Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПОДЛИННИК БУХАРСКОГО ТРАКТАТА О ЧИНАХ И ЗВАНИЯХ

В 1948 г. проф. А. А. Семенов опубликовал «Бухарский трактат о чинах и званиях и o6 обязанностях носителей их в средневековой Бухаре» 1, в переводе с таджикского на русский язык с комментариями. Этот очень интересный .источник освещает важнейшие стороны государственного и хозяйственно-административного строя Бухарского ханства конца XVIII в.

После работы В. В. Бартольда «Церемониал при дворе узбецких ханов в XVII веке»2, в которой исследуется сочинение Махмуда ибн Вали Бахр ал-асрар и приводится перевод с персидского соответствующей части текста о государственном аппарате и придворных чинах Бухарского ханства времени Аштарханидов, упомянутая работа А. А. Семенова внесла еще один крупный вклад в советскую литературу по этим вопросам.

В распоряжении А. А. Семенова был единственный список трактата, найденный им в сборнике разнородных и разновременных записей бухарского верховного судьи Шарифджана Махдума (ум. в 1932 г.). Сборник записей Шарифджана Махдума хранится в рукописном фонде Института востоковедения АН УзССР, инв. № 2374. Опубликованный А. А. Семеновым трактат занимает в нем лл. 17а-19б.

Недавно мы обнаружили еще один список Бухарского трактата о чинах и званиях, более полный, и, по-видимому, автограф. Своей находкой мы обязаны О. Д. Чехович, любезно указавшей нам на существование в Душанбинской публичной библиотеке рукописи (№ 649) с сочинением Маджма' ал-аркам («Собрание цифр», лл. 16—866), в которой мы и обнаружили упомянутый текст трактата (лл. 87а-96а). Бухарский трактат по своему содержанию тесно связан с сочинением: Маджма' ал-аркам и принадлежит перу того же автора, что доказывается общностью языка и стиля, а также тем, что автор неоднократно при употреблении специальных терминов в трактате отсылает читателя за их разъяснением к Маджма' ал-аркам. Сам автор называет трактат о чинах и званиях приложением (таз'йил).

Автор Маджма' ал-аркам и трактата, к сожалению, не назвал своего имени, ограничившись лишь одним словом о себе: мухаккар («презренный»). Имеются основания считать автором Мирзу Мухаммеда; Бади'-дивана. В конце своих записей Шарифджан Махдум делает следующую ссылку на источник, откуда он переписал текст трактата: [41] «Маджма' ал-аркам Мирзы Бади'-дивана»; до сих пор эта небольшая приписка была единственным свидетельством об авторе трактата, на которое указал еще А. А. Семенов. Теперь в связи c находкой подлинника Бухарского трактата о чинах и званиях, мы получили второе, еще более убедительное доказательство авторства Мирзы Бади'-дивана: на полях душанбинского списка Маджма' ал-аркам (л. 1б) дается пояснение к слову мухаккар, которым автор назвал себя: «Мухаммад Бади'-диван бин Мухаммад Шихабаддин бин Мухаммад Улуг бин Мухаммад Риза-диван». Далее, на л. 56, также на полях, это имя повторяется с добавлением еще нескольких поколений родословной Бади'-дивана, которая восходит к Мирзе Тахур-дивану 3. Родословная заканчивается словами: «Да будет доброе воздаяние от Аллаха им и их потомкам высшим и низшим». Там же, на л. 56, ниже дается примечание к слову «Мирза Тахур-диван»: «Предок автора». Как видно из родословной автора, он был потомственным диваном, т. е. довольно крупным чиновником бухарской канцелярии.

Многочисленная правка текста, зачеркнутые места, добавления на полях душанбинской рукописи характеризуют ее как авторский черновик. Известные нам два других списка сочинения Маджма' ал-аркам: ленинградский (датируемый 1805 г.) и ташкентский, переписанный, вероятно, в 1836 г., переписаны более аккуратно и правок в тексте не имеют; части текста, зачеркнутые в душанбинском списке, в них отсутствуют; наоборот, интерполяции душанбинского списка вошли в основной текст тех двух списков. (Текст Бухарского трактата как в ленинградском, так и в ташкентском списках полностью отсутствует.)

