Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Город Алмалык и Мазар Туглук Тимур хана.

В сторону (налево) от дороги, ведущей из Джаркента в г. Кульджу, на левом берегу р. Хоргоса, впадающей в р. Или с правой стороны, находится в расстоянии (по прямому направлению от нашего Хоргосского (№ 2) поста или выселка Николаевского) десяти верст сел. Мазар 1 с могилой Туглук –Тимур-хана.

В сел. Мазар можно попасть или верхом, или в экипаже из сел. Николаевского. Верхом можно переехать прямо из выселка Николаевского или села Хоргосского (Чай-Пузул) на северо-восток; в экипаже же путь лежит через китайское сел. Чимпандзи, ибо проехать прямо на Мазар препятствуют арыки. От Чимпандзи Мазар находится верстах в двенадцати, от нашего же поста № 2 Чимпандзи отстоит верстах в шести, поэтому через Чимпандзи путь на Мазар будет составлять около 18 верст.

Между р. Хоргосом и сел. Мазаром с могилой Туглук-Тимур-хана находится масса развалин древнейшего и знаменитейшего города Алмалыка.

Алмалык впервые упоминается незадолго до монгольского владычества в качестве столицы кочевого владетеля Озара, который сначала был разбойником и [162] конокрадом, потом овладел со своей шайкой несколькими городами; после усиления монголов он добровольно подчинился Чингиз-хану; его династия, по крайней мере в течение двух поколений, продолжала владеть кульджинским краем. Местоположение Алмалыка точнее всего определено в маршруте Чан-Чуня, который помещает город на расстоянии одного дня пути к западу от выхода из перевала Талки, или вернее из Талкинского ущелья, которое соединяет долину Или с долиной Бороталы. Талки имеет внутри несколько китайских пикетов; лежит на Императорской дороге. При монгольском владычестве через Илийскую долину проходил один из важнейших торговых путей из Западной Азии в Восточную, что должно было способствовать возвышению главного города края, Алмалыка. От Отрара до Алмалыка считалось 45 дней пути, от Алмалыка до Бишбалыка (столицы Уйгурии) — две недели. В качестве главного города джагатайских владений, в котором часто жили ханы, Алмалык был одним из центров деятельности сперва несторианских, затем средневековых европейских миссионеров, распространявших католичество в монгольских владениях; в 30 годах XIV в., при хане Дженкши, католики имели в Алмалыке епископа и прекрасную церковь. Деятельности католиков положило конец кровавое гонение против христиан, возбужденное в 1339 или 1340 г. Али-Султаном.

Смуты, начавшиеся в XIV в. и продолжавшиеся до XV, привели к разорению Илийской долины, как и всего остального Мугулистана. Уже при Бабуре Алмалык, как и Тараз, более не существовал. Следы его однако в XVI в. были еще видны, судя по описанию Мухаммед-Хайдара. ”Другой большой, известный город — Алмалык; местоположение его и теперь можно определить; там находится гробница Туглук-Тимур-хана и следы крайне удивительного города. Купол гробницы отличается большой высотой и [163] великолепием; на нем из мозаики сделана надпись; в моей памяти уцелело (только) одно полустишие: ”этот дворец — работа мастера Шарбафа”. Из этого видно, что строитель был родом из Ирака, где ткачей называют шарбафами. Насколько я помню, на куполе обозначен год 760-й с чем-то”.

Туглук-Тимур, умерший в 764 г. Гиджры (1362 — 63 гг. по Р. Хр.), первый из владетелей восточной части Джагатайского улуса, сделался мусульманином (в Мавераннагре ханы принимали ислам и раньше).

Насколько гробница Туглук-Тимура была известна еще в прошлом столетии, видно из отчета капитана Унковского, ездившего в 1722 г. послом к хун-тайчжи Цэван-рабтану. Унковский помещает гробницу в 2-х верстах от места своего ночлега на берегу речки Алимту; предание о принятии Туглук-Тимуром ислама приводится у него, очевидно, со слов местных жителей в том же самом виде, в каком оно рассказано в Тарихи-Рашиди и у Абулгази 2.

К северо-западу от мазара Туглук-Тимур-хана расположилось селение Мазар, жители которого, таранчи, занимаются хлебопашеством. Сюда съезжаются много земледельцев и из наших пределов, преимущественно из Джаркентского уезда, ибо окрестные местности удобны для хлебопашества и отлично орошены; воды здесь очень много.

Мазар расположен фасадом на восток, к стороне селения, и от последнего отделяет его только большое кладбище, на полверсты 3. По фасаду ширины [164] 5 1/2 саженей (или 16 1/2 арш.), длиной здание около 7 саженей (или 20 арш. 12 верш.), высота его 7 1/2 саж.

Здание выстроено не из китайского кирпича, а из жженого красного кирпича сартовского приготовления. Это — единственное здание в Илийском крае, построенное не из китайского кирпича. Кирпичи, по показанию местных шейхов, ”делались сартами при эмире Кюргень (Гюреган), жена которого была дочь Туглук-Тимур-хана”.

