Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

86. 1803 г. не позднее апреля 13. — Из доклада Сената имп. Александру I о просьбе султана Букея отвести казахам земли в Астраханской губ.

Всепресветлейшему державнейшему великому государю императору и самодержцу всероссийскому от Сената всеподданнейший доклад ...

Далее следует изложение условий отвода земель кочующим в Астраханской губ. калмыкам.

.. .Астраханский губ-р кн. Тенишев [сообщил], что он, приступи к собранию справок и к соображению обстоятельств для назначения и отвода земель калмыкам, нашел в делах предместника его, т. с. Повалишина, отношение к нему бывшаго астраханскаго военнаго губ-ра Кнорринга, изъясняющее, что на всеподданнейшее донесение его о желании Киргис-Кайсацкой Орды хана Букай султана, Нурали ханова сына, быть с подвластным ему народом в подданстве государя императора всероссийскаго, и о позволении ему и народу киргискому кочевать навсегда между Уралом и Волгою и заводить, где удобнее сыщется, в лесных местах селения на зимнее прибежище, о определении к нему 100 человек казаков Астраханского казачьяго полку и о препоручении его со всем подвластным ему киргиским народом ген.-маиору и командиру онаго полка Попову — 5 числа апреля 1801 г. на оное получил высочайшее повеление блаженной и вечно достойной памяти от государя императора Павла Петровича от 11 марта, в котором изображено: председательствующаго в Ханском совете Киргиз-Кайсацкой Малой Орде Букея султана, сына Нурали ханова, принимаю к себе охотно, позволяю кочевать там, где пожелает, утверждая во всей силе ваше представление. По содержанию которого, оставаясь он в сомнении о назначении земель калмыкам, предположенных под прибытие киргис-кайсаков, за необходимо почел прежде сообщить к ген.-маиору Попову и к главному при калмыках приставу коллегскому советнику Страхову и требовал от Попова, сколько вследствие сего высочайшего указа чрез р. Урал для кочевья на, степь, простирающуюся к Волге, перешло кибиток киргисцов, когда именно и сколько при них скота? Все ли они перешли на всегдашнее кочевье или некоторые на временное? Ныне же находящиеся на той степи завели ль какие селении? И буде завели, то как они велики, и в каких местах? Также и какой пользы по замечанию его, Попова, на предбудущее время для России от них ожидать можно? А как на луговой стороне, за реками Волгою и Ахтубою находятся поселенные крестьяне целыми селениями, частию ж кочуют калмыки и кундровские татара, то к назначению земель для калмык по той степи, предоставленной киргисцам, он, кн. Тенишев, без особеннаго повеления приступить не может, но естли дойдут до него со стороны калмык какие основательнейший настаивании о непременном назначении им по той степи земли, то состоящий в непосредственном его, Попова, распоряжении кардон по р. Ахтубе, расположенный для охранения жителей от хищничества киргис-кайсацкого, может ли он, Попов, сам от рек Волги и Ахтубы отдалить во внутрь степи верст от 50-ти и до 70-ти и там его навсегда расположить, предоставя [257] тем свободу калмыкам для беспрепятственнаго кочевья на древних их местопребываниях? А от Страхова требовал: можно ли по содержанию указа Сейша обойтиться в назначении земель по одной только нагорной стороне, оставляя ту степь за реками Волгою и Ахтубою, по изъясненному высочайшему указу назначенною под пребывание киргисцов, и могут ли калмыки без оной степи быть другими кочевьями довольны?

На сии требовании ответствуют ему ген.-майор Попов.

1. Что их в октябре месяце перешло на сию сторону в 5001-й кибитке по их щету обоего полу 22 775 душ, и сверх того еще продолжают переправу свою через р. Урал, о коих он теперь сведения не имеет.

2. Что в прошедших зимних временах переходило разнаго сорта скота до 2 000 000, а при нынешнем переходе наверное знать не может; ежели все то число, которое переходило до сего, то не полагает он, чтобы против прежних годов меньше при них скота было.

3. Что полагает он, которые с женами и детьми перешли, то на тот предмет, чтобы оставаться им на степях, им пожалованных, тем паче что с самого начала после побега калмык в Китай всемилостивейше позволяема было иметь кочевье на пустопорозжей сей земле между Уралом и Волгою, но никогда с женами и детьми так не переходили, как нынешнюю осень, по приглашению председательствующаго в Ханском совете Букей султана, который и сам перешел с ними. В протчем до свидания его, Попова, с ним по сему предмету наверное он утвердить не может, как только то, что собственное его желание с подвластными ему оставаться по назначенной сей степи.