Публикация А. А. Семенова содержит лишь две трети текста трактата, так как в записях Шарифджана Махдума, переписанных через сто с лишним лёт после душанбинского списка, отсутствует в общей сложности его треть. При сопоставлении обоих текстов выяснилось, что в рукописи, которой пользовался А. А. Семенов, не только отсутствовал конец трактата, но имелись пропуски в тексте. Теперь нам понятно, почему отдельные места текста остались неясными А. А. Семенову, о чем он сам неоднократно говорит в примечаниях. Наш подлинник позволяет восполнить недостающие в переводе А. А. Семенова части текста, а также выяснить или иначе осмыслить некоторые его места, не понятые А. А. Семеновым.

Так, например, А. А. Семенов оставил без перевода слово ***, как непонятный термин (см. стр. 144 указ. работы А. А. Семенова). Наш текст (л. 896) помог выяснить, что в слове пропущена первая буква; правильное его написание ***, что значит «кладовая».

Следующее выражение диван-и калан ва дафтар-и танабана А. А. Семенов перевел как «великий диван и диван потанабных поступлений» (стр. 147), причем слово дафтар он заменил словом диван, без каких-либо оговорок. После сличения с подлинником выяснилось, что в этой фразе в списке Шарифджана Махдума есть пропуск. Полностью она читается так (л. 92а нашего списка): диван-и калан ва дафтардар ва диван-и танабана. Теперь ясно, что в распределении [42] наличных поступлений ханства участвовало не два, а три чиновника: великий диван, дафтардар и диван потанабных поступлений.

Слово ***, означающее «носитель жезла, посоха», А. А. Семенов, очевидно из-за неясного написания, принял за *** и перевел его как «заведующий головными покровами» (стр. 150). О слугах, повязывавших головной убор, говорится в другом месте трактата (л. 956).

Функции отдельных чиновников в нашем списке освещены полнее. Например, в списке, использованном А. А. Семеновым, говорится только об одной функции малого инака (стр. 149), в то время как у него имелись еще другие, в том числе такая важная функция, как хранение царских печатей (л. 93а).

У А. А. Семенова неполно освещены функции аталыка и неясен перевод соответствующего места, особенно в той части, где речь идет об орошении земель водами Зеравшана (стр. 145, прим. 43). При определении орошаемой территории опущены такие важные объекты, как Бухара и ее туманы. Что касается функций аталыка, то, согласно полному тексту трактата, он ведал всей орошаемой Зеравшаном территорией от Самарканда вплоть до Каракуля с его каналами — конечными ответвлениями Зеравшана. Он же был мирабом Руд-и шахра (магистрального канала Бухары) и даругой, охранявшим рабаз Бухары (л. 90а).

А. А. Семенов был вынужден оставить незаконченной начатую фразу (на стр. 147), поскольку текст в использованном им списке в этом месте обрывается. В нашем списке соответствующий текст приведен полностью: «Иногда вследствие какого-либо события посевы гибли и ра'ийаты были вынуждены переселяться. При этом большинство прежних порядков менялось. Ведающие этими делами по невежеству для удержания [ра'ийатов] cовершали многочисленные оплошности. Следовательно, для того чтобы эти важные дела [правильно] разрешались, нужен человек знающий и верный. Ведь как хорошо сказано: “У шахов верными признаются три качества: мастерство, богатство и [чтобы] человек был осведомленный".

Некоторые правители и государи советовались с областными мирабами и повелевали при распределении воды не оказывать предпочтения авторитетным лицам, владельцам танках, мутаваллиям и амлакдарам перед другими. Справедливость — залог спасения и счастья на этом и на том свете. Притеснение обращается в путы [для притеснителя] в обоих мирах. Особенно важно помнить о Дне Воздаяния.