Фасадная часть с входною дверью вся украшена изразцами; остальные же стены и купол представляют собою простую кирпичную кладку. Стены даже не были оштукатурены.

Надписи на фасаде идут в две линии. Верхняя часть с надписями разрушилась и прочитать теперь ее нельзя. [165]

Срединная надпись над входом:

***

(Глава 3 Семейство Имрана, стихи 25 — 26)

”Скажи: Боже, Царь Царства! Ты даешь царство, кому хочешь, и отъемлешь царство, у кого хочешь. Ты возвышаешь, кого хочешь, и унижаешь, кого хочешь. Благо в Твоей руке, потому что Ты всемогущ. Ты скрываешь ночь во дне и день скрываешь в ночи; изводишь живое из мертвого и мертвое изводишь из живого; и кого хочешь — наделяешь потребным для жизни без счета. Да возвеличится Его слава!”

По фасаду снизу вверх с левой стороны входа:

*** [166]

”Великий Султан, любящий добрых и достойных людей, сохраняющий крепость ислама, уважающий толпы добрых людей, с неба дающий победоносную помощь, побеждающий неприятеля, обнаруживающий великие слова Божии, славнейший из султанов по победам”.

По фасаду сверху вниз с правой стороны входа:

***

”Самая благородная из людей, прощающая, жена падишаха настоящего времени. Красивая, как Балькис, уважаемая женщинами, избранная среди женщин всего света, госпожа Биби-Фарика. Дай Бог быть ей всегда красивою; жизнь ее да будет длинною; она известна и на востоке, и на западе”.

Изразцы, которыми облицован фасад, цветов: зеленого, белого, голубого и коричневого.

Над входною дверью находится крупная пробоина. Таранчи толкуют, что здесь существовала надпись с датой о времени смерти похороненого здесь лица, сделанная золотыми буквами; но солоны, во время осады спасавшихся в здании таранчей, сбили эту надпись.

Внутри здание имеет 4 сажени длины и 4 сажени ширины.

Стены украшены в нижнем этаже двойными нишами с южной и северной сторон, с западной же стороны одинарная глубокая ниша; всего в нижнем этаже здания три больших ниши и одна входная у двери. По углам в стенах сделаны четыре маленькие худжры с дверями. Из двух находящихся направо и налево от входа [167] идет вверх лестницы, по которым взбираются на крытую галлерею, окружающую все здание. Я сам лазил наверх и ходил кругом здания по этой галлерее. С галлереи этой также существует ход на крышу и на купол.

В верхнем ярусе тоже ниши, а затем высится купол.

Посредине здания тянется сажени на две продолговатое надгробие из кирпичей, обмазанных глиной. Никаких камней с надписями или чего-либо подобного нет 4. Надгробие сделано аляповато.

Похоронены в этом здании сам Туглук-Тимур-хан, жена его Биби-Карие и пятеро детей — всего семь человек. Так толкуют местные шейхи, призванные преемственно охранять эти могилы.

Подземелья, как в самаркандском Гур-Эмире, здесь нет и никакого хода в подполье не существует. [168]

Могилы этих семи лиц заключаются в склепе из дерева. Склеп и могилы видели таранчи, когда здание мазара было сожжено солонами. Несмотря на существование этого здания свыше 550 лет, изразцы и вся кладка [169] сохранились прекрасно. От здания старой постройки сохранилась до настоящего времени только нижняя половина; верхняя часть здания, по словам местных шейхов-таранчей, была разрушена солонами во время восстания таранчей в Илийском крае. Мазар был ими подожжен и купол пал.

С водворением в крае таранчинского правительства мазар был восстановлен: пришлось сделать новой постройки с куполом до 5 аршин. Средства на это были пожертвованы частью таранчинским султаном, частью населением.

Подожжен был мазар солонами после того, как в него, спасаясь от борьбы с окрестным населением, вошли таранчи. Из 80 скрывшихся в мазаре таранчей четверо сгорело 5, остальные спаслись от огня.

Ограду вокруг мазара сделал, по словам таранчей, отец здравствующего в Джаркенте богача Вали-Ахуна Юлдашева. В общем мазар с тех пор не ремонтировался. Новая кладка кирпичей не отличается от старой и вообще реставрация произведена в задней части здания весьма умело. Фасад-же сохранился в целости и не был поврежден; арабские надписи все существуют в целости и их можно прочитать прекрасно; только в верхней части надписи сокрушились и отпали, отчего чтение не может быть произведено 6. Никакой персидской надписи, о которой говорит Мухаммед-Хайдар, теперь незаметно.

По рассказу таранчей, в Самарканде есть мечеть Ханым. Самая ханым есть дочь Туглук-Тимур-хана, и этот надгробный памятник Туглук-Тимур-хану сделала дочь его Ханым.

У местных шейхов нет шеджере или биографии о [170] Туглук-Тимур-хане. Они говорят, что шеджере погибло во время восстания таранчей в начале 60 годов. Смутно они указывали, что шеджере должно быть у таранчей, живущих близ Чилика (сел. Зайцевского), или в Талгаре (сел. Алексевское) у казия Таира-хаджи, или же в сел. Караме.

