключилось?

Никакого ответа. Еще раз спросил, — ответа не было. И еще раз спросил, тогда сказали:

— Дракон (аждэрха) 4 завладел водой нашего города. Каждый день он пожирает по девушке и отпускает только столько воды, сколько можно выпить зараз. Сегодня очередь за царской дочерью. Сегодня он и ее съест!

Наш юноша сделал здесь остановку, зашел в дом к одной старухе и сказал:

— Покажи мне дорогу к царской дочери! Я пойду к ней.

Старуха показала дорогу, и юноша пришел к девушке. Царская дочь была привязана к чинару. Юноша приблизился и спросил:

— В чем дело?

Девушка сквозь слезы проговорила:

— Иди обратно! Дракон появится и обоих нас съест! Воротись! Оставь, пусть он меня съест!

Юноша не согласился, остался, развязал девушке руки и сказал:

— Я прилягу, а когда дракон появится, ты меня разбуди!

Юноша прилег. Появился дракон, девушка разбудила юношу и он встал.

Вот появился дракон. У юноши была стальная [126] шашка, ею он и убил дракона до смерти и освободил девушку.

Девушка вернулась к своему отцу. Отец испугался.

— О, моя дочь! ты убежала и вернулась домой, — дракон появится и сильно за это покарает мой город!

Девушка возразила:

— О, отец! Дракона убили!

Тогда падишах сказал:

— Пусть придет сюда тот юноша!

Привели юношу и царь спросил у него:

— Юноша! Как ты убил дракона?

Юноша ответил:

— Шашкой убил!

Тогда падишах сказал:

— Я отдам за тебя мою дочь.

И отдал. На несколько дней юноша остался у царя.

Спал он однажды ночью, проснулся, вышел на волю, глядь — луна раздвоилась! Вернулся домой и дома спросил:

— Что значит, что луна раздвоилась?

Молодая жена его ответила:

— Одна, это луна, а другая — дочь дива!

Тогда юноша сказал:

— Жена! зажги светильник!

Жена зажгла ”чираг”, юноша встал, оседлал коня и поехал к дочери дива.

Дивова дочь увидела: верховой подъезжает, и сказала об этом своему отцу.

Отец спросил:

— Куда он проехал?

— В сад проехал.

— В саду что он делает?

— Воду пьет.

— Воду как он пьет?

— Он воду пьет там, где она отстоялась.

Юноша приблизился и приветствовал дива. Див сказал: [127]

— Подойди и поведай свое дело!

— Мне нужна твоя дочь.

— Давай, поборемся!

Оба завязали борьбу. Див этого юношу поборол, и, поборов, бросил в реку. Юноша там и остался.

Младший (названный) брат юноши пришел в дом своего только что упомянутого старшего брата, заночевал тут одну ночь, ночью также вышел на волю, глядь — две луны взошло! Спросил он у братниной жены:

— Что это за луны?

Жена сказала:

— Одна, это луна, а та другая — это дивова дочь.

Юноша оседлал своего коня и отправился к дочери дива. Дивова дочь увидела, что подъезжает конный, и сказала об этом отцу.

Тот спросил:

— Куда он направляется?

— К воде подъехал.

— Воду как он пьет?

— Воду он, замутив, пьет.

Див тогда воскликнул:

— О, моя дочь! Беда приближается!.. Куда он теперь направился?

— К винограду подъехал.

— Как он виноград ест?

— Виноград он вместе с черенком ест.

Юноша приблизился и поздоровался. Див ответил на его приветствие и в страхе осведомился о цели его прибытия.

— Мне дочь твою нужно! — сказал юноша, — а после девушки мне моего брата надо!

Див предложил:

— Поборемся!

Поборолись. Юноша дива свалил.

— Найди моего брата! — сказал юноша.

— Твой брат в реке — ответил див. [128]

Юноша связал дива, подошел к реке и крикнул своему брату:

— Выходи!

Брат ответил:

— Хорошо!

Юноша спустился в реку, выбросил оттуда брата, а сам остался.

Старший брат спустил в реку веревку, младший брат совсем было уже по ней вылез, но только что он достиг поверхности реки, как старший брат перерезал веревку и юноша упал на дно.

Старший брат с дивовой дочерью вернулся к себе домой. Жена его спросила:

— Что ты сделал со своим младшим братом?

— Я бросил своего брата в реку.

— По какой причине ты его бросил?

— Он спал в моем доме; тебя, мое сердце, он осквернил! За то я и бросил его в реку.

Жена сказала:

— Ну-ка, пойдем!

Пошли вдвоем, пришли к истоку реки, вытащили юношу и вернулись домой.

Дочь дива старший брат отдал младшему, а царскую дочь сам взял.

Сорок дней пировали!

”Соз тамам, вэ-с-салам!”

Слову конец, да спасет вас Творец!

А. Самойлович.

Спб. 1 февраля 1908 г.


Комментарии

1. Однако см. Vambery, Turkenvoеlk in seinen ethnologischen und ethnografiscen Beziehungen, 408. Ср. мою статью: Материалы по среднеазитско-турецкой литературе. I (Записки Вост. Отд. И. Р. Арх. Общ., т. XIX, стр. 62) и статью ак. О. Е. Корша: Древнейший народный стих турецких племен (там же, стр. 151).

2. Я не пробовал сравнивать записанные мною туркменские сказки со сказками других турецких племен, но случайно заметил, что начало моей сказки ”Три царевича” сходно с началом сартовской сказки ”Красавица Дунья-Кыз, Баба-Яга и царевич”, а сказка ”Змея, кошка и собака”, записанная А. К. под номером VII, сходна с сартовской сказкой ”Бедный мальчик, сделавшийся царем”. (См. издание Н. П. Остроумова: Сарты. Народные сказки. Ташкент, 1906 г., стр. 118 и 26.)

3. Т. е. если вы будете жить согласно. Ср. рассказ Рамазан-хана в моей статье: Из туркменской старины. II. Мервские воспоминания (Живая старина, 1909 г., вып. IV, стр. 84 — 85).

4. рассказчик при этом пояснил: ”йылан” (змея).

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.