Если предполагается жалованье военным, а хараджа на это недостает, то прибегают к чрезвычайным налогам, установленным благословенным законом, чтобы предотвратить задержку платы войску. Размеры чрезвычайных сборов зависят от достатка крестьян и прочего люда. Хакимы и сборщики должны наилучшим образом, как только смогут, распоряжаться оросительной водой земледельцев, выпасами скота и очисткой дорог от непокорных; должны проявлять заботу об ученых, саййидах и военных, чтобы порядок в государстве соответствовал закону и обычаю» (лл. 91б-92а).

Подтверждается правильность предположений А. А. Семенова, что слово *** написано ошибочно и правильное его написание *** «чек, берат» (стр. 141), что водораспределительных арок на Зеравшане у Кермине по контексту должно быть 21, а не 22, как написано в его тексте (см. прим. на стр. 145). [43]

Ниже мы помещаем наш перевод той части трактата, которая в списке, использованном А. А. Семеновым, совершенно отсутствует. Кроме того, для полного представления о тексте Бухарского трактата о чинах и званиях и возможности его самостоятельного научного истолкования каждым, кто заинтересован в этой области, мы сочли нужным приложить факсимиле обнаруженного нами текста трактата.


ТЕКСТ

«Есть четыре другие, должности, [носители] которых выходят из дворца пешком, но стоят близко к тем четырем, то есть малому инаку и другим 4. [Это] такие, как курчи-баши, который следит за исправным состоянием свинца, пороха, как сырого, так и готового; ему вверены [также] управление и функции мираба на некоторых каналах. Уйдачи по совету накиба следит за разделением во время войны нукеров 5 и войска по категориям, а также за исправностью службы при дворе и пр. Каравул-биги вместе с каравулами и сторожами охраняет и оберегает дороги так, чтобы какой-нибудь грабитель или лазутчик не проник в страну или в войско. Заведующий складом (михтар-и тушак-хана) /л. 95а/ на деньги, получаемые от казенных угодий, приготавливает обмундирование и жалованье, потребные для военных.

Есть еще четыре должности, [носители] которых выполняют такого рода обязанности. Например, шагавул ведает приемом послов и других. Тупчи-баши высокого двора (дарбар-и 'али) охраняет высокий двор. Мирахур-баши заведует кормом, сеном и люцерной для государевых лошадей. Шихна, которого называют миршабом, ведает охраной предместий вилайата в позднее время.

Есть еще такие четыре должности, которые ниже упомянутых, как держатель плети (чапукчи), казначей (хазаначи), курьер (?) (рисалачи) и тпкнчи 6.

Четыре должности, необходимые при войсковых [сборах], таковы: стоящий в арьергарде (чандавул), дозорный (каравул), проводник (йулчи) и разведчик (джасус).

Есть еще четыре должности, например: латник (джибачи), носитель колчанов (садак-курчи), носитель меча (клич-курчи) и ведающий обувью (муза-бардар). Обязанности каждого из упомянутых ясны и известны.

Существуют четыре должности, которые доверяются /л. 95б/ достойным лицам; таковы юзбаши высокого двора, амлакдар, [а также] подносящий розовую воду и увеселитель (муфаррих). *Названы еще четыре должности: пятидесятник (панджах-баши) высокого двора, арбаб, амин-и аб и мираб некоторых каналов 7.

Есть еще четыре должности, стоящие ниже упомянутых, такие, как подносящий рукомойник (афтабачи), подающий полотенце, носящий сосуд с водой и носящий посуду. [44]

*Существуют еще такие четыре должности: повязывающий чалму (дастарбанд), прикрепляющий украшение к чалме (джига-банд), приготавливающий табак для курения (тамакусаз) и подносящий огонь, когда на то последует воля государя 8.

Есть четыре должности, которые стоят выше упомянутых. Например, знаменосец (тугбиги), держащий зонтик над головою начальника (шукурчи), копьеносец (найза-бардар) и кушбиги-йи джилау 9.