Шеджере или тезкере сгорела во время сожжения и разграбления солонами сел. Мазара. Она хранилась у шейха Аиб-хаджи, который ушел в 1901 году вторично в Мекку. Остался здесь сын его Мустафа-хаджи. Шейхи довольствуются теперь маленькой книжкой о Туглук-Тимур-хан, составленной Темюр-Ахуном, восьмым предком нынешнего шейха.

Байнаман.

По рассказам мазарских шейхов Туглук-Тимур-хан жил на местности Байнаман, которая находится на запад от Кера или Кегеня, места, на котором бывает постоянно международный съезд с китайцами; жил он там с семьей.

Я поехал с китайцами и осмотрел эту местность. Она находится от р. Кегени верстах в 3 1/2 — 4 к западу от места съезда. На площадках пригорков мы нашли ясные следы жилья — три четыреугольника (торт-куль — по-киргизски или дорбульджин — по-калмыцки), обнесенные стенами или валом; каждый четыреугольник в полверсты длиной и шириной; прекрасно заметны места входа внутрь четыреугольника — ворота. Стены, конечно, давно изгладились, и мы проехали по их возвышенностям; у стен снаружи ров. У стен одного из торткулей мы заметили кусты карагача и следы правильной посадки карагачей снаружи за стеною или валом.

Один торткуль (дорбульджин) от другого находятся на расстоянии версты. Между ними ключи, водою которых пользовались жители этих мест. Следов строений внутри [171] четыреугольников мы не заметили; вероятно, за стеною стояли юрты.

Вид с этих мест на долину прекраснейший: далеко видны все пункты Илийской долины...

 

Алмалык.

На юго-запад от обоих мазаров (Туглук-Тимур-хана и Шейх-Мухаммед-Садыка) протекает р. Кегень, которая впадает в р. Или. Поселения, существовавшие здесь прежде, от которых остались обширные следы и развалины, питались водою из рек: Кегени и Хоргоса. Та местность, которая лежит к северу и западу от селений-мазаров, называется Кер. На Кере на р. Кегени бывает всегда международный съезд наших и китайско-подданных для решения взаимных дел и претензий. На восток от Кера находится местность Алмалык. На Алмалыке находится, между прочим, горка Азан-дун или Азан-тюбе (тепе), где святой Аршеддин выкрикивал азан, привлекая правоверных на молитву.

На запад от Кера расположена местность Байнаман, где проживал Туглук-Тимур-хан. Название Алматы или Алмалык носят здесь многия местности. Кроме названия города Алмалыка существует название реки Алмату или Алимату, Алимту. Местность, где была раньше русская почтовая станция по дороге в Кульджу, называлась и называется Алимту (или Алмату).

Селение Мазар-Шейха Мухаммед Садыка находится на местности ”Алматы-аузы”.

На правой стороне р. Хоргоса, у выхода его из гор, также есть местность Алмалы (или, как пишут на картах, Алмоллы); у Кульджи тоже есть урочище Алматы. Словом, вся эта местность по левую сторону р. Хоргоса носила название Алматы или Алмалык, т. е. яблочное место. [172]

Христианские надгробные памятники в Алмалыке.

С 1 мая сего года, в течение месяца, я находился в китайских пределах, на уроч. Кегень, недалеко от нашего пограничного Хоргосского пропускного поста, и состоял там представителем с русской стороны на чрезвычайном международном съезде русско-подданных народностей с китайско-подданными, собранном для разбора судом биев взаимных претензий и исков. Пребывание в этой местности дало мне возможность обследовать местоположение древнего Алмалыка и его окрестностей, а также снять несколько фотографий с мазаров Туглук-Тимур-хана и Мухаммед-Садыка.

Со стороны китайцев представителем был Чжи-дарын, начальник солонов Илийского края.

19 мая был день рождения Чжи-дарына и все бывшие на съезде отправились в ближайшее селение Мазар, где устроена была байга, на которой наездниками были малые ребята солонов на кунанах (четырехлетних лошадях).

Поездка эта имела важные результаты.

Возвратившийся вечером из Мазара кульджинский аксакал Х. привез к находившемуся на съезде секретарю кульджинского консульства камень с крестом и надписью и две монеты — одну серебряную, другую медную.

Камень представлял из себя только половину своего объема, а другая половина была отбита. На камне крест и по обе стороны последнего надписи (сирийские).