4. Заводить селении разве тогда можно будет, когда они привыкнут и обрусеют, а теперь, как еще с небольшим месяц, нигде и никаких селений не заведено; кроме что Букей султан просит выстроить ему деревянной дом на казенный щет для собственного его пребывания на Каспийском берегу.

5. Польза, ожидаемая от них, та, что когда они с таким великим числом скота останутся, какой при них был прежде, то оной будет в России и не будут пользоваться им хивинцы и бухарцы, как до сего делалось; народ же сей, когда обрусеет, то останется на таком точно основании, как и другой в Астраханской губ. азиатский народ, кочевные калмыки и трухменския татара.

6. Кордоны отдалить в 60 и 70 вер. от рек Ахтубы и Волги невозможно, ибо состоят там места из сыпучих песков и безводные; что ж касается до кундровских татар, то как они однозаконцы, нужно позволять им иметь навсегда вместе кочевье, ибо они, как народ уже обыкший в России, могут приводить на доброе размышление киргизцов. Из калмык же по луговой стороне кочевье свое имеет в летнее время только один владелец, майор кн. Тюмень, на р. Ахтубе и частию в степи, и по обширности степи, остающейся для киргизцов, утеснения кн. Тюменю быть не может; а когда киргизцы останутся с женами и детьми и со всем имуществом на луговой стороне, нельзя ожидать, чтобы делали какие-нибудь шалости, как прежде: перекочевывая одни, без жен, со скотом своим, при возвращении увозили людей и угоняли скот. Касательно ж до крестьян, поселяющихся ныне в Селитренном городке и выше онаго, буде невозможно и отяготительно их выселить, то как в тех самых селениях состоят кардоны, то со временем могут открыться и торги с киргисцами; в протчих же селениях, Володимирском и по Саратовской губ., жители все закрыты кардонами, ему, Попову, вверенными. И наконец,

Перепуск через р. Урал киргиз-кайсацкаго народа последовал по высочайшей воле блаженной и вечно достойной памяти государыни императрицы Екатерины II, чтобы после побегу калмык оставшуюся никем необнятою степь занять киргизцами, желающими на нее выходить, и хотя на приласкание их немалые издержки употреблялись, по до ныне никогда [258] не помышляли они переходить с женами, детьми и имуществом, доколе он Попов, не вошел в разумление Букей султана и других ханских детей киргизских старшин и самих киргизцов. Вслед за сим он же, Попов, паю уведомил, что 18 числа ноября получил он от Букея султана письмо, что сверх выше описаннаго числа киргизцов переправил на сию сторону в 1266-ти кибитках обоего пола 8331 душу, со скотом и со всем их имуществом. Потом коллегской советник Страхов отозвался, что блаженные памяти государь император пожаловал калмыцкому народу от Царицына до взморья все те земли, на коих до ухода за границу они имели кочевье свое, изключая тех, кои по уходе имянными указами пожалованы, и повелел Сенату, сочинив на оные грамоту, поднесть к подписанию и куда следует послать повелении допустить калмык во владение. Сей высочайший указ от 27 сентября 1800 г. 129 твердо и неизгладимо впечатлелся в умах калмык, и ничто ныне не может обратить их к мнению, что предположено вновь отвести им только нужное количество земли, согласно имянному вашему и. в. высочайшему указу от 28 апреля 1802 г.; 130 калмыки, по дикости и образу мыслей, полагают, что им следует землю получить и вступить во владение, о чем и ожидают только грамоты, находя в протчем себя совершенно неспособными к произведению полевых работ и исполнению протчих повинностей. И он, Страхов, с своей стороны приняв во уважение как все вышесказанное, так и раззорительные издержки для межевания великаго пространства земель и не видя о повинностях к сему калмык точно предписаний, полагает, что можно назначить им земли без снятия на план всей обширности на нагорной и луговой сторонах р. Волги:

1. Естли провести границу российским селениям от степи.

2. Предоставить между оными прогон калмыцкаго скота к Волге, дав позволение кочевать и в займищах.

3. Внутри степи удобные и лучшие места, отдаваемый в оброк, из ключа из онаго, предоставить в их владение.

4. По Волге некоторое пространство рыбных ловель отдать калмыцкому народу вообще.

5. Мочаги 131 особо отделить с утверждением некоторых нужных заливов для пропитания бедных.