Другие четыре должности таковы: кир-йарак 10, заведующий платьем (бухча-бардар), заведующие припасами (анбардар) и фруктами (мивадар). Что касается кир-йарака, то он занимается закупкой необходимого для двора имущества.

Есть еще такие четыре должности, как надевающий седло (зин-бардар), носящий трон (ауранг-бардар), держащий поводья (джилау-дар) и выезжающий лошадей (ра'из).

Существуют еще четыре должности: проповедник (ва'из), малый кукалташ, йасавул-махрам 11 и ночной страж (тун-катар); обязанности каждого из них известны, поэтому их описание не приводится.

А еще имеются такие четыре должности, как чухра-акаси 12, йасавул, глашатай (джарчи) и буйун-аталик 13. *Однако должности йасавул-баши, джарчи-баши, даха-баши и насакчи баши 14 обычно бывают у шиитов; а потому сунниты этих названий не употребляют 15.

Есть еще четыре должности, а именно: букавул 16 /л. 96а/, чухра-баши, заведующий кладовой (михтар-и рикаб-хана) и подносящий блюда (табак-чура). Однако в наше время михтар-и рикаб-хана стал называться шарбат-даром.

Имеются еще такие четыре должности, как главный ювелир (зар-гарбаши), главный портной (дарзи-баши), глава строителей (ми'мар-баши) и глава столяров (наджжар-баши).

Есть еще такие четыре должности: фарраш 17-баши, факельщик (маш'алчи), главный даруга и главный скороход (шатир-баши).

Имеются еще четыре должности, стоящие ниже упомянутых, например, фарраш, землекоп (билдар), носящий равийа 18 и повар (таббах).

Есть еще четыре служителя: тюремщик (зинданбан); джилбан, охраняющий людей от воров, разбойников на дорогах, мятежников и прочих; палач (джаллад) и надзиратель за пленными (бандибан).

У низших нукеров есть четыре степени, причем название чина с ними не связано, например: махрам, йасавул, кара-аламан и каравул. Конец приложения».


Комментарии

1. «Советское востоковедение», V, М.-Л., 1948, стр. 137-153.

2. В. В. Бартольд, Сочинения, т. II, ч. 2, М., 1964, стр. 388.

3. В Маджма' ал-аркам особое место (лл. 56-6а) уделяется восхвалению личных достоинств Мирзы Тахур-дивана, В восточной части г. Бухары, у ворот Мазар-и Ша-риф находится мечеть Мирзы Тахур-дивана (см. карту г. Бухары в кн. О. А. Сухаревой, К истории городов Бухарского ханства, Ташкент, 1958, стр. 96).

4. Выше в трактате (л. 93а) перечисляются четыре должностных лица: малый инак, великий михтар, диван-и саркар и дастарханчи, которым иногда разрешалось выезжать из дворца верхом.

5. Иррегулярные войска.

6. Возможно, искаженное тупангчи — «стрелок»,

*7. Написано на полях.

*8. Написано на полях.

9. Термин нам не известен.

10. Искаженное кирак-йарак, т. е. «нужный, годный».

11. Йасавулами назывались низшие чины при дворе, докладывавшие правителю о
просителях и подносившие их дары (В. В. Бартольд, Соч., т. II, ч. 2, стр. 396). Махрам — доверенный слуга, допускавшийся во внутренние, покои.

12. О термине чухра см. Р. Г. Мукминова, Некоторые данные о термине «чухра» (по среднеазиатским источникам XVI в.), — «Труды АН ТаджССР», т. СХХ, Душанбе, 1960, стр. 139-145.

13. Термин нам не известен.

14. Чиновник, распоряжавшийся порядком наказания.

15. Написано на полях.

16. Распорядитель ханской кухней.

17. Фарраш — слуга, расстилавший ковры, подметавший двор и т. д.

18. Большая кожаная бутыль для воды.

(пер. А. Б. Вильдановой)
Текст воспроизведен по изданию: Подлинник бухарского трактата о чинах и званиях // Письменные памятники Востока. 1968. М. Наука. 1970

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.