Аксакалу камень этот и монеты переданы были муеззином мазарской мечети Мухаммед-Юсупом, который нашел их в развалинах огромнейшего древнего города, находящегося на юго-запад от Мазара. Нашел он все это года два тому назад. [173]

Узнавши, кто был нашедший эти предметы, я пригласил его к себе и поехал с ним на место находки. Место это расположено на запад от селения Мазара верстах в 5-ти. Оно представляет группу развалин, растянувшихся на обширное пространство в несколько верст, по обе стороны р. Кегеня. Многия места разрыты, очевидно, в поисках кладов. Так как последния, впрочем, находились здесь, то местность эту прозвали: Алтунлык-Шагар (Золотой Город). По р. Кегеню с правой стороны ее тянутся валы, на которых расположены были, по толкованию местных туземцев, водяные мельницы. При поверхностном осмотре этого места, я насчитал до 8 таких мельниц. Там он указал мне место, где нашел камень, и показал мне кусок обломка, оставшегося от камня с крестом. Я тщательно осмотрел этот обломок, но ничего на нем не нашел: на нем не осталось ни одной буквы от надписей, которые всецело находились на первом обломке с крестом.

Я просил муеззина поискать здесь камней с крестами и покопать окрестную местность. Муеззин копал там дня два, но ничего не нашел, кроме костей ребенка.

Затем 26 мая он утром принес мне найденный неподалеку от того камня другой целый камень с крестом и надписью, снимок с которого при сем прилагаю фотографический и сделанный типографскими чернилами (№ 2).

Об этой находке я составил акт. Прочитать надписей никто из китайско-подданных не мог: очевидно, это надписи несторианские.

Подобные же камни найдены мною во множестве на несторианских кладбищах около гг. Пишпека и Токмака.

Таким образом, оба найденные на Алмалыке камня (мой и секретаря консульства) указывают на существование в нем христианства. [174]

Здесь же, в развалинах Алмалыка найден окрестными солонами камень с надписью, но без креста, снимок с которого при сем прилагаю (№ 1).

Камень этот передал в мое полное распоряжение солон Фушан, адъютант илийского цзянь-цзюня Иана, присутствовавший на съезде. Он велел привезсти мне этот камень из дома своего, находящегося недалеко от места международного съезда.

Кроме этих остатков христианства доставлены мне недавно из Мазара же найденные в Алмалыке 3 камня с крестами и надписями (№ 3, 4, 5); камни эти, равно как два вышеупомянутые, представлены мною в Императорскую Археологическую Коммиссию.

Затем были присланы мне из Кульджи уже в Верный, при письме от Мадина Насырова, два снимка с камней которые он предлагал мне приобрести, как найденные на Алмалыке. Снимки эти при сем прилагаю. (№№ 6 и 7)

Таким образом по настоящий день мне известно, что найдено восемь камней на Алмалыке: один хранится в Кульдже у секретаря консульства, два у Мадина-Ахуна Насыр-Ходжиева и пять приобретены мною и представлены в Императорскую Археологическую Коммиссию 7.

Из монет, мне известных найденных на Алмалыке — одна серебряная, две медные. Серебряные и медная хранятся у секретаря Кульджинского консульства, другая, медная, послана мною в Императорскую Археологическую Коммиссию. Из Кульджи же мне доставили серебряную монету, битую в Алмалыке. Фотографический снимок с нее при этом прилагаю.

Раскопки и поиски камней и вещей на Алмалыке продолжаются местными таранчами китайско-подданными, по моему поручению. За находки платится им очень значительное вознаграждение; так, за первый камень я [175] заплатил 15 рублей, а за три последние — 27 рублей. Мадина Насыров предлагал мне свои камни и расчитывал получить с меня более 50 рублей, но я уклонился от их приобретения, ибо, судя по надписям, присланным мне Мадиной, камни не заслуживают столь высокого вознаграждения.

Местность Алмалыка, на которой происходят раскопки, называется, по словам таранчей, Алтунлык-Шагар — потому, что китайцы при раскопках находили много золота, кораллов и др. вещи. Действительно, местность, как я заметил, вся изрыта и видно множество ям.

Кроме того называют местность эту городом Тимура; называют также Хомуша. Жители этого города отличались ”дурным сердцем” и в наказание за их злодеяния с неба пошел каменный дождь, которым и уничтожило жителей города. Таково предание о прекращении существования этого города. Надгробные надписи, найденные в Алмалыке, прочитаны г. Коковцевым и описание этих надписей помещено в т. XVI, выпуск 4 (стран. 0,190 — 0,200) ”Записок Восточного отделения Императорского Русского Археологического Общества”. [176]

Гробница Шир-Али-хана.

Рядом с гробницей Туглук-Тимур-хана (на юг от последней) находится другое здание с гробницею Шир-Али-хана, — внука Туглук-Тимур-хана.

Здание это в том же стиле, но несколько меньших размеров. Имеет по фасаду 3 сажени 2 аршина, в длину же — 4 сажени и 1 1/2 аршина.

Здание не имеет нигде никаких надписей. Сложено оно также из кирпича, нигде не оштукатурено — ни снаружи, ни внутри. Лежит в могиле, по словам шейхов, пять трупов: сам Шир-Али-хан, его жена и трое детей.

По рассказам таранчей, ”Шир-Али-хан был ханом после Туглук-Тимура, который при жизни еще поставил его ханом.

Дочь Туглук-Тимур-хана была замужем за Тимурленгом и у них был сын Шир-Али-хан, — тот самый, который и похоронен в здешнем Мазаре”.