6. Позволить кочевать в луговой стороне р. Волги. В протчем нужно в случае межевания земель российским и протчим селениям находиться при оном депутатам со стороны калмыцкаго народа; касательно ж до позволения кочевать киргизцам на луговой стороне Волги, то он, Страхов, неизвестен, в каком числе и где именно они кочуют, выходят ли из пределов владения российского в своих степи или остаются там всегда кочевьем, а по тому и не может достоверно судить, может ли служить переход их к утеснению калмык. А действительно ему известно, что как прежде, так и ныне всегда по луговой стороне Волги кочует вся Хошоутовская Орда и прочие имеют необходимость там кочевать по причине розданных и под российские селения занятых прежних калмыцких земель; не знает он о пользе от киргизцов, а калмыки для кардонной стражи, учрежденной на луговой стороне Волги от хищничеств, производимых киргизцами, дают ежегодно по 650 человек, коих снаряд стоит калмыкам ежегодно по 65 000 руб., не полагая в щет помирающих людей и лошадей числом около 1000, а вдобавок надлежит положить жалованье и фураж, производимой калмыкам и их лошадям. Касательно же тех земель, лежащих в Саратовской губ., на коих калмыки имели прежнее кочевье, то саратовской гражданской губ-р Ланской к предместнику его, кн. Тенишева, Повалишину с препровождением оным землям карты дал знать, что на тех землях, на коих кочевали калмыки, ныне находятся селения государственных крестьян, но как неизвестно еще, намежевана ли сим селениям формально [259] земля по 15-ти дес. на душу, то и границ тем селениям ныне предположить неможно. Саратовской же межевой канторе он предложил: буде тем коронным селениям земля формально уже отмежевана, выкопировать с планов копии и доставить к нему, естьли же еще не межеваны, то коль скоро намежуется которому селению, то б предписала немедля доставлять таковые копии, а сверх того к назначению для кочевья калмык земли по силе имяннаго вашего и. в. высочайшего указа предварительно приступить он не может до получения о числе калмык и необходимо им нужною количества земель извещения.

Ген. же лейтенант Кнорринг в присланном к нему, кн. Тенишеву, отношении изъяснял, что указом Сената от 23 минувшаго октября предоставлено на исполнение его и саратовского гражданскаго губернатора по сношению с главным приставом Страховым назначение калмыцкому народу земель для их кочевья; по основанию высочайшаго указа, в 28 день апреля 1802 г. состоявшагося, и по правилам, в указе Сената постановленным, нужным почел он, Кнорринг, предписать землемерным партиям, чтоб они, остановясь работами своими, естли настоящее время года не дозволяет быть вне селений, обратились бы в ближайшия жилища и, донося ему, где кто находится, ожидали его предписаний, по чему и просил уведомить его, какое количество и в каких точно местах и урочищах в тамошней губернии будет предположено им отдать калмыкам земли, что наипаче знать ему нужно для соображения в уездах по Кавказской линии и Красноярскому, из коих, во первых, должно быть оставлено пристойное количество оной для прибывающих во временам из заграницы народов, а в последнем, к водворению вошедшаго в покровительство России Букей султана с подвластным ему народом. А находящийся у снятия пожалованных калмыкам земель землемер Милюков донес ему, что за калмыцким владельцом кн. Тюменем состоит подвластных калмык 1136 кибиток, скота его вообще с подвластными разного 80 000, и он кочевье имеет ото всей Орды ныне особо, на нагорной стороне р. Волги и за оною и за р. Ахтубою на луговой стороне; земля же на луговой стороне, им, Тюменем, занимаемая, обойдена, которой окапаюсь 330 000 дес., коею после побега калмык 770 г. и по ныне владеет и отвод делал за р. Ахтубу от 25-ти и до 70-ти вер.; да и протчие Орды по луговой стороны кочевали до Рынь-песков, а назад тому 8 лет от перехода киргизцов в зимние времена чрез р. Урал делали им притеснения, а потому прочие Орды уже кочевать не стали, да и подвластные Тюменя кочуют в летнее время по исход декабря, а с ноября уже он имеет разъездных калмык 100 человек, буде же ему не кочевать на сей стороне, то он не в состоянии будет иметь и половины скота. По сим обстоятельствам, как земли за р. Ахтубою предположены по имянному высочайшему указу к водворению киргис-кайсаков, а коллегской советник Страхов настаивает непременно отвесть оные под кочевье калмык, на которых и ныне они находятся, к тому ж па некоторое пространство занимают земли в степь от р. Ахтубы поселенные тамошней губернии крестьяне, то он, кн. Тенишев, представляя о сем на разсмотрение Сената, просит в разрешение указа, каким образом должен он поступить в назначении желаемой калмыками земли, состоящей за Ахтубою, по представленной для киргизцов? И может ли польза от перехода киргиз-кайсаков превозвышать издержки, калмыками на кардон употребляемый? объясняя при том,

1. Что о учинении освидетельствования, может ли кардон разстоянием от Ахтубы от 25-ти и до 70-ти вер. переведен быть и какое точно число кибиток перекочевало киргиз-кайсаков на земли, им назначенные, предложено от него губернскому правлению.