По другим рассказам, ”Шир-Али-хан есть внук Туглук-Тимур-хана от четвертого потомка и в мазаре лежит труп только его одного”.

Во всяком случае, более точные сведения изложены в прилагаемой записке о Туглук-Тимур-хан, извлеченной из ”Тарихи-Рашиди”.

Помещаем ниже сведения с родословием Туглук-Тимур-хана, извлеченные из книги ”Родословие муллы Темюр-ахуна”, находящейся у муллы города Джаркента Низамеддин-ахуна.

Книга эта составлена на основании ”Тарихи-Рашиди”. [177]

Эти строки излагают воспоминание о его величестве Туглук-Тимур-хане.

Несомненно и достоверно, что священное и благородное происхождение Туглук-Тимур-хана было следующее:

Туглук-Тимур-хан есть сын Исхак-Буга-хана.

Последний есть сын Деваджебин-хана.

Этот есть сын Борака.

Борак есть сын Карабойсун-хана.

Последний есть сын Мамскей-хана.

Мамскей-хан есть сын Джагатай-хана.

Джагатай-хан есть сын Чингиз-хана.

Чингиз-хан есть сын Юсукея.

Последний есть сын Бартана.

Бартан есть сын Кабуля.

Этот есть сын Тумне.

Тумне есть сын Байсынкара.

Байсынкар есть сын Кайду.

Кайду есть сын Думенина.

Последний есть сын Бука.

Бука есть сын Бузенджир-хана.

Бузенджир-хан есть сын Аланку (Аланкула) красивой.

Генеалогия эта восходит до Иафета, сына Ноева.

Помянутая Аланку красивая была женщина.

В промежуток этого времени было много всяких происшествий; мы изложим их вкратце.

Сын Бузенджир-хана, Бука-хан, исповедывал религию своего отца и был совершеннейшим мусульманином. Сын же его Думенин остался малолетним и забыл религию своего отца; никто не дал ему надлежащего воспитания и по сей причине он присоединился к многобожникам и обратился в идолопоклонника.

Теперь, когда мы достигли до Туглук-Тимур-хана, то должны сказать, что Туглук-Тимур-хана всевышний [178] Господь наставлял на путь истины; с господином нашим Джемаледдином имел свидание и разговор и назначил срок на принятие ислама; но так как жизнь помянутого господина нашего не оказала в этом деле помощи, то он стал мусульманином уже в руках сына его, господина нашего Аршеддина.

Да будет известно, что владения калмыков мы называем Мугулистаном — (страной монголов).

Царствовать у них после Чингиз-хана досталось в наследство Исхак-Буга-хану.

У Исхак-Буга-хана детей не было; старшая жена его Сатыльмиш-хан не рожала их.

Хотя у него были и другия жены, однако, по калмыцкому обычаю, начальствование над всеми женами принадлежало старшей жене.

Но однажды Сатыльмиш-хан посовестилась и сказала: ”я не рожаю, я даю позволение, чтобы вы спали на постели также с вашею женою, которая прозывается Менлик”. Затем она прибавила: ”может статься — появится у вас ребенок и он будет вам преемником”.

После того Менлик стала беременною. Сатыльмиш-хан приревновала ее и отдала Менлик одному человеку по имени Ширавул-Духтуй.

Ширавул-Духтуй увез эту женщину в место своего жительства, по обычаю калмыков.

После того, спустя некоторое время, Исхак-Буга-хан покинул сей мир. Народ остался без главы.

У помянутого хана был один начальник в Аксуйском округе. Имя его было Эмир-Буладжи. Его родословие также восходило до Джагатай-хана.

После того, как умер помянутый Исхак-Буга-хан, Эмир-Буладжи был изумлен этим обстоятельством. У него был один человек по имени Таш-Темюр. Призвав его к себе, он сказал: ”народ остался без главы; весьма возможно, что найдется великий враг и сядет на место хана и заставит нас оставить отечество. Прежде чем это происшествие обнаружится, [179] надобно заняться изысканием средств против сего. Мы слышали, что женщина Менлик была беременна от Исхак-Буга-хана. Ты отправляйся в Могулистан и постарайся там поразведать и найти место жительства Ширавул-Духтуя”. Он отдал такое приказание.

После того Таш-Темюр в образе пастуха погнал триста козлов и отправился в Могулистан. В пути он пил их молоко и ел их мясо.

Наконец, пробираясь между разными племенами; он розыскал местожительство Ширавул-Духтуя. Он увидал, что какая-то старуха ходит и собирает тезек. Он спросил у нее: ”у Ширавул-Духтуя сколько детей?” Старуха ответила: ”у него двое детей. Одно от Исхак-Буга-хана; женщина Менлик была беременна от него. Другой же ребенок — от него родился. Имя его Анджумлик, а имя ребенка, родившегося от Исхак-Буга-хана, Туглук-Тимур-хан”. Так она рассказала.

Таш-Темюр спросил: ”где ханский сын”?

Старуха указала в сторону кучки игравших калмыцких детей.

Таш-Темюр пошел к детям и увидел, что на лбу у ханского сына запечатлелись следы счастия.

Он сделал знак в его сторону.

Таш-Темюр изложил ханскому сыну причины своего прибытия сюда.

Посовещавшись с ханским сыном, они направились в сторону к Аксу.

Когда они прибыли на Музартский перевал, то ханский сын провалился в ледяную расщелину 8.

Такое происшествие привело Таш-Темюра в отчаяние и он стал призывать к помощи. Между тем вблизи обнаружились караваны.

Начальником одного каравана был человек по имени Бикчек.

Таш-Темюр рассказал ему об этом происшествии. [180]

Бикчек сказал: ”я сам спущусь и извлеку ханского сына”.

Он привязал себе за спину веревку и спустился в ледяную расщелину. Он увидел, что ханский сын благополучен.

Он с ханским сыном заключил условие и ханский сын сказал: ”если счастие попадет в мои руки, то я изыщу способы вознаградить тебя за оказанную мне тобою услугу”.

Ханский сын дал такое обещание.

После того Бикчек сказал: ”я выйду вперед, а затем вытяну вас. Если же я останусь сзади вас, то спутники мои из зависти меня не вытянут”.

Сперва вышел Бикчек, а после него ханский сын.

Вслед затем Таш-Темюр доставил ханского сына к Эмиру Буладжи. Эмир-Буладжи, увидавши хана, чрезвычайно обрадовался и поставил его ханом над всеми подведомственными себе городами.

В тот год, как он стал ханом, он увиделся с господином нашим Джемаледдином и дал обещание принять ислам.

После того стало известно по всему Могулистану, что Туглук-Тимур-хан воссел на престол.

Каждый день приходили к нему солдаты, оставшиеся после его отца, и армия его стала огромною.

По прошествии пяти лет, он явился на Хоргос (Кургас) в резиденцию своего отца и тут основался, а затем покорил весь Могулистан.

Да будет известно, что Хоргосом называют большую реку 9. Кер называется долина повыше могилы хана. На западной стороне долины Кера 10, на местности, называемой Байнман, существуют дворцовые строения ханские. [181]

Выше ханской могилы есть долина, называемая Алмалык; низовья ее называют Алмату-сумул 11.

На восточной стороне от Алмалыка был холм, который назывался Азан-дун (возвышенность для призывания). На этом месте господин наш Аршеддин, когда приходил сюда по приглашению ханов на молитвы, читал ”азан” (призыв к молитве).

Наконец Эмир-Буладжи умер. Туглук Тимур-хан на место его поставил эмиром сына его, Эмира Худадада, а старшего брата Эмира Буладжи, Эмир-Тулака сделал визирем. Младший брат Эмира Буладжи, Камреддин, этим неудовольствовался и предпринял против Туглука-Тимур-хана неприязненные отношения.

Наконец Туглук-Тимур-хан посадил отца его в своей резиденции, а сам послал, по прошествии семи лет, свое войско в Мавераннагр.

В первый раз, когда они пошли, ничего не завоевали; когда же они пошли во второй раз, то покорили и заняли страны и он своего старшего сына Ильяс-хана поставил государем, а эмира Тимур-Гургана назначил ему везирем. На службу к Ильяс-хану он поставил много монгольских князей (беков), а над этими беками поставил беклер-беком (старшим из беков) Бикчека.

После того Туглук-Тимур-хан прибыл в свою резиденцию, на Хоргос, и основался там.

Вскоре после того он скончался и отправился из сего мира.

Его погребли там.

В исторических книгах приводятся сведения, что Туглук-Тимур-хан родился в 730 году (Гиджры), в возрасте 16 лет отправился он к Эмиру Буладжи, а в возрасте 18 лет стал ханом; 24 лет он сделался мусульманином; 31 года он послал свое войско в [182] Мавераннагр, а в 764 году он умер. Прожил он на сем свете 34 года. А впрочем Господь лучше знает правду.

Вслед затем, как хан отправился из мира сего, Эмир-Камреддин выступил и покорил владения хана и умертвил потомков и родственников его.

Сын Туглук-Тимур-хана, рожденный от жены его по имени Мирага, Хазыр-Ходжа-хан, и сын Эмира Буладжи, Эмир Худадад, спасались в горах Кашгара и Хотана от Эмира Камреддина, скитались там и воспитывались.

Наконец умер Эмир-Камреддин. После его смерти Эмир-Худадад посадил ханом Хызыр-Ходжа-хана на место отца его.

Сын Хызыр-Ходжа-хана есть Мухаммед-хан; сын его Шир-Али-хан; сын Шир-Али-хана — Султан Увейс-хан; сын этого султана Юнус-хан, сын Юнус-хана — Султан Ахмед-хан, сын его — Саид-хан. Сын Саид-хана есть Абдуррешид-хан. Сын последнего — Абдуррахим-хан

В исторических книгах обо всех этих ханах упоминается довольно, но относительно всех вышесказанных событий рассказов могло бы быть много и мы их сократили. Это приведенное родословие Туглук-Тимур-хана изложено сокращенно из книги ”Родословия муллы Темюр-Ахуна”.