2. Что киргиз-кайсаки, кочуя в прошедшем году в зимнее время на сей стороне Урала, при возвращении своем отогнали у российских обитателей довольное число скота. [260]

3. Хотя и требует он от Страхова сведение о числе душ калмыцкаго народа, но онаго еще не доставлено, по прежнему же изсчислению показывалось 13 165 кибиток, а ныне, примерно, полагать можно до 20 000. При сем ой, кн. Тенишев, приложил копию с отношения бывшаго астраханского военнаго губ-ра Кнорринга к предместнику его, т. с. Повалишину, от 7 апреля того ж 1801 г., в коей значит следующее: на всеподданнейшее донесение ево, Кнорринга, о желании Киргиз-Кайсацкой Орды хана Букей, султана Нуралиханова сына, быть с подвластным ему народом в подданстве государя императора всероссийскаго и о позволении ему и народу киргизскому кочевать навсегда между Уралом и Волгою и заводить, где, удобнее сыщется, в лесных местах селения на зимнее прибежище, о определении к нему 100 человек казаков Астраханскаго казачьего полка препоручении его со всем подвластным ему киргизским народом полковнику, что ныне ген.-майор, Попову, получил он, Кнорринг, высочайшее повеление блаженной памяти государя императора Павла Петровича от 11 числа марта 1801 г., в котором изображено: председательствующаго в Ханском совете Киргиз-Кайсацкой Малой Орды Букея султана, сына. Нурали-ханова, принимаю к себе охотно, позволяю кочевать там, где, пожелает, и в знак моего благоволения назначаю я ему медаль золотую: с моим портретом, которую носить на шее на черной ленте. Астраханскаго же казачьего войска командиру Попову пожаловал я чин ген.-маиора, в награждение за усердие его и успешное поведение в усмирении киргиз-кайсацких народов; ваше же представление по поводу сего во всей силе утверждаю. По сему высочайшему повелению он, Кнорринг, дав предписание ген.-маиору Попову, извещает о всем оном его, Повалишина, и препровождает копию перевода с письма к нему Букей султана, Нурали-ханова сына, в котором он изъяснил желание его с подвластными ему киргизцами кочевать навсегда между Уралом и Волгою и со всеподданнейшаго его по тому донесения... Далее следует предложение Сената саратовскому и астраханскому губернаторам собрать и представить материалы о численности и расселении калмыков и казахов вместе с мнением о наделении ш землей.

...Петр Шепелев. Александр Алябьев. Петр Тарбеев. Алексей Теплов.

УЦГАЛ. Учреждения, предшествовавшие МГИ, лит. А, № 2947, 1803 г., «Об отводе земель кочующим в Астраханской губ. калмыкам и киргис-кайсакам», ч. I, на 319 листах, док. на лл. 2-26 об., лл. 2, 12 об.—22 об. Датировано на основании приложенного к делу сопроводительного письма мин-ра юстиции Г. Р. Державина к мин-ру уделов Д. П. Трощинскому от 13 апреля 1803 г. (л. 1 настоящего дела).


Комментарии

129. «Калмыцким Малого и Большого Дербета владельцам и других калмыцких же орд владельцам и чиновникам с народом их, в Астраханской губ. кочующим, всемилостивейше жалуем во владение все те земли от Царицына по рекам: Волге, Сарпе, Салу, Манычу, Куме и взморью и, словом, все те места, на коих до ухода за границу калмыки имели кочевье свое, исключая тех, кои по уходе имянными указами пожалованы» (ПСЗ, т. XXVI, № 19575).

130. «Земли от Царицына до Каспийского моря отводятся калмыкам; определение границ калмыцких земель поручается саратовскому и астраханскому губернаторам совместно с приставом, находящимся при калмыцком владении» (ПСЗ, т. XXVII, № 20248).

131. Мочаги — так назывались в Астрахани соляные озера; также мелководный илистый, заросший камышом морской залив.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.