Писано это в г. Джаркенте в 1318 году Гиджры или в 1900 году по Рождестве Христове.

Мазар шейха Мухаммед-Садыка.

Находится этот мазар в верхнем селении Мазар, расположенном на местности ”Алматы-Аузы”, к сев.-вост. от мазара с могилой Туглук-Тимур-хана, верстах в трех.

Селение это находится на земле солонов. В этом и другом селениях Мазарах китайцы определили к могилам по 8 шейхов, которые здесь живут и [183] обрабатывают солонскую землю, давая с каждых 10 хо по 1 хо 12 в пользу солонов.

У могилы Мухаммед-Садыка живет теперь 12 шейхов, у могилы же Туглук-Тимур-хана 4.

В верхнем Мазаре, кроме этих шейхов, живут кашгарлыки и таранчи, которые возделывают землю.

Могила Мухаммед-Садыка — в крайне запущенном виде; на верху здания крыши нет, стоят бревна для образования купола, который хотел устроить наш джаркентский таранчинец Закир, но он не имел возможности этого сделать после того, как прогорел в Джаркенте на подрядах нашим войскам.

Здание могилы представляет комнату, к которой приделана другая малая. В этой малой — могила Мухаммед-Садыка. Надгробие же посредине большой комнаты, как толковали таранчи, ”для формы”; а четыре надгробия по углам стоят, по словам таранчей, над могилами родственников Садыка.

Вокруг постройки сад, в котором я заметил иву, сливовые деревья, урюк, тополь и яблони.

Между двумя мазарами Мухаммед-Садыка и Туглук-Тимур-хана находится обширный сад с могилами солона Кагаджи, бывшего учителя в нашей кульджинской школе для толмачей, его отца и братьев. Сын его Джалафунга состоит, в чине полковника, ухери-дой (волостной управитель) у солонов, живущих в окрестностях.

Сад этот принадлежит Джалафунге и имеет много фруктовых деревьев.

Могилы расположены полукругом; в центре, могила отца Кагаджи.

Шейх Мухаммед-Садык был самаркандец. От могилы шейха Мухаммед-Садыка до Азан-тепе около 8 верст.

От этого мазара в полуверсте есть могила Котбуддин-Аллями. Этот святой тоже был самаркандец. [184]

Шейх Мухаммед-Садык.

Когда родился Мухаммед-Садык, то ”день затаился, а месяц загорался”.

Родители его были из знатных.

Ученых астрономов было много среди народа; были и святые.

По поводу затмения солнца и других явлений, а также по поводу рождения Садыка, было много толков среди святых и ученых.

Дух пророка Мухаммеда приказал родителям его во сне, чтобы они нарекли имя Мухаммед-Садык сыну их и предсказал о затмении солнца и блистании луны...

На 1-м году стал Садык говорить и стал произносить стих из Корана.

*** 13

Через два дня он стал говорить другой стих:

*** 14 [185]

Пока рос Садык, он повторял эти два стиха а также зикр: ***

5 лет отдали его в мактаб. Когда он вошел в училище, то сказал: ***

а четыре стены ответили: ***

Мулла удивился.

Садык занимался в училище толкованием Корана.

В 12 месяцев и 5 дней изучил Коран: понял смысл Корана и наизусть изучил его.

После того приходили ученики в училище и он преподавал им там.

Во время рузы во сне принес ему кто-то шербет; он выпил.

Преподаватели ему сказали, что они не могут ему преподавать, так как он совершенно изучил все, и потому пусть уходит из училища.

По 7 году он изучил все науки и после того сам стал преподавать.

С 2-х лет Садык ходил в сапогах и штанах и никогда не занимался забавами малых детей; всегда прятал свои руки в рукава.

Из 24 часов и часу не оставался без молитвы. По ночам молился и не спал. В три дня ел один раз.

Таким образом он прожил до 30 лет.

С пророком Хызром был всегда в сношениях.

За это время он подготовил 100 человек ученых.

Являлся Хызр и уговаривал его не бояться творить дела Господни.

Два шейха как-то явились в Садыку; они забыли говорить зикры и пришли к нему и просили научить их. Садык после того сделался шейхом. [186]

В неделю сорока тысячам людей он подал руку (муридам) и занялся обучением муридов.

Садык приказал одному дервишу записать имена его муридов, оказалось 125000 человек.

Шейх-Осман был первым муридом по списку и помогал Садыку в сообщении зикров народу.

Последним в списке 125 тысяч был Баба-Саадеддин-Каттали.

Садык 25 лет был шейхом и занимался муридизмом и зикрами.

Была у него ханака, в которой было 200 худжра.

Он выстроил только одну ханаку.

В середине ханака было маленькое строение, в котором помещался только один Садык. Там молился он.

Каждый день 1000 баранов, или 1000 рогатых, или верблюдов приносились в жертву назри и на утро ничего не оставалось.

Один дервиш сказал Садыку, что принесенное для назира следует не сразу приносить в жертву, а по частям каждый день и откладывать на черный день.

Садык рассердился и прогнал его из ханака.

Шейх-Осман как-то привел на веревке дервиша к Садыку. Садык сказал: ”зачем привел его, сам разве он не мог прийдти”? После того из рта Садыка вышел вздох (ох) и дервиша сожгло.

После того Садык сказал Осману: ”ты сделал это для меня, ибо у меня на 30 лет уменьшилась жизнь”. После того он позвал всех муридов, чтобы поздороваться; Садык им сказал: ”жизнь моя на 30 лет сократилась, я ухожу из сего мира”. Встал и сделал зикр, преклонился на молитву и умер.

Умер в Алмату в десятый день рузы.

Когда умер, то один из дервишей-муридов видел сон, что Садык сел на белую лошадь, на голове хорошая чалма и хорошая одежда.

Видевший сон спросил садыка: ”эй, шейх, как ныне дела”? Шейх сказал: ”мое положение на 100 [187] степеней стало лучше, чем в сем мире; я обучаю здесь 5000 человек”.

Приведенный выше рассказ взят из книги ”Тезкере шейха Мухаммед-Садыка Бузургвора”. Это тезкере находится у шейха Мумин-Абдуррахимова в Мазаре.

Азан-дун или Азан-тепе.

Верстах в 8 от верхнего селения Мазара к горам на северо-запад находится горка, называемая Азан-дун 15.

Это та горка, с которой мусульманский святой Аршеддин произносил, будто бы, Азан.

Изолированная горка эта лежит на левом берегу реки Уч-Булак.

С северной стороны она обмыта водою и часть ее свалилась в глубокий ров, тянущийся к горам.

Горка поросла с трех сторон травою. На горке несколько валунов.

К востоку от нее маленькая горка, тоже покрытая валунами. На вершине ее обо - собрание камней.

И с северной, и с южной сторон вокруг Азан-дуна глубокие промоины.

Фотографический снимок с Азан-тепе при сем прилагается.

С этой горы азаном призывал окрестных правоверных на молитву мевляна Аршеддин. [188]

Аршеддин, как гласит предание, не ходил в город, ибо боялся жителей его, а пребывал постоянно у Азан-тепе.

С горки этой открывается на далекое пространство прекрасный вид на окрестную местность с поселениями в Илийской долине.

Н. Пантусов.


Комментарии

1. В Илийском крае два сел. Мазара. Описываемый — западный или Хоргосский Мазар, и за Кульджею — восточный или Боробогусукский Мазар с могилой Увейс-хана.

2. В. Бартольд. Отчет о поездке в Среднюю Азию с научною целью в 1893 и 1894 гг., стр. 63, 64, 65.

3. В. В. Бартольд говорит, что ”он (мазар) находится в 1 версте от таранчинского селения Хорин-Мазар”. Что такое Хорин мы, проведши около мазара почти месяц в сообществе тысячи людей, не могли добиться значения этого слова. Такого названия (Хорин-Мазар) местные жители не знают, а просто именуют Тоглук-Тимур — хан-мазар и Шейх-Мухаммед — Садык-мазар. Хорин по-монгольски значит двадцать; по-маньчжурски — садок, клетка для птиц.

4. В последнее время получено сведение, что сделаны кирпичные надгробия. Снимки с них прилагаются.

5. В числе их погибли Абды-Вали-шейх и Муфта-Вали-шейх, братья нынешнего шейха у мазара Туглука-Тимур-хана по имени Багра. Багра-шейх имеет теперь 46 лет (в 1902 году), тогда было ему 6 лет.

6. Совсем не то говорится у В. В. Бартольда, стр. 65. Он говорит, что ”новая кладка кирпичей заметно отличается от старой”, (надпись (арабская) есть только в верхней, новой части здания”.

7. Затем получены еще снимки с 4 камней (№№ 8, 9, 10, 11) которые при сем прилагаются.

8. *** — ганг — ледяная расщелина.

9. Впадает она в р. Или с правой стороны. Теперь она служит пограничной рекой между русскими и китайскими владениями.

10. На этой местности, называемой Кер или Ке, или Кесен, бывают теперь обыкновенно международные съезды с китайцами.

11. Иначе называется Алимту. Здесь во времена русского правления была почтовая станция. Кругом рос хороший карагачевый лес; теперь он весь вырублен живущими здесь солонами.

12. Хо = 3 пуда 30 фунтов.

13. ”В день, в который не помогут ни богатства, ни сыновья, а только тот, кто придет к Богу с мирным сердцем” (88-ой стих из 26-ой суры Корана ”Поэты”).

14. ”Бог скажет: это время — такой день, в который праведникам принесет пользу их правда; для них будут райские сады, по которым текут реки, и они останутся в них вечно. Бог будет доволен ими, а они будут довольны им. Это высокое блаженство”. (Стих 119 из 5-й суры Корана ”Трапеза”).

15. Дун — возвышенность